Читать онлайн Стихия страсти, автора - Джонсон Сьюзен, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Стихия страсти - Джонсон Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Стихия страсти - Джонсон Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Стихия страсти - Джонсон Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джонсон Сьюзен

Стихия страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

— Не возражаешь, если мы пройдемся? — спросил Флинн.
Они вышли на крыльцо дома Стюарта, провожаемые шепотком гостей.
— Или я понесу тебя на руках, — улыбнулся он. — Ведь, по сути, я похитил тебя.
— Можешь считать, что да. Лично мне все равно, что думают остальные. Секс есть секс — вот и все. Просто и понятно.
— Быть может, не так просто.
Она улыбнулась.
— Ты должен взять меня на руки, Флинн.
— Должен? — Его брови взлетели.
— Именно. — Ее улыбка обещала многое. — И если ты согласен, то я кое-что для тебя сделаю..
— Ты уже кое-что сделала. — Его взгляд скользнул вниз. Казалось, что брюки вдруг стали ему слишком тесны.
— Ого! Вижу, я тебя заинтересовала.
— Можно и так сказать, — мягко ответил он, беря ее на руки. Обычно он никогда не носил женщин на руках, поскольку ему не были присущи романтические поступки. — Вообще-то мне хочется заботиться о тебе.
— Естественно, ты будешь заботиться.
Его походка не изменилась, когда он услышал ее слова, хотя раньше в таком случае он сразу же прогнал бы женщину прочь. Но сейчас все будет по-другому.
— Когда тебе понадобится домой, скажешь мне.
— Вообще-то у меня нет дома.
— Мы поговорим об этом. — Он наклонился, что бы поцеловать ее. — У меня пустует квартира в Хелене.
— Можно мне посмотреть на твое ранчо?
— Как-нибудь посмотришь.
— Не очень любезный ответ. — Ей хотелось спрятаться за его надежным плечом, хотелось, чтобы он всегда носил ее на руках. Произнесенная им фраза сразила ее наповал.
— Ехать туда слишком опасно.
— У тебя же есть люди, Трей говорил мне.
— Иногда их не хватает. Когда станет безопаснее, можешь приехать.
— Тогда оставайся здесь… — Она едва не сказала «навсегда», но вовремя сдержалась.
— Постараюсь остаться подольше, — рассмеялся он.
— Я знаю, как сделать так, чтобы ты остался тут надолго, — промурлыкала она, потянувшись к нему, что бы поймать его улыбку своими губами.
— Рад слышать. В таком случае нынешней ночью я не буду тратить время попусту.
— Я тоже, — ответила она с игривой улыбкой.
— Хорошо. — Человек, которого благодарные партнерши окрестили Могучим Флинном, сейчас скромно потупил взор.
— Мы могли бы попробовать ночью многое, чтобы ты действительно не терял даром времени. Я читала немало любовных романов, во Флоренции все ими увлекались.
Его брови слегка приподнялись, У Джо Аттенборо совершенно не было комплексов.
— Потом расскажешь, понравилась ли тебе «скала, парящая над темным морем», — прошептал он, снова целуя ее.
Семейная пара, мимо которой они прошли, наутро поведала, что Флинн так пылко целовал дочь Хэзарда, что им пришлось поспешить, чтобы не стать возможными свидетелями дальнейшего развития событий.
— Надеюсь, ты сможешь унять сплетников, — промолвил Флинн, провожая взглядом удаляющуюся пару и думая над тем, осмелился бы он угрожать Фреду Бакстеру и его жене.
— Я смогу. Правда, не уверена насчет отца и Блейз. Они очень добры ко мне, и.мне не хотелось бы ставить их в неловкое положение.
— Мы поговорим с твоим отцом утром.
Она улыбнулась:
— В этом нет необходимости. Правда.
— Нужно поговорить хотя бы из приличия. Он не тот человек, с кем стоит наживать неприятности.
— Несколько минут назад тебе было все равно. Он пожал плечами.
— Мне и сейчас все равно. В любом случае я с ним поговорю.
— Как я обожаю твои властные интонации.
Он резко опустил взгляд, вспомнив, как мало ее знает.
— Не волнуйся, — успокоила она его с дразнящими нотками в голосе, — мне не нравятся всякие наручники и плетки.
Он слегка изогнул бровь.
— Очень хорошо, в свой репертуар я их тоже не включаю.
— Уверена, что бы ты ни включил в свой репертуар, мне все понравится. — Крепко обняв его, она провела языком по его шее.
— Отлично, — озорно улыбнулся он. — А я уж приготовился, что ты будешь отдавать приказы.
— Я просто пытаюсь внушить тебе чувство безопасности, чтобы потом прыгнуть на тебя.
