Читать онлайн Жених поневоле, автора - Джонсон Сьюзен, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жених поневоле - Джонсон Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.36 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жених поневоле - Джонсон Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жених поневоле - Джонсон Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джонсон Сьюзен

Жених поневоле

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7
ЕДИНСТВЕННЫЙ ВЫХОД

Алиса очнулась на рассвете. Несколько мгновений она лежала, не открывая глаз. Отчаяние, охватившее ее, было столь велико, что она словно чувствовала его привкус на своих губах. Наконец веки ее разомкнулись, она увидела веревку с узлом, свисавшую с крюка, и ужас вновь охватил ее душу. У нее был шанс, крохотный шанс на собственное счастье, но она отказалась от него, сама отказалась! Теперь ее ждали лишь горе и страдание, жизнь без надежды…
Она чувствовала огромную слабость, а когда по пыталась присесть, острая боль пронзила висок. Увидев рядом с собой поднос, Алиса протянула руку, взяла бокал с вином и жадно осушила его, к еде даже не притронулась.
Почти тотчас ее охватила чудовищная сонливость, но Алиса решила, что это ее усталое тело требует еще отдыха. Ее фиалковые глаза закрылись, дыхание замедлилось, и она погрузилась в тяжелый сон — Форсеус насыпал ей в бокал внушительную дозу снотворного.


Мария ни на мгновение не поверила россказням Форсеуса и попросила Арни отыскать Алису. Кателина весь день волновалась, у всех спрашивала, где мама, и Ракели с трудом удавалось ее успокаивать. Рано утром Арни осторожно постучал в дверь Марии и рассказал, что ему удалось обнаружить. Он видел, как на рассвете Форсеус вышел из дома и направился прямиком к амбару. Он зашел в него, но пробыл там недолго. Выйдя, Форсеус тщательно запер за собой дверь, кликнул мальчишку-конюха, велел ему седлать лошадь, после чего отправился в Виипури — об этом Арни узнал, расспросив парнишку. Через щелястые стены амбара Арни разглядел лежавшую на полу Алису, которая, по-видимому, спала.
Узнав все это, Мария разволновалась еще больше.
— Что же нам делать? Наверняка он снова ее избил! — Ничто не оставалось незамеченным служанкой, которая к тому же была единственной подругой хозяйки. — Надо ее оттуда вызволить. Госпожа Алиса давно мечтала отсюда уехать, и больше ждать нельзя. Придется позаимствовать лошадей хозяина и бежать немедленно, пока он не вернулся из Виипури.
— Ох, не знаю, — ответил осторожный Арни. — У Форсеуса руки длинные, да и денег немало. Пожалуй, лучше попросить помощи у князя Кузанова. Он помогущественней Форсеуса, он и защитит госпожу Алису.
Мария, Арни и Ракель служили еще у родителей Алисы, и все годы, которые она провела с Форсеусом, помогали ей, как могли, тщательно скрывая от нового хозяина свою преданность. Им было прекрасно известно про ее отношения с князем — в то утро, когда прибыла карета от Кузанова, Мария настояла на том, чтобы Арни пошел за Алисой следом, она боялась, как бы с хозяйкой не приключилось чего дурного. Увидев нежную встречу на лугу, Арни убедил Марию, что князь вовсе не разбойник, задумавший погубить госпожу, и что она, наоборот, очень счастлива. Преданные слуги радовались, видя, как после долгих лет отчаяния Алиса вновь напевает и улыбается. А что до вопросов морали, то они считали, что брак, навязанный пятнадцатилетней девочке, гораздо аморальнее и что союз этот — насмешка над священными узами.
— Ты прав, Арни! — воскликнула Мария с надеждой. — Беги и сообщи обо всем князю Кузанову. Он не позволит, чтобы нашу девочку обижали!
Поспешно сбежав по лестнице, Арни кинулся в конюшню, взял самого быстрого скакуна и через пять минут уже скакал к имению князя.


