Читать онлайн Проблеск вечности, автора - Джонстон Линда, Раздел - ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Проблеск вечности - Джонстон Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.44 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Проблеск вечности - Джонстон Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Проблеск вечности - Джонстон Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джонстон Линда

Проблеск вечности

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Порыв горячего воздуха заставил веки Эбби затрепетать. Она внимательно следила за тремя маленькими фигурками, обыскивавшими в отдалении горный склон.
— Мы найдем Эбби, — заверил Арлен Люси, вцепившуюся в его руку.
— Я здесь! — закричала Эбби, но никто почему-то ее не услышал.
Вид у них был измученный. Арлен помогал Люси, не давая ей запутаться своей длинной юбкой за какой-нибудь камень или куст и упасть. А ниже, у подножия горы, двигались повозки, и волы тянули их через узкий горный проход.
Когда солнце опустилось ниже, Люси посмотрела на мужественное лицо Арлена.
— Ты молодец, что помог, но остальные уже потеряли надежду, и я понимаю, в чем заключается твой долг. — Она коснулась его щеки, и из ее глаз полились слезы. Ведь, если мы не двинемся дальше и не найдем воды, все переселенцы погибнут.
Снизу донесся крик Мокрого Дикаря. Наклонившись, он делал им знаки, и они устремились к нему.
— Ты нашел какую-нибудь вещь Эбби? — спросила Люси голосом, полным надежды.
Но все, что нашел индеец, было лишь камнями, из которых выступали древние окаменелости.
— Ее похитили колдовские силы, — печально вымолвил Мокрый Дикарь.
Не желая верить в это, Арлен и Люси возобновили свои поиски. А когда солнечный свет поблек, троица вернулась к повозке семьи Уиннов. Луциус едва смог приподнять голову.
— Пожалуйста, найдите мою дочь, — взмолился он тихим и слабым голосом.
— Езжайте дальше, — закричала Эбби. — Спасайтесь сами.
— Но каким-то образом она понимала, что расстояние между ними было слишком большим, чтобы они услышали ее…
Она села на постели и поняла, что это был сон. По щекам струились слезы.
— Папа, Люси, не тревожьтесь обо мне, — печально прошептала Эбби.
Конечно, ее сон был похож на сон обыкновенного человека, он был порожден не видением, а беспокойством. Ведь после этой страшной грозы ее семья больше не может испытывать жажду… или может?
— Эбби? — высокая фигура Майка Дензайгера в дверном проеме почти перекрыла свет из комнаты позади. — С вами все в порядке?
Ответить Эбби не смогла: она разрыдалась. И вдруг сильные руки обвились вокруг нее.
Большие ладони Майка нежно прижали лицо Эбби к обнаженной мускулистой груди, и она ощутила успокаивающее тепло его тела. Мягкие волосы на его груди щекотали ей нос, и Эбби едва не чихнула сквозь слезы.
— Что случилось? — спросил Майк обеспокоенно и в то же время настойчиво.
— Я потеряла свою семью, — грустно сказала Эбби, твердо решив быть как можно правдивее с Майком.
Она почувствовала, как он напрягся. И где же они?
— Я… я потеряла их в пустыне.
— Вы их… Но как? Где?
Эбби плотно сжала губы и медленно покачала головой. На эти вопросы она не могла ответить.
Майк отстранился, все еще сжимая ее руки.
— Ну хорошо, не говорите. Завтра я отвезу вас в Барстоу, в полицию. Может быть, там сумеют помочь вам.
Когда Майк ушел, Эбби заставила себя припомнить каждую подробность сна, который привел ее в такое замешательство. Если это было видение, то, возможно, переселенцы так и не попали под живительный дождь. Но если это было проблеском реальности, то повозки должны находиться на дальней стороне того узкого горного прохода, где она впервые встретилась с Майком. На этой стороне она их тоже не видела — здесь стояла только хижина, прежде существовавшая лишь в ее видениях.
Так где же находились повозки? Она испытывала недоумение и усталость, голова ее была занята мыслями о пропавшей семье… о Майке Дензайгаре. Наплакавшись вволю, Эбби снова уснула.
Ей показалось, что проснулась она от шума дождя. Но дождя не было, шумела вода в ванной. Не закалывая волосы в пучок. Эбби надела поверх рубашки халат и отправилась на кухню готовить завтрак. Открыв дверцы шкафчика, она обнаружила тарелки, стаканы и чашки, причем некоторые из них были сделаны из того же странного материала, что и бутылочка Майка.
Эбби удивилась количеству упакованной пищи, которую нашла во втором шкафчике. В нем находилось множество жестяных банок, обернутых в цветную бумагу, на которой было написано, что это, мол, горох, супы и прочая еда. В другом лежали бумажные коробочки, пакетики со странными надписями: «Поп-корн», «Рис за минуту», еще что-то…
Эбби исследовала остальную часть кухни, включая и те странные предметы, которые она приметила еще вчера вечером. Плита была не из черного чугуна, а из серебристого металла. Она не нашла ни дров, ни спичек, чтобы можно было разжечь растопку. После уже обнаруженных ею водопроводных и прочих чудес Эбби не была удивлена при виде пламени, когда она всего лишь повернула какой-то диск с делениями на передней стенке плиты.
