Читать онлайн Суровый урок, автора - Джордан Пенни, Раздел - ГЛАВА 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Суровый урок - Джордан Пенни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.35 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Суровый урок - Джордан Пенни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Суровый урок - Джордан Пенни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джордан Пенни

Суровый урок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 8

Почувствовав ее намерение. Грей, не поднимая головы, прижался к ней еще теснее; горячее дыхание и исходящее от его тела тепло проникали сквозь тонкую ткань блузки, заставляя Сару трепетать от желания.
Он глухо произнес:
— Нет, Сара, нет. Не уходите, обнимите меня. — А затем, когда она замерла, каждой клеточкой своего тела ощущая его близость, он хрипло прошептал: — О Господи, я не понимаю, что со мной происходит, Я думаю о вас день и ночь, вы об этом знаете? Вы мне снитесь, я просыпаюсь в отчаянии, я представляю себя… Боже, как мне вас недостает! Я…
Он вдруг замолчал, осознав, что говорит, и, медленно подняв голову, отвернулся от нее и сказал голосом, полным отвращения к себе:
— Даже сейчас, когда мне следовало бы думать о Робби, я все еще мечтаю о вас…
— Это шок, — проговорила Сара. — Так иногда бывает, люди ведут себя неразумно…
Она замолчала, опустив глаза, и обнаружила, что несколько пуговиц на блузке расстегнулись и видна грудь.
Дрожащей рукой она хотела застегнуть их, и этот жест привлек внимание Грея. Она оцепенела, заметив, что он смотрит на нее; дыхание рвалось из ее груди, выдавая волнение.
Точно управляемая какой-то неслышной командой, рука, извечным стыдливым жестом прикрывавшая грудь, опустилась, сердце бешено стучало. Она ощущала его желание, все другие чувства были, как в параличе, окутаны гипнотической дымкой, дремотой, наполненной яркими красками, рожденными ее женской уверенностью, что она ему нужна, желанна, притягательна.
Ее способность рассуждать или сомневаться исчезла под напором могучей уверенности: все преграды между ними снесены, сейчас они равны; Грей сбросил с себя броню, которой защищал свое «я», и она увидела под ней живого, страдающего, легкоранимого человека.
Они уже не были врагами, обоих роднила боязнь за Робби. И, повинуясь своей натуре — приходить на помощь любому страдающему человеку, — Сара не оттолкнула Грея, не отвергла его.
Она не учла только, что ее собственное желание окажется столь же пронзительным и нестерпимым, как и его. Это желание смягчалось ее природной сдержанностью, застенчивостью и очень небольшим юношеским опытом.
И вот сейчас, в эту минуту, когда Грей сжимал ее в своих объятиях, шепча ее имя, — его дыхание ласкало кожу на ее груди, он расстегивал неловкими пальцами пуговицы на блузке, — ее захлестнула волна бешеного первобытного желания, настолько сильного, что у нее захватило дух. Она вскрикнула от нетерпения: скорее сорвать одежду с себя и с него, прижаться всем телом к нему. Она крепко сжала губы, ощущая, что руки у него дрожат, когда он стягивал с нее блузку. До нее донесся резкий запах разгоряченной плоти, и она лихорадочно начала снимать с Грея рубашку, легко прикасаясь к нему руками. Это еще усилило жар, который наполнял ее, и она услышала свой отчаянный стон.
Прильнувшее к ней тело Грея напряглось. Горячее дыхание заставляло ее трепетать, ей хотелось сбросить с себя все, чтобы не только его руки, но и губы могли уменьшить ту мучительную боль, которая все нарастала в ней.
— Ты хочешь этого? — услышала она его голос, который требовательно повторил: — Ты этого хочешь, Сара? Чтобы мы принадлежали друг другу?
Она не могла вымолвить ни слова, ее била дрожь. Но то, как ее тело откликнулось на его слова и движения, на жар и запах, исходившие от него, было красноречивее всяких слов.