Князь Кузанов совершал свой утренний туалет, готовясь к отъезду в столицу. Он все еще был в ярости, бушевал и на трех языках ругался на всех попадавших под руку слуг с такой злобой, что даже ко всему привычный Юкко удивлялся.
Кавалергарды, которые сопровождали князя Кузанова в его поездке, собрались во дворе и мечтали только о том, чтобы их княжеский гнев миновал. Последние двадцать минут из распахнутых окон доносилась только отборная ругань — сначала со второго этажа, а потом и с первого. Ники обрушивал свой гнев на камердинера, на повара, на дворецкого. Кофе был чересчур горячим, яйца остыли, дворецкий слишком медленно наливал коньяк. Увидев баулы и чемоданы, выставленные у входа, он рассвирепел, и теперь слуги поспешно переносили их в карету, поджидавшую за углом.
Через десять минут, выпив одну за другой три рюмки коньяку, Ники вышел на крыльцо и стал тщательно осматривать свой отряд, выстроившийся к тому времени в полной боевой готовности. Однако здесь придраться было не к чему. Князь сел в седло и бросил последний взгляд на дом и двор, где все напоминало ему об Алисе. «Здесь мы гуляли, — мрачно думал он. — Сидели на этой скамейке. Алисе так понравились эти клумбы… Как светило в тот день солнце! Черт бы подрал эту память! Да, теперь это всего лишь воспоминания…»
Князь пришпорил своего любимого вороного коня и пустил его шагом. Вслух он команды не давал, но его люди облегченно вздохнули. Наконец-то в путь!
Николай услышал, как за его спиной заскрипели седла, как мягко зацокали копыта по влажной грязи. Ехали медленно по дороге, кружившей между березовых рощ, которых было много в окрестностях имения. Через двадцать минут они достигли южной границы его владений.
Николай думал только об Алисе. Выпив с вечера три бутылки коньяка и промучившись почти всю ночь без сна, он все никак не мог успокоиться. Нет, надо гнать от себя мысли о ней! Что толку в пустых размышлениях? Все прошло. Мимолетный роман закончен. Ники пустил лошадь рысью, а потом пере шел на галоп. Конь, послушный хозяину, понесся вперед, его примеру последовали и остальные. Глядя на расстилавшуюся перед ним дорогу, Ники понемногу успокаивался. Семь часов езды — и они будут в Петербурге.
Арни примчался к дому Кузанова, и ему сообщили, что князь полчаса назад отбыл в столицу. К счастью, Арни знал все окрестные тропинки и, пришпорив коня, помчался вдогонку, напрямик по лесу и по полям.
Отряд Николая ехал строем следом за князем, и тут вдруг показался скакавший прямо по пашне всадник. Вскоре стали слышны его крики, но слов было не разобрать. Ники остановился, и через несколько минут перед ним предстал запыхавшийся Арни.
— Алиса в опасности! — выпалил он. — Форсеус ее избил и запер в амбаре. Похоже, она без сознания, и…
Не дослушав Арни, Николай развернул коня и во весь опор поскакал мимо замерших всадников, дав знак сержанту следовать за ним. Времени на раздумья не оставалось — надо было спасать Алису. Он не сомневался, что она пострадала из-за него.
