Читать онлайн Нежданная любовь, автора - Джордан Пенни, Раздел - ГЛАВА ДЕВЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежданная любовь - Джордан Пенни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.92 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежданная любовь - Джордан Пенни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежданная любовь - Джордан Пенни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джордан Пенни

Нежданная любовь

Читать онлайн


Предыдущая страница

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Покажет ей.
Вскинув голову, Сара взглянула на Стюарта широко раскрытыми от смущения и неожиданности глазами. От этого резкого движения его палец плотно прижался к уголку ее рта. То ли от прикосновения, то ли от общего потрясения, но она приоткрыла рот и нервно облизала губы кончиком языка.
Он наклонил голову, и она почувствовала, что он сейчас ее поцелует. Его твердый взгляд дурманил ее, и она перевела глаза на его рот, но это оказалось еще хуже, так как сердце начало колотиться в бешеном ритме. Она пробормотала что-то в знак протеста, но не сделала ни малейшей попытки отстраниться, когда он обнял ее.
Он целовал ее раньше, и она могла догадаться, чего можно ожидать. Но почему-то на этот раз поцелуй подействовал на нее сильнее, был более чувственный. Она беспомощно приоткрыла рот и сама потянулась к его влажным и теплым губам.
Он что-то произнес, а она лишь вся затрепетала, ничего не соображая в порыве чувств, охвативших ее.
Руки Стюарта гладили Сару по спине, обнимали за талию, притянули к себе так крепко, что она грудью прижалась к нему. Волна его тепла захтестнула ее, и Сара почувствовала, что у нее дрожат колени. Она слегка застонала, и тут же поцелуй сделался мягче, словно ее зов к нему нашел отклик.
Его руки шаловливо играли с ее волосами, гладили их, и она замерла от непередаваемо приятных ощущений. Стюарт, не отрывая губ, произнес ее имя, и это прозвучало как требование. Сара вздрогнула.
Теперь он слегка покусывал ее губы и нежными круговыми движениями водил пальцами по голове, расслабляя и успокаивая ее.
Он стал осторожно отстраняться, а ей хотелось сказать ему, что ей необходимо тепло и мощь его тела. Выговорить эти слова было выше ее сил, поэтому она молча прильнула к нему, вцепившись пальцами в твердые мускулы его плеч и глядя на него широко открытыми, изумленными глазами. Губы ощущали приятную боль от его поцелуя.
Стюарт убрал руку с ее головы и, изогнувшись, слегка отстранился. Она отпрянула при этом назад, а он, увидев боль в ее глазах, тоже с болью в голосе произнес:
– Сара... не надо...
У нее задрожали губы. Стюарт издал звук, похожий на стон, и дотронулся рукой до ее лица, осторожно поглаживая большим пальцем набухшую нижнюю губу. Сару бросило в такой жар, что в потрясении она громко вскрикнула. Губы ее разомкнулись, и палец Стюарта соскользнул в теплую, влажную полость ее рта. Инстинктивно она дотронулась до него кончиком языка. Кожа у него на пальце была шершавая и немного соленая. Она снова лизнула его, удивляясь, до чего это приятно. С закрытыми глазами и постанывая от удовольствия, она стала сосать его палец и не могла оторваться, пока Стюарт, передернувшись, не убрал его. При звуке своего имени Сара наконец сообразила, что делает, и беспомощно уставилась на Стюарта, покраснев от стыда. Он держал в ладонях ее лицо, и его большой палец оставил влажный след у нее на коже.
Более мягким голосом он произнес:
– Ты хоть представляешь себе, что со мной делаешь? Как волнуешь, возбуждаешь меня?
Сара молчала.
– Ты не веришь мне? Посмотри.
Он расстегнул пуговицы рубашки и вытащил ее из джинсов. Она увидела загорелый, мускулистый торс, треугольник мягких темных волос на груди исчезал за поясом брюк.
У Сары пересохло в горле, а сердце бешено запрыгало. Но она не почувствовала страха, когда он взял ее руку и положил себе на грудь около сердца. Услышав отчаянный стук, она подняла глаза и увидела странный румянец у него на лице; глаза потемнели и блестели. Ее же собственная реакция была такой, словно он касался ее. Она ощутила, что грудь под свитером налилась и болела. Ей было стыдно, и она отвернулась от него. Он прерывисто дышал, мускулы на шее напряглись, а кожа стала слегка влажной. Ей захотелось лизнуть его кожу, чтобы убедиться, такая ли она соленая, как большой палец. У нее перехватило дыхание. Она не могла оторвать взгляд и не смотреть, как поднимается и опускается у него грудь.
А он так же возбужден от мысли, что до него могут дотронуться и будут ласкать? Жаждет ли он ее рук, губ так же, как она?
– Вот видишь? – услышала она его резкий голос.
