Читать онлайн Лекарство для двоих, автора - Джордан Пенни, Раздел - ГЛАВА ПЕРВАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лекарство для двоих - Джордан Пенни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.13 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лекарство для двоих - Джордан Пенни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лекарство для двоих - Джордан Пенни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джордан Пенни

Лекарство для двоих

Читать онлайн

Аннотация

Лейси Робинсон давно рассталась с мужем, который внезапно ушел от нее, даже не зная, что она беременна. Теперь, через двадцать лет, Лейси увлеченно занимается сбором средств на медицинские исследования, направленные против некой неизлечимой болезни. И, почти фантастическим образом, эти новые исследования и методы позволяют излечить ее собственную изломанную жизнь и любовь…


Следующая страница

ГЛАВА ПЕРВАЯ

– Мам, ты еще не готова? Я так нервничаю, как будто это мне предстоит произнести речь.
– Я не собираюсь произносить речь, всего лишь вручу чек доктору Хэнсону, – отвечала Лейси Робинсон на возбужденное щебетанье дочери.
Вообще-то Лейси слегка лукавила. Она действительно нервничала. Одно дело – собирать деньги на исследование редкой смертельной болезни, которой, так же как и гемофилией, заболевают только дети мужского пола. А вот выйти перед публикой и вручить чек на собранную сумму – это совсем другое дело.
Она уже не раз строго говорила себе, что подобная застенчивость просто смехотворна для женщины тридцати восьми лет, у которой девятнадцатилетняя дочь, но это не помогало. Ее по-прежнему мутило от страха.
– Я так горжусь тобой, ма. – Джессика пересекла кухню и крепко обняла мать. Дочь была на целую голову выше ростом. Но сходство между ними было несомненным. Те же густые темные блестящие волосы, те же большие серые глаза и неожиданно пухлые губы, только в чертах Лейси угадывалась ранимость, которой и в помине не было в ее энергичной дочери.
– Лично я не сделала ничего особенного, – возразила Лейси. – Прославлять и благодарить следует людей, которые отозвались на наш призыв о помощи и дали деньги.
– Ну, конечно, – согласилась Джессика. – Однако именно ты все организовала, именно ты обратилась с этим призывом.
– Только потому, что на работе услышала о малыше Майкле Салливане. Мне стало его так жалко. До сих пор не понимаю, как Деклану и Кэт удалось справиться с такой трагедией. Ведь до крошки Майкла они потеряли двоих детей из-за того же самого наследственного заболевания…
– Майкл выздоровеет? – тихонько спросила Джессика.
– Полностью – никогда, но на деньги, которые мы собрали, будут проводиться дальнейшие исследования, которые ослабят губительное воздействие болезни на центральную двигательную систему. Кроме того, теперь, когда появилась возможность выделить ген, вызывающий это заболевание… Одним словом, теперь, когда научились определять пол эмбриона на самых ранних стадиях беременности, родители могут давать жизнь только девочкам, которые тоже являются носителями пораженного гена, но хотя бы сами не заболевают.
– Ты имеешь в виду, что и Салливаны могли бы теперь иметь только девочек?
– Да.
– Ладно, что бы ты ни говорила, я все равно тобой горжусь, – ласково повторила Джессика и добавила: – И я очень рада, что презентацию проводят сейчас, когда я дома.
Студентка первого курса Оксфорда, Джессика через несколько лет станет первоклассным специалистом. Если Джессика гордится ею, любовно думала Лейси, то насколько же больше она сама гордится дочерью!
Жизнь не баловала Джессику, единственного ребенка, безотцовщину… Лишенная многих преимуществ, доступных ее сверстникам, девочка могла бы вырасти упрямой и обидчивой, замкнутой и несчастной, а она с самой колыбели была веселым, счастливым ребенком.
Лейси было свойственно не ставить себе в заслугу хорошие качества дочери. Друзьям она часто говорила, что не имеет никакого отношения к успехам дочери в учебе и к ее превосходным спортивным достижениям. Эти качества – одаренность – Джессика унаследовала от отца.
