Читать онлайн Повелитель соблазна, автора - Джордан Николь, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Повелитель соблазна - Джордан Николь бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.07 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Повелитель соблазна - Джордан Николь - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Повелитель соблазна - Джордан Николь - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джордан Николь

Повелитель соблазна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Сжимая в руках стакан с бренди, Макс направился к стеклянным дверям кабинета с видом на Средиземное море. Роскошная вилла Торна находилась на высоком холме над уединенной бухточкой и оказалась на редкость комфортабельной. Как многие особняки в испанском стиле, она имела четыре окруженных галереями крыла, выстроенных вокруг открытого центрального двора. Но больше всего Макса привлекал великолепный вид ночного моря.
Он открыл двери, чтобы впустить легкий ветерок с привкусом соли. В Англии сейчас середина осени, а здесь лето предпочло задержаться, и на огромном пространстве воды серебрилась лунная дорожка.
В этом краю так легко было поверить в волшебные чары и чудеса! Согласиться, что Кирена – остров блаженства, искушающий чувства и возбуждающий первобытные, дикие порывы в его обитателях. Он действительно ощущал странную манящую силу, хотя относил ее за счет необычайной красоты острова. Действительно, настоящий рай, с безмятежностью которого не могла сравниться ни одна страна мира.
Непонятно только, почему он и здесь не находит покоя! Приехав сюда, он долго плавал в бухте и насладился вкуснейшим ужином – шедевром повара Торна, после чего погулял в саду и полистал несколько редких исторических книг в богатой библиотеке Торна, пока не пришло время ложиться спать. Но покой по-прежнему бежал от Макса.
Он, как обычно, противился сну, чтобы держать в узде мрачные видения.
Теребя в кармане нож, Макс медленно глотнул бренди. Некоторое время после гибели Филиппа он пытался напиваться до бесчувствия, но и это не помогло.
Зато с прошлого года рядом всегда находился ангел-хранитель, составляя ему компанию, придавая сил.
Ему становилось легче при одной мысли о ней. Ее образ имел силу изгонять химер, терзавших его.
Он закрыл глаза и живо представил Каро. Представил, как бился пульс под кончиками его пальцев, когда наслаждение заставило ее выгнуться. Представил вкус ее теплых губ, когда она открылась ему. Яростный экстаз, когда ее влажный жар сомкнулся вокруг его ноющей плоти.
Может, все дело в чарах Каро, не острова. И он скорее всего никогда не избавится от той власти, которую она имела над ним. Никогда не выбросит ее из головы, из своей крови…
Макс внезапно напрягся, не в силах избавиться от ощущения, что за ним наблюдают. И ощутил едкий запах сигары в тот самый момент, когда в темноте загорелась красная точка.
В тени рожкового дерева стояла темная фигура.
Тревожные иглы озноба кольнули спину Макса, заставив инстинктивно потянуться к сабле. Не обнаружив привычного оружия, еще несколько месяцев назад висевшего на боку, он выхватил из кармана нож. Как раз в этот момент незнакомец раздавил сигару каблуком и выступил вперед, в полосу света, падавшего из дверей кабинета. За ним по пятам следовал коренастый дородный мужчина.
– Вижу, вы уже успели познакомиться с бренди Торна, – усмехнулся первый джентльмен, проходя мимо Макса в комнату, и, когда тот вскинул брови, удивленный такой фамильярностью, спокойно представился: – Я Алекс Райдер. А это – Сантос Верра.
Верра! Тот самый человек, что увез Каро сегодня днем!
– Доброй ночи, сеньор Лейтон, – кивнул испанец, блеснув белозубой улыбкой.
У Райдера тоже были темные глаза и волосы, но цвет кожи казался бронзовым, а не оливковым, как у большинства местных жителей. И его выговор был истинно английским. Так изъяснялись члены лондонского высшего света. Верра выглядел лет на десять старше Райдера. Тому на вид было года тридцать два.
Встретившись со взглядом Райдера, Макс немедленно понял, что имеет дело с достойным противником: эти проницательные темные глаза принадлежали человеку, который ни на дюйм не уступит в битве.
Райдер не протянул ему руки. Он щедро налил себе вышеупомянутого бренди и вручил второй стакан испанскому другу.
Когда губы Макса презрительно скривились, испанец снова расплылся в улыбке:
– Уверяю, сеньор Торн вряд ли будет возражать. Мы хорошие друзья.
– Может, вы возражаете? – холодно осведомился Райдер, усаживаясь в мягкое кожаное кресло.
– А если и так?
Райдер ответил зловещей улыбкой, открыто разглядывая нож в руке Макса.
– Я бы принял в расчет ваше недружелюбие и отсутствие гостеприимства.
– Если ожидаете от меня гостеприимства, по крайней мере, объясните, почему следили за мной.
– Сэр Гавейн Олуэн послал нас поздороваться и задать несколько вопросов.
– Вот как? – оживился Макс, заметно расслабившись. Теперь все ясно. – Вы решили посмотреть, выдержу ли я экзамен?
Глаза Райдера одобрительно блеснули.
– Что-то в этом роде.
Сунув нож в карман, Макс устроился в кресле напротив и стал беззастенчиво разглядывать непрошеных гостей. Райдер казался куда менее искренним, чем жизнерадостный Верра. Макс решил, что, если надеется узнать что-то, пока они ведут собственное расследование, будет лучше обратиться к испанцу.
– Капитан Биддик кое-что рассказал о вас, сеньор Верра. Вы – владелец местной таверны.
– Да, сеньор. У меня лучшие вина и ликеры на острове. Я пополняю запасы Торна. Вам следует попробовать мадеру.
– Уже попробовал, и нашел ее превосходной. Однако Биддик ни разу не упомянул о вас, мистер Райдер.
– Я прибыл только вчера. До этого жил в Испании.
Вспомнив два корабля, стоявших на якоре в гавани, Макс кивнул.
– Насколько я понимаю, вы оба работаете на министерство иностранных дел.
– Да, на сэра Гавейна Олуэна.
– Какие-то новости относительно леди Изабеллы Уайлд?
– Пока что только одна. Теперь мы уверены, что ее судно увели в Алжир, но после этого ее следы теряются. К сожалению, мы все еще ищем ее. – Темные глаза Райдера оценивающе прищурились. – Теперь моя очередь задавать вопросы.