Он поднес ее руку ко рту, поглаживая большим пальцем запястье, и, прежде чем она поняла, что он сейчас сделает, он стал медленно посасывать каждый палец ее руки, причиняя ей сладкую муку.
Сердце у нее упало, и ее бросило в жар. Ей казалось, что она вся горит от изощренной муки желания, которое пронизало все поры ее существа. В какое-то мгновение ей показалось, что она сейчас потеряет сознание, и Стюарт это тоже почувствовал, потому что в следующий миг подхватил ее на руки и, крепко прижав к себе, стал слегка покачивать, как бы успокаивая то волнение, которое сам и вызвал.
Сару так трясло, что она боялась упасть, если он отпустит ее. Но он и не собирался этого делать. Она ощутила твердые, приятные прикосновения его рук у себя на теле под свитером.
– Я должен сейчас же остановиться, иначе я за себя не ручаюсь, – пробормотал Стюарт ей в ухо. – Но не знаю, смогу ли я.
Он вздохнул, а она подумала с болью, сознает ли он, что ей совсем не хочется, чтобы он останавливался.
– Ты знаешь, чего мне сейчас хочется? – прошептал Стюарт. – Я хочу раздеть тебя, лечь рядом с тобой, чтобы наши тела прижались, и ласкать тебя. Я хочу целовать тебя, держать тебя в объятиях, гладить тебя и овладеть тобой. Я хочу этого так сильно, как никогда раньше.
Конечно, это не было правдой и не могло быть правдой, подумала Сара. Он любил другую, и она это знала. Но слова подействовали, словно волшебный бальзам, леча раны, нанесенные Анной.
Она ничего не сказала и не сделала в ответ на его слова, но, вероятно, что-то произошло, какой-то неуловимый посыл от ее тела к нему, потому что теперь он целовал ее уже не так нежно, как раньше, и движения его стали более требовательными и чувственными. Руки ласкали ее кожу под свитером. Он на секунду замешкался, дотронувшись до бюстгальтера, потом расстегнул его, и тонкий шелк соскользнул вниз. А когда шершавый свитер стал тереться о ее напрягшиеся соски, то Сара почти закричала от возбуждения и желания нежных прикосновений Стюарта к ее груди и его поцелуев.
От шквала нахлынувших ощущений ее била дрожь, и она вскрикнула. Стюарт перестал ее целовать и еле слышно пробормотал:
– Тихо... все хорошо, все в порядке.
Но у Сары внутри болело и жгло от страстного желания дотронуться до его кожи.
Она и не представляла, что может так сильно хотеть гладить и ласкать его тело.
Она попыталась сказать ему, чтобы он остановился, прежде чем она поставит в неловкое положение его и опозорится сама, но кроме слов «Я хочу...» ничего не вышло. А он тем временем снял с нее свитер и джинсы и, прижав к себе, целовал так осторожно и нежно, что она забыла все, кроме своего желания ответить ему тем же.
Он отступил назад, чтобы снять одежду с себя, а она вынуждена была присесть на край кровати, от сильной дрожи почти не сознавая, что происходит. Ведь Стюарт на самом деле занимался с ней любовью... хотел и жаждал ее.
От неловкости и смущения она снова вздрогнула, и Стюарт тотчас опустился перед ней на колени. Его обнаженное, стройное и крепкое тело с узкими бедрами и плотными мышцами ягодиц резко контрастировало с ее нежными формами.
Он коснулся ее колена, желая этим жестом подбодрить и успокоить ее.
– Все хорошо, – тихо сказал Стюарт. – И все будет нормально. Я обещаю, что, если ты захочешь, чтобы я прекратил это, я остановлюсь.
Если она захочет... Что бы он сказал, услышав от нее, что именно этого она и не хочет? Сара нагнула голову, и упавшие пряди волос скрыли от него выражение ее лица.
Голова Стюарта оказалась около ее груди. Набухшие и упругие груди бесстыдно требовали его прикосновений. Он осторожно накрыл ладонями их шелковистую поверхность.
– Как будто трогаешь атлас, – хрипло произнес он. – Самый дорогой и красивый на свете.
Большим пальцем он погладил сосок, и это причинило Саре такую боль желания, что она не удержалась от стона. Он тут же притянул ее к себе и стал ласково касаться нежными поцелуями ее груди. Сара же ощущала, что ее плоть требует не нежности, а чего-то большего... Когда его губы сомкнулись вокруг ее соска и стали его посасывать, она застонала. Выгнув спину и запрокинув голову, Сара вонзилась пальцами ему в плечи и шею, а ее тело пульсировало от удовольствия. Он зубами прикусил ее сосок, и она вздрогнула. Стюарт тут же отпустил ее и извинился. С потемневшим от неизведанных чувств и возбуждения взором она отрывисто сказала:
– Нет... не от этого... это не от боли.
