Читать онлайн Очаровательная дикарка, автора - Джордан Николь, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очаровательная дикарка - Джордан Николь бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.21 (Голосов: 107)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очаровательная дикарка - Джордан Николь - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очаровательная дикарка - Джордан Николь - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джордан Николь

Очаровательная дикарка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Если ты уже стала его женой, то должна приложить максимум усилий для того, чтобы его физическое влечение не ослабевало. В конечном итоге ты тоже научишься получать от этого удовольствие.
Анонимный автор. «Советы молодым леди, как завоевать сердце мужчины и выйти за него замуж»

Дэймон проснулся от солнечного света, льющегося через окно его спальни. Очевидно, Корнби решил, что уже пришло время просыпаться, и поэтому широко распахнул шторы.
Дэймон поморщился от яркого света и, перевернувшись, спрятал свое заросшее щетиной лицо в подушки. В висках стучало от крепкого бренди, с которым он вчера явно переусердствовал, однако еще большее беспокойство вызывали вчерашние воспоминания.
Он хотел поскорее забыть события минувшей ночи, — насколько ранимым и беззащитным он выглядел в глазах Эль, о том, что он ей наговорил, как занимался с ней любовью — словно какой-то взбесившийся дикарь, а также чуткость, которую она продемонстрировала, оставшись с ним на всю ночь… Простыни по-прежнему хранили аромат ее тела, и от этого запаха в его сознании отчетливо вырисовался образ молодой жены.
Он вынужден был признать, хотя и с большой неохотой, что прошлой ночью очень нуждался в поддержке. Сначала он прямо дал понять Элеоноре, что не хочет ее видеть, однако она и не подумала сдаваться. Напротив, осталась рядом с ним, полная решимости помочь одолеть его демонов.
Интересно, сколько еще женщин смогли бы сделать нечто подобное для своих пьяных мужей?..
Внезапно прервав его мысли, кто-то кашлянул, давая понять Дэймону, что он не один. Приоткрыв один глаз, он увидел, что Корнби почтительно стоит у стены, ожидая, когда же наконец на него обратят внимание.
Осмотревшись по сторонам, Дэймон понял, что его жена уже ушла.
— Я принес вам завтрак, милорд, — сказал Корнби, не скрывая ликования.
— Я не голоден, — буркнул Дэймон, рассчитывая поскорее выпроводить слугу восвояси.
— Даже если и так, я все-таки прошу вас что-нибудь съесть. Ее светлость просили меня лично проследить, чтобы вы хорошенько подкрепились, и я считаю своим долгом исполнить ее пожелания.
Этот явный намек на сговор заставил Дэймона окончательно проснуться. Осторожно приподнявшись, он сел в постели. Подсунув под спину подушки и предусмотрительно натянув до пояса одеяло, он повернулся так, что теперь вряд ли кто-нибудь догадается, что он совершенно голый.
— Мне напомнить, кто платит тебе жалованье, Корнби? — спросил Дэймон, в то время как слуга ставил поднос с завтраком ему на колени.
— Нет, милорд. Однако я очень надеюсь снискать расположение своей новой хозяйки. Исходя из собственного жизненного опыта, я знаю наверняка, что если леди счастлива, то и дела в доме идут гладко.
Улыбаться не хотелось, поскольку от этого начинала болеть голова, поэтому Дэймон стал внимательно рассматривать содержимое подноса. Обильный завтрак, состоящий из сдобных булочек, яиц, бекона и кофе, дополнял высокий фужер с какой-то густой зеленовато-серой жидкостью.
— Я могу поинтересоваться, что в нем находится?
— Это — концентрированный напиток, которым, по словам леди Элеоноры, часто пользуется ее брат, лорд Данверс. Он служит для того, чтобы облегчить побочные симптомы, возникающие в результате употребления ликера. Леди Рексхэм утверждает, что этот эликсир способен творить чудеса, как рукой снимая головную боль.
Бережно подняв фужер, Дэймон сделал глоток и почувствовал, что вкус напитка более приятен, чем его вид, хотя это, пожалуй, все, что можно было сказать.
— И что это за смесь такая?
— Не могу сказать точно, милорд. Ее светлость собственноручно приготовила это снадобье на кухне. Но она пообещала, что поделится со мной рецептом, чтобы я мог предупреждать возможные инциденты в будущем. О, чуть не забыл, я должен был кое-что передать вам на словах. Леди Рексхэм через час собирается на верховую прогулку, очень надеясь, что вы будете ее сопровождать, если, конечно, ваше состояние позволит вам это сделать.
Дэймон буркнул что-то невнятное в ответ, ибо совсем не горел желанием видеться с Элеонорой сразу после того, как он столь безрассудно повел себя прошлой ночью. Он почти полностью раскрыл ей свою душу, и теперь, вероятно, самым верным решением будет держаться от нее подальше.
Однако, несмотря на сделанный вывод, Дэймон поинтересовался у Корнби насчет свадебного подарка, который он планировал преподнести Элеоноре.
— Уже пришла посылка для леди Рексхэм?
— Еще нет, милорд. Но ее могут доставить сегодня из Лондона в любую минуту.
— Отлично.
— А еще, — добавил Корнби, — ваша кузина, мисс Бланшар, справлялась о вас. Она выразила желание поговорить с вами, как только у вас будет свободная минутка.