— Я вешу как минимум на сто фунтов больше, так что тебе лучше отпрыгнуть.
Когда она подумала о близости его большого и сильного тела, у нее перехватило дыхание.
— Мы уже почти пришли?
— Еще два дома. Потом я просто изнасилую тебя.
— Почему ты думаешь, что я люблю, когда меня насилуют?
Его темные глаза оказались совсем близко, и взгляд обжигал.
— Скажем так, у меня есть такое чувство…
Они дошли до красивого дома из известняка, светлого, и аккуратного, похожего на те дома, что он видел в Лондоне. Все окна были освещены.
— У тебя гости? — спросила Джо.
— Надеюсь, что нет, — ответил Флинн.
— Слуги?
— Нет.
— Ты же хотел быть один сегодня ночью. — Джо удивленно подняла брови.
— Не совсем один, — улыбнулся Флинн.
— И я та самая счастливица?
— Можно и так сказать.
— Какая самонадеянность!
— Ты тоже не отличаешься скромностью. Ты прекрасно знала, что каждый мужчина у Стюарта хотел бы провести ночь с тобой.
— Но я выбрала тебя.
— И ты не примешь «нет» за ответ?
— Но ты же и не говорил «нет», — улыбнулась она.
Ему нечего было ответить; она права. Он подошел к двери и перенес Джо через порог. Сердце ее неистово забилось.
— Почему ты так сделал?
— Что сделал?
— Внес меня внутрь.
— Просто захотелось.
— Только поэтому?
Он сам не знал почему, а даже если бы и знал, не сказал бы. Для него все казалось слишком странно.
— Ты много говоришь, — заметил он.
— Ответь мне.
— Мне нечего сказать. Теперь тише. — Перешагивая через две ступеньки, он поднялся по лестнице на второй этаж. — Со мной ты сотни раз будешь на вершине блаженства.
Жар его слов вихрем пронесся в ее голове, и она закрыла глаза, полностью отдаваясь внезапно подступившей волне наслаждения. Заниматься любовью ей не в новинку, однако его слова сулили ночь, полную удовольствий.
— Спасибо тебе, — прошептала она, полностью поглощенная всеобъемлющим чувством. — Огромное тебе спасибо.
— Скорее я должен благодарить тебя за то, что ты пришла к Стюарту, — шепнул он в ответ, подходя к двери спальни и открывая ее ногой.
Едва она попала в комнату, ей бросился в глаза ужасный беспорядок — костюм для верховой езды был небрежно брошен на стул: кожаная куртка, украшенная перьями, замшевые брюки и льняная рубашка. Поношенные кожаные ботинки выглядывали из-под кровати.
Джо поняла свое безрассудство и почувствовала отчаяние перед возможностью грубого обладания. Никогда раньше она ничего подобного не ощущала, потому что ее любовники были нежными и благодарными. Она любила получать удовольствие от секса, но только не от такого дикого и лихорадочного, каким он представлялся ей теперь.
Флинн подошел к большой кровати, которая, должно быть, специально подбиралась к остальной обстановке в доме — солидному стилю раннего Чиппендейла, — отличавшейся отточенными линиями. Кровать составляла главный элемент спальни. Покрывало из настоящего ирландского льна, отделанное по бокам кружевами, лежащее на кровати, было единственным украшением в комнате, не считая двух великолепных полированных мечей, висящих на стене. Однако мечи служили не столько украшением, сколько боевым оружием.
Не говоря ни слова, он положил Джо на кровать и отошел в сторону.
Она внимательно посмотрела на него.
— Что ты делаешь?
Он стоял без движения. Она села на кровати. На его лице появилось такое мрачное выражение, что она невольно испугалась.
— Подожди минутку.
Он согнул пальцы и полностью выдохнул воздух.
— Почему? — спросила она.
Неужели он не понимал, что она мучилась от необъяснимого и очень острого сексуального желания?
— Скажи, как тебя зовут, — попросил Флинн тихим и напряженным голосом. — Поговори со мной.
— Ты знаешь мое имя, и я не желаю разговаривать, Я хочу…
— Слушайся меня, — перебил он, — или я могу здорово напугать тебя. — Он отошел еще на шаг. — Поняла?
— Джузеппина Аделаида Аттенборо..Не знаю, что еще сказать, и не знаю, кто кого больше напугал сейчас. — Она сбросила туфли. — Надеюсь, ты понимаешь.
Он проследил за полетом изящной красной туфли-лодочки, пока она не приземлилась у его ног.
— Хорошо, — произнес он, глядя на украшенные бусинами шелковые башмачки. — Красный цвет тебе к лицу. Принести чего-нибудь выпить?
— Все, что касается тебя, мне к лицу. Насчет вы пить… определенно это не то, что мне сейчас нужно.