Она запиналась от смущения. Ее бросило сначала в жар, а потом в холод. Но Стюарт не понял испытываемого ею стыда от того, что она ведет себя как ненасытная распутница. Наоборот, он спрятал лицо у нее между грудями и так крепко прижался, что Сара едва не задохнулась. Чужим, резким и хриплым, голосом он произнес:
– Ты знаешь, что ты – совершенство? Совершенство! Я не могу поверить в свое счастье, в то, что обрел тебя, Сара...
Услышав нетерпение в его голосе, она затрепетала. Когда рука Стюарта начала ласкать ее другую грудь, Сара уже не стала бороться с охватившими ее ощущениями. Их сила слишком ошеломила ее, и она не сообразила, что именно ее бессвязные слова побудили его прильнуть к ее мягкой и нежной груди и доставить ей такое захватывающее наслаждение, что она вскрикнула и потянулась к нему.
Ощущение его горячих, влажных губ у нее на коже было настолько возбуждающим, что ее тело начало пульсировать и гореть в тех местах, где он касался ее ртом, и она забыла обо всем.
Вместе с ней он лег на кровать. Она почувствовала, как под их тяжестью опустился матрац. Затем ощутила его ласкающую руку у себя на бедре, мягкое прикосновение его волос к ее животу. Он затаил дыхание, почувствовав, что она дрожит. Сара кожей ощутила его дыхание, и это настолько ее возбудило, что она, полная страстного желания, изогнулась в его руках.
– Ты словно бархатная, – услышала она глухой и невнятный голос Стюарта. – Атласная и бархатная, такая нежная и теплая.
Сара вдруг напряглась – ее охватил ужас, так как она поняла, что та непреодолимая тяга, от которой ее одновременно бросало в болезненную дрожь и расслабляло до опьяняющего восторга, происходила оттого, что он нежно касался языком самых интимных частей ее тела.
Разум говорил ей, что это кошмар и безумие – и не только потому, что он это делает, а и потому, что она реагирует так бесстыдно.
Но оказалось, что ее тело выше страхов и опасений, и она погрузилась в томный чувственный восторг наслаждения, которое он дарил ей своими интимными ласками.
Сара интуитивно чувствовала, что тоже должна ответить подобным подарком. Она уже контролировала свои действия, и, когда стала тереться своим телом о его, Стюарт застонал и почти грубо сжал зубы у нее на бедре. Подтянув ее к себе, он хрипло произнес:
– Я схожу с ума от твоей чувственности. Господи, как ты могла вообразить, что можешь не вызывать влечения? Ты самая желанная из женщин, каких я когда-либо знал.
Он сжал ладонями ее лицо и неистово целовал. Она чувствовала крепость и жар его тела, его ритмичные, эротические движения.
– Сара, я не хотел заходить гак далеко. Я должен прекратить это. Я должен...
Она заставила его замолчать, прикусив его нижнюю губу. Обхватив Стюарта руками, она без стеснения приняла его в свои объятия и почувствовала, как дрожь пробежала и по его телу – он не стал противиться искушению обладать ее жаждущим телом.
Сара извивалась на кровати, стонала как безумная, ощущая движения его языка у себя во рту.
Ее тело и душа хотели более сильных, глубоких, интимных соприкосновений с его плотью. Когда наконец она почувствовала тяжесть его пылающего от жара тела на себе и это произошло, то она неистово вскрикнула от свершения того, в чем она так нуждалась. Он осторожно сдерживал свои движения, она же изогнулась под ним, впившись ногтями ему в спину. Она совершенно ошеломила его накалом желания, и он вскричал, что боится причинить ей боль и уже не может управлять собой.
Сара достаточно много читала и слышала о том, какие ощущения можно при этом испытывать. Но глубина и сила свершившегося настолько потрясли ее, что она вскрикнула, находясь почти в благоговейном страхе, дрожа и чувствуя, что не может пошевелиться, словно ее существо неподвластно ей. К своему ужасу, Сара обнаружила, что плачет, вернее, слезы просто непроизвольно текут у нее из глаз. Она этого и не заметила бы, если бы Стюарт не стал осторожно слизывать слезинки. Он держал ее в своих объятиях, успокаивая и шепча слова благодарности. От этого Сара вдруг почувствовала себя несчастной – ведь ему все происшедшее было знакомо, это только она ощутила себя обновленной, свежей, сильной и, когда они слились воедино, бессмертной. Теперь, уставшая от удовлетворенной страсти, Сара почувствовала неловкость, неуверенность, стыд от своей распущенности. Она хотела отстраниться от Стюарта, но он держал ее слишком крепко. На нее напала апатия, физическое и душевное изнеможение – такого она не чувствовала раньше никогда. Ее неодолимо потянуло ко сну. Она пыталась сопротивляться, силой заставить себя бодрствовать, но не смогла. Последнее, что она увидела, погружаясь в сон, – это лицо Стюарта перед собой. Он целовал ее, но не страстно и жадно, а нежно. Из множества разнообразных чувств, переполнявших ее взбудораженную душу, она отметила ощущение тепла, удовольствия, близости и полного понимания со Стюартом. Все эти ощущения определялись одним завлекающим словом, которого надо было опасаться. Это слово было «любовь».