Совершенно несвойственным ей движением, которого она в нормальных условиях и вообразить-то не могла, Сара теснее прижалась к нему, соблазняя его, и зажмурила глаза — ее грудь была прикрыта только тонким кружевным бюстгальтером, блузка расстегнута. Она жадно гладила его, пальцы ее дрожали. Сара не представляла, как действуют на него ее прикосновения, пока он со стоном не произнес ее имя. Он прижал ее к себе; горячие и влажные губы скользили по шее, руки ласкали грудь, сначала осторожно, словно он боялся сделать больно и испугать ее. Затем, когда она прильнула к нему, полная желания, он расстегнул бюстгальтер, и руки его заскользили по ее груди. Прикосновение его кожи к ее нежному телу несло с собой столько чувственного восторга, что она не могла сдержаться: она вцепилась руками в его плечи, постанывая от упоения, изнывая от желания, и губы его коснулись ее сосков.
Сара услышала, как он что-то пробормотал, и подумала, что его, должно быть, удивила страсть, с которой она ответила на его призыв. Она постаралась умерить дрожь и овладеть собой, но он опрокинул ее на спину, и она почувствовала тяжесть его тела, тепло и упругость. Жаркими поцелуями он осыпал ее шею, плечи, грудь…
Казалось, Грей разделял нестерпимое желание, сжигавшее ее. Он прильнул ртом к ее затвердевшим соскам. Боль, которую она ощутила, заставила ее выгнуться ему навстречу, все тело затрепетало от неистового восторга, который вылился в резкий пронзительный крик. Она впивалась пальцами в его руки, плечи, спину, вся она превратилась в комок боли и желания.
Она и не представляла себе, что может испытывать нечто подобное — такую страсть, желание, столь сильное, что все окружающее перестало для нее существовать, все сосредоточилось в одной точке ее тела, которой касались его губы, наполняя ее ощущением мучительного восторга.
Грей что-то шептал ей, слова его тонули в волнах желания, которые вызывали прикосновения его губ, мягкими движениями он старался успокоить ее. Он шептал, что теряет голову, не может больше бороться с собой, желает ее больше жизни. Сара пыталась ответить на эти бессвязные слова, сказать, что она испытывает то же самое, что боль ее тела так нестерпима, что, если он не поможет ей, эта боль ее убьет.
Она почувствовала, как он расстегивает юбку, помогает ей расстегнуть джинсы и, не в силах больше ждать, стягивает их трясущимися руками, а она жадно разглядывает его тело — тело настоящего мужчины. Сердце ее забилось как сумасшедшее, все смешалось в страстном порыве.
Казалось, все происходящее есть некий ритуал умиротворения голодных и жестоких сил… принесения себя в жертву. Раздев ее донага, Грей молча на нее смотрел.
До этого момента ее тело принадлежало только ей самой, было неприкосновенно, но в нем не было ничего чувственного, эротического, а теперь…
Ей казалось или на самом деле кожа ее приобрела блеск и мягкость? Разве ее тело всегда знало, как стать притягательным: изгибаться и двигаться, заставляя мужчину содрогаться и стонать и дрожащей рукой гладить его? Рука его властно обхватила ее талию, скользнула вниз и застыла, а она сама подалась навстречу ей, как бы приглашая в самую глубину.
Он неотрывно смотрел на нее, его глаза замечали малейшее ее движение и сверкали в ответ. Ей было мало этих прикосновений к самым интимным местам ее тела, и Грей понял: она хочет, чтобы он наконец овладел ею.
В какой-то момент Грей остановился, боясь сделать ей больно. Но Сара, как всякая женщина, хорошо знала свое тело, его желания и возможности; она подалась навстречу Грею, крепко прижалась к нему и ощутила, как он задрожал, не сдерживаясь более.
