Читать онлайн Подари мне лошадку, автора - Джонстон Джоан, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Подари мне лошадку - Джонстон Джоан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.48 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Подари мне лошадку - Джонстон Джоан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Подари мне лошадку - Джонстон Джоан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джонстон Джоан

Подари мне лошадку

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

В те месяцы, что он был вынужден провести в "Би-Баре" с Марой и Сюзанной, Фалькон сделал удивительное открытие: ему нравится быть фермером.
Его кожа потемнела под солнцем Техаса и глаза заблестели ярче, как будто в них всегда отражался солнечный свет. Его руки и прежде были в мозолях, но теперь они совсем огрубели от работы. А тело еще больше окрепло от тяжелого физического труда.
Он принимал серьезные решения и большинство из них выполнял. Последний визит к бухгалтеру убедил его в том, о чем он и раньше подозревал. Его работа на "Би-Баре" принесла свои плоды: положение дел на ферме значительно улучшилось, убытков стало меньше И доход от продажи скота повысился. Кроме того, одно рискованное капиталовложение, от которого Аарон его отговаривал, начало приносить большие дивиденды.
- Если так будет продолжаться, ты снова разбогатеешь, - заметил Аарон.
Но похоже, что растущий капитал больше не был необходим Маре Эйнсворт-Уайтлоу. Больше ей не предстояло расходов на лечение.
Сюзанне с каждым днем становилось все лучше.
Индуктивная терапия подействовала быстрее и эффективнее, чем даже мог предположить доктор Сортино. Всего за десять недель лечения количество белых кровяных телец у Сюзанны в крови пришло в норму.
Фалькон не мог не нарадоваться на Сюзанну: на глазах она превращалась в веселого, жизнерадостного ребенка. Заниматься с ней было так интересно! Забавная девчушка. Она сильно вытянулась, и Фалькон поддразнивал ее тем, что скоро она проделает головой дырку в потолке.
- Не хочу больше сидеть на одном месте, - сказала вдруг Сюзанна.
- Даже для того, чтобы съесть свой ужин? - шутливо поинтересовался Фалькон.
- Ну разве только ради этого, - ответила Сюзанна, запихивая в рот огромную ложку картофельного пюре.
Фалькон взглянул на Мару, чтобы поделиться с ней своей радостью за Сюзанну, но, к его удивлению, Мара сидела нахмурив брови, в глазах ее читалось горькое недоверие. Несмотря на прекрасное самочувствие Сюзанны, Мара не выглядела особенно счастливой. После ужина Фалькон повел ее на кухню, чтобы выяснить причину ее беспокойства. Он усадил ее на диван, а сам примостился на чайном столике напротив.
- Что с тобой? - ласково спросил он.
- Хотелось бы верить в лучшее, в то, что кризис действительно миновал и Сюзанна в безопасности, - начала Мара, - но я не перестаю опасаться, что ее здоровый вид - не более чем мираж, вызванный временным облегчением. Боюсь, что стоит только на миг забыть об этом - и болезнь вернется.
- Надо жить сегодняшним днем, - возразил Фалькон.
- Я ожидала, что ты скажешь что-нибудь в этом духе.
Фалькон покраснел.
- Когда-то я заслуживал подобной критики в свой адрес. Но не сейчас. Я так же, как и ты, беспокоюсь о будущем. С тобой. Но с Сюзанной все иначе. Мы не можем здесь планировать что-то наперед. Ее состояние может ухудшиться или улучшиться в любой момент, сколько бы мы об этом ни беспокоились.
Глаза Мары потускнели.
- Ты прав, - со вздохом произнесла она, - я знаю, что ты прав. Просто я никак не могу стряхнуть с себя это чувство.
- Тогда мы с Сюзанной сделаем это за тебя. - Фалькон пытался вызвать улыбку на лице Мары, но безуспешно. Он позвал на помощь Сюзанну:
- Эй, Сюзанна, иди-ка сюда.
В комнату вприпрыжку влетела Сюзанна.
- В чем дело, Фалькон? - важно спросила она.