— А она не уточнила, по какому поводу?
— Нет, милорд. Но осмелюсь предположить, что она обеспокоена вашим вчерашним отсутствием.
Дэймон вздохнул. Ему вряд ли удастся отбиться от участливо-то внимания Тесс, раз уж она твердо решила увидеться с ним.
Однако, подумал Дэймон, она ведь имела полное право тревожиться, поскольку любила его, а еще была одной из тех немногих, кто знал, как много значил для него вчерашний день.
Надо сказать, Дэймон почувствовал себя несколько лучше после того, как выпил настойку, приготовленную Элеонорой, и подкрепился, съев почти половину завтрака. За час он успел искупаться, побриться и надеть костюм для верховой езды.
Завязывая перед зеркалом шейный платок, он вдруг услышал стук в дверь. Дэймон напрягая, подумав, что это, должно быть, Элеонора, однако, обернувшись, увидел на пороге Тесс.
Обменявшись приветствиями с Корнби, Тесс прошла мимо слуги и направилась к Дэймону. Заметив его костюм, она радостно улыбнулась.
— Как хорошо, что ты собрался на прогулку. Сегодня чудесное утро, стало значительно теплее после того, как прошла гроза.
Когда Дэймон обернулся, чтобы увидеть ее, она, встав на носочки, быстро чмокнула его в щеку и стала внимательно вглядываться в его лицо.
— Вид у тебя, прямо скажу, неважный, хотя все же не настолько ужасный, как я боялась.
Сама же Тесс, как отметил про себя Дэймон, была свежа и прелестна в бледно-зеленом кашемировом утреннем платье. Дэймон заметил, что ее глаза светились каким-то неестественным блеском, нарушая столь присущее ей состояние спокойствия, что не сулило ничего хорошего.
Смирившись с тем, что придется отвечать на вопросы, виконт велел Корнби идти. Тот, склонившись, взял поднос, чтобы исчезнуть с ним за дверью.
Когда слуга поравнялся с Тесс, она схватила из тарелки оставшуюся нетронутой булочку. А потом, к огромному удивлению Дэймона, уселась на кровать, которую только что застелил Корнби. Странно, Тесс была не из тех, кто пренебрегает правилами хорошего тона. Ну, по крайней мере, хоть дверь оставлена открытой.
Однако Дэймон воздержался от комментариев. Он снова повернулся к зеркалу, чтобы завязать шейный платок.
— Ты пробудил во мне любопытство, кузен, — сказала Тесс, откусывая кусочек булки. — Я-то думала, что ты сегодня будешь брюзжать, но ты не указал мне на дверь, как я того ожидала.
— А следовало бы, — сухо произнес Дэймон. — Вряд ли твое присутствие в мужской спальне можно назвать приличным, даже если ты и приходишься мне кровной родственницей.
— Я знаю. Но поскольку ты намеренно избегаешь со мной встреч, я таким вот способом пытаюсь расстроить твои планы. Я пришла немного расшевелить тебя, мой дорогой кузен. Само собой разумеется, ты имеешь полное право каждый год оплакивать своего горячо любимого брата, Дэймон, однако всему есть предел.
Снова взглянув через плечо на Тесс, Дэймон удивленно вздернул бровь.
— Ты что, читаешь мне лекцию, дорогая? А я-то думал, что ты поймешь меня лучше, чем кто-либо другой.
— Так оно и есть. Однако скажи спасибо, что я не стала надоедать тебе еще вчера в то время, как ты предавался печали.
Это замечание застало Дэймона врасплох. Ведь кто, как не Тесс, способен был понять, какое он испытывал горе по поводу кончины своего брата, поскольку она на собственном опыте познала всю горечь преждевременной смерти родного человека.
— Предавался? — повторил он.
— Да, предавался. Мне не понаслышке знакомо это чувство, Дэймон, последние два года я и сама вела себя подобным образом. Но ты поддержал меня в трудную минуту, когда я потеряла своего возлюбленного, и я тоже хочу поддержать тебя… хотя теперь, когда у тебя появилась Элеонора, ты, возможно, больше не нуждаешься в моих сочувственных речах.
Оставив без внимания ее реплику, Дэймон сказал:
— Я в полном порядке, Тесс. Она слегка кивнула головой.
— Именно так я всегда и говорила себе, даже если это было ложью. — Лицо Тесс стало серьезным. — Я прекрасно понимаю, что ты чувствуешь, Дэймон. Смерть близкого человека очень сильно влияет на тебя, даже если ты делаешь вид, что это не так.
— Я не делаю вид.
— Может быть. Однако у меня складывается впечатление, что тебе нравится заниматься самобичеванием. Каким бы нелогичным это ни казалось, ты не можешь не винить себя за то, что продолжаешь жить, когда Джошуа умер. Если он не может жить, счастливый и здоровый, то и ты тоже не заслуживаешь этого. Разве не так?
Не отвечая, он крепко сжал губы, что еще больше раззадорило Тесс.
— Ты от всего сердца хотел бы спасти его и чувствуешь ужасную вину из-за того, что тебе не удалось этого сделать.
Дэймон не спорил с ней. Ведь больше всего в жизни он сожалел о том, что не смог спасти своего умирающего брата.
Однако его молчаливое согласие, казалось, только опечалило Тесс.
— Но подумай, Дэймон, а хотел бы Джошуа, чтобы ты перестал радоваться жизни? — И она сама ответила на свой вопрос: — Конечно же, нет. Я была ребенком, когда он умер, но очень хорошо запомнила, что Джошуа любил веселиться. Он любил жизнь. И он бы очень огорчился, узнав, что ты так остро продолжаешь тосковать по нему. Он бы хотел, чтобы ты жил своей жизнью, Дэймон. Что касается меня, именно так я и намерена поступить. Я наконец-то поняла, что нам нужно жить и любить сейчас, в настоящий момент. Чтобы максимально использовать время на земле.