– Вернись, мамочка! Ты где? – Джессика, улыбаясь, помахала рукой перед лицом матери. – Знаешь, что я думаю? – глубокомысленно заметила Джессика десять минут спустя, когда они уже направлялись в машине Лейси к центру города, где должна была состояться презентация. – Я думаю, что доктор Хэнсон к тебе неравнодушен.
Лейси вспыхнула жарким румянцем. Она ничего не могла с этим поделать. Ее кельтская прозрачная кожа всегда ее выдавала.
Заметив эту предательскую реакцию, Джессика рассмеялась, а потом спросила почти серьезно:
– Почему ты так и не вышла замуж во второй раз, ма? То есть я хочу сказать, я знаю, что ты любила отца, но, после того как он тебя бросил, после того как все закончилось и вы развелись… неужели ты никогда… неужели у тебя никогда не было?..
– …другого мужчины? – подсказала, криво усмехнувшись, Лейси.
Она всегда старалась быть с дочерью честной и откровенной. Правда, до сих пор эту тему они не обсуждали, но Лейси чувствовала, что теперь, живя вдали от дома, Джессика начала задавать себе вопросы о прошлом своей матери, о ее жизни, сравнивая, возможно, с жизнью других женщин такого же возраста.
– Ну, поначалу я была слишком… слишком расстроена… слишком…
– …опустошена, – подсказала Джессика. – Я понимаю, это мой отец, но как он мог так с тобой поступить?..
– Его нельзя обвинять, Джесс. Он просто разлюбил меня. Такое случается.
– И тебе не хотелось рассказать ему обо мне? То есть…
– Нет… нет, хотелось, – честно призналась Лейси. – Но ведь он совершенно определенно дал мне понять, что не любит меня больше; что хочет расстаться. Я поняла, что беременна, когда он уже ушел. Наверное, мне следовало бы сказать ему.
– Нет… нет, мамочка. Ты все сделала правильно… по-другому и нельзя было, – поспешно заверила ее Джессика, с любовью обнимая мать. – Даже и не сомневайся. Я знакома с людьми, чьи родители терпят друг друга – вроде бы для блага детей. Ужасно, должно быть, вырасти в подобной атмосфере: возвращаясь из школы, не знать наверняка, найдешь ли обоих родителей дома, чувствовать, что они живут вместе исключительно ради тебя. Нет уж, у меня была только ты, но зато я никогда, никогда не сомневалась в том, что ты меня любишь, что я тебе нужна.
Мать и дочь обменялись любящими, теплыми взглядами, а потом Джессика лукаво напомнила матери:
– Но ты так и не ответила на мой первый вопрос.
– Верно. Так вот, как я уже сказала, поначалу мне это даже в голову не приходило, а потом, когда ты подросла… Честно говоря, Джесс, мне просто никогда не хватало времени. А может, если быть уж совсем откровенной, просто не было мужчины, на которого мне захотелось бы потратить время.
– Возможно, ты боялась… боялась подпустить кого-нибудь к себе слишком близко, чтобы он не смог обидеть тебя так же, как он… так же, как тебя обидел мой отец, – проницательно предположила Джессика.
– Возможно, – согласилась Лейси.
– Но уж точно не потому, что тебе не представился случай, – прямолинейно добавила Джессика.
И рассмеялась, увидев, что Лейси снова вспыхнула.
– Ой, мамочка… иногда мне кажется, что это ты – маленькая девочка. Ты посмотри на себя! Я же не раз видела, как мужчины оборачиваются на тебя, как провожают тебя взглядом. И не только потому, что ты выглядишь сексуально.
Лейси попыталась возразить, но дочь пресекла эту попытку и твердо продолжала:
– Не спорь, ты действительно сексуальна. Однако дело не только в этом… есть что-то еще. Думаю, то, что ты такая маленькая и… и такая ранимая.
– Может, ростом я и в самом деле не вышла, но не такая уж я ранимая, – поспешно проговорила Лейси.
Для нее это был больной вопрос. Она знала, что выглядит уязвимой, но ничего не могла с этим поделать. Многие отмечали это ее качество – подруги… друзья. Лейси знала, что это связано с ее браком, или, вернее, с его окончанием. Но сегодня вечером ей меньше всего хотелось вспоминать прошлое.