- Твоя мама боится щекотки еще больше, чем ты. Ты это знаешь?
- Щекотки? - недовольно откликнулась Мара. - Кто говорит о щекотке?
Фалькон коварно улыбнулся и приблизился к ней с растопыренными пальцами, явно намереваясь осуществить угрозу.
Мара вскочила и бросилась бежать. Фалькон погнался за ней. Настигнув ее, Фалькон распластал свою жертву на полу и схватил за руки. Мара задыхалась от смеха.
- Пусти меня, Фалькон, я только что поужинала.
Но Фалькон был неумолим. Он окинул ее плотоядным взглядом опереточного злодея:
- Сюзанна, я отдаю ее в твое полное распоряжение.
И Сюзанна принялась щекотать ей подмышки, пятки, шею и даже за ушами.
Мара вся извивалась и просто надрывалась от хохота.
- Прекратите, - взмолилась она, от смеха у нее на глазах проступили слезы. - Пожалуйста, хватит.
- Как ты думаешь, Сюзанна? Пощадим ее?
- Пожалуй…
- Эксперимент еще не завершен, - не унимался Фалькон, сощурившись на Сюзанну. - Мы не проверили, насколько боится щекотки Сюзанна.
Девочка сжалась.
- Мама, на помощь! - закричала она. Но не успела она сделать и двух шагов, как Фалькон поймал ее и беспощадно защекотал. Мара бросилась на помощь дочери.
- Кому-то в этой комнате следует обратиться к врачу. - Она хитро подмигнула Сюзанне.
- Да-да! Это точно, - подхватила Сюзанна, отбиваясь от Фалькона.
Они уложили Фалькона на спину и, прежде чем он успел пошевельнуться, принялись отчаянно его щекотать.
Оказалось, больше всех щекотки боится Фалькон.
Он выл, молил о пощаде и смешно дрыгал ногами.
Ему ничего не стоило в любой момент освободиться, ведь он был намного больше и сильнее их обеих. Но он не хотел освобождаться. Для него не было ничего приятнее, чем терпеть щекотку от этих женщин, которые так много значили в его жизни. Он смеялся при виде их улыбающихся лиц и искрящихся глаз. От их вскриков, хихиканья и щекотанья у него разливалось тепло внутри.
Он позволил им щекотать себя, пока они совсем не выдохлись и сами не упали рядом с ним на индейскую циновку, тяжело дыша от усталости. Он провел пальцами по ежику на Сюзанниной головке, отросшему, как только она начала поправляться. Другая его рука утонула в шелковистых Мариных локонах. Он притянул их обеих к себе и закрыл глаза, мечтая о том, чтобы это счастье не оставляло его до конца жизни.
Но это был всего лишь миг, и удержать его способна была только память.
После этого вечера беспокойство Мары, казалось, немного утихло. Она не слишком часто позволяла себе улыбаться, но Фалькону была дорога каждая ее улыбка. Поскольку к Сюзанне постепенно возвращались силы, они с Марой начали ездить верхом и навещать его во время работы вдали от дома.
Когда они приехали к нему в первый раз, Фалькон заметил их издали и натянул на скользкое от пота тело рубашку. Но Мара так завороженно смотрела на его бронзовую от загара спину с прилипшими к ней темными волосами, на широкие плечи и грудь, с которых ручьями стекал пот, что в следующий раз он оставил рубашку лежать в стороне, с удовольствием сознавая, что Мара им любуется.
При этом оба они не отдавали себе отчета в физическом притяжении, которое не переставало существовать между ними.
Мара более, чем когда-либо, была убеждена в необходимости вернуться в Даллас вместе с Сюзанной. Ей казалось, что безопаснее не связывать себя с Фальконом сильнее, чем они были связаны до сих пор. Чем скорее она покинет его дом, тем вернее избежит искушения вновь поддаться его обаянию. Теперь, когда в болезни Сюзанны обозначился явный перелом, необходимость продолжать лечение отпадала.
С другой стороны, Фалькона весьма обнадеживали эти поездки, хотя Мара считала себя всего лишь провожатой Сюзанны.
