Читать онлайн Соблазнительное пари, автора - Джонсон Сьюзен, Раздел -

в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Соблазнительное пари - Джонсон Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.45 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Соблазнительное пари - Джонсон Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Соблазнительное пари - Джонсон Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джонсон Сьюзен

Соблазнительное пари

Читать онлайн

Аннотация

Это — не просто любовные романы. Каждая из этих книг — путь в прекрасный мир, где явью станут САМЫЕ ТАЙНЫЕ ваши фантазии! Войдите в магический мир романтических приключений и обжигающего, безграничного наслаждения! Откройте для себя дверь в волшебное королевство пламенной страсти и пряной чувственности — и вы не сможете затворить ее никогда!




Вена, февраль 1815 года
— Ходят слухи, что он способен заниматься любовью несколько часов подряд. — Графиня де Полиньяк чуть приподняла красивые брови, чувственные губы ее сложились в шаловливую улыбку. — Судя по всему, он совершенно великолепен.
— Герцогиня де Монтебелло говорит о днях, — сказала с не менее озорной улыбкой юная баронесса Феррон. — А уж кому, как не ей, знать. Такая изумительная выносливость дороже самого роскошного бриллиантового ожерелья.
— Я бы взяла и то, и другое.
Принцесса де Буасси подняла чайную чашку. Она сидела в окружении женщин, обсуждающих возможности пикантного пари, которое касалось Симона Мара, маркиза Нарнского, известного повесы, члена английской делегации на Венском конгрессе, неожиданно оказавшегося в австрийской столице в положении холостяка.
— Ты всегда отличалась жадностью.
— Жизнь коротка, дорогая Эмилия. — Принцесса бросила взгляд на герцогиню де Уврар, последнюю любовницу Талейрана. — И мы все это хорошо знаем.
Все присутствующие принадлежали к элите прежнего режима, который снова восторжествовал во Франции после реставрации Бурбонов, и немало членов их семей пострадали от гильотины революции.
— Ради Бога, не надо о печальном, — умоляющим тоном сказала баронесса. — Я бы очень хотела увидеть известного своими амурными подвигами Симона Мара в моей постели.
— Браво, браво! — Графиня подняла бокал с хересом. — За удовольствия в жизни!
— За то, чтобы наверстать упущенное, а, Жоржи?
— Да, чтобы наверстать упущенное.
— Твой муж по крайней мере был богат.
— Этого недостаточно, поверь мне. — Жоржетта Сен-Жермен, графиня с состоянием, полагающимся ей по праву, была в пятнадцать лет выдана замуж за известного банкира, который по возрасту годился ей в дедушки. Это был мелочный, желчный мужчина, и семь лет замужества с ним она провела как в заточении. — Мы все детали прояснили? — живо осведомилась она, спеша увести разговор от малоприятной темы о ее безрадостном замужестве. — Та, кто завлечет Симона Мара в свой будуар, выигрывает бриллиантовые серьги. И соответствующее ожерелье, если маркиз останется на ночь после того, как ему скажут о пари. Имеет шанс выиграть та, у кого окажется наибольший номер.
— Я слышала, он отдает предпочтение рыжим, — сказала с улыбкой миловидная баронесса, тряхнув золотисто-каштановыми кудрями.
— У леди Бухан черные волосы, однако ее связь с маркизом была самой продолжительной, — напомнила ей графиня.
— Он отдает предпочтение лишь красоте и доступности. Талейран завидует его репутации любителя порока.
— И его молодости, я полагаю, — добавила принцесса.
Эмилия согласно наклонила голову:
— Что, безусловно, подкрепляет репутацию Мара в отношении его выносливости. — Талейрану, ее нынешнему покровителю, бывшему епископу, феноменальному распутнику, который занимал пост министра иностранных дел на протяжении многих лет, во времена страшных катаклизмов, потрясших французское общество, был шестьдесят один год.
— Почему его допустили в этот узкий круг участников переговоров, несмотря на столь молодой возраст? — спросила баронесса. — Все министры гораздо старше его.
— Семейные связи, — многозначительно заметила принцесса.
— И ум. Англичанам нужны его мозги, сказал Талейран, чтобы удержать Россию.
— Он высок, черноволос, красив, показал себя смелым, отважным офицером во время войны на Пиренейском полуострове…
— И богат как Крез, не забудьте об этом, — добавила принцесса. Ее древний род славился весьма удачными и выгодными браками.
— К тому же бесстыдно-талантлив в будуаре, — сказала баронесса с лукавой улыбкой. — Поистине средоточие всех самых блестящих качеств.
— Однако холост во время пребывания в Вене, — напомнила Эмилия.
— Возможно, у него есть где-то припрятанная любовница. — Жоржетта посмотрела на свою подругу из-под ресниц.
— В этом городе сплетен и шпионов? — Эмилия уверенно махнула рукой. — Невозможно.
— Может, кто-то разбил ему сердце и он пребывает в тоске?
Раскаты смеха принцессы наполнили залитую солнцем комнату.
— У него нет сердца, дорогие мои. — В ее голубых глазах сверкнули озорные огоньки. — Но он обладает чарами, способными компенсировать сей недостаток.
— Так что? — пробормотала Жоржетта. — Мы все готовы к тому, чтобы вечером поразвлечься в Шенбрюнне?
— Итак, выигрывает та, у которой наибольший номер? — Баронесса по очереди обвела всех взглядом. — Нет возражений?
Когда все одобрительно кивнули, она встала, подошла к письменному столику и вытащила из ящика лист бумаги, на котором быстро написала четыре числа. Разорвав лист на четыре части, она перемешала их и положила в пустую шляпку.
Каждая леди вынула клочок бумаги из шляпки и выложила его на чайный стол цифрой вверх.
И уже через несколько мгновений Жоржетта почувствовала, как заполыхали ее щеки, ибо она оказалась в центре внимания.
— Шестьдесят девять, — промурлыкала принцесса. — Число весьма выразительное и красноречивое. Завидую вашим вечерним удовольствиям.
Джульетта сознательно написала на других клочках бумаги маленькие номера, чтобы не возникло никаких споров относительно победителя.
— Я не уверена, что до него можно добраться.
Это заявление Жоржетты заставило подруг удивленно посмотреть на нее.
— Ты что, идешь на попятную? — спросила Эмилия, с подозрением посмотрев на Жоржетту.
— Нет… нет. Только… а если он вдруг болен?
— Я с радостью возьму твой номер и выясню это сама, — предложила принцесса и лукаво подмигнула. — И потом, я просто обожаю бриллианты.
— Но мне не обязательно спать с ним, если я так решу. Согласно пари, я лишь должна привести его в свой будуар, чтобы получить серьги.
— Это звучит так наивно, Жоржи, как будто ты не прошла через ад замужества и не нашла после этого утешения в своей независимости.
— Я лишь оставляю за собой свободу выбора… кто знает, как я буду себя чувствовать.
— Или как будет чувствовать себя он, — со смешком сказала баронесса. — Впрочем, делай как знаешь, дорогая. — Жоржи была иногда удивительно наивной, несмотря на перенесенные беды и невзгоды. — Все, что ты должна сделать, — это привести Мара в свой будуар. А если тебе это не удастся, то следующую попытку сделает та, у кого второй по величине номер.
— Мы все будем наблюдать за тобой сегодня вечером, дорогая Жоржи, — пробормотала принцесса. — Кстати, что ты наденешь, чтобы привлечь его внимание?


Графине де Полиньяк подойти к маркизу удалось далеко не сразу. Весь вечер она была окружена поклонниками, а Симон Map пребывал в центре внимания женщин, не говоря уж о том, что был участником политических дискуссий. Бал в Шенбрюнне являл собой блестящее собрание аристократов из всех стран Европы: на короткое время появился австрийский император Франц II, все еще присутствовал на балу русский царь Александр I. Гремела музыка, кружились в танце нарядные пары, сияли хрустальные люстры и канделябры.
— Конгресс танцует, дело не движется, — заметил принц де Линь, что было несправедливо, поскольку во время пышных развлечений решались весьма серьезные дела.
Симон в тот вечер беседовал и с Меттернихом, и с канцлером Гарденбергом — они обсуждали аннексию Саксонии. И еще он пообещал фон Гентцу, что встретится с ним до утра. Симон чувствовал себя усталым, измученным в переполненных бальных залах и даже слишком трезвым, если учесть количество выпитого им шампанского. И тем не менее ему нужно было еще многое сделать до утренней встречи союзников.
Вероятно, именно по этим причинам он не заметил, как к нему подошла графиня.
— Я думала об обеде сегодня вечером — наедине с вами.
Симон повернулся; услышав чувственное мурлыканье, скрываемое под изысканностью французской фразы. Стараясь не выдать своего удивления при виде графини де Полиньяк, он окинул быстрым взглядом находящихся поблизости гостей.
Графиня, очаровательная блондинка, невысокая и стройная, по слухам, любовница французского министра, одарила его обольстительной, ласкающей улыбкой.
Будучи членом британской делегации, Симон должен был взвесить все «за» и «против» в контексте англо-французских отношений. Но она была красивейшей женщиной в Вене, а он никогда не отличался избытком осторожности.
— Завтра, — сказал он. Сегодняшний вечер был весь расписан.
— Сегодня.
— Мне придется пересмотреть свои планы.
— Я бы этого хотела.
Симон почувствовал, как мгновенно отреагировало его тело, словно графиня сказала нечто возбуждающее чувственность.
— Я работал весь день и всю ночь, — сообщил он, чтобы как-то объяснить строгость своего тона.
— Я слышала. Вероятно, вы захотите сегодня вечером отдохнуть.
Он и в самом деле работал весьма напряженно, решил маркиз, внезапно испытав искушение утащить графиню за драпировки и взять ее стоя, когда услышал, каким провокационным полушепотом она произнесла слово «отдохнуть».
— Где? — спросил он с подчеркнутой мягкостью.
Однако несмотря на всю приглушенность тона, Жоржи ощутила в полной мере его физическую мощь, его чувственность, которую не могли скрыть ни изысканность одежды, ни отрепетированность его улыбок. Подняв на него чуть затуманенный взгляд, она улыбнулась.
— Я остановилась в «Дурнштайн-Паласе».
Он кивнул:
— Не исключено, что я смогу освободиться лишь через несколько часов.
— Я буду ждать вас.
Непонятная дрожь пробежала по телу, когда Жоржи задала себе вопрос о благоразумности пари. Дерзкий открытый взгляд маркиза вселил в нее некоторую неуверенность, возможно, даже породил мысль о некой опасности. Он произвел на нее впечатление мужчины, который живет, не подчиняясь правилам.
— Вы не хотите потанцевать? — Симон Map вдруг обнаружил, что хочет дотронуться до нее, ощутить ладонями тепло ее тела, почувствовать над ней власть — странное желание для мужчины, который отождествлял секс с удовольствием и играми, отнюдь не с обладанием. Как она утонченно миниатюрна, подумал он, предлагая ей руку.
Могла ли Жоржи отказать, если хотела продолжать игру? Могла ли она отказать, если он смотрел на нее взглядом, в котором настойчивость сочеталась с мольбой? И, подавая ему руку, она решила, что такой мужчина, как Симон Map, просто не может вести добродетельный образ жизни. У него непременно должна быть в Вене женщина, которую он ото всех скрывает.
Но их пальцы еще не успели соприкоснуться, как внезапно подошел канцлер Гарденберг со свитой. Поклонившись Жоржи, он извинился за то, что нарушил их беседу, однако тут же заявил, что ему нужно незамедлительно поговорить с Симоном.
— Простите меня, — сказал Симон, элегантно поклонившись. — Искренне сожалею, — добавил он с едва заметной улыбкой. И, чуть наклонившись, касаясь ртом ее волос, шепнул на ухо: — Дайте мне два часа.
Он уходил, а она осталась стоять, трепеща и все еще чувствуя его теплое дыхание на своей щеке. Взволнованная, потрясенная невероятной силой своих ощущений, Жоржи ушла с бала, ничего не сказав ни одной из своих подруг. Она не хотела, чтобы ее расспрашивали о маркизе, — она и самой себе не могла объяснить то, что с ней произошло. Она не хотела также, чтобы ее поддразнивали из-за того, что на простое прикосновение она отреагировала так, словно была девочкой-подростком. Выйдя на студеный ночной воздух, Жоржи поплотнее запахнула отороченное мехом пальто и пошла по освещенной фонарями улице. Проходя мимо выстроившихся в ряд карет, она подумала: уж не совершает ли ошибку, приглашая Симона Мара в свой будуар?
С другой стороны, они оба были достаточно умудренными, чтобы знать привычки и условности светского общества. Если она передумает, джентльмен молча согласится. Хотя Симон Map не был похож на мужчину, который легко с этим смирится. Жоржи никак не могла понять, отчего встреча с этим мужчиной произвела на нее столь сильное впечатление, и в конце концов пришла к выводу, что это вызвано нервозностью в связи с заключением пари. Она никогда раньше не участвовала в подобных диковинных играх. А пари явилось результатом того, что все умирали от скуки после месяцев бесконечных балов, приемов и банкетов. И коль скоро это было всего лишь невинной шалостью, то нет нужды слишком все драматизировать.
Маркиз был всего лишь еще одним мужчиной.