— Итак, ты вдруг стала мыслить как мудрый философ в свои преклонные лета? — растягивая слова, произнес виконт.
— Не совсем. Но я, по крайней мере, признала, что бесполезно оплакивать события, которые я не в силах изменить.
Вместо ответа Дэймон поправил последнюю, замысловатую складку на своем льняном платке.
Наблюдая, как он надевает плащ, Тесс доела булку, а затем снова вставила комментарий:
— Я рада, что у тебя есть кто-то, к кому можно обратиться. Надеюсь, ты объяснил Элеоноре свои чувства?
«Неохотно», — подумал Дэймон. Он не хотел делиться своими чувствами с Эль, потому что они все еще причиняли ему боль. Однако надо сказать, боль, которую он ощущал прошлой ночью, каким-то образом утихла. Сейчас ему было совсем легко.
Дэймон знал, что за это он в долгу перед ней.
Он также прекрасно понимал, что прошлой ночью между ними что-то изменилось. Он просто пока не знал, что с этим делать. Элеоноре удалось помочь ему. Она заставила его принять помощь, от которой он все время упорно отказывался.
Тесс нахмурилась.
— Ваш брак заключен не по любви, я понимаю это, судя по тому, как поспешно была проведена церемония, и по дистанции, которую ты и Элеонора сохраняете последние несколько дней.
От ее замечания виконт почувствовал себя неуютно.
— Нет, это был союз не по любви, — вежливо ответил он. — Однако тебя это не касается, дорогая.
— Конечно же, касается, — запальчиво парировала она. — Ты мой ближайший родственник. И любимый брат. В самую трудную минуту моей жизни ко мне на помощь пришли сестры Лоринг, но твоя поддержка оказалась не сравнимой ни с чем.
Она сделала паузу.
— Я очень хорошо знаю, что ты сейчас испытываешь, Дэймон. Тебя до смерти пугает мысль о сближении с кем-то, ты боишься стать уязвимым и из-за этого снова испытать боль. Поэтому ты отгородился от остального мира, замкнувшись в спасительной скорлупе, оберегая себя от каких-либо эмоций. Ты боишься любого проявления элементарной привязанности. Однако цена, которую приходится платить за вынужденную отчужденность, невероятно высока. Последние два года я чувствовала, что жила лишь наполовину, в то время как жизнь вокруг меня била ключом.
Дэймон вынужден был признать, что нечто подобное испытывал и он.
— Это ужасно, — с тоской в голосе добавила Тесс. — Ты ощущаешь меньше печали, это правда, однако так же верно и то, что ты никогда не испытываешь радости и не знаешь, что такое любовь. А ведь именно это чувство позволяет человеку почувствовать себя счастливым.
Виконт сжался от этого замечания, как будто инстинктивно противясь ее наставлениям. Отрекаясь от любви и близких отношений, он действительно обрекал себя на одиночество, однако история Тесс постоянно напоминала ему о том, какая опасность может подстерегать того, кто любит. И он намеревался оградить себя от ненужной боли и страданий, с которыми пришлось столкнуться его кузине после того, как она потеряла своего возлюбленного.
И хотя они с Элеонорой стали теперь любовниками, он не хотел, чтобы между ними сложились более близкие отношения, чем на настоящий момент. Он, разумеется, не желал вводить ее в заблуждение, чтобы потом, будучи не в состоянии ответить взаимностью на ее чувства, видеть, как разбивается ее сердце, ведь именно так и случилось во время их первой помолвки.
Тесс, похоже, догадалась, что перегнула палку, и поспешила сменить тему. Ее голос повеселел, и она переключилась на себя.
— Я надеюсь когда-нибудь снова полюбить. А до того момента буду вести полноценную жизнь. Меня больше не беспокоят правила приличия, а также мало волнует, что правильно, а что — нет. Я больше не хочу считаться с условностями. Ты всю жизнь был свободен от условностей, Дэймон. Теперь же моя очередь.
Дэймон, застегивая плащ, взглянул на нее, слегка прищурившись.
— Так что, мне теперь придется волноваться за тебя, Тесс? Она ответила ему улыбкой, которая еще больше подчеркнула ее удивительную красоту.
— Нет, не нужно. Я же не собираюсь грешить по полной программе, только чуть-чуть. Как ни велик соблазн, я не могу превратиться в распутную Иезавель, учитывая то, чем я занимаюсь. Я уже достаточно долго ношу траур, но по-настоящему никогда не была вдовой.
Подойдя к кузине, Дэймон взял ее за руку.
— А если я сейчас же пообещаю сбросить свою траурную одежду, ты оставишь меня в покое?
От улыбки на ее щеках образовались две милые ямочки.
— Возможно. А что у тебя на уме?
— Ты будешь, рада узнать, что сегодня утром я собираюсь прокатиться со своей женой верхом, только я и она.
От улыбки Тесс невозможно было оторваться.
— Замечательно! — воскликнула она, забрав свою руку и соскользнув с кровати. — Тогда мне больше не нужно тебя тормошить. Пускай теперь Элеонора пытается разрушить стену, которую ты возвел вокруг своего сердца.
С этими словами Тесс покинула комнату, оставив Дэймона в полном замешательстве и смущении, которые породили в нем две женщины — его сестра и Элеонора.