На этот раз Мара захватила с собой завтрак. Они отогнали скот подальше и расположились под деревьями на берегу вырытого пруда.
Фалькон знал, что ему не представится лучшей возможности обсудить вопрос, который засел у него в голове еще с того дня, когда его родители выразили желание познакомиться с Марой и Сюзанной. Женщины поели и блаженствовали в тенечке на одеяле, и тут он как бы невзначай завел разговор о пикнике, который его семья ежегодно устраивает в День труда.
- Со времен нашего детства и сейчас, когда мы уже взрослые и самостоятельные, это был прекрасный повод всей нашей семье собраться вместе. Я ни разу не пропускал его.
- А мы сможем поехать? - живо заинтересовалась Сюзанна.
Фалькон мысленно благословил дитя за ее непосредственность.
- Если тебе хочется - конечно, - сказал он Сюзанне. - Я уверен, что мои мама и папа будут счастливы с тобой познакомиться.
- Ты так думаешь? - Сюзанна широко раскрыла глаза. - Но зачем им со мной знакомиться?
- Потому что ты их первая внучка. Фалькон краем глаза следил за Марой как она отнесется к их разговору. Она молчала, закусив губу, вид у нее был задумчивый.
- Мы можем поехать, мама? - спросила Сюзанна.
- Не знаю, солнышко… - с сомнением покачала головой Мара.
- Пожалуйста! - попросил Фалькон.
- Пожалуйста! - попросила Сюзанна.
- Наверное, можно было бы поехать…
- Ура! - не дав ей договорить, закричал Фалькон.
- Ура! - эхом повторила Сюзанна, вскарабкавшись на Фалькона и радостно прыгая у него на животе.
Фалькон весело спихнул ее на одеяло между собой и Марой, повернулся на бок и прямо посмотрел Маре в глаза. В них была тревога, и Мара нерешительно заговорила:
- Ведь на самом деле я не настоящая твоя…, и Сюзанна твоим родителям не настоящая…
- Это ерунда, - улыбнулся Фалькон, почувствовав укол в сердце, - ты им понравишься. А от Сюзи они просто будут без ума.
- Правда, Фалькон? Ты так думаешь?
- Пожалуйста, Мара, ну поедем, сделай это ради меня!… - повторил Фалькон.
- Хорошо, - согласилась она в задумчивости.
По ее лицу было видно, что ее одолевают сомнения, и Фалькон тоже ощутил неуверенность и страх. Возможно, она права.
Фалькон почувствовал, как у него засосало под ложечкой, когда автомобиль повернул в сторону "Ястребиного гнезда". Довоенной постройки дом, в котором он вырос, по-прежнему внушал ему почтение своим двухэтажным фасадом, портиками и высокими белыми колоннами. Подъезд к дому был усажен великолепными магнолиями, а вокруг дома росли сказочные, обросшие мхом дубы. В первый раз вернувшись домой после долгого отсутствия, он вдруг открыл для себя, что их дом выстроен скорее в характерном стиле Юга и совсем не похож на типичные фермерские дома Техаса.
- Как красиво! - восхищенно сказала Мара. Она перехватила взгляд Фалькона. - Я завидую тебе, что ты вырос в таком месте.
- Это просто дом. Но он хранит массу счастливых воспоминаний.
Когда их машина остановилась перед домом, навстречу им вышел древний старик с длинными седыми косами, в жилете из козьих шкур, украшенном перьями и бусами. Его бронзовая кожа была изрезана глубокими морщинами.
- Это настоящий индеец? - прошептала Сюзанна с благоговением и даже страхом.
- Это Чарли Одинокий Наездник. В его жилах действительно течет кровь команчей, но тебе нечего бояться.
Чарли Одинокий Наездник, домоправитель "Ястребиного гнезда", вырастил не одно поколение детей Уайтлоу - отца Фалькона, его тетю и дядей - после смерти фальконовского деда. При виде Сюзанны он протянул вперед руку ладонью вверх и торжественно произнес:
- Хау.