Даже теперь ей все еще иногда снились те времена… снился он… и в снах она помнила абсолютно все. Тело ее с такой остротой, с такой готовностью отзывалось на ласку знакомых рук, что пробуждение приносило почти невыносимые муки. А были другие сны… сны, в которых она изливала свою боль, страдание, непонимание – и просыпалась с мокрым от слез лицом.
Странно, но эти сны участились с тех пор, как Джессика поступила в университет. Как будто подсознание Лейси сдерживало их, пока Джессика жила дома, чтобы дочь не расстраивалась, чтобы она не знала, что мать живет событиями, которые происходили за несколько месяцев до ее рождения.
Поначалу она объясняла это тем, что скучает по Джесс… что впервые за двадцать лет осталась совсем одна. Но ведь жизнь ее полна и интересна. У нее прекрасная работа… замечательные друзья… а с тех пор, как она участвует в сборе средств для лечения маленького Майкла, у нее вообще редко выдается свободная минута.
Сегодняшний вечер станет завершением долгих месяцев тяжелого труда, когда они пытались через средства массовой информации привлечь внимание всей страны к судьбе Майкла, всеми правдами и неправдами старались добыть деньги для дальнейших изысканий. Благодаря собранным средствам появилась надежда ослабить физические и умственные расстройства, от которых страдают такие дети, как Майкл. Эти дети редко доживают до возраста взрослых, хотя болезнь калечит их в разной степени. Бывают даже случаи, когда заболевание вообще не сказывается на мальчиках, рожденных от матерей – носителей больного гена, но эти примеры слишком редки, чтобы принимать их в расчет.
Их небольшому городку посчастливилось – здесь прекрасный медицинский центр, где теперь с помощью собранных денег можно будет проводить дальнейшие исследования. Конечно, тех двоих ребятишек, которых уже потеряли Салливаны, все равно не вернуть, с горечью подумала Лейси, останавливая машину напротив здания муниципалитета.
Они уже были на полпути ко входу, когда Джессика, на пару шагов отставшая от Лейси, вдруг догнала ее, схватила за руку и легонько встряхнула, прошептав со смешком:
– Ну, вот, пожалуйста, опять! Мужчина, который вышел из самой шикарной машины, так и уставился на тебя.
– Джессика! – вскинулась Лейси. – Ну, хватит! Я…
– Ладно, ладно, но все же это неправильно, что ты живешь такой жизнью, мам. Тебе всего лишь тридцать восемь. Тебе нужно выйти замуж… Мне невыносима мысль, что ты так до конца своих дней и проживешь одна. Наш преподаватель недавно говорил, что у нас сейчас много женщин – деловых женщин, – которые выходят замуж в первый раз после тридцати пяти и рожают детей… что скоро вообще станет нормой иметь маленьких детей, именно таким зрелым женщинам… что люди в пожилом возрасте не будут чувствовать себя одинокими, оторванными от мира, если в доме есть ребятишки, и…
– А, теперь я поняла, куда ты клонишь: беспокоишься, что я стану для тебя обузой, когда состарюсь. Так вот, моя дорогая доченька, у меня есть для тебя новость: для того чтобы родить ребенка, муж мне не требуется.
– Муж не требуется, но мужчина – нужен, – отрезала Джессика. – И не о том речь. Тебе прекрасно известно, что я имею в виду. Я начинаю осознавать, как много ты потеряла в жизни, и, если уж хочешь всю правду, чувствую виноватой себя, мамочка. Если бы не я, ты могла бы…
– Все, здесь остановись, – прервала ее Лейси. – Если бы не ты – я, скорее всего, отчаялась бы и совершила… что-то очень, очень глупое, – ровным, тихим голосом произнесла она, глядя в потрясенные глаза дочери. – Ты была моей жизненной силой, Джесс. Ты стала смыслом моей жизни. Без тебя…
– Ты так сильно любила его? – Джессика даже вздрогнула. – Клянусь тебе, ма, я никогда, ни за что не позволю себе настолько зависеть от мужчины.
У Лейси упало сердце. Именно этого она и опасалась. Боялась, что ее откровенность привьет Джессике извращенное отношение к любви между мужчиной и женщиной.
