Читать онлайн Проблеск вечности, автора - Джонстон Линда, Раздел - ГЛАВА ВТОРАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Проблеск вечности - Джонстон Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.44 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Проблеск вечности - Джонстон Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Проблеск вечности - Джонстон Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джонстон Линда

Проблеск вечности

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВТОРАЯ

Утро было облачным и прохладным. Майк Дензайгер плохо спал, всю ночь его одолевали сны, которых он теперь никак не мог припомнить.
Присев на постели в своем ломике, он ощутил невероятную жажду. Одетый в голубые «боксерские» трусы, он спрыгнул с постели и опустошил пару стаканов воды из охлажденного в холодильнике кувшина. Только после этого он почувствовал себя нормально. Поставив на плиту кофе, он натянул на себя джинсы и футболку с надписью «Лос-анджелесские бараны» (Название известной бейсбольной команды) А потом, как бы повинуясь какому-то порыву, встал перед маленьким зеркальцем над раковиной умывальника и сбрил усы и бороду, которые отращивал в течение пяти месяцев.
И вот бритье окончено. М-да… лицо, взглянувшее на него из зеркала, некогда вполне самонадеянное и красивое, чтобы прельстить едва ли не любую женщину, теперь было осунувшимся и мрачным. А выражение серых глаз оказалось тоскливым. Майку совсем не понравился этот незнакомец в зеркале. Похоже, у этого парня напрочь отсутствовало чувство юмора.
Глубоко вздохнув, Майк уселся с полной кружкой кофе за маленький деревянный столик. Будь он лома, то сейчас раскрыл бы газету «Лос-Анджелес Тайме», доставлявшуюся прямехонько к его дверям, проверил бы в разделе деловых новостей, имеются ли какие-нибудь истории о «Лакомствах Арлена». Ну, а потом принялся бы читать про мудреные игры с ценами на бирже. А здесь он не мог завести даже телевизор.
Майк привык все делать собственными руками. Наведываясь раз в неделю к своему почтовому ящику в Барстоу, он извлекал оттуда лишь журналы, на которые подписывался, и все они касались одной темы: «Сделай сам». У него не было ни малейшего представления о том, что сейчас могло твориться на Уолл-стрит, да и вообще во всем мире. Майка по-прежнему это не волновало.
И все-таки, наверное, он задержался здесь слишком уж долго. Его сознание время от времени уносилось к странным галлюцинациям с двигавшимися звездами, к чувствам, которые принадлежали не ему… Быть может, нора возвратиться в цивилизованный мир.
Нет! Майк с силой ударил кружкой по столу. Возвращаться он не хотел, хотя там его ждали дела и «Лакомства Арлена» — самая крупная на Западе страны система продажи закусок быстрого приготовления. Не нужны и деньги, которые при помощи «Лакомств» дали ему возможность заполучить дом на Голливудских холмах, да еще и жену, Дикси.
У него по-прежнему был этот дом, в который он мог бы вернуться в любое время. Но то, что он сделал с Дикси…
Нет-нет, он еще не готов к возвращению. Он оставил надежных заместителей, и если они даже не справятся с делами и доведут всю компанию до неприятностей, то кого это будет волновать?
С усилием заставив себя переключиться на другую тему, Майк призадумался, чем же ему заняться сегодня. Это была его каждодневная процедура по утрам. И обычно он решал соорудить очередной стол, или стул, или скворечник… или вообще ничего не делать.
Правда, в последнее время он обнаружил в себе интерес к палеонтологии. Это случилось после того, как он отыскал несколько окаменелых тварей и растений. И во время одного из путешествий в город Майк купил пару книг о палеонтологических открытиях в пустынях так что теперь у него имелись карты высохших озер и прочих районов, где при раскопках были обнаружены места доисторических стоянок индейцев, окаменелые листья папоротника, раковины, скелеты животных и людей. Вот и в это утро у него возникло большое желание навестить одну не отмеченную на картах стоянку, которую он приметил еще неделю назад на дальней стороне горного ущелья, неподалеку от своего домика, и даже побывал там. В тот раз было уже далеко за полдень, когда ему удалось, наконец, отыскать первых трилобитов и бракиоподов, после чего Майк немедленно отправился назад, чтобы до наступления темноты успеть добраться до своей хижины. Он решил когда-нибудь вернуться на эту стоянку. Сегодня как раз был подходящий для этого день.