Но Стюарт не любил ее, он любил другую. Стюарт...
Она глубоко вздохнула и провалилась в сон.


Сару разбудило утреннее солнце, его косые лучи упали на кровать. Она ощутила тепло на веках и сонно и вяло потянулась – сон все еще не отпускал ее. Наконец она открыла глаза и поняла, где находится. Она села, охваченная ужасом, и уставилась в окно, соображая, что это не окно ее спальни, а окно спальни Стюарта. Скоро это будет их общая спальня. Она не могла этому поверить, и у нее пересохло в горле от охватившей ее паники. Должно быть, она спала долго и глубоко, потому что была завернута, как мумия, в стеганое одеяло. На кровати лежала только одна подушка, и на ней виднелось углубление только от одной головы – ее собственной. Это означало, что либо Стюарт проявил душевную тонкость и заботливость, сообразив, как неловко, неуверенно и смущенно она почувствует себя, проснувшись и увидев его рядом, либо он просто не захотел остаться с ней. Эта мысль вызвала дрожь.
Кто-то, а, кроме Стюарта, сделать это было некому, аккуратно сложил на стуле ее одежду. На столе около кровати она обнаружила фляжку с приложенной к ней запиской. Она схватила ее и прочла следующее: «Кофе во фляжке. Я позвонил твоей маме вчера вечером и сказал, что мы за ужином выпили бутылку вина и решили, что неразумно ехать на машине, поэтому ты переночуешь здесь».
Больше в записке ничего не было, ни слова любви, ни упоминания о том, что произошло ночью. Но по крайней мере он побеспокоился сообщить родителям, хотя вполне мог бы разбудить ее и отправить домой...
И если бы он так поступил, она почувствовала бы себя отвергнутой, а это было бы нестерпимо больно.
Знал ли он об этом? Догадался ли? О чем ему было догадываться? Он понял, что она обладала разрушительной способностью потерять самоконтроль и так отдаться желанию и страсти... Сара покраснела, вспомнив прошедшую ночь. Ее тело, наоборот, не испытывало никаких неудобств, общепринятых в таких случаях. Но ощущало оно себя по-другому: томным, зрелым, словно против ее воли и несмотря на потрясение от собственного бесстыдства оно тайно впитало в себя чувственные воспоминания о прошлой ночи и сознавало, что в конце концов оно представляет собой такой же прекрасно настроенный и восприимчивый инструмент, как у других, включая Анну. Она была способна возбуждать и вызывать желание.
Какие бы опасения ни сулил ей брак со Стюартом, сексуальная несовместимость больше ее не страшила.
Значит, именно поэтому он сделал это? Возможно, она не так поняла его ответное чувство. Или это была специальная уловка, чтобы успокоить ее? Может ли мужчина так притворяться?
Все еще дрожа, Сара вылезла из-под пухового одеяла, понимая, что не следует искать изъяны и сомневаться. Если уж ей так необходимо поразмыслить о случившемся, то гораздо лучше подумать о том, в чем нет сомнения и вопросов, – о собственном наслаждении.
Она открыла дверь в ванную. Маленькая комната была отделана панелями в тон спальне. Белоснежное современное оборудование заменило безвкусную сантехнику, которая была здесь раньше. Пол покрывали плетеные коврики. В ванной стоял свежий, слегка терпкий запах краски.
Сара закрыла глаза и представила себе, как прошлой ночью она вдыхала запах кожи Стюарта, как она гладила и целовала ее, дотрагиваясь языком, наслаждаясь ее теплом и вкусом.
Ей стало жарко, и где-то внутри заныло. Она решила не обращать на это внимания и встала под душ, стараясь не вздрагивать от ледяной струи.
Спустя полчаса она была уже в кабинете за работой.
Завтракать ей не хотелось. Она позвонила родителям и поговорила с мамой, которая не нашла ничего особенного в том, что Сара провела ночь у Стюарта дома.
– Я как раз ухожу, – сказала мама. – Мне надо договориться с Гвеном Робертсом и проверить цветы для церкви.
Сара повесила трубку. Дом был весь в ее распоряжении. Прежде чем спуститься вниз, она осмотрела кровать, осторожно ощупывая резьбу. Свадебный подарок ей. Такой подарок мужчина делает только любимой женщине. Она горько улыбнулась. Любовь чувствовалась в мастерстве исполнения, но это не было любовью к ней, скорее, это могла быть... любовь к дому. Кровать – подарок не столько ей, сколько замку. Ей не хотелось даже в мыслях представить себе, что бы она ощущала, если бы Стюарт действительно испытывал к ней такую глубокую любовь, неотвратимую по своей силе.