— А я бы выпил, — ответил он и вышел из комнаты.
Она вскочила с кровати и бросилась за ним. Он уже был на лестнице.
— Я сейчас вернусь, — бросил он, не оборачиваясь. — Не уходи.
— Будь ты проклят! — крикнула она. — Я как раз собиралась уйти!
— Никуда ты не пойдешь.
Он повернул за угол и исчез из поля ее зрения.
Проклятие, он был совершенно равнодушен, в то время как она жаждала секса — такого сильного желания она не могла себе даже представить. В то же время, если судить по тону Флинна, он умел обращаться с охваченными желанием женщинами.
Ей действительно стоило уйти и преподать ему урок. Она выйдет из его дома, вернется к Стюарту и скажет Трею, что он оказался прав — Флинн Ито не в ее вкусе.
Думая так, она села на верхней ступеньке лестницы, окутанная волнами шелка цвета слоновой кости, потому что не только страстно хотела покинуть Флинна, но и вся горела от желания.
Похоже, благоразумие покинуло ее. Подобное состояние ее пугало, ведь она никогда не была рабыней своих желаний. Джо невольно подумала, не унаследовала ли она от матери тягу к амурным приключениям.
Флинн появился в самый разгар ее грустных мыслей, держа в руках два бокала, на дне которых позвякивали кубики льда.
— Один для тебя.
— Я не хочу, — раздраженно ответила она. Пока она томилась от желания, он думал о том, как утолить жажду!
— Это лимонад, — он начал подниматься по лестнице, — тебе понравится. И обещаю — скоро я займусь с тобой любовью.
— Не делай мне одолжений! — отрезала она. Каков наглец! Вот только допьет свой лимонад и сразу же займется с ней любовью!
— Дорогая, тебе понравится, — нежно уговаривал он. — Вот, — поднявшись по лестнице, он протянул бокал, — вкусный… старый семейный рецепт моей кухарки.
Она не взяла протянутый бокал, и его губы изогнулись в легкой усмешке.
— Хочешь, чтобы я напоил тебя насильно?
— Я хочу тебя, раздетого и лежащего рядом со мной, и никакого лимонада.
Он улыбнулся.
— Не бойся.
Флинн сел рядом и отпил из своего бокала.
— Извини. Я не избегаю тебя. Напротив, я собираюсь заниматься с тобой любовью.
— И когда же? — Она посмотрела с вызовом. Он поставил бокалы на ковер, повернулся к ней и грубовато взял ее лицо в ладони.
— Я совершенно потерял самообладание и сейчас пытаюсь вернуть его. Все в порядке.
— Ну и что с того, что ты потерял самообладание?
Она почувствовала, как напряглись его руки.
— Не надо так говорить.
— Я не девочка-школьница.
— Я прекрасно знаю, — резко ответил он, — это часть проблемы.
— Думаешь, я не смогу сказать «нет», если будет нужно?
— Думаешь, я услышу? — мягко ответил он.
Их взгляды встретились.
— Ты меня не испугаешь.
Он вздохнул.
— Прекрасно. По крайней мере хоть один из нас не испугался.
Он сидел слишком близко около нее, был слишком красив и излучал настолько притягательную энергию, что она уже не могла уйти.
— Флинн, возьми меня, — прошептала она, — пожалуйста… я больше не могу сдерживаться… это так на меня не похоже. Думаешь, я всегда так предлагаю свою любовь мужчинам, которых едва знаю? Думаешь, у меня вошло в привычку совершать неблагоразумные поступки? Я никогда не выходила из комнаты вместе с мужчиной, провожаемая десятками взглядов, понимающих, что мы собираемся делать. Более того, мне даже никогда не хотелось совершить столь скандальный поступок. — Она накрыла его ладони своими, наклонилась вперед и поцеловала в губы. — Не заставляй меня ждать, я хочу почувствовать тебя.
Перед такой страстной и откровенной просьбой устоять было невозможно. Поднявшись на ноги, он помог подняться ей и усилием воли заставил себя не заняться с ней любовью тотчас же. Взяв за руку, он провел ее в спальню, но не стал закрывать дверь на замок. В его состоянии закрывать дверь в комнату было бы неразумно.
От охватившего желания она вся дрожала, поэтому он взял ее за плечи, намереваясь успокоить. Но он не учел своего воспаленного желания, поэтому ощущение ее теплой кожи на своих ладонях стало еще одним толчком. Его пальцы безжалостно сжали ее плечи.
Она тихонько вскрикнула, но это его не остановило. В ответ он лишь по-животному зарычал — совершенно необычный звук для мужчины, который воспринимал любовь как развлечение. Он резко убрал руки.
— Извини, — прошептал он, не понимая, что на него нашло. Он слишком долго играл в любовь.