– Любовь к другому человеку всегда делает тебя зависимой, Джесс, но это вовсе не плохо. – Лейси откинула со щеки дочери длинную прядь и улыбнулась. – Ты обязательно полюбишь, – мягко произнесла она. – И когда это случится, ты не поверишь, что когда-то могла отрекаться от любви. Обещаю тебе.
Лейси молила Бога, чтобы эти слова оказались правдой, чтобы Джессика из-за опыта своей матери не отказалась от счастья любить и быть любимой.
Впрочем, Джессика права. Лейси действительно могла бы выйти замуж во второй раз. И если она предпочла не делать этого, то лишь потому… В общем, как она уже объяснила дочери, просто не нашлось мужчины, с которым ей бы захотелось иметь подобные отношения.
Или она не позволила появиться ни одному мужчине, за которого бы ей захотелось выйти замуж?
Лейси неприязненно отбросила эту мысль. Что с ней такое? Сейчас у нее есть куда более важные заботы, чем воспоминания о том, что следовало бы давным-давно выбросить из головы. Уж, слава Богу, двадцать лет, как ее браку пришел конец. Двадцать лет. Целая жизнь – и все же иногда… иногда она вдруг замечает мужчину вдалеке, и что-то в повороте его головы, в походке заставляет ее сердце пускаться вскачь, желудок сжиматься – и чувства из прошлого охватывают ее с прежней силой. Восторг… отчаяние… радость… горе… боль… опустошенность… непонимание и гнев.
Она не осознавала, что остановилась, пока Джессика не потянула ее за руку, насмешливо приговаривая:
– Нет, нет, мамуля, поворачивать назад уже поздно. Тебя там ждут. – Она окинула критическим взглядом элегантное темно-синее платье Лейси с белым воротничком и добавила: – Все равно я думаю, что юбка-брюки с тем шикарным жакетиком в золотую полоску выглядели бы потрясающе.
Представив себя в том вызывающем наряде, о котором вспомнила Джессика, Лейси усмехнулась и бросила в ответ:
– На девице твоего возраста и с ногами, растущими от шеи, – может быть, но на мне – никогда!
Зал оказался уже битком набит, Лейси увидела море лиц, обратившихся в ее сторону, когда они с Джессикой появились на пороге. Казалось, она готова к этому, и все-таки запаниковала.
Она никогда не любила толпу, предпочитая одиночество, – наследие детства, проведенного в детском доме, куда она попала после смерти родителей. И сейчас Лейси догадывалась, что, не стой Джессика у нее за спиной, отрезая путь к выходу, ее наверняка охватил бы соблазн повернуться, сбежать и исчезнуть.
Слава Богу, что у нее есть Джессика. Что она не поддалась этому юношескому порыву… Но вот Иэн Хэнсон, дружелюбно улыбаясь, уже идет ей навстречу…
Как проницательно заметила Джессика, Иэн с радостью перевел бы отношения на более личные рельсы, если бы только Лейси показала, что хочет этого.
Вообще-то он ей нравился, так же как и ее босс, Тони Эймс, но ни тот, ни другой не вызывали того эмоционального или сексуального влечения, которое могло бы подтолкнуть ее к ответу на их инициативу. Оба жили в разводе, у обоих росли дети, оба были милыми, симпатичными людьми, однако, приятные ей чисто по-человечески, как мужчины они оставляли ее совершенно равнодушной… совершенно холодной…
Неужели потому, что она намеренно выбрала такой путь? Потому, что боялась? Но сейчас не время и не место думать об этом. Она напомнила себе, ради чего оказалась в этом зале. Уж конечно, не для таких по-детски незрелых и эгоистичных размышлений!
Сегодня главное – Майкл. Майкл – и еще те, кто с такой щедростью отозвался на призыв о помощи.
Сперва Лейси испугалась, когда комитет по сбору средств выбрал именно ее для вручения чека больнице, но потом с величайшей неохотой согласилась, лишь бы не поднимать шума.
Тони Эймс предложил после презентации поужинать где-нибудь вдвоем, чтобы отпраздновать событие, но она мягко отклонила это предложение, как и точно такое же предложение от Иэна Хэнсона, которому она честно призналась, что намерена провести весь вечер с Джессикой, поскольку так мало видит ее теперь, когда дочь учится в Оксфорде.
Вся проблема в том, что, как ни дружески она относилась к обоим и как ни претило ей обижать их, она слишком хорошо знала, насколько страдает любящий человек, когда открывает, что в ответ на свою любовь получает лишь грубую подделку. Ей не хотелось причинять такие страдания другим людям, и потому она не вступала в близкие отношения ни с одним из них.
С Тони Эймсом она была знакома много лет. С тех пор, как после развода переехала в эту часть страны.
Дома здесь в то время были очень дешевы, что оказалось немаловажным для Лейси – разведенной женщины, ожидающей ребенка, к тому же не очень обеспеченной.
Отец Джессики, объявив о своем желании развестись с женой, потому что разлюбил ее, сказал ей также, что ему нужна только свобода, а дом и все имущество она может оставить себе. Но гордость не позволила Лейси согласиться с этим, поэтому, когда развод стал свершившимся фактом, она продала дом и, скрупулезно разделив всю сумму, передала мужу половину через его адвоката.
Подтверждения, что он получил эти деньги, не было, впрочем, ничего такого она и не ждала. С того самого дня, когда он вошел на кухню и объявил, что больше не любит ее, он исчез из ее жизни навсегда, и контакты с ним осуществлялись исключительно через их адвокатов.
Лейси направилась к сцене, и в зале раздались аплодисменты. Она почувствовала, как жаркая волна смущения заливает ей лицо. В тридцать восемь лет пора бы уже перестать краснеть, как школьница, удрученно сказала она себе, – давным-давно пора!
Похоже, она появилась последней – все остальные были уже на сцене, и маленький Майкл, завидев ее, возбужденно заерзал в кресле.
Лейси не смогла сдержать слез. При виде его улыбки глаза ее заволокло, но это были не горестные слезы, а слезы радости – за щедрость и тепло людских сердец, за по-детски наивную любовь Майкла к жизни.
Сейчас его болезнь была в стадии ремиссии; Майкл получил отсрочку приговора, но надолго ли?
Наклоняясь, чтобы обнять и поцеловать его, Лейси молилась, чтобы произошло чудо и Майкл остался бы жив; но в мире еще множество таких Майклов, множество детей, которые…
Она взяла себя в руки, сказав себе, что всякие «ахи» да «охи» ничем не помогли Майклу, что деньги для его лечения появились не в результате причитаний, а благодаря тяжелой работе одних и щедрости других людей.
Лейси заняла свое место и кинула взгляд в зал, на многочисленную публику. Джессика сидела в первом ряду, недалеко от Тони Эймса.
Неужели прошло уже почти двадцать лет с тех пор, как она начала работать секретарем у Тони? Куда, черт возьми, утекли годы?
За это время Тони женился и развелся; Джессика из младенца превратилась в женщину; ну а она сама – что она сделала со своей жизнью? Чего добилась?
Материально она теперь независима, может делать что и когда хочет, и очень многие, без сомнения, ей завидуют. Но есть и другие, которые жалеют ее потому, что она одинока, потому, что живет без мужчины.
Ее это никогда не волновало. Куда лучше жить одинокой, но в мире и согласии с собой, нежели страдать от тех мук, которые, как ей прекрасно было известно, может принести любовь. Особенно таким, как она, склонным любить слишком сильно, слишком полно и, видимо, слишком безрассудно.
Председатель их небольшого комитета поднялся со своего места и еще раз довел до сведения всех собравшихся, на что пойдут собранные средства. Лейси ждала своей очереди, чтобы вручить чек Иэну, чувствуя, как внутри у нее все сжимается от напряжения.
Она повторяла свои слова бессчетное количество раз, так что никаких неожиданностей быть не могло. Ей всего-то нужно присоединить свою благодарность к речи председателя – и передать чек Иэну.
У дальней стены зала местные радио– и телехроникеры вели репортажи о знаменательном событии. Отблески телекамер до такой степени смутили Лейси, что она отвернулась и на мгновение перевела взгляд на публику.
Она ни за что не смогла бы объяснить, как это произошло, почему она безошибочно выхватила одно-единственное лицо из массы других, да еще лицо, которое не видела двадцать лет… Совершенно невозможно было тотчас узнать его; моментально, с переворачивающей душу, смертельной уверенностью понять, что это он, – и все же это случилось.
Льюис здесь. Здесь, в этом зале… в ее городе… в ее жизни, которую она так упорно строила, чтобы избавиться от него… от всего, что с ним связано.
От всего, кроме ребенка, которого он ей дал, и боли, которую он ей причинил.
Льюис Марш… ее муж… ее любимый. Единственный мужчина в ее жизни, которого она любила… которого хотела. Этот мужчина, как ей казалось, любил ее так же сильно… он уверял ее в своей любви и умолял выйти за него замуж, обещая, что они будут вместе всегда, всю жизнь, вечность…
Вечность! Брак их длился чуть больше года.
Лейси охватила дрожь, глухие удары сердца расходились по телу болезненными волнами, а сознание отказывалось принять то, что видели глаза.
Это наверняка ошибка; невозможно, чтобы это был Льюис.
Сильнейший шок и инстинкт самосохранения заставили ее мгновенно отвести взгляд как можно дальше от знакомого лица, но тут же она снова обратила глаза в зал. Как ребенок, дрожа от ужаса, все-таки заглядывает в темную комнату в поисках сказочного чудовища – так и она лихорадочно обшаривала взглядом переполненное помещение, моля Бога, чтобы ее видение оказалось ошибкой.
Двадцать лет, в конце концов, долгий срок… достаточно долгий, чтобы можно было ошибиться, чтобы ее память сыграла с ней злую шутку. Того Льюиса, которого она помнит, больше не существует. Так же как и она сама, он изменился, постарел.
Снова шок. Если она узнала его, значит, и он?.. Лейси перестала искать глазами Льюиса. Она растерянно пыталась разобраться в путанице вопросов.
Что из того, если по какому-то немыслимому совпадению Льюис и вправду здесь? Даже если он узнал ее, маловероятно, чтобы он поднялся на сцену и объявил всему миру, что она когда-то была его женой! Почему же она так испугалась?
Она вовсе не испугалась, отважно возразила себе Лейси. Она просто потрясена… поражена… и, несомненно, ошиблась. Это никак не мог быть Льюис. Откуда?! Нет; это ей показалось, просто потому, что она нервничает из-за презентации.
Презентация! Лейси вся сжалась, в ужасе осознав, что потеряла нить речи председателя, что, захваченная врасплох внезапным появлением бывшего мужа, на несколько секунд забыла, зачем она здесь. Сделав над собой усилие, она сосредоточилась на словах председателя и поняла, что именно сейчас наступает ее черед выступать.
– А теперь я хотел бы передать слово нашей главной сборщице пожертвований, без которой не было бы и сегодняшнего торжества, – Лейси Робинсон!
Лейси поднялась. После развода она носила свою девичью фамилию, и в это мгновение по какой-то непонятной причине взгляд ее почти виновато метнулся в зал, как будто она ожидала, что Льюис встанет и заявит во всеуслышание, что она скрывается под фальшивым именем. Глупо. Даже если невероятный случай и в самом деле привел его сюда, с какой стати ему возражать против ее добрачной фамилии? В конце концов, именно он разрушил их брак… сказал, что больше не любит ее, что у него есть другая…
На этот раз, пробегая глазами по рядам, она не увидела ни единого знакомого мужского лица, ни одного мужественно-властного профиля, ни одной темной, идеально подстриженной головы – вообще никого, кто хоть отдаленно напоминал бы человека, за которого она вышла замуж, который подарил жизнь Джессике. Человека, которого она любила так сильно, что без него жизнь потеряла бы всякий смысл, если бы не нужно было как-то существовать ради их ребенка. Ребенка, о котором он даже и не подозревал; ребенка, о котором он заранее сказал, что не хотел бы его появления на свет.
– Ты мечтаешь о семейном очаге… о детях. А я – нет, – бесстрастно произнес он тогда, игнорируя ее слабые попытки прервать его, напомнить, что… Что раньше, когда он говорил о том, как сильно ее любит, как сильно хочет видеть ее своей женой, он говорил и о том, как мечтает иметь детей от нее, как счастлив разделить с ней мечту о дружной семье, которой они оба были лишены в детстве – она из-за смерти родителей, а он из-за того, что родители расстались, когда он был еще совсем маленьким.
С грехом пополам ей удалось произнести свою маленькую речь и вручить чек. Правда, когда Иэн принимал чек из ее рук, пальцы у нее дрожали мелкой дрожью.
Позже, когда все закончилось, Джессика, волнуясь, поспешила к ней, спрашивая на ходу, все ли в порядке.
– У тебя на лице застыло такое странное выражение. Я даже на секунду решила, что ты собираешься просто подняться и выйти! Я знала, что ты нервничаешь, но даже не догадывалась… Ладно, теперь все позади, – успокоила она ее.
Лейси слабо улыбнулась.
– Ничего, мамочка, ты все равно выглядела блестяще, несмотря на волнение, – убеждала Джессика, подхватывая ее под руку. – А теперь – как насчет ужина, который ты мне обещала? Надо поторопиться, пока один из твоих воздыхателей не набросился на тебя и не упросил взять его с собой.
Лейси ответила измученным взглядом. Сейчас ей меньше всего хотелось есть. Желудок ее вытворял сальто-мортале, а сердце буквально сжимало тисками.
Ее трясло и сильно тошнило, как после нервного срыва. Лейси убеждала себя, что это просто смешно, что она взрослая женщина и ей не к лицу вести себя подобным образом только потому, что померещился человек, которого давным-давно следовало бы выбросить из головы.
– Быстрей! – прошипела Джессика. – К нам направляется Тони. – Уже на полпути к выходу она осторожно добавила: – Честно, мам, я не понимаю, почему ты не выходишь замуж за бедного Тони. Он тебя обожает, ты же знаешь. Только представь себе, какая бы у тебя была жизнь – он бы тебя на руках носил!
– Он мне нравится, но я его не люблю, – ответила Лейси, поразив этими словами и себя, и дочь. Та остановилась и обратила на Лейси изумленный взгляд. – Неужто это так странно, – Лейси как будто защищалась, – что в мои годы я считаю любовь необходимым условием для брака? Впрочем, наверное, для такой юной девушки, как ты, это и вправду странно.
– Нет… ты меня не так поняла! Конечно, я не считаю, что ты слишком стара, чтобы полюбить. Меня удивило, что ты этого хочешь. Просто у меня всегда было такое впечатление, что из-за… из-за моего отца мы… ты, так сказать, вычеркнула секс из своей жизни. Мне казалось, что ты предпочитаешь отношения, которые могли бы у тебя быть с Тони… чтобы он тебя баловал… лелеял…
– Это было бы нечестно по отношению к нему, – тихо сказала Лейси.
– Да, возможно. Но ведь тебе наверняка бывает одиноко… и хочется…
– …секса, – грубовато подсказала Лейси, во второй раз сама себе удивляясь.
Джессика искоса взглянула на нее.
– Ну… да… только я не высказалась бы столь прямолинейно, – как бы оправдываясь, подтвердила она.
Лейси отрицательно покачала головой и тут же подумала, что, наверное, не совсем искренна. Разве не случалось ей даже теперь просыпаться от мучительного напряжения и желания, когда тело напоминало ей о том, что она не всегда спала одна, что ей были знакомы нежные ласки любовника, что…
– Сейчас мне хочется только одного – поужинать как следует, – солгала она, резко изменив тему разговора. – Я заказала столик в новом итальянском ресторане. Говорят, он очень хорош.


Ресторан действительно оказался превосходным – по крайней мере судя по тому, как радовалась Джессика. У Лейси же не было никакого аппетита.
– Мам, что с тобой? – начала было Джессика и вдруг оборвала себя, пробормотав с восхищением: – М-м… вот это мужчина! Жаль, что для меня он слишком стар.
Лейси в ответ на замечание дочери машинально повернула голову.
В ресторанный зал вошли трое мужчин, но она увидела лишь одного. На этот раз ошибиться было невозможно, не возникло никаких сомнений. Сердце Лейси резко толкнулось в груди и замерло, словно жизнь улетучилась из нее.
Льюис. Это был Льюис!
– Мамочка, в чем дело… что с тобой? У тебя такой вид, как будто перед тобой призрак явился! – обеспокоенно проговорила Джессика.
Призрак. Лейси вздрогнула, рот болезненно искривился.
Позади нее раздался голос Льюиса – низкий, мужественный, такой мучительно, ужасающе знакомый.
– Джесс, мне нехорошо, – запинаясь, прошептала Лейси. – Давай уйдем?
Мужчины уже прошли мимо их столика, и Лейси смогла встать, не поворачиваясь к ним лицом. Маловероятно, что Льюис узнал ее. Для этого нет причин, подумала она, внезапно ощутив странный приступ острой горечи.
Она для него – ничто. Он, наверное, даже и не помнит о ее существовании. Интересно, подумала Лейси, он по-прежнему с той женщиной, ради которой оставил жену, или же ей досталась такая же судьба и он ушел, разлюбив и ее?
На дрожащих ногах она отошла от столика, радуясь, что Джессика рядом. Дочь, уверенно и ласково обнимая ее за плечи, с тревогой спросила:
– Мамочка, что-то не так? Послушай, сейчас поедем домой, и я позвоню Иэну Хэнсону.
Лейси спиной чувствовала, что сзади возникло какое-то движение, кто-то оборачивался, кто-то замер, но она не в силах была оглянуться, не в силах сделать вообще ничего. Ее трясло все сильнее, и она мечтала оказаться как можно дальше отсюда, понимая, что не сможет объяснить происходящее Джессике, и ненавидя себя за то, что причинила дочери беспокойство и испортила их последний вечер… Но она не могла вот так взять и сказать Джессике: «Знаешь ли, тот мужчина, которым ты только что восхищалась, – твой отец!»
Лейси честно рассказывала Джессике о своем браке и всегда повторяла, что не станет запрещать дочери встречаться с отцом. Но Джессика твердо стояла на своем – она не хочет видеть его, не хочет иметь ничего общего с человеком, который так жестоко обошелся с ее матерью. Лейси постоянно твердила ей, что Льюис ничего не знал о ее беременности, не догадывался, что в тот момент, когда он объявил о своем желании развестись, она уже ждала его ребенка, но Джессика так и не изменила своего решения.
– Дай-ка я сяду за руль, – твердо произнесла Джессика, когда они добрались до машины. – Там, в ресторане, ты побелела как мел. Мамочка, ну что произошло? Я ведь тебя знаю – и мне известно, что ты не любишь, когда я волнуюсь.
– Ничего не произошло, – снова решительно солгала Лейси. – Думаю, это просто реакция на сегодняшний вечер. Я ужасно боялась выступать. Ты же знаешь, когда дело касается массовых мероприятий, я стесняюсь, как ребенок. Прости, что испортила наш ужин.
– Ты действительно выглядишь лучше. Уверена, что не нужно позвать Иэна?
– Перестань суетиться! Со мной все в порядке. Отосплюсь как следует – и уже завтра приду в норму.
Она понимала, что это неправда, но Джессика, к счастью, на следующий день возвращалась в Оксфорд. Впервые с тех пор, как ее дочь поступила в университет, Лейси хотелось, чтобы она уехала. Губы ее изогнулись в горькой улыбке.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Лекарство для двоих - Джордан Пенни

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Лекарство для двоих - Джордан Пенни



мне понравился роман
Лекарство для двоих - Джордан ПенниАлина
22.03.2012, 18.31





Замечательный роман. Автор романтик, но этой самой романтики так не хватает нам в жизни.
Лекарство для двоих - Джордан ПенниЛюдмила
31.08.2013, 14.09





А меня не впечатлил этот роман.Читала очень долго.
Лекарство для двоих - Джордан ПенниЛена
2.09.2013, 16.24





Очень понравился. Даже прослезилась )))
Лекарство для двоих - Джордан ПенниНинель
10.12.2015, 13.32





Mne roman pokazalsja ochen tjazhelim i utomitelnim v prochtenii, ne smotrja na ego malenkij razmer. Pervie tri glavi opisivali odni sploshnie vospominanija i sozhalenija geroini, i eto v romane gde vsego 9 glav! Dochitivat ne bilo zhelanija, da i vremeni zhalko. Voobshem, bolshe 2 ballov ne zasluzhivaet.
Лекарство для двоих - Джордан ПенниZzaeella
25.12.2015, 22.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100