Это было какое-то первобытное, страстное проникновение друг в друга, сплав тоски, страха, желания, нараставших с такой скоростью и закончившихся таким могучим взрывом, что Сара не в состоянии была пошевельнуться, тело ее безвольно обмякло, горячие слезы удовлетворения покатились по щекам. У нее даже не было сил их вытереть, и они скатывались на подушку. Грей отодвинулся от нее и осторожно стер слезы губами.
Эта неожиданная нежность так противоречила его обычной грубости, что у Сары защемило сердце. Находясь в его объятиях, она ни о чем не думала. Но момент этот прошел, и она возвращалась на землю, с ужасом спрашивая себя: что же случилось?.. Ей захотелось отодвинуться, прикрыть себя, убежать куда-нибудь и умереть там, но у нее не было на это сил, да и Грей все еще обнимал ее.
Она закрыла глаза, всей душой желая, чтобы он не заметил ее состояния.
Не было нужды спрашивать, что толкнуло его на этот порыв. Секс, только секс — возможность таким образом снять напряжение, вызванное исчезновением Робби. Это была обычная реакция мужчины на стрессовую ситуацию — ведь бывает, что муж и жена, ожидающие развода, обнаруживают острое влечение друг к другу, хотя все их чувства давно уже притупились и сексуальные отношения между ними кончились.
Грей продолжал сжимать сев объятиях, лаская ее; и она опять затрепетала, все мысли вылетели из головы. Губы его как бы изучали черты ее лица, большой палец легкими прикосновениями исследовал линию ее рта, кончик языка скользил по линиям ее уха; от этих прикосновений токи разливались по телу, возбуждая ее с новой силой.
На этот раз ласки Грея были нарочито замедленными и осознанными, страсть его, столь же сильная, была менее настойчивой, менее стремительной и там, где раньше было ненасытное желание, на этот раз казалась окутанной в мягкую пелену чувственности, все глубже и глубже погружая Сару в бездну блаженства. Это ощущение все усиливалось; от прикосновений Грея тело ее наливалось жаром, желание с каждой минутой становилось все острее; ей так хотелось наступления минуты физической близости — финала всего.
Она почувствовала, как его губы проникли в ее сокровенную плоть, кончик языка коснулся самого деликатного и чувственного места, и она совершенно перестала владеть собой, умоляя Грея поторопиться. Наконец она ощутила его внутри себя, и, когда их тела слились воедино, он со стоном произнес ее имя.
Позднее, погружаясь в сон, которому не было сил сопротивляться, она почувствовала, что Грей отодвигается от нее, ей хотелось удержать его, попросить не покидать ее, но она не могла произнести ни слова.
Ее разбудил телефонный звонок, она произнесла «Робби»и села в постели; все тело ее болело. Ей хотелось броситься к телефону, чтобы узнать новости, но ее удержала нагота. Сара быстро натянула на себя юбку с блузкой — примет душ и переоденется потом, сейчас все ее мысли были заняты Робби. Она чувствовала себя страшно виноватой: как она могла заниматься любовью в такой момент! Не стоило утешать себя тем, что люди, находящиеся в экстремальных ситуациях, ведут себя довольно странно. Грея такое объяснение, по-видимому, устроит, но она не собирается обманывать себя. Она любила Грея и хотела этой близости, но никогда не подозревала, что будет вести себя таким чудовищным образом, — она же знала, что Грей ее совершенно не любит.
Она похолодела от отвращения к себе. Желал ли он ее, или ему нужно было просто разрядиться, неважно с кем «
Она почувствовала дурноту. Почему она не подумала об этом раньше, не убедила себя, дождалась, пока стало поздно? Она сваляла дурака, поступилась своими принципами, своей верой, вела себя как распутная женщина, для которой секс — чисто физическая потребность, а не то, что идет рука об руку с чувством и разумом обоих.
Значит, их с Греем ничто не связывало?
Чего же она хочет? Ищет оправдания тому, чему оправдания нет? Она содрогнулась: любовники, один из которых откровенно терпеть не мог другого, а тот, другой, тайно любил первого.
Звук резко опущенной на рычаг трубки вернул ее мысли к Робби. Поспешно выйдя на площадку, она увидела, что Грей стоит в холле. Он взглянул на нее, когда она спускалась по лестнице, и отвернулся, как будто вид ее был ему неприятен. Сара замерла на месте, борясь с трусливым желанием зарыдать и уползти куданибудь подальше. Но затем напомнила себе: он виноват в случившемся никак не меньше, чем она, и, гордо подняв голову, спросила кратко:
— Есть новости?
Не гладя на нее, он покачал головой.
— Еще нет. Полицейские хотели узнать, не вернулся ли он. Очевидно, никто его не видел, и они думают, что, может быть, он отправился в Лондон. О Боже! Он ведь такой маленький, беспомощный… — Внезапно он повернул к ней голову и пристально на нее посмотрел. — А то, что произошло… я просто не знаю, что сказать, только…
— Ничего не нужно говорить, — решительно перебила его Сара. Он хочет сказать, что это не должно было произойти, не хотел, чтобы все произошло. Лучше бы он написал в небе десятиаршинными буквами для всеобщего обозрения, что она ему просто не нужна. — Мы оба вели себя странно, — сказала она через силу, она не хотела показывать свою боль и отчаяние — пусть не думает, что у нее нет гордости. Она не позволит ему объяснять ей, что все случившееся — пустяки, ничего не значащие пустяки. Пусть она солжет, но сделает так, чтобы он поверил: она тоже не придает этому эпизоду никакого значения. — Я думаю, иногда люди ведут себя очень странно в сложных обстоятельствах. Лучше нам забыть все. В конце концов, когда Робби найдется, нам не будет нужды видеться, не так ли?
— Да, я полагаю, не будет, — согласился Грей, — если только… — И замолчал, не отводя от нее взгляда, ожидая, что же она скажет. Она не понимала, каких именно слов он от нее ждет, и он добавил резко: — Если возникнут какиелибо осложнения, тогда дайте мне, пожалуйста, знать, я не ухожу от ответственности.
— Какие-либо осложнения? — Сара широко раскрыла глаза, поняв, что он имеет в виду. Она совершенно не думала о возможных последствиях, отдаваясь ему. Ей стало дурно при мысли, что это не исключено, и она ухватилась за перила, чтобы не упасть.
Ребенок! Но этого не может быть! Не так скоро и не так, совсем не так. Нежданный, нежеланный. Что происходит? — спрашивала она себя. Она не такая идиотка, чтобы не знать, что это легко может случиться, для этого много ли надо.
Внутри у нее что-то сжалось и замерло, когда она подумала, что при других обстоятельствах она была бы счастлива. Иметь ребенка от Грея! Ребенок, зачатый в такие драматические часы, имел бы для нее огромное значение, но только при условии, что Грей испытывал к ней те же чувства, что и она: любил, нуждался в ней, желал ее. А вот этого-то, к сожалению, и не было.
Она ответила ему с несвойственными ей резкостью и жестокостью:
— Ну, будем надеяться, что этого не случится. В конце концов, вы не очень хотели и рождения Робби, не так ли?
— Это неправда. — Лицо у него застыло. — О, я знаю: именно так вы и Робби считаете и, наверное, многие так думают, но это неправда. — Он горько рассмеялся. — Робби вообще бы не родился, если бы решение оставалось за его матерью. Она хотела избавиться от него. Мне пришлось подкупить ее, чтобы она оставила ребенка. Ирония судьбы: если бы я не обещал ей денег и не согласился на развод, она бы сделала аборт. Но как только он родился, как только она поняла, какую власть приобрела надо мной, она отказалась от обещания отдать мне Робби. Она никогда и не хотела иметь от меня ребенка, я не верю, что она и Робби любила. Ей не хотелось, чтобы он жил с ней, мальчика воспитывала бабушка.
В его голосе было столько горечи, что Сара забыла свою боль, поняв, что он говорит чистейшую правду.
— Но вы говорите так, словно ее ненавидите. — Она поежилась, точно от ветра. — Вы же, должно быть, любили ее, вы любили друг Друга?
— Должно быть. — Губы его дрогнули. — Мы желали друг друга, но очень скоро обнаружили, что страсть не может заменить любовь. А когда мы это поняли, было уже поздно. Робби был уже в пути, а мы — женаты. Господи, но где же он?
Мука, прозвучавшая в этих словах, заставила ее сделать шаг к нему: ей снова захотелось утешить его, разделить с ним его горе. Но она попятилась, вспомнив, к чему подобное желание привело и что вовсе не от нее он ждет помощи и утешения.
Ей нужно было что-то предпринять, а не ждать, сидя здесь без дела, предоставив другим искать мальчика. Но если ожидание было мучительно для нее, во сколько же раз нестерпимее оно было для Грея, человека, привыкшего командовать и нести за все ответственность?
Когда раздался звонок, они замерли и молча смотрели на телефон, не в силах пошевелиться. Грей рванулся первым, хватая трубку.
В тишине, возникшей, пока он слушал, что ему говорили на другом конце провода, Сара вся сжалась от напряжения и страха.
Казалось, прошла целая жизнь, пока он не произнес хмуро:
— Да-да, я понимаю. Большое спасибо.
Он так медленно опускал трубку, что ее охватила нервная дрожь. Его лицо, когда он повернулся к ней, было абсолютно непроницаемо, в глазах — пустота.
Сердце ее рухнуло вниз, как сорвавшийся лифт, во рту пересохло, она облизала губы и спросила хриплым голосом:
— Робби… они…
— Они нашли его.
Казалось, голос его, такой усталый, потрясенный, прозвучал где-то внутри ее мозга, и ее затопила волна сочувствия.
Она зашаталась, лицо исказилось от волнения.
Обернувшись и увидев ее лицо. Грей вскрикнул и бросился к ней. Сжав ее плечи, он произнес резко:
— Сара, все в порядке. С Робби все в порядке. Он в безопасности и здоров… Они нашли его в старой заброшенной хижине, где он спрятался. Только он сказал… он сказал в полиции, что не хочет идти домой. Они попросили меня приехать к ним. Я подумал… я понимаю, это уже слишком после всего, что случилось… но, может быть, вы поехали бы со мной?
Сара молчала, только кивнула в ответ. Она все еще не могла поверить в то, что с Робби все в порядке, что все кончилось.
Они бегом бросились к машине. Внешне Грей вполне владел собой, но Сара уже умела распознавать его чувства и была уверена, что внутри у него все дрожит от волнения, так же как и у нее.
Как же она была несправедлива к нему, когда сказала, что Робби ему не нужен, она ведь уже давно догадывалась, как много значит для него сын. Как она могла так его обидеть, пусть даже защищая себя!
Когда они приехали в полицейский участок, их тотчас же провели в небольшую комнату, где инспектор разговаривала с Робби, таким испуганным и усталым. Увидев Сару, он тотчас кинулся к ней. Она наклонилась к нему, прижала его к себе, гладя по голове, а слезы жгли ей глаза, слезы радости. Она крепко обнимала его худенькое тело.
В другом конце комнаты Грей разговаривал с детективом, который вел поиски Робби. Они говорили тихо, но до Сары доносились их слова. Детектив спрашивал что-то о ссоре, о поведении Робби. Но Робби так горько плакал, что толком она ничего не расслышала.
Только после того, как Робби успокоился и его уложили в постель, Сара оставила его и стала выспрашивать у Грея подробности случившегося.
— Очевидно, Робби подслушал наш разговор в тот вечер, когда я вернулся поздно, — ответил он. — Тогда он решил быть только с вами и, пока я был занят работой, впопыхах оделся и выбежал из дома. Он сбился с пути в темноте и очень испугался. Случайно он наткнулся на заброшенную хижину, вошел туда и заснул. Мне верилось, что у нас с ним налаживаются отношения и он уже перестает меня бояться. — В его словах слышалось столько горечи, что Саре хотелось раскрыть ему свои объятия так же, как она раскрывала их перед его сыном, так же гладить и утешать его. Сейчас они были похожи друг на друга — отец и сын, оба такие беззащитные.
До нее донеслись слова Грея:
— Так больше не может продолжаться. Я надеялся, что Робби постепенно признает во мне отца, но теперь… Теперь я понял… ему больше нужны вы, чем я.
— Но он же такой маленький, — заметила она. — И не забывайте, что он совсем не привык к мужчинам, ведь его окружали и воспитывали женщины.
— А его мать с первых дней жизни учила его бояться и ненавидеть меня, да и я вел себя не лучше, не так ли? Я боялся давить на него, угнетать своей любовью, мне приходилось сдерживаться, в надежде, что он в конце концов полюбит меня, а вместо этого…
— Ему нужно время, чтобы приспособиться к вам, привыкнуть, — старалась успокоить его Сара.
— Неужели? — Грей криво усмехнулся. — Мне кажется, мы оба знаем, что это не так.» Дайте мне дитя, пока ему нет еще семи»— не так ли говорил Иисус Христос? — Он опять усмехнулся. — Мне не удастся ликвидировать зло, которое причинила ему мать. Робби никогда по-настоящему… — Он, замолчав, покачал головой.
Сара мягко заметила:
— Мне кажется, вы ошибаетесь, я уверена, он любит вас, но он еще мал и не все понимает. Помните, он считает, что вы его не любите.
— Не люблю его? — повторил Грей сухо. — Да, черт возьми, он же мой сын.
— К сожалению, не все родители любят своих детей, — грустно заметила Сара, — ваша жена… его мать… Дайте ему понять, что любите его, — посоветовала она. — А вы только удаляетесь от него.
Грей затряс головой, едва дослушав ее до конца, и заявил нетерпеливо:
— Я ведь вам уже сказал: ему не нужна моя любовь. Знаете, что он сказал полицейским, когда они его нашли? Что он меня ненавидит и хочет быть только с вами. Он не захотел со мной оставаться, потому что я вас уволил. Он сказал им, что лучше бы умер я, а не его мать.
Горло у Сары сжалось, и голос ее звучал глухо, когда она ответила:
— Но он еще мало что понимает, и в этом все дело. А привязался он ко мне именно потому, что я женщина, а женщины легче раскрывают свои чувства, они не так сдержанны, как мужчины.
— Разве?
Под его взглядом она вспыхнула, вспомнив, как была откровенна с ним совсем недавно, она и не представляла, что способна на такую эротику и чувственность. Сара передернула плечами, отчаянно стараясь избавиться от этих воспоминаний, выбросить их из головы, забыть напрочь.
— Я, пожалуй, поднимусь наверх, посмотрю, как там Робби, — сказала она дрогнувшим голосом, сознавая, что использует Робби как предлог уйти от Грея, и, судя по его взгляду, он это прекрасно понял.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Суровый урок - Джордан Пенни

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Суровый урок - Джордан Пенни



Роман так себе... Слишком скучноват:-(:-(
Суровый урок - Джордан ПенниKamilla
15.01.2011, 10.26





роман очень понравился
Суровый урок - Джордан ПенниМила
26.12.2012, 22.54





Роман никакой. Скучный, без интриги. Еле дотянула до конца.
Суровый урок - Джордан ПенниАнна
21.03.2013, 8.03





Бред
Суровый урок - Джордан ПенниСириус12
21.02.2015, 3.26





ребенок пропал, а папаша о сексе думает и даже старается это делать... фу...
Суровый урок - Джордан Пеннифлора
29.09.2016, 15.50





Простенький, незатейливый роман на один раз. На этом сайте есть точно такой же "Цепи любви" - Бакли Эмеральд: 4/10.
Суровый урок - Джордан ПенниЯзвочка
24.10.2016, 18.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100