Два часа растянулись до трех, и, появившись в ее будуаре за полночь, Симон сразу же извинился.
— Похоже, в Вене никто не спит, — добавил он, снимая пальто и бросая его на стул. — Простите, что заставил вас ждать. — Он посмотрел на горничную, которая спала в кресле.
— Я должна вам кое в чем признаться, — проговорила Жоржи вполголоса, чтобы не разбудить служанку, которую она оставила в качестве свидетельницы — та должна будет подтвердить выполнение условий пари.
Жоржи приняла решение проявить благоразумие и осторожность, пока добиралась домой, и дело было не в том, что она считала затею неприличной, а в том, что она оказалась втянутой в игру с мужчиной, который ее определенно и основательно волновал. Map был мужчиной, предпочитавшим рассеянный образ жизни, и вряд ли мог стать кандидатом, на котором она могла бы в дальнейшем сосредоточить свое внимание.
— Я пригласила вас сюда лишь для того, чтобы сообщить о пари, — сказала Жоржи спокойным тоном, подавив в себе неуместные эмоции.
Она рассказала ему об условиях и выразила сожаление по поводу того, что вынудила маркиза прийти в такой поздний час.
Симон Map стоял не шевелясь возле стула, куда он бросил пальто, пока она не закончила объяснение.
— Значит, вы заработали по крайней мере серьги, — весело улыбнулся он. — Но поскольку я здесь, — продолжил маркиз, расстегивая сюртук, — нет никакого смысла терять бриллиантовое ожерелье.
— Вы меня неправильно поняли, — холодно отозвалась Жоржи, отступая от него на шаг.
— Я ушел от канцлера Пруссии и двух других приехавших на конгресс делегаций. И по всей видимости, чего-то не понимаете вы, — мягко возразил он, снимая сюртук и бросая его поверх пальто. Еле заметно улыбнувшись, Симон Map принялся расстегивать белый шелковый жилет.
— Я сейчас разбужу горничную, — пригрозила Жоржетта. — Вы не должны этого делать.
— Зачем же, я разбужу ее сам. — И без каких-либо колебаний, что напомнило Жоржи о его высоком положении в Вене, он разбудил горничную и быстро отпустил ее.
— Я могла бы устроить сцену, — сказала Жоржи, когда он, закрыв дверь, повернулся к ней. Во взгляде ее сверкнули искры гнева.
— Так почему же вы не сделали этого? — спросил маркиз, хотя прекрасно знал ответ на этот вопрос, даже если она сама и не знала.
Как прекрасна она была при свете свечей, гордая и гневная, с белокурыми волосами, которые словно нимб обрамляли ее красивое лицо, а ее шелковое цвета слоновой кости бальное платье оттеняло эту нимфоподобную красоту.
Напряженный, разгоряченный взгляд Жоржи скрестился с мягким взглядом маркиза, и, когда она заговорила, ее голос зазвенел от напряжения:
— Вы хотите знать правду?
Он улыбнулся:
— Сейчас она всех интересует в Вене. Давайте. Это очень занятно.
Прежде чем заговорить, Жоржи сделала бесшумный вдох. Мысли у нее смешались. Ведь честность во время свидания в будуаре была не просто удивительна, но и неуместна.
— Я обнаружила, что ваши чары действуют на меня, что я заинтригована вами. Мы оба знаем, что подобные слишком сильные эмоции могут быть большой помехой в ситуациях вроде этой. И я думаю, что лучше не вызывать осложнений.
— Каких, например? — спросил маркиз так тихо, что даже в тиши комнаты Жоржи с трудом его расслышала.
Неожиданная нежность его тона незамедлительно привела к тому, что пульс у нее заметно участился.
— Например, возникновения страстного влечения… или нежности. — Она проговорила это с грустной улыбкой. Подобная откровенность была просто неслыханна. — Возможно, вы сочтете эту мысль нелепой, а меня смешной, — пробормотала Жоржи. — Словом, будет на самом деле лучше, если вы уйдете раньше, чем я окончательно запутаюсь.
— Я все-таки останусь. — Симон Map неопределенно пожал плечами. — Не спрашивайте почему. У меня нет на это ответа.
— Если мы столь откровенны, — сказала она, решив, что теперь уже слишком поздно думать о такте и деликатности, — у меня еще один вопрос… Почему вы избегаете любовных связей в Вене?
— Откуда вы это знаете?
— По сплетням, разумеется, откуда же еще? Мои подруги и я обсуждали днем, уж не прячете ли вы где-нибудь любовницу.
— Не прячу. — Симон улыбнулся и, будучи полураздетым, стал вдруг похож на мальчишку. — А вы хотели бы стать ею?
— Не уверена, что это будет удачный выбор, — не задумываясь ответила Жоржи. — Вы слишком загружены работой.
— М-м-м, — промычал он, посмотрев на нее внимательным взглядом.
— Не смотрите на меня так. Это всего лишь шутка.
Похоже, маркиз направил свои мысли в другом направлении, и на его лице появилась обезоруживающая улыбка.
— Поскольку у нас есть несколько часов до зари и мне удалось отбиться от делегаций, вероятно, мы могли бы обсудить вопрос, насколько мы подходим друг другу для дружбы, — он бросил взгляд на кровать, — в более удобном положении?
— А если я скажу «Нет»?
— Тогда я обольщу вас своими чарами, — улыбнулся Симон.
— Я чувствую, что уже и без того подвергаюсь их воздействию.
— Как мило!
— Обычное явление для вас, я полагаю.
— Вовсе нет. Для меня эта ситуация весьма непривычна. Мне вообще не следовало здесь находиться… Следовало заниматься делами службы. — Он украдкой бросил взгляд на часы, стоящие на камине, и тут же извинился, добавив: — Должен признаться, что я пытался воспротивиться этому, упрекал себя за то, что уклоняюсь от обязанностей, когда объяснял свой отказ прусской и венецианской делегациям. — Он сжал пальцы, вероятно, испытывая смущение от своего внезапного порыва. — Так что, как вы можете видеть, я тоже не чувствую себя слишком уверенным. В каком-то смысле я чувствую себя новичком.
— Может быть, перерыв оказался слишком долгим для вас?
— А как у вас? — быстро спросил Симон Map таким тоном, словно имел право спрашивать.
— Я относительно невинна. С учетом обстоятельств.
— С учетом чего? — Он был резок, краток и почувствовал себя чем-то вроде оскорбленного мужа.
Жоржи засмеялась:
— С учетом изменения нравов со времен революции, с учетом того, что в обществе вдруг забыты правила приличия. С учетом того, что для многих моих подруг вступить в связь столь же просто, как и станцевать новый вальс.
— А вам — нет?
— Пока что — нет.
Он наконец улыбнулся, словно, играя в вопросы и ответы, услышал нужный ему ответ.
— До настоящего времени?
— Да, дорогой Map. Вы счастливы это слышать?
— Как ни странно — да. И я надеюсь, что вы не запланировали никаких свиданий на ближайшие несколько дней, поскольку мне захочется, чтобы вы были рядом со мной.
— Вы можете сказать это уже сейчас? Я думала, что вас трудно удовлетворить.
— Это так. Но я прислушиваюсь к внутреннему голосу. И потом, дело не в том, чтобы удовлетворить меня. Я знаю, как это сделать. То есть как и что мы оба должны сделать. — Симон медленно приблизился к ней и, перейдя на чувственный полушепот, добавил: — Вы только скажите, когда будете удовлетворены.
Он даже не дотронулся до нее, однако она почувствовала, что в ней заполыхал пожар. Ощущение было настолько острым и сильным, что она невольно выставила вперед руку.
— Простите, — извинился Симон и поднял Жоржи на руки с такой легкостью, будто она была невесомой. — Вам не удастся оттолкнуть меня. — Он стал целовать ее, пока нес к кровати, и поцелуи его становились все жарче и неистовее. Когда она тихонько застонала, обвила его шею руками и не менее горячо вернула ему поцелуй, он пробормотал у самых ее губ: — Не знаю, способен ли я сейчас на долгие ласки…
— Я тоже, — выдохнула она, потрясенная внезапно накатившей на нее волной вожделения, покраснев под его плотоядным взглядом и чувствуя себя наивной дурочкой от того, что с такой готовностью отдается самому отъявленному распутнику века.
— Тогда в следующий раз, — пробормотал он, очарованный ее стыдливым румянцем, возбужденный ее смятением и прикосновениями к ее соблазнительным миниатюрным формам. Положив Жоржи на кровать, он сбросил башмаки, быстро сдвинул вверх ее шелковые юбки и устроился совершенно по-домашнему между ее ног. Он в мгновение ока расстегнул свои брюки и, принося извинения за торопливость, направил руку к сладостной расщелине.
Он понял, что нет причин для извинений, уже через секунду, когда его пальцы встретились с горячими упругими губами; она была возбуждена в не меньшей степени, чем он; в расщелине было влажно и скользко, ее бедра были широко раздвинуты; она приподняла их, готовясь принять его. Когда он вошел в нее, они оба сладострастно вздохнули, словно оба всю жизнь только и ждали этого удивительного момента, словно знаменательные события Венского конгресса были всего лишь ненужным приложением к этой приятной неизбежности.
Она, задыхаясь, прильнула к нему, пока он постепенно, не торопясь, все глубже погружался в нее, и ее тугое тесное лоно постепенно уступало натиску его громадного ствола. Одна шелковистая плоть соприкасалась с другой, рождая ощущения сладостной боли, и казалось, что вся вселенная сузилась до их ощущений, до одного неистового плотского желания.
Когда наконец он окончательно вошел в нее, оба замерли. Какое-то невероятное, мучительно-сладостное чувство заполнило каждый нерв, каждую клетку, каждую пульсирующую жилку; всякое движение во вселенной остановилось. А затем — увы! — они вынуждены были снова вернуться из мира страсти в реальный мир.
— Черт бы побрал этих политиков, — шепотом проговорил он, возобновляя медленное движение внутри ее лона.
— Или меня, — пробормотала она с обезоруживающей улыбкой, начиная понимать, почему Симон Map имел такой успех у женщин.
— Об этом не может быть речи. — Он куснул ее за губы и снова до отказа вошел в нее.
Она застонала и крепко обвила руками его талию, чувствуя самые первые признаки приближения оргазма — быстрые, мгновенные подрагивания.
Он также ощутил в ее теле легкие набегающие волны и понял, что они оба скоро достигнут оргазма. Она тихонько застонала, и он, обняв ее за бедра, впился взглядом в ее лицо, наблюдая опытным глазом за тем, как она все ближе подходит к пику сладострастия. Прошло несколько секунд, Жоржи тихонько вскрикнула, затем этот вскрик перешел в долгий замирающий стон, что вызвало у него легкую улыбку удовлетворения.
«Скоро, совсем скоро», — мелькнула у него эгоистическая мысль, и, когда Жоржи замерла под ним, прислушиваясь к собственным затихающим содроганиям, он это позволил себе: выйдя в последний момент из ее лона, он излился на ее все еще вздрагивающий живот.
Некоторое время никто из них ничего не говорил, слышно было лишь потрескивание дров в камине да их тяжелое дыхание. Симон первый открыл глаза и с улыбкой посмотрел на Жоржи.
Она подняла ресницы и, увидев его улыбку, прошептала:
— Они могут оставить бриллианты себе.
— Я дам тебе бриллианты. — Она принадлежит ему. Эта мысль пришла к нему совершенно неожиданно; в прошлом у него не было подобных ненормальных порывов.
— Я отдам тебе все свои имения, все состояние, — блаженно вздохнула Жоржи.
Симон засмеялся.
— Я тебя понимаю. — Легонько поцеловав ее приоткрытые губы, он тихонько добавил: — Может быть, просто все это было в новинку — после долгого перерыва?
— Ты так думаешь? — прошептала Жоржи, все еще продолжая ощущать блаженное тепло во всем теле.
— Да нет, черт возьми, — ответил он, смущенный тем, что испытывает к ней какое-то новое, не поддающееся объяснению влечение. Отодвинувшись, он лег на спину и провел пальцами по своим черным всклокоченным волосам. — Не знаю, что это было, — пробормотал он.
— А мы не можем сделать это еще? — промурлыкала она, прислонившись головой к его груди и обнаружив, что эрекция у него отнюдь не стала меньше.
Его тело все еще не освободилось от напряжения, и, поняв, что отрицать наличие неукротимого желания бесполезно, Симон решил, что для самоанализа можно выбрать другое время, а сейчас разумнее заняться более приятными делами. Притянув Жоржи к себе, он пробормотал с усмешкой:
— Мы можем делать это всякий раз, когда тебе захочется.
Довольная его ответом, она улыбнулась:
— Или до того времени, пока тебя не отыщет прусская делегация.
Симон поморщился при упоминании об этом, сознавая, насколько ограничен он временем. Чуть поколебавшись, ощутив прикосновение ее нежных грудей к своей груди и тепло ее тела, он вдруг предложил:
— Поедем ко мне. Мне хочется, чтобы ты все время была рядом. — Он прикрыл глаза. — Или Талейран вызовет меня на дуэль?
— Ты, должно быть, спутал меня с Эмилией.
— Ходили слухи, что у него гарем в Вене.
— Даже если так, я не одалиска.
Ее поразило, с каким облегчением Симон воспринял ее ответ, однако когда он заговорил, его голос, как у настоящего дипломата, прозвучал сдержанно и ровно:
— Я велю твоей горничной собрать вещи.
— Вот прямо так?
Он осторожно приподнял пальцами ее подбородок.
— Ты когда-нибудь переживала подобные ощущения раньше?
Она покачала головой.
— И я нет. Поехали ко мне, — повторил он свое предложение, — вместе позавтракаем.
— Чтобы все чувствовали себя спокойно, позволь мне сказать, что мои цели не распространяются дальше завтрака.
Он понимал, что она освобождала его от обязательств, но он был не из тех мужчин, которые готовы так легко принять от женщины подобное отпущение грехов.
— Я делаю это осознанно.
— Прошу тебя, — сказала Жоржи, прикасаясь пальцем к его губам. — Мне не нужны совершенно никакие обязательства от тебя. — Она улыбнулась. — Ты доставил мне удовольствие, и я благодарна тебе, хотя могу и не пойти навстречу твоим пожеланиям.
— Я вовсе не об этом, — быстро ответил Симон. — Просто у меня такой график… — Он оборвал фразу, не став объяснять.
— А почему бы мне просто не остаться с тобой до того момента, пока я больше не захочу?
— Договорились. — Он нежно погладил ее плечи. — Ты устанавливаешь правила. Я согласен на все.
— Как дипломатично, Map.
— Симон.
— Симон, — шепотом повторила она, как бы пробуя языком его имя на вкус.
— Я не знаю твоего имени.
— Жоржетта. Жоржи для друзей.
— Совершенно неожиданно урегулирование европейских проблем в значительной мере потеряло для меня свою привлекательность. Думаю, что многие детали следует отдать на откуп моим секретарям.
— А я очень рада, что встретила тебя.
— Подумать только, сколько времени мы потеряли!
— Месяцы.
— Черт побери! — выругался он, в его тоне послышались досада и сожаление, что было весьма удивительно для человека, который смотрел на свои амурные похождения довольно бесстрастно.
— Может быть, у тебя все-таки найдется сейчас минутка-другая? — проворковала Жоржи и, чуть отстранившись, легонько провела кончиком пальца по его готовому к бою стволу.
У него зашлось дыхание от сладостного прикосновения; затем он бросил взгляд на часы. Независимо от его желаний вся его жизнь регламентировалась работой.
— У нас есть еще почти час.
— В таком случае у нас есть время пережить неземное блаженство, — игривым шепотом сказала она и, шурша юбками, задвигалась на кровати, усаживаясь ему на ноги.
Он никогда раньше не верил в неземное блаженство, однако обольстительная Жоржетта Сен-Жермен, судя по всему, готовилась сделать все, чтобы развеять его полные предубеждения взгляды. «Я ведь держу рай в своих руках», — подумал Симон, запуская руки ей под юбки и приподнимая круглую попку таким образом, чтобы она могла опуститься на его вздыбленный ствол.
Они оба закрыли глаза, пока длилось медленное проникновение, пока она постепенно опускалась на могучий ствол и жаркая плоть терлась о шелк другой пышущей жаром плоти; все их мысли были направлены на переживаемые при этом ощущения. Затем, пронзенная, Жоржи открыла глаза и улыбнулась ему — чувственно и бесстыдно, и он вдруг понял, почему нирвану так часто изображают в виде чувственного наслаждения.
Она смотрела на него чувственным взглядом, золотистые волосы ее разметались по обнаженным плечам, выставленные вперед груди и твердые соски выпирали из-под шелка платья. Она дотронулась до бриллиантовых заколок на его вечерней рубашке.
— Я хочу видеть тебя голым, — прошептала она, — хочу пощупать тебя везде.
Симон с удовольствием подчинился, быстро — благодаря богатой практике — выскользнул из рубашки, приподняв бедра, стянул брюки. При этом его ствол вошел еще глубже в нее, а она едва не потеряла сознание от остроты ощущения. Он ловко обнял ее за талию, чтобы не дать ей упасть.
— С тобой все в порядке? — шепотом спросил он, боясь, что причинил ей боль.
Жоржи не сразу открыла глаза и тем более не сразу ответила.
— Восхитительно… И божественно, — выдохнула она. И легонько пошевелила разведенными бедрами.
— Я сделаю еще лучше, — пробормотал он, и уголки его губ поднялись в полуулыбке.
— М-м-м… обещания, — промурлыкала она.
— Что, если я сделаю вот так? — шепотом спросил он, снимая с нее платье и рубашку через голову. Затем прижал руки к ее талии, заскользил вверх, и полушария полных грудей оказались в его ладонях. Он ощутил их округлость и тяжесть — и от этого его возбуждение еще больше увеличилось.
— А если я сделаю вот так? — выдохнула она. В ее глазах полыхало пламя желания. — Я хочу это пощупать, — пробормотала она и, просунув ладонь между телами, стала пальцами гладить его ствол.
Его ошеломили сладострастные ощущения. И в то же время им завладела мысль, что он должен сохранить ее для себя навсегда. Мысль новая для него.
В следующую секунду он подумал, не выпил ли лишнего — уж слишком неожиданной казалась эта идея. Однако собственнический инстинкт не отпускал его, чувственность оказывалась сильнее разума, либо верх одерживала сексуальная привлекательность графини.
Когда Жоржи снова пережила бурный оргазм, он вдруг почувствовал уколы ревности. Сколько мужчин видели ее столь сексуально раскованной, столь готовой к любовной игре, негодующе подумал он, как будто у него было право спрашивать о ее прошлом. Он внезапно снял ее с себя и лег на нее, после чего ворчливо сказал:
— А ты, я вижу, любишь такие игрушки.
— Как ты уже заметил, — тяжело дыша, шепотом подтвердила Жоржи.
Это не должно иметь значения, подумал он; тем не менее это почему-то имело значение, и когда он посмотрел в ее полные желания глаза, его взор опасно вспыхнул.
— В таком случае посмотрим, как тебе понравится это, — с каким-то извращенным сладострастием пробормотал он и вошел в нее с такой силой, что все ее тело подалось к изголовью кровати.
Из ее груди вырвался негромкий звук — полустон-полумольба, и она отдалась ему вся, отдалась готовно и покорно, как рабыня. Она широко раздвинула бедра, энергично приподнималась навстречу его мощным движениям и была столь же неистовой, сколь и он сам. И очень скоро с криками достигла еще одного оргазма, который возбудил в нем такую дикую, невероятную ревность, что он в безрассудстве щедро излил семя в ее лоно.
Жоржи, потрясенная, не веря случившемуся, уставилась на него.
Симон невольно отстранился от нее.
— Ты безумец? — вскричала она и в ярости ткнула в него кулаками. — Самый настоящий безумец!
Чертыхнувшись про себя, он откатился подальше, не отвечая на ее крики, тщетно пытаясь принести извинения. Впрочем, они оба понимали, что теперь извиняться поздно.
— Ах, ты сожалеешь?! — кричала Жоржи, молотя его кулаками. — Он, видите ли, сожалеет! Да какой толк теперь от этих твоих сожалений?
Симон чувствовал себя нашалившим, раскаивающимся и перепуганным подростком, который сам удивлялся тому, что до такой степени потерял над собой контроль.
Если не принимать во внимание это странное чувство ревности, то, наверное, причина в том, что он слишком долго был холостяком, или же переутомился, поскольку эти месяцы ему приходилось часто недосыпать, или же слишком много выпил. А может быть, подумал он, глядя на эффектную, яркую графиню, все дело в том, что она была женщиной чрезвычайно сексуальной, каких он никогда раньше не встречал, и его обычная дисциплинированность изменила ему.
Графиня раскраснелась от страсти и гнева, ее пышные груди колыхались и подпрыгивали, когда она его колотила, и при этом каждый изгиб, каждая часть ее тела будили в Симоне вожделение и желание. Розовые тугие соски манили к себе, он не мог отвести взгляда от пышных, чуть увлажненных кудрявых волос между бедер, а ее раскованность влекла словно древняя Цирцея. И тем не менее оправдания тому, что он совершил, не было. Поймав ее руки, он задержал их.
— Я беру на себя всю ответственность…
— Толку от этого! — с новой силой взвилась Жоржи, вырываясь от него.
— Скажи мне, что ты хочешь, чтобы я сделал. — Он каждый день имел дело с компромиссами и решениями.
— Вернуть время на пять минут назад, чтобы ты заново пошевелил своими дурацкими мозгами!
На его лице мелькнула улыбка, которую он тут же погасил.
— Ничего смешного! — отрезала она.
— Я знаю. Прости меня.
— Я не могу в это поверить, — пробормотала она. — Единственный раз я всецело отдалась порыву — и вот тебе на! — Жоржи никак не могла успокоиться.
— Есть разные способы, чтобы предотвратить последствия, — сказал Симон. — Разве у тебя нет чего-нибудь такого?.. — И по ее недоумевающему взгляду он понял, что она даже более наивна, чем он полагал.
— Ты про что?
— Ну… гм… у тебя есть что-нибудь такое, чтобы обезопасить?..
— Например?
— В таком случае позволь мне найти что-нибудь полезное для тебя, пока мы будем добираться до моего дома.
— А я не собираюсь ехать. — Жоржи злилась на себя и раскаивалась в том, что позволила чувствам и страсти взять в ней верх над разумностью.
— Не переживай. Я позабочусь обо всем. Это с гарантией.
Симон сказал это с такой уверенностью, что она вдруг посмотрела на него с затеплившейся надеждой.
— Ты сможешь?
Он знал, что графиня Алвиари будет рада ему помочь. С момента открытия конгресса Вена была переполнена куртизанками и умудренными опытом дамами, у большинства из которых не было ни малейшего желания забеременеть.
— Вне всякого сомнения. Чем скорее мы выедем, тем скорее проблема разрешится.
Это немного успокоило Жоржи. Симон выглядел таким уверенным.
— А ты отвезешь меня домой, как только я пожелаю?
— Непременно. И поверь мне, я действительно сожалею.
— Хочу надеяться. Хотя, — признала она, — виноват в этом не ты один.
Он не ответил, потому что знал: основная вина лежит на ней. Он никогда раньше не терял над собой контроля.