Она заставила себя не плакать. В конце концов, из-за чего плакать? Она выходит замуж за человека, с которым наверняка проживет благополучную и спокойную жизнь; она знает его достаточно хорошо, чтобы понимать, каким верным и заботливым мужем он станет, как будет любить их детей и разделять с ней свои жизненные планы. Будет ли он... любить ее? Едва ли. Но почему она должна этого хотеть?
Сара застыла на месте, услыхав шум подъезжавшей машины. Она устремилась на кухню, решив, что это Стюарт. Она снова закусила нижнюю губу – ее смущало, что он вдруг будет не очень-то доволен, застав ее на кухне.
Кухонная дверь распахнулась, и совершенно неожиданный, но очень знакомый мужской голос позвал Сару, и этот голос не принадлежал Стюарту.
Сара обернулась, не веря своим ушам и прижав руку к горлу. Весь ее вид выражал потрясение.
– Иэн...
– Значит, ты меня не забыла?
Все было при нем: самонадеянность и самоуверенность, тщеславие и самовлюбленность. Когда он шел ей навстречу, она могла только дивиться тому, что не замечала всего этого раньше, а просто принимала его таким, каким он был, покорно и с обожанием.
Теперь все изменилось, и пелена упала у нее с глаз, словно она стала совершенно другим человеком; и если раньше она со всем этим уживалась, то теперь почувствовала... отвращение и раздражение.
– Бедняжка моя. Как ты, должно быть, настрадалась. Но теперь все кончено. Я понял свою ошибку, и вот я, униженный, здесь. Хотя признай, что Анна была соблазнительная и заманчивая штучка. Неудивительно, что я был ослеплен ею. Но теперь все позади.
Он прошел вслед за ней в кабинет, и она сморщилась от неприятного сильного запаха его лосьона, распространившегося в небольшой комнате. К тому же, с неприязнью отметила Сара, он стоял слишком близко от нее, что было не только невежливо, но и намекало на якобы существующую между ними близость.
Она тотчас отодвинулась от него и пожалела, что, когда Иэн пошел за ней, не оставила открытой дверь.
Когда он приблизился к Саре, то ей пришлось напомнить себе, что это Иэн... Иэн, которого она любила почти всю сознательную жизнь. Иэн, который... с презрением отверг ее, использовал ее, если не в сексуальном отношении, то в плане ее чувств и умственных способностей, даже если он и делал это с ее молчаливого согласия. Другой мужчина, зная, что не может ответить на ее любовь, решительно порвал бы их отношения, как только догадался бы о ее чувствах. Такой мужчина, как... Стюарт, например. Она с трудом продохнула, смущенная и потрясенная от своих мыслей. Ей следовало бы быть вне себя от радости и счастья – Иэн здесь и хочет ее... Иэн говорит, что между ним и Анной все кончено, что он приехал увезти ее немедленно в Лондон...
Сара глубоко вздохнула и прервала поток его самоуверенной, насмешливой и уже не имеющей смысла речи.
– Иэн, я не могу вернуться с тобой в Лондон. Я выхожу замуж.
– Замуж? – Он насмешливо поднял бровь. – О да, твой отец что-то такое говорил. О том, что ты собираешься замуж за какого-то сельского жителя. Но, моя дорогая, как на самом деле ты представляешь свою жизнь здесь? Ты горожанка, так же как и я. Мы с тобой...
– Нет, – нетвердо ответила Сара. – Я совсем не похожа на тебя, Иэн.
Он взглянул на нее с досадой, раздраженный тем, что она не поддается его обаянию и отказывается от его предложения. Сара цинично спросила себя, отчего это она ему понадобилась – утешить его персону или навести порядок в конторе?
– Что ж, значит, я ошибся. – Теперь его голос звучал уже не мягко и пленительно, а, наоборот, резко, жестко и раздраженно.
Саре стало почему-то немного стыдно. Ей не хотелось не только слушать Иэна, но даже видеть его здесь.
Ей больше всего захотелось... закрыть глаза, а открыв, увидеть, что Иэн ушел, а на его месте стоит Стюарт. Эта мысль повергла ее в ужас. Как это может быть, что она хочет Стюарта и нуждается в нем, предпочитает его Иэну?
– Хорошо, Сара, – с раздражением сказал Иэн. – Я вижу, ты хочешь унизить меня. Я не виню тебя за это, хотя можно было предположить, что ты выше этого. Ты лучше других знаешь, как я раним, как мне необходимо...
– ...чтобы ублажали твое «я», – сухо договорила она.
Сара увидела, как изменился взгляд его голубых глаз – они сделались холодными и безжалостными.
– Анна была права, – ядовито произнес он. – Ты холодное, бесполое создание. Женщиной ты, по существу, не являешься. Ты говоришь, что выходишь замуж? Интересно, почему? Ты ведь не любишь его.