- Оставь это, Чарли, - с улыбкой обратился к нему Фалькон. - Ты их смущаешь. Это моя жена и моя дочь. - Представляя свое семейство человеку, который был ему вторым дедом, Фалькон сам преисполнился гордости.
Старик улыбнулся.
- Привет. - Он кивнул Маре и повернулся к Сюзанне, которая быстро ретировалась за спину Фалькона. - Прости, если я тебя напугал, Сюзи. Меня зовут Чарли. У меня на кухне есть кое-что для тебя. Я испек шоколадное печенье.
- Ты сам испек? - переспросила Сюзанна с недоверчивой улыбкой.
- Да, черт… - Он поймал предостерегающий взгляд Фалькона и быстро поправился:
- Вкуснейшее песочное печенье, ты такого никогда не ела. Пойдем, попробуешь!
Сюзанна вопросительно посмотрела на Фалькона, разрешит ли он ей пойти, и Фалькон сказал:
- За стряпню Чарли я ручаюсь.
- Только одну штучку, Сюзи. Ты испортишь аппетит перед ужином. - Мара проследила глазами, как Чарли повел ее дочь на кухню. - Вот уж не думала, что она пойдет куда-нибудь с незнакомым человеком.
- У Чарли не бывает незнакомых в доме. Когда она вернется, у нее будут перья на голове и боевая раскраска на щеках, вот увидишь! Ну что, войдем? продолжал Фалькон. - Вещи я заберу потом.
К немалому удивлению Мары, их никто не встретил ни в прихожей, ни в гостиной, куда привел ее Фалькон.
- Это прекрасно, - сказала она, разглядывая антикварную обстановку комнаты из сосны и дуба, отполированную временем. Над камином висела старинная карта. - Это "Ястребиное гнездо"?
- Угу. - Фалькон подвел ее поближе, чтобы разглядеть подробнее. - На ней показаны границы наших владений, менявшиеся несколько раз, с тех пор как мои предки осели здесь более ста лет назад.
- Огромные владения.
- Когда-то они были гораздо больше, - продолжал рассказывать Фалькон. Когда мой старший брат Зак достиг зрелости, отец отдал часть земли ему. Зак назвал свою долю "Гордость ястребов". - Фалькон показал линию, по которой проходили границы ранчо Зака. - Как видишь, отцу осталось довольно много.
Мара отступила от Фалькона на несколько шагов. Она слишком хорошо знала, что означает легкое прикосновение его плеча к ее спине, его влажное дыхание на ее шее. Слишком хорошо знала его.
- Где же остальные? - спросила она.
- Мы прибыли гораздо раньше, чем я обещал моим родителям. Хотел избавить тебя от обычной толкучки в дверях, - смущенно ухмыляясь, объяснил Фалькон.
- Спасибо. - Мара благодарно улыбнулась.
- Значит, ты не обижена, что никто тебя не встречает?
- Сейчас я бы многое отдала за возможность принять душ и переодеться, прежде чем с кем-нибудь встретиться, - честно призналась она.
- Твое желание для меня закон.
Фалькон сбегал за чемоданом и повел Мару вверх по изящной винтовой лестнице. Она заканчивалась холлом, в который выходило несколько дверей.
- Здесь останавливаются члены нашей семьи, когда приезжают навестить родителей. Вот наша комната.
Мара встала как вкопанная.
- Наша комната? Я думала… - Тут Мара должна была признать, что об этом она просто не подумала.
На ранчо она спала с Фальконом в его комнате, притом что ее вещи находились в ее спальне, рядом с комнатой Сюзанны. В доме его родителей продолжать поддерживать эту видимость разделения не представлялось возможным.
- У нас будет общая комната? Фалькон посмотрел на Мару сквозь полуприкрытые веки.
- Я не собираюсь посвящать своих родителей в подробности нашего брака. Им это будет неприятно. В комнате гигантская кровать, на которой найдется достаточно места для нас обоих, - достаточно, чтобы не сталкиваться ночью, чего ты так опасаешься.
- Не будет ли лучше просто сказать им правду?