– Разумеется, спрашивайте.
– Я слышал, что вы вызвались присоединиться к спасательной экспедиции, если таковая понадобится. Почему?
В его тоне одновременно звучали вызов и скептицизм, но Макс спокойно ответил:
– Потому что благодаря мисс Иверс мой лейтенант до сих пор жив, и я хотел бы отдать долг.
– Торн высказался в вашу пользу, – признался Райдер. – И у нас есть свидетельства Джона Йейтса. Кстати, последний считает, что вас следует канонизировать, признав поистине святым. И на сэра Гавейна произвели немалое впечатление ваши былые подвиги. Вы, очевидно, храбры и отважны и, кроме того, прекрасный командир, но я не убежден, что это именно то, что нам необходимо.
– И ваше мнение основано на…
– Вы профессиональный солдат, Лейтон, привыкший к правилам ведения боя. Но наша спасательная экспедиция ничем не напоминает военную операцию. И нас не сопровождает тяжелая артиллерия.
– Разумеется, – кивнул Макс. – Вы полагаетесь на внезапные удары, ночные набеги и разведку.
– Но некоторые военные считают, что единственный благородный способ ведения боя – это фронтальная атака.
– Она действительно имеет стратегическое значение, когда у вас превосходящие силы, а не когда вы собираетесь освободить заложника. Если леди Изабеллу держат в плену и под стражей, прямой штурм – верный способ добиться ее гибели.
– Несомненно, – кивнул Райдер, поднося к губам стакан с бренди. – И наша организация не зря установила свои законы. Мы больше заинтересованы в успехах, чем приверженности традициям.
– Позвольте предположить: вы действуете небольшими, но весьма эффективными и тщательно отобранными группами. Ваши обычные задания включают шпионаж, слежку, тайные миссии, короче говоря – партизанская война.
– Теперь вы и на меня произвели впечатление, – неохотно усмехнулся Райдер.
Макс взглянул на сеньора Верру.
– В Испании я знал многих бойцов Сопротивления. У вас вид именно такого, сеньор.
– Мой кузен был в Сопротивлении, но сам я дальше контрабанды не пошел, – широко улыбнулся Верра. – Я был контрабандистом до того, как перешел на службу к сэру Гавейну. Я человек коварный и хитрый.
– В организации у каждого своя специальность, – пояснил Райдер.
– А какова ваша?
– Вооружение. Взрывчатые вещества. Карты. Этот очень опасен.
– А Торн? – спросил Макс.
На этот раз улыбка Райдера была искренней.
– Торн – сорвиголова. Стальные нервы.
– Насколько я понял, сэр Гавейн – ваш главный стратег?
– Да. Он отдает приказы, но даже им не следует подчиняться буквально. Он ожидает, что мы воспользуемся не только интеллектом, но умением и интуицией. Мы составляем планы, но иногда события разворачиваются не так, как ожидалось. В таких случаях нам позволяется нарушить законы чести и традиций.
Такая свобода весьма привлекала Макса, который часто не соглашался с приказами вышестоящих офицеров, даже великого Веллингтона.
– Опытный тактик нам не помешает, – добавил Райдер. – Возможно, вы подойдете на эту роль. – Он помедлил, не сводя с Макса пристального взгляда. – Но буду откровенен, Лейтон. Большинство из нас работали вместе много лет, и мы не слишком рады приветствовать чужаков.
Макс понял, о чем умолчал Райдер. Они были чем-то большим, чем шайкой авантюристов, творивших опасные дела. Скорее сообществом близких друзей, которые часто рисковали жизнью, чтобы побороть опасность.
– Нечто вроде братства, – пробормотал он.
– Да. Мы умрем друг за друга и за наше дело.
– И в чем же суть вашего дела?
Издевательский блеск в глазах Райдера сменился загадочным.
– Предоставляю объяснить сэру Гавейну. Он просил бы вас приехать к нему послезавтра, чтобы обсудить детали… если, разумеется, вы все еще не против присоединиться к нам на этих условиях: рисковать ранениями и гибелью ради своих единомышленников.
Макс уставился в стакан с бренди. Перед мысленным взором проходили трагические сцены войны. Сколько крови, убийств, трупов… хватит на всю жизнь. Но не возможность умереть пугала его. Внутренности выворачивало при мысли о том, что друзья погибают за него. Сможет ли он снова вынести этот кошмар?
– Если я присоединюсь к вам, – тихо ответил он наконец, – обещаю не дать вам причин сомневаться во мне.
Райдер удовлетворенно кивнул:
– Именно так сказала и Каро, а я доверяю ее суждениям.
Упоминание о Каро заставило Макса вскинуть глаза.
– Но что знает она о риске и опасности?
Уголок губ Райдера чуть дернулся.
– Каро – одна из нас, неужели не знали?
– Она тоже работает на министерство?
– Да, и будет сопровождать нас в этой экспедиции.
– Шутите, – скептически бросил Макс.
– Вовсе нет. Мы не смогли бы остановить ее, даже если бы и пытались. Да мы и не пытались. Не бойтесь, Лейтон, Каро свою часть работы сделает безупречно. Редкий мужчина стреляет более метко или лучше владеет шпагой, не говоря уже о ее медицинских познаниях. Временами только женщина способна справиться с определенными заданиями. Одно это делает ее бесценной.
Макс ошеломленно тряхнул головой. Он знал, что Каро – женщина необычная, но не до такой же степени! Трудно осознать, что агент партизан на службе у британского министерства иностранных дел и очаровательная женщина, которую он считал своим ангелом-хранителем, – одно и то же лицо. Очевидно, она еще более необычна, чем он считал. Но тут он невольно задался вопросом, что еще Каро утаила от него. Какие тайны скрывает.
Поняв, что слишком долго размышляет, Макс обратился к незваным гостям:
– И каков ваш вердикт? Я поколебал ваше мнение о себе, мистер Райдер?
– Пока рано делать выводы, – протянул Райдер. – Но еще один стакан превосходного бренди Торна мог бы меня убедить.
Макс, сухо усмехнувшись, показал на графин:
– Прошу, не стесняйтесь. Уверен, что Торн поймет, если мы опустошим его запасы во имя достойной цели.
Он раздевал ее, молча изучая. Глаза-сапфиры были полускрыты веерами густых темных ресниц. И все же она заметила, как напряглось его жесткое лицо, когда он обнажил ее груди. Сильные руки сжали упругие холмики, большие пальцы обводили крошечные горошинки сосков, которые болезненно набухли под его легким прикосновением.
Внизу ее живота зародился жаркий трепет.
Он продолжал гладить твердые кончики сосков, доводя ее до безумия, прежде чем наклонился ближе, чтобы припасть губами к ее шее в том месте, где бешено бился пульс. Потом он стал ласкать ее грудь, жадно упиваясь вкусом тугого бутона.
Огонь взвился оранжевыми языками.
Он продолжал целовать ее грудь, лаская языком розовые бутоны. Не в силах вынести сладостной пытки, Каро прильнула к его могучему телу и развела ноги, вцепившись в твердые мышцы его плеч.
Подчиняясь молчаливой просьбе, он провел ладонями по ее спине и приподнялся. Дыхание у нее перехватило при первом выпаде его стальной плоти. Она чувствовала, как он наполняет ее, растягивает…
– Прими меня в себя глубже, милая, – хрипло попросил он, не скрывая желания, и она услышала в ответ собственную тихую мольбу.
Его пальцы сжали ее ягодицы, и он проник в нее еще глубже, опаляя неумолимым жаром, продолжая исступленно вонзаться.
– Да… вот так, пылай для меня.
Она сдалась, ошеломленная слепым желанием, и он увлек ее в темное царство мучительного наслаждения…
– К вам сеньор Лейтон, сеньорита.
Каро вздрогнула, пробуждаясь от грез: во двор, где она сидела за завтраком, входил Макс. При взгляде на него ее щеки невольно запылали. Он застал Каро в разгар ее фантазий! Как раз в тот момент, когда она мечтала о нем! Неужели что-то понял? Неужели догадался, какие жаркие эротические видения одолевали ее сейчас и какие страстные сны преследовали ее этой ночью? Мог ли он с одного взгляда определить, что она все еще возбуждена?
Он спокойно приветствовал ее, хотя Каро была уверена, что от его внимания не ускользнуло ее раскрасневшееся лицо.
Когда он наконец отвел взгляд, Каро облегченно вздохнула.
Макс одобрительно огляделся.
Внутренний дворик был воплощением красоты, которой безмерно гордилась мать Каро. Аромат цветов и лоз – бугенвиллеи, гибискуса, олеандра, герани – наполнял воздух, а в мраморном фонтане успокаивающе журчала вода, вызванивая тихую мелодию.
– Значит, это твой дом, – заметил он, когда Каро отпустила лакея-испанца. – Очарователен.
– Мне тоже так кажется.
Сельское поместье, унаследованное от покойных родителей, было не таким роскошным, как вилла Торна, но дом был элегантным и удобным, а фермы приносили неплохой доход, дававший ей финансовую независимость.
– Ты живешь одна?
– Нет, с подругой. После смерти отца сеньора Падильо приехала сюда, чтобы составить мне компанию в качестве дуэньи. Но теперь, когда я считаюсь старой девой, она превратилась в мою компаньонку.
– Я ожидал, что ты рано встаешь, вот и рискнул ворваться в столь неподходящий час, – заметил Макс с улыбкой, насторожившей Каро, той самой мужской чувственной улыбкой, которая подбивает разумных женщин на всяческие глупости.
– Что привело вас сюда? – спросила она, чтобы скрыть смущение. – Вам следует быть дома и ждать визитеров.
– Я никогда не поступаю так, как от меня ожидают. Главное преимущество в бою – элемент внезапности.
– А я не знала, что мы ведем бой, – удивилась она.
– По меньшей мере, поединок. И чтобы наше состязание было справедливым, ты должна дать мне шанс сразиться, – пояснил Макс, красноречиво уставясь на ее нижнюю губу. – Кроме того, я прошу тебя сыграть роль хозяйки на время моего пребывания на острове.
Каро поморщилась, жалея, что вовлекла себя в эту авантюру и приняла вызов.
– Завтра я собиралась показать вам остров, но сегодня утром мне нужно к доктору Алленби. Собственно говоря, я уже ухожу.
– Я бы хотел сопровождать тебя, если можно. Хочу поблагодарить Алленби за спасение Джона Йейтса.
Ей стало не по себе при мысли о том, что придется провести утро с Максом. Его неожиданный приход застал ее врасплох. В эту минуту она не могла взглянуть на него, чтобы не вспомнить, как он касался ее во сне, как ласкал губами, какие заманчивые нежности шептал на ухо. Чувственные линии его рта… нежные руки…
Решительно отбросив ненужные мысли, Каро отставила кофейную чашку и встала.
– Меня может не быть весь день. Скорее всего я вместо доктора Алленби навещу его пациентов.
– Это входит в твои обязанности?
– Иногда. Он стареет, и его частенько донимает ревматизм. А мне нужно чем-то занять себя.
– Леди Изабелла, – догадался Макс.
Каро кивнула. В ее отсутствие поиски ограничили Алжиром, но все же точного местонахождения Изабеллы никто не знал. Вчера Каро долго беседовала с сэром Гавейном и Алексом Райдером и тщательно изучила отчет Хока, присланный из Алжира две недели назад. И при этом так расстроилась, что сэр Гавейн мягко напомнил ей, что жизнь продолжается. Человек двадцать других «хранителей» собрались на Кирене, но пока ничего нельзя было сделать.
Каро, скрипнув зубами, признала его правоту и решила с головой погрузиться в работу, чтобы поменьше грустить о подруге.
Сообразив, что Макс до сих пор ждет ответа, она подавила очередной раздраженный вздох. Все равно выхода нет: если она откажется, он снова обвинит ее в трусости.
– Вы можете поехать со мной сегодня утром, – пробормотала она, боясь, что совершает ошибку, и повела его в конюшню, где в двуколку уже была запряжена лошадь. Рядом стоял конь Макса. Она ожидала, что он последует за коляской, но он, усадив ее, устроился рядом на узком сиденье. Так что ей осталось только приказать конюху расседлать и накормить лошадь мистера Лейтона.
Близость к Максу так выводила ее из себя, что Каро чересчур резко взмахнула поводьями и послала гнедого мерина трусцой. Она никак не могла выбросить сны из головы! Не могла забыть красоту его нагого тела, истинную мужественность, мягкую властность, с которой он касался ее, ласкал… наполнял…
Молча проклиная себя, Каро клялась взять в узду свои непокорные чувства. Но следующая реплика Макса расстроила ее почти так же, как его близость.
– Я продолжаю узнавать о тебе новые и поразительные вещи. Ты словом не обмолвилась, что работаешь на сэра Гавейна.
Каро бросила на него подозрительный взгляд:
– А почему вы так думаете?
– Прошлой ночью у меня были весьма интересные гости – Алекс Райдер и твой сеньор Верра. Они и рассказали мне много любопытного о тебе. Должно быть, существует весьма поразительная история о том, как ты попала в мужское общество и стала заниматься делами, не слишком подходящими для женщины.
Каро с деланной небрежностью пожала плечами:
– Мой отец работал на сэра Гавейна. Я просто заняла его место, когда он погиб.
– Райдер также упомянул о твоем умении обращаться со шпагой и сказал, что ты меткий стрелок.
– И еще я скачу верхом, плаваю под парусом, знаю латинский, – беспечно объявила она. – И при необходимости могу отпилить ногу. Говорила же я, что обладаю не многими женскими качествами.
– А я считаю твои качества весьма выдающимися.
Каро скептически усмехнулась, зная, что не должна упиваться льстивыми словами Макса. Он просто учтив и старается быть галантным. Возможно, ее своеобразие сначала заинтриговало его, но это простое любопытство, ничего больше.
– Очевидно, мне придется строго поговорить с Райдером насчет его болтливого языка, – укоризненно вздохнула она. – Вот уж не ожидала!
– Признаюсь, это я поощрял его откровенность, и не только для того, чтобы раскрыть твои тайны. Хотел побольше узнать и о нем. У меня создалось впечатление, что когда-то он предлагал свои услуги в качестве наемника.
– Так оно и есть. Райдер родом с Кирены, но, прежде чем вернуться домой и устроиться на работу к сэру Гавейну, он нанимался на службу к ряду иностранных правительств.
Каро очень обрадовалась, узнав о прибытии Алекса Райдера, ибо он был одним из самых отважных и хладнокровных, а также смертельно опасных «хранителей». Его многочисленные таланты требовались при выполнении почти каждой миссии.
– Похоже, он тобой увлечен, – заметил Макс.
– Райдер? Мной?!
– Прошлой ночью он пел тебе дифирамбы. Это он мой соперник?
Она невольно улыбнулась при мысли о Райдере в роли ее любовника. Алекс скорее был для нее старшим братом и защитником.
– Как и Торн, Райдер просто хороший друг.
– А Сантос Верра? Когда я вчера увидел, как он тебя увозит, естественно, преисполнился ревности.
Каро закатила глаза.
– У вас нет причин ревновать. Верра счастливо женат и отец четырех детей.
– Сразу стало легче на душе.
– Скажите, – начала она, чтобы сменить тему, – почему Райдер и Верра явились к вам вчера ночью?
– Решили самолично посмотреть, что я собой представляю, прежде чем доложить сэру Гавейну. У меня такое чувство, будто Райдер считает меня слишком мягкосердечным, чтобы присоединиться к вашей группе.
– Я уверена, что он не оспаривает вашего мужества. Просто сомневается в ваших убеждениях. Райдер уверен, что всякий, кто не принадлежит к нашей организации, вряд ли захочет рисковать жизнью ради чужих людей.
– Я не страшусь умереть. И не особенно боюсь убить врага.
Она уловила мрачные нотки в его голосе.
– В таком случае что вас тревожит?
– Честно? На моих руках кровь друзей. Боюсь, что не вынесу, если кто-то еще попытается пожертвовать собой ради меня.
Как в свое время сделал Джон Йейтс.
– Вы еще можете отказаться от своего предложения, – тихо обронила она. – Если мы организуем спасательную экспедицию, вам не обязательно нас сопровождать.
– Нет, я хочу участвовать. Как и ты, верю, что лучший способ – действовать быстро и решительно, не мучаясь никакими проблемами. Кроме того, ангел, я в огромном долгу у тебя за спасение Йейтса. И знаю, что это такое – терять дорогого друга. Если это в моих силах, такая потеря тебе не грозит.
Его глаза мрачно сверкнули. Она уже видела это однажды во время их путешествия. И ощутила, как разрывается сердце от жалости. Ее сердце, которое она старалась ожесточить против него.
– Что же, – заметила она, пытаясь отвлечь его, – у вас есть время, чтобы все решить. Завтра утром я должна везти вас к сэру Гавейну. Райдер вам уже сказал?
– Да, на допрос, – невесело усмехнулся Макс. – И может случиться, что сэру Гавейну я не понравлюсь.
– Вот в это я никогда не поверю, – покачала головой Каро.
Постаравшись изгнать из головы мрачные мысли, Макс поудобнее устроился на узких козлах, чтобы насладиться моментом. До чего непривычно, когда женщина правит лошадьми! Но Каро ловко управлялась с коляской. Руки держали поводья уверенно и спокойно. Те самые нежные руки, которые во сне так часто гладили его горячий лоб, неся утешение и радость. Ему вдруг захотелось переплести ее пальцы со своими, просто ради удовольствия коснуться ее.
Покой этого утра был воистину бальзамом для его души. Невозможно думать о войне в этой залитой солнцем долине с аккуратными рядами олив, апельсиновых деревьев и виноградных лоз. К северу высились два горных пика, поросших густым лесом, а к югу тянулась более низкая гряда суровых холмов. Долины на острове тщательно возделывались, но более крутые склоны украшала дикая природа, волновавшая душу.
Каро, похоже, проследила за направлением его взгляда.
– Наши горы защищают остров от суховеев, которые дуют с севера, и помогают собрать дождевые тучи. Вместе с римлянами на остров пришла ирригация. Но самая большая наша проблема – это засуха. У подножия западного пика есть озеро с великолепным водопадом. Согласно легенде, Аполлон создал его как бассейн для Кирены. Знаю-знаю, – поспешно сказала Каро при виде его сухой усмешки, – вы не верите в легенды.
– Этот остров действительно напоминает рай, – признал Макс.
– Он не очень велик. Его можно пересечь за час и объехать вокруг за три. Но он действительно необыкновенный, – пробормотала она с очевидной гордостью.
Доктор Алленби жил на краю города в маленьком, чисто выбеленном коттедже. Пока они шли к дому, Каро жаловалась на тесноту:
– В доме только одна комната, где и операции делаются, и пациентов осматривают, но когда-нибудь мы надеемся выстроить настоящую больницу.
Дверь открыла пожилая испанка, экономка доктора. При виде Каро она расплылась в широкой улыбке:
– Сеньорита Иверс, как хорошо, что вы приехали! Я ничего не могу с ним поделать! Ночью совсем не спал… пока ребенок не родился…
– Дитя сеньоры Томпкинс?
– Нет, сеньоры Гарсиа.
– Я не знала, что она на сносях.
– В том-то и дело, что малыш родился слишком рано. Доктор в кабинете.
Каро ничуть не удивилась, найдя доктора Алленби за письменным столом. Почтенный старик мирно спал, положив голову на руки. Каро осторожно тронула его за плечо. Когда доктор выпрямился, Макс узнал в этом дородном лысеющем человеке блестящего врача, чьи смелые методы лечения спасли множество людей.
– Наконец-то вернулась, – пробурчал Алленби, хмуро глядя на Каро.
– Как видите.
Алленби нашарил очки и, нацепив их на нос, уставился на Макса.
– Я вас знаю?
– Помните майора Лейтона? – вмешалась Каро. – Прошлым летом он привез Джона Йейтса.
Доктор пробормотал нечто вроде приветствия и взмахом руки отринул попытки Макса выразить благодарность за лечение Джона. Макс решил, что он еще более неприветлив, чем в предыдущую встречу. Но перепалка с Каро выказывала явную взаимную симпатию, особенно когда последняя журила его за манеру работать двадцать четыре часа в сутки.
– Вам следует позаботиться о себе. Все это время вы доводили себя до изнеможения!
– А кто в этом виноват? Если бы ты оставалась здесь, вместо того чтобы упорхнуть в Англию…
– Ничего не поделать, нужно…
– Да еще проторчала там целый месяц!
– К сожалению, путешествие отняло много времени.
– Все это совершенно не понадобилось бы, если бы не чертова Изабелла! Нужно же ей было ухитриться попасть в плен! Авантюристка!
– Но при чем тут она? – заступилась Каро.
– А чья тут вина? Ей следовало бы благополучно сидеть дома, а не скакать из страны в страну… да и тебе не мешало бы сделать то же самое. Мне пришлось отложить несколько операций до твоего возвращения… дьявол побери мои проклятые слепые глаза!
Сняв очки, он сердито потер предавшие его глаза.
– У меня зрение лучше, – шепотом пояснила Каро, – так что я делаю некоторые операции под его руководством.
– И я должен заказать лекарства и хирургические материалы, – проворчал доктор.
– Это может подождать. Пока что вам нужно лечь в постель и немного отдохнуть.
– У меня нет времени предаваться безделью! Нужно посетить пациентов…
– Я сама это сделаю. Мария уже составляет список больных. А теперь идемте. Я не успокоюсь, пока не уложу вас в постель.
Каро взяла доктора за руку и помогла подняться, непрерывно вышучивая и журя его, как капризного пациента, и наконец убедила улечься на топчане в комнате для приема больных. Прикрыв измученного старика одеялом, Каро осторожно вывела Макса из комнаты, взяла список, протянутый улыбающейся экономкой заодно с черным кожаным саквояжем. Максу показалось, что этот ритуал проводился довольно часто.
– Если хотите, – предложила Каро, когда они уселись в коляску, – я могу завезти вас на виллу Торна, прежде чем поеду на первый вызов.
– Но я хочу сопровождать тебя. Может, даже и пригожусь.
Оглядев его сверкающие сапоги, она весело изогнула брови.
– Предупреждаю, вы не так одеты для тех мест, которые нам придется посетить. Ваш сапожник придет в ужас, если вы испортите его шедевр, и, кроме того, вы не захватили с собой камердинера из Англии.
– Слуги Торна вполне способны позаботиться о моей обуви, – отмахнулся Макс.
– Что же, тогда нечего беспокоиться.
Большую часть дня Макс сопровождал Каро, наблюдая, как она раздает отвары, настойки, травы и лекарства и осматривает больных и раненых.
Пациенты доктора Алленби, рассеянные по всему острову, были в основном испанцами и англичанами и, как заметил Макс, разительно отличались манерой одеваться. Испанки носили черное, как большинство средиземноморских женщин, тогда как англичанки одевались просто, но куда более красочно.
Почти все островитяне тепло приветствовали Каро.
– Похоже, они вас любят, – заметил Макс после посещения первой полудюжины пациентов.
– А еще больше любят доктора Алленби, – возразила Каро. – На Кирене его весьма почитают, несмотря на ворчливость. Вряд ли на острове осталась хоть одна семья, в чьей жизни он так или иначе не участвовал. Но он стареет. Не знаю, что мы будем делать, когда он больше не сможет осматривать больных.
– Но ведь островитяне всегда могут положиться на тебя!
– Я не дипломированный хирург. И не хочу оставаться только врачом.
– Почему нет?
– Потому что меня больше интересует работа на сэра Гавейна.
– Но у тебя природный дар целителя!
– Похоже, что так. Я всегда старалась помочь страдающим созданиям. Уже в детстве островитяне приносили мне раненых и больных животных, и я старалась их вылечить. Конечно, считаться ассистентом доктора Алленби – большая честь. Даже десять лет спустя некоторые мужчины все еще не доверяют мне, вероятно, потому, что ощущают исходящую от меня угрозу. А кое-кто считает меня ведьмой.
– Суеверия? – уточнил Макс, вскинув брови.
– Именно, – презрительно усмехнулась Каро. – Во времена инквизиции меня сожгли бы на костре. Но здесь по крайней мере меня принимают. В Англии мне ни за что не позволили бы практиковать медицину. Типичный британский гражданин предпочел бы отправиться на тот свет, лишь бы не дать женщине дотронуться до него. Они предпочитают услуги самозванцев и шарлатанов.
Несмотря на презрительный вид, он расслышал обиду в ее голосе и невольно посочувствовал Каро.
– Признайтесь, Макс, в прошлом году вы тоже не слишком обрадовались, когда доктор Алленби поручил мне ухаживать за Йейтсом.
– Но ты быстро доказала, на что способна, – возразил Макс, – и твой пол больше уже не имел для меня значения. Поверь, я видел слишком много людей, умиравших от пустяковых ранений, чтобы оценить правильное лечение.
Весь день он наблюдал, как Каро обращается с тяжелыми пациентами. Она была неизменно добра и терпелива и часто беззлобно подшучивала над ними, как когда-то над Джоном и доктором, чтобы добиться своего. Островитяне, очевидно, уважали и искренне любили ее.
Каро отвечала им тем же. Когда она и Макс разделили простой обед с большим крестьянским семейством – единственной возможностью бедняков заплатить за лечение двух младших ребятишек, – Каро выказывала им столько же уважения, сколько богатым аристократам, и, возможно, куда больше симпатии.
Однако следующий пациент, фермер, прикованный к постели после того, как сильно поранил ногу лемехом плуга, встретил ее с нескрываемой неприязнью. Рана нагноилась и болела так, что он не мог наступить на ногу. Он позволил Каро прочистить и забинтовать ногу только потому, что жена стояла над ним, угрожая всеми напастями, если муж не будет вести себя прилично.
– Он один из тех, кто считает меня ведьмой, – пояснила Каро, когда они уселись в коляску.
Макс про себя полностью согласился с фермером. Она действительно ведьма. Недаром он ощутил внезапное возбуждение, когда при очередном толчке их бедра соприкоснулись. Колдунья-искусительница, во власти которой заставить его испытать неистовый жар, несмотря на более присущие мужчинам занятия и необычность поведения.
В конце дня они направились к подножию холмов через заросли кустов и низкорослых деревьев, которые Каро называла маки. Макс узнал несколько горных растений: низко стелющийся розмарин, высокие неопрятные метелки лавра и мирта и вечнозеленый можжевельник. И воздух вокруг был напоен медовым ароматом, напоминавшим ему Каро, такую же сладостную, немного непокорную и совершенно неотразимую.
– Вся обстановка острова словно создана для тебя, – выпалил он. – Здесь ты в своей среде.
Каро подняла брови и усмехнулась:
– Предлагаю вам испробовать силу вашего обаяния на более доверчивых женщинах, Макс.
– Я не знаю здесь ни одной женщины, кроме тебя.
– О, Кирене есть что предложить! Я же пообещала представить вас всем здешним красавицам. Не сомневаюсь, что многие придутся вам по вкусу.
– Я не против знакомства с местными красотками. Только постарайся не обременять меня невинными молодыми девицами, у которых на уме одно замужество. Не имею ни малейшего желания лезть в петлю брака, – объявил он, оценивающе оглядывая Каро. – Это одно из твоих лучших качеств, дорогая. Ты не пытаешься поймать мужа.
– Не пытаюсь. Но любопытно узнать, почему вы питаете такое отвращение к женитьбе.
– Из-за сложностей, которые, несомненно, возникнут с появлением жены или семьи.
– Сложностей?
– Не хочу терять дорогих мне людей. Впервые за долгое время я ни с кем не связан, пусть так будет и дальше.
В ее глазах мгновенно засветилось участие. Поняв, что он показался ей чересчур мрачным, Макс широко улыбнулся:
– Впрочем, обета целомудрия я не давал.
– О, я всегда могу сварить зелье, охлаждающее похоть, – съязвила Каро.
– Боюсь, оно не поможет. Я хочу вас, мисс Иверс.
– Ничего не выйдет. Придется довольствоваться кем-то другим.
– Скажи, почему ты так противишься нашей близости? – допытывался Макс.
Ее улыбка померкла.
– Прежде всего у меня много дел. Нужно объезжать пациентов доктора Алленби.
– Но должна же ты хоть иногда отдыхать!
– Возможно. Но вряд ли так уж мудро становиться любовницей мужчины, с которым я вместе работаю.
– Мы пока еще не работаем вместе. А если я действительно вступлю в вашу организацию, то всего лишь на одно задание.
Каро поколебалась, словно желая что-то добавить, но лишь коротко бросила:
– Нам лучше остаться друзьями, Макс.
– Прекрасно. Пока и этого достаточно, – кивнул он. Каро ответила недоверчивым взглядом.
– Уверяю, вас куда больше удовлетворит элегантная красавица, которая с радостью утолит ваши плотские потребности. Миссис Джулия Трент – ослепительная вдовушка, и будет счастлива вступить с вами в тайную связь. Если же ваш вкус более экзотичен, говорят, что сеньора Бланка Эррера де Рамос только сейчас рассталась с последним любовником.
Макс сардонически усмехнулся, не позаботившись возразить. Даже в конце долгого дня Каро Иверс по-прежнему влекла его больше, чем все прославленные красавицы, когда-либо удовлетворявшие его плотские потребности.
Правда, выглядела она уставшей, скромное платье украшали разнокалиберные пятна, а из строгого узла выбились вьющиеся прядки темных волос. И все же он помнил, как эти шелковистые локоны падали на обнаженные плечи и между мокрыми прядями кокетливо выглядывали соски…
Макс даже задохнулся от желания. Не в первый раз ему хотелось высвободить из заточения ее великолепные волосы, зарыться руками в блестящую упругую массу и погрузить истомившуюся плоть в теплые глубины ее лона.
Он едва слышно выругался. Весь день Макс намеренно игнорировал медленный пожар в своем теле. Каро возбуждала в нем самые примитивные инстинкты. Заставляла чувствовать себя настоящим мужчиной, хищником и защитником, грубым и одновременно нежным. Он едва удерживался, чтобы не потянуться к ней, когда она откинула с глаз непокорные волосы. К сожалению, они приближались к следующему фермерскому дому, где жил очередной пациент.
Час спустя Каро в последний раз села в коляску и собрала поводья. Судя по слегка опущенным плечам, она устала, и даже не возразила, когда он отнял у нее поводья.
– Позволь мне. Ты совсем извелась сегодня, а я ничем не смог помочь. Домой?
– Да, домой. Но у меня остался еще один пациент. Они вернулись в поместье Каро только через полчаса, когда уже почти стемнело. Ее двухэтажный особняк был выстроен в испанском стиле, но конюшни показались Максу совершенно английскими. Длинный ряд денников выстроился в вымощенном брусчаткой дворе. Имелись также большой амбар, каретный сарай и домик для конюхов и грумов.
Стоило им остановиться, как рядом немедленно появился грум, жующий корочку хлеба. Взяв поводья у Макса, молодой человек в ожидании приказа глянул на Каро.
– Когда распряжешь лошадь, Умберто, оседлай, пожалуйста, коня мистера Лейтона. Потом можешь идти ужинать.
– Да, сеньорита.
Пока Каро говорила с грумом, несколько конских голов высунулись в открытые верхние половинки дверок стойл. Вместе с Максом она прошлась по ряду, приветствуя каждое животное, любовно гладя холки и морды, пока не добралась до последнего стойла, где находилась старая гнедая кобыла. Животное тихо заржало, когда Каро почесала его между темными влажными глазами.
– Моя особая пациентка. Эта милая леди принадлежала моей матери, – пояснила она и, вынув скребницу и тряпку, вошла в стойло.
Макс последовал за ней, прикрыв нижнюю половину дверцы.
– Как и доктор Алленби, она стареет, – объяснила Каро, принимаясь орудовать скребницей. – Зубы у нее стерлись, зрение ослабло, но я иногда езжу на ней, потому что бедняжке нравится внимание. И на плече у нее старая рана. Я стараюсь регулярно массировать ее, чтобы облегчить боль.
– Счастливая лошадка, – пробормотал Макс и, прислонясь к стене стойла, стал наблюдать, как Каро ухаживает за кобылкой и массирует ее левую лопатку. Откуда-то взявшийся трехногий кот прыгнул на верхнюю половинку двери, принюхался к Максу и, несмотря на очевидное увечье, ловко метнулся вниз, в солому, замяукал и принялся тереться о юбки Каро, добиваясь внимания. Она подняла плутишку и стала гладить.
– Он потерял заднюю лапу в драке с собакой, но по-прежнему прекрасно ловит мышей. Кажется, он сильно скучал по мне, когда я была в отъезде.
Кот, похоже, соглашался с ней. Громко мурлыча, он свернулся клубочком на ее руках. Но тут кобыла повернула голову, ткнулась носом в шею Каро, требуя внимания.
Все хотели получить свою долю нежности. Макс тихо завидовал животным, потому что желал того же самого.
У двери стойла появился грум.
– Я сделал все, как вы просили, сеньорита. Будут еще приказания?
– Спасибо, Умберто. Это все. Иди заканчивай ужин.
Грум почтительно улыбнулся и, дернув себя за челку, снова исчез.
Устроив кота на соломе, Каро продолжала массировать плечо кобылы. Старая лошадь закрыла глаза и блаженно всхрапнула.
На некоторое время воцарилось молчание. В сгущавшейся темноте Макс наблюдал, как Каро гладит лошадь, осторожно разминая тугие мышцы, облегчая боль в сведенной судорогой плоти. Макс сразу вспомнил ощущение ее рук в ту давнюю ночь.
Резкое, настойчивое желание шевельнулось в нем, с каждым мгновением становясь все сильнее, навязчивее, пока с губ не сорвалось тихое проклятие.
– Что случилось? – немедленно всполошилась Каро, оглянувшись.
– Вспомнил ту ночь. И твои прикосновения. Каро долго молчала.
– Тогда вам тоже было больно.
– Меня сейчас сводит от боли при виде того, как ты творишь свое волшебство. – Его губы дернулись. – Я бы рад стать одним из твоих пациентов. Свернулся бы на твоих коленях, чтобы ты гладила и ласкала меня…
– Вы сами можете позаботиться о себе, – с улыбкой возразила Каро. – А эти животные не могут.
– Как насчет тебя? Кто массирует твои плечи после тяжелого дня?
– Никто.
– Буду рад помочь.
– Весьма тронута вашим сочувствием, – твердо объявила она, – но обойдусь и горячей ванной.
– В развалинах?
Но Каро едва заметно улыбнулась:
– Нет, здесь, дома. В блаженном уединении.
Макс не сводил с нее глаз, чувствуя, как тяжелая ноющая боль желания терзает чресла. Руки сами тянулись обнять ее. Его словно притягивало к ней невидимым магнитом.
– У тебя замечательные руки, – тихо признался он.
– Вовсе нет.
– Замечательные. Я не могу забыть их прикосновений…
Каро на мгновение замерла. А когда медленно повернула голову, Макс позволил своему алчущему взгляду скользнуть от ее сочных губ к глазам и снова к губам…
Каро, казалось, превратилась в статую под этим откровенным взглядом. Не смея рисковать, она в последний раз провела по плечу кобылы и шагнула к двери. Но когда попыталась протиснуться мимо, Макс сжал ее запястье. И одно это прикосновение заставило ее вздрогнуть.
– Я помню все, что было в ту ночь, каждое мгновение. – Тихий хриплый голос эхом отдался в душе, как воспоминание о ласках. – Помню вкус твоей кожи, ангел. Помню все ощущения, когда входил в твой мокрый шелк. Гортанные крики, которые ты издавала, когда растворялась в моих объятиях…
Во рту у Каро пересохло. Язык ей не повиновался.
– Я так хочу снова испытать эту страсть. Снова любить тебя.
О этот чувственный шепот, жаркий и тихий…
Пытаясь взять себя в руки, Каро закрыла глаза, но перед ней мелькали откровенные образы плоти, прижатой к обнаженной плоти, откровенных ласк, где сны мешались с реальностью…
Она тоже хотела Макса – безумно. Но не позволит себе утолить голод. Слишком долго она приходила в себя после той ночи… да так и не пришла. Сколько месяцев она тосковала по Максу! Ей не хотелось снова терпеть эти муки.
– Н-нет, – выдавила она хрипло.
Макс повернул ее к себе лицом и прижал спиной к перегородке.
– Ты уверена?
Его зубы чуть сжали мочку ее уха. Как он умеет искушать… как умеет искушать…
Она тряхнула головой, борясь с эротическими воспоминаниями о слиянии их тел, борясь с пульсирующим желанием, которое он возбуждал в ней.
И тут его пальцы коснулись лифа платья, и соски мгновенно заострились, заставляя ее трястись от желания.
Его дыхание согрело ее губы, едва он прошептал ее имя. А когда прижался всем телом, пульсация стала сильнее, сосредоточившись между бедер.
– Макс…
Его руки обвили ее, живой жар его тела обжигал даже сквозь одежду. И когда он завладел ее губами во властном поцелуе, желание с новой силой загорелось в ней. Он был одновременно груб и нежен, и она льнула к нему, беспомощно сознавая, что уже сдалась, что готова на все, лишь бы утолить жажду, жажду путника в пустыне.
Поцелуй становился все более исступленным, словно он сам не мог совладать с собой. Язык ритмично двигался у нее во рту, опаляя ее неистовыми требованиями, сжигая остатки воли. Ощущения были столь безумно буйными, что Каро буквально погибала от страсти.
Ей нужен Макс. Нужны его ласки. Она так долго мечтала о нем, жаждала его, страдала без него…
Слишком долго…
Потребовалось поистине геркулесово усилие, но она подняла руки, чтобы толкнуть его в грудь и отстраниться.
– Пожалуйста, не надо!
Макс услышал ее прерывистую мольбу, но не смог заставить себя подчиниться. Он снова нагнулся и нашел ее рот горячими губами. Она застала его врасплох.
Каким-то образом их ноги перепутались, и Макс, к своему смущению, опрокинулся на солому. Каро распростерлась на нем, сильно придавив его горло.
Тяжело дыша, он ошеломленно уставился на нее в полумраке.
Она нерешительно улыбнулась:
– Может, вы еще не успели увидеть, но мое колено находится в стратегической позиции. Если я решу ударить, последствия будут чрезвычайно болезненными, хотя и не смертельными. Смерть наступит, если я посильнее надавлю на шею.
И он вдруг понял: она намеренно подставила ему подножку.
– Я предупреждала вас, – дрожащим голосом бормотала Каро. – Мне дали несколько необычное образование для, женщины. Это один из моих приемов. Я умею защищаться, когда на меня нападают.
– Но разве это можно назвать нападением? – прохрипел он, все еще изнемогая от желания.
– Возможно, нет, но я испытываю сильнейшую потребность защитить свою добродетель.
Каро оттолкнулась, встала и, открыв дверь, исчезла.
Макс остался лежать, пытаясь осознать, что произошло. Он почти взял Каро силой. И когда целовал ее, думал лишь о том, как бы обернуть ее длинные стройные ноги вокруг своей талии и врезаться в нее, быстро и глубоко. Его желание было таким отчаянным, что он вполне мог бы взять ее прямо здесь!
Ад и дьяволы его! Ему нет прощения! Так постыдно потерять голову! Да, его желание подогревалось долгим воздержанием. Неделями пребывания рядом с ней и невозможностью даже коснуться…
В этот момент его щеку обдало теплым дыханием. Макс растерянно встрепенулся и, громко выругавшись, уставился в глаза старой кобылы, нежно облизывавшей его лицо, то ли из симпатии, то ли из любопытства.
Не зная, смеяться или жаловаться, Макс перевернулся, вскочил и тут же поморщился от ноющей боли в восставшей плоти. Вряд ли он ожидал такой исход, когда поддался жгучей потребности поцеловать Каро.
Но он был преисполнен решимости продолжать битву. Хотя, возможно, сейчас лучшим тактическим приемом будет отступить и заново собрать рассеявшиеся войска.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Повелитель соблазна - Джордан Николь



РОМАН СУПЕР! Захватывающий, чувственный, с интригующим сюжетом и красивой историей любви. Вообщем нет слов, одни эмоции! Оценка 10 баллов.
Повелитель соблазна - Джордан НикольЛюдмила Кл.
8.08.2012, 16.51





А мне не понравилось, героиня вообще ведет себя развратно для того времени
Повелитель соблазна - Джордан Никольнатали
8.08.2012, 18.19





Понравилось ! Интересно !
Повелитель соблазна - Джордан НикольМари
22.08.2012, 19.42





Очень интересный, красивый, чувственный роман, а сколько страсти между гл.г-ми..... понравилось! 10/10
Повелитель соблазна - Джордан НикольЛюдмила
25.03.2013, 12.25





Прекрасный роман.Очень понравился.
Повелитель соблазна - Джордан НикольНаталья 66
5.10.2013, 16.25





Роман не понравился. Бесхарактерный герой,очень энергичная героиня и какая-то странная организация. Приключения не интересные.
Повелитель соблазна - Джордан НикольКэт
23.03.2014, 11.49





Что значит непонятная организация(для Кэт) в то время было очень много различных организаций, и которые защищали свою родину и плохии, и порочные как Пламя огня где собирались одни повесы и устраивали оргии, а роман очень хороший,столько событий,страстей и ГГя даже для того времни была нормальная сексуальная женщина, ведь женщина как тот костёр, его долго надо разжигать но когда разожгёшь такой огонь пылает, только надо чтоб был очень хороший разжигатель. Читайте и наслаждайдесь чтением.
Повелитель соблазна - Джордан НикольАнна Г.
26.08.2014, 14.49





Что значит непонятная организация(для Кэт) в то время было очень много различных организаций, и которые защищали свою родину и плохии, и порочные как Пламя огня где собирались одни повесы и устраивали оргии, а роман очень хороший,столько событий,страстей и ГГя даже для того времни была нормальная сексуальная женщина, ведь женщина как тот костёр, его долго надо разжигать но когда разожгёшь такой огонь пылает, только надо чтоб был очень хороший разжигатель. Читайте и наслаждайдесь чтением.
Повелитель соблазна - Джордан НикольАнна Г.
26.08.2014, 14.49





Роман ни рыба ни мясо.героиня не хочет замуж и детей только оргазма.герой молодец.кто не воспользуется если предлагают? Больше 5 баллов не поставлю
Повелитель соблазна - Джордан НикольЛилия
26.04.2015, 12.56





не согласная я.))))) роман один из любимейших.
Повелитель соблазна - Джордан Никольлёлища
22.09.2015, 14.04





Абсолютно бессмысленные словесные перепалки. "Я тебя хочу - давай целоваться. - А у меня есть нож - давай состязаться". Вчера она себя предлагала, сегодня она требует перестать ее преследовать, через час она опять хочет, он хочет все время, но слишком гордый... а нет, не гордый... а нет, все-таки гордый. Это невозможно читать. я бросила. С "Повелителем желания" рядом не стоит.
Повелитель соблазна - Джордан НикольБекки Шарп
22.09.2015, 19.56





Хороший роман, может и не супер, но разок прочитать можно.
Повелитель соблазна - Джордан НикольЛисичка
23.09.2015, 12.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100