– А почему нет? Только оттого, что однажды имела глупость полюбить тебя? С этим покончено, Иэн. Я думаю, это произошло в тот день, когда Анна сказала мне, что ты знаешь о моих чувствах к тебе. Я поняла тогда, что любила не мужчину, а мираж. Стюарт стоит сотни таких, как ты.
– И ты его любишь? Ты лжешь, Сара. Я знаю тебя, твой тип женщин. Ты любишь меня. Ты всегда любила и всегда будешь любить...
– Нет, – горячо прервала его Сара. – Я не люблю тебя, Иэн.
– Да нет, любишь, и в брачную ночь, лежа, холодная и безответная, около своего фермера, будешь хотеть только меня...
– Нет, – снова повторила она и, подняв голову, произнесла то, что никогда в жизни не представляла себе способной сказать кому-нибудь, тем более Иэну: – Ты ошибаешься, Иэн, и я скажу, почему я знаю, что ты ошибаешься. Прошлой ночью мы со Стюартом стали любовниками. Я очень боялась, как ничего прежде в своей жизни. И знаешь, почему я боялась? Из-за тебя. Не потому, что когда-то любила тебя, а оттого, что ты обидел меня, издевался надо мной, позволил Анне жестоко оскорбить меня. Я боялась, что она права и я не способна вызвать желание у мужчины. Но когда Стюарт дотронулся до меня... показал мне... – Сара глубоко вздохнула и продолжила дрожащим голосом: – Стюарт подарил мне такую радость, какую я и не представляла себе, а он отдал мне это счастье щедро и от души.
Слезы выступили у нее на глазах, и она смахнула их тыльной стороной ладони.
– И из-за этого... даже если я не люблю его, а все еще люблю тебя – а это не так, – я останусь с ним, выйду за него замуж, потому что, Иэн, когда дело дошло до близости, Стюарт показал, что он самая цельная, совершенная натура из всех, кого я когда-либо знала. Рядом с ним ты просто безвкусная подделка, а не мужчина.
– О Боже, так ты его действительно любишь? И после всего-то одной ночи? Он, должно быть, хорош. Вот что я скажу тебе, старушка: на твоем месте я бы не очень уповал на то, что он настолько неотразим. Если он так сексуально одержим, то подумай хорошенько, сколько времени он будет довольствоваться только тобой? Он может жениться на тебе, но, держу пари, будет тебе изменять. Ты уверена, что еще не передумала?
Сара повернулась к нему спиной.
– Нет, Иэн, я не передумала.
Она не сдвинулась с места, пока не услыхала, как отъезжает его машина. От напряжения она была не в состоянии пошевелиться.
Ее трясло, она чувствовала тошноту, сильное сердцебиение и слабость, но одновременно она ощутила себя сильной.
Она любила Стюарта. Ее удивило, что, только произнеся эти слова, она это осознала. Вероятно, ее внутренняя суть знала это и прошлой ночью, и до того, но скрывала. Дрожь усилилась. Конечно, она не может выйти замуж за Стюарта. Это будет нечестно для них обоих. Ее и так достаточно сильно беспокоило, что она испытывает к нему больше желания, чем он к ней. Но теперь, когда она знает правду...
Она кусала нижнюю губу. Как ей сказать ему, убедить его? И вдруг ее осенило, что приезд Иэна – прекрасное оправдание.
Стюарту не к чему знать правду, а ей ставить их обоих в неловкое положение. Она могла бы просто сказать, что помолвка Иэна расстроилась и он хочет, чтобы она вернулась обратно, что он понимает... Возможная мысль, что она все еще любит Иэна, была настолько отвратительна, что у Сары свело горло. Она так долго цеплялась за свои несбыточные мечты, что уже начала спрашивать себя, не перестала ли она любить его давным-давно, но просто не разрешала себе допустить эту мысль. Это-то, конечно, и объясняло отсутствие у нее физического влечения к нему и ее уверенность в своей фригидности. Реакция на Стюарта очень быстро эту выдумку опровергла.
Долго ждать возвращения Стюарта не пришлось – «лендровер» прогромыхал по двору как раз в то время, когда она готовила кофе.
С болью в сердце Сара смотрела, как Стюарт широкими шагами пересекает двор, направляясь к двери. Как он все это воспримет? Рассердится или просто выслушает ее, склонив голову набок, и позволит ей уйти?
У нее так дрожали руки, что она с трудом удерживала кружку.
Он вошел на кухню и прямо от двери взглянул на нее.
– Стюарт... мне надо тебе кое-что сказать.
Он молча ждал.
– Дело в том... что я в результате не могу выйти за тебя замуж, – запинаясь, проговорила Сара, не смея взглянуть на него.
– Понятно.
Наступило молчание. Она в напряжении следила, как он скинул сапоги, прошел к кухонному столу, выдвинул стул и сел.
