Читать онлайн Сильнее обстоятельств, автора - Джордан Пенни, Раздел - ГЛАВА ТРЕТЬЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сильнее обстоятельств - Джордан Пенни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.58 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сильнее обстоятельств - Джордан Пенни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сильнее обстоятельств - Джордан Пенни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джордан Пенни

Сильнее обстоятельств

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Ворд отметил последний дорожный указатель перед своей целью – Рей-на-Авертоне. Типичное для Центральной Англии название – наверняка вполне респектабельное местечко, пусть один его житель и несомненный мошенник.
Агенты осчастливили Ворда, сообщив следующее: попытки выследить Джулиана Кокса не увенчались успехом – он, как установлено, покинул страну и, очевидно, исчез надолго; зато удалось найти его партнершу, некую Анну Труэйн, в маленьком городишке под названием Рей, адрес, номер телефона и массу другой, весьма интересной информации об этой миссис Труэйн.
Вдова, детей нет, внешне ведет вполне респектабельный, несколько скучный, исключительно правильный образ жизни. На самом деле, конечно, все не так – Ворд ясно себе ее представлял: особа далеко за тридцать, изо всех сил пытается удержать ускользающую молодость. Возможно даже, внешне симпатичная – отличный способ убедить беззащитного мужчину расстаться со своими деньгами; употребляет слишком много косметики, носит вызывающе короткие юбки. Острый взгляд, хищный интерес к вашему банковскому счету. Конечно, не очень умная, но весьма деловая. Возможно, у нее даже далеко идущие планы продолжения мошеннического бизнеса – ее и лихого партнера.
Пусть его считают женоненавистником, но по отношению к этой женщине он чувствует почти отвращение – даже большее, чем к ее партнеру. Бессердечная, беспринципная, это она обманула сводного брата, он вполне уверен. Бывшая его жена тоже относилась к такому типу женщин.
Сбросив скорость мощного открытого «мерседеса» на повороте в городишко, расположенный в живописной зеленой долине, Ворд невольно сравнил его с мрачными каменными улицами города, где вырос. Городок выглядит почти сказочным: на чистеньких зеленых улицах, обсаженных ухоженными деревьями, нет изнуренных лиц; не видно людей, постаревших раньше времени от работы и безысходности, – такие обычно собираются на ближайшем углу посудачить; вряд ли здесь водятся и опасные банды досужих юнцов.
Впереди, у реки, парковочная площадка; пора посмотреть на карту. Выключив двигатель, он быстро разобрался, где главная улица; так, а вот и место, которое он ищет.
Анна Труэйн жила ближе к окраине города, в небольшом доме, без соседей. Для такой женщины любопытные соседи определенно неудобны – помеха в делах. Ворд с непроницаемым, угрюмым выражением лица тихонько поехал к домику. Когда он остановил машину, Анна – она собирала в саду цветы для дома – опустила корзину, несколько обеспокоенная. Кто-то подъехал; она не ждет никаких посетителей, и машина, и тот, кто выходит из нее, незнакомы… Что ж, она подождет, когда визитер позвонит. И повернулась, чтобы через стеклянную дверь оранжереи пройти в дом.
Ворд, уже у ограды, уловил краем глаза ее движение, повернулся и позвал:
– Минуту, миссис Труэйн, прошу вас! Мне нужно кое-что обсудить с вами.
Естественно, Анна перепугалась: этот внезапный приезд, этот тон… Она инстинктивно устремилась к спасительной оранжерее, но оказалась недостаточно проворной – Ворд настиг ее в тот момент, когда она уже подошла к двери, и ухватил ее за руку, так что женщина вздрогнула, почувствовав его силу.
– Отпустите… я… у меня собака… – пролепетала Анна, скованная страхом; хоть бы Мисси ее услышала…
Маленькая собачонка появилась из-за угла, все ее пушистое тельце дрожало, когда она, виляя хвостом и приветствуя захватчика, подбежала к Анне.
– Да, я заметил, – язвительно проговорил он и стал опускать свободную руку.
Вдруг Анну охватил безумный страх за собаку – куда больший, чем за себя.
– Только попробуйте тронуть ее! – вызывающе бросила она, пытаясь свободной рукой защитить Мисси.
Этого песика, комочек белого пуха, уже спасли однажды. Одна семья приобрела Мисси, а потом бросила – хозяева сочли ее крошечные острые зубки чрезвычайно вредными для дома. Анна взяла ее к себе, выучила и полюбила. Мисси обожала новую хозяйку. Ворд подавил удивление: странно, женщина такого типа игнорирует собственную опасность и пытается защитить собаку. Да он и не собирался причинять никакого вреда мохнатой крохе, и Мисси, похоже, это почувствовала. Не замечая страстного желания хозяйки отогнать ее прочь, счастливая и беззаботная, она обнюхивала туфли незнакомца, а стоило Ворду опустить к ней руку, подпрыгнула и лизнула его маленьким розовым язычком.
