Читать онлайн Любовь - первая и единственная, автора - Джордан Пенни, Раздел - Пятая глава в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь - первая и единственная - Джордан Пенни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь - первая и единственная - Джордан Пенни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь - первая и единственная - Джордан Пенни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джордан Пенни

Любовь - первая и единственная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Пятая глава

Сильвия, нахмурившись, изучала счет за ремонт Хавертон-Холла. Только сейчас она заметила, что на обратной стороне имелась дополнительная смета на ремонт Дома священника и краткая записка, подтверждающая, что работы в Доме священника будут проведены до того, как начнется работа в Хавертон-Холле.
Сердце Сильвии забилось быстрее от злости и обиды, когда она во второй раз перечитала документ. Нет ничего удивительного в том, что бывшие владельцы собственности Траста пытаются выжать из сделки все возможное. Сильвии часто приходилось втолковывать слишком зарвавшимся личностям, что старая мебель, указанная как антиквариат, при более тщательной проверке оказалась подделкой и, следовательно, стоит гораздо меньше назначенной цены. Но подозрение в адрес Рэна так сильно смутило и расстроило Сильвию, что она вышла из-за стола и принялась в задумчивости бродить по своей спальне. Речь шла о не слишком большой сумме, и если бы Рэн обставил это дело по-другому, Траст мог бы проявить великодушие и оплатить стоимость работ в Доме священника. Но если Рэн пытался смошенничать… обвести ее вокруг пальца… Сильвию возмутило именно то, что он попытался ее обмануть, и теперь посмеивается тайком у нее за спиной. Что ж, теперь настала ее очередь смеяться.
Стук в дверь отвлек ее от дальнейших размышлений.
— Войдите, — кратко ответила Сильвия, приготовившись к нападению.
Но когда дверь отворилась, на пороге стоял не Рэн, а домработница миссис Эллиот.
— О, миссис Эллиот, — пробормотала Сильвия.
— Рэн попросил меня узнать, что бы вы хотели на ужин сегодня вечером, — сказала пожилая женщина. — Он утром выловил прекрасную большую форель и говорит, что вы очень ее любите…
Сильвия зажмурилась.
Чертов Рэн. Зачем он напоминает ей о таких вещах из ее прошлого, которые она давно мечтает забыть?
— Это очень мило с вашей стороны, миссис Эллиот, — ледяным тоном ответила Сильвия, — но сегодня вечером я не буду ужинать здесь.
Она понятия не имела, где сможет сегодня поужинать, и понимала, что ее отказ звучит глупо и по-детски, но ничего не могла с собой поделать.
Где сейчас Рэн, неизвестно… видимо, старается держаться от нее подальше. Что ж, он не сможет прятаться вечно, и Сильвия твердо намерена сообщить ему о своей находке и потребовать объяснений. Естественно, он вообразил, что сможет подложить свой личный счет к счетам за работу в Хавертон-Холле, и никто этого не заметит. Нет уж, не на ту нарвался. Кстати, ей уже пора поговорить с представителем ремонтной фирмы, которую нанял Рэн. Сильвия поджала губы. Приходится признать, что заранее позаботившись о составлении отчета и начале работ, Рэн избавил ее от достаточно трудоемкого подготовительного этапа… и заодно решил отремонтировать Дом священника за счет Траста?
Десять минут спустя, спускаясь по лестнице на первый этаж, Сильвия услышала голоса. Выйдя на лестничную площадку, она увидела в прихожей миссис Эллиот и высокую элегантную даму бальзаковского возраста.
— Так вы передадите Рэну, что я приходила, — говорила она домработнице.