Натянув на ноги толстые носки и ботинки и упаковав в рюкзачок пару сэндвичей, Майк отправился в этот каньон. Облака, скучившиеся над ущельем, образовали высокий пушистый потолок. Прогулка Майка по этой извилистой, затененной горами тропке была приятной, а главное — прохладной. Он размышлял, много ли других людей проделали такое же путешествие. Узкое ущелье было достаточно широким, чтобы позволить проезд автомобилям, если бы здесь, конечно, прорубили какую-нибудь дорогу… но сейчас Майк искренне радовался, что этого не произошло. Так не хотелось, чтобы в далекое, уединенное место вторглась цивилизация.
Но в прошлом веке наверняка какой-нибудь переселенческий обоз, а то и два, все-таки дерзнули проехать здесь.
И Майк почему-то уверовал в это. Тем более что его домик находился неподалеку от старой Испанской тропы — одного из нескольких путей, которыми пользовались переселенцы Запада. И все-таки почему же именно сейчас он так верил в то, что горный проход когда-то был маршрутом какого-нибудь обоза?
В конце концов это было неважно. На какой-то миг Майк позволил своим мыслям вернуться к «Лакомствам Арлена»… «Нет-нет, никаких дел, никаких забот!» Он заставил себя внимательно посмотреть на скалистые образования на горных склонах, на растения вдоль этой тропки, на причудливые формы плывущих над ними облаков. Он вдохнул пыльный воздух и подумал, что можно прислушаться и к звукам пустыни: к гулу случайного самолета, например, или к посвисту нарастающего порывистого ветра, проносящегося по каньону, к стрекоту насекомых… Время от времени Майк останавливался, чтобы с удовольствием глотнуть воды из пристегнутой к ремню пластиковой бутылки.
Майк находился в пути уже почти три часа и приблизился, наконец, к дальнему концу этой тропки. Лучи солнца пробивались сквозь облака, и вокруг стало светлее. Сойдя с тропы, Майк очутился в ущелье между гор. И перед ним предстала безбрежная пустыня.
Майк припомнил, что в прошлый раз он отыскал здесь много окаменелостей. Надо только пройти еще левее ярдов сто, а потом подняться в гору футов на девять. И он двинулся в этом направлении.
Но вдруг он заметил женскую фигуру, лежавшую в глубоком овраге. Майк громко крикнул:
— Эй!
Фигура оставалась неподвижной и молчала. Майк снова крикнул, а сам тем временем карабкался вверх по холму, не сводя глаз с этой фигуры.
Покричав еще несколько раз, он решил спуститься в овраг.
Когда Майк, тяжело дыша, наконец добрался до нее, то понял, почему не заметил эту женщину раньше — из-за ее бежевой юбки и золотисто-каштановых волос, сливавшихся с красками земли. Глаза ее были закрыты, но длинные, густые ресницы подрагивали. Женщина лежала на боку.
Он дотронулся до лица женщины. Кожа еще теплая… только вот от зноя пустыни или же от собственного внутреннего тепла? Ее полные потрескавшиеся губы были слегка приоткрыты. Лицо было незагорелым, валявшаяся на земле возле нее старомодная шляпка многое объясняла.
Да, старомодная… это определение вполне подходило и к ее одежде: к ботинкам на шнуровке, к длинному платью с закрытым воротом. В этаком бабушкином платье молодая женщина напоминала пришелицу из прошлого века. Может, из какой-нибудь религиозной секты? Но на дальнейшие гадания у Майка просто не было времени. Он пощупал пульс. К счастью, он оказался нормальным.
— Мисс? — громко проговорил он, стягивая с себя рюкзак и опускаясь на землю, рядом с женщиной. Он похлопал ее по нежной щеке. — Вы меня слышите?