– Ты не возражаешь, если мы обсудим это сидя? – спросил он, с болезненной гримасой разгибая спину. – Очень болит спина. Кровать в комнате для гостей не самое удобное сооружение, на котором мне когда-либо приходилось спать. К тому же все утро я пересаживал молодые деревца. Твое неожиданное изменение намерений – оно идет от сердца или от ума? А может, в этом повинны события прошлой ночи?
Сара пристально смотрела на него.
– Нет, конечно, нет, – честно ответила она и вдруг сильно покраснела, так как поняла неуместность ее страстного заверения, но, к счастью, он не понял ее самопредательства и вместо этого спросил:
– Тогда почему?
Момент настал. Она сжала руки, мысленно молясь обрести силу, чтобы убедительно соврать ему.
– Сегодня утром... у меня был посетитель.
Она хотела отвернуться, но это ей не удалось, так как она сидела напротив него.
– Это... Иэн. Его помолвка с Анной расстроилась, и он просит меня... Он хочет, чтобы я вернулась к нему, и... я... в общем, ты уже знаешь, что я...
Сара с трудом проглотила слюну, чувствуя, что не в состоянии лгать, но вынуждена это делать.
– Что ты – что? – подсказал ей Стюарт. – Что ты любишь его?
Она кивнула, не в состоянии продолжать.
– Странно. Особенно когда менее часа тому назад я сам слышал, как ты говорила, что совершенно его не любишь и что не собираешься возвращаться с ним в Лондон.
Сара не верила своим ушам.
– Ты слышал? Но ты не мог... Ты...
– Я вернулся за ключами от «лендрове-ра»... Дверь в кабинет была приоткрыта. Во дворе я уже увидел чужую машину. Я не собирался подслушивать, но когда услыхал, что он тебе говорит...
Он замолк, а Сара спросила слабым, охрипшим голосом:
– И как долго?.. И сколько?.. Нет, Стюарт, пожалуйста, не надо. – Она запротестовала, а он встал и подошел к ней, его намерения ясно проглядывались на его лице.
– В общем, так: я пробыл здесь достаточно долго, чтобы услышать, как ты сказала, что любишь меня, – с нежностью произнес он, поднимая ее со стула и заключая в объятия. Все ее протесты и возражения были поглощены его поцелуем. – Эти слова прозвучали для меня почти самой сладкой музыкой.
– Почти? – едва смогла пробормотать она, касаясь губами его рта. – Но...
– Самая сладкая музыка будет та, когда ты скажешь: «Я согласна», стоя рядом со мной в церкви. Сара, Сара, я не могу этому поверить даже сейчас. – Он стонал, крепко целуя и обнимая ее. – Ты любишь меня... Я надеялся, что если я терпеливо буду ждать, то когда-нибудь ты сможешь меня полюбить, но услышать, как ты сказала ему...
– Стюарт, пожалуйста, это все бесполезно... Я не могу выйти за тебя замуж, зная, что ты любишь другую. Неужели ты не понимаешь, что это нечестно для каждого из нас?
– Я – люблю другую? – Он перестал ее целовать, немного отстранился и заглянул ей в глаза. – Господи, откуда ты это взяла? Конечно же, я люблю тебя. И полюбил с первого мгновения. Меня словно рассекло секирой, словно на меня упало огромное дерево... я чуть не умер от потрясения. Только что я был нормальным, здравомыслящим мужчиной тридцати с небольшим лет, занимался своим делом – и вдруг... Я только раз взглянул на тебя и сразу понял, что моя жизнь навсегда и необратимо изменилась.
– Стюарт... это неправда. Ты сам мне говорил о какой-то Салли.
– Салли? – Он был в полном недоумении. – Единственная Салли, какую я знаю, – это моя невестка, а что касается других... Были кое-какие связи, я признаю, я даже думал, что они станут долговременными, но никогда я не встречал женщины, которая заставила бы меня ощутить то, что я почувствовал, встретив тебя. Если я на что-то намекал, то это вышло непреднамеренно.
– Ты сказал мне... дал понять, что знаешь, что такое безответная любовь. Я решила: это должно быть, кто-то в Канаде – и ты купил дом для нее, а она отвергла тебя.
– В Канаде? Да никогда! Постой... – он улыбнулся. – А, в тот вечер, когда мы встретились и я только взглянул на тебя и сразу понял, что ты единственная желанная для меня женщина, это привело меня в замешательство. А потом ты рассказала мне про Иэна.
– Иэн. – Сара вздрогнула. – Я не могу поверить, что когда-то он нравился мне, не говоря уже о том, что я любила его. Он такой пустой, такой...
– Все это неважно для нас и нашего будущего, – любовно глядя на нее, сказал Стюарт. – Давай оставим его в прошлом и закроем эту страницу, а? Есть более важные вещи, о которых стоит подумать.
– Какие? – ошеломленно спросила Сара.
– Например, что я ощущал прошлой ночью, держа тебя в своих руках и сделав тебя своею. И я так сильно хочу это повторить, что, наверное, не выдержу оставшиеся три недели.