— Да, передам, миссис Эдвардс, — почтительно ответила пожилая женщина.
Сильвия с пристрастием разглядывала незнакомку. Высокая, стройная, хорошо одетая, с безупречным макияжем, она относилась к тому типу женщин, которые всегда нравились Рэну. Очевидно, это и есть его теперешняя подруга. В ее поведении чувствовалась уверенность, свидетельствующая о том, что это не простая гостья. Отвернувшись от миссис Эллиот, она заметила Сильвию, и на ее лице мгновенно появилось если не вызывающее, то оценивающее выражение.
— Я отправляюсь в Хавертон-Холл, миссис Эллиот, — спокойно сообщила Сильвия. — Пожалуйста, поблагодарите Рэна за его предложение поужинать.
Краем глаза она заметила помрачневший взгляд подруги Рэна и почти успела дойти до двери, когда миссис Эллиот неожиданно ее окликнула.
— Ой, простите, я почти забыла. Рэн попросил передать, что если вы захотите закончить осмотр большого дома, он вернется около трех.
— Правда. Очень любезно с его стороны, — съязвила Сильвия. — Когда он вернется, миссис Эллиот, пожалуйста, скажите ему, что не надо утруждаться. У меня есть собственные ключи от Хавертон-Холла.
Не дожидаясь ответа, Сильвия толкнула входную дверь. Как он смеет? — возмущалась она по пути к машине. Чтобы осмотреть Холл, ей не нужна ни его компания, ни его разрешение. В ярости она рванула с места так, что из под колес джипа веером полетела щебенка.
Только на полпути к Хавертон-Холлу она начала успокаиваться, но ее лицо все еще пылало. Рэн не имеет право указывать ей, что можно, а что нельзя!
Остановив джип у дома, Сильвия торопливо отвела взгляд от того места, где вчера… Она не собиралась ни вспоминать, ни анализировать случившееся прошлой ночью. Это была ошибка, заблуждение и полнейшее помрачение рассудка, вызванное усталостью от длительного перелета.
Отомкнув тяжелую дверь, Сильвия повернула дверную ручку и с глубоким вздохом шагнула внутрь. Стараясь не замечать гулкого эха, она поспешила к тому месту, где накануне они с Рэном закончили осмотр. В сумке у нее имелась опись имущества и план здания, но часом позже ей все же пришлось признать, что исследовать комнаты в одиночку, без полезных комментариев Рэна, оказалось вовсе не так интересно.
По опыту Сильвия знала, что очень скоро будет свободно ориентироваться и в расположении комнат и в истории дома, но пока… Она тихонько взвизгнула, когда у ее ног прошмыгнул мышонок. Сильвия всегда боялась мышей и не могла забыть давнишнего испуга, когда одна из них прыгнула ей на ногу, удирая от кошки.
Сильвия уже добралась до верхнего этажа, когда снизу ее окликнул Рэн. Она застыла на месте. В сумке у нее лежал отчет и сметы. Наконец она решительно шагнула к двери, открыла ее и крикнула вниз:
— Я здесь, Рэн…
— Тебе не следовало приходить сюда одной, — упрекнул ее Рэн, направляясь к ней по коридору.
— Почему? Или тут водятся привидения?
— Нет, но перекрытия, особенно на двух верхних этажах, не слишком надежны, и если ты не хочешь поломать себе ноги…
— Как ты предусмотрителен, Рэн, — перебила его Сильвия. — Почти так же предусмотрителен ты был, когда заказывал эти отчеты. — Она достала пачку бумаг из сумки и помахала у него перед носом. — Или я слишком наивна, и это называется «меркантильностью»?
Рэн нахмурился.
— Не знаю, в чем ты хочешь меня обвинить, Сильвия, — начал он, но она не дала ему закончить.
— Разве, Рэн? Сегодня утром я прочитала отчеты инспекторов. А на обороте сметы обнаружила вот это…
Сильвия протянула ему смету работ в Доме священника.
— Ну и что? — пожал плечами Рэн, изучив предъявленный лист бумаги.
— Эта смета относится к работам, которые должны быть проведены в твоем личном доме, — терпеливо пояснила Сильвия.