Женщина застонала.
— Мисс, — повторил Майк, осторожно потряхивая ее расслабленное тело. — Ну очнитесь же. Пожалуйста.
Наконец ее веки с густыми ресницами затрепетали. Майк пристально смотрел в большие и выразительные темно-карие глаза. Но спустя мгновение они снова закрылись, и голова женщины поникла.
— Эй! — воскликнул он с отчаянием. — Держитесь же, пожалуйста.
Женщина была прекрасной, возможно, самой потрясающей из всех, которых довелось повидать Майку. И это при том, что цвет ее лица был мертвенно-бледным и макияжа не было и в помине.
Нет-нет, он не мог позволить ей умереть. Глядя на хрупкую женщину, ухватившуюся сейчас за его грудь, Майк внезапно почувствовал: если он не спасет ее, то и его собственная жалкая жизнь окончательно потеряет смысл.
И неважно, что подобное ощущение, может, казалось глупым, преисполненным мужского самобичевания и совершенно не свойственным ему. Майк почувствовал необыкновенное желание помочь этой женщине. Словно она просила его о помощи, и он обязан был спасти ее. Да-да, он должен сделать что-то! Но что же? Сердечно-легочный массаж? Но от этого был бы прок, если бы ее сердце уже остановилось и она лежала бездыханная. А Майк знал, что пульс у нее есть. Только вот попадает ли воздух в легкие?
Обняв женщину за плечи, Майк приподнял ее с земли и приложил щеку к ее губам. Он ощутил на своей коже теплое и слабое дыхание. Ну конечно же, с ней все будет в порядке, а как же иначе?
— Хорошо, мисс, — настойчиво проговорил он. — А теперь вы должны очнуться.
Он несколько отстранился от нее, чтобы получше рассмотреть ее. Строение ее лица было изысканным: выступающие скулы, изящные челюсть и подбородок… да, такие не надо прятать за прядями светло-каштановых волос, которые в чарующем беспорядке рассыпались из пучка на макушке. В ней было что-то знакомое, но, с другой стороны, Майк был уверен, что не встречал эту женщину прежде. Губы у бедняжки так пересохли…
Все еще обнимая ее, он отстегнул от ремня бутылку с водой, и, неуклюже открутив крышечку, поднес бутылку к ее рту. Женщина пошевелилась, тяжело задышала и непроизвольно глотнула, а потом слизнула случайные капли с потрескавшихся губ и открыла глаза.
Их взгляды встретились. Женщина болезненно улыбнулась. При этом сердце у Майка так и подскочило. Тут-то она и заговорила:
— Арлен, — прошептала она каким-то над треснутым голосом.
Майк вздрогнул, внезапно его окутало волнение. Каким образом эта незнакомая, едва пришедшая в сознание женщина, да еще и посреди пустыни, могла знать о его связи с «Лакомствами Арлена»? Он завинтил крышечку на бутылке с водой и ожидал, что же она станет делать дальше.
А женщина уже насторожилась. Она пристально смотрела на Майка, наморщив в смущении лоб.
— Вы ведь не Арлен, да? Но…
Она вдруг замолчала.
На очаровательном лице появилось такое печальное выражение, что Майку захотелось стать тем, кого она желала найти в нем.
А в душе он язвительно посмеялся над собой. Куда девались его осторожность и подозрительность? Разве он не научился па примере собственной жены, что доверять никому нельзя? Тем более какой-то незнакомке! И что бы ни испытывал к этой женщине Майк в эти короткие волнующие мгновения, это была всего лишь игра его воображения…
Сообразив, что до сих пор держит незнакомку на руках, Майк осторожно опустил ее на землю, сразу же почувствовав себя одиноким, покинутым. Ах, если бы только его первое впечатление, что это хрупкое, очаровательное создание станет важным в его жизни, могло оказаться реальным! Майк потряс головой, как бы отбрасывая прочь эту недопустимую прихоть. А потом строго спросил:
— Кто вы такая?