Элеонора была совсем не уверена, что Дэймон примет приглашение проехаться верхом, однако воспрянула духом, когда слуга, возвратившись, передал ей на словах, что лорд Рексхэм просит ее встретиться с ним на конюшне в одиннадцать часов.
Леди Рексхэм радостно поднялась наверх, чтобы переодеться в темно-голубой костюм для верховой езды и шляпу-котелок. После чего, взглянув на себя в зеркало, осталась явно довольна собой.
Придя в конюшню, Элеонора увидела Дэймона и лошадей, запряженных для верховой езды. Девушка отметила, что он был необыкновенно красив. Однако, присмотревшись, она с разочарованием поняла, что от эмоций, которые он пережил прошлой ночью, не осталось и следа, — лицо Дэймона было словно каменное.
Он явно хотел забыть, что произошло между ними, так как после короткого приветствия, не проронив ни слова, усадил ее в дамское седло, а затем и сам вскочил на свою лошадь.
Сначала они ехали вместе, направляя рысаков вдоль длинной широкой дороги, обсаженной каштанами и кустами рододендронов, а потом оставили за спиной угодья Роземонта.
Надо сказать, Элеонора ощущала некоторую усталость, поскольку полночи не сомкнула глаз, наблюдая, как спит Дэймон, но все же ее настроение было лучше, чем когда-либо с тех пор, как она приехала в загородный дом тетушки.
Стоял прекрасный день, после дождя в воздухе витал запах свежести и чистоты, а на землю струился золотистый солнечный свет. Казалось, природа замерла в предвкушении приближающейся осени. Взору Элеоноры предстали протянувшиеся на многие мили и покрытые густой растительностью холмы и зеленые впадины низин, которые простирались до самого горизонта.
Спустя какое-то время Элеонора стала понимать, что пауза затянулась. Она очень остро ощущала присутствие Дэймона, и ей ужасно хотелось узнать, о чем он сейчас думает, что чувствует. Однако она решила, что в данной ситуации разумнее все же сохранять сдержанность.
— Ну, как, тоник Маркуса оказался эффективным средством для облегчения вашей головной боли? — спросила она. — К счастью, мне так и не пришлось испробовать на себе его действие.
Кривая ухмылка Дэймона еще больше подзадорила ее.
— Да, вполне. Теперь я твой должник.
— Я рада, что средство помогло, и вы согласились проехаться со мной. Какая досада, что из-за непогоды нам столько дней пришлось просидеть дома.
— Да, — согласился Дэймон. — Я подумал, что нам следует все же больше времени проводить вместе. А то гости уже начинают догадываться, что мы сторонимся друг друга.
Элеонора вздрогнула оттого, что услышала. Было немного обидно узнать, что Дэймон, оказывается, поехал кататься с ней исключительно ради благопристойности, чего никак нельзя было сказать о ней. Она любила быть с ним, ей доставляло огромное удовольствие просто находиться в его компании. И так было всегда.
И в тот же момент ожили воспоминания о событиях двухлетней давности, когда их роман только начался, волнение, предвкушение чего-то приятного, острое наслаждение оттого, что все его внимание направлено на нее, трепет от поцелуев… Тогда они проводили очень много времени вместе, катаясь по тем же местам, что и сейчас.
Элеонора не могла забыть тех чудесных дней. И она многим пожертвовала бы ради того, чтобы снова испытать радость, — отчасти, поэтому она предложила Дэймону прогуляться.
Похоже, ему не особо хотелось поддерживать разговор. Однако она была упряма и твердо решила расшевелить своего угрюмого мужа.
— Я говорила вам, что читаю готический роман, написанный моей подругой? — спросила Элеонора. — Думаю, ей будет очень приятно узнать, что я получаю при этом огромное удовольствие. Я пообещала ей, что выскажу свои критические замечания насчет сюжета и персонажей, поэтому сегодня днем должна написать ей письмо. Вот так, погрузившись в чтение хорошей книги, я провожу свои ранние утренние часы… если вам интересно об этом узнать.
Дэймон внимательно посмотрел на нее.
— Может, нам пришпорить лошадей, Эль? Что-то не похоже, чтобы ты стала отказываться от хорошего галопа, отдавая предпочтение пустой болтовне.
Элеонора смерила его хмурым взглядом. Ей было любопытно, к чему он клонит. Возможно, снова пытается отделаться от нее или по-прежнему находится в плену своих гнетущих воспоминаний, а может, просто приходит в себя после выпитого алкоголя. Она пришла к выводу, что, вероятно, имеют место все три причины.
Она решила не давить на него и вместо этого выбрала ответ, который, по крайней мере, мог бы помочь ему отвлечься от мрачного настроения и выбросить из головы дурные мысли.
— Очень хорошо, лорд Рексхэм, вы хотите прокатиться с ветерком? Я готова.
Не дожидаясь ответа, Элеонора пришпорила коня и пустила его легким галопом, предоставив Дэймону решать, следовать за ней или нет.
Как она и предполагала, Дэймон принял ее вызов. Не успев моргнуть глазом, она услышала, как он несется следом.
Это соревнование, которое она бросила ему как вызов, захватило их обоих. Дэймон догнал ее достаточно быстро, и когда он поравнялся с ней и начал обгонять, она поскакала во весь опор. И вскоре они, состязаясь в скорости, неслись как сумасшедшие, не разбирая дороги.
Когда Дэймон вырывался вперед, Элеонора крепче прижималась к седлу и начинала подгонять свою лошадь. Ее сердце глухо билось в унисон стуку конских копыт.
Наконец они остановились, и Эль чуть не вскрикнула от радости: ее лошадь все-таки пришла первой, хотя Элеонора и заподозрила, что Дэймон, возможно, ей поддался.
— Это было великолепно! — воскликнула она, весело засмеявшись и разворачивая лошадь.
Дэймон ничего не ответил. Не шевелясь, он продолжал сидеть в седле, внимательно наблюдая за ней. Его взгляд был прикован к ее лицу.
Пауза опять затянулась, и Элеонора перестала смеяться, а ее раздражение достигло предела.
— Какой невероятно прекрасный день, Дэймон, однако ваш мрачный вид может испортить настроение кому угодно.