– Ты действительно сделал эту кровать для меня, да? – Сара продолжала удивляться, покраснев от страсти и желания, прозвучавших в его голосе.
– Вообще для нас двоих, – поддразнил он ее, – но резьбу сделал для тебя. В знак моей любви. Труд во имя любви, если хочешь. Прошлой ночью... я не думал, что так произойдет. Я только хотел подбодрить тебя, показать, что ты не права, говоря, что ты нежеланна. Но когда я дотронулся до тебя...
Сара почувствовала, как он вздрогнул.
– Я просто не мог сдержаться. Я должен был овладеть тобою, любовь моя. А потом, ты так... чутко отзывалась, так манила к себе. Я хотел остаться, чтобы ты проснулась в моих объятиях, но побоялся стеснить тебя – ты и так слишком утомилась. Я также не решился разбудить тебя и отвезти домой. Если я не мог спать с тобой в одной постели, то по крайней мере ты была под моей крышей, Сара.
– Я люблю тебя, – ответила она, но ее слова заглушил его поцелуй.


– Нет сомнения в том, что они влюблены, – тихо сказала Маргарет Бену, когда они стояли рядом, наблюдая, как Сара и Стюарт выходят из церкви. Он обнимал ее, а она подняла лицо к нему, и он остановился, чтобы поцеловать ее.
Колокола радостно трезвонили, мальчики-пажи громко требовали, чтобы их переодели в джинсы, а мама новобрачной вытирала платочком глаза.
Солнце заливало своим светом древний церковный двор, и все гости и зрители купались в атмосфере счастья.
– Когда Сара впервые сказала мне, что выходит замуж за Стюарта... – Маргарет не договорила и покачала головой. – Я ни разу не видела ее такой счастливой, такой... удовлетворенной.
– Не говори так громко, – усмехнулся Бен. Маргарет посмотрела на него с удивлением. – Все свершится не позднее сегодняшней ночи, или я старомоден?
– Безнадежно, – прямолинейно ответила Маргарет, ласково чмокнув его в щеку.


– Все еще любишь меня? – тихонько прошептал Стюарт на ухо Саре.
Она повернулась к нему и одарила таким светящимся обожанием взглядом, что у него сердце перевернулось в груди.
– Тебе так необходимо об этом спрашивать? – прошептала она в ответ.
– Ммм... Да нет.
– А ты любишь меня?
– Подожди до ночи, тогда узнаешь.
Сара слегка покраснела и засмеялась, а затем шутливо прошептала:
– Посмотрим, как ты будешь любить меня через четыре месяца, когда я стану похожа на воздушный шар.
Сначала ей показалось, что он не сообразил, о чем она говорит, но потом в его глазах отразилось понимание, и он крепче сжал ее руку, недоверчиво спросив:
– Ты хочешь сказать, что...
– ...что я беременна, – договорила Сара. – Я не уверена на сто процентов, но на девяносто девять и девять десятых – да.
От радости Стюарт одновременно засмеялся и застонал:
– Вот уж выбрала время и место сообщить мне!
– Я сама не была уверена до вчерашнего вечера. Я понимаю, это немного раньше, чем мы собирались.
Он, вероятно, уловил беспокойство в ее голосе, потому что, нежно прижав к себе, тихо сказал:
– Для меня это не может быть слишком рано. Я люблю тебя, Сара.
Нагнувшись, он поцеловал ее, к явной радости зевак и под неодобрительные взгляды двух маленьких пажей.
– Посмотри на эти глупости... целуются, – прокомментировал старший.
– Действительно сентиментально, – пробормотала Маргарет. – Пусть это продлится у них как можно дольше. Это напомнило мне...
– Уважай священную обитель, женщина, – попенял ей Бен, подавляя смех.
– Это, кажется, не останавливает Стюарта и Сару, – мягко ответила Маргарет.
– Да, ты права, – согласился Бен, широко улыбаясь, и по примеру Стюарта тоже заключил жену в объятия.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Нежданная любовь - Джордан Пенни

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Нежданная любовь - Джордан Пенни



Прелесть какой глупый, смешной и нежно-сентиментальный роман! ))
Нежданная любовь - Джордан ПенниКатя
23.03.2012, 17.12





Когда тебе почти 30,а ты девственница, то комплексы сами вылезут даже оттуда, где их и никогда не было.
Нежданная любовь - Джордан ПенниЛюдмила
3.09.2013, 21.42





я даже не знаю что сказать,прочитать можно один раз.
Нежданная любовь - Джордан Пеннимария
13.01.2014, 5.50





Мне очень понравился роман,особеннокогда он с такой нежностью показал как её "любит". Мне бы так.А она и правду немного закомплексованна.Но он проявил терпения.
Нежданная любовь - Джордан ПенниЕкатерина
12.11.2014, 19.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100