Эбби, окончательно пришедшая в себя, села. Конечно, она была испугана. Ведь этот мужчина так похож на Арлена, только более худощав, да и темные волосы, доходившие до плеч, были волнистее, а серые глаза — выразительнее и ярче. Эбби не могла точно определить, был ли он и впрямь выше Арлена, как ей показалось, или же она просто испугалась, когда он осторожно опустил ее на землю, а потом поднялся и навис над ней этакой башней, уперев в бока руки.
Так или иначе, тело его выглядело мускулистее, чем у Арлена, под этой, показавшейся Эбби странной, одеждой. Его голубые штаны напоминали штаны, которые носили золотодобытчики. Правда, ни один старатель не надел бы такие облегающие штаны. А на рубашке у него имелись какие-то эмблемы и надпись «Лос-анджелесские бараны». Эбби никогда в жизни не видела подобных рубашек. Уж не пастух ли он? Но где же в пустыне он может содержать свое стадо?
Эта рубашка так и прилипала ко всем его выпуклостям и мышцам, словно была мокрой. По телу Эбби пробежал трепет страха…
Откуда же он взялся? На индейца вроде не похож. А может, он не пастух, а старатель? Или тоже из какого-нибудь переселенческого обоза? Эбби огляделась, но лошади поблизости не увидела. В смятении она обнаружила, что исчезла ее собственная лошадь.
Повернувшись к мужчине, Эбби взглянула в его рассерженные серые глаза, внезапно почувствовав приближение опасности, которая ледяными когтями уже, казалось, вонзилась ей в позвоночник, и какой-то огненно-красный занавес как бы опустился на глаза Эбби. Этот занавес душил ее и предупреждал… но о чем?
Эбби едва не закричала. Ей хотелось вскочить и убежать, но сдвинуться с места она не могла.
Спустя мгновение страх прошел. Эбби удивленно поморгала, отметив, каким неровным стало ее дыхание. Она сидела, не шевелясь, пока не почувствовала себя спокойнее.
Эбби видела, как мужчина, опустившись около нее на колени, пристально разглядывает ее.
Она не могла найти объяснение страху, который сковал ее тело. Но понимала, что это было некое предзнаменование. Оно отличалось от прочих видений, когда-либо посещавших ее, своей пугающей неясностью. «Откуда может грозить опасность? — подумала Эбби. — А тут еще встреча с этим незнакомцем, похожим на Арлена».
Между тем мужчина все еще мрачно наблюдал за ней. Не от него ли исходила эта опасность? Этого Эбби не знала, хотя напрашивалось именно такое логическое заключение. Снова взглянув в глаза цвета холодного гранита, она почувствовала, что где-то глубоко в душе этого мужчины прячется какая-то тайна… и страсть.
Но в данный момент у Эбби не было никакой возможности убежать. И она как бы невзначай спросила его:
— Не видали ли вы Арлена или Мокрого Дикаря? Они тоже пошли искать воду. Ах да… благодарю вас, что дали мне воды, — с трудом проговорила Эбби и закашлялась.
— Вот, — сказал мужчина, снимая что-то со своего ремня. — Выпейте еще.
И протянул ей какой-то сосуд, похожий на бутылку. Эбби не знала, из этой ли штуки он уже поил ее водой: ведь глаза у нее тогда были закрыты. Она потянулась к сосуду. Его молочно-голубые полупрозрачные формы на вид были вроде бы сделаны из стекла, но этому материалу не передавалось тепло воздуха. Покрутив бутылку в руках, Эбби отчетливо увидела внутри сосуда какую-то жидкость… воду!
Эбби нетерпеливо принялась теребить крышечку, чтобы открыть сосуд. Мужчина опустился на колени, помог отвинтить крышечку.
Что за странная бутылка, право… Эбби сделала маленький глоток, от удовольствия закрыв глаза. А потом, стараясь не смотреть вожделенно на этот необычный сосуд, вернула его мужчине.
А он заботливо спросил:
— Почему же так мало? По-моему, вы не напились и по-прежнему испытываете жажду.
Внимательно выслушав незнакомца и заметив, что голос у него глубже и звонче, чем у Арлена, Эбби с удивлением посмотрела в его серые глаза, выражение которых несколько смягчилось, наверное, из-за сострадания к ней. И она впервые улыбнулась.