Когда спустя несколько минут маркиз приехал к графине Алвиари, он понимал, что нарушает ее тет-а-тет с царем. Хотя Александр, по слухам, спал со многими дамами в Вене, графиня была его фавориткой. Извинившись за позднее вторжение, Симон быстро объяснил суть проблемы. Царь с улыбкой посочувствовал ему, а графиня, поднявшись с постели, провела Симона в гардеробную комнату.
— Какая невинность, мой дорогой Симон, — проговорила Марибелла Лигур, выдвигая ящик с искомым предметом. — Это не похоже на твоих обычных любовниц. Хотя прусский канцлер сказал, что эта леди, видимо, обладает какими-то особыми достоинствами, если сумела привлечь твое внимание, которого никто не удостаивался в течение столь длительного времени.
— Гарденберг считает все свои встречи чрезвычайно важными. А могли бы обойтись без меня.
— Кто она?
— Французская леди. — Он приподнял брови. — Корректность не позволяет мне — и так далее.
— Она, должно быть, молода.
Он пожал плечами:
— Честно говоря, не знаю.
— Я так полагаю исходя из того, что тебе требуется вот это, — сказала она, передавая ему небольшой кожаный чемоданчик.
— По крайней мере — неопытна, — заметил он.
— Почему ты не отправил ее домой?
Он задержался с ответом лишь на секунду.
— Хороший вопрос. Поздний час, — с полуулыбкой ответил он. — Спасибо тебе, дорогая. Скажи Саше, что ему повезло, что у него есть ты.
Она улыбнулась:
— Он это знает. — Графиня славилась не только красотой, но и дипломатическим талантом. — Желаю тебе хорошо развлечься, дорогой Симон. Ты слишком много работал в последнее время.
— Постараюсь, если сниму страхи своей леди.
Возвратившись к карете, он положил красный кожаный чемоданчик на колени Жоржи.
— Можешь быть спокойна, дорогая. В нашем распоряжении теперь целый арсенал средств.
— А ты умеешь с ними обращаться? — спросила Жоржи, с любопытством разглядывая содержимое чемоданчика.
— Применение всех этих вещей вполне очевидно… Царь шлет тебе привет. Он был в постели с графиней.
Жоржи отодвинула в сторону чемоданчик и уставилась на маркиза.
— И ты осмелился?
— Мы с ней старинные друзья.
— В самом деле? — спросила Жоржи, понимая, что не имеет никакого права чувствовать себя оскорбленной.
— Мы знаем друг друга много лет.
— В самом деле? — снова повторила она как можно более спокойным тоном.
— Я предпочитаю миниатюрных блондинок всем прочим, — галантно сказал Симон.
— Я знаю, что вы были любовниками.
— «Были» — правильное слово. Это судьба, что мы встретились с тобой. А теперь поцелуй меня, потому что я нуждаюсь в тебе.
Жоржи обнаружила, что не может сердиться на него, тем более когда его губы встретились с ее губами и по телу разлилось приятное тепло. Как удивительно, подумала она, что разум и чувства в полном разладе, когда Симон Map пускает в ход свои чары. Как удивительно, что повеса, человек, которого следовало бы предать анафеме, способен вызвать в ней такие чувства.
Когда он приподнял ее и посадил на колени, она ощутила, как восставший ствол прижался к ее плоти, и последние здравые мысли ее тут же покинули. Ее тело словно раскрылось, как если бы к нему подобрали ключ, отчаянно заныло между ног, ею овладело неукротимое желание.
Его рука пробралась ей под юбки и отыскала горячие пухлые складки, и его пальцы затеяли с ними восхитительную игру. Волны удовольствия разлились по всему ее телу. А когда он начал двигать пальцами в расщелине, ей показалось, что она сейчас умрет от сладострастия в его объятиях, и она испытала оргазм такой силы, словно до этого не кончала по меньшей мере лет десять.
Симон принялся мысленно перекраивать свое расписание на утро, поскольку знал, что ему не скоро удастся заснуть, — им владели не менее неукротимые желания, чем ею.
Когда они подъехали к особняку в стиле барокко, который служил ему резиденцией в Вене, он поднял Жоржи, вынес из кареты и понес по лестницам, не обращая внимания на слуг, думая лишь о том чтобы как можно быстрее снова овладеть ею. Он не шел, а бежал, и эти его сила и страсть опьяняюще действовали на все ее чувства. Коридор он преодолел за рекордное время, распахнул дверь в спальню и, войдя, ногой захлопнул ее за собой, привалился спиной к двери, крепко прижав к себе Жоржи.
— Это какое-то безумие, — прошептал он.
— Я хочу тебя, — выдохнула она, испытывая такую жадную страсть, что на момент усомнилась в нормальности своей психики.
Симон мягко улыбнулся.
— В таком случае я должен тебя уважить.
— Да, да, сейчас же, — пробормотала она и стала расстегивать пуговицы на его брюках. Интересно, все ли женщины испытывали к маркизу подобную бешеную страсть? Эта мысль мелькнула у Жоржи всего лишь на мгновение, а уже в следующий миг она хотела лишь одного — как можно скорее ощутить его в себе.
Повернувшись, он прижал ее к двери, задрал юбки и, расстегнув на своих брюках последние пуговицы, чуть приподнял ее и вошел в ее лоно.
Она еле слышно удовлетворенно вздохнула.
— Мы подходим друг другу, — шепотом сказал он. И поднял ее ноги так, чтобы Жоржи смогла обхватить ими его талию. Ладонями он поддерживал ее за попку.
— Абсолютно.
Он скорее почувствовал, чем увидел ее улыбку, она крепко обвила его шею руками.
— Я мог бы еще раз кончить в тебя, — прошептал он.
— Это то, чего и мне хочется, — отозвалась она, и он ощутил тепло ее дыхания на своих губах.
Ее слова прозвучали как откровенное приглашение, и он тут же прикинул, сколько раз можно удовлетворить себя таким образом до того, как они прибегнут к практическим мерам, которые стали возможны благодаря любезности графини Алвиари.
— Ты получишь то, чего тебе хочется…
Похоже, его страстный шепот очень разволновал Жоржи.
— Сделай это сейчас, — потребовала она.
— Прямо сейчас? — поддразнил он ее, уже ощущая первые легкие подрагивания ее вагины.
— Это приказ, Map. — Хотя слова были произнесены шепотом, в них ощущалась сила приказа.
Неожиданный стук в дверь заставил их остановиться.
— Срочное послание, ваша милость.
Жоржи беспокойно заерзала, близость голоса слуги привела ее в смятение.
— Позже, Малкольм. — Симон сказал это негромко, однако твердо, и послышался звук удаляющихся по коридору шагов. — Прости, — пробормотал он.
— Опусти меня на пол. — Даже при тусклом свете на ее лице был заметен румянец смущения.
— Он уже ушел, — сообщил маркиз, прикасаясь губами к ее губам. — Он ушел и не вернется…
— Симон, он слышал нас! — Она напряглась в его руках. — Я не могу это делать.
— А тебе и не надо ничего делать. — Он начал движение внутри ее — мягко, осторожно; шелковистые волосы его касались ее подбородка, когда он целовал ей шею. — Ты только прими меня… позволь мне погрузиться в тебя на всю глубину… позволь мне довести тебя опять до вершины.
Разве могла она ему отказать в этом, когда его слова звучали так нежно, а его твердый ствол медленно и постепенно входил в нее все глубже.
— Я сейчас потеряю сознание, — простонала она.
— Я позабочусь о тебе…
— Ты хочешь сказать, — хрипло пробормотала она, — что ты меня как следует…
— Я тебя порадую, — с обаятельной улыбкой согласился он.
И когда она улыбнулась ему в ответ, он сделал то, что умел делать очень хорошо и из-за чего за ним бегали женщины. Он довел графиню до оргазма один раз, затем второй, третий, поддержав репутацию выносливого мужчины и умелого, изобретательного и обаятельного любовника.
Позже, когда они отдыхали от любовной игры, он целовал ее в глаза, щеки и губы, в уши и шею и нашептывал ей нежные, шутливые и серьезные слова, а она с готовностью отвечала: да, да, да, да, да — на все его предложения и просьбы.
Это был поистине новообретенный рай для них обоих, удивительный как для маркиза с его богатым прошлым и дурной репутацией, так и для простодушной молодой графини, которая лишь вкусила от жизни, но не познала ее прелестей. Когда затеплилась заря, Симон спохватился, что пройдут сроки, когда еще можно предупредить беременность. Он взял со столика небольшой кожаный чемоданчик и поставил его на живот Жоржи.
— Кажется, пора действовать.
— Это так нужно? — поддразнила она, прикоснувшись кончиком пальца к его губам.
— Да, если у тебя не появилось желания стать матерью, — сказал он спокойно, без каких-либо признаков паники. — Тебе решать.
Закинув руки за голову, она лениво потянулась.
— Думаю, что нужно. — Она улыбнулась ему, и в ее глазах засветились теплые искорки. — Поскольку мы только что встретились. Должно быть, это все твои чары, Map. У меня такое впечатление, что я знала тебя всегда.
Он наклонился и поцеловал ее.
— Ты должна остаться со мной. — Затем, вернувшись к прежней полулежачей позе, он подцепил пальцем красный чемоданчик и добавил: — Так будем делать или нет?
— Проклятие, ты ведь знаешь, что выбора нет, — сказала Жоржи и села в кровати. — Дай мне это и расскажи, как пользоваться.
Симон был очаровательно деловит и невозмутим, когда принялся за дело: он заказал горячую воду, взял за дверью медный кувшин из рук слуги, не позволив никому войти в комнату. Быстро вымыв руки, он насыпал в чашу с теплой водой порошок, который дала ему Марибелла, потом, не смущаясь и не смущая Жоржи, взял сосуд для спринцевания.
— Если хочешь, можешь закрыть глаза, — великодушно предложил он, подходя к кровати, — а я дам тебе знать, когда все будет закончено.
Он выглядел очень опытным в таких чисто женских делах. Знал ли он кого-то так же близко, так же интимно? Впрочем, какое это имеет значение? И потом, это нахальство с ее стороны смотреть на него так, словно он принадлежит ей. Она находится здесь для того, чтобы получить удовольствие. Как и он. И сейчас не время для размышлений о чьих-то исключительных нравах.
Она закрыла глаза и развела ноги.
Однако когда прохладный роговой цилиндр вошел в нее, Жоржи подняла ресницы и слегка поморщилась.
— Я бы предпочла, чтобы в меня вошел ты.
— Дай мне пару минут, и я буду к твоим услугам.
Она вскинула брови:
— Это будет моей наградой?
— Моей наградой.
Она взглянула на светлеющее небо за окном.
— Скоро утро.
— Я изменю свое расписание.
— Ради меня?
Такая безыскусная радость может довести мужчину до погибели, подумал Симон не столько с тревогой, сколько с восторгом.
— Только ради тебя, сладостная Жоржи, — весело сказал он.
Она запищала, когда он сжал мягкую кожаную грушу и в ее вагину хлынула теплая жидкость. В воздухе распространился запах жасмина и мирры.
— Какое благовоние! — прошептала Жоржи.
— Врата в рай снова девственно чисты и ароматны, — пошутил Симон, заканчивая процедуру.
— Ты знал слишком многих женщин, — сморщила нос Жоржи.
— Больше не знаю, — добродушно ответил он, деловито вытирая капельки влаги с завитков волос между ног. И эти слова вовсе не были милой дежурной ложью, как некогда в прошлом. Вынув из-под нее турецкое полотенце, предусмотрительно до того подложенное, он свернул его и бросил на пол. — А теперь скажите мне, графиня, каким способом вас удовлетворить?
— А ты удиви меня, — предложила она чувственным контральто. Она видела, как он пожирал ее жадным взглядом и, казалось, предощущала волны сладострастия, пробегающие по ее телу.
Прошлое и будущее более не имели значения.
Важен только этот момент.
— Я думаю, что этот столик по высоте будет в самый раз, — проговорил Симон, наклоняясь, чтобы поднять ее с кровати.
— Ты не будешь возражать, если я напишу о тебе в своих мемуарах? — игривым шепотом спросила Жоржи, обнимая его за шею.
Он улыбнулся:
— Если они выйдут из печати, я посмотрю, о чем ты там напишешь.
— Ну уж о размере точно напишу.
— Ну, если тебе так нравится, душа моя… — Он осторожно положил ее на инкрустированный стол.
— Мне отчаянно, чрезвычайно, со страшной силой хочется, — бормотала она.
За последние несколько часов ее узкий мирок поразительно расширился. Она вдруг почувствовала себя удивительно раскрепощенной, проказливо раздвинула бедра и, приложив указательные пальцы к пухлым, покрытым пушком губам, раздвинула их, предлагая ему войти в нее.
О Боже, он и без того исходил чувственной истомой! Симон застонал.
— Неужели ты думаешь, что я способен вести себя как джентльмен, если ты предлагаешь мне такое обольстительное зрелище?
— Прошу прощения, — игриво проговорила она, нисколько не раскаиваясь.
— Ну да, как же, она просит прощения, — проворчал маркиз.
— Я теперь вся сладкая и чистая, милорд, — сказала она, погружая кончики пальцев в вагину и начиная ими двигать.
Вряд ли кто-либо был способен сохранить самообладание при виде столь пикантного зрелища.
— Так, может быть, я буду первым, кто тебя съест.
Волна наслаждения пробежала по ее телу. Лишь через некоторое время к ней вернулся дар речи.
— Будь моим гостем.
Он не сразу ответил, ему понадобилось время, чтобы совладать с невероятно сильным желанием, — Я подумаю о том, чтобы запереть тебя в комнате, — грубовато сказал он.
— Я стану твоей сексуальной рабыней? — игривым полушепотом спросила она.
— Да, черт возьми.
— Как мило!
— Мило — не то слово, которое у меня на уме. Заниматься с тобой этим до полусмерти — вот моя идея. — Медленно опустившись на колени, он провел ладонями по внутренней стороне бедер, наклонился и провел языком по пульсирующим складкам.
— Еще так, — послышался ее жаркий шепот.
— Вот так? — Кончиками пальцев он извлек из заточения клитор и принялся его нежно посасывать.
Она оттащила его за волосы.
— Нет, Симон, не дразни меня так, прошу тебя! — Ее мольба была настолько горячей и искренней, что он не мог не пойти ей навстречу. Он уже давно не мог относиться к ней бесстрастно. Ни одна из любовниц не волновала его до такой степени, как эта восхитительно маленькая, удивительно красивая и пылкая женщина, и он удивлялся, как она до сих пор сумела остаться такой наивной.
Поднявшись, он откликнулся на ее просьбу и вошел в нее без предварительных ласк и любовной игры. Он действовал так, словно она была его сексуальной рабыней, — яростно и ненасытно. Она отвечала ему столь же неистово и страстно, принимая и даже ускоряя предложенный им ритм, оставляя кровавые следы ногтей у него на спине. Она кончила дважды, после чего он невероятными усилиями воли заставил себя выйти из нее до наступления своего оргазма.
Однако он обнаружил, что испытывает чувство неудовлетворенности, которое переходит в дикое первобытное желание. Как бы возвращаясь в эпоху варварского века, он схватил ее, перебросил через плечо и понес к кровати. Опустив на смятые простыни, он сказал возбужденным хриплым шепотом:
— Ты не уйдешь до тех пор, пока я не смогу насытиться тобой.
— Я не собираюсь уходить. — Ее тело оставалось горячим, в глазах полыхала страсть. — Знаешь, кажется, это я куплю тебе целую повозку бриллиантов, — промурлыкала Жоржи.
— Это похоже на некое состязание? — В хриплом голосе Симона ощущался вызов.
— Не с моей стороны, дорогой. — Она возлежала наподобие наложницы султана в соблазнительно-бесстыдной позе. — Я вполне уступчива.
Но если это и не было состязанием, то наверняка было увлекательной игрой, в которой был дан полный выход их страсти и чувственности. По прошествии нескольких часов их сморила усталость, и они лежали обессиленные в объятиях друг друга, а лучи утреннего солнца пробивались в окно через кружевные шторы.
И хотя Симону уходить не хотелось, он понимал, что позднее утро в разгаре, и неохотно поднялся на локте.
— Завтракать будешь? — тихонько спросил он. — Я хочу принять ванну, выпить кофе, чтобы взбодриться, и начать работать. Надо просмотреть кое-какие документы и почту. Но ты можешь отдыхать, если хочешь, я все прекрасно понимаю.
— Я бы предпочла позавтракать с тобой.
Он улыбнулся:
— Хорошо. Но когда тебе захочется отдохнуть, можешь попросить о чем угодно моих слуг и поспать.
— Я даже не знаю, смогу ли заснуть. Я хочу касаться тебя, смотреть на тебя и слушать тебя и вообще вести себя так, как снедаемая любовью молоденькая девчонка.
— В таком случае мы оба будем выглядеть глупенькими, — ласково сказал Симон и поцеловал ее в нос. — Только, пожалуйста, не говори на людях, что я безумно влюблен. А то меня безжалостно засмеют.
— А если не на публике?
— Не имею возражений, душа моя. Люди всю жизнь живут и не понимают, на какие чувства они способны. Я начинаю думать, что все-таки есть благосклонное ко мне божество.
— Это все как во сне, — сказала с улыбкой Жоржи.
И, чувствуя себя так, словно оказались в новообретенной волшебной стране, они вместе искупались, оделись и позавтракали, как если бы это было совершенно привычным для них делом. Будто они всегда знали и нежно любили друг друга. Она читала утренние газеты, пока он просматривал десятки посланий, которые получил, временами их взгляды встречались, и они дарили друг другу ослепительные улыбки.
— В моем нынешнем настроении я способен бросить вызов целому миру и уж по крайней мере Меттерниху, — бодрым голосом произнес Симон, отодвигая бумаги. — Прошу меня извинить: я должен ненадолго отлучиться — необходимо встретиться с Александром. Ты найдешь чем развлечься в мое отсутствие? Часть моей библиотеки находится здесь.
— Это меня устроит.
— Я постараюсь скоро вернуться. Меня ожидают более приятные вещи. — Поцеловав ее, он поднялся из-за стола. — При благоприятном стечении обстоятельств все это не должно занять более двух часов.
— Я буду ждать.
Симон опустил черные ресницы.
— Это серьезная причина для того, чтобы поторопиться.