К ее удивлению, он согласился, слегка кивнув головой.
— Разумеется, ты права. Прошу меня извинить. Она подозрительно посмотрела на него.
— Я понимаю, что у вас нет желания поддерживать беседу, учитывая, сколько вы выпили вчера вечером, однако вы могли бы, по крайней мере, попытаться быть любезным.
Его виноватая улыбка, последовавшая за этими словами, полностью ее обезоружила.
— Я согласен, Эль. И искренне прошу у тебя прощения. Но на самом деле мое настроение никак не связано с похмельем. Всему виной — ты.
Она удивленно подняла брови.
— Как это понимать?
— Я изо всех сил стараюсь не думать о моей боли.
— Какой еще боли? — настойчиво спросила Элеонора, с трудом держа себя в руках.
— О физической боли, причиной которой послужила именно ты.
Обвинение застало ее врасплох. Неужели она каким-то образом травмировала Дэймона? Элеонора обеспокоено окинула его взглядом, однако было непохоже, что с ним что-то не в порядке. Напротив, он непринужденно держался в седле, а его глаза медленно наполнились искорками смеха, делая взгляд виконта почти сладострастным.
— Я не хотела стать причиной вашей боли, — осторожно произнесла Элеонора.
— Ничего не поделаешь, милая. Ты очень возбудила меня. И теперь, когда я познал тебя, мое желание стало еще сильнее.
Элеонору удивила резкая перемена в его поведении. Сейчас он больше напоминал того очаровательного негодяя, которого она знала.
Она молча наблюдала, как Дэймон раздевающим взглядом внимательно рассматривал ее.
— А приходило ли тебе когда-либо в голову, дорогая, что два года тому назад во время наших прогулок верхом я часто представлял себе, как стаскиваю тебя на землю, срываю твои одежды и овладеваю тобой? Лишь понятие о чести не позволяло тогда претворить мои фантазии в жизнь. Однако сейчас, когда мы женаты, нас ничего не сдерживает.
Сердце Элеоноры чуть не выскочило из груди. Намек Дэймона на то, что он может принудить ее к сексу, был возмутительно оскорбительным, хотя и звучал очень заманчиво. Было ясно — он пытался отвлечь ее от более серьезного разговора, но, по крайней мере, его мрачное настроение, похоже, рассеялось.
— Позвольте напомнить вам, что мы должны сделать все возможное, чтобы восстановить мою репутацию, которая несколько пострадала после нашего скоропалительного бракосочетания, — сказала Элеонора. — А если кто-то увидит, как мы предаемся блуду голышом на лугу, это приведет к еще большему скандалу.
— Однако в тот раз, когда мы впервые занялись любовью на лоне природы, вам не было до этого никакого дела.
— Но тогда мы были скрыты от посторонних глаз. Вы что, действительно думаете, что мы сбросим одежды прямо здесь, у всех на виду? — спросила она, указывая на залитый солнцем луг, раскинувшийся вокруг них.
— Да тут ведь никого нет, кроме разве что нескольких овец, а они не станут возражать.
Поняв всю серьезность его намерений, Элеонора почувствовала, как от волнения по ее телу пробежала мелкая дрожь. Не было ничего удивительного в том, что Дэймона, похоже, совсем не волновала перспектива очередного скандала. Он ведь был дьяволом во плоти, который нарушал абсолютно все правила, получая от этого невероятное удовольствие.
— А вы собираетесь спрашивать разрешение у овец? — парировала она.
Он улыбнулся своей обезоруживающей улыбкой.
— Нет. Но я бы очень хотел добиться вашего согласия.
Глаза Дэймона, в которых поблескивали веселые искорки, тронули Элеонору до глубины души, однако, следуя совету Фэнни, она не спешила так легко сдаваться.
— А вдруг кто-то случайно будет проходить мимо, — вслух размышляла она с непринужденным видом.
— Мы заметим непрошеных гостей издалека.
— Да и трава все еще мокрая после дождя.
— Доверься мне, я улажу эту проблему.
— Но как?
— Ты будешь стоять, а я — поддерживать тебя. Элеонора посмотрела на Дэймона намеренно дразнящим взглядом.
— Теоретически это не очень-то удобно.
— Обещаю тебе, дорогая, тебе вообще не придется испытывать какие-либо неудобства.
И когда возражений не последовало, Дэймон, соскочив с лошади, подошел, чтобы помочь жене спуститься. Элеонора напряглась, заметив странное выражение его глаз.
Он протянул руки и, обняв ее за талию, помог соскочить ей на землю. Потом, прижав к себе, прошептал заговорщически на ухо:
— Если ты все-таки хочешь остаться незамеченной, мы можем воспользоваться вон той буковой рощицей на вершине холма, чтобы не привлекать внимания. Тебе даже не придется снимать одежду.
Было очевидно, что сейчас он опять входил в роль коварного соблазнителя и был таким же неотразимым кавалером, который когда-то в самом начале их романа сразил ее наповал. Теперь Элеонору очень радовало подобное превращение, особенно если учесть, каким мрачным, погруженным в раздумья, страдающим человеком он был прошлой ночью. Ей было трудно ему отказать.
Заметив ее нерешительность, Дэймон слегка укусил ее за мочку уха.
— Ты мне очень помогла прошлой ночью. Но я по-прежнему нуждаюсь в твоей поддержке, милая Элеонора.
Странно, однако, несмотря на иронично-обольстительные нотки в его голосе, чувствовалось, что он говорит серьезно, и это заставляло верить в искренность его слов. Отпрянув, Эль внимательно посмотрела мужу в лицо. Его выражение по-прежнему хранило отпечаток болезненной ранимости, той самой, которую ей мельком удалось разглядеть прошлой ночью.
Ее сердце тотчас оттаяло, и Элеонора улыбнулась.
— Ну, разве можно ответить отказом на такое заманчивое предложение?
В ответ на ее слова его глаза загорелись. Оставив лошадей пастись, Дэймон взял жену за руку и повел наверх по травянистому склону невысокого холма.
Не доходя до буковой рощицы, он остановился и начал вынимать шпильки, которые удерживали ее шляпу-котелок. Элеонора удивленно подняла брови.
— Кажется, вы сказали, что мы не будем раздеваться.
— Совершенно верно, однако я хочу, чтобы ты распустила волосы.