Проклятый садист! Ну ладно, это ему надолго запомнится. Да он этому Форсеусу голыми руками шею свернет!
Через несколько мгновений весь отряд мчался в обратном направлении. Ники, пришпорив коня, скакал впереди. Арни не отставал от него. Обернувшись к нему, Ники крикнул:
— Вы давно оттуда?
— Выехал минут сорок назад, — отвечал Арни. Николай молился только об одном — лишь бы не опоздать. Ярость, кипевшая в нем с утра, нашла выход. Теперь она была направлена на одного человека — Вольдемара Форсеуса.
Когда они добрались до дороги к дому Алисы, конь был весь в мыле, но Ники продолжал гнать его галопом. Перед самым домом он выхватил из седельной кобуры пистолет, ворвался во двор, огляделся и подъехал прямиком к амбару.
Спрыгнув с коня, Ники кинулся к двери, всем телом надавил на нее, и она тут же слетела с петель. Двое подоспевших ему на помощь солдат подняли ее и отодвинули в сторону.
В полумраке амбара Ники увидел лежащую без движения Алису. Разорванная одежда едва прикрывала избитое тело. Скинув мундир, он накинул его на Алису и бережно поднял ее на руки. Она даже не пошевелилась. О, господи, неужели Форсеус ее избил до смерти?! Ники в тревоге заглянул ей в лицо и с облегчением заметил легкий румянец на щеках. Выйдя наружу, он осторожно положил Алису на разостланное на земле одеяло и стал раздавать приказы чужим слугам так же безапелляционно, как своим собственным.
— Найти Форсеуса! Притащить это чудовище, где бы он ни скрывался! Даме принести выпить чего-нибудь покрепче! Теплой воды сюда! И бинтов! Немедленно!
Все кинулись исполнять поручения. Арни встал на колени и склонился над Алисой: по щекам его текли слезы.
— Князь, похоже, ее чем-то опоили, — сказал он наконец, вглядевшись в нее повнимательнее.
Ники нащупал пульс, приподнял Алисе веки, взглянул в расширенные зрачки и кивнул.
— Видимо, да. Надо немедленно увезти ее от этого злодея. Хорошо, что ты меня догнал.
— Увезти?! — воскликнул перепуганный до смерти Арни. — Но господин Форсеус…
— Я с ним разберусь, — перебил Николай. — Найди ее дочь и служанок, которые все это время были ей преданны. — Да и Арни за свою преданность заслуживал того, чтобы укрыть его от гнева Форсеуса. — И реши для себя, хочешь ли ты сопровождать свою хозяйку?
— Я поеду туда, куда поедет госпожа, — сказал Арни твердо. — Я обещал ее отцу не покидать ее.
— Вот и хорошо. Только собирайтесь поскорее. Возьмите смену одежды для Алисы и девочки. Больше ничего из этого поганого дома не берите. Я разберусь с Форсеусом, и мы уедем.
Однако хозяина так и не удалось найти. Перепуганные слуги объяснили, что тот с утра пораньше уехал с сыном в Виипури.
— Может, оно и к лучшему, — мрачно сказал Ники, подумав, что отец не простил бы ему убийства соседа.
Николай сел в седло, взял Алису на руки, и кавалькада медленно тронулась в обратный путь. Арни вез Кателину, а Мария и Ракель сидели за спинами двух кавалергардов. Через час они вновь оказались на Петербургском тракте, где их дожидалась карета Ники. Алису, Кателину и служанок пересадили в карету, и путешествие продолжилось.


Петербургский особняк Николая Кузанова, здание из розового финского мрамора, располагался неподалеку от Зимнего, на Миллионной. Дворец в строгом классическом стиле, построенный в 1785 году, был преподнесен в подарок Платону Кузанову самой Екатериной II. Отец купил его Ники, поскольку большую часть времени проводил в «Ле репоз».
К Алисе немедленно вызвали доктора, объявившего, что жизнь ее вне опасности: доза лауданума, которой ее попотчевали, была, к счастью, не смертельной. Двое суток у постели Алисы, метавшейся между забытьем и явью, дежурили служанки. На утро третьего дня, когда Николай зашел ее проведать, он застал Алису проснувшейся и возлежавшей на груде кружевных подушек.
— Нынче ты выглядишь куда лучше, — сказал он, ласково улыбнувшись. — А то я уж было решил, что привез сюда Спящую красавицу.
Алиса в ответ печально улыбнулась.
— Я должна благодарить тебя за столь чудесное спасение. Мария мне все рассказала. А я уж думала, что мне и не выжить…
Слезы подступили у нее к глазам, и Ники, опустившись на колени у ее изголовья, нежно утер слезинки пальцами.
В ответ на его расспросы Алиса рассказала, как, вернувшись домой, застала там господина Форсеуса, как он избил ее, как она потеряла сознание. Услышав все это, Ники вскочил и принялся расхаживать по комнате. В голове его роились самые черные мысли.
— Клянусь, он больше никогда не посмеет поднять на тебя руку! — сказал он мрачно, когда Алиса закончила свой рассказ. — Со мной ты в безопасности, — добавил он, подойдя к ней и взяв ее за руку.
— Но я не могу пользоваться твоим гостеприимством бесконечно. Да и родители твои не захотят терпеть в доме чужих людей…
Ники решил, что не стоит опять заводить сейчас этот бессмысленный спор, и сказал миролюбиво:
— Давай поговорим об этом, когда ты поправишься. А что до моих родителей, то они уж три года, как сюда не заглядывали. Они живут в основном в своем имении, столица им не по душе. Так что не беспокойся, тебе никто и ничто мешать не будет. А тебя я прошу — говори мне обо всем, что тебе нужно. Думаю, силы к тебе скоро вернутся. Сегодня, должен признаться, ты выглядишь просто восхитительно, — добавил он с нежной улыбкой. — Хочется надеяться, что вечером ты сможешь спуститься к ужину. А сейчас, увы, меня ждут в полку. Не скучай, дорогая, я вернусь не поздно.
— Спасибо тебе за все. Надеюсь, когда-нибудь я смогу тебе отплатить…
«Сможешь, радость моя, сможешь!» — думал Ники, спускаясь по лестнице. Он замечал в себе в последнее время совсем не свойственные ему романтические настроения. Пока Алиса была в забытье, он едва сдерживался, чтобы не обнять ее — такую теплую, беззащитную, манящую, — но так и не позволил себе этого. Более того, пробыв в Петербурге уже целых три дня, он не посетил ни одной другой дамы. Ни цыганок на островах, ни графинь, ни балерин. Почему-то ему хотелось дождаться, когда очнется Алиса. Ники даже не подозревал в себе такой преданности, и останавливали его вовсе не соображения морали. По нескольку раз на день он принимал ледяные ванны, дабы усмирить бушующую плоть, и сам над собой подшучивал, но оставался Алисе верен.
Тем утром Николай пребывал в таком прекрасном расположении духа, что даже настойчивое письмо от его любовницы, графини Амалиенбург, поданное ему за завтраком, не омрачило его настроения. Софи, судя по всему, прослышала о его гостье (сплетни всегда распространяются со скоростью света) и зазывала его на вечер к себе, якобы на игру в карты.
На том же надушенном листке он написал, что придет, и послал ответ с лакеем.
«Оно и к лучшему», — подумал Ники. Связь с графиней Амалиенбург длилась уже почти два года — что, разумеется, не мешало его мимолетным интрижкам с цыганками и артистками. Однако в последнее время она стала обращаться с ним на людях как со своей собственностью, и это ему досаждало. Вот и представился удобный случай порвать их затянувшуюся связь. Софи была искусной любовницей, и, когда Ники хотелось развеять скуку, он с удовольствием развлекался с ней в постели. Она, как никто, умела разогреть его кровь, хотя именно из-за того, что она готова была ублажать его любыми способами, в глубине души он считал ее развратной дамочкой. Впрочем, кроме бездумных забав, ему от нее ничего и не было нужно.