Прошло каких-нибудь десять минут. Жоржи не успела допить вторую чашку кофе, как вошел мажордом Симона и объявил о приходе визитера. Должно быть, в ее глазах отразилось смятение, ибо мажордом тут же справился:
— Может, ей следует отказать?
Жоржи не была уверена, что даже полный величавого достоинства Малкольм способен испугать принцессу де Буасси — это еще никому не удавалось.
— Это излишне, Малкольм. Мы с принцессой старинные друзья.
— Очевидно, ты выиграла ожерелье, — бодрым голосом заявила принцесса, входя в комнату, где завтракала Жоржетта. — Наряду с другими приятными призами, о чем можно судить, взглянув на твое лицо. — Она обвела рукой столовую. — А это твое нынешнее обиталище.
— Входи, Каролина, — пригласила Жоржи, не в силах скрыть счастливой улыбки. — Да, ты права. А каким образом ты нашла меня?
— У моих слуг была информация еще до того, как я проснулась, наивная ты душа. Жюльетта и Эмилия буквально идут по моим следам, — продолжила она, бросая роскошную соболью накидку на стул. — Он действительно так великолепен, как о нем говорят? Расскажи мне все, — мягким, вкрадчивым голосом попросила она, опускаясь в отделанное позолотой кресло.
Но Жоржи не успела начать рассказ о тех подробностях, которые можно было поведать, так как Малкольм объявил о приходе еще двух ее подруг. Они появились запыхавшиеся, с широко распахнутыми от удивления глазами.
— Дорогая! — воскликнула Жюльетта. — Ты уютно устроилась в его доме. Как тебе это удалось?
— Map никогда не привозит дам к себе, — пояснила Эмилия, внимательно оглядывая солнечную столовую, словно желая запечатлеть в памяти все детали на будущее. — Талей-ран не находит себе места от любопытства.
— Мы нашли, что у нас много общего. Чай или кофе?
— Ничего, кроме мельчайших подробностей, прошу тебя, — решительно заявила Жюльетта, усаживаясь на стул. — Не опуская абсолютно ничего.
— Он очень мил, — пробормотала Жоржи.
— Мил? Симон Map? Да он разбил больше сердце, чем любой другой мужчина во всей Европе! — возразила Эмилия.
— Я понимаю. Поверь мне, я не собираюсь оставаться долго. Но настоящим я очень довольна.
— Это совершенно ясно, — игриво заметила баронесса. — Ты прямо вся светишься и полыхаешь. Находясь здесь, в логове льва. Однако как все произошло?
— Это его идея. У него очень жесткий график встреч, и он пожелал, чтобы я осталась здесь.
— Чтобы всегда была под рукой, — подмигнула Эмилия.
— Я не жалуюсь, дорогие мои. — Жоржи улыбнулась счастливой улыбкой.
— Очаровательно! — сказала принцесса.
— Просто хорошо провожу время.
— А слухи о нем верны? Он действительно так хорош в постели? — без обиняков спросила Эмилия.
— Ну, я не слишком большой эксперт, но, в общем, да, он очень мил.
— В каком смысле мил? — с еле заметной улыбкой уточнила принцесса. — Может, ты влюбилась, моя дорогая?
— Я не столь уж глупа. — Она отнюдь не собиралась признаваться в своем чувстве.
— Может, он влюблен?
— Об этом лучше спросить его.
Однако никто из них не решился это сделать, когда он через час пришел.
Войдя в столовую, Симон галантно поприветствовал дам и даже сел с ними, чтобы обменяться последними светскими слухами. Однако как только он счел, что приличия соблюдены, тут же заявил с любезной улыбкой:
— Прошу извинить нас, леди. Я приехал домой на очень короткое время. — Поднявшись, он предложил руку Жоржи.
Она покраснела под понимающими взглядами подруг.
Симон никогда в жизни не краснел.
— Приходите с визитом снова, — сердечно сказал он. — Жоржи будет рада вашему обществу. — Галантно поклонившись, он вместе с Жоржи вышел из комнаты.
— Новость о нашей связи будет известна всем еще до вечера, — сказала Жоржи, когда они шли в спальню. — Надеюсь, ты не будешь шокирован?
— Это уже старая новость. Они теперь не смогут воспринимать тебя иначе.
— Так что нет ничего тайного?
— Боюсь, что нет. Ты не красней. Любовные связи вряд ли серьезно повлияют на судьбы наций.
— К счастью, это так, — с иронией заметила Жоржи.
— В самом деле, к счастью. Но я предпочел бы как можно меньше размышлять о характере наших отношений.
Она вопросительно посмотрела на Симона.
Взяв ее руку в свою, он негромко сказал:
— Потому что этого никто не поймет. Черт возьми, даже я не понимаю, — добавил он с улыбкой. — Царь очень удивился, когда я ушел с заседания, но ведь я не видел тебя целый час! И я заранее прошу извинить меня за то, что буду с тобой так недолго. Обещаю все наверстать вечером. Я уже проинформировал Веллингтона, что не смогу быть на вечернем приеме.
— Я так скучала по тебе, — тихо сказала она, стискивая его пальцы.
— Правда? — пробормотал он, заключая ее в объятия. — Может быть, ты покажешь мне, насколько по мне скучала?