Но большой белый шкаф ее, конечно, изумил. Его дверца была прохладной и гладкой. Потянув ее на себя за металлическую ручку, Эбби увидела внутри всевозможную пищу: мясо, сыры, бумажные коробочки с надписью: «молоко». Самое поразительное, что продукты были холодными — здесь, в пустыне! «Наверное, это ледник, только где же Майк достает лед?»
— Доброе утро, — услышала она у себя за спиной голос Майка.
Эбби с виноватым видом захлопнула дверцу необыкновенного шкафа.
— Я только…
Она обернулась и увидела, что на Майке, кроме полотенца, обернутого вокруг талии, ничего не было. Его длинные волнистые волосы были мокрыми, и Эбби увидела завитки темных спутанных волос на его мощной груди, к которой накануне вечером прижималась своей щекой. Волосами были покрыты его широкие плечи и мышцы живота… А ниже?.. Полотенце скрывало то место, куда ненароком забрело ее воображение, и Эбби пристыженно потупила глаза. Ей много раз приходилось видеть мужчин, обнаженных по пояс, когда она применяла свое искусство целительницы, но никогда в голову такие недостойные мысли прежде не приходили.
— Я возьму кое-какую одежду из спальни, — в голосе Майка чувствовалась ирония, словно он прочитал ее мысли. Щеки Эбби залились румянцем, но она с вызовом посмотрела в его серые глаза. А он добавил: — Думаю, мы позавтракаем здесь, а ланч устроим в городе.
Это будет замечательно, — ответила Эбби. — Только… не могу ли я на время одолжить что-нибудь из одежды?
— Разумеется; правда, сомневаюсь, что у меня найдется что-либо подходящее.
Он забрал из спальни одежду и переоделся в ванной, а потом помог ей выбрать наряд: длинную, плотно облегающую тело рубашку и голубые рабочие брюки, которые он называл джинсами. Майк помог Эбби закатать длинные штанины, а у талии связал брюки какой-то веревкой. И хотя некоторые женщины уже начали для удобства носить мужские брюки во время их путешествия, Эбби была смущена, надевая такую одежду. Но Майк заверил ее, что выглядит она очень модно. Интересно, что это за мода такая?
Одевшись в уединении ванной, Эбби собрала свои светло-каштановые волосы на макушке в пучок, надеясь, что несколько шпилек, которые она не потеряла во время потопа накануне, удержат ее густой узел. Она уставилась в зеркало, разглядывая свое бледное лицо. Темные глаза были испуганными, а полные губы — потрескавшимися и сухими.
Они позавтракали холодным молоком и сладкими зернами, которые Майк высыпал из одной коробочки, найденной Эбби в шкафу. Он называл эту еду овсянкой, хотя она совершенно не была похожа на овсяную кашу, и Эбби не понравилось такое блюдо.
За завтраком они мило поболтали о том, что принесет вчерашний дождь растениям и животным в пустыне, и эта атмосфера товарищества порадовала Эбби. Если бы только сон объяснил, что же все-таки произошло с ней и где находится ее семья, Эбби вполне могла бы наслаждаться обществом этого мужчины.
Ведь им многое уже пришлось пережить за короткое время их знакомства… Удивительно, но его глаза улыбались ей все утро…
Когда они закончили есть, Майк предложил:
— Давайте-ка съездим и купим вам что-нибудь из одежды.
— Благодарю вас, — с признательностью ответила Эбби. Желая хотя бы чем-то малым отплатить за его гостеприимство, она спросила: — Не могу ли я помочь с лошадьми?
— Что вы имеете в виду?
Ну вот и снова Эбби попала впросак. Впрочем, она уже стала привыкать к его гневу.
— Я пошутила, — вымолвила Эбби, недоумевая, чем она так его рассердила.
Выяснила она это спустя несколько минут, когда они перешли из домика в другое помещение, которое Эбби уже видела. Ни одной лошади внутри не было, зато стояло какое-то диковинное, как предположила Эбби, средство передвижения: большой красный металлический ящик на колесах, с надписью на его боку — «бронко», хотя, вне всяких сомнений, это был не неукротимый конь. Эбби не хотелось даже приближаться к ящику, но Майк, открыв дверцу, пригласил ее, и пришлось войти туда. Когда Майк закрыл за ней дверцу, она сразу почувствовала себя скованно.
— Извините. Я забыл свой бумажник. Сейчас вернусь.