— Да, мне все еще хочется пить, — честно призналась Эбби. — Но не могу же я выпить весь ваш запас. — Она снова взглянула на него. — Если вы так любезны, то, наверное, сможете поделиться и с другими, нуждающимися в воде.
Майк удивленно посмотрел на нее.
— Другими?
— Ну, с теми, с кем я путешествую.
— А где же они? — спросил мужчина. — Где ваша машина?
— Мое… что? — Эбби в замешательстве запнулась.
Майк присел на землю подле нее, внимательно разглядывая ее выразительными серыми глазами.
— Вы хорошо себя чувствуете? Думаю, что да, — ответила она. Тогда расскажите, что же с вами произошло.
Как можно объяснить этому незнакомцу, что она пыталась с помощью колдовства найти воду.
— Я… я не знаю, как это сделать, — растерянно вымолвила Эбби.
Мужчина поморщился. Он не верил ей. Но выглядел сейчас скорее озабоченным, чем сердитым.
— Просто расскажите мне, как вы сюда попали.
И Эбби вдруг захотелось излить все свои горести. Но она только покачала головой. Почему у нее возникло такое желание? Ведь этот мужчина не выказал к ней никакой особой симпатии, кроме элементарной человеческой доброты. С другой стороны, Эбби ощутила странное влечение к нему, как только пришла в себя и заглянула в его серые глаза.
— Мы втроем ехали верхом по этому вы сохшему руслу, — начала свой рассказ Эбби. — Мы искали воду. Вскоре разделились. Думаю, что мои спутники вернулись к обозу.
— К обозу?! — недоверчиво переспросил незнакомец, что, конечно, озадачило Эбби. Но тут же его красивое лицо просветлело. — Ах, вы, значит, из этих туристических групп, возрождающих старые обычаи. Тогда я понимаю, почему вы в таком наряде. — Он замолчал, нахмурившись. — Не могу сказать, что испытываю восторг, узнав о появлении в этих краях подобных экспедиций: значит, понаедет много народу. Хотя, наверное, ваша группа не путешествует с рациями или сотовыми телефонами…
Его слова сбили Эбби с толку.
— Наверное… — нерешительно ответила она, пытаясь сдержать дрожь в голосе.
Она совсем не понимала, о чем он говорил.
Какое-то мгновение незнакомец наблюдал за ней, а потом холодно спросил:
— Вы что-то утаиваете от меня. И откуда вы узнали о моей связи с «Лакомствами Арлена»?
— Лакомства… Арлена?
«Да, Арлен был великолепным поваром, только какие уж тут лакомства на пустынной тропе?»
— Это рестораны, — огрызнулся он. — Мой бизнес. Вы назвали меня Арленом, когда очнулись…
Эбби ничего не ответила, встревоженная и тем, что не понимала, о чем он говорит, и внезапной переменой его настроения.
— Ну, хорошо, — голос незнакомца звучал отчужденно. — Можете рассказать и попозже. Но вам нельзя оставаться здесь одной, так что придется отправиться со мной. У меня здесь домик. Надо пройти вон туда. — И он показал на проход между горами. — Идти придется пешком: я не на колесах. А завтра мы найдем какой-нибудь способ определить местонахождение вашей группы. Хорошо?
Происходило что-то странное. Эбби не поняла его реплик ни по поводу обоза, ни насчет Арлена. Она решила вспомнить все, о чем думала перед тем, как потеряла сознание. Она же пообещала колдовским силам, окружающим окаменелые раковины, что готова вытерпеть любые страдания и даже пожертвовать собственной жизнью в обмен на то, чтобы ее спутники нашли воду.
А может быть, она уже умерла?
Но она испытывала ужасную жажду, когда очнулась. Мертвые, конечно же, не чувствовали жажды. А охватившее ее чувство опасности, когда она увидела этого незнакомца? Разве могут мертвецы ощущать опасность?
Кроме того, этот мужчина не был похож ни на ангела, ни на дьявола. Он очень похож на Арлена. И все-таки это не Арлен. А ощущение опасности, наверное, просто ее фантазия… Эбби доверяла своему инстинкту, который теперь подсказывал ей, что мужчина не причинит ей никакого вреда. Мало того, она даже чувствовала, как ее тянет к нему… Эбби казалось, что именно она должна помочь этому мужчине найти дорогу, хотя сама Эбби испытывала сейчас трудности… она отстала от обоза…
Завязав ленты своей шляпки, Эбби приняла предложенную мужчиной руку. Он помог ей встать на ноги. Его пожатие было крепким и, кроме того, таким волнующим… Эбби быстро высвободила руку. Вспомнив о хороших манерах, сказала:
— Меня зовут Эбби Уинн.
Он слегка улыбнулся, и его суровое лицо смягчилось.
— А я Майк, Эбби, — сообщил он ей. — Майк Дензайгер.
Эбби чуть не задохнулась. Ведь «Дензайгер» — это фамилия Арлена!
Поскольку они только что познакомились, этикет требовал, чтобы он называл ее «мисс Уинн». Но Эбби была настолько поражена услышанным, что не придала значение тому, что мужчина обратился к ней по имени. Он был, наверное, родственником Арлена.
Кто же он такой, этот Майк Дензайгер?
Майк размышлял, не оставить ли ему Эбби Уинн прямо здесь. Может быть, все-таки не следовало брать ее в свою хижину?
Тем не менее он грубовато предложил ей:
— Пойдем.
Вскинув рюкзачок себе на плечи, он побрел в сторону тропы, время от времени оглядываясь, идет ли она следом.
Женщина была хорошенькой: высокие скулы, полные губы. Покрой ее допотопного платья намекал на изящные изгибы тела. Когда Эбби Уинн поднялась, Майк обнаружил, что она высока и стройна.
Но было в ней что-то странное, было… Да, он прав, что с подозрением относился к ней. Ни одна из ее реакций, похоже, не соответствовала всему, что он говорил или делал. Майк чувствовал себя так, словно участвует в каком-то телешоу, где кто-то неправильно наложил фонограмму на изображение.
Он невольно вспомнил о том, какой нежной и хрупкой она казалась в его руках… о том, как у него возникло странное и мимолетное чувство, будто эта женщина очень дорога ему…
«Просто у меня разыгралось воображение только и всего», подумал Майк. И все-таки, если уж говорить о воображении, то почему же она так разволновалась, когда впервые увидела его? А позже ее реакция на их разговор про туристическую экспедицию была довольно странной, словно она никогда и слыхом не слыхивала о подобном, хотя сама заявила, что участвует в такой экспедиции…
И почему она так странно отреагировала, когда он назвал свое имя?
Когда Майк обернулся, она, перехватив его взгляд, с каким-то вызовом вздернула подбородок и широко зашагала вперед и даже обогнала Майка. И теперь казалось, что Майк следует за ней. Он очень удивился. «Что ж, кем бы эта дама ни была, с силой воли у нее все в порядке», — восхищенно подумал он.
— Эбби, — окликнул ее Майк, — вы можете, если хотите, попить еще.
Она остановилась и подождала, пока он передаст ей бутылку. Эбби сделала большой глоток, только на сей раз бутылку ему не вернула.
Майк шагал теперь бок о бок с ней. Они побрели сквозь узкий проход между горами. Высоко над ними вздымались золотистые склоны. Несмотря на то, что солнце уже перешло зенит, все равно было очень жарко. Он подумал, что Эбби должна чувствовать себя крайне неудобно в закрытом платье с длинными рукавами, да еще и в широкой юбке своего маскарадного костюма.
И все-таки следовало отдать ей должное. Она не жаловалась и бодро шагала по пыли с раскрасневшимся от жары лицом.
Ему очень захотелось узнать ее получше. Пытаясь завязать разговор, он заметил:
— Я никогда не участвовал в экспедициях на обозах, но думаю, это забавно.
Эбби удивленно взглянула на него.