Все последние дни они были погружены в приятные домашние дела, чего никогда не было раньше в жизни ни одного из них, и порой спрашивали себя, в здравом ли уме они оба. Большую часть ночей Симон оставался дома, отправляя на вечерние заседания своих помощников. Когда Жоржи и Симон занимались любовью, их изобретательности не было границ. Устав, они лежали перед камином, обнимая друг друга. Он приносил ей дорогие подарки: драгоценности, платья, очаровательные безделушки и предметы искусства. Когда она начинала протестовать, он говорил, что это доставляет ему не меньшее удовольствие, чем ощущать ее в своих объятиях, и что она может отдать их ему, если ей они не нравятся.
Они всегда завтракали вместе, а когда он целовал ее на прощание и уходил на день, непременно обещал вернуться домой до темноты. Маркиз сделался очень нетерпелив во время переговоров, всячески их форсировал. Переговоры пошли более успешно, когда он заменил миротворческий такт энергичностью подходов. Однако, вполне естественно, только давлением решить множество разногласий было невозможно.
Шпионы стали распространять слухи о вероятном возвращении Наполеона. Симону ежедневно присылали отчеты о характере морской блокады на Эльбе.
Многие не верили в то, что Наполеон способен собрать армию, достаточно сильную для того, чтобы вернуться к власти. Однако все говорили о подобной возможности. А наиболее осторожные заботились о диспозиции своих войск.
Седьмое марта стало месячным юбилеем для любовников — прошедшие недели были периодом безмятежного счастья. Однако с каждым днем мир неумолимо приближался к новому конфликту, и любовникам приходилось думать о том, что им придется расстаться. В случае войны Симон должен был немедленно уехать. Во время бесконечных переговоров в Вене он поражался немудрым, недальновидным взглядам европейских монархов, которые преследовали только свои эгоистические интересы и, похоже, не желали задуматься о возможных последствиях их ожесточенных споров.
В ту ночь Симон чувствовал себя совершенно измотанным. Встреча союзников длилась более десяти часов и не принесла никаких результатов, и после любовной игры с Жоржи он лежал с ней рядом, ощущая ее неким якорем спасения в этом обезумевшем мире.
— Должно быть, это любовь, — прошептал он на ухо Жоржи, вдыхая аромат ее душистых волос.
— А если даже и не любовь, — так же шепотом откликнулась она, — то это все равно прекрасно.
— Мы не слишком циничны?
— У нас есть для этого причины. Ничто не вечно в этом мире.
— Может, это будет длиться вечно.
— Это было бы так чудесно. Но не давай обещаний, которые невозможно выполнить. Этот последний месяц был самым счастливым в моей жизни, и я очень довольна.
— Что, если мы поженимся?
— Я уже была замужем. И никому бы не рекомендовала.
— А если я хочу жениться на тебе?
Она положила руки Симону на грудь и пристально посмотрела ему в глаза.
— Ты делаешь предложение?
— А что, если бы сделал?
— Ты говоришь так осторожно и уклончиво, любимый, — едва заметно улыбнулась она. — Почему бы нам не обдумать все более серьезно в течение какого-то времени?
— И как долго? — В его голосе послышалось раздражение.
— Пока ты не обретешь полную уверенность, мой дорогой Map.
— А ты говоришь, что уверена?
— Да, я уверена, что люблю тебя. А брак — это совсем другое дело.
— А если у тебя должен родиться мой ребенок?
— Но я не ожидаю твоего ребенка.
— Я могу это изменить.
— Допускаю, что можешь. Но я все равно не должна буду выходить за тебя замуж.
— Не будь такой несговорчивой, — пробормотал Симон, слегка рассердившись. — Или ты думаешь, что я каждый день прошу женщин выйти за меня замуж?
— Я отлично знаю, что нет. Весь свет знает, что нет. Давай поговорим об этом утром.
— Почему утром?
— Потому что сейчас я страшно хочу тебя. — Жоржи подтянулась и поцеловала его. — Или ты возражаешь?
Он засмеялся:
— Разве я когда-нибудь возражал?
Она сделала гримаску.
— Я не уверена, что мне это нравится.
— Что именно? — Он посмотрел на нее таким невинным мужским взглядом, о который, казалось, способны разбиться любые обвинения.
— Твоя неимоверная способность к сексу.
Симон громко засмеялся и, еще не до конца успокоившись, проговорил:
— И это жалуешься ты? Леди, которая испытывает постоянную потребность в плотских удовольствиях?
— Не смейся надо мной, — возразила Жоржи, игриво ткнув в него пальцем. — Просто я ревную тебя, вот и все. А ты всегда готов к любовным играм.
— Ты предпочла бы, чтобы это было не так?
— Разумеется, нет.
— Я вот что думал…
— Дело в том…
— Я не собираюсь смотреть на других женщин. И не смотрел. Я просто не хочу на них смотреть. Ты — это все, что мне надо.
Было видно, насколько Жоржи удовлетворена его словами.
— И ты все это время даже не смотрел ни на какую другую женщину?
— Я сделался евнухом. Но не по отношению к тебе, разумеется. Ты не та женщина, которую интересует лишь платоническая любовь.
— С того момента, как узнала тебя. Я сделалась одержимой — как избалованная наложница султана, которая возлежит и ждет… вот этого, — пробормотала она, поглаживая его восставший ствол.
— Мы оба одержимы, — ответил Симон и накрыл ее руку, чтобы продлить это поглаживание. Он закрыл глаза, тихий стон сладострастия вырвался из его груди. Его голос, даже один вид его действовал на нее так, что она приходила в отчаянное возбуждение.
Его сексуальные достоинства прочно привязали Жоржи к нему, порой ей казалось, что идиллия последних недель ей просто снится в каком-то волшебном сне. Она запрещала себе думать о том, что когда-нибудь все это закончится. Отказывалась думать о жизни без него.
— Возьми меня, — шепотом сказала она, желая почувствовать его близость, его любовь.
Она ощутила ладонью твердость ствола и подняла на Симона глаза.
Симон улыбнулся:
— Он почувствовал тебя.
— Он хочет меня.
— Всегда хочет. — Симон заторопился, словно чувствуя ее смятение, расположился над ней, затем опустился между ее ног. Задержавшись, прежде чем войти в нее, посмотрел ей в глаза. — Назначь дату свадьбы.
— Это шантаж, — шепотом ответила Жоржи, приподнимая бедра, готовая принять его в себя.
Он отодвинулся.
— Хотя бы назови время.
— Я не могу прямо так сразу.
Направляя пенис одной рукой, он стал водить головкой по увлажнившимся пухлым губам.
— М-м-м… Какая горячая…
— Так несправедливо… — Жоржи ерзала под ним, пытаясь принять его в себя.
— Ты так и не дала мне ответа.
— Проклятие! — Она потянула его к себе, обхватив руками за спину.
Однако он не уступал:
— Я буду к твоим услугам в любое время послезавтра.
— Ты не можешь! — возбужденно воскликнула Жоржи, чувствуя, как у нее все ноет внутри. — У тебя нет разрешения на брак!
— Я его получу. — Он сказал это как человек, который умеет добиваться того, чего хочет. — И я не дотронусь до тебя до тех пор, пока ты не скажешь «да».
Казалось, в воздухе парили яростные чувственные желания.
— Ну пусть будет следующий месяц, проклятие! — прошептала она.
— А точнее?
— В день моего рождения, — пробормотала она и тут же подумала, уж не сошла ли она с ума, соглашаясь снова выйти замуж, тем более за человека с такой отчаянной репутацией. Однако он сразу же погрузился в нее, и она была настолько благодарна за это, что тут же забыла обо всех своих опасениях, приподнимая бедра в такт его ритмичным движениям, которые несли ей удивительные, божественно-сладостные ощущения.
Он действовал легко, умело, изобретательно, словно желая наградить ее за данное согласие. Она прильнула к нему, как бы пустившись в открытое плавание по морю сексуального наслаждения к отдаленному берегу, где он всегда ее ждал, чтобы подарить то, чего она хотела. Она испытала оргазм много раз и наконец затихла, устроившись в его объятиях, а он еще долго и нежно ее целовал.
Это просто невероятно, подумала Жоржи, дремля в его объятиях, что она согласилась выйти за него замуж.
Он больше не говорил с ней о свадьбе, довольный заключенной сделкой, однако когда она заснула, на его губах блуждала улыбка.


Слуга Симона ворвался в комнату на рассвете без стука, без предупредительного возгласа, и еще до того, как он что-то сказал, Жоржи поняла, что стряслась беда.
Симон выпрыгнул из кровати, натянул брюки, коротко поцеловал Жоржи на прощание и, на ходу надевая сюртук, выскочил из комнаты.
— Я дам тебе знать сразу же, как только что-либо станет известно — крикнул он на ходу.
Наполеон неделю назад высадился в Антибе и двинулся на Париж.
Жоржи была на ногах всего лишь минутой позже, ибо ее судьба напрямую зависела от этого похода на Париж. Сейчас, когда Наполеон вступил на французскую землю, страна снова может оказаться в состоянии хаоса. Жоржи предстоит очень многое сделать. Быстро одевшись, она вызвала слуг и распорядилась упаковать вещи, подготовиться к путешествию и законсервировать свое жилье в Вене. Ее имениям близ Лиона грозила серьезная опасность, если Наполеон вздумает реквизировать имущество во время своего марша на Париж. В провинциях могли вспыхнуть восстания. Ей нужно было как можно быстрее добраться до Лиона, чтобы защитить свой дом.
Средства для выкупа ее конфискованных родовых имений были заработаны ценой ее мученического брака, и Жоржи никак не намерена была потерять их снова.
Ей единственной из всей семьи удалось пережить революцию и кровавый террор во Франции в 1794 году — от зверств Фуше ее спасла няня, Жоржи тихонько подрастала в деревне, и ее отроческая красота привлекла внимание Ренье, одного из наполеоновских финансистов, чей загородный дом находился недалеко от Лиона. Когда Жюль Ренье узнал ее имя, ее аристократические корни еще больше возбудили его интерес. Многие семьи из старого режима стали к тому времени членами двора Наполеона, и лишь самые ярые монархисты все еще оставались в ссылке. Родовитость Полиньянов должна была добавить блеска буржуазным миллионам, не говоря о том, что наследник может продолжить эту древнюю линию.
Предложение Ренье выйти за него замуж было скорее приказом, нежели просьбой, и предметом переговоров была лишь доля приданого юной графини. К счастью, ее молодость и красота были не менее желанны, чем ее блестящее имя, и поэтому местный магистрат оформил сделку на весьма благоприятных условиях.
Семь лет брака прошли для Жоржи, как семь лет тюрьмы. Но в конце концов ее престарелый муж умер из-за своей страсти к спиртному, и три года назад она стала богатой вдовой.
Ей потребовалось какое-то время, чтобы выкупить все фамильные имения и имущество, проданное различным покупателям. Последний гектар был выкуплен ею, когда прошлой весной началась пахота.
И никто — ни Наполеон, ни сам Господь Бог — не может забрать у нее то, что ей принадлежало. Она это заработала.


Когда Симон поздним утром возвратился домой, Жоржи готовилась уезжать, ее уже ждала карета с вещами.
— Что это, черт возьми, ты надумала? — сведя черные брови на переносице, спросил маркиз, влетев в библиотеку, где Жоржи торопливо писала записки своим подругам. Симон успел заметить у подъезда ее карету.
— Я должна вернуться во Францию, чтобы защитить свои владения.
— Не тогда, когда к Парижу движется Наполеон! Я запрещаю тебе это делать!
Жоржи насторожилась, вспомнив, как некогда похожие команды слышала из уст своего мужа. Положив перо, она повернулась к Симону с холодным выражением лица.
— Ты не можешь мне запретить.
— Только попробуй! — Все встречи и заседания в тот день были бурными и непродуктивными, и Симон был основательно взвинчен.
— Не угрожай мне, Симон. Ты не имеешь права что-либо мне запретить.
— Я найду способ защитить твое имущество.
Жоржи поднялась с кресла и посмотрела ему в глаза. Весь ее вид говорил о решимости.
— Я должна быть там лично. Мое имя кое-что значит в Лионе.
— Ты не сможешь защитить себя от Наполеона!
— Я прошла через такой ад, — горестно вздохнула она. — И если пережила все это, то смогу сладить и с Наполеоном. Подумаешь, Наполеон!
— Понятно, — отрывисто произнес Симон. Сорвав с рук перчатки, он швырнул их на пол, словно бросая ей вызов. — Ты спала с ним?
— Я не стану отвечать на этот вопрос.
— Да или нет, черт возьми?
— Нет, — лаконично и надменно бросила она. — Удовлетворен?
Об удовлетворенности Симона в этот момент говорить было бы излишне. Он проигнорировал ее вопрос. Он был разъярен до такой степени, что готов был запереть ее в спальне и сделать пленницей. Однако скоро этот момент миновал, и, понимая, что прямой атакой ничего не добиться, он перешел к дипломатическим средствам.
— Послушай, дорогая, — вежливо предложил он, — позволь мне переговорить с Талейраном. Он наверняка сможет направить войска, чтобы защитить твои владения.
— Не думала, что ты настолько наивен. Талейран защищает только самого себя.
— Тогда я найду кого-нибудь еще. Господи, Жоржи, ведь тебя могут убить!
— Моя жизнь оказывалась в опасности десятки раз после революции. Я видела, как мою мать и моего отца тащили драгуны Фуше. В память о моей семье у меня остался только дом, где я провела детство, и я не намерена его потерять.
— Твой управляющий наверняка защитит твою собственность.
— От Наполеона или толпы? Не думаю.
— Считаешь, что это сможешь сделать ты?
— Моя семья жила близ Лиона столетия. Есть немало людей, которые мне сочувствуют. Со мной все будет в порядке, дорогой, — сказала Жоржи примирительным тоном. — Я сообщу тебе о моем благополучном прибытии.
— Меня здесь не будет.
Категоричность, с которой это было произнесено, ее напугала, хотя они оба знали, что в случае начала войны Симон должен ехать. Последние остатки ее гнева испарились.
— Когда ты уезжаешь?
— Утром.
— Похоже, все начинается сначала? — Холодок пробежал по ее спине: вся ее жизнь прошла среди революций и войн.
— Это не может длиться долго. — Что он будет делать без нее?
— Ты можешь умереть, — со слезами на глазах проговорила Жоржи.
Уже в следующую секунду она оказалась в его объятиях.
— Сколько у нас времени? — шепотом спросила Жоржи.
— Мы уезжаем на рассвете.
«Вот все и кончилось», — с обреченностью подумала она.
— Спасибо тебе за счастливейшие дни всей моей жизни, — пробормотала Жоржи. Ей очень хотелось, чтобы Симон знал, как много он ей дал.
— Ты должна поехать со мной. Я найду способ все устроить. Мы поженимся в Брюсселе. — Симон хотел бы, чтобы они поженились прямо сейчас, но это было невозможно, поскольку делегация уже занималась сборами.
Жоржи с тоской во взоре посмотрела на Симона.
— Я должна прежде съездить в Лион.
— Я не могу переубедить тебя?
— Прошу, не надо, Симон. Я столько выстрадала ради этой земли.
— Правительство уже готовится бежать из Парижа, Франция в состоянии хаоса, а ты все-таки хочешь ехать?
— Я должна.
Воцарилось напряженное молчание.
— Давай заключим сделку, — предложил Симон.
«Все, что угодно, — хотелось сказать ей, — лишь бы я смогла удержать тебя». Однако она понимала ограниченность их возможностей.
— Слушаю тебя, — тихо сказала Жоржи.
— Обещай взять с собой охрану. Я найду достаточное количество французских солдат, чтобы защитить твое имущество. Но как только ты удостоверишься, что твои имения в безопасности, ты должна приехать ко мне в Брюссель.
Это не было ни приказом, ни требованием. А главная радость заключалась в том, что она сможет увидеть его снова.
— Ты сделаешь это?
Она кивнула.
Симон улыбнулся впервые с того момента, как увидел на подъездной дорожке ее карету.
— Дай мне один час, чтобы собрать для тебя охрану. Я поговорю с Талейраном. А после этого у нас будет целый вечер.
Он не сказал, что это их последняя ночь, однако они оба это понимали.
— Позволь мне пойти с тобой. — Ей не хотелось ни на минуту с ним расставаться.
— Будь вежлива с Талейраном, — призвал он.
— Ты должен встретиться с ним? Он страшно беспринципен.
— Он знает, как все нужно делать.
— Дипломатия — искусство возможного, — пробормотала Жоржи с легкой гримасой.
— И еще искусство того, как представить quid pro quo
type="note" l:href="#FbAutId_1">[1]
. Он хочет встретиться со мной, чтобы обговорить, как ему сохранить должность министра.
Талейран являл собой воплощенную любезность. Умный, с изысканными светскими манерами, поклонник красивых женщин, он рассыпался в любезностях перед Жоржи. Он незамедлительно гарантировал ей людей для охраны. И пока Симон обсуждал с французским министром вопрос о характере вооруженных сил в Бельгии, Эмилия пригласила Жоржи в гостиную на чашку чая.
— Глупо, что ты едешь во Францию, — без обиняков заявила она.
— Я буду под защитой и не задержусь там надолго, — сказала Жоржи. — А ты тоже едешь с Талейраном в Брюссель?
— Не сразу. Конгресс продлится еще две недели. Будь осторожна Жоржи. За роялистами сейчас развернулась настоящая охота во Франции.
— Я придерживаюсь нейтральных взглядов.
— Ты храбрее меня, дорогая.
— Ты не потеряла столько, сколько потеряла я во время революции. Вероятно, поэтому мне не столь безразлично, с чем я останусь в будущем. А Симон отправляется на войну, — негромко добавила она. — И. меня это пугает гораздо больше.
— Но затем ты последуешь за ним в Брюссель.
Жоржи кивнула:
— Надеюсь, что скоро.
— Буду молиться за вас обоих, — сказала Эмилия. — Но Талейрану об этом не скажу. Он самый большой безбожник из всех живущих на земле.