— И…? — спросил Рэн, нахмурившись еще сильнее. — Прости, Сильвия, но, кажется, я не понимаю, к чему ты клонишь. Дом священника тоже надо ремонтировать, и…
— Ты решил подложить счет за эту работу к счетам за работы, выполненные в Хавертон-Холле, чтобы не платить самому!
— Что? — зловещим тоном переспросил Рэн. Его лицо, как и голос, исказилось от ярости. — Мне не нравятся твои подозрения, Сильвия, — резко произнес он.
Сильвия покачала головой и тонким голосом ответила:
— Мне тоже, Рэн. Но факты говорят за себя.
— Правда? А по-моему, это не «факты говорят», а твое больное воображение, — прошипел Рэн сквозь зубы.
— Ты не можешь отрицать очевидного, — резко напомнила ему Сильвия.
— А что здесь очевидно? Это отчет и смета работ в Доме священника — работ, которые я оплатил сам. Если эта смета и оказалась рядом с отчетом, то только потому, что я забыл ее вынуть, когда копировал для тебя документы…
— Ты сам оплатил работы в Доме священника? — недоверчиво переспросила Сильвия.
Рэн поджал губы.
— Может, тебе квитанцию показать?
— Да, покажи, — упрямо ответила Сильвия. Ее лицо залилось краской при мысли о том, какой дурой она себя выставит, если Рэн все-таки предъявит ей эту квитанцию.
— Миссис Эллиот сказала, что ты не будешь сегодня ужинать дома.
Сильвия уставилась на него, сбитая с толку внезапной сменой темы.
— Да.
— Здесь нет приличных ресторанов. Тем более таких, где подавали бы свежую форель. А ты ведь ее очень любишь…
— А может, мои вкусы изменились, — надменно ответила Сильвия, и добавила обиженным тоном, — В отличие от твоих…
Рэн заметно помрачнел, и она поспешила объяснить:
— Я видела твою… подругу. Она заявилась в Дом священника как раз, когда я уходила. Наверняка она с гораздо большим удовольствием разделит с тобой эту форель. А теперь, насчет квитанций…
Сильвия вздрогнула, заметив вспышку ярости в его глазах, но продолжала упорствовать. В этом ведь и заключается ее работа — удостовериться, что Траст не останется в дураках.
— Конечно, — деловым тоном сказал Рэн, слегка наклонив голову, словно признавая свое поражение. Но не успела Сильвия вздохнуть с облегчением, как он коварно улыбнулся и добавил, — Но боюсь, это необходимо сделать сегодня вечером, потому что на завтрашнее утро у меня назначена деловая встреча, а затем мне придется уехать на несколько дней…
— С твоей… подругой…?
Позже Сильвия горько пожалела о своем вопросе, но слова вылетели сами, прежде чем она успела прикусить язык. Рэн, уже собравшийся уходить, резко обернулся и окинул ее взглядом с головы до ног.
— Если ты имеешь в виду Вики, то разве это касается тебя… или Траста…?
Он попал в точку, и Сильвия это знала. Естественно, ее, как представителя Траста, не должна волновать личная жизнь Рэна. И теперь ей было стыдно за свою несдержанность.
— Если ты хочешь увидеть квитанции, это должно произойти сегодня вечером, Сильвия, — холодно напомнил ей Рэн. — Давай договоримся на половину девятого.
Прежде чем Сильвия успела ответить, он ушел, шагая по пыльному полу, а она беспомощно смотрела ему вслед.
Прошло добрых десять минут после того, как внизу утих шум двигателя «лендровера», но Сильвия все никак не могла вернуться к работе. Рассудок подсказывал ей, что причиной вражды была она сама и ее обычная манера общения с нечестными клиентами Траста, но чувства не позволяли ей уступить. Если у нее появились подозрения, значит, они небеспочвенны.
Она взволнованно кусала нижнюю губу. Если она ошибается насчет Рэна, и он пожалуется Ллойду…
Сильвия раздраженно напомнила себе цель своего прихода.