«Что бы выбрать в качестве прощального подарка? — думал он. — Счет в банке или драгоценности? Чего ей больше хочется?» Придумывать что-нибудь было лень, поэтому он выбрал деньги. Вызвав Ивана, велел к вечеру подготовить нужные бумаги.
— Спасибо, Иван. Ты, как всегда, незаменим.
Увидев, что хозяин пребывает в отличном расположении духа, Иван осведомился:
— Понравились ли вам каталоги выставок, которые я вам послал?
— Очень, Иван, очень. Ты даже представить не можешь, какое удовольствие они мне доставили — довольно усмехнулся Ники.
Иван поклонился и вышел, озадаченный неожиданным интересом князя к живописи, но, впрочем, весьма им обрадованный.
На самом деле ничего удивительного в благодушии князя не было. Он в конце концов заполучил то, что хотел: объект его страсти, едва от него не ускользнувший, находился сейчас в соседней спальне. Мало того, Алиса была исполнена искренней благодарности за то, что он для нее сделал. Как все удобно складывается!
Приехав в полк, Николай наскоро проглядел бумаги, ему представленные, за час управился со всеми делами и поспешил домой. Узнав, что Алиса вновь заснула, он не особенно расстроился, поскольку не был человеком нетерпеливым. Да и куда торопиться, когда времени у него предостаточно?
Ближе к вечеру он послал Алисе записку, где спрашивал, что бы она хотела на ужин, и сообщал, что ждет ее в гостиной к семи.
В назначенный час Николай сидел на оттоманке у распахнутого окна и потягивал мадеру. Элегантный черный фрак и белый атласный жилет скрывали его широченные плечи и крепкие руки. Глядя на него, никто не подумал бы, какая недюжинная сила скрывается в этом светском франте.
Услышав, что дверь отворилась, Ники тотчас встал и, подойдя к Алисе, отвесил ей поклон.
— Мадам, — сказал он с безукоризненной вежливостью, — не присоединитесь ли вы ко мне? Глоток мадеры перед ужином возбуждает аппетит. Я приказал подать ужин сюда: погода нынче чудесная, а из этой комнаты открывается восхитительный вид на набережную.
На Алисе было ее единственное платье.
— Боюсь, мой наряд едва ли подходит для ужина, — сказала она, слегка запинаясь и удивленно разглядывая роскошную гостиную с лепниной и позолотой, где на стенах висели подлинники Буше и Фрагонара.
Алиса была поражена тем, как Ники, которого она знала и видела совсем недавно другим — естественным и открытым, — с такой легкостью превратился в человека светского и искушенного в правилах этикета, как непринужденно и спокойно чувствует он себя среди всего этого великолепия. Самой себе она казалась серенькой провинциальной мышкой.
— Дорогая, ты всегда прекрасна, — ответил Ники, ободряюще улыбнувшись.
Он догадался, как неловко она себя чувствует, и посетовал на себя за то, что привычно переоделся к ужину, не подумав, как это смутит Алису. «Надо будет немедленно заняться ее гардеробом», — отметил про себя он и поспешил принести свои извинения.
— Прошу прощения за мой вид. После ужина мне необходимо нанести один визит, поэтому я и переоделся во фрак.
Алиса, удивляясь самой себе, почувствовала при его словах укол ревности.
Николай пригласил ее к столу, расточая комплименты ее роскошным волосами, изумительному цвету лица. Впрочем, это было нетрудно: она действительно выглядела совершенно поправившейся, сияла молодостью и здоровьем. Они сидели рядом, любовались закатом. Постепенно Алиса успокоилась. Ники непринужденно болтал о пустяках, рассказывал столичные новости, и Алиса чувствовала себя на удивление хорошо. Стол был уставлен икрой, сырами, рыбой, холодным мясом, в запотевшем графине стояла водка, и у нее слегка кружилась голова от всего этого изобилия.
— Угощайся, дорогая. В этом году даже во Франции закуски стали весьма популярны. Мы-то, русские, давно знаем, что несколько стопок водки перед обедом способствуют аппетиту. Попробуй хотя бы глоточек. — И, не дожидаясь ответа, он налил водки им обоим. — Твое здоровье, моя радость!
Ужин был великолепен. Князь редко ужинал дома, и расстаравшийся повар-француз превзошел самого себя. Он искренне надеялся, что ради очаровательной гостьи князь изменит своим привычкам, и тогда его удастся побаловать и тетеревом в вине, и рыбой с апельсинами, и нежнейшими паштетами, и воздушными десертами. Да здравствуют женщины! Бедняга повар был счастлив, что ему снова представится возможность показать свои кулинарные умения! Ему надоело подавать хозяину одни завтраки — да и те часа в два дня.


Ники вернулся от графини Амалиенбург поздно ночью, утомленный и раздраженный. Перед картами гостей развлекали шарадами и итальянской певицей. Как же все это банально! Вечер, естественно, затянулся, и поговорить с Софи наедине он смог только за полночь. Мирное прощание, на которое рассчитывал Ники, оказалось вовсе не мирным. Когда он заговорил о расставании и предложил счет в банке, графиня накинулась на него с упреками и заговорила о его новой любовнице.
— Говорят, к тебе ее привезли в бесчувственном состоянии, — с нескрываемой злобой заявила графиня. — Что, теряешь навыки? Неужели, дорогой, теперь тебе приходится затаскивать их к себе в постель силой?
— Дорогая, ты говоришь пошлости, — поморщился Ники.
Черт бы побрал этого старого сплетника, доктора! Разнес небось новости по всему городу. Обычно его мало заботили сплетни, но не хотелось, чтобы имя Алисы трепали на каждом углу.
— А что до навыков, то, когда я их потеряю, обещаю, ты узнаешь об этом первой, — продолжал он ледяным тоном. — Тогда, пожалуй, стану заядлым картежником, как твой муж. Кажется, он сейчас ни на что, кроме партии в вист, не способен? Я же пока что поищу себе иных развлечений.
— Твои «развлечения» всем известны, — фыркнула она. — Не успеешь оглянуться, как твоя новая возлюбленная подарит тебе очередного ребеночка!
— Весьма возможно, — ответил он.
— Весьма возможно? Это все, что ты можешь сказать? Да сколько же у одного мужчины может быть детей разбросано по миру?
— Это закон природы, — ответил Ники, окончательно разозлившись. — Не все женщины так удачливы, как ты, Софи, которая может лечь в постель с кем угодно, нимало не заботясь о последствиях. Большинство дам бесплодием не страдает.
— Да уж, надо думать, твоя новая пассия плодовита, как кошка, и скоро порадует тебя еще одним ублюдком! — взвилась Софи.
— Так или иначе, но я никак не могу понять, какое касательство до тебя имеют мои дела, — медленно проговорил Ники, стараясь сдерживать гнев.
Софи поняла, что в своих оскорблениях зашла слишком далеко. Испугавшись, что лишится своего непревзойденного любовника окончательно, она решила сменить тактику.
— Прости! — хрипло прошептала она. — Я сама не понимаю, что говорю. Мы так давно не видались… Останься, Ники!
Взглянув на свои золотые с эмалью наручные часы, он рассеянно повертел колесико, включавшее весьма необычный механизм — по надобности часы каждый час давали о себе знать, и в запястье впивалась небольшая иголочка.
— Не сегодня, Софи, — вежливо отказался он.
— Думаю, своей новой возлюбленной ты бы «нет» не сказал! — резко бросила Софи, поняв, что своего не добьется.
Князь поднял глаза от часов, и в них блеснул незнакомый огонек.
— А это, дорогая моя, тебя пусть не заботит.
— Хам и наглец! — выкрикнула ему в лицо Софи.
Ники рассмеялся.
— Неужели ты только теперь об этом догадалась? — И, отвесив поясной поклон, он вышел из ее будуара.
Графине все-таки удалось слегка испортить ему настроение. Вернувшись домой, Ники отпустил камердинера, зашел к себе в кабинет, выпил несколько рюмок коньяка, чтобы расслабиться, и вскоре забыл об оскорблениях, которыми осыпала его Софи. Час спустя он был спокоен и даже доволен. Присутствие в доме Алисы грело ему душу. «Правда, могут возникнуть всякие неожиданности из-за ее злодея-мужа, — подумал он. — Но черт с ними!»
Все его мысли были теперь только о женщине, спавшей наверху.
Он встал и тихо поднялся по лестнице. У Алисиной кровати горела небольшая газовая лампа. Ники долго стоял и любовался тем, как мирно она спит. Она казалась такой хрупкой, такой беззащитной. Грудь под тонкой ночной рубашкой мерно вздымалась, на щеках играл легкий румянец, золотистые волосы в неярком свете ночника отливали медью. Ники снял фрак и бросил его на стул, потом разделся совсем, не сводя жадного взора с Алисы.
Услышав, как стукнули об пол его туфли, она открыла глаза и тихонько ахнула. Он лег рядом с ней и легко коснулся ее губ своими, а руки его скользнули вдоль ее тела, приподнимая тонкую рубашку.
Ники чувствовал, как она откликается на его ласки. Он развязал бретельки, обнажив ее плечи; одно движение — и рубашка была отброшена в сторону. Ее руки сомкнулись на его спине, и он с облегчением подумал, что его вынужденному воздержанию наконец-то пришел конец.
Той ночью все повторялось снова и снова. Ники хотел, чтобы она вновь отдавалась ему, вновь кричала от наслаждения. Он хотел удостовериться в том, что Алиса принадлежит ему одному и никому больше, что она — в его доме, в его постели, что она готова удовлетворить все его прихоти. Где-то в глубине души теплились совсем иные чувства, но сейчас Ники жаждал убедиться в том, что в их отношениях главный он, и тем приятнее была его роль, чем чаще она молила о том, чтобы он опять и опять дарил ей наслаждение.
Той ночью Алиса любила его беззаветно, отдавалась ему без остатка, и каждая его ласка будила в ее душе и теле все новые и новые восторги. Наконец насытившись, они заснули в объятьях друг друга, и, прильнув к его груди, она сквозь сон слышала, как мерно бьется его сердце.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жених поневоле - Джонсон Сьюзен

Разделы:
123456789101112131415Эпилог

Ваши комментарии
к роману Жених поневоле - Джонсон Сьюзен



Очень интересный роман!Красивый сюжет,яркий герой.Читала с удовольствием.
Жених поневоле - Джонсон СьюзенАнна
1.03.2012, 10.16





Типа укрощение строптивой. Герой садист измывается над и так несчастной героиней.
Жених поневоле - Джонсон СьюзенКэт
10.12.2012, 10.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100