В этот вечер время летело с ураганной скоростью. Наконец Симон посмотрел на часы и отдал приказание своему ординарцу разбудить его в пять часов.
— Никогда я не чувствовал себя таким несчастным, — пробормотал он, гладя волосы Жоржи. — Я бы так хотел, чтобы ты поехала со мной.
— Ты же знаешь, что я не могу, по крайней мере пока что.
Он вздохнул:
— Этот чертов Наполеон ломает мою жизнь.
— Твою любовную жизнь, — деликатно поправила она, не желая попадать в зависимость, пока никто из них еще не принял окончательного решения.
— Мою жизнь, дорогая, — решительно возразил Симон, — и если бы ты не вела себя столь непреклонно, мы бы уже были женаты.
— Может быть, будет заключен мир, ты ведь этого не знаешь. А твоя семья может отречься от тебя из-за того, что ты женился так легкомысленно…
— Очень неубедительные отговорки, дорогая, — не дослушав, перебил ее Симон. — Мир сейчас вряд ли возможен, а моя семья может катиться ко всем чертям, если им не нравится то, что я делаю. — Однако он понимал осмотрительность Жоржи в отношении женитьбы. Талейран просветил его, рассказав о бывшем муже Жоржи. Этот человек заслуживал того, чтобы его расстреляли. К счастью для него, он умер. — Брюссель через месяц будет вполне подходящим местом для нашей свадьбы, — весело заявил он и с улыбкой добавил: — Я составлю список гостей, — Не надо, дорогой, давай не будем говорить о… ну, ты знаешь, — пробормотала она, — пока все не определится. Дело ведь не в том, что я не люблю тебя. Ты меня понимаешь, правда же?
Ее неуверенность и опасения были ему понятны, и у него возникло желание поднять этого негодяя Ренье из гроба и застрелить.
— Я знаю. — Симон прижал Жоржи к себе, словно пытаясь защитить ее от воспоминаний. — Ты ведь тоже знаешь, что я люблю тебя больше жизни.
— Не надо так говорить. Не надо говорить о смерти, или о войне, или еще о каком-либо страшном исходе, прошу тебя, Симон. Я не мыслю жизни без тебя.
— Стало быть, я увижу тебя в Брюсселе через месяц.
Она посмотрела ему в глаза и улыбнулась:
— Спасибо. Я тебя безгранично люблю.
— А как ты меня любишь? — зашептал он. И опустился над ней, опираясь на локти и наклонив голову, чтобы поцеловать ее в губы.
— Здесь слова бессильны. При мысли о тебе я начинаю, улыбаться и могу улыбаться тысячу раз в день.
— Всего лишь тысячу? — поддразнил ее Симон.
— О других мужчинах я вообще никогда не думала.
— Я счастлив это слышать, — шепотом сказал он, поглаживая пальцем шелковистую кожу на ее шее. — И люблю тебя очень-очень…
— Я тоже очень-очень, — горячо и как-то по-детски проговорила Жоржи. — Вена навсегда останется в моей памяти.
— Йоркшир тебе тоже понравится, — заявил Симон. — Там мы будем растить и воспитывать наших детей — по крайней мере какое-то время, — добавил он жизнерадостно.
— Ты не спрашивал меня, хочу ли я детей, — нарочито игривым тоном заметила она.
— Мне и не нужно спрашивать. Я видел, как ты расстроилась, когда пришли месячные. Ты хочешь ребенка.
Она вскинула бровь.
— Ты сейчас выступаешь моим исповедником?
— Нет, я лишь наблюдатель. Ты с такой нежностью смотришь на каждого ребенка.
— Спасибо в таком случае на добром слове.
Он усмехнулся:
— Может, мы сделаем еще попытку до Брюсселя?
— Ты спрашиваешь меня?
Его темные глаза находились всего лишь в нескольких дюймах от ее лица, могучее тело нависло над ней, искушая своей близостью, лобком она ощущала его возбуждение.
— Ты хочешь меня?
Один только ее взгляд уже был красноречивым и вполне достаточным ответом, однако он слишком любил ее и не намерен был сделать ее несчастной. Он хотел, чтобы она сама определилась, так же как и он.
Она кивнула.
— У тебя будет мой ребенок и ты станешь моей женой? Или это можно сказать в ином порядке, как тебе захочется.
Жоржи снова кивнула, не имея сил выразить то, чего ей хочется, когда будущее столь неопределенно.
— Ты уверена? — снова мягко спросил Симон, которого огорчало ее безмолвие.
— Я уверена, — сказала она наконец, и глаза ее увлажнились. — Хотя с самого детства я постоянно испытывала неуверенность.
— Ты можешь быть уверена в одном: я всегда буду тебя любить.
— Спасибо. — Слезы покатились из ее глаз, и она сказала прерывистым шепотом: — И еще спасибо тебе за то, что ты показал мне прелести любви.
— Вечной любви. — Он поцеловал ее во влажные щеки. — Вместе с нашими детьми, будь то в Лионе, или Йоркшире, или же на каких-нибудь Сандвичевых островах — какое это имеет значение, если мы будем с тобой?
— Как ты можешь говорить это, если мы не знаем…
— Мы остановим Наполеона, — уверенно сказал Симон. — Он не продержится больше нескольких месяцев. И тогда я увезу тебя в Англию и представлю всем тем членам моего семейства, которым я пожелаю тебя представить. А может, только своей сестре, — добавил он с еле заметной улыбкой.
— Ты не ладишь с…
— Это они не ладят со мной, — резко возразил он. — Но я не хочу сейчас говорить об этом. Предпочитаю более приятные темы — например, о дате твоего приезда в Брюссель!
— Это будет уже скоро, — пробормотала она и потянулась, чтобы поцеловать его и забыть обо всем. — И когда я снова тебя увижу, мы решим, какие имена будут у наших детей.
— В таком случае я должен приступить к делу, — с озорным видом сказал он.
— Начинай, — вполголоса дала согласие Жоржи, разводя ноги.
— Я не мог бы придумать более приятного подарка для себя по случаю моего отъезда.
— Я тоже.
— По случаю столь важного события я буду предельно осторожным.
— Только посмей!
Он засмеялся:
— Ты так восхитительно бесстыдна!
— Я научилась этому у тебя.
Симон улыбнулся ослепительной улыбкой.
— Я хотел бы поставить это в заслугу себе, но мне кажется, что твоя очаровательная пушистая киска и сама по себе весьма горяча, — сказал он, погладив волосы на лобке.
— Например, сейчас, когда она хочет ощутить его в себе. — Жоржи сжала ладонью восставший ствол.
— Повинуюсь, — пробормотал Симон с улыбкой, пошире раздвинул ей ноги и расположился между бедер таким образом, что тугой ствол соприкоснулся с пульсирующими губами. — Чтобы мы ощущали это целый месяц, — хриплым голосом проговорил он, входя в ее лоно. Он стал целовать ей ямку под шеей, а в этот момент головка его напряженного ствола коснулась устья матки, и они оба ощутили неукротимое пламя, разлившееся по всему телу и пронизавшее даже кости. Они занимались любовью с таким самозабвением и яростью, словно были последними людьми на грешной земле, словно после этого наступит конец света.
Она трепетала и вскрикивала, прижимаясь к нему, а он шептал ей в волосы:
— Не плачь, не плачь, я люблю тебя…
Их тела при каждом толчке все более и более распрямлялись и сплавлялись одно с другим, и это порождало ощущения гораздо более сильные, чем при обычном соитии.
И когда оргазмы сотрясли их тела, когда он щедро излил себя в ее лоно и они на какое-то время словно впали в забытье, грядущая война была забыта, исчезли страхи и опасения. Они были просто мужчиной и женщиной, которые горячо любили друг друга.
— Ты моя, — выдохнул он, едва к нему вернулась способность говорить, и почувствовал себя так, словно они были Адамом и Евой и его задачей было населить мир людьми.
Все еще не имея сил произнести хоть слово, Жоржи смотрела из-под томно полуопущенных ресниц на отца своего ребенка, чувствуя удивительную уверенность в том, что так оно и будет, и наслаждаясь внезапно обретенной радостью материнства.
— У него будут черные волосы, как твои, — пробормотала Жоржи еле слышно.
— Или у нее, — с улыбкой отозвался Симон.
— Почему я так сильно тебя люблю?
— Потому что ты моя жизнь, потому что мы нашли друг друга в этом грешном, несовершенном мире, и я всегда буду с тобой.
— Спасибо тебе, — просто сказала Жоржи, понимая, что она теперь навсегда избавилась от опустошенности.
— Спасибо тебе, что ты вытащила самый большой номер, — прошептал Симон. Будучи по натуре реалистом, он тем не менее считал, что их встреча была обусловлена действием каких-то мистических сил.
— Я покорила тебя? — с улыбкой спросила она.
— Ты покорила мое сердце и душу.
— И ты снова вернешься ко мне?
— Я тебя никогда не покину, — шепотом сказал он, — но я снова увижу тебя в Брюсселе.
На какое-то время Симон заставил ее забыть, что они расстаются. Он поддразнивал, ласкал и целовал ее, самозабвенно занимался с ней любовью, и, когда в пять утра раздался стук в дверь, Жоржи смогла проститься с ним с улыбкой.
Это было именно то, чего Симон хотел.
Он хотел запомнить ее улыбающейся на тот случай, если ему не суждено вернуться с войны. И уж никак не хотел, чтобы она запомнилась ему в слезах.


Когда Жоржи появилась в своем имении, она узнала, что Наполеон совсем недавно покинул Лион. За время своего пребывания в городе он успел выпустить декларацию о роспуске двух палат парламента Людовика XVIII с обещанием созвать конституционную ассамблею. Однако он вынужден был поспешить в Париж, где мог опереться на армию, поскольку его высадка в Антибе вызвала в стране смуту. Наполеону пришлось переодеться, чтобы пробраться через Прованс, ибо при вести о его возвращении в провинции возникла опасность бунта. Против его возвращения выступили роялисты в Вандее. Он ни на кого не мог положиться.
После того как Наполеон покинул Лион, среди населения города царили разброд и неопределенность. Конфликтующие группировки пытались предвосхитить окончательный исход опасной политической игры Наполеона. Благодаря настояниям Симона Жоржи прибыла в Лион в сопровождении охраны, и это помогло ей обезопасить свои владения, в то время как отовсюду доходили слухи о бунтах и проявлениях недовольства в округе. В этой тревожной обстановке имение стало для нее надежным убежищем. В стенах своего замка и в его садах Жоржи имела возможность на какое-то время забыть о войне.


Сразу по прибытии в Брюссель Симон занялся организацией высадки английских, голландских и германских войск. Первоначально английские войска насчитывали там всего лишь около 10 тысяч человек. Через десять недель их количество увеличилось до 35 тысяч — вместе с дополнительными ганноверскими и голландско-бельгийскими рекрутами. Большую часть неанглийских войск составляли необученные рекруты; всего под началом Веллингтона числилось 107 тысяч человек. Эта армия занимала фронт от Рента до Монса. Их прусские союзники под командованием Блюхера численностью в 116 тысяч солдат держали оборону от Шарлеруа до Льежа. Возлагать большие надежды на необученные войска из разных стран под командованием разных военачальников не приходилось, и Веллингтон мог полагаться только на английских солдат. Что касается Наполеона, то он возглавлял армию из хорошо обученных, закаленных войнами солдат, беззаветно ему преданных, и она не была разбавлена иностранцами.
К тому же он отчаянно нуждался в победе, чтобы вновь взойти на трон.


После возвращения Жоржи в Лион разговоры шли не только о войне. Ходили слухи также и о том, что снова установится мир. Некоторое время Наполеон надеялся, что союзники позволят ему вернуться на трон. Когда эта надежда умерла, была призвана французская национальная гвардия. На службу в армию были также призваны моряки, часть полиции, были поставлены под ружье несколько тысяч лионских и парижских рабочих. Когда на призыв откликнулась лишь половина национальной гвардии — некоторые провинции вообще его проигнорировали, — встала неотложная задача сделать французскую армию боеспособной.
По всей Франции были разосланы предписания о призыве, и охрана Жоржи вынуждена была покинуть ее. После этого у Жоржи умерла всякая надежда на мирное разрешение конфликта. До этого она оставалась в Лионе, надеясь на защиту своей собственности путем дипломатических переговоров. Теперь это теряло всякий смысл. Если в скором времени она не присоединится к Симону в Брюсселе, то может вообще никогда больше его не увидеть.
Жоржи велела приготовить карету.