Хотя дом не был больше тех зданий, в которых приходилось работать Сильвии, она уже утратила счет веренице комнат на верхнем этаже. В конце концов она стерла пыль с окна и начала рассматривать расстилающийся внизу сельский пейзаж. Отсюда была видна река, в которой Рэн, скорее всего, и выловил свою рыбину. Она лениво текла по парку, окружающему дом. Взгляд на реку слегка взволновал Сильвию, напомнил ей счастливые часы ее детства, проведенные с Алексом и Рэном, когда она помогала им в работе и на рыбалке, а позже училась у них навыкам земледелия.
В своем первом обращении к Трасту Рэн предложил в качестве возможного источника дохода сдавать Хавертон-Холл клубам охотников и рыболовов. Траст придерживался политики, согласно которой ни одно животное, обитающее на его землях, не может быть убито ради забавы. В свое время Сильвия настаивала на этом условии. Теперь же она, помрачнев, вспоминала, что именно Рэн впервые объяснил ей, что наслаждаясь охотой, не обязательно убивать.


Рэн…
Сильвия все еще думала о нем, когда некоторое время спустя, после утомительного блуждания по безлюдным окрестностям отыскала всего-навсего три крохотных деревеньки, ни в одной из которых не было ресторана.
В маленькой пивной в третьей деревне хозяин только извинился в ответ на расспросы Сильвии.
— Мы здесь не готовим, но я посмотрю, может, там пара бутербродов от обеда завалялась.
Сильвия с бледной улыбкой покачала головой. Она жутко проголодалась и мечтала о сытном горячем ужине.
— За Линтвеллом есть неплохое местечко, — любезно продолжил хозяин пивной, — но туда ехать минут двадцать пять.
Двадцать пять минут. У Сильвии заурчало в животе. Невольно она представила себе форель Рэна, розовую и нежную, поданную с молоденькой картошечкой, свежими овощами и, конечно, с отличным голландским соусом. При одной только мысли слюнки текут.
Уже восьмой час. Если Сильвия отправится ужинать в Линтвелл, то наверняка опоздает на встречу с Рэном, а она не может дать ему повод для обвинения в непрофессионализме.
Отказавшись от оставшихся после обеда бутербродов, Сильвия вернулась к своей машине. Придется сегодня обойтись без ужина; в конце концов, мир от этого не рухнет. И с голоду она не умрет… Но черт, эта форель и… Рэн был прав. Сильвия ее обожает.
Около восьми Сильвия открыла дверь Дома священника.
Она проголодалась до чертиков, у нее разболелась голова и нервы были на пределе. Сахар в крови понизился, — раздраженно подумала Сильвия. Теперь бы сладкого чая выпить.
Чай то, наверное, поможет, только хочется ей совсем не этого.
Что со мной происходит? — усмехнулась Сильвия, входя в дом. — Все нормальные женщины моего возраста мечтают о мужчинах, а вовсе не о еде.
Восемь часов. Как раз хватит времени, чтобы принять душ и переодеться перед встречей с Рэном. Сильвия хотела еще раз заглянуть в документы, но если Рэн и вправду сам оплатил работу и может это доказать… Наверное, она поторопилась с обвинениями…
— Сильвия…
Она, как вкопанная, остановилась у лестницы, услышав голос Рэна. Повернув голову, она увидела его в дверях.
— Миссис Эллиот подаст ужин в половине девятого, так что у тебя полчаса…
У Сильвии вертелась на языке дюжина вопросов и столько же возражений, но все же ей удалось промолчать. Уже поднявшись по лестнице она спросила себя, почему не сказала Рэну, что уже поужинала.
Почему? Ответом было громкое урчание в ее животе. Естественно, Рэн догадался, что она вернулась не солоно хлебавши. Пусть думает, что хочет, — в гневе размышляла Сильвия, принимая душ, натягивая черное трикотажное платье, расчесывая волосы и наскоро поправляя макияж.
Почти половина девятого. Глубоко вздохнув, Сильвия взглянула на себя в зеркало и с гордо поднятой головой направилась к двери.
Ее трикотажное платье, простое и совершенно черное, обошлось Сильвии в месячную зарплату и носило ярлык одного из лучших Нью-Йоркских модельеров. Однако непосвященные замечали вовсе не это, а строгий фасон и то, как тяжелая ткань подчеркивает стройную фигуру Сильвии. И даже полные профаны в области моды обратили бы внимание на реакцию Рэна, когда он встретил Сильвию у подножия лестницы.
Привыкшая к простой рабочей одежде Рэна — узким джинсам, клетчатой рубахе с закатанными и рукавами и распахнутым воротом, в котором видны шелковистые черные волоски на груди, Сильвия совершенно забыла, как великолепно он смотрится в строгом костюме.
И хотя на смокинг его все же не хватило, он был одет в черные брюки и накрахмаленную белую рубашку.
Рэн сбросил пиджак, пока Сильвия спускалась по лестнице. Она невольно залюбовалась его мускулистой фигурой, на секунду замедлив шаг.
Он специально переоделся, чтобы поужинать с ней.
Зачем? Потому что прекрасно знает, какое впечатление производит на женщин его внешность, и намерен воспользоваться этим, чтобы отвлечь Сильвию, смутить ее в тот момент, когда ей требуется все внимание, вся сосредоточенность, чтобы выяснить правду об этом счете? Или она фантазирует? Может, он оделся так элегантно не для нее, а…?
Может, у него назначено свидание с другой женщиной после встречи с Сильвией?
— У нас еще есть время выпить перед ужином, если хочешь, — спокойно предложил Рэн. Но Сильвия заметила, что его взгляд надолго задержался на ее груди, прежде чем он посмотрел ей в лицо. Ее сердце бешено забилось.
— Нет… Спасибо, я не пью, — отказалась она и решительно добавила, — Я считаю, что бизнес и спиртное не сочетаются.
Пожав плечами, Рэн распахнул перед ней двери столовой и пропустил ее вперед. Проходя мимо, Сильвия почувствовала острый, свежий запах его тела, и ее лихорадочное сердцебиение сменилось пугающей тупой болью в груди.
— Я… принесла сметы, — торопливо воскликнула она и протянула ему бумаги, но Рэн покачал головой.
— После ужина, — твердо ответил он и добавил, — я считаю, что хорошая еда и выяснение отношений не сочетаются.
Выяснение отношений. Сильвия окинула его гневным взглядом, прежде чем занять предложенный ей стул.