Оставшись в одиночестве в металлическом ящике, Эбби огляделась, пальцы нервно коснулись подбородка, как будто она хотела подтянуть ленты шляпки, которой на ней не было. На панели перед ней находились всевозможные циферблаты и приспособления. На полу, под соседним сиденьем, Эбби заметила груду бумаг и протянула руку, чтобы подобрать их.
Это оказались журналы, только выглядели они совсем не так, как «Дамская книга Годея», которую она читала дома. Обложки журналов были цветными, яркими. Она прочитала названия — «Умелые руки» и «Сделай сам». На обложках красовались яркие картинки домов, мебели и людей с молотками в руках.
Вдруг Эбби заметила даты на журналах. У нее остановилось дыхание. Нет, этого не может быть! Месяц, по ее мнению, был правильным, но год?! Невозможно! На обложках журналов стоял один и тот же 1995-й год.
Эбби охватил ужас. Сердце бешено заколотилось, она стала жадно хватать ртом воздух. Из глаз полились слезы. Но дверца напротив нее открылась, и она торопливо стерла слезы пальцами.
Вошел Майк и уселся у большого колеса.
— Пристегните ремень, — сказал он и взглянул на Эбби. — Вы хорошо себя чувствуете?
Какое уж там хорошо! Наверное, она все-таки умерла на той древней стоянке: во всяком случае это придавало хоть какой-то смысл тому, что она оказалась на сто тридцать лет впереди своего времени, в будущем!
Вцепившись в свою руку, Эбби сдавила ее — и ощутила боль. Нет, должно быть, она живая. И сумасшедшая.
Изобразив на лице улыбку и подавив свой страх, Эбби бодро сказала:
— Я… я заинтересовалась этими журналами.
Он пожал плечами, борясь с улыбкой, излучавшей гордость.
— Делать разные вещи мое хобби. Я сам построил эту хижину.
— В самом деле?
Эбби слушала, как он с любовью рассказывал о мебели, которую соорудил своими руками, о проектах, которые задумал. Она реагировала с интересом, стараясь не выказать своей озабоченности. Майк совершенно не смутил ее, когда снова упомянул о солнечных батареях, поскольку Эбби уже поняла, что именно они и заставляли свет так быстро и ярко загораться. Внимательно выслушав его и немного помолчав, она спокойно сказала:
— Майк, боюсь, что я сбилась… Какой сегодня день?
Он ответил, подтвердив, что сейчас 1995-й год. Она в растерянности уставилась на него.
А Майк наклонился над ней и, потянув от дверцы какую-то лямку, поместил ее поперек груди и колен Эбби. И она почувствовала себя так, будто попала в ловушку ящика под названием «Бронко», а также в ловушку собственного воображения. Не могла же она оказаться в будущем.
И в то же время только пребывание в будущем многое объясняло, — например, удобства, с которыми она столкнулась в домике Майка. Или вот этот экипаж. Как только Майк вставил ключ в какую-то прорезь и повернул его, ящик издал ворчащий звук, похожий на звук птицы из видения Эбби, и завибрировал под ней. Майк потянул за рычаг, и они двинулись вперед. Эбби судорожно вцепилась одной рукой в панель перед собой, другой — в дверцу.
Они ехали по серой твердой дороге, которую прежде Эбби не заметила. Ехали быстрее, чем в упряжке лошадей, скачущих во весь опор. Она слышала приглушенный звук порывистого ветра снаружи и мягкий посвист легкого ветерка внутри этого загадочного экипажа. В ящике было прохладно, хотя за окнами расстилалась пустыня. Эбби ехала молча, внимательно поглядывая по сторонам и крепко держась за ручку дверцы.
Ее дыхание участилось, когда она поняла, что открывшаяся ее глазам пустыня была той же самой, до которой она добралась через горный проход. Только теперь эта пустыня преобразилась: вместо бесплодной полосы песка и чахлого кустарника она видела большие металлические конструкции, протянувшиеся вдоль горизонта, причем их соединяло больше проводов, чем могло понадобиться любому телеграфу.
Серая дорога, по которой они ехали, была не единственной. Пространство пустыни пересекало множество других дорог, и на каждой из них гудели разные экипажи. Некоторые из них были похожи на тот, в котором ехала она, но были и другие, значительно меньше, или, наоборот, такие, которые выглядели просто гигантами. Все они неслись с невероятной скоростью, и в каждом находились люди… Как много людей путешествуют по этой бесплодной глуши! И никаких лошадей, никаких повозок она не заметила.
Вдоль дороги стояли знаки, которые сообщали о еде, хотя поблизости Эбби не видела никаких постоялых дворов, предлагавших пищу. Сверху над дорогой нависали какие-то мосты в местах с надписями «съезд», а в небе летали разные штуки. Какая-то птица перемещалась по прямой линии, перемещалась, как та, которую она видела прошлой ночью.
Три серебристых птицы поменьше летели рядом друг с другом и дружно переворачивались над пустыней.
— Я всегда с удовольствием наблюдаю, как военные самолеты разучивают боевой строй, — сказал Майк, показывая на птиц, только Эбби ничего не поняла.
Всю дорогу Эбби молчала, с благоговейным трепетом наблюдая за тем, что творилось вокруг. Видимо, она действительно, благодаря волшебной силе древних окаменелостей, перенеслась в будущее.
Но если она находилась в будущем во время той грозы, то и дождь пролился только в будущем? Значит, ее семья по-прежнему погибает от жажды? Эбби закрыла глаза, молясь о том, чтобы ее посетило видение, но видения не было… Беспокойство Эбби только усилилось.
Время от времени она поглядывала на Майка, замечая, что и он посматривает на нее, только, как всегда, сердито, что так портило его красивое лицо. А Эбби молча улыбалась ему в ответ.
Майк убрал руку с руля, чтобы смахнуть со лба прядь длинных волос. Он тоже мучился в догадках: кто она такая, эта Эбби Уинн?
Прошлым вечером, когда они наблюдали за звездами, у него возникло странное ощущение, что Эбби и есть тот другой человек из его причудливой галлюцинации с движущимися звездами. Она на него так смотрела… Ему даже показалось, что и Эбби тоже это понимает. Следовало, наверное, спросить ее об этом. Но он мог показаться сумасшедшим… А если он все-таки в здравом уме, то дела обстоят еще хуже: Майк никогда не верил ни в сверхъестественные силы, ни в экстрасенсов, считая все это чепухой…
Но что же творится с Эбби? Сегодня утром на кухне она выглядела растерянной, неловко возилась с плитой, заглядывала в холодильник… Спросила о каких-то лошадях и перепугалась, когда надо было забираться в его грузовичок. Да и теперь смотрит во все стороны темными глазищами, большими и испуганными, словно никогда не видела таких простых вещей, как машины, дорожные знаки или самолеты.
А не сбежала ли она из сумасшедшего дома?
Словом, ему следует отвезти ее в полицию — пускай там выясняют, в чем ее проблемы.
И все-таки было в ней что-то такое… Майку она казалась прекрасной, даже в его старенькой футболке и поношенных джинсах. А мужество, которое она проявила вчера во время наводнения, просто тронуло его: немногие женщины перенесли бы такое тяжелое испытание, а она ни разу даже не заплакала.
А заплакала Эбби прошлой ночью, когда ей приснился какой-то кошмарный сон. И плакала она о своей семье, которую будто бы потеряла в пустыне… А сколько чувств он испытал, когда прижал Эбби к своей груди. Какой беззащитной она была в его объятиях! И почему ему кажется, что он ее знает, что понимает ее печаль?..
Нет-нет, не мог он сдать ее в полицию. Разумеется, он не ослабит своей бдительности: кто знает, нет ли у нее какого-то тайного повода для столь странного поведения? Но он все-таки поможет ей найти семью.
А с другой стороны, подумал Майк некоторое время спустя, он должен получить хоть какие-то ответы на свои вопросы.
Эбби Уинн выглядела изумленной, когда они наконец добрались до окраин Барстоу. Увидев в отдалении появляющиеся признаки цивилизации бензоколонки, рестораны, скопления домов, трейлеры с прицепными домиками — Эбби напряженно подалась вперед и судорожно вцепилась в приборную доску.
Правда, она по-прежнему молчала.
Когда они въехали в город с его шумом, сутолокой и бешеным движением, ее глаза расширились еще больше, и она стала похожа на испуганную и несчастную девочку-бродяжку. И как она растерялась, когда они остановились среди несметного множества других машин на автостоянке при гигантском торговом центре у въезда в Барстоу. Как удивилась, услышав контрольный звук гудка его автомобиля, когда Майк нажал кнопку на брелоке с ключами.
— Я просто включил противоугонное устройство, — пояснил он.
Но вскоре ее страхи, похоже, сменились восхищенным изумлением. Они шли к торговой Зоне, и Майк принялся показывать магазины, куда она могла бы заглянуть за покупками.
— Что с тобой происходит, Эбби? — спросил, не выдержав, Майк.
Ее выразительные карие глаза затуманились.
— Майк, я правда не знаю.
— Но… Послушайте, может быть, мне лучше обратиться в полицию? Посмотрим, не смогут ли они помочь вам.
На ее лице вспыхнуло выражение ужаса, и Эбби неистово затрясла головой.
— Я уверена, — проговорила она дрожащим голосом, — что в подходящее время я найду свою семью. А сейчас не могу ли я сходить за покупками?
Майк хотел было настоять на своем, но понял, что не должен силой навязывать ей никакого решения: на нем и без того достаточно вины за то, что он сотворил с другой женщиной. И Майк отпустил Эбби.
В течение одного часа Эбби почти научилась признавать невероятное. Видно, она и впрямь находилась в будущем: гак много необычного окружало ее. Например, этот город отличался от любого другого, в которых она побывала прежде: столько экипажей, похожих на экипаж Майка, столько людей, магазинов, наполненных товарами!
А люди-то, люди! На них почти нет одежды. Женщины этого времени, например, носят короткие панталоны, обнажающие почти каждый дюйм их ног, рубашки из того же самого материала, что и у нее, но еще больше выставляющие напоказ каждый изгиб тела. Да неужто все они не в ладах с моралью?
Она взглянула на Майка. Он был куда выше и красивее любого из знакомых ей мужчин. Он ни на кого не обращал внимания в этом городе. Его серые оценивающие глаза были устремлены только на нее.
Эбби наконец выбрала магазин и вошла в него. Внутри было так же прохладно, как и в «бронко». Но ее изумило не это. К каждому готовому предмету одежды была прикреплена полоска жесткой бумаги с ценой, причем стоимости одной легкой рубашки без рукавов было достаточно, чтобы прокормить всю ее семью в течение нескольких недель.
— Вам что-нибудь понравилось? Ничего не подобрали? — спросил Майк.
Эбби в растерянности покачала головой и вышла из магазина. Она остановилась на тротуаре у входа в магазин и присела па скамью. Когда рядом с ней сел Майк, она отвернулась.
— Что случилось? — ласково спросил он, и Эбби чуть не расплакалась.
— Я… У меня нет денег, Майк.
— Так я дам вам денег.
Она почувствовала прилив отчаяния. Где она достанет столько денег, чтобы расплатиться с ним, даже если и купит только самое необходимое?
— Но я же никогда…
— Послушайте, Эбби. Мне не нравится то, что вы мне не рассказываете, кто вы и как сюда попали. Но я вас нашел и знаю, что вы попали в беду. Пока не выясню, как можно помочь вам, я должен быть уверен, что вы накормлены и одеты. Ясно?
— Благодарю вас, — чуть слышно вымол вила Эбби.
— А взамен я хочу только одного.
Эбби сглотнула и отвернулась от пего.
— Чего же?
Майк дотронулся до ее подбородка и приблизил лицо Эбби к своему.
— Честности, — глядя ей прямо в глаза, строго ответил он.
Ей хотелось быть с ним честной… только она и сама не понимала, что происходит. Ах, как было бы замечательно, если бы Эбби могла довериться ему, могла задать вопросы, так мучившие ее. Но как рассказать ему правду? Майк ведь даже не поверил ей, когда она упомянула об их обозе. И если теперь она скажет, что прибыла из прошлого, Майк и вовсе решит, что перед ним душевнобольная…
Конечно же, если он передаст ее в руки властей, как предлагал ранее, ее поместят в лечебницу!
Да, должно быть, она находится здесь по какой-то причине, имеющей отношение к Майку Дензайгеру. И пока Эбби находится в этом времени, она обязана оставаться с ним. Только как же быть с честностью?
В течение часа они занимались покупками, ныряя в прохладные магазины, чтобы спастись от жары. Эбби многое узнала о женской моде девяностых годов. Увидела необыкновенное нижнее белье, которого никогда и вообразить-то не могла: очаровательные кружевные штучки, именуемые бюстгальтерами, и чулки под названием колготки, сделанные из растягивающегося прозрачного материала.
Как чудесно все-таки жить в этом времени, где существовали такие вещи, как мгновенно появляющиеся свет и вода, стремительные, как их… ну да, автомобили, холодный воздух посреди пустыни и… легкомысленные наряды!
Посетив несколько магазинов, Эбби выбрала себе удобную одежду: длинные юбки, правда, их ткань оказалась чересчур разукрашенной и непрочной, и несколько скромных хлопковых блузок. Она была в ужасе от цен. Но подавив свое самолюбие, все же позволила Майку купить эти наряды.
А еще Майк купил ей голубые джинсы, которые самому нравились, и несколько странные, но очень удобные, с мягкими подушечками внутри туфли — Майк назвал их «найки», а также кожаные туфельки, красивые и легкие, и белую просторную ночную рубашку с длинными рукавами.
Эбби заинтересовала система оплаты. Ни одна касса не принимала наличных денег, но, разумеется, та маленькая карточка, которую Майк вручал то одному, то другому продавцу, хотя и была цвета золота, никакой обменной цепы иметь не могла. Кроме того, ее возвращали владельцу после каждой сделки.
Когда наконец они уложили в сумки из тонкого прочного материала все покупки, Майк спросил:
— Вы не проголодались?
Только сейчас Эбби поняла, как она голодна.
Они положили свои свертки в «бронко», который по-прежнему издавал писклявый звук всякий раз, когда Майк нажимал на кнопку. Потом немного прошлись по улице и вскоре оказались у невысокого розового здания с арками в испанском стиле, рядом с которым находился большой бело-розовый знак с надписью «Лакомства Арлена». Эбби удивленно взглянула на Майка. Тот ухмыльнулся.
«Лакомства АРЛЕНА»? А не мог ли и Арлен тоже попасть сюда, в 1995-й год?
— А это что за дом? — спросила Эбби. Это один из моих ресторанов, — с гордостью ответил Майк. — Если вы никогда не обедали в таком, то добро пожаловать, я угощаю.
— Так Арлен Дензайгер… он готовит здесь еду, да?
Ей понравилось, как весело засмеялся Майк, хотя поначалу не поняла, что его так рассмешило.
— Арлен Дензайгер мой предок. Он жил в середине прошлого века. Был поваром, и его рецепты передавались в моей семье из поколения в поколение.
Эбби чуть не споткнулась на тротуаре, подавив изумленный вздох. Так вот в чем дело! У них не только была одна и та же фамилия и сходная внешность: оказывается, Арлен и Майк, хотя и разделенные несколькими поколениями, были родственниками!
А не может ли это иметь какое-либо отношение к причине, по которой она попала в это время?
— Вы умно поступили, используя такой наследственный дар, — сказала она, изо всех сил стараясь не выходить за рамки вежливого интереса.
Однако кровь стучала у нее в висках, и мысли кружились в голове, словно колеса повозки, гонимые неудержимой упряжкой.
Должно быть, Эбби удалось скрыть свое внутреннее смятение, поскольку, открыв стеклянные двери и пропустив ее вперед, Майк продолжал:
— Разумеется, раньше не очень-то беспокоились о таких вещах, как высокая калорийность или большое содержание холестерина в продуктах. Поэтому я модернизировал рецепты Арлена. И теперь моя сеть «Лакомства Арлена» состоит примерно из сотни ресторанов.
Эбби прошла внутрь, размышляя о значении слов «калорийность» и «холестерин». В уютном светлом помещении ресторана витали божественные запахи тушеного мяса, черной патоки и крепкого кофе! Повсюду стояли столы, покрытые скатертями в красно-белую полоску. В передней части размещался прилавок, за ним сновали молодые мужчины и женщины, обслуживая посетителей, которые сами уносили свою еду на подносах к столикам, где, присев на деревянные стулья, закусывали.
Майк, взяв Эбби под локоток, повел ее к этому прилавку. Молодая девушка в розовой рубашке и белой юбке выжидающе посмотрела на них, ее пальцы нажимали на разноцветные кнопки какой-то машины, похожей на те, из магазинов одежды, которые регистрировали покупки. У девушки были светлые волосы, аккуратно уложенные под маленькую белую шапочку. На ее лице было много краски. И Эбби подумала, что отцу девушки следовало бы отвести ее домой и хорошенько отмыть.
— Что вы хотите? — спросил Майк, обращаясь к Эбби.
Перед Эбби раскинулось широкое пространство блестящего металла — кухня. На стене висело меню. В нем значились блюда, которые готовил Арлен: тушеное мясо, слоеные мясные пироги и супы. Переселенцы ценили Арлена Дензайгера за его замечательные кулинарные способности: он умело сдабривал специями самую простую еду, которую торопливо готовили на бивачных кострах под открытым небом. Неужто это те же самые блюда, которые были знакомы Эбби? Она остановила свой выбор на тушеной телятине. Ей всегда нравилось, как Арлен добавлял туда для аромата немного соленой свинины.
Девушка ткнула пальцем в разноцветные кнопки на машине, когда Майк попросил напитки и сандвич с жареным мясом для себя. Потом он уплатил ей, а девушка быстренько сняла с полки за своей спиной еду и поставила ее на поднос.
Но Майк почему-то не взял поднос, а вместо этого сказал:
— Порция тушеной телятины очень мала. — Он развернул сандвич. — Да и здесь не так уж много мяса.
Девушка пожала плечами.
— Прошу прощения. — Она положила на поднос салфетки и ложки, а потом пожелала приятного аппетита.
— А где же лепешки? — спросил Майк. Эбби улыбнулась, вспомнив, какое это восхитительное лакомство. Арлен научил Эбби готовить их. И с тех пор лепешки из кукурузной муки и черной патоки стали одним из ее любимых блюд.
Девушка, однако, выглядела смущенной.
— Мы перестали подавать их пару месяцев назад, сэр.
Майк нахмурился.
— Но в «Лакомствах Арлена» всегда подавали бесплатные лепешки к любому блюду.
— Прошу прощения, — снова повторила девушка.
Однако Майк настаивал:
— Так это только в ваших «Лакомствах Арлена» не подают лепешек?
— Нет, их нигде не подают. Чем я могу вам помочь?
Девушка повернулась к следующему клиенту в очереди.
Рассердившись, Майк забрал поднос.
— Давайте поищем место, — проворчал он.
Еда оказалась великолепной! Тушеная телятина была такой же вкусной, как у Арлена, только еще лучше — прянее и жирнее, в нее было добавлено много специй, которых Эбби не смогла распознать.
— На вкус это… ну, я пробовала похожую еду, — заметила она, — только эта телятина ароматнее, нежнее. Просто восхитительно!
Майку приятно было слышать такое.
И он принялся разъяснять разные вещи, которых Эбби не понимала: о том, как готовить на ненасыщенном жиру, как использовать только постное мясо, вроде цыплят, телятины и индейки.
— Это что-то вроде применения калорийности и холестерина, — отважилась сказать Эбби, неуверенная, что ее замечание прозвучало не по-идиотски.
Но выглядевший озабоченно, Майк не отреагировал. Он с жадностью съел свой сандвич, но мог бы с таким же успехом съесть и его бумажную обертку, судя по «наслаждению», которое получал.
Чтобы отвлечь Майка от беспокойных мыслей, а заодно и получить необходимую информацию, Эбби спросила, каким образом в пустыню попадает вода. Он пустился в сложное объяснение о резервуарах и акведуках. Эбби едва успевала следить за его рассказом. Но все равно она не видела способа помочь своей семье, если у них все-таки не было дождя.
— Неужели нет таких районов, где всегда имеется вода, даже в засуху? — спросила она.
Майк пожал плечами.
— Существуют карты рек и озер. Если вас в самом деле это интересует, можете вернуться и посмотреть, нет ли чего-нибудь в книжном магазине.
Потом Майк извинился, сказав, что ему надо пойти позвонить по телефону.
Эбби кивнула, словно поняла, что означает «позвонить по телефону».
— Встретимся в книжном магазине, — предложила она.
— Возьмите немного денег.
Майк вручил ей бумажную банкноту в двадцать долларов с изображением Эндрю Джексона, который был президентом США в 1830-е годы. Эбби даже расстроилась: она надеялась увидеть портрет какого-нибудь государственного мужа из будущего. Майк вытащил из бумажника телефонную кредитную карточку и позвонил, Женский голос, ответивший ему в «Лакомствах Арлена», показался незнакомым, но дама немедленно соединила его с Лоуэллом Куадросом, одним из двух ближайших друзей Майка и его заместителей по управлению «Лакомствами Арлена». Майк, это в самом деле ты?
Он заверил Лоуэлла, что так оно и есть.
Похоже, Лоуэлл слушал его с каким-то облегчением. Он был на десять лет старше Майка. Со времени открытия первого ресторана «Лакомства Арлена» они с Лоуэллом работали вместе. Лоуэлл оказался мастером на все руки, работавшим так же неистово, как и сам Майк. Лоуэлл и готовил, и мыл, и подавал еду, и исправлял множество непредвиденных неполадок в каждом механизме… Они сразу же сблизились, и Майк брал Лоуэлла с собой, когда у него появился второй, третий ресторан, а потом и целая сеть. Этот человек не был ловкачом в бизнесе, просто он много и добросовестно трудился.
Они поболтали несколько минут, узнали о здоровье друг друга, а потом Лоуэлл спросил:
— Ну а как ты на самом-то деле, Майк?
— Неплохо… я звоню из «Лакомств Арлена» в Барстоу, и мне здесь кое-что не понравилось…
Он рассказал об урезанных порциях и об исчезновении из меню лепешек. Последовала пауза, а потом Лоуэлл более веселым голосом, чем следовало, сказал:
— Знаешь, вот только что вошла Руфь. Почему бы ей не объяснить все тебе?
Майк услышал приглушенный разговор, а потом Руфь Морган, второй его надежный помощник, радостно приветствовала его:
— Майк! Рада слышать тебя! С тобой все в порядке? Когда ты возвращаешься? — На мгновение она замолчала. — Мы тут скучаем без тебя.
— Спасибо, — с легкой улыбкой ответил Майк.
Он вспомнил совсем юную девушку-сорванца, которую нанял к себе на работу шесть лет назад прямо из школы бизнеса. На умную Руфь и преданного Лоуэлла Майк мог спокойно оставить «Лакомства Арлена» ради отдыха в пустыне.
Разумеется, он не стал бы возражать, если бы они в чем-то и перехватили через край… Но теперь, когда Майк столкнулся с произведенными ими переменами, он уже думал иначе.
Обменявшись любезностями с Руфью, он спросил ее о делах, упомянув о сокращении порций и пропаже лепешек.
— Все в порядке, Майк, — ответила Руфь. — Ты просто отдохни получше и поскорее возвращайся, хорошо?
Гнев и отчаяние, которые он испытывал после посещения «Лакомств Арлена», выплеснулись через край.
— Нет, не все в порядке! В здешнем заведении порции урезаны, клиентам грубят… Послушай, завтра я буду в конторе. Желаю узнать, что происходит. Пожалуйста, будьте с Лоуэллом на месте. — И он швырнул трубку.
Чувствуя расползающийся по телу гнев. Майк отправился искать Эбби. Он нашел ее в книжном магазине. В руках она держала стопку карт и с выражением благоговейного трепета на лице разглядывала какую-то газету. Майк с удивлением заметил, что на душе у него стало легче. Эбби была такой очаровательной… и все же вела себя странно, словно пришелец из космоса… Он хотел получить от нее ответы на многие свои вопросы. Его не проведешь! Исходя из собственного опыта, Майк считал, что женщины и правда сочетались примерно так же, как нечистые на руку служащие и прибыли.
А что ему делать с Эбби, когда он вернется в Эл-Эй? (Американцы предпочитают для краткости называть город Лос-Анджелес по заглавным буквам — Эл-Эй.) Может, все-таки сдать ее в полицию Барстоу? И все же, несмотря на свое недоверие к ней, он будет о ней беспокоиться. Майку почему-то не хотелось, чтобы она исчезла из его жизни.
Ему было даже интересно, понравится ли ей Эл-Эй.
Майк был настолько углублен в свои мысли, что забыл выключить противоугонное устройство, прежде чем открыть дверцу «бронко». Пронзительный звук сирены заполнил воздух, пока он не нажал на нужную кнопку.
— Прошу прощения, — пробормотал Майк.
Испуганная Эбби промолчала. Молчала она и всю обратную дорогу, что вполне устраивало Майка: после посещения ресторана ему было о чем подумать.
Тем не менее он время от времени поглядывал на нее. Ему нравилось смотреть на ее профиль, на то, как ее нежный лоб морщился, когда она сосредоточенно изучала свои новые карты. Он был рад, что сегодня Эбби оставила волосы распущенными. Их золотисто-каштановые пряди водопадом спускались на плечи. Да, она была очаровательной женщиной: дерзко вздернутый носик, красивая линия подбородка и высокие скулы. К его удивлению, на Эбби не было никакой косметики, и она даже не попросила, чтобы он купил ей хоть немного.
Ее притягательные карие глаза часто бывали полны изумленного восторга, словно у ребенка на Рождество. Но в данный момент виды за окнами машины, похоже, ее больше не интересовали.
Майк включил радио, и Эбби от неожиданности подпрыгнула на сиденье. Глаза ее расширились, а нижняя губа задрожала.
— Музыка… — прошептала она.
— Вам что, не нравится рок?
Он нашел музыку поспокойнее, покачав головой, удивленный ее эксцентричной реакцией.
Когда они наконец добрались до домика, Эбби выглядела необычайно озабоченной.
— Благодарю вас за все, Майк, — промолвила она с грустью.
Руки ее были заняты сумками и коробками с сегодняшними покупками.
— Не за что.
Майк оставил ее в домике, а сам вышел в мастерскую. Ему необходимо было погрузиться в свой последний проект, чтобы не копаться в невеселых мыслях.
Из мастерской он вернулся поздно, почти закончив мастерить новый столик. Уже сгущалась темнота, и Майк был доволен, что Эбби приготовила обед — сандвичи и куриный салат.
— Надеюсь, вы не будете возражать… — сказала она. — Я услышала шум и заглянула туда, к вам. То, что вы делаете, просто замечательно!
— Это мое хобби, откликнулся он, хотя лицо его просияло.
Эбби выглядела заинтересованной, когда он рассказывал ей о многих своих задумках, осуществленных за долгие годы. После того как они дружно вымыли обеденную посуду, Майк спросил:
— Не хотите ли «ночной колпачок»?
Она в замешательстве посмотрела на него.
— Так называют выпивку перед сном, — терпеливо разъяснил он.
— Благодарю вас… не хочу, — ответила она.
Попрощавшись, Эбби отправилась в спальню. Лишившись ее общества, Майк почувствовал, что из него словно выпустили воздух: вечер-то только начинался. Он в одиночестве принял «ночной колпачок». Пару рюмок.
А попозже вышел посмотреть на звезды. Он чувствовал, что груз ответственности сокрушает его, подобно давлению на самом дне океана. Хотелось чем-то поднять себе настроение.
Проще говоря, ему была необходима Эбби.
Эта мысль напугала его. Накануне вечером ему опять показалось, будто он разделяет с кем-то чужие эмоции. И, похоже, это ощущение усиливалось из-за присутствия Эбби.
Нет-нет, он, конечно, не верил во внефизические связи между людьми. Пускай в это верят безумцы или люди наивные…
Проснувшись утром, Майк выпрыгнул из постели, желая как можно быстрее увидеть Эбби.
Однако когда вошел в спальню, чтобы разбудить ее и отправиться домой, в Лос-Анджелес, Эбби там не оказалось.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Проблеск вечности - Джонстон Линда



Книга занимательная, читается легко
Проблеск вечности - Джонстон Линдататьяна
17.09.2011, 11.18





Про перенос во времени.Пресновато,без огонька.
Проблеск вечности - Джонстон ЛиндаО.
11.11.2015, 20.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100