14 июня, когда французы пересекли бельгийскую границу и заняли Шарлеруа, почтовым каретам было запрещено выезжать за пограничные столбы. Не имея другой возможности попасть в Бельгию, Жоржи наняла местного проводника и лошадей, чтобы ее тайком довезли до Брюсселя. Ехать пришлось по заброшенным дорогам. Наконец после долгого путешествия в течение ночи и большей части дня она добралась до Брюсселя — это случилось во второй половине дня 15 июня. Город был забит войсками, вспомогательными военными службами и тысячами английских зевак, которые приехали поглядеть на кампанию, словно это была не война, а карнавал.
В гостинице «Англетер» Жоржи стала наводить справки относительно местоположения штаба Веллингтона. Ей сказали, что многие английские офицеры расквартированы в гостинице «Д'Аремберг». Взяв с собой небольшой саквояж, она по запруженным людьми и повозками улицам с огромным трудом добралась до гостиницы. И здесь, усталая, измученная до предела долгим путешествием, покрытая слоем дорожной пыли, узнала, что Симон уехал.
— А он вернется? — нервно спросила Жоржи.
— Да, мадемуазель, — любезно ответил клерк. Он понимал ее волнение. За день ему довелось увидеть немало жен и любовниц, оказавшихся в такой же ситуации. — Почти наверняка полковник вернется, поскольку его ординарец остался здесь.
Офицеры редко отправляются к месту боевых действий без камердинера, и это несколько приободрило Жоржи. Но, войдя в комнаты Симона, она обнаружила, что Моррис также отсутствует. Она стала обследовать небольшие апартаменты Симона, пытаясь найти какое-то указание на то, когда он вернется. Однако это не дало никаких результатов, поскольку личных вещей Симона в помещении почти не было.
Она решила ждать. Опустились сумерки, комнаты наполнились тенями, и ею овладела тревога. Жоржи опасалась, что приехала слишком поздно. Но она не могла покинуть Лион раньше. И как она ни пыталась объяснить и оправдать отсутствие Симона, тревога ее лишь возрастала.
Что, если она не сможет найти его?
Жоржи ходила от окна к окну, выглядывала на улицу, кишащую солдатами. Здесь были фургоны с военным имуществом, повозки, ящики с артиллерийскими снарядами и много другого снаряжения, и все это свидетельствовало о приближающихся баталиях. Была ли хоть какая-нибудь надежда отыскать его, если он не возвратится? Не отправился ли он уже на поле боя? И есть ли шанс встретить его в этой толпе, если она покинет гостиницу?
Ну почему она так долго не выезжала? Почему не следила более внимательно за происходящими событиями? Почему столь обольщалась надеждой на мир, находясь в тиши своего дома?
Не желая более смотреть на вселяющие страх свидетельства приближающейся войны за окнами, Жоржи села в кресло и попробовала более спокойно оценить ситуацию. Однако она была не в силах заставить себя собраться с мыслями, снова вскочила на ноги и стала ходить по комнате, чувствуя, как все более возрастают ее тревога и отчаяние. Что, если она вообще никогда его больше не увидит?
Жоржи уже была готова разрыдаться, когда открылась дверь и вошел ординарец Симона. Он с улыбкой поприветствовал ее и тут же развеял ее страхи. Уже один его безмятежный тон успокаивал. Симон уехал к горе Сен-Жан, но должен вернуться вечером и успеть на бал к герцогине Ричмонд.
— Слава Богу! — воскликнула Жоржи и разразилась слезами.
Моррис стал ее успокаивать, предложил чай и усадил ее в кресло.
— Маркиз вернется очень скоро, миледи. С минуты на минуту, уверяю вас: А я тем временем приготовлю для вас хорошего чаю.
— Спасибо, Моррис, — пробормотала Жоржи, смахивая слезы кончиками пальцев, и даже сумела улыбнуться при мысли о том, что англичане считают чай панацеей от всех бед. Только англичанин может как о благе думать о чашке горячего чая в жару и зной. — Прости меня за эти слезы, но я вдруг испугалась, что могу потерять маркиза.
— Ничего страшного, миледи. Теперь, когда вы сюда приехали, все будет в порядке. Маркиз страшно скучал по вас, миледи.
Благодарно улыбнувшись Моррису, она сказала:
— В таком случае я рада, что приехала сюда. Я не была уверена, что у него есть время думать обо мне при его многочисленных заботах и обязанностях.
— Думал он, думал, — снова подтвердил ординарец. — Не было ни одного дня, чтобы его светлость не вспоминал о вас.
А спустя несколько минут Жоржи услышала знакомые шаги в коридоре и бросилась к двери.
Дверь распахнулась, Симон появился на пороге и, помедлив лишь секунду, с широкой улыбкой заключил ее в объятия.
— Наконец-то, — пробормотал он, крепко прижимая ее к груди.
— Границу неожиданно закрыли. — Она подняла на него полные слез глаза.
— Я знаю. Я уже потерял надежду на то, что увижу тебя.
— Я тебе писала.
— До меня дошли два твоих письма.
— Только два? Твои пришли все.
Это объяснялось связями с Талейраном, но Симон не стал об этом распространяться и лишь сказал:
— Почта работала из рук вон плохо эти недели. Но сейчас ты здесь, и это самое главное.
— Несмотря на неспокойную обстановку в Лионе. Я не могла больше ждать.
— Наполеон уже здесь.
Глаза Жоржи расширились от страха.
— Когда ты должен уезжать?
— Как только мы поженимся. — Обнимая Жоржи за талию, Симон слегка отодвинулся и, окинув взглядом ее фигуру, обнаружил небольшие, но явные изменения. — Тебе следовало бы заранее сказать о ребенке. Я бы кого-нибудь послал за тобой.
— Сначала я не могла ехать. Все думала, что войны удастся избежать. Но когда стало ясно, что Наполеон направляется на север, я приехала, чтобы сказать тебе об этом.
— Я очень рад, и не просто рад… хотя мне кажется, что я всегда знал.
— Прямо прорицатель и волшебник, — поддразнила она Симона.
— Есть немного, — улыбнулся Симон, хотя всегда считал себя исключительно практичным человеком. Оглянувшись, он позвал Морриса, который незаметно удалился в соседнюю комнату после появления Симона, и, когда ординарец возник на пороге, сказал: — Найди священника, который бы нас обвенчал, и отнеси сообщение Веллингтону. В разрешении я не нуждаюсь, но это знак вежливости.
— Ты меня очень беспокоишь такой спешкой, — пожаловалась Жоржи, когда Моррис ушел.
— Мне очень не хотелось бы беспокоить и тревожить тебя, душа моя, но я уезжаю через час.
— Так скоро? — ахнула Жоржи. — Моррис говорил, что сегодня ты собираешься на бал у герцогини.
— Планы изменились. Я должен доставить послания Веллингтона.
— И когда ты вернешься? — В ее голосе послышалась паника.
— Завтра. Вероятно, завтра.
Накануне произошло сражение в Катр-Бра с неясным исходом, можно лишь отметить, что войска Веллингтона ощутимых потерь не понесли. Зато к югу от Линьи прусская армия под началом Блюхера, располагая более мощными, чем у Веллингтона, силами, вошла в столкновение с правым крылом армии Наполеона, потерпела поражение и была вынуждена откатиться к северу. Союзные войска в настоящее время отступили, Веллингтон направил им подкрепление в район Ватерлоо. Симон, как и другие личные адъютанты командующего, должен был этой ночью доставить письменный приказ полевым командирам: остановиться и дать бой.
— А тем временем, — продолжил Симон, — сразу после нашего венчания я хочу отправить тебя в безопасный Антверпен. Тебя отвезет туда Моррис.
— Я не хочу туда ехать. Позволь мне остаться здесь.
— Наполеон слишком близок к Брюсселю.
— И он может одержать победу?
— Нет, он ее не одержит, — твердо возразил Симон. — Но я не хочу, чтобы ты пострадала от какого-нибудь случайного артиллерийского снаряда. Все женщины и дети уезжают в Антверпен.
— А если я откажусь? Я только увидела тебя — и вот…
— Я скоро вернусь — завтра или, самое позднее, послезавтра. — Симон знал, что сражение закончится завтра к ночи. Ни одна армия не сможет выдержать более длительное противостояние. Блюхер отступил, обе армии измотаны после двух дней переходов и боев, ни у одной нет резервов, которые можно было бы дополнительно ввести в решающий момент в бой. — Подожди меня в Антверпене, душа моя. Прошу тебя. Поверь, у меня нет времени для споров.
Жоржи увидела морщинки усталости на его лице и поняла, что сейчас все его мысли заняты войной.
— Ну, если ты так хочешь, — уклончиво ответила она.
— Спасибо. — Симон притянул ее к себе. — Я должен знать, что ты в безопасности в мое отсутствие, что в безопасности наш ребенок.
— Наверное, мне нужно было приехать пораньше, и тогда у нас было бы время…
— Ты сейчас здесь, и я доволен. — Он испытывал глубокое удовлетворение и одновременно боялся встревожить ее. Подумать только: случись все часом позже — и он не узнал бы о своем ребенке, а возможно, не смог бы жениться на Жоржи! — Посиди со мной, душа моя, пока я напишу для Морриса несколько приказов.
Он подвел Жоржи к стулу, а сам сел за письменный стол красного дерева и, время от времени ей улыбаясь, сделал несколько дополнительных распоряжений к завещанию. Он оставлял все свои владения, состояние и титулы своей молодой жене и неродившемуся ребенку.
Моррис вернулся со священником и свидетелями настолько быстро, что Симон не успел закончить письмо к своей сестре, в котором он представлял ей новую жену и объяснял причину внезапного бракосочетания. Оборвав письмо, он запечатал свою корреспонденцию, передал все Моррису и, поднявшись из-за стола, с галантным поклоном предложил руку Жоржи.
— Прошу тебя, стань моей женой и сделай меня счастли-вейшим человеком в мире.
— С радостью, — проговорила с улыбкой и со слезами на глазах Жоржи. И в этот момент она напрочь забыла обо всех пережитых ею страданиях.
Венчание длилось недолго — над Симоном довлела необходимость срочно доставить приказы Веллингтона; каждая минута была на счету. Когда короткая церемония завершилась, все необходимые бумаги были подписаны, произнесены поздравления, Симон всех выпроводил, чтобы хоть несколько минут побыть наедине с Жоржи до своего отъезда.
— Я постараюсь не плакать, — пообещала она, глядя на Симона, пока он шел к ней через комнату, звеня шпорами, которые красноречиво напоминали о том, что ее муж отправляется на войну.
— Я тоже, — с улыбкой сказал он. — Хотя не каждый день я уезжаю от жены и неродившегося ребенка. — Он обнял ее и привлек к себе, стараясь запомнить, как она выглядит, как пахнет, какая она на ощупь и на вкус.
— Ты уедешь ненадолго, — с надеждой сказала Жоржи.
— Конечно же, ненадолго. — Он хотел надеяться, что судьба будет к нему милостива завтра, однако понимал степень риска. — Держись Морриса. У него все необходимые бумаги, деньги, инструкции. Положись во всем на него.
Жоржи кивнула, не желая открыто врать. Однако она отнюдь не собиралась покидать Брюссель, поскольку это ближе к Симону.
— Тебе что-нибудь нужно сейчас?
— Чтобы твое тело находилось рядом с моим, — улыбнулась она.
— Дай мне несколько часов, — пробормотал он и, наклонившись, поцеловал ее в губы, — и твое желание исполнится.
— Мы будем ждать.
— Мне приятно это слышать — мы. — Симон вскинул черные брови и с удовольствием сказал: — Придумай в мое отсутствие несколько имен.
— Когда ты вернешься. — Эти слова прозвучали как молитва.
— Когда я вернусь, — согласно повторил он. На сей раз его поцелуй был прощальным — в нем ощущалась горчинка. А когда Симон оторвал губы от ее рта и посмотрел на Жоржи, в его взгляде на момент отразилась тоска. — Помни меня, — шепотом сказал он и, резко повернувшись, зашагал прочь.
— Буду помнить каждое твое слово, каждое прикосновение, каждый поцелуй, — прошептала она, глядя на удаляющегося Симона.
Он не оглянулся. Дверь с легким щелчком, захлопнулась за ним.
Моррис нашел Жоржи неподвижно стоящей посреди комнаты, словно уход Симона поверг ее в оцепенение. Ординарец подошел к ней, опасаясь, как бы с ней не случилась истерика.
— Нам нужно ехать, миледи, — негромко сказал он.
И в тот же момент она словно вдруг ожила.
— Я никуда не поеду, Моррис. Прошу тебя, не пакуй мои вещи.
— Маркиз хочет, чтобы вы уехали в Антверпен, миледи, — осторожно проговорил Моррис.
— Маркиз уехал. Ты можешь ехать в Антверпен, Моррис, если хочешь. Я остаюсь в Брюсселе до возвращения моего мужа.
— Вы уверены, миледи? Маркиз был совершенно…
Жоржи бросила на него такой взгляд, что он замолчал на полуслове.
— Разве я выгляжу неуверенной?
— Нет, миледи, — почтительно произнес Моррис, внезапно осознав, что его новая маркиза обладает столь же сильной волей, как и ее муж. — Вы не хотели бы, чтобы я принес вам ужин?
— Спасибо, хотела бы. И еще я была бы признательна, если бы ты разыскал для меня графа де Дре-Брэза и сообщил ему, что я в городе и ожидаю его визита.
Деловая женщина, подумал Моррис, отправляясь выполнять ее задания. Граф был весьма влиятельным эмигрантом, связанным с военным командованием. Он должен быть в курсе всех перипетий кампании.


Пока граф де Дре-Брэз вводил Жоржи в суть происходящих событий, рассказывал о диспозиции обеих армий и возможной стратегии в предстоящем сражении, Симон скакал лесной дорогой, ведущей в Ватерлоо. Хотя он и вез приказы о необходимости завтра выстоять и дать отпор, Веллингтон все еще не пришел к твердому решению, следует ли дать сражение или разумнее все-таки отступить. Герцог не чувствовал себя достаточно сильным для того, чтобы остановить Наполеона на подступах к Брюсселю, не заручившись поддержкой Пруссии. Прусская армия была основательно потрепана в Линьи, однако, если хотя бы один из прусских корпусов не окажет ему помощи, он планировал оставить Брюссель и отступить за Шельдт.
Только в два часа ночи, когда Веллингтон уже готов был отдать приказ об отступлении, пришел ответ от Блюхера. Блюхер лично, несмотря на ранение, возглавит корпус и придет Веллингтону на помощь. И лишь тогда Веллингтон принял окончательное решение.
Утром 18 июня на горном кряже в двух с половиной милях от Ватерлоо, откуда хорошо просматривалась сеть небольших ложбин, союзные войска выстроили свои оборонительные цепи. Люди стояли буквально плечом к плечу — для пехотинцев интервал составлял двадцать один дюйм, для кавалеристов тридцать шесть дюймов — и ждали приказа о начале движения.
К одиннадцати часам утра 140 тысяч человек — 73 тысячи солдат Наполеона и 67 тысяч воинов Веллингтона — ждали приказа Наполеона, который почему-то запаздывал. Его штабисты ждали команды, находясь на почтительном расстоянии. Одному из них, наблюдавшему за Наполеоном, показалось, что тот пребывает в состоянии оцепенения.
Будучи не уверен в надежности и стойкости союзных войск, Веллингтон ждал, на что решится Наполеон. Сам он был намерен защищаться, отнюдь не атаковать.
В конце концов ближе к полудню Наполеон отдал приказ, но не об атаке английских оборонительных линий, а об отвлекающем ударе в направлении замка Угумон.
Французская артиллерия открыла огонь на левом фланге. Английская артиллерия, располагавшаяся на холме выше Угумона, ответила, и войска, которые должны были решить судьбу Европы, начали сражение.
За шесть часов отчаянного, кровавого, переходящего в рукопашные схватки сражения обе армии были основательно измотаны, и центр оборонительных линий Веллингтона вряд ли смог бы выдержать новую атаку французов. Когда герцог лично прибыл к месту прорыва, его офицеры подтвердили: войска настолько обессилены за время длительного сражения, что удерживать позиции впредь не смогут. Веллингтон ничего не мог им предложить — ни подкрепления, ни какой-либо другой альтернативы, кроме одного: стоять насмерть.
Все ждали, когда загремят барабаны, подавая сигнал о новом наступлении французов, — наступлении, которое они не в силах отразить.
— Должны дождаться ночи или пруссаков, — услышал герцог у себя за спиной. Блюхер все еще не появился.


В Брюсселе весь воскресный день была слышна непрекращающаяся канонада, от которой сотрясались двери и окна и которая побуждала оставшихся в Брюсселе англичан поспешить с отъездом в Антверпен. Жоржи весь день провела, стоя у окна и наблюдая за потоком раненых на улицах, за повозками и снаряжением, за возвращающимися солдатами, которые распространяли слухи о том, что армия Веллингтона отступает.
Моррис умолял Жоржи отправиться в Антверпен, однако она отказывалась. Моррис сопровождал маркиза в течение всей Пиренейской кампании и о себе не слишком беспокоился. Но он представлял, как разгневается маркиз, если узнает, какому риску подвергается его жена.
— Вспомните о пожеланиях лорда Мара, — увещевал он Жоржи.
— Только бы он остался цел и невредим. Не беспокойся, Моррис, я сумею объяснить его светлости, что приняла это решение вопреки твоим энергичным протестам.
Осознав бессмысленность дальнейших споров, ординарец Симона сосредоточился на том, чтобы иметь самую свежую информацию с поля боя. Снуя между штабами, между английскими, голландскими и прусскими командными пунктами, он делал выводы из слухов и сплетен, которые просачивались в город. И всюду пытался что-либо узнать о маркизе.
К вечеру слухи об отступлении стали все более настойчивыми. В город хлынули толпы раненых, дезертиров и пленных. Говорили о том, что Веллингтон потерпел поражение и пустился в бегство, и не было никого, кто мог бы это опровергнуть.