Рыба оправдала все ожидания. Домашний пудинг со сливками тоже оказался очень вкусным. Сыр, который они ели на десерт, был местного производства. Рэн рассказал, что тоже собирался делать что-то подобное, но нашел это занятие невыгодным.
Когда-то, ужиная наедине с Рэном, Сильвия испытывала бы сильнейшее возбуждение, настоящий восторг, потому что была влюблена в него по уши. Естественно, она и вкуса бы не заметила, потому что думала бы только о том, чем они займутся после ужина. Рэн заключил бы ее в объятия и…
— Я попросил миссис Эллиот подать кофе в библиотеку…
Резкий, деловой тон Рэна оборвал ее мечтания. Смутившись, Сильвия отбросила эти мысли и сердито напомнила себе о цели своего прихода.


— Вот отдельная смета работ, которые требуется выполнить здесь, а вот квитанция.
Лицо Сильвии окаменело. Дрожащими руками она взяла у Рэна документы и уставилась в них. Она злилась на себя за свою ошибку.
Ее взгляд остановился на дате внизу квитанции. Сильвия не собиралась так легко сдаваться. Выпрямившись, она вернула бумаги Рэну и твердо заявила:
— Это всего лишь квитанция, Рэн, подписанная и помеченная датой.
— И доказывающая, что счет был оплачен несколько недель назад…
— Имеющая целью это доказать, — упрямо поправила его Сильвия. — Насколько я понимаю, дата могла быть вписана на прошлой неделе… или… — Она сделала многозначительную паузу и добавила с победоносной улыбкой, — Или даже сегодня…
Она уже повернулась, чтобы уйти, но Рэн остановил ее, схватив за руку и развернув лицом к себе.
— Ты действительно пытаешься обвинить меня в подделке квитанции? Ради бога, Сильвия, за кого ты меня принимаешь?
Сильвия пропустила мимо ушей его вопрос и попыталась уйти, но поскольку он все еще держал ее за руку, потребовала ледяным тоном:
— Отпусти меня, Рэн.
— Отпустить…? Ты хоть сама понимаешь, что говоришь, в чем меня обвиняешь? Ты уже не ребенок, Сильвия, и если это мелкая попытка…
— Нет, я не ребенок, — в ярости перебила его Сильвия. — Здесь, в Хавертоне, я являюсь представителем Траста и обязана защищать интересы Траста и его вложения… Если я думаю, что кто-то, все равно кто, пытается обмануть Траст или воспользоваться его деньгами, то моя работа…
— Твоя работа…? — расхохотался Рэн. — Какие возвышенные слова для женщины, которая ради этой «работы» спит со своим начальником.
Последовала секундная пауза, а затем Сильвию охватил порыв безудержной ярости, вызванной гневом и уязвленной женской гордостью. Ответила она так, как подсказывал ей инстинкт — подняла руку и залепила Рэну пощечину.
Неизвестно, кто из них был больше шокирован. На мгновение они оба застыли, глядя друг на друга. Сильвия чувствовала, как бьется ее сердце, видела сначала белый, а затем начавший краснеть отпечаток ладони на загорелой коже Рэна и различала злобу в его потемневших глазах. Было слишком поздно извиняться или бежать; Рэн все еще держал ее за руку, и когда Сильвия попыталась вырваться, он притянул ее к себе, его глаза горели гневом.
Сильвия сразу поняла, что он собирается предпринять. Закрыв глаза и беспомощно прошептав: «Нет», она почувствовала, как его твердые, безжалостные губы прижимаются к ее рту.
Ее никогда в жизни так не целовали, грубо, в наказание, и в то же время с ослепляющей, жгучей страстью. Ее тело не знало, как реагировать. В ее душе страх смешивался с раздражением. Сильвия не была беспомощной девственницей Викторианской эпохи, она была современной женщиной, умеющей за себя постоять. Она отчаянно сопротивлялась злому поцелую Рэна. Он уже раздвинул языком ее губы, вторгнувшись в ее рот не с нежностью любовника, а с яростным напором завоевателя. Сильвия отчаянно пыталась уклониться, но он обнимал ее слишком крепко, и все ее попытки освободиться привели лишь к тому, что она оказалась прижатой к нему еще плотнее. Но она продолжала бороться, колотила его кулаками в грудь, а когда между их телами совсем не осталось свободного пространства, впилась в его спину ногтями.
Где-то в глубине души она знала, что причина не в обвинении, которое нанес ей Рэн, и не в ее обиде. Источником этого взрыва эмоций, этого желания причинить ему боль, разрушить и разметать все, что осталось от ее любви, была вовсе не ее раненая гордость.
— Кошка царапучая, — буркнул Рэн, поймав ее за руку. — Может, твоему любовнику-старикашке и нужны дополнительные стимулы, когда он трахается с тобой, но мне точно нет.
Сильвия остолбенела от шока.
Ллойд не был ее любовником, но это не имело никакого значения. Слишком сильную боль причинили ей слова Рэна и то, что он связывал их злобу и взаимную ненависть с любовным актом, в котором Сильвия видела прежде всего выражение нежности и подлинной любви. Внезапно злость схлынула. Сильвия почувствовала отвращение, не только к Рэну за его оскорбление, но и к себе. Рэн назвал ее кошкой, но животные спариваются для продолжения рода; их связь никогда не бывает актом жестокости или циничного пренебрежения к чужим чувствам.
Глаза Сильвии наполнились слезами. Рэн отстранился, чтобы взглянуть ей в лицо, и, воспользовавшись этим, она вырвалась и бросилась к двери.
Рэн испуганно окликнул ее, выбежал вслед за ней в коридор, и увидел, как она исчезла из виду, поднявшись по лестнице. Должен ли он догнать ее, извиниться, объяснить…? Выражение ее глаз потрясло Рэна. Это был скорее взгляд обиженного ребенка, чем взрослой, опытной женщины, и еще… Ему нет прощения за его высказывание в адрес Ллойда. Ее связь с Ллойдом, в конце концом, является ее личным делом, даже если … Господи… На мгновение, когда ее острые ноготки впились в его кожу, он испытал такую тягу, такое острое желание обнять ее обнаженное тело, вновь ощутить ее вкус, ее запах… Но зачем воскрешать старые воспоминания, повторять старые ошибки?
В свое время он поступил так, как считал правильным…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь - первая и единственная - Джордан Пенни

Разделы:
Пролог1 глава2 глава3 глава4 глава5 глава6 глава7 глава8 глава9 глава10 глава11 глава

Ваши комментарии
к роману Любовь - первая и единственная - Джордан Пенни



Один из моих самых любимых романов)))))
Любовь - первая и единственная - Джордан ПенниМарисса
20.12.2010, 23.37





Дааааа, я согласна роман замечательный
Любовь - первая и единственная - Джордан ПенниВико
21.12.2010, 15.29





Супер!!!!!!!!!
Любовь - первая и единственная - Джордан ПенниОльга
28.08.2011, 20.56





Очень хороший!!! 10/10
Любовь - первая и единственная - Джордан ПенниНастюша
5.02.2012, 7.21





Много похожих романов, а все равно приятно читать.
Любовь - первая и единственная - Джордан ПенниЛюдмила
9.02.2013, 22.38





да,довольно приятный романчик 8/10
Любовь - первая и единственная - Джордан Пенниatevs17
17.12.2013, 19.33





Пфф...классный мужик этот гг-й, посылает девушку, говорит ей гадости, а потом такой страдает, ах,она меня презирает, а я ее так люблю. Я прям тащусь от таких сюжетов. Ну бред же!
Любовь - первая и единственная - Джордан ПенниК
17.12.2013, 21.57





Надуманные проблемы.
Любовь - первая и единственная - Джордан ПенниКэт
14.11.2015, 19.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100