– Послушайте, я не знаю, кто вы и чего вы хотите, – нервно начала Анна, – но…
– Но вы знакомы с Джулианом Коксом, не так ли? – Ворд уже обрел невозмутимое спокойствие.
– С Джулианом… – Анна побледнела.
Так этого человека послал Джулиан, чтобы потребовать у нее еще денег? А что, если ему известно, что они задумали?
Глядя на ее вмиг побелевшее лицо, Ворд неожиданно для себя ощутил что-то странное, незнакомое – на такое он никак не рассчитывал. Так, допустим, он ошибся – она выглядит не так, как он себе представлял. Юбка длинная, мягкая, легкая, а насчет косметики… да ее просто нет. И вообще, у женщин этого возраста не бывает такого нежного, розового, зовущего к поцелуям рта. Зато волосы у нее, уж конечно, крашеные, торжествующе решил он. А выражение испуганной невинности, без сомнения, столь же фальшиво, как цвет волос.
– Не пытайтесь лгать мне! – упрямо заявил Ворд. – Я знаю, вы знакомы с ним. Знаю еще кое-что. Вы вдвоем…
– М-мы вдвоем?.. – повторила Анна, слегка заикаясь.
– У меня есть доказательства – вот! – так же непреклонно продолжал Ворд, отпуская ее запястье, чтобы достать из внутреннего кармана пиджака бумаги.
Потирая затекшее запястье, Анна соображала: надо набраться смелости, забежать в оранжерею и запереть дверь на засов – оставить его снаружи… Анна бросила на незваного гостя быстрый взгляд: нет, пожалуй, это опасно. Во-первых, он ужасно большой… просто чудовищно огромный… Высоченный, более шести футов, и… нет, не толстый… нет. Внутренний жар охватил ее: безошибочный женский инстинкт подсказывал, что мужское тело, лишь едва обозначенное свободным костюмом, – сильное и мускулистое, определенно он занимается тяжелым физическим трудом. Волосы густые, темные, с неожиданным золотистым отливом на концах – там, где солнце коснулось их; это… это придает ему какой-то львиный вид.
– Это вы, не так ли? – Он развернул перед ней бумаги и требовательно указал пальцем на ее подпись.
Глаза Анны широко раскрылись – да, это ее имя… Что она, в полном смятении, и подтвердила, и лицо ее запылало, когда она заметила его оценивающий мужской взгляд – не упустил-таки возможность изучить ее. Стараясь не замечать этого взгляда, Анна попыталась прочесть документ: что это такое?.. Она уставилась в бумагу, а сердце ее отчаянно забилось: вот ее имя, совершенно отчетливо, и рядом – слово «партнер».
Бог мой, что это значит? Почему Джулиан бессовестно, лживо называет ее своим партнером? Нет у нее на то никакого ответа! Все, что она может предположить, – он намеревался таким способом придать вес, значимость тому, что планировал. Или точно знал: что-то в этом роде произойдет – и умышленно подставил ее имя. Он ведь отъявленный мошенник и в принципе способен на любую гадость.
Слова протеста, отрицания, готовые сорваться с ее губ, так и замерли где-то внутри. Может ли это быть доказательством против Джулиана, которое так настойчиво искала Ди? Потребуется время – обдумать, посоветоваться с Ди, рассказать ей, что произошло. Ей нужен этот листок бумаги! Но как только она потянулась, чтобы взять его, ее мучитель отступил назад и, сложив листок пополам, убрал в карман.
– Возможно, ваш партнер оказался достаточно умным, чтобы исчезнуть. А вы, вероятно, не на столько умны или более самонадеянны, – вынес Ворд свой приговор.
Она самонадеянна… Подумать только!
– Интересно, что вы чувствуете, зная, что лишили стольких людей их денег? За этот дом, вашу одежду, еду, без сомнения, заплатили другие, все это вынуто из чужих карманов! – Ворд впал в ярость. – Нечего ответить? Не говорите, что не виновны! Поистине вы меня удивляете!
Да узнай он правду – вот уж действительно удивился бы. Но поверит ли он ей, если она расскажет ему все? Взглянув в его лицо, Анна засомневалась. Но если он думает, что она позволит ему оскорблять ее… Повернув голову и глядя ему прямо в глаза, она заговорила – теперь вполне твердо:
– Видите ли, я сожалею, если вы думаете, что обмануты…
Она умолкла: что-то в его поведении, манере произносить слова настолько ее возмутило, затронуло, что она чувствовала слабость в коленях. В конце концов это, конечно, его злость, а что же еще? Прежде чем продолжить, Анна улыбнулась спокойно, почти нежно.
– Но когда вам предложили такие высокие проценты и баснословную прибыль за такое короткое время и на таких выгодных условиях, разве вы сами не испытывали сомнений, не подумали, что здесь… что-то не так?..