Тем, кто занимал позиции в центре оборонительных линий союзных войск, было совершенно ясно, что надвигается момент кризиса. Было семь часов вечера, и если бы французы начали атаку, армия Веллингтона потерпела бы поражение.
Французский генерал Ней также понимал, что настало время для окончательного удара, ибо огонь со стороны войск Веллингтона все слабел. Но у Нея ничего не оставалось для того, чтобы нанести такой удар. Его уцелевшие войска были обессилены, а Наполеон не бросит в бой резервные части своей императорской гвардии.
В половине восьмого солнце опустилось совсем низко над лесом Угумона, и багровые лучи его с трудом пробивались через клубы дыма. Наполеон наконец приказал пяти батальонам вступить в бой под его личным командованием. Но именно в это время прибывший прусский корпус под командованием фон Зитена закрыл самые опасные бреши центральных линий.
В семь часов наполеоновская гвардия могла бы прорвать английскую линию обороны.
В половине восьмого снова наступило равновесие.
Наполеон недолго красовался во главе своей гвардии. Он остался у края ложбины, а далее наступление возглавил Ней. Тысячи французов двинулись навстречу английским ружьям. У англичан до этого выдался час отдыха, пришедшее подкрепление усилило их оборону, и они встретили французов мужественно, открыли огонь из всех орудий и мушкетов, стреляя в противника ядрами и картечью, и эта яростная защита создала огромные бреши в плотных колоннах наполеоновских войск. Не осталось в живых ни одного солдата из числа тех, кто шел в первых рядах наступающих французов. За первой волной последовала вторая, третья, четвертая. Через несколько минут пороховой дым на поле боя, казалось, совершенно вытеснил воздух. Земля была устлана мертвыми телами и ранеными.
Встретив столь яростный отпор, французы дрогнули и побежали.
— Гвардия отступает! — Этот крик разнесся над полем боя, и спустя несколько минут началось преследование отступавших. Веллингтон с громким щелчком захлопнул свою оптическую трубу, сорвал с головы шляпу и помахал ею.
Все, кто мог его видеть, поняли.
Адъютанты Веллингтона доставили полевым командирам приказ герцога: преследовать отступающих французов. Симон привез письменный приказ в распоряжение части фон Зитена. Прусский генерал стал читать послание и вдруг услышал, как молодой адъютант Веллингтона сказал: «Простите, сэр», после чего стал медленно падать. Маркиз потерял сознание раньше, чем коснулся пола.
Симон был ранен в бедро рано утром, однако, опасаясь, что его отправят в тыл, никому об этом не сказал. Однако потеря крови и утомление сделали свое дело. В бессознательном состоянии его перенесли в ближайший домик и оставили на попечение прусского сержанта. Фон Зитен в полночь уехал, победоносная армия союзников преследовала отступающих французов, и про Симона забыли.
К полуночи, когда маркиз не вернулся, герцог и окружающие его офицеры сочли, что он погиб.
Первый список потерь, в котором значились только старшие офицеры, был доставлен в Брюссель на следующее утро. Симон числился среди пропавших без вести. Моррис ломал голову, как сообщить об этом маркизе, но сказать нужно было, поскольку он собирался отправиться на поиски тела Симона.
Лицо Жоржи сделалось пепельным, когда она услышала новость, однако почти сразу же она расправила плечи и, вдохнув побольше воздуха, заявила:
— Я отправлюсь с тобой.
— Маркиз меня выпорет! Поле битвы — не место для посещения леди.
— В таком случае я пойду одна. — На ее щеках выступили красные пятна. — Ты понимаешь? Я не могу ждать здесь, находясь в полном неведении. — Голос ее дрогнул, но она тут же овладела собой. — Ты должен найти мне лошадь, либо я сделаю это сама.
И, не дожидаясь ответа, направилась в спальню, чтобы надеть сапоги для верховой езды.
— Позвольте мне еще раз съездить в штаб, чтобы узнать, есть ли новые данные.
Жоржи повернулась в дверях спальни.
— Если ты не вернешься через час, я уеду без тебя.
Ее тон, выражение лица были такими, что усомниться в этом было невозможно.
Моррис вернулся через полчаса: никакой новой официальной информации он не получил, однако ему удалось поговорить с двумя офицерами, которые видели Симона непосредственно перед тем, как он отправлялся с последним поручением Веллингтона.
— Лошади готовы, миледи. Двое офицеров — приятелей маркиза — сказали, что видели его в Ла-Э-Сенте. Он направлялся в Генап.
Утром почти вся армия Веллингтона двинулась на юг, оставив убитых и раненых на поле боя, где слышались стоны умирающих и носились запахи смерти. С утра сюда стали приходить крестьяне и деловито грабить мертвых, порой добивая раненых, прежде чем их раздеть. Здесь можно было видеть людей, качающихся под грузом одежды, огнестрельного оружия, шпаг, мешков с медалями и украшениями. Здесь было также немало зевак, которые, приложив надушенный носовой платок к носу, перешагивая через трупы, разглядывали поле сражения.
По дороге двигались повозки с ранеными, куда Жоржи и Моррис заглядывали в надежде найти Симона. Отъехав всего лишь на милю от Брюсселя, Моррис раздал всю свою воду раненым, которых мучила жажда. После того как фляги были снова наполнены в церковном дворе, они уже через несколько минут снова оказались пустыми. Путь к Ватерлоо было медленным и мучительным. Им встретилось огромное множество мертвых и умирающих людей и лошадей. Это все походило на огромную покойницкую. Слезы отчаяния катились по щекам Жоржи. Как сумеют они отыскать здесь Симона?
Путешествие их длилось почти целый день, поскольку дороги были запружены повозками, фургонами, всадниками, пешими людьми. Уже вечерело, когда они добрались до Генапа. Они заезжали в каждую деревушку, заходили в каждый крестьянский дом, спрашивая, не видел ли кто вчера английского офицера, и давали приметы Симона. Казалось, что все их расспросы бесполезны и бесплодны. Они были близки к отчаянию, когда один раненый солдат, сидевший на земле, вдруг ответил на их вопрос утвердительно.
— Полковник упал прямо на моих глазах, он потерял сознание вон на том месте. — Грубо обструганной палкой, которая служила ему костылем, солдат указал на дверь гостиницы.
Моррис первым обрел голос:
— Куда его отнесли?
— Не знаю.
— Я не хочу усугублять ваши страдания, миледи, но вы должны приготовиться к худшему, — тихо проговорил Моррис. — Его светлость могли унести куда угодно. Мы не знаем, насколько тяжело он был ранен. И никто не оказал ему медицинской помощи.
— Я понимаю. — Ей довелось за один этот день увидеть столько мук и страданий, что трудно было питать большие надежды. — Мы должны найти хотя бы тело… чтобы привезти его домой… — Слезы брызнули из ее глаз. Однако она быстро их смахнула, напомнив себе, что она не пережила того, что пережили солдаты вчера, что перенес Симон. В голосе Жоржи зазвучали решительные нотки: — Мы предложим награду за информацию. Скажи владельцу гостиницы. И поторопись, Моррис. Скоро будет темно.
Какой-нибудь крестьянин мог убить Симона и ограбить его, подумал Моррис, а тело закопать. Однако маркиза была права. Еще одна ночь только усложнит поиски останков. Щедрая награда может принести какую-то информацию.
Жоржи оставалась на лошади, пока Моррис ходил с предложением к хозяину гостиницы. Солнце садилось, время было дорого, однако она почувствовала некоторое воодушевление, она словно приблизилась к Симону.
— Раненого мужчину унесли из деревни. Это может быть Симон, — возбужденно проговорил Моррис, выйдя из гостиницы. Следом за ним шел крестьянин. — Этот человек покажет нам дорогу.
Сердце у Жоржи забилось так, будто она пробежала несколько миль.
— Только слишком не обольщайтесь, миледи, — предостерег ее Моррис. — Он знает лишь то, что этот офицер — англичанин.
— Он жив? Не щадите меня. Я хочу знать правду.
— Вчера вечером был жив. Больше этот человек ничего сказать не может.
— О Господи, — прошептала Жоржи, — сделай так, чтобы это был Симон.
— Я послал за местным доктором. За десять тысяч франков он может покинуть на один час свою переполненную больницу.
— Предложи ему больше. Я хочу, чтобы он пошел с нами.
Моррис что-то коротко сказал владельцу гостиницы.
— Он поедет вслед за нами, — пояснил Моррис.
— Как ты думаешь, это Симон? — с надеждой спросила Жоржи.
— Если это маркиз, он непременно будет жив, миледи. Нет такой пули или такого врага, которые могут его сразить, — с гордостью проговорил Моррис. — Он прошел тяжелейшую войну на Пиренеях и даже в таком аду сумел выжить.
— Спасибо тебе, Моррис. — Жоржи была благодарна ему за слова утешения и поддержки, они вновь вдохнули в нее надежду. — Маркизу повезло, что о нем заботишься ты.
— По крайней мере дюжина моих предков служила семейству Map, миледи. Мы найдем его, непременно найдем. Вот только вопрос — в каком состоянии?
Лачуга, к которой их привезли, имела весьма обшарпанный вид. Спешившись, Жоржи выкрикнула имя мужа.
И в ответ услышала благословенный голос Симона. В нем недоставало обычной силы, но это, без сомнения, был его голос. Жоржи бросилась к покрытой соломой хибаре, на ходу повторяя его имя, полуплача и полусмеясь, испытывая опьяняющее чувство благодарности и облегчения.
Она остановилась на пороге, ничего не видя, потому что внутри было темно.
— Ты выглядишь чудесно, — долетел из дальнего конца комнаты шепот Симона.
Вознося благодарственные молитвы, зная, что она отныне навсегда поверит в чудеса, Жоржи бросилась вперед и опустилась на колени перед соломенным тюфяком, на котором лежал Симон. Обхватив руками лицо мужа, она нежно поцеловала его.
— Теперь со мной все будет в порядке, — шепотом сказал Симон, и в его голосе послышались шутливые нотки.
— Вы хотите воды, сэр? — спросил Моррис, опускаясь на колени и протягивая флягу. Он увидел, что рядом с маркизом лежал заряженный револьвер.
— Это было бы очень здорово. — Симон не пил с самого утра. Взяв из рук Морриса флягу, он поднес ее ко рту.
— Тебе нужен доктор, — в панике сказала Жоржи, видя, как дрожит его рука, которой он держал флягу.
— Прусский солдат охранял меня с вечера, но утром уехал, — пробормотал Симон.
Моррис взял из руки хозяина флягу и помог ему сделать еще глоток. После этого Симон закрыл глаза, словно исчерпав остаток сил. Жоржи в отчаянии посмотрела на Морриса.
— Нам нужно доехать до деревенской гостиницы, сэр, — заявил Моррис.
— В моем бедре находится мушкетная пуля, — прошептал Симон, приоткрыв глаза, чтобы послать Моррису безмолвный сигнал. — Ее нужно удалить…
— Да, сэр.
— Никаких докторов… — Его голос замер.
— Да, сэр, я понимаю, сэр.
— Ты не смеешь! — воскликнула Жоржи, но, встретив предупреждающий взгляд Морриса, замолчала.
Симон потерял сознание, когда его поднимали на повозку. В гостинице его уложили на чистую постель, и Моррис позволил доктору осмотреть рану. Она была рваной, сильно воспалилась, и когда доктор сказал, что нужно пустить кровь, Симон покачал головой.
Моррис поблагодарил доктора, заплатил ему и проводил из комнаты.
— Из меня вытекло столько крови за эти два дня, что трудно себе представить, — со слабой улыбкой произнес Симон.
После бульона и яиц всмятку он почувствовал себя лучше.
— Надеюсь, Моррис, что ты сделаешь так, чтобы потери крови были минимальны.
— Да, сэр, сделаю все возможное. Бренди или настойку опиума, сэр?
— Бренди. И я не хочу, чтобы ты это видела, — обратился он к Жоржи. — Это не входит в круг обязанностей жены.
Жоржи была несказанно рада, что Симон жив и у нее не было иных обязанностей, кроме как быть женой.
— Я хочу быть ассистентом, если Моррису потребуется моя помощь.
— Тогда я в надежных руках. Давайте поскорее покончим с этим малоприятным делом.
Маркиз выпил полстакана бренди и кивнул Моррису.
Жоржи побелела, когда увидела, как Моррис сделал надрез скальпелем. Она поспешила сесть, чтобы не потерять сознание. Во время всей операции Симон не двигался и не жаловался. Когда мушкетная пуля была наконец удалена, рана промыта бренди и зашита, Симон поблагодарил Морриса так, словно тот оказал ему самую заурядную услугу. После этого он почти сразу погрузился в беспокойный сон, а когда проснулся ночью, попросил Жоржи, чтобы она легла рядом с ним.
Жоржи не на шутку всполошилась — у нее возникли опасения, уж не стало ли Симону хуже. Она осторожно прилегла рядом.
— Вот теперь я могу спать, — шепотом сказал Симон, погладив ей щеку тыльной стороной ладони. — Не покидай меня.
«Ты не покидай меня», — подумала она. Меланхолические нотки в его голосе снова ее встревожили. Заснуть она не могла и, повернувшись на бок, всю ночь наблюдала за ним, за тем, как он дышит, как поднимается и опускается его грудь, за цветом его лица и рук, лежащих поверх покрывала. Она всей душой переживала за человека, которого любила. Если бы молитвы могли помочь, Жоржи готова была бы молиться за каждого солдата, который сражался при Ватерлоо. Но самые жаркие молитвы она готова была вознести и возносила за человека, без которого — и это Жоржи твердо знала — она не может жить.
Когда наступило утро, Симон открыл глаза и, увидев возле себя жену, улыбнулся радостно и счастливо. В его взгляде читалась любовь, и от этого весь мир показался Жоржи светлым и солнечным.
Однако его выздоровление шло медленно — слишком много крови потерял он в момент ранения и после. В первые дни он был слаб и вял. Жоржи постоянно находилась при нем и почти не спала пять первых ночей. Когда у Симона возникало желание заговорить, она разговаривала с ним, когда он умолкал, она просто держала его руку. К концу недели он почувствовал себя лучше, и даже постоянно озабоченное лицо Морриса прояснилось.
— Я думаю, мы избежали заражения, миледи, — негромко сказал Моррис как-то утром, когда они готовили для Симона завтрак в соседней комнате.
Жоржи облегченно вздохнула.
— Ах, как здорово, как это здорово! — повторяла она со счастливой улыбкой.
— Должно быть, на будущей неделе его светлость уже сможет вынести путешествие.
— Пусть остается на месте столько, сколько нужно, Моррис. Не будем торопиться. Пусть мы пробудем здесь целый месяц, это не важно, лишь бы мой муж поправился.
Однако у Симона были другие планы. Ему надоело чувствовать себя беспомощным инвалидом.
— Найди карету, — распорядился он на следующий день. — Я хочу вернуться в Брюссель.
Ехали они медленно, с частыми остановками, чтобы Симон мог передохнуть, — дорога, по которой прошли две армии, была в безобразном состоянии.
Прибыв в Брюссель, они узнали, что Наполеон отрекся от престола и союзные армии двигались на Париж.
— Однако ты останешься здесь, — решительно сказала Жоржи, увидев засветившийся интерес в глазах Симона.
Он не стал возражать, понимая, что в целом война закончилась. Теперь дело в свои руки возьмут политики. Еще не изгладились из его памяти утомительные дискуссии в Вене, и все более заманчивым казалось возвращение в его дом в Йоркшире.
— Как ты относишься к тому, чтобы на месячишко съездить в Йоркшир, пока по Франции все еще маршируют армии?
— Если ты считаешь, что в твоей семье не будут возражать…
— При чем здесь семья?
— Ну хорошо, — улыбнулась Жоржи. — Йоркшир — это звучит очень привлекательно.
— Ты хочешь, чтобы ребенок родился в Лионе?
— Да, если в стране будет мир. Рождение ребенка будет означать своего рода возрождение моей семьи.
— Мы посмотрим, как будут развиваться события, и, если станет возможно, отправимся в Лион.
— Ты во всем идешь мне навстречу.
— Мне доставляет удовольствие делать тебе приятное.
Жоржи догадалась по его тону, что именно он имеет в виду.
— Даже и не думай! Ты еще полностью не поправился.
— Позволь мне самому судить об этом, — с улыбкой возразил Симон.
Жоржи некоторое время изучающе смотрела на него.
— Я не уверена, что ты достаточно благоразумен, чтобы судить об этом.
— Если бы я был слишком благоразумен, я бы не встретил тебя, — добродушно проворчал Симон. — Есть свои плюсы и в неблагоразумии. — Он приподнял черные брови и добавил: — Уважь меня, любимая. Ведь прошло уже столько времени.
— Я знаю. — Жоржи вдруг ощутила сладостные токи в теле. — Но, милый… ты и в самом деле чувствуешь в себе достаточно сил?
— Если я потеряю сознание, приведи меня в чувство поцелуем.
Однако Симон сознания не потерял. Он оказался обольстительно здоровым, и вскоре Жоржи почувствовала накат волны ошеломительно-сладостного оргазма.
После нескольких оргазмов, когда она наконец почувствовала себя удовлетворенной, Симон скатился с нее и, лежа на спине, сказал:
— Может, тебе будет интересно заглянуть под свои подушки?
Жоржи сумела лишь томно приподнять ресницы.
— Чуть позже, — шепотом сказала она.
— Тебе это понравится.
— В такой же степени, как нравишься мне ты? — пробормотала она и, улыбаясь, повернула к нему голову.
Симон хмыкнул:
— Нет, но все равно понравится.
Заглушив стон, ибо у нее не было сейчас сил даже пошевелиться, