Читать онлайн Превосходный супруг, автора - Джордан Пенни, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Превосходный супруг - Джордан Пенни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Превосходный супруг - Джордан Пенни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Превосходный супруг - Джордан Пенни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джордан Пенни

Превосходный супруг

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Талла сделала глубокий вдох. — И мы представляем в качестве доказательства копию патента, подписанную и датированную в соответствии с нашими требованиями, а также копию договора, подтверждающего, что изначальный владелец этого патента продал его корпорации, а также копию акта передачи.
Талла чувствовала, как в противоположном углу зала суда за ней следит Сол, и машинально повернула голову, чтобы встретить его взгляд. Она не хотела смотреть на него, не желала, чтобы он подумал или почувствовал, что она нуждается в его поддержке или одобрении. И все же, пока ждала, когда подадут для изучения упомянутые доказательства, она явственно ощущала почти магнетическую связь между ними, чувство близости, товарищества, единства — все то, что невозможно проанализировать с помощью логики.
Еще вчера она была уверена: ей не нужен Сол, чтобы радоваться вместе с нею победе, и, разумеется, у нее не было желания, чтобы он стал свидетелем ее поражения. Однако, по мере того как в зале суда нарастало напряжение, Талла черпала силы в спокойствии, исходившем от Сола.
В зале суда человек чувствует себя особенно уязвимым и одиноким, напомнила себе Талла, а близость между членами одной юридической команды в реальной жизни могла бы вызвать появление довольно странных пар. Сердце ее слегка дрогнуло, а на другом конце зала Сол, словно ему передалось ее волнение, сурово сдвинул брови.
Ее доказательство все еще внимательно изучали. Талла старалась никоим образом не выдать своего волнения и оставалась невозмутимой. Она нисколько не сомневалась в обоснованности требования корпорации и в том, что двадцатипятилетней давности патенту и в самом деле предшествовал патент с более коротким сроком действия, как заявляла другая сторона. Однако, как ее предупредил Сол, никогда не надо быть абсолютно уверенным, и к тому же они понимали, что в последний момент другая сторона может предъявить свидетельства, о которых они понятия не имели.
А вдруг существуют документы, которые она пропустила, исследуя это дело? Может, она проглядела что-нибудь? Талла почувствовала, что начинает паниковать. Плохо то, что из-за нее корпорация может потерять самый ценный патент, но гораздо хуже, что все это произойдет на глазах у Сола… Несмотря на молчаливую связь, существовавшую между ними, она понимала, что, как только это дело завершится, все вернется на круги своя, они снова станут враждовать, так что ей не было смысла чересчур полагаться на моральную поддержку, которую оказывал ей сейчас Сол.
Другая сторона агрессивно и решительно пыталась выиграть дело, однако, к облегчению Таллы, не смогла представить новых доказательств. В тишине, установившейся в зале заседаний, слышалось лишь шуршание перелистываемых документов, изучаемых судьями.
О чем думает Сол? Может ли он сделать нечто такое, чего не может сделать она, чтобы гарантировать вынесение нужного решения?
Ей показалось, что прошло сто лет, прежде чем секретарь суда объявил наконец, что суд готов зачитать вердикт.
Талла поднялась. Лицо ее было профессионально непроницаемым, однако она не смогла удержаться, чтобы не бросить быстрый взгляд на Сола. Чего она искала? Поддержки? Подтверждения, что он доволен тем, как она провела, это дело?
Талла облегченно вздохнула, когда патент, принадлежащий корпорации, был признан законным и подлинным. Одновременно она вдруг заметила нечто, на что прежде не обращала внимания: в окна здания суда заглянуло солнце и на улице, судя по гулу машин, текла нормальная повседневная жизнь, раздавался чей-то свист, звуки шагов проходивших мимо людей.
Она снова глубоко вздохнула и почувствовала, как ее заливает безудержный поток головокружительного счастья.
— Прекрасная работа!
На этот раз Талла не отодвинулась, почувствовав, как Сол коснулся ее плеча. Она так и осталась стоять на месте. Ей было настолько легко, что она даже не пыталась скрыть свои чувства. Поднеся руку к горлу, Талла призналась:
— Я боялась, что они могли найти какие-нибудь неизвестные нам документы, хотя и знала, что патент законный. Это так глупо, я понимаю, — смущенно добавила она.
— Вовсе не глупо. Наоборот, я бы сказал, совершенно разумная реакция, — возразил Сол и объяснил, заметив ее удивленный взгляд:
— Чрезмерная самоуверенность так же опасна, как невежество. А когда человек знает, что могут возникнуть помехи, ловушки, то он готов преодолевать их.
— Но я пережила один-два неприятных момента, когда противоположная сторона попыталась объявить, что изначальный владелец патента передумал и написал письмо корпорации, в котором сообщал, что готов продать патент только на десять лет. — Талла нерешительно помолчала. — Как вы думаете…
— Нет, — резко перебил ее Сол и покачал головой. — С моей точки зрения, это была просто тактика промедления, чтобы затянуть рассмотрение дела в суде, попытка добиться постановления о том, что требуется дальнейшее расследование, чтобы выявить существование такого документа. Пока расследование продолжалось бы, весь доход от патента оставался бы замороженным, и это, разумеется, пагубно отразилось бы на нашей прибыли. Если вы хотите знать мое мнение, то я подозреваю, что это дело организовано не самими наследниками патента.
— Вы хотите сказать, что за попыткой дестабилизировать финансовое положение корпорации может стоять некая сила?
— Ну, это и так известно, — сухо сказал Сол. — В этом деле явно велись какие-то закулисные игры… — Он пожал плечами. — А вы прекрасно справились, особенно если учесть, что вам пришлось броситься в это дело очертя голову.
— Я так нервничала, — призналась Талла. Вдруг ей показалось самым естественным делом в мире признаться ему, как паршиво она себя чувствовала. Эйфория, охватившая ее после удачно завершенного дела, вызвала у Таллы ощущение товарищеской близости с Солом. По крайней мере в этот миг она забыла все их разногласия и споры и была даже рада, что он коснулся ее руки, загораживая от потока людей, покидавших здание суда. Она была рада этому старомодному рыцарскому жесту и с грустью призналась себе, что ее женские инстинкты были почти полностью подавлены современными понятиями о равенстве полов.
— Я предлагаю отметить победу, — предложил Сол. — Время обеденное… Талла покачала головой.
— Мне что-то не хочется есть, — сказала она. — Что мне по-настоящему нужно, так это написать отчет, пока все еще свежо в памяти.
— Ну что ж, если вы не возражаете, то и у меня есть кое-какие дела, — сообщил ей Сол. — Кстати, Клаус в семь тридцать пришлет за нами машину.
— Я буду готова, — заверила его Талла.
Теперь, когда связанные со слушанием дела мучения были позади, она с нетерпением ждала встречи с основателем корпорации. И неважно, что Сол тоже будет там…
Талла помедлила и не удержалась от того, чтобы бросить на него мимолетный взгляд. Что-то странное происходило внутри ее, какая-то необычная и неожиданная смесь эмоций, которые вместе давали ей ощущение счастья, волнения и… предвкушения. Ей даже трудно было дышать.
Кто-то протолкнулся мимо них, и она вынуждена была придвинуться к Солу. Он мгновенно сжал ее руку и посмотрел на нее. Впрочем, он и до того не сводил с нее глаз.
Исключительно красивые глаза, такие темные, теплые… А ресницы… Талла подняла было руку, ей хотелось дотронуться до его ресниц, чтобы убедиться, такие ли они мягкие и шелковистые на ощупь, какими кажутся, но на полпути остановилась. У нее закружилась голова, и она набрала в легкие как можно больше воздуха. Что же это она делает?
— Талла…
Сол придвинулся ближе, глаза его потемнели. Так набегают на солнце тучи.
Ее охватило ожидание чуда, предвкушение того, что она стоит на пороге каких-то жизненно важных изменений, бесхитростное понимание того, что здесь, сейчас, в этой толпе снующих туда-сюда людей с нею случится что-то чрезвычайно важное.
Сол поднес руку к ее лицу, и она уже мысленно представила, как он берет ее за подбородок… ощущала его тепло, силу, страсть, способность перевернуть всю ее жизнь одним простым прикосновением. Ничего подобного она никогда в жизни не испытывала. Она содрогнулась и отвела взгляд, а потом и отступила в сторону.
— Мне… надо идти, — дрожащим голосом произнесла она. И тут же, не давая ему возможности ответить, сначала пошла, а потом побежала, охваченная паникой, которая оказалась несоизмеримо больше той, что она испытывала перед началом судебного разбирательства.
Она взволнованно припомнила, как читала о каком-то американском эксперименте, в котором доказывалось, что мужчина скорее влюбится в женщину, если застанет ее в какой-нибудь непростой, рискованной ситуации, после какого-нибудь инцидента, где ему брошен вызов.
И все же вряд ли она кажется Солу привлекательной. Талла осторожно и внимательно перебирала причины, почему это невозможно, и ей даже стало легче дышать, когда она наконец обосновала свои солидные, неоспоримые доводы.
И все же в ней мучительно жило ощущение близости Сола. Один взгляд… сбивчивый ритм сердца… головокружение… какое-то странное чувство, что с ней происходит нечто важное… Что же, в конце концов, все это означает? Может, это нечто большее, чем просто игра воображения? Или ерунда, над которой вовсе не стоит задумываться?
Надо заняться делом. Не думать о Соле. Сол… Ну вот, опять круг мыслей замкнулся на нем…
Дворец Маурицхейс был практически пуст, и Талла переходила от картины к картине, с восхищением взирая на богатство красок и форм, света и тени, любовалась мельчайшими деталями каждого великого произведения, внимательно рассматривала собрание пейзажей Яна Вермера Делфтского. Остановившись перед своей любимой картиной — «Вид Делфта», — Талла непроизвольно вздохнула от восторга. Она настолько погрузилась в созерцание картины, что не заметила, как кто-то подошел к ней. Лишь через несколько минут она повернула голову и застыла, увидев наблюдавшего за ней Сола.
— Что вы здесь делаете? — спросила она его.
— То же, что и вы, — ответил он. — Вам нравится Вермер? — Сол кивнул на картину, которой любовалась Талла.
— Нравится?! — Губы Таллы скривились в презрительной усмешке. — В данном случае это слово не подходит, — подчеркнула она.
— Вы похожи на Мег, она всегда так выглядит, когда сердится, — добродушно заметил Сол. — Надеюсь, вы не собираетесь топнуть ножкой?
Талла метнула в него испепеляющий взгляд.
— Если я когда-нибудь топну ногой, то это случится, когда под нею окажетесь вы. Сол поднял брови.
— Я полностью за то, чтобы женщина была сильной и способной защищать себя, — ответил он, помолчав немного. — Но бывают случаи, когда подобная напористость переходит в агрессивность, и вы…
— Что я? — с вызовом выпалила Талла. Сол покачал головой.
— Забудьте об этом, — усмехнулся он. — С вами просто невозможно ладить. Однако берегитесь, иначе вы недооцените врага, которого решили уничтожить. Вы можете обнаружить, что поранили самое себя о свои острые словесные шипы. — С этими словами он повернулся и пошел прочь от нее.
А Талла смотрела ему вслед.
— Пойдемте, вы же не оставите меня один на один с этой бутылкой вина! А Сола, я знаю, бесполезно уговаривать выпить еще бокал, поскольку он человек умеренный и его невозможно заставить сделать что-нибудь, что противоречит его убеждениям.
Талла вяло пыталась возражать, но Клаус ван дер Лауренс настоял на своем и наполнил ее бокал очень дорогим и вкусным красным вином, которое заказал на обед в честь празднования триумфа Таллы в суде. Она вынуждена была признать, что основатель корпорации высокого мнения о Соле. И не только это: Лауренс явно симпатизировал ему и обращался с ним чуть ли не с родственной теплотой. Но если такой проницательный человек, как Клаус ван дер Лауренс, столь высоко ценит Сола, чем же объяснить ее неприязнь?
Из их сегодняшнего разговора было ясно, что голландец очень предан своей семье. Он объяснил Талле, что его жена не смогла присутствовать на обеде потому, что у их старшей внучки недавно родился ребенок и жена помогает ей.
— Сол говорил мне, что вы оба разделяете страсть к одному из наших величайших художников, — заметил старик, пока Талла наслаждалась вином.
— Да, это так, — кивнула она, слегка нахмурившись. Интересно, что еще говорил о ней Сол Клаусу ван дер Лауренсу? Хорошо, если ничего такого, что могло бы навредить ее карьере…
— У меня есть небольшая картина, написанная одним из его учеников, — сказал Лауренс и покачал головой. — В своем роде картина хороша, но когда увидишь произведения мастера…
— Он так точно передает детали… — отозвалась Талла, однако мысли ее блуждали далеко от любимого художника. Вряд ли она ошибается в своих суждениях о Соле, но откуда это противоречие между ее враждебным отношением к нему и уважением, которое ему явно выказывают другие? Что это означает? Они ошибаются, а я права, или… Вне всякого сомнения, он в высшей степени привлекательный мужчина с определенной харизмой. Достаточно видеть реакцию других женщин на него, чтобы понять это… или признать реакцию ее собственного тела, грустно напомнила она себе.
Было уже далеко за полночь, когда они наконец покинули ресторан, и Сол поймал такси, чтобы добраться до гостиницы. Есть что-то будоражащее в ночной поездке в тесном такси, да еще с таким привлекательным мужчиной, подумала Талла. Она решила не обращать внимания на свои нелепые и неуместные чувства и отвернулась от него, уставившись во тьму, проплывавшую за стеклом машины. Однако, когда им пришлось остановиться на перекрестке, Талла вдруг почувствовала, что ей необходимо повернуться и посмотреть на него.
Ее поразило, что Сол тоже внимательно смотрит на нее. Талла отвела глаза первой, но перед этим ее взгляд предательски опустился на губы Сола.
Наверное, на меня действует вино, подумала она, едва такси остановилось у входа в гостиницу. Вино было терпким, насыщенным и, как оказалось, намного более крепким, чем она думала. Ей стало интересно, что бы она почувствовала, если бы Сол поцеловал ее. Она хотела убедиться, правда ли то, что говорят о мужчинах, у которых так чувственно изогнута нижняя губа. Набросится ли он с жадной страстью и сразу же все испортит или будет наслаждаться долгим интимным поцелуем? А может, он…
— Я думаю, вам надо попросить служащих отеля разбудить вас пораньше, учитывая, что наш рейс в десять утра, — бесстрастно предупредил ее Сол, одним махом прерывая легкомысленный поток ее мыслей.
— Что вы хотите этим сказать? — строго спросила Талла. — Я уже заказала звонок, однако если этим замечанием вы хотите сказать, что я… я… — Под холодным и удивленным взглядом Сола она растерялась. — Я не пьяна, — готовясь к схватке, выговорила она, но затем все испортила, предательски икнув. — Я выпила только четыре бокала.
— Четыре бокала — это целая бутылка, — сухо заметил Сол, устремляясь к лифтам. Талла вздохнула и жалобно произнесла:
— Клаус все время подливал мне…
— Вот именно, — усмехнулся Сол. — Надеюсь, у вас есть лекарство от головной боли, ибо утром оно вам понадобится.
— Сол, вы такой зануда! — огрызнулась Талла.
— Дело не в том, что я зануда, — спокойно ответил Сол. — Просто я хорошо знаю Клауса. Он щедрый хозяин, но голова у него словно отлита из металла. Я видел, как он выпил пару бутылок сухого вина и это не оказало на него ни малейшего действия. Но для человека, который не привык пить, такая доза может оказаться смертельной.
Талла открыла было рот, чтобы сказать, что ей почти тридцать лет и она прекрасно понимает, что делает, но тут подоспел лифт, из него вышли пассажиры, и момент был упущен. Талле было абсолютно ясно, почему Сол решил проводить ее до номера. Он отнюдь не собирался заходить в ее комнату и тем более — забираться к ней в постель.
— Я совершенно трезва, — сердито сообщила она ему, а Сол тем временем вынул у нее из руки магнитную карточку и вставил в замок. — Ну а теперь что вы делаете? — спросила она, когда он толкнул дверь и прошел за ней в комнату. — Я вам не ребенок, и нечего стоять надо мной, пока я переоденусь, или следить, чтобы я правильно почистила зубы перед тем, как лечь в постель… — Она нахмурилась, заметив, что он проигнорировал ее слова и удалился в ванную, потом вернулся со стаканом, вытащил из мини-бара бутылку с водой и наполнил стакан.
— Выпейте! — сурово приказал он. — Разумеется, это не поможет вам избежать утреннего похмелья, но по крайней мере предохранит от полного обезвоживания.
— Да, папочка, — с притворным смирением пролепетала Талла и приняла у него стакан. Однако рука дрогнула, и ледяная вода попала ей за ворот. Талла едва не задохнулась от ярости. — Ну смотрите, что вы наделали! — обрушилась она на Сола и принялась оттягивать влажную ткань от тела. Ей показалось, что Сол еле слышно выругался. Он опять ушел в ванную, однако Талла этого не заметила — она стягивала с себя мокрую блузку, потом бюстгальтер. Застонав от отвращения, она бросила вещи на пол.
— Вот, возьмите… — услышала она голос Сола и изумленно уставилась на него, осознав, что он до сих пор еще находится в ее номере. — Какого черта вы делаете? — процедил он.
— А что я делаю? — Талла озадаченно поглядела на него. Что он имеет в виду? — Я ничего не делаю. Просто я… — Но едва она отвела взгляд от его разозленного лица и посмотрела на сброшенную на пол одежду, в голове у нее мгновенно все прояснилось. Она тихонько засмеялась и кокетливо спросила:
— В чем дело, Сол? Вы никогда в жизни не видели обнаженную женщину? — Она состроила нарочито скромную гримасу.
До нее смутно донеслись его слова:
— О Господи! Ну, ты мне ответишь за это, Клаус, черт бы тебя подрал!
Талла все продолжала хихикать, смех пузырился в ней, как в молодом шампанском. Сол швырнул ей полотенце и жестко сказал:
— А ну-ка завернитесь в это!
— Но я не хочу ни во что заворачиваться, — высокомерно возразила Талла. — Что с вами, Сол? — заворковала она. — Вам не нравится мое тело? Большинство мужчин…
— О Господи, с меня достаточно! Стойте смирно! — сердито приказал он, пытаясь обернуть вокруг нее полотенце наподобие топика.
Талла рассмеялась.
— Так оно не будет держаться. Надо связать кончики. — Она шаловливо дотронулась до ложбинки между грудей и дерзко добавила:
— Вот здесь. — Почему-то она никак не могла отвести взгляд от его рта и с изумлением и восторгом смотрела на него.
— Талла… — предупредил Сол. Она не понимает, что делает, думал он, и виной всему — дорогое крепкое вино, а не ее чувства к нему. Но, Боже мой, неужели она не понимает, что делает с ним, что один только взгляд на ее великолепную обнаженную грудь сводит его с ума! Наверное, он просто каменный, раз может устоять перед этим невинным и очаровательным призывом. И неважно, что она при этом чувствует… — Талла… — простонал он.
На мгновение она вдруг пришла в себя, но было уже слишком поздно: он выронил полотенце, которое держал в руках, и схватил ее в свои объятия.
— Сол… — жарко выдохнула Талла. Глаза ее широко раскрылись. — Поцелуй меня, — нетерпеливо просила она, — я хочу, чтобы ты сейчас же поцеловал меня. — И, словно подчеркивая свою мольбу, она теснее прильнула к нему и прижалась губами к его рту.
Сол всегда презирал мужчин, которые не упускают возможности воспользоваться тем, что женщина выпила. Мужчина должен защищать женщину, считал он, охранять ее, даже когда она сама… В конце концов, у него тоже есть дочери, которые когда-нибудь могут оказаться в таком же положении, как сейчас Талла. И что бы он подумал о мужчине, который воспользовался бы их невинностью?
— Сол… — тем временем промурлыкала Талла, приблизив к нему свои губы.
Разве можно устоять перед таким настойчивым приглашением? Неужели она не понимает, как сильно действует на него? Сол закрыл глаза, наслаждаясь нежным прикосновением ее губ.
Талла хотела поддразнить его, вызвать ответную реакцию. Однако не получилось, и она разочарованно вздохнула. Сол не собирался отвечать на ее ласку, и она никогда не узнает, как он целуется. Она уже собиралась отстраниться от него, как вдруг Сол стал нежно водить губами по ее губам. Легкий чувственный озноб пробежал у нее по телу, потом еще и еще раз. Талла поддалась охватившему ее желанию и пылко ответила на поцелуй.
Она не могла вспомнить, чтобы кто-нибудь до него так целовал ее. Никто и никогда так не целовал. Никто и никогда. Она не узнавала себя в этой чувственной, несдержанной женщине, которая не просто отвечала, но и продлевала сладостные ощущения от этого долгого поцелуя, становившегося все более интимным и страстным.
Неужели это она издает слабый стон чувственного восторга, из-за чего Сол все крепче прижимает ее к себе и проникает языком в ее рот? А сердце билось так быстро, что ей казалось — оно вот-вот вырвется из груди. Она была уверена, что Сол тоже это чувствует. А как же иначе, если он так крепко прижимает ее к себе?..
Талла тихонько вздохнула от удовольствия, открыла глаза и тут же утратила способность дышать. У нее закружилась голова — она увидела, как Сол смотрит на нее, и по тому, как расширились его зрачки, поняла, насколько он возбужден. Она удивленно протянула руку и дотронулась до его лица, завороженная его реакцией на нее.
Она понимала, что он возбужден и беззащитен перед связью, возникшей между ними, перед их невысказанной и необъяснимой реакцией друг на друга. Они оба испытывали жгучую страсть, не в силах прервать поцелуй.
Талла ощущала восхитительное чувство свободы, столь легко и непринужденно выражая свое влечение. Она отбросила в сторону все сомнения и признала, что страсть, которую она подавляла в себе с того самого момента, как они познакомились, наконец-то выплеснулась наружу. Талла долго пыталась загнать ее вглубь, отказаться от нее из-за боязни, что, как в детстве и в юности, полюбит человека, который не только не будет стоить ее любви, но даже не будет способен ответить на нее.
Но Сол не такой. На этот раз все будет по-другому… Талла тихо и блаженно вздохнула, ласково прижимаясь к нему всем телом.
— Сол, — прошептала она, а воображение рисовало ей соблазнительные видения. — Я хочу, чтобы ты отнес меня на руках…
Сол застонал и понял, что, несмотря на все старания, он проиграл и не может, не в силах больше сдерживаться.
И она, разумеется, видела, что происходит с ним. Он понял это по ее торжествующему, слегка затуманенному взгляду после того, как она медленно окинула взором его тело, а потом посмотрела в лицо.
— Сол, — еле слышно прошептала Талла. Возможно, если бы она не была наполовину обнажена, если бы он не поддался искушению и не сжал бы ее в своих объятиях и не поцеловал, все пошло бы по-другому. Но дело было сделано, и Сол предпринял последнюю отчаянную попытку уклониться от неизбежного.
— Талла, я не могу, — грубовато проговорил он.
Ее взгляд, откровенно направленный на низ его живота, и слово «лжец», которым она наградила его, подсказали Солу, что Талла ничего не поняла. Нежно поддерживая ее, он попытался объяснить:
— Нет, я хочу сказать… мы не можем… у меня нет… я не…
Глаза Таллы разгорелись — она поняла.
— О, с этим все в порядке, — с радостной улыбкой прощебетала она. — У меня есть. Они в ванной. — И замолкла, увидев, что он потрясен.
Наверное, Сол был старомодным, но Таллу он никогда не считал слишком современной по части секса, — совсем наоборот. Несмотря на ее профессиональную жесткость, в ней были нежность и застенчивость. Он считал, что она не особенно опытна в сексе. Но теперь ему показалось, что…
— А у тебя в номере их нет? — слегка нахмурившись, спросила она. — Я думала, они должны находиться в ванной, ведь это Голландия, и…
Сол заулыбался.
— Не знаю, — ответил он. — Вполне возможно, что они там есть. Я не заметил.
— Видишь, значит, все в порядке, — про мурлыкала Талла и дотронулась до его груди. — Как хорошо, — прошептала она, когда Сол, не устояв перед искушением, принялся ласкать ее полную теплую грудь.
— И вполовину не так хорошо, как может быть, — напряженным голосом заверил ее Сол, а потом подхватил на руки и нежно опустил на кровать.
Талла сомкнула руки у него на затылке и приблизила к нему лицо для поцелуя.
Боже… как же она недооценивала поцелуи!.. Ведь это совершенно неизведанная область на ее жизненном пути! Она крепче прижалась к Солу, чувствуя, как его руки ласкают ее тело, как нежно он поглаживает ее кожу. Она протяжно выдохнула от восторга, выгнула спину и начала порывисто стаскивать с него рубашку, шепча в перерывах между поцелуями:
— Это несправедливо: ты можешь гладить меня, а я тебя — нет.
— А ты хочешь? — спросил Сол. Талла мечтательно заглянула в его глаза, затем оценивающе скользнула взглядом по его телу, чувствуя, как ее женская сущность вдруг вызвала к жизни запретные ранее мысли и желания.
— Да, — откровенно заявила она, — хочу. На какой-то миг голодная страсть, промелькнувшая в глазах Сола, вынудила ее заколебаться, и она занервничала. Тогда Сол отпустил ее и чуть-чуть отодвинулся. Поспешно расстегнув рубашку, он сбросил ее и позвал Таллу:
— Ну, тогда давай действуй.
Она вдруг почувствовала сомнение. Почему-то физическая близость, которую предлагал этот мужчина, противоречила его прежнему заботливому отношению к ней. Сол вызывал у нее такую сладострастную реакцию, что Талла едва не лишилась чувств от желания. Она не могла сообразить, чего бы ей больше всего хотелось. Может, просто смотреть на него, протянуть руку и погладить его тело пальцами… Но от этой мысли сердце ее протестующе дрогнуло в груди. И, повинуясь неудержимому желанию, она потянулась к нему и прижалась губами к коже, вдыхая его запах, касаясь его, целуя и пробуя на вкус. Она хотела ощущать каждый его вздох и видеть его реакцию на ее ласки.
— Если ты будешь так смотреть на меня, то мы сотворим самый безопасный секс, который только возможен между мужчиной и женщиной, — предупредил ее Сол и затем откровенно добавил:
— По крайней мере в первый раз. Я уже давно мучаюсь, Талла, и мое тело реагирует на тебя так, будто я подросток, а не зрелый мужчина.
— И как долго? — лукаво поинтересовалась Талла.
Сол помедлил, а потом коротко ответил:
— Мы с Хиллари разведены уже более двух лет, и перед этим… Если честно, то где-то около двух или трех…
— ..месяцев, — подсказала Талла. Сол нахмурился.
— Двух или трех месяцев? Попробую еще раз. Ты правильно поняла цифры, но не время. Я хотел сказать, два или три года, — откровенно признался он. — А если хочешь истинную правду, то последний раз это было до рождения Мег…
Талла молча уставилась на него. Не может быть! И в то же время не похоже, чтобы он лгал. Может, крепкое вино все еще затмевает ее рассудок? Она посмотрела ему в глаза и лукаво спросила:
— Если я помогу тебе справиться с остальной одеждой, ты поможешь мне избавиться от моей?
Сола оставили последние силы. Она больше его сгорает от страсти. Он еще мог бы как-нибудь устоять перед откровенным приглашением к сексу, но, во-первых, он уже давно мечтает о ней, а во-вторых, все это в сочетании с ее чувством юмора, теплом, откровенной нежностью… Больше он не мог сдерживаться. Он взял ее руку и принялся целовать кончик каждого пальца, а потом медленно, с наслаждением стал их сосать, пока Талла не почувствовала, что она либо потеряет сознание, либо сердце у нее разорвется от наслаждения.
Позже она не могла припомнить, как они в конце концов оказались раздетыми, случилось ли это до того, как Сол начал гладить ее ладонь, а потом запястье кончиком языка, или после того, как он принялся ласкать ее соски. Он захватывал их губами и теребил до тех пор, пока она не начинала стонать во весь голос от наслаждения.
Она понимала, что может касаться и ласкать его и получать удовольствие от познания его тела. И она не сдержала восторга, увидев, как его естество отвечает на ее ласки. И когда она капризно не отпустила его посмотреть, что есть в аптечке для обеспечения безопасного секса, Сол сказал, что существуют иные способы доставить им обоим удовольствие. Все ее чувства были поглощены интимными ласками, к которым она не привыкла и которых не позволяла ни одному из своих прежних поклонников.
Вот почему, когда Сол принялся медленно и нежно поглаживать ее живот, она не стала сопротивляться, а, напротив, мечтательно следила за его рукой. Но тут страсть окончательно поглотила его: он наклонил голову и поцеловал ее таким жадным, жарким поцелуем, что сердце у нее помчалось в безумном беге, а все тело запылало огнем. Мощный поток желания захватил ее с ног до головы, и она потрясение закричала. Мощная спираль страсти раскрутилась, и ничто уже не в силах было остановить восхитительное ощущение близости, единения.
На нее непрерывным потоком обрушился водопад наслаждения.
А потом, когда в усталой истоме она умиротворенно лежала в объятиях Сола, он лукаво улыбался, глядя, как у нее смыкаются веки и она погружается в сон.
Жестоко будить ее, несмотря на то что его тело так мучительно тянется к ней… Но нет, нельзя оставаться с нею в постели, сурово приказал себе Сол. Он боялся навредить их только зарождающимся новым отношениям. Он не хотел, чтобы его мужской эгоизм взял верх над разумом и потребовал удовлетворения желания.
Сол нехотя оторвался от Таллы, поцеловал ее в кончик носа, потом оделся и тихонько вышел из комнаты.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Превосходный супруг - Джордан Пенни

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Эпилог

Ваши комментарии
к роману Превосходный супруг - Джордан Пенни



Нет слов... Я без ума от романа:*
Превосходный супруг - Джордан ПенниМарисса
6.01.2011, 15.59





Мені не дуже сполобався роман.Читаєш і не розумієш як опинилася в іншій сюжетній лінії роману.8/10
Превосходный супруг - Джордан Пеннилюда
17.11.2011, 16.35





впечетляет...
Превосходный супруг - Джордан Пеннитатьяна
29.12.2012, 12.27





Очень красиво..rnДавно не читала такие романи
Превосходный супруг - Джордан ПенниІрена
29.12.2012, 12.29





Очень красиво..rnДавно не читала такие романи
Превосходный супруг - Джордан ПенниІрена
29.12.2012, 12.29





Очень красиво..rnДавно не читала такие романи
Превосходный супруг - Джордан ПенниІрена
29.12.2012, 12.29





Очень красиво..rnДавно не читала такие романи..
Превосходный супруг - Джордан ПенниІрена
29.12.2012, 12.29





нет слов12
Превосходный супруг - Джордан ПенниАнастасия
29.12.2012, 12.34





опа гам ган стайл
Превосходный супруг - Джордан Пенникакашка опа гам ган стайл
29.12.2012, 12.36





какой классный мужчина-воздержанец, семьянин, да плюс ко всему ходячий сексапил! и как он прикольно говорит: "Вы можете обнаружить, что поранили самое себя о свои острые словесные шипы."
Превосходный супруг - Джордан ПенниАрника
29.12.2012, 15.10





Нет! Трое детей отбивают всю романтику. Мужчина, конечно, любит женщину, но он ее все равно уже выбирает, а это не то.Любовь не должна быть рассудочной, а когда трое детей, ищешь подходящую жену.
Превосходный супруг - Джордан ПенниРина
29.12.2012, 15.02





Нетвоздержанец, а воздерженец = воздержение
Превосходный супруг - Джордан ПенниСинтия
29.12.2012, 15.17





Воздержание от секса, но воздерженец
Превосходный супруг - Джордан ПенниЭлис
29.12.2012, 15.30





а что правда есть такое понятие? а его на ходу придумала, для краткости :-))) в общем, мужчина что надо. :-)
Превосходный супруг - Джордан ПенниАрника
29.12.2012, 17.12





Арника, конечно есть. Воздержание бывает вынужденным или осознанным. Монастырь, например. Бывает, человек себя ведет целомудренно, чтобы не шокировать детей, а бывает, в память великой любви.
Превосходный супруг - Джордан ПенниСинтия
29.12.2012, 18.27





я имела ввиду слово "воздержанец" - воздерженец или как там его. )а не само воздержание. :)
Превосходный супруг - Джордан ПенниАрника
29.12.2012, 20.36





прекрасное,доброе чтиво
Превосходный супруг - Джордан Пенниatevs17
29.12.2012, 23.29





В начале романа гл.героиня не понравилась,показалась злобной,склочной,несдержанной.Но ее отношение к детям гл.героя полностью реабилитировало ее.Похоже,только из женских романов узнаю,что мужчина,не обремененный обязательствами и обетами, может несколько лет воздерживаться от секса. Надо же,как все запущено.
Превосходный супруг - Джордан ПенниГандира
29.09.2013, 20.59





отличный роман. 10 б.
Превосходный супруг - Джордан Пенниvalentina63
15.01.2015, 9.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100