Ворд ушам своим не верил: так она считает, что это его – его! – обжулили и это его собственная вина? Так это ему не хватает ума?!
Едва достает ему до плеча – маленькая, изящная птичка, он легко, без всякого напряжения может взять ее на руки. И вот стоит перед ним и что-то там чирикает… Неохотно ему пришлось признать, что у нее есть сила воли – в отличие от ее партнера. Кроме того, она совершенно спокойна и хладнокровна – именно эти качества всегда его восхищали. Сделав над собой усилие, Ворд заставил себя не поддаваться таким мыслям – не следует забывать, что она совершила.
– Вы правы – именно подумал, – угрюмо подтвердил он. – Горжусь, что чую жуликов за версту. И это случилось не со мной – впрочем, вам это известно. – И посмотрел на нее в упор. – Имя Ричи Льюис вам что-нибудь говорит?
– Нет… никогда не слышала, – искренне ответила Анна. – Но если вы не давали Джулиану денег, что же вы тут делаете?
– Ричи – мой сводный брат! – пояснил он резко и с горечью спросил: – Да вы хотя бы сознаете, что сделали? Ричи – молодой человек, ему следует учиться, а не сходить с ума от потери пяти тысяч фунтов. – В голосе его зазвучало презрение. – Вы, видимо, никогда не выбирались из своего маленького, уютного мирка. Явно и не представляете, что это такое – страдать, разочаровываться…
– А вы… позволяете себе делать выводы, не узнав меня хоть немного! – оборвала его Анна – мягкое выражение лица сменилось на гневное и гордое.
– Ну, немного-то я вас знаю. Например, что вы лгунья и обманщица! – не обратив на ее слова никакого внимания, сформулировал он свой вывод.
Охваченная гневом, Анна, казалось, утратила дар речи.
– Ну что, нечего сказать?
– Я… я не собираюсь вам что-либо отвечать до тех пор… пока не посоветуюсь со своими консультантами, – выпалила Анна, ей вдруг пришло в голову, что все это сильно смахивает на эпизод из телевизионного сериала: как раз недавно она видела нечто подобное.
– С вашими консультантами? Без сомнения, они тоже замешаны в этом грязном деле, как вы и ваш драгоценный партнер! Но замечу вам здесь и сейчас, что ни ему, ни вам не удастся удрать. Вы присвоили пять тысяч фунтов, принадлежащие моему сводному брату, и я намерен их вернуть!
– Правда?
Анна пришла в восторг: наконец появился кто-то, способный противостоять Джулиану – отыскать его, как бы далеко он ни забрался, и наказать. Ди, несомненно, рада будет встретиться с этим человеком. Но даже если и так, сама она выступает в роли приманки… Такого еще никогда не было!
– Ну… все, что вы рассказали, чрезвычайно интересно, мистер… э-э…
– Хантер, – наконец-то представился Ворд. – Ворд Хантер.
Ворд Хантер… Отлично, теперь ей известно его имя. Надо направить его к Ди вместе с полученной информацией, и пусть они вместе преследуют Джулиана Кокса, вот и все. Но вдруг она почувствовала какую-то неловкость.
– Вы сказали, что хотите заставить меня вернуть деньги вашего сводного брата. Вряд ли у меня здесь, дома, есть пять тысяч фунтов. Можете позвонить мне, скажем, завтра?..
Ворд недоверчиво воззрился на нее: что еще она задумала? Минуту назад притворялась, что ничего не знает о деньгах, потом произвела его самого в простофили, а теперь хладнокровно обещает вернуть деньги. Да она, пожалуй, опаснее, чем он подозревал.
– Почему я должен вам верить? Вы можете испариться, как и ваш партнер.
– Уехать из страны, вы имеете в виду? – Анна перевела взгляд на оранжерейный пол, где улеглась Мисси. – Нет, этого я не могу.
Она произнесла это так просто и убедительно, что Ворд против воли почувствовал, что верит ей. Ловка, ничего не скажешь, – обманула Ричи и одному Богу известно, скольких еще, но он заметил любовь в ее взгляде, когда она смотрела на свою собачку.
– Конечно, я могу дать вам чек сейчас, – предложила Анна любезно.
Взгляд, последовавший за этими словами, чуть не рассмешил ее.
– Который ваш банк, без сомнения, откажется принять, – возразил он, качая головой. – Нет, это не пойдет. Мне нужны наличные…
– Тогда вам просто придется подождать до завтра, – твердо закончила Анна.
– Отлично! – согласился Ворд. – Тогда я здесь ровно в девять.
– В девять? Но банк открывается в десять.
– Точно, – неохотно подтвердил Ворд. – Просто не могу подвергнуть вас риску путешествовать туда и обратно одной с такой суммой. Поеду с вами.
– Поедете со мной? – Злость буквально захлестнула ее. – А может быть, предпочтете остаться здесь и провести со мной всю ночь? – И тут же залилась румянцем, заметив его взгляд., Ворд недоуменно разглядывал ее пылающие щеки. Если бы она умышленно флиртовала с ним, воздействовала на его мужские чувства, стараясь привлечь к себе внимание… но так растеряться от смущения… Определенно это один из ее трюков – видимо, она не раз испытывала его в прошлом на потерявших бдительность особах мужского пола. Нетрудно представить, что чувствует мужчина, глядя на нее в таком состоянии… Так и хочется защитить ее, такую крошечную, хрупкую… и еще эта нелепая собачонка… Ладно, его дело – предупредить, что он и сделал, сердито отвернувшись:
– Не вздумайте скрыться; обещаю вам: где бы вы ни находились – найду! – И Ворд пошел к машине.
Вдруг Мисси обежала Анну и потрусила за ним, жалобно поскуливая. Ворд немедленно остановился, повернулся и наклонился погладить песика; стоя на коленях и поглядывая на Анну, он приговаривал:
– Бедняжка! Она заслуживает лучшего хозяина – кого-то более стоящего ее преданности и доверия.
Потом – Анна не успела произнести в ответ ни слова – быстро поднялся и зашагал к машине.
«Оч-чень душещипательно! Что за неприятный гороподобный тип!» – мысленно дала ему определение Анна; взяла Мисси на руки и, нежно поглаживая, жестко произнесла вслух:
– Да, пожалуй, я очень сочувствую его жене!
Его жена… Боже мой, это, должно быть, ужасно – исследовать каждый сантиметр его широкой. твердой груди и униженно умолять этот упрямый рот поцеловать ее… А как же его, ох, высокие моральные принципы? А что будет, если разрушить непробиваемый, жесткий барьер и заставить этого мужчину чувствовать, вырваться из-под контроля разума, рассудка? Попытайся он ее обнять, она просто потерялась бы в нем, вдруг пришло ей в голову. Это все равно что оказаться в лапах у льва. Интересно, а волоски на его теле такие же мягкие на ощупь, как у ее старого медвежонка Тедди? И рычит он так же, если почесать ему живот?..
Анна прыснула, и глаза ее засветились чем-то неведомым. О, его слишком много… И женщина, рискнувшая влюбиться в него, должна быть или очень храброй, или очень глупой. Как он настроен против нее, как готов поверить худшему… И в то же время… Определенно ей необходимо привести себя в норму.
– Ну хватит, пойдем-ка звонить Ди, – подытожила она, обращаясь к Мисси и нежно опуская ее на землю.
«Уехала на север к тете», – проинформировал ее автоответчик. У Анны защемило сердце: попытки дозвониться на ее мобильный телефон оказались также неудачными. Что ж, позже еще попробует. Этот Ворд Хантер так груб и агрессивен… А бумага, которую можно использовать против Джулиана Кокса, – она ведь правильно ее поняла? Анна никогда не давала Джулиану разрешения называть ее своим партнером – это просто хитроумная уловка. Обдумывая случившееся, Анна пошла на кухню.
Готовить она очень любила, но ведь куда приятнее делать это для других, чем для одной себя. Именно поэтому ей так пришлось по душе помогать пожилым людям… Заставила себя немного поесть и отправилась опять в сад, пока совсем не стемнеет.
Через полчаса после того, как уехал от Анны, Ворд добрался до отеля. В этот жаркий день он чувствовал потребность принять душ и поесть. Портье ушел; Ворд рассеянно оглядел комнату; он остановился в первом отеле, который попался на пути. Роскошь – это не то, что ему необходимо, он мог иметь это или не иметь. Ему нравились хорошие вещи, он ценил их и любил на них смотреть, но комфорт пятизвездочного отеля, с великолепным рестораном, – последнее, о чем он думал сейчас.
А эта женщина – да она самая лживая, двуличная и опасная из всех, каких он встречал. Он помнит, как солнечные лучи пробились сквозь длинную, тонкую юбку и высветили очертания стройных, длинных ног, – слишком поздно он отвел взгляд, и как натянулась мягкая блузка, подчеркивая округлую линию груди, когда она нагнулась к своей нелепой собачонке – может быть, и ненамеренно…
А ее обнаженные руки, теплые и нежные, чуть тронутые прелестными веснушками… Когда он схватил ее запястье, возникло инстинктивное желание пробежать пальцами до плеча, ощутить прохладу кожи… От нее шел одуряющий аромат роз и жимолости, а в волосах был приколот цветок клематиса. И все время, пока он был с ней, ему хотелось обнять ее, прижать к себе и убаюкивать. Его ужасно смущала подобная реакция на незнакомую женщину. Хотя одно все-таки понятно… Он неловко улыбнулся самому себе: ему сорок два, и он не припомнит, когда в последний раз его тело так переполнялось мужской силой. Слава Богу, что удалось овладеть собой, прежде чем она заметила его состояние.
Ворд перевел дыхание. На стене в спальне висит картина – кукурузное поле и красные маки. В какой-то момент ему почудилось, что он вдыхает свежий аромат лета, чувствует дуновение легкого ветерка на своих руках, и солнце нежно гладит его нагое тело, и он… сжимает в объятиях тоже нагую Анну. Ее дыхание чисто и свежо, а груди полные, прекрасные, светло-кремовые, и на них возбуждающе темные ягоды сосков… Он дотрагивается до них пальцами и слышит нежный вздох удовольствия. В глазах ее призыв и желание, она шепчет: «Поцелуй их, Ворд! Хочу чувствовать твои губы!..»
Невольно он прикрыл глаза: вот он едва касается волос между ее бедрами, неправдоподобно мягких, шелковых… И слышит шелест ее голоса: «Ворд, я так хочу тебя!»
Черт возьми, он сошел с ума! Может, она колдунья? Нет, ей не удастся его приворожить – никогда! Тело его горячее, напряженное, полное неудовлетворенного желания… Ну хватит, скорее в ванную! Он долго стоял под холодным душем.
Наконец-то все эти бесконечные дела переделаны. Теперь остается убраться и все – можно принять долгожданную ванну. О Боже, как устала! Все тело ноет и гудит, какие-то тяжкие ощущения переполняют ее… Но виновата тут вовсе не работа в саду. Итак, где же садовые грабли с длинной ручкой – ими так удобно рыхлить землю для цветов? Усталая до предела, Анна шагнула вперед – и закричала от страшной боли: нечаянно наступила на эти самые грабли и ручка, взметнувшись, ударила ее по голове.
Мисси обеспокоенно заскулила – почему любимая хозяйка лежит посередине клумбы и не обращает никакого внимания на ее заунывный вой?..
Ворд отодвинул тарелку с заказанной едой, едва осилив половину. Нет, это никуда не годится – не доверяет он все же этой женщине: одному Богу известно, где она будет утром… Он схватил пиджак, ключи от машины и почти выбежал из отеля.
Мисси встретила его слабеньким, но восторженным гавканьем. Ворд нахмурился: дом абсолютно темный, хотя сейчас раннее утро; дверь оранжереи открыта… Где, черт возьми, Анна?.. Собачка мгновенно разрешила его сомнения – дрожа, остановилась у клумбы, где лежала неподвижно хозяйка; крошечный хвостик что есть силы колотил по земле, Мисси умильно, доверчиво пялилась на Ворда…
Анна застонала, пытаясь разомкнуть веки.
– О, моя голова… – пробормотала она, и глаза ее наполнились слезами.
– Спокойно! Вы ударились, не двигайтесь… Я вызову «скорую», – озабоченно проговорил Ворд.
Анна повернула голову, и он заметил темное пятно запекшейся крови на волосах и такое же пятно – на длинной ручке лежавших рядом грабель.
– Кто вы? – услышал он ее слабый голос.
Он уже набирал на мобильном телефоне номер «скорой помощи».
Анна с выражением отчаяния устремила на него затуманенный взор.
– А вы не знаете? – поинтересовался он осторожно.
– Не-ет… – Она начала тихонько дрожать. – Я… не знаю… ничего не знаю…
– Похоже, она потеряла память, – пятнадцатью минутами позже сказал он врачу.
Анну осторожно подняли с земли и устроили в машине.
– Такое случается, – отвечал врач. – Возможно, сотрясение мозга. Мы узнаем больше, когда сделаем все тесты и возьмем все анализы. Я так понимаю, вас не было рядом, когда это случилось?
– Нет, не было…
– Вы сказали, ее зовут Анна Труэйн. А вас?
– Ворд Хантер, – быстро добавил Ворд.
– Значит, вы не супруги. – Врач оценивающе взглянул на него. – Если хотите, можете следовать за нами в госпиталь на своей машине. Консультант, наверно, захочет поговорить с вами. – И захлопнул дверцу, прежде чем Ворд успел возразить.
«Скорая» тронулась с места.
Ворд закрыл дверь оранжереи, посадил Мисси в свою машину и поехал следом. А что еще ему делать? Не оставлять же здесь одну перепуганную, беззащитную собачку?
– Будьте любезны, подождите здесь, мистер Хантер, консультант выйдет через минуту.
Анну сразу же увезли на каталке, как только они добрались до приемного покоя больницы. Через стеклянную дверь Ворд видел, что консультант уже заканчивает осматривать лежавшую на кушетке Анну.
– Мистер Хантер?
Кивнув, Ворд протянул консультанту руку и спросил, наблюдая, как другой врач ставит Анне капельницу:
– Как она?
– Насколько можно судить, серьезных повреждений нет. Синяки, внешние кровоподтеки, но, к счастью, без внутреннего кровоизлияния. Надо понаблюдать за ней несколько недель, но это может сделать и ее личный врач.
Консультант взглянул на часы и нахмурился. Его дежурство кончилось уже три часа назад, но неожиданный вызов задержал его, а потом пришлось осмотреть пострадавшую.
– У нее небольшое сотрясение мозга, но ничего страшного. Можем отпустить ее домой. – Одну? – удивился Ворд.
Конечно, ее не отпустили бы, если бы это могло ей повредить. Но он видел ее состояние – вряд ли она сумеет позаботиться о себе.
Сообразив, что им недовольны, консультант нахмурился, сочувствие в его голосе исчезло. – Вы, полагаю, будете рядом с ней? – спросил он.
Ворд уже приготовился яростно отрицать подобное предположение, но тут консультант вкрадчиво произнес:
– Конечно, здесь еще дополнительная проблема – временная потеря памяти; иногда такое случается при травмах головы. К счастью, из нашей практики известно, что полная память в конце концов возвращается почти в ста процентах случаев. Анна, похоже, не помнит только последние события. Знает свое имя, прошлое своей семьи, но не может сказать, что делала сегодня или кого видела. Последнее, что она помнит, связано с событиями, произошедшими несколько месяцев назад.
– Потеря памяти?
Слова: «И вы отсылаете ее домой?!» – чуть не сорвались у Ворда с губ, но он умел держать себя в руках и не произнес их. А если бы Анна была членом его собственной семьи? Тогда он без церемоний начал бы искать возможность выслушать другое мнение. Но Анна не член его семьи, она ничто для него, их связывает только то, что она должна ему пять тысяч фунтов.
– Конечно, если она вдруг начнет жаловаться на головные боли, или раздвоение предметов, или тошноту, вам следует немедленно привезти ее обратно к нам.
– А это обязательно… у нее будет? – взволновался Ворд.
– Не думаю; насколько я могу судить, не должно, – успокоил консультант.
– И вы утверждаете, память к ней вернется?
– Да, надеюсь. Хотя не могу сказать точно – когда. Бывает, что пациенты видят вспышку и моментально все вспоминают; иногда память возвращается постепенно. – Консультант явно готовился уйти, давая понять всем своим видом, что он свою миссию выполнил.
– Черт! – пробормотал Ворд, растерянно глядя, как медицинский работник почти побежал по коридору. – Что тут прикажете делать?..
Вообще-то он ничего не должен Анне, как раз наоборот. У него есть все права уйти прочь из больницы и оставить ее – пусть сама решает свои проблемы… Теоретически он, возможно, прав, ну а по-человечески?..
Собственные ее моральные принципы никуда не годятся – скольких людей она обманула кроме Ричи? Она лгунья и обманщица; так что же, и ему опуститься до такого же уровня? Нет, не в его характере уйти и оставить человека в беде.
– Мистер Хантер? – раздался бесстрастный голос медсестры. – Консультант уже сказал Анне, что она может ехать домой. Она сейчас оденется, и если вы пойдете со мной…
Он повернулся и последовал за медсестрой, как вдруг внезапная мысль пришла ему в голову. А что, если все это – просто бегство от обязательства платить ему? Будет сидеть и притворяться, что к ней не возвращается память, пока что-нибудь не случится или кто-нибудь не приедет?.. Резко остановившись, он обратился к сестре:
– А эта амнезия, я хотел бы знать… Может ли это быть простое притворство?
– Притворная амнезия? – гневно взглянула на него медсестра. – Иногда у нас бывают пациенты, которые по той или иной причине симулируют потерю памяти, но наш консультант очень скоро распознает такие случаи. Почему вы спрашиваете? – теперь уже с любопытством осведомилась она. – У вас есть причины предполагать, что Анна притворяется? Знаете, попадаются пациенты, которые так страдают от полученной травмы, что единственная возможность для них избавиться от страданий – это представить, что ничего не случилось. Но в случае Анны…
– Нет-нет, конечно, нет! – поспешил успокоить ее Ворд. Не хватало еще, чтобы его сочли виновным в травме Анны.
– Хочу уверить вас, мистер Хантер, – спокойно заговорила сестра, – что если Анна осмотрена мистером Баннерменом и он утверждает – амнезия, значит, так и есть.
Они наконец достигли входа в бокс, и Ворд увидел Анну: потерянно стоит у кровати, вид всеми покинутого существа, в выражении лица неуверенность, тревога… Ворд невольно почувствовал некоторое участие к ней. Не хотел бы он оказаться в ее положении…
Глаза ее заблестели, как только она увидела медсестру, – определенно узнала. Но Ворд с каким-то острым и непонятным удовольствием почувствовал – блеск глаз, это подобие улыбки связаны с ним.
– Ворд? – Его имя она произнесла неуверенно, дрожащим голосом; в глазах – скорее серых, чем голубых – застыла мольба.
– Вы узнаете меня?
Сестра неодобрительно покачала головой. У Анны отчаянно дернулся рот.
– Не-ет… Сестра Джемма сказала мне ваше имя. И что я могу идти домой.
Медсестра дипломатично удалилась, оставив их вдвоем.
– Я… я сожалею, что не помню вас, – услышал Ворд тихий голос Анны. – Но я догадываюсь… чувствую… между нами… что-то особенное… – Она умолкла и, встретив его взгляд, отвернулась.
– Вы так чувствуете? – неожиданно мягко произнес Ворд.
– Да… да… – заставив Ворда смутиться, Анна подошла к нему близко и нежно дотронулась до его лица тонкими пальцами – лицо ее тут же озарилось радостью. – Не могу узнать и вспомнить вас сейчас, Ворд. Понимаю, как это тяжело – вы ведь переживали за меня. – Она улыбнулась, в углах рта появились очаровательные ямочки.
Боже, она выглядит такой беззащитной, ранимой… И такое доверие в глазах, в прикосновении – у Ворда перехватило дыхание. А если бы в этот момент рядом с ней оказался не он, надежный и честный, а кто-то другой?..
– Я так рада, что вы здесь, со мной, Ворд! – прошептала Анна – Ужасно, когда ничего не можешь вспомнить… Мистер Баннермен сказал, что вы мне не муж…
– Нет, – поспешно подтвердил Ворд.
– Но мы же не чужие, мы связаны. Он сказал, именно вы вызвали «скорую помощь».
Ворд сжал зубы; он никого не просил ввязываться в его дела! Сделали вывод, что он и Анна – пара, основываясь на смехотворном предположении: раз вызвал «скорую», значит, живут вместе.
– Что вы помните? – попытался выяснить он.
Анна отодвинулась на шаг от него, руки ее бессильно упали. Нелепо, но он почувствовал разочарование – какая-то часть его получала истинное наслаждение от ее прикосновений.
– С начала этого года все, и потом… ничего. – Анна горестно улыбнулась. – Не могу вспомнить, как мы встретились и как долго мы вместе.
Глаза ее наполнились слезами, она попыталась смахнуть их; пальцы теребили обручальное кольцо.
– Не стоит беспокоиться об этом. Консультант сказал – память к вам полностью возвратится. Поедемте-ка домой! – И он легонько подтолкнул ее к двери.
Но, несмотря на его попытки держаться от нее на некотором расстоянии, Анна прижалась к нему и взяла под руку.
– Домой… да, домой… По крайней мере я знаю, где мой дом. – Она остановилась, на лицо опять набежала тень печали. – А где мы живем, Ворд? Не могу вспомнить… – Паническое выражение затуманило ее глаза. – Знаю, где мой дом, не…
– Туда мы сейчас и идем… – поспешно прервал ее Ворд.
Что же он делает? – спрашивал себя Ворд, подводя женщину к своей машине. Почему просто не сказал консультанту правду? А сейчас ситуацию уже не исправить. Анна, видимо, считает, что они любовники. А ведь то, что их в самом деле связывает, малосимпатично. Как теперь найти ответы на вопросы, которые она, несомненно, ему задаст?..
Ворд был в растерянности, в смятении. Его мужское начало вступало в противоречие с моральными принципами, доставшимися от матери и отчима. Ему мерещились необъяснимые бесповоротные изменения в характере Анны. Неужели это все из-за амнезии? Неужели потеря памяти превратила ее из беспринципной, бессердечной обманщицы в эту нежную, волнующую, влекущую женщину – она так естественно и доверчиво прижалась к нему… Он слышал, что травма головы, может вызвать изменения в поведении, но чтобы такие разительные…
Уже час ночи; ну и денек у него выдался – сейчас уже нет сил что-то менять. Несомненно, он расскажет Анне всю правду – если, конечно, в течение нескольких следующих дней к ней не вернется память. Но сейчас кто-то обязательно должен находиться с ней рядом, нести за нее ответственность. Невозможно уйти и оставить ее в таком состоянии. Да и кроме того, если он все время рядом, она не исчезнет, не вернув деньги Ричи.
– О, это ваша машина! – удивленно воскликнула Анна, как только они добрались до «мерседеса» и Ворд открыл его.
Почему она так удивлена? Да, это дорогая машина, но, если судить по тому, что он видел у нее дома, она привыкла к комфорту и ей знакомы роскошные машины.
Вдруг Анна заметила собачку, свернувшуюся комочком на заднем сиденье машины, и лицо ее озарилось улыбкой.
– О, Мисси! – прошептала она.
– Вы узнали ее, – непроизвольно произнес Ворд.
– О да, я взяла ее к себе в прошлом году. Ее бросили, и я… – Она помолчала. – Я знаю, Ворд, она моя, но когда был прошлый год?.. – И опять ее глаза наполнились слезами.
– Все хорошо, вы все вспомните! – уверил он ее, открывая дверцу машины.
Но у Анны появилась другая идея – Ворд был к этому совершенно не готов: она повернулась и положила голову ему на плечо, шепча:
– Обними меня, Ворд, пожалуйста! Просто обними меня… Я так боюсь…
Ворд заколебался – вот этого он совсем не предполагал. Его, уверенного в себе, гордящегося умением находить выход из любых ситуаций и кризисов, нежная просьба Анны вывела из равновесия.
– Все хорошо, не волнуйся, я здесь… – Ворд тоже перешел на «ты».
Говоря это, он перешагнул свой Рубикон, хоть и продолжал убеждать себя, как человека практичного, прислушаться к внутреннему голосу, предупреждающему об опасности. Но в чем, собственно, опасность? Для него не секрет, к какому типу женщин относится Анна; когда память вернется к ней, она выгонит его прочь, а отнюдь не прыгнет в его объятия.
Волосы ее пахнут розами – он с наслаждением вдыхал этот легкий аромат, прижимая ее к себе. Неожиданно для себя поднял руку, нерешительно, будто украдкой, погладил ее по голове, а потом внезапно отвел руку прочь.
– Думаю, мы не так долго вместе, – проговорила Анна, смущенно улыбнулась и отодвинулась.
На освещенной стоянке Ворд заметил, как запылало ее лицо, изумленное, недоверчивое. Она объяснила:
– Так говорит мое тело – во всяком случае, то, как я реагирую на тебя. Вряд ли я так дрожала бы в твоих объятиях, если б мы были давным-давно вместе.
Дрожит в его объятиях… Ворд закрыл глаза.
– Мы встретились совсем недавно, – признался он несколько напряженно, помогая ей сесть в машину. Во-первых, это правда; он только надеялся, что она не спросит, как недавно, но, к счастью, когда он занял водительское место, она была слишком поглощена своей Мисси и не стала его ни о чем расспрашивать.
Направляясь к дому Анны, Ворд раздумывал о своем. В отель он позвонит завтра и заплатит по счету; но как насчет одежды? Неизвестно, как долго ему придется пробыть в Рее: того, что в чемодане, едва ли хватит, если он собирается жить у Анны. Кроме того, у него есть и свои дела. Хорошо, что ноутбук здесь и никто не может предъявить претензии за его отсутствие. Надо только позвонить миссис Джарвис, домработнице, приходящей два раза в неделю, и предупредить ее.
Анна прикрыла глаза и прислонила голову к спинке сиденья. Это так неудобно – чувствовать, что не можешь все припомнить. Она знает, кто она и откуда родом; вполне ясно помнит свою семью и друзей, образ жизни здесь, в Рее, и неприятность, которая произошла с ней. Но встреча с Вордом, их совместная жизнь, все события последних нескольких месяцев, даже сам Ворд – все это скрыто тяжелой, темной завесой. Консультант объяснил ей, что она получила сильнейший удар по голове садовыми граблями, наступив на них.
– У вас легкое сотрясение; было много крови, но, к счастью, никаких серьезных повреждений.
– Только потеря памяти, – напомнила ему Анна.
– Да, памяти. Постарайтесь не думать много об этом. Память вернется.
– Но когда?! – взволнованно воскликнула Анна.
– Боюсь, что не могу на это ответить.
– А я… я останусь здесь, в больнице? – страшась положительного ответа, спросила она.
– Нет, – поспешил успокоить ее врач. – Хотя, если нет никого, кто позаботится о вас, решение будет другим.
Кто о ней позаботится? Ворд, тот, кто и привез ее сюда. Анна почувствовала смятение, головокружение, думая о нем, сердце часто забилось. Он такой большой, сильный… мускулистый. Ее щеки запылали. О Боже, женщина ее возраста и положения не должна так восторженно, восхищенно мечтать о своем партнере… своем любовнике…
Ворд… Так уютно, надежно и по-домашнему тепло почувствовала она себя в его объятиях, узнавая его запах, его прикосновения; хотя многое кажется странным. Она постарается снова узнать его. Где же они познакомились? Есть ли у него семья? Женат ли он? Есть ли дети? «Завтра спрошу», – устало подумала Анна, наблюдая, как уверенно въезжает Ворд в ворота ее дома.
По крайней мере она узнает и помнит свой дом. Но почему Ворд живет с ней здесь? Почему они так решили? Должно быть, есть какая-то причина, но она не отрицает; ей приятно, что они останутся здесь вдвоем. Пытаться что-то выяснить сейчас не имеет никакого смысла.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сильнее обстоятельств - Джордан Пенни

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Эпилог

Ваши комментарии
к роману Сильнее обстоятельств - Джордан Пенни



Фигня! Как говорится я незлопамятная,просто злая и память у меня хорошая.Такие вещи не прощают.
Сильнее обстоятельств - Джордан ПенниСлава
21.02.2014, 1.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100