— Я многому научилась в нашем путешествии, но считаю его чрезвычайно трудным. Наверное, искатель приключений насладился бы им больше. А вы-то как здесь оказались?
— Да просто пригнал, — ответил он.
— Скот?
Это лишило его дара речи. Ее ответ снова не лез ни в какие рамки. В конце концов Майк спросил:
— Откуда приехал ваш обоз?
Может быть, хотя бы таким образом он сможет получить от нее какую-то информацию… ну, например, о том, куда девать ее завтра.
— Из Индепендента, штат Миссури, — ответила Эбби.
— Ах, да бросьте же вы, наконец! — взорвался он. Но, увидев испуганное выражение ее лица, Майк попытался успокоиться. — Послушайте, я же задал вам очень простой вопрос. И хочу услышать от вас правду.
— Так я и говорю вам правду, — настороженно прошептала Эбби, удивленно раскрыв свои карие глаза.
И Майк решил на время отступить. Либо она очень уж перестаралась, играя какую-то роль, чтобы, видимо, что-то скрыть, либо немного сплоховала, не выдержав нагрузки.
— Ну, что бы там ни было — Майк с неохотой признался себе, что находит интригующей эту загадочную и прекрасную женщину. Может быть, он был просто зачарован ее вызовом. В любом случае он твердо решил выведать у нее правду.
Но в течение дальнейшего пути Эбби больше не ответила ни на один вопрос о себе или об обозе. Все, что Майку удалось вытянуть из нее — так это лишь вежливые замечания о пейзаже, жаре.
Однако их продвижение вскоре замедлилось: Эбби стала отставать. Впрочем, она по-прежнему не жаловалась. Честно говоря, Майку нравилось, что Эбби не ворчит, а ведь она явно устала. Ни одна из его знакомых женщин не стала бы молчать по поводу своего неудобства — пусть даже Майк и не мог ничего сделать, чтобы помочь ей. Его бывшая женушка, например, не молчала бы!
— Давайте отдохнем несколько минут, — предложил Майк. — У меня в рюкзаке есть немного еды. Устроим маленький пикничок.
Взгляд, который Эбби бросила на него, был полон признательности — и это тоже Майк нашел трогательным. Отстегнув с плеча рюкзак, он предложил ей сандвич.
— Благодарю вас.
Эбби сняла с сандвича пластиковую упаковку, внимательно изучив ее. Она даже посмотрела сквозь пластик, прежде чем отложить его.
Потом повертела в руках сандвич, пристально разглядывая и его. Кожа на ее руках была грубоватой, словно Эбби приходилось ими трудиться. Ногти — короткими, без маникюра. Майк поймал себя на том, что с наслаждением следит за изяществом ее движений, за ее странным любопытством. Впрочем, ему очень хотелось бы знать, о чем она думает…
Да что же это, черт подери, вселилось в него?!
— Какой необычный хлеб, — наконец сказала она. — Его ломти такие ровные… А что же это такое внутри двух кусков? Я слышала, что хлеб используют вот так, только никогда не ела такого.
Майк закатил глаза и со вздохом покачал головой. Он снова проникся решимостью разгадать игру этой женщины.
— Это самый обыкновенный белый хлеб, — ответил он. — А едите вы сандвич с куриным салатом.
— Да?! — сказала она, с удовольствием поедая сандвич. Майк продолжал наблюдать за ней. Закончив есть, Эбби поблагодарила его и заметила: — Как-нибудь я попытаюсь сделать сандвич с куриным салатом, когда мне придется прирезать курицу.
Майк покачал головой, не желая реагировать на странное высказывание.
Они продолжили свой путь по высохшему руслу. Эбби, повеселевшая, снова оказалась впереди. Они шли уже почти два часа, когда Майк заметил, что темнота серого неба стала сгущаться. Неужели его наручные часы могли остановиться…
Нежеланное объяснение этому дала сверкающая вспышка в отдалении: надвигалась гроза. А они все еще находились в часе пути до его домика. И вскоре начался дождь.
— Дождь! — воскликнула Эбби и принялась хохотать и кружиться волчком, радуясь и простирая руки к небу. — Моя семья… И все… Они спасены!
Майк замер, как вкопанный.
— О чем вы говорите?
Он наблюдал за гибкими движениями этой удивительной женщины, чувствуя, как по телу разливается какой-то жар. Вымокшая под дождем одежда плотно облепила ее фигуру, открывая глазу совершенные формы: высокую грудь, тонкую талию, округлые бедра. Майк оторвал пристальный взгляд от ее тела и посмотрел на лицо.
Не обратив внимания на восхищение Майка, Эбби в какое-то мгновение, похоже, была готова заключить его в объятия и втянуть в свой танец… но она застенчиво опустила руки.
— Мне нужно побыстрее добраться до них и помочь набрать воды.
И Эбби снова поспешила по тропе. Последовав за ней, Майк глубоко вздохнул. Он начинал испытывать странное ощущение, что очаровательная женщина говорит все это всерьез. И тогда это означает, что… нет! Он совсем не был склонен признавать ее сумасшедшей.
— Не могу поверить, что начальник вашей экспедиции настолько глуп, чтобы не запасти достаточно воды для путешествия по пустыне! — крикнул Майк.
Эбби обернулась, и ее гневный взгляд заставил Майка совсем растеряться.
— Он совсем не глуп, он отличный начальник! И делает все для того, чтобы найти воду, но даже он не в силах управлять погодой.
Дождь не прекращался. Ботинки Майка вымокли, и в них хлюпала вода. Одежда прилипла к телу. Вода струйками стекала с длинных волос на лицо. Хорошо, что утром он сбрил усы и бороду.
Майк взглянул на спину Эбби. Поля ее шляпки обвисли, а юбка тяжело липла к ногам, мешая движению. Но она по-прежнему не ворчала. Напротив, выглядела полной решимости продолжать двигаться к концу узкого прохода как можно быстрее. Восхищение Майка этой смелой женщиной росло.
Но когда дождь обрушился вниз широкой пеленой, поступь Эбби наконец-то стала неуверенной. И вот она снова повернулась к Майку. Ее прекрасное намокшее лицо встревоженно нахмурилось.
Это же бывшее русло, — сказала Эбби. — Его может затопить.
— Все будет в порядке, — попытался успокоить ее Майк. — Дождь ведь только что начался.
Ливень усилился, и Майк взял ее за руку. Взглянув на него как бы с удивлением, Эбби попыталась отдернуть руку.
— Я же хочу помочь вам! — прокричал он сквозь шум грозы.
Рука Эбби была холодной и мокрой, в его ладони она казалась совсем маленькой.
Прошло еще примерно полчаса, и Эбби вдруг остановилась. Ее темно-карие глаза пристально всматривались куда-то вдаль.
— Эбби, пошли! — обеспокоенно приказал Майк.
Они по-прежнему держались за руки. Но он почувствовал, как Эбби крепко сжала его руку.
Наверх! — закричала она. — Разве вы не слышите?
О чем вы говорите? — требовательно спросил Майк.
Он прислушался, но ничего, кроме дождя и ветра, не услышал. Огляделся — вокруг только серые горы и хлещущий со всех сторон дождь. Эбби уже карабкалась вверх по склону и тянула его за собой все дальше.
К счастью, уклон здесь оказался не таким крутым, как в других местах прохода. И все-таки его ноги заныли от тяжелого подъема. А что же Эбби должна испытывать в своем промокшем насквозь платье и неудобных, судя по их виду, ботинках? Однако Эбби не останавливалась.
И вскоре Майк тоже услышал то, что насторожило Эбби, — какой-то рев. Он посмотрел вниз. Внезапно узкий проход под ними, по которому они недавно шли, превратился в бушующую реку. Уровень воды неумолимо поднимался…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Проблеск вечности - Джонстон Линда



Книга занимательная, читается легко
Проблеск вечности - Джонстон Линдататьяна
17.09.2011, 11.18





Про перенос во времени.Пресновато,без огонька.
Проблеск вечности - Джонстон ЛиндаО.
11.11.2015, 20.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100