Специально проведя пальцами до декольте, он решил освежить привычные ощущения и убедить себя, что эта женщина ничем не отличается от других.
— Как здесь снимается? — спросил он подчеркнуто мягко.
— Я сниму это позже, — ответила она, поднимая юбку.
Он остановил ее.
— Сними сейчас. — Быстрый пятиминутный забег его не интересовал — так он сказал себе.
— Я не хочу ждать! — Она недовольно поджала губки.
— Долго ждать не придется. Пуговицы, крючочки… что у нас тут?
Она вела себя так же дерзко и надменно, как и он. Живя долго самостоятельной жизнью, она не собиралась изображать послушную девочку.
— Крючки, — ответила она и, отведя руки назад, дернула платье так, что крючки вырвались из нежного шелка. — Здесь, — прошептала она, спуская испорченное платье. — Еще вопросы есть?
— Кто дал тебе право командовать? — лишь прошептал он, слабо улыбаясь и думая, что выдержать целую ночь с такой неистовой женщиной ему будет непросто. К полуночи он выбьется из сил.
— Я сама дала себе такое право, — улыбнулась она в ответ, проводя руками по его груди и слегка отталкивая назад. — Ты все делаешь слишком медленно.
Он несколько секунд из вежливости стоял не двигаясь. Затем схватил ее руки и опустил их вдоль ее тела. — Тебе предстоит кое-что узнать получше, — прошептал он, опуская взгляд на пышную грудь.
— Я знаю хороший способ узнать получше друг друга, — сообщила Джо.
— Не сомневаюсь, — усмехнулся он.
— А ты действительно такой опасный, как говорят? — промурлыкала она, изогнув спину и слегка выпятив великолепную грудь.
— Ты хочешь услышать ответ?
Ее соски напряглись, а округлые формы так и просили ласки.
— Ты хочешь чего-нибудь опасного? — прошептал он в то время, как в его голове проносились разные жуткие картины. Такие сладострастные ноты ему доводилось слышать в голосе женщин, когда они чувствовали, что любовь с настоящим убийцей добавляет остро ты. — Мы можем что-нибудь устроить. — В его голосе появились металлические нотки.
— Сейчас… прямо сейчас… пожалуйста.
Крепкие пальцы, обхватившие ее запястья, его властная сила и грубое обещание, высказанное в мягкой форме, лишь усилили желание, заполнившее ее сознание, и лихорадочный жар, поднимавшийся снизу. Она попыталась вырваться.
— Черт возьми, Флинн! Я хочу секса!
Он никогда не подчинялся приказам.
— Сначала разденься, — ослабил он хватку. — За тем, если ты будешь ласковой, может быть, я дам тебе, что ты хочешь.
— Не думаю, что ты любишь ласковых женщин.
— Не думаю, что ты любишь грубый секс. — Он слегка поднял брови. — Или ты что-то другое имела в виду?
— Похоже, и оно не сработало, — обиженно отозвалась Джо. Ей было странно видеть мужчину, который не идет у нее на поводу.
— Поступай, как тебе нравится.
— Я могу уйти.
— Ты повторяешься… и ты все еще здесь, — подытожил он с озорной улыбкой.
В то же время идущие на поводу мужчины никогда не вызывали у нее такого желания, и она никогда не умоляла их о сексеГ Даже сейчас она не понимала, как только решилась просить о таком.
— Ты меня выводишь из себя, — тихо предупреди ла она в напряженной тишине. Она послала бы его к черту, но не могла.
— А ты — горячая штучка, — ответил он со снисходительной улыбкой.
— Не знаю, смогу ли быть настолько ласковой, на сколько ты хочешь, — угрюмо проговорила она, снимая остатки платья и корсет, слегка запутавшийся в складках.
— Я могу сделать тебе поблажку.
Он наслаждался зрелищем мисс Аттенборо, раздевающейся перед ним.
Она раздраженно посмотрела на него.
— Какое счастье для меня. — Выпрямившись, она перешагнула через, ворох одежды на полу. Когда она начала развязывать тесемки на нижнем белье, то оцени ла сексуальную привлекательность Флинна. Неудивительно, что она не только готова подчиняться его приказам, но и пойти на все, лишь бы оказаться с ним в одной постели.
— Тебе помочь? — Легким жестом он указал на узел, который она пыталась ослабить.
Да как он может вот так стоять и равнодушно наблюдать?
— Ты что, не будешь раздеваться? — Хоть она и была уязвлена, но старалась говорить надменно.
— Возможно… а может быть, и сниму с себя что-нибудь… зависит от того, что я захочу от тебя.
Его ответ возмутил ее до глубины души, словно он находился в публичном доме и ждал, пока его обслужат.
— Что значат твои слова? — От желания у нее перехватывало дыхание, говорить становилось трудно.
— Похоже, ты знаешь, что они значат, — улыбнулся он. Выходит, ей нравилось не только отдавать приказания, но и выполнять их. — Все, что ты хочешь, находится у меня в брюках. Мне даже не понадобится раздеваться, — мягко сказал он. — Иди сюда… оставь узел в покое, я разберусь с ним. Вот — возьми его. Возьми его, раз так хочешь.
Ее взгляд упал на внушительную выпуклость. Тело безмолвно кричало: «Ну же, возьми его», чувства обострились до предела.
Как он может спокойно стоять, если она впервые заметила его возбуждение еще у Стюарта? Она хотела бы сказать: «Нет, не возьму; сделай это сам», но, обезумев от желания почувствовать его внутри себя, не могла так ответить.
— Я обещаю, что тебе понравится. — Он нарушил тишину, словно знал, о чем она думает.
— Я могу тебе дать такое же обещание. — Она задыхалась и намеренно отводила глаза от объекта своего желания.
— Я не сомневался, — с удовольствием заключил он, словно они обсуждали что-то обычное и повседневное. — В вас что-то есть, мисс Аттенборо. Я не знаю, что именно, но так я себя не чувствовал ни разу в жизни. И если вы действительно любите любовные романы, я более чем готов сегодня ночью перепробовать все сорок восемь позиций.
Мысль о сорока восьми позициях в сочетании с его великолепным символом мужества переполнила каплю ее воспаленных ощущений. Она резко вскрикнула, пытаясь остановиться, но было поздно: бурная и жаркая волна наслаждения.охватила ее целиком.
— Боже, — выдохнул он, протянув руки, чтобы поддержать ее; все ее тело сводили сладкие судороги. — Боже мой!
Несколькими секундами позже она успокоилась и он взял ее на руки и отнес в постель. Глаза ее были плотно закрыты, из-под век скатывались слезинки. Флинн мысленно отругал себя за то, что слишком сильно возбудил ее. Он вообще не понимал, зачем он так вел себя; обычно он не был столь грубым.
— Прости, — прошептал он с неподдельным сожалением, аккуратно укладывая ее на покрывало. — Мне действительно очень жаль.
Она открыла глаза.
— Не так уж и приятно, — прошептала она, — ощущать незавершенность, пустоту… — Ее голос звучал обиженно, хотя глаза смотрели все так же страстно. — Теперь ты мой должник.
Он улыбнулся; ее просьба невыразимо очаровывала, ее неприкрытый ультиматум был, учитывая его возбужденное состояние, настоящей пыткой.
— Позвольте извиниться перед вами, мисс Аттенборо, — вымолвил он, снимая куртку и расстегивая жилет. — Вижу, вы требуете компенсации.
Его обещание и очаровательная улыбка успокоили ее.
— Теперь я хочу от тебя большего.
— Думаешь, я изменюсь? — рассмеялся он, бросая жилет через всю комнату.
— Конечно.
— Ах да… эксперт в области любовных романов. Значит, я должен следовать твоим суровым стандартам, — ответил он с усмешкой, избавляясь от рубашки и галстука.
— Боюсь, что мое знакомство с любовными романа ми не основывается на опыте.
— К счастью, со мной все обстоит по-другому, — заметил он, сбрасывая ботинки. — Возможно, я расширю ваш кругозор, мисс Аттенборо.
— Как приятно! Обожаю узнавать что-то новое, — улыбнулась она.
Он настолько не привык к девическому восторгу, что прекратил расстегивать брюки.
— Возможно, мы оба узнаем что-то новое сегодня, — прошептал он, глядя на лежащую на его кровати красавицу, которая вызывала в его душе не банальную похоть, а необычную страсть.
— Быстрее. Я не намерена ждать, — повторила она. — Не забывай, что за тобой должок. Скорость — вот чего я сейчас хочу!
— Да, мэм.
— Я имею в виду, насколько быстро ты разденешься. Скорость в постели — мужской недостаток.
— А ты мне не указывай, — мягко ответил он, раздеваясь полностью.
— Прости… — смогла лишь прошептать она, увидев его внушительный мужской инструмент. Все ее раздражение вдруг куда-то ушло. — Я уверена, ты знаешь, что делать.
В ответ он бросил на нее ироничный взгляд, когда нагнулся, чтобы снять носки. Вид его напряженного жезла мужества загипнотизировал ее. Она облизнула губы, оценив его размеры.
— Лишь один узел остался между мной и тобой. — Он подошел ближе к кровати. — А с узлами я обращаться умею.
За сладострастными мыслями она и забыла, что на ней все еще оставалось белье, а он уже начал распутывать узел.
Она смотрела на его ловкие пальцы с лихорадочным ожиданием, чувствуя, что вся сгорает от удовольствия. «Так вот что такое страсть! — мелькнула у нее приятная мысль. — Нестерпимый голод, прогоняющий прочь стыд и запреты, когда ощущаешь лишь невыносимое желание почувствовать удовлетворение». Ее захлестнула еще более мучительная волна желания к этому красивому и сильному темноволосому мужчине, который склонился над ней.
Плечи Флинна заслонили свет, упругие мышцы рельефно выделялись на фоне освещающих комнату ламп. Его волосы почти касались ее, когда он нагнулся, и их запах напоминал о сосновых лесах и дикой природе.
— Итак, твое начальное требование — скорость, верно? — И снова мягкая снисходительность промелькнула в его голосе, словно он делал одолжение.
— Пожалуйста, иди ко мне.
Будучи опытным мужчиной, Флинн понял, что уже пора. Он лег на кровать и расположился у нее между ног. Женские бедра всегда раздвигались перед ним, как и сейчас… так было всегда. Невероятно мужественным и красивым мужчинам не надо добиваться женщин.
Он вошел в нее без предупреждения, как она и хотела. Слово «скорость» вызвало у него легкую усмешку, а ее удовлетворенный вздох эхом отозвался в сознании. Ее молодое тело восхищало его и обостряло ощущения.
Она прильнула к нему, испытывая такое неземное наслаждение, о существовании которого даже не догадывалась.
— Останься, останься, останься, — шептала она.
Он поступил так, как она просила, тем более что она слегка приподняла свои бедра ему навстречу. Спустя некоторое время, несмотря на то что она закричала «Нет!», он все же начал двигаться. Он знал лучше ее, что ей понравится больше всего. Порой он проникал очень глубоко, а порой, пока она постанывала от удовольствия и предвкушения, выжидал какое-то время и лишь потом вновь погружался на всю глубину. Он почувствовал, когда она стала напряженной, словно струна, и задержался внутри, как она и хотела. Горячий крик удовольствия пронесся по комнате, когда она достигла наивысшего наслаждения. Ее лоб покрылся испариной. Она убрала ноги в шелковых чулках с его спины и, закрыв глаза, прошептала:
— Я люблю тебя больше всего на свете.
Он улыбнулся в ответ.
— Осталось сорок семь раз, дорогая. К утру ты полюбишь меня еще больше.
Она открыла глаза.
— Это была самая простая поза — «кувыркающиеся драконы».
— Осталось сорок семь, — слабо вздохнула она.
— Дальше будет еще лучше. — Его брови приподнялись, и он снова улыбнулся.
— Я тебе не верю, лучше не бывает.
В этот раз она и так едва не потеряла сознание.
— Я покажу тебе… — Он начал слегка двигаться внутри.
Ее улыбка говорила о доставляемом им удовольствии.
— Ты даже не представляешь, как я рада, что пришла сегодня к Стюарту.
— Мне стоило бы тебя поблагодарить.
— Тебе пока не за что меня благодарить. В смысле, ты ведь не…
— Не кончил? С чего ты взяла?
— Но… — Она чувствовала, что его возбуждение не спадает.
— Оргазм и семяизвержение — не обязательно одно и то же.
Она широко открыла глаза от удивления.
— Последнему можно научиться, — мягко добавил он.
Согласно классическому восточному учению обращения с женщинами, женская сексуальная сущность неистощима. Исходя из данного условия в книгах, посвященных подобной теме, предлагались изощренные способы увеличения мужской силы, чем увеличивалось время сек-суального единения. Шлинн Ито достиг в этой области совершенства.
— Посмотрим, понравятся ли тебе «скачущие дикие лошади», — нежно сказал он, начиная поднимать ее ногу.
— Нет… не сейчас… — Ей вообще не хотелось двигаться.
— Я начну медленно, — прошептал он, продолжая поднимать ногу, устраивая ее у себя на плече и улыбаясь, слыша, как она тихонько постанывает. Таким же образом он поступил и с другой ее ногой.
Она вздохнула и прикрыла глаза, не в силах больше сдерживать возбуждение.
— Я буду двигаться очень медленно… вот так… и так…
Она ощущала обжигающий жар, поднимающийся снизу. Их самые чувствительные части тела соприкасались, и он знал — очень скоро она снова будет на вершине блаженства. Затем даже его укрощенные эмоции сдались, и когда все закончилось, ему было за что благодарить мисс Аттенборо.
— Боже мой, Флинн, — промурлыкала она с закрытыми от сладкой истомы глазами, — должно быть, женщины протоптали тропинку к твоей двери…
— Значит, тебе понравилось. — Ему не хотелось развивать затронутую ею тему о женщинах.
— Я очень голодна. Кажется, я съем целого быка! Вообще-то я собиралась уходить.
— Я бы не отпустил тебя.
— Что, удержал бы меня силой? — Она немного раздвинула колени, открывая соблазнительный вид.
— Я бы удержал тебя здесь, чтобы получать удовольствие, — добавил он с улыбкой. — Так что не надо соблазнять меня своими пышными прелестями — они и так мои.
— Если только я позволю им быть твоими.
Его губы неспешно растянулись в улыбке, и он покачал головой:
— Даже если не позволишь. — Он улыбнулся еще шире. — У меня есть способы заставить тебя пересмотреть решение, если ты помнишь.
— Развратник, — только и прошептала она.
— Я рад, что ты такого мнения обо мне, — ухмыльнулся он. — Теперь пойдем перекусим. Я тоже умираю с голоду.
Она проследовала за ним по лестнице, и они совершили настоящий набег на запасы еды в кладовой, чтобы утолить волчий аппетит. Однако поиск всевозможных угощений был на время прерван, когда Джо наклонилась, чтобы достать с нижней полки поднос. Против такой позы Флинн не мог устоять.
— Давай я тебе помогу, — проворковал он, прижимаясь к ее спине и кладя ее руки на полку. — Сейчас я достану нужный поднос. Что-то я тебя не видел раньше в моей кухне. Должно быть, ты новая кухарка?
С этими словами он снова проник в нее мощным толчком, и она вновь почувствовала желание, словно этого не происходило с ней несколько минут назад.
— Ты занимаешься любовью с кухарками? — От восторга она едва переводила дыхание.
— Только с такими, как ты. Можешь приносить мне кофе по утрам.
— Я не умею варить кофе.
— Не важно, — ответил он, плотно сжимая ее та лию руками. — Вместо кофе преподноси мне по утрам себя.
Она тяжело дышала, ритмично двигая бедрами.
— Обещаешь любить меня по утрам, когда я буду будить тебя?
— Обещаю, — прошептал он, когда она прогнула спину, чтобы еще сильнее завести его. — Можешь быть моей постельной служанкой и просто оставаться в кровати и ждать, пока я приду к тебе. Тебя это устроит?
Он то ускорял, то замедлял темп, двигаясь с необыкновенным умением, и несколько раз подряд она кончила, пока у нее не стали подкашиваться ноги.
— Еще разок, — прошептал он, все еще обнимая ее за талию, ибо в тот момент в нем пробудился жестокий обладатель и покоритель. Он почти кончил в нее — почти, хотя никогда не делал подобного с другими женщинами.
Осознание того, что чуть не произошло непоправимое, резко остудило его пыл. Он аккуратно вытер ей спину красиво расшитой салфеткой и, взяв на руки, понес в гостиную.
— Меня могут увидеть, — испугалась она, глядя на окна.
— У меня же не горит свет. Все в порядке, — Он начал опускать ее на диванчик.
— Я могу испачкать диван! — воскликнула она.
— Это же мой диван, так что я разрешаю тебе испортить его. — Положив ее, он присел рядом и нежно поцеловал в щеку. — Перед тобой невозможно устоять.
— Приятно слышать… и вдвойне приятно, потому что я хочу тебя всегда!
— Очень странно, — пробормотал он, будто разговаривая сам с собой.
— Но невероятно приятно, — ответила она с улыбкой.
— Наверное, — вежливо добавил он, размышляя, а не приворожила ли она его. Однако он решил не думать о неприятных неопределенностях и наслаждаться сексу альным подарком, преподнесенным ему судьбой.
Как выяснилось, наслаждение для него стало неизбежным. Увидев, как Джо несла два бокала и жареного цыпленка на тарелке — Флинн в это время держал лимонад и кокосовый пирог, — он снова обратил внимание на соблазнительный вид, открывшийся его взору. Округлые бедра Джо находились так близко, что его жезл мужества сразу же оказался в боевой готовности. Он с трудом мог сдерживать свою неутолимую энергию.
— Остановись, — попросил он, — можешь не оборачиваться.
Услышав его приглушенный голос, она вся задрожала, показывая полную готовность к сексу.
Он поставил на лестницу то, что нес в руках, затем освободил и ее руки.
— Я заберу это позже, — сказал он, проведя рукой по ее шелковистой коже. — Думаю, настало время повторить. Нагнись.
Ей стоило поспорить с таким приказом и ответить: «Я не собираюсь выполнять все, что ты скажешь», но она была не в силах устоять против своего желания. Она нагнулась и оперлась о ступеньки, словно развратнейшая из проституток.
Он не стал долго ждать и грубо вошел в нее. Его мощные движения заставили ее уткнуться лицом в лестницу, а один локоть задел кокосовый торт и испачкался в посыпке. Он ничего не заметил или сделал вид, что не заметил, шумно дыша и прижимая ее всем своим весом. Завершение было бурным, одновременным и таким неистовым, что оба едва могли отдышаться.
— Проклятие, — прошептала она, щекой прижимаясь к ковру на лестнице, поправляя разлохмаченные волосы.
— Согласен. Мне тоже все это не нравится, — проговорил он.
— Нам надо остановиться.
В ответ он рассмеялся.
— Вот мы только что и остановились.
Он схватил одну из салфеток, что нес, и кинул ей на спину. Затем сел на лестницу и хмуро уставился вниз.
— Тебе не стоит разговаривать со мной таким то ном, — заметила она, садясь между тортом и лимонадом. — Обижаться, словно ребенок, тоже не надо. Ты более знаком с чувственными наслаждениями, чем я.
— Ты не права, — коротко ответил он.
— А судя по слухам, это именно так.
Он тяжело посмотрел на нее через плечо.
— Мисс Аттенборо, если вы заметили, мы занимались не обыкновенным сексом.
— Да, — подтвердила Джо.
Его взгляд стал пристальным, губы медленно растянулись в улыбке. Он потянулся и смахнул посыпку от торта с ее локтя.
— Прости меня, ты не виновата. — Он слизал посыпку с пальца. — Мисс Аттенборо, вы — самая не обычная женщина!
— Теперь, после того, что случилось между нами, ты можешь звать меня Джо. Если, конечно, не хочешь изобразить какое-то подобие пристойности.
— Прости меня и за это… Джо. Ты все еще голодна?
— Да.
Он улыбнулся, думая, что женщина, которой он одержим, имеет здравое логическое мышление.
— В самом деле, почему бы не поесть? Я принесу еду. Иди и поудобнее размещайся на кровати.
— Мне так хорошо… но я хочу есть. Он поднялся.
— Только после вас, — вежливо заявил он, словно оба не были обнаженными на лестнице его собственного дома. — Кстати, чуть не забыл поблагодарить тебя.
— С радостью приму твою благодарность. Спасибо тебе, Флинн!
— Пожалуйста.
Сидя на кровати и поглощая угощения, запивая их лимонадом, они время от времени обменивались нежными поцелуями. Разговор шел о вещах, совершенно не связанных с сексом, например, о художниках, которые им нравились, о книгах, пьесах или лошадях, а также о тех людях, кто вызывал у них смех, а кто — нет. Их больше не беспокоила одержимость друг другом, больше не требовалось делать выбор между благоразумием и желаниями — теперь они полностью наслаждались обществом друг друга.
Внимание Джо привлекла старинная японская книга Утамаро о чудесах любви, принадлежавшая Флинну и датированная 1660 годом. Цветные рисунки наглядно показывали сорок восемь позиций любви, о которых говорил Флинн и которые завораживали своей необычностью.
Когда они закончили трапезу и их тела отдохнули, они неистово и с чувством необыкновенного удовольствия воссоздали в реальности многие позиции из просмотренной книги.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Стихия страсти - Джонсон Сьюзен



Мне не понравилось. Войны, сцены насилия. И любовь странная.
Стихия страсти - Джонсон СьюзенКэт
5.02.2013, 13.44





У меня смешанные ощущения. С одной стороны, книга читается легко и с интересом. Отсутствует уже набивший оскомину штамп, что ГГероиня всегда девственница. Такое в исторических романах редкость. Но смутило, как прописан образ героини - приехав первый раз к отцу, она была воплощением скромности, а встретившись с главным героем вела себя как-то нахально, даже немного навязчиво. Второе, что смутило - это одинаковость сюжетов. Я прочитала уже четыре романа это писательницы, и сюжет везде следующий (внимательно,дальше раскрываю суть сюжетов! Кто не прочёл роман - дальше не читает :) - они знакомятся, всё круто, потом они ссорятся (ВСЕГДА именно из-за того, что ГГерой затупил), героиня далеко уезжает. Затем герой очухивается и едет за ней, и там они бурно мирятся, при этом (лично меня почему-то следующий момент особенно бесит) как следует о предмете ссоры друг другу не объяснившись. Просто всё типа само собой забылось, вопросы из головы все исчезли, и мир-дружба-жвачка. Короче, нормальные объяснения своего поведения и непоняток в отношениях плюс слегка разнообразить линию сюжетов всех книг - и эти романы можно было бы назвать ИДЕАЛЬНЫМИ. Т.к. всё остальное в этих книгах прекрасно. Насчёт коммента выше - никаких войн тут нет. Так, перестрелка, но они есть в 99% романов.
Стихия страсти - Джонсон СьюзенМария
19.09.2013, 15.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100