- Зачем? К чему это приведет? Мою мать это ранит, отца рассердит и разочарует. Я редко о чем-нибудь просил тебя, Мара. А сейчас я прошу тебя.
Совсем недавно Фалькон попросил слишком много для человека, который редко о чем-нибудь просит. Мара с самого начала предчувствовала, что эта поездка чревата для нее разного рода ловушками, только не знала какими. Теперь она убедилась, что предчувствия ее не обманули. Она глубоко вздохнула. Надо было ожидать чего-нибудь в этом роде.
- Ладно, - сказала она. - Играем по твоим правилам. - И не удержалась, чтобы не добавить:
- Но я надеюсь, что ты будешь лежать на своей половине кровати.
Фалькон усмехнулся:
- Можешь провести посредине черту, если так тебе будет спокойнее. Заходи. В нашей комнате есть ванная с отличным душем.
Мара позволила показать себе комнату, в которой, как выяснилось, выросли Фалькон и Зак.
- Его ранчо так близко, что ему нет смысла оставаться здесь ночевать, так что теперь вся комната принадлежит мне.
- Теперь это моя комната, - она решила немного его подразнить. - Уходи, мне надо привести себя в порядок.
- Ты уверена, что не хочешь меня оставить? - спросил он с похотливой ухмылкой, но она уже вытолкала его за дверь.
- Абсолютно уверена, - ответила Мара, захлопывая дверь у него перед носом.
Затем она повернулась, чтобы как следует рассмотреть комнату, в которой рос Фалькон. Подножие и изголовье необъятных размеров кровати были вырезаны из дуба. Вдоль одной из стен тянулся старинный гардероб. Напротив находилась совершенно сухая раковина с кувшином для воды - видно было, что ею давно не пользовались. В углу стоял обитый плисом стул со скамеечкой для ног, а над ним - старинный медный торшер. На маленьком круглом столике лежало несколько книг между двумя подставками, которые, к умилению Мары, представляли две пары облитых оловом детских башмачков. Фалькона и Зака, наверно?
Из огромного полузашторенного окна была видна подъездная дорожка, обсаженная двумя рядами магнолий. Газонов не было, и прямо за домом начинались дикие прерии.
Такие же дикие, как "трое птенцов" Уайтлоу, подумала Мара.
До этого ей и в голову не приходило задумываться о том, как отнесется семья Фалькона к их браку. У нее самой мать умерла, когда ей исполнилось пятнадцать. Отца поднял на рога бык, которого он перегонял с одного пастбища на другое, через год после ее свадьбы с Грантом. У нее не было ни братьев ни сестер, ни теток ни дядей.
А у Фалькона слишком большая семья: отец и мать, брат и сестра, дяди и тети, и, кроме того, по пути к "Ястребиному гнезду" обнаружилось, что есть еще многочисленные кузены и кузины, которые должны вот-вот прибыть на праздник.
Мара глубоко вздохнула и задумалась: сможет ли она сыграть роль любящей жены Фалькона перед всеми этими людьми? Она вспомнила, как много сделал Фалькон для нее и Сюзанны, и поняла, что сможет. Фалькон внес столько радости в их жизнь, омраченную болезнью и безысходностью, оказал им такую большую поддержку… Да, она, несомненно, сможет изобразить любящую жену.
Интересно, сколько же обожания должно быть в ее взгляде, когда она будет смотреть на Фалькона Уайтлоу?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Подари мне лошадку - Джонстон Джоан

Разделы:
пролог глава 1 глава 2 глава 3 глава 4 глава 5 глава 6 глава 7 глава 8 глава 9 глава 10

Ваши комментарии
к роману Подари мне лошадку - Джонстон Джоан



Стоит почитать. Мне понравилось, без миллионеров и моделей, без соплей.
Подари мне лошадку - Джонстон Джоаниришка
9.07.2014, 20.31





Советую почитать, мне понравилось. Без миллионеров, моделей, соплей.
Подари мне лошадку - Джонстон Джоаниришка
9.07.2014, 20.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100