Сбросив шляпу, он скользнул пальцами по кудрям Элеоноры, удерживая ее голову в ладонях, и серьезно посмотрел на нее сверху.
Хотя его лицо заслонило собой солнечный свет, она отчетливо видела его глаза. В их темных глубинах таилось желание обладать. Элеонора поняла это, и это распалило ее страсть.
— Чего же вы ждете, милорд — мой муж? — почти вызывающим тоном спросила она.
Дэймон улыбнулся, что само по себе уже сулило многое, и ответил на вопрос поцелуем. Еще крепче сжав голову Элеоноры, Дэймон прильнул к ее губам, обжигая жарким огнем.
От его необузданной страсти у леди Рексхэм перехватило дух, а ее сердце бешено забилось. Дэймон стал надвигаться на нее, обняв за плечи, и вел до тех пор, пока она не оказалась прижатой к стволу громадного букового дерева.
Он, не переставая, осыпал ее страстными поцелуями, а его руки, скользнув к жакету, ловко справились с пуговицами. Затем, потянув за юбки, Дэймон приподнял их, так, что обнажились ее бедра.
Нащупав пальцами, горнило девичьей страсти, Дэймон почувствовал, что вход в женскую расселину достаточно влажный — Элеонора была уже сильно возбуждена. Девушка так и ахнула, когда он скользнул пальцами внутрь ее горячего очага, сама не веря, что она так быстро и легко воспламенилась. Глаза Дэймона светились радостью и каким-то загадочным блеском, чувства были накалены до предела. Ее возбуждение передалось ему.
В глубине естества молодой женщины что-то вспыхнуло в ответ на эту первобытную страсть, и она, нащупав пуговицы на его бриджах, едва справилась с неодолимым желанием разорвать их на части. Она расстегнула ширинку, и его твердый фаллос вырвался на свободу, больше уже ничем не сдерживаемый.
И опять, увидев это чудо природы и обхватив его рукой, Элеонора подумала: «Какой же он большой и твердый как кремень». От прикосновения ее пальцев Дэймон застонал, а когда она подняла ему навстречу лицо, слепо ища губами его жадный рот, он в исступлении заревел, как возбужденный зверь, и неистово впился в ее губы.
Его поцелуй был пылким и одурманивающим. Он упивался ее губами, одновременно распахивая полы жакета. Мужские руки блуждали по корсету, поглаживая набухшие соски. Сейчас он хотел только одного — прикасаться к ее телу, лаская каждый его уголок. Дэймон разбудил в Элеоноре лавину страсти, заставив испытать к нему дикое, почти первобытное влечение. И теперь она желала, чтобы он взял ее, здесь, на природе, как жаждущий самку зверь, страстно, заполняя ее всю, до отказа.
Поняв, что она хочет от него, Дэймон подчинился ей, опуская руки все ниже, скользя по бедрам и опускаясь на ягодицы. Подхватив ее под колени, он приподнял ее и стал входить налившимся жезлом в пульсирующую промежность.
Дэймона всего трясло от бешеного желания, и Эль ощущала это со всею остротой. Не отрываясь от его губ, она бесстыдно стонала и извивалась под ним, подаваясь навстречу и отчаянно пытаясь до отказа наполнить себя его естеством.
Когда он полностью вошел в нее, она буквально расплавилась, охваченная дикой страстью. Крепко обхватив его шею руками, она обвила ноги вокруг мужских бедер, помогая движениями пронзать свою трепещущую плоть.
Его тело стало твердым и властным, отдавая женщине сумасшедший сексуальный огонь и требуя того же взамен. И пылающее горнило Элеоноры встретило его с такой же первобытной дикостью, двигаясь в естественном природном ритме и с жадностью поглощая до предела мужской очаг наслаждения.
Элеонора все громче стонала и вскрикивала от нарастающего экстаза. Мужчина, владевший сейчас ее телом, доставлял ей такое неистовое удовольствие, что она, казалось, потеряла и разум, и стыд, присущий истинной леди. Элеонора пылала, и все ее тело сотрясалось, испытывая одновременно и блаженство, и негу, и сладкую боль.
В двух распаленных живых существах разгорелись искры, и, наконец, пламя соединило их в один бушующий пожар страсти, неукротимый, свирепый и потрясающе яркий.
Еще мгновение, и тело Эль взорвалось, извиваясь в безумных конвульсиях, и волны экстаза, следуя одна за другой, накрыли ее, сопровождаемые пронзительным женским криком…
Дэймон терпеливо дождался ее последних содроганий, приглушенных удовлетворенных вздохов и следом за ней с хриплым стоном взорвался ответным оргазмом. С последними толчками тела он с облегченным наслаждением пролил в нее свое семя…
Она все еще слабо двигалась, прижавшись к нему, а он в изнеможении обмяк, прислонив их уставшие тела к дереву, стоящему за ее спиной. Элеонора прижималась к мужу, обвив ногами его бедра и уткнувшись лицом в его шею. В таком положении они оставались довольно долго. Их неровное дыхание смешалось, бешено колотившиеся сердца постепенно успокаивались.
Элеонора первой начала приходить в себя. Страсть Дэймона была опустошающей и потрясла ее до глубины души. И когда Элеоноре удалось отстраниться и взглянуть на него, она увидела, что его глаза потускнели.
Постепенно стал оживать и Дэймон. Он все еще был в ней, по-прежнему крепко прижимая ее к себе. Затем, осторожно отодвинувшись, он подхватил жену на руки, повернулся и понес ее от спасительного крова деревьев на солнечный свет.
Когда они достигли плоской скалистой поверхности на склоне холма, он, разжав руки, аккуратно опустил ее на траву и лег рядом.
Они долго лежали так, нежно обнимая друг друга, и Элеонору охватило чувство безмятежности. Она радостно вздыхала от изнеможения и умиротворенности одновременно и желала лишь одного — оставаться в таком состоянии целую вечность, как сейчас, в это прекрасное счастливое утро, утопая в сладких объятиях Дэймона.
Однако Дэймон, глядя на нее, не испытывал умиротворенности. Он с неистовой силой овладевал ее телом, хотя она явно не привыкла к такому грубому обращению.
И все же Элеонора, похоже, была довольна — на ее удовлетворенном лице не было и тени беспокойства. Он понимал, что желание обладать ее телом было непреодолимым. Оно переполняло его душу, пугало, наконец. Как бы он хотел держаться подальше от ее чар! Ему наверняка грозит опасность, если огонь страсти, возникшей между ними, будет и дальше разгораться с таким же жаром и безумием, как теперь.
Хотя… С другой стороны, сейчас это было именно то, чего он больше всего хотел — невероятная нежность и сокровенная близость.
Скользя кончиками пальцев по ее позвоночнику, Дэймон наслаждался ощущением близости, единением с природой, и пытался разобраться в своих противоречивых чувствах.
Одна половинка его души неистово жаждала Элеонору. Вторая отчаянно хотела бежать. И все же та, другая часть, к тому же крайне настойчивая, начинала подвергать сомнению его устоявшиеся убеждения. Дэймон поклялся, что никогда не позволит себе кого-то полюбить или стать снова уязвимым для боли. Но действительно ли так уж нужно ему бежать от любви Эль?
Если это так, то почему ему сейчас так спокойно и хорошо? Лицо Элеоноры было нежным, ленивым, сонным, а рот вызывал воспоминания и был пьяным от только что отшумевшей страсти. Волосы напоминали растрепанный, кудрявый спутанный черный клубок, сверкающий на солнце, а густая бахрома ресниц отбрасывала тень на раскрасневшиеся щеки.
Почти инстинктивно Дэймон поднял руку, чтобы погладить изящный изгиб ее скулы.
Не открывая глаз, Элеонора нежно улыбнулась, и эта детская улыбка совсем обезоружила его, окончательно растопив сердце.
То, как он хотел ее, вожделел, нуждался в ней, было очень похоже на любовь. Любовь!
Вздрогнув, Дэймон стиснул зубы, как будто борясь с нежелательными эмоциями, переполняющими его. Он жаждал снова оказаться внутри нее, укрыться в ней настолько глубоко, чтобы уже никогда не иметь возможности вырваться на свободу. Ему хотелось вобрать в себя ее целебную силу, позволив ей возродить его. Это открытие было настолько неожиданным, что он не на шутку испугался, и внутренний голос решительно сказал ему, что он на опасном пути.
По сути, это были те же предупреждающие сигналы, что и два года назад. Однако сейчас обстоятельства были не такими, как тогда. Элеонора не была просто красивой наследницей, которая завладела всем его существом. Теперь она стала его женой. И это меняло все.
Дэймон поморщился. Конфликт в его душе нарастал. Он с самого начала знал, что между ними было нечто особенное. Элеонора великолепно подходила ему во многих отношениях. Она была женщиной до кончиков ногтей. Той женщиной, которой он восхищался и которую уважал.
Мужчина, которому посчастливилось завоевать ее, был бы последним глупцом, позволив ей ускользнуть. Именно так он и поступил два года тому назад.
Дэймон спрашивал себя, а стоило ли зацикливаться на возможном риске, снова познать боль утраты, чтобы ради этого жертвовать своим будущим с Элеонорой?
Конечно же, он знал, что Тесс была права. Стараясь обезопасить себя, он замкнулся в своем мирке. И находился в таком состоянии достаточно долго, практически полностью отгородившись от всех. Он боялся испытывать сильные чувства, чтобы потом не пришлось терять слишком много.
Дэймон снова хотел спастись бегством прямо сейчас.
Однако ему пришлось согласиться еще с одной неоспоримой истиной, осознание которой произошло даже без содействия его кузины — когда Элеонора не была частичкой его жизни, он чувствовал, что живет лишь наполовину.
А может, пришло время наконец-то признать, что два года назад он допустил серьезную ошибку, оттолкнув Элеонору. Он был так безжалостно настроен, не влюбляться в нее, однако в тот день потерял что-то очень ценное.
Возможно, сейчас было еще не слишком поздно исправить свой промах. Ради них обоих.
Ему ужасно не хватало настоящей дружбы, которая когда-то связывала их с братом-близнецом. Эту связь оборвала кончина Джошуа, однако в случае с Элеонорой дело обстояло совсем иначе — Дэймон сам решил любыми путями уничтожить хрупкие отношения, которые зародились между ними.
Именно Элеонора могла бы заполнить образовавшийся вокруг него вакуум, согласись он еще тогда раскрыть ей свою душу. Она могла бы стать его другом и хорошим собеседником, а также любовницей и женой одновременно. Она могла бы положить конец его одиночеству, которому он позволил войти в свою жизнь. Эль составляла самую суть того, чего ему больше всего не хватало: радости, дружбы, смеха, любви. Он так долго запрещал себе все это.
Смел ли он, рассчитывать на нечто большее, чем сдержанный, лишенный всяких эмоций брак по расчету с Элеонорой?
Оставалось ли у него право выбора?
Становилось понятно, что бессмысленно защищаться от нее, отрицать то, что он в ней нуждался.
Нет, правда заключалась в том, что он хотел искреннего союза с Эль. Он хотел наблюдать, как она радостно смеется, как скачет галопом на коне, слышать, как она выкрикивает его имя, когда они занимаются любовью. Он хотел подарить ей семью, о которой она так мечтала. Он хотел ее счастья, ее любви.
Дэймон закрыл глаза, вдыхая ее аромат, впитывая ее тепло и благоухание, получая невероятное удовольствие от того, что просто держит ее в объятиях.
Он представил себе, как будет любить Эль… всегда, вечно.
Виконт скептически улыбнулся, когда осознал, как сильно изменились его принципы за последние несколько недель. Он дал себе клятву не позволять никому приблизиться к нему настолько, чтобы его эмоции были поставлены под удар. Однако на этот раз он понял, что хочет полноценного брака с Эль.
Правда, ему придется еще заслужить ее доверие. Он должен доказать, что достоин ее, прежде чем она вверит ему свою душу. И впервые с тех пор, как он стоял над могилой брата, сетуя на судьбу, Дэймон захотел испытать настоящее человеческое счастье. Именно с Эль. И жить с ней долго и счастливо.
И любить ее так, как она того заслуживала.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Очаровательная дикарка - Джордан Николь



Я вообще в восторге от романов Николь!
Очаровательная дикарка - Джордан НикольКсения
10.11.2011, 17.46





Все романы просто суперские!!!!!!!!!!!!!!!!
Очаровательная дикарка - Джордан НикольЕлена
11.01.2012, 23.14





ПРЕКРАСНЫЙ РОМАН ПРОЧИТАЛА НА ОДНОМ ВЗДОХЕ ОЧЕНЬ ЗАВОРАЖИВАЮТ И ИНТРИГУЮТ ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ.спасибо большое автору очень нравится ее романы.
Очаровательная дикарка - Джордан Никольгуля
26.01.2012, 21.52





Прекрасный роман, зачитываешься и обо всём забываешь!!!
Очаровательная дикарка - Джордан НикольМаргарита
30.01.2012, 5.05





ПРОСТО КЛАСС!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Очаровательная дикарка - Джордан НикольКАТЯ
26.03.2012, 9.40





Потрясающий роман!!! Между гл.героями столько страсти, что аж дух захватывает! Обожаю романы Н.Джордан, всегда чувственные и страстные с интересным сюжетом!
Очаровательная дикарка - Джордан НикольЛюдмила Кл.
28.06.2012, 15.19





Первый роман который я прочитала этого автора привел меня в восторг.....но 4-й...Еле дочитала,они все одинаковые как под копирку писанные! Очень, очень жаль. Хотя 5-й роман все же начну....вдруг автор в этот раз придумала что то новенькое, надежда знаете-ли...
Очаровательная дикарка - Джордан Никольsvet
31.10.2012, 19.08





Ne ploho no slishkom vse saharno,mne ne hvatilo strasti
Очаровательная дикарка - Джордан Никольroza
1.11.2012, 10.50





Да! роман нудноват и затянут. Опять главная героиня кочевряжится, а главный герой переживает смерть.....в данном случае брата. Но, вцелом, читать можно.
Очаровательная дикарка - Джордан НикольВ.З.,65л.
28.02.2013, 12.58





Можно почитать, хотя все романы этой серии очень похожи.
Очаровательная дикарка - Джордан НикольКэт
6.03.2013, 0.26





Бред!!!
Очаровательная дикарка - Джордан НикольНИКА*
8.03.2013, 16.40





Не очень понравился! Не зацепил!
Очаровательная дикарка - Джордан НикольЮлия
15.06.2013, 9.42





Мне очень нравятся романы николь Джордан! Но этот роман был скучный и нудный!!! Романы у неё были и получше!
Очаровательная дикарка - Джордан НикольМаша Троекурова
15.11.2013, 17.26





Роман на троечку. Как по мне, то драматизм надуманный. Скорбеть, пусть даже по таким близким людям, как брат и родители, 10-12 лет это перебор. Я думаю, что одинокий человек скорее стал бы искать близкую себе душу, а не отталкивать от себя всех подряд. Эпилог вообще шедевральный - очень романтично отправиться в свадебное путешествие в тубдиспансер...
Очаровательная дикарка - Джордан НикольНюша
21.06.2014, 23.17





Да схожесь есть в этой серии, новсё равно первый и последний понравились больше всех, а больше всех -Брачная ночь.
Очаровательная дикарка - Джордан НикольАнна Г.
30.08.2014, 23.04





Чего-то не хватает, хотя на первый взгляд всё на месте. Интересно, но не так, как первые три романа. Внутринние противоречия главного героя выглдят не убедительно, но интрига надумана
Очаровательная дикарка - Джордан НикольItis
6.09.2014, 20.38





Классный роман! Что мне особенно нравится в романах этого автора так это то как она описывает интимные сцены, все красиво и очень чувственно и секс между гл.героями происходит не только в постели, но и в самых неожиданных местах, как в этом романе. Мне понравилось.
Очаровательная дикарка - Джордан НикольЛисичка
28.10.2014, 12.27





прекрасный женский роман. чувственные сцены красивые. читать стоит.
Очаровательная дикарка - Джордан НикольМария
30.10.2014, 15.52





Роман затянут, отягощен массой ненужных деталей, интрига вообще надумана. Даже, если герой так тяжело переживает смерть брата, хотя прошло уже 12 лет, логики в его действиях я не вижу. Он и 2 года назад чувствовал, что влюбился, и сейчас осознает, что любовь не ушла, но тогда он испугался свадьбы, а через 2 года нет. А что же изменилось? Если ему нужен наследник, мог жениться по расчету и не страдать, но он опять наступает на те же грабли, мазохист что ли? Только чувственность любовных сцен спасает роман, но их описание повторяется у Джордан во всех произведениях. В общем, скучно: 5/10.
Очаровательная дикарка - Джордан Никольязвочка
30.10.2014, 23.32





Замечательный роман, как и вся серия "Галантные поединки". Читала на одном дыхании!
Очаровательная дикарка - Джордан НикольNasta
21.01.2015, 15.41





Такое обещающее начало... Возьмем гл.20, где гл.герой говорит, что любит ее, и через несколько строчек - что не готов ответить взаимностью на ее чувства. Где логика?Не впечатлил роман.
Очаровательная дикарка - Джордан НикольЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
10.02.2015, 16.33





Хороший роман.главное логичное окончание серии. Все счастливы. И сёстры Лоринг береиенеть начали.класс.8 баллов
Очаровательная дикарка - Джордан НикольЛилия
20.04.2015, 1.25





Какие все таки мужики упертые! Роман неплохой, но несколько растянутый. 8/10
Очаровательная дикарка - Джордан НикольВикки
7.05.2015, 11.34





10 ballov .prekrasnia istoria lioubvi
Очаровательная дикарка - Джордан Никольiamze
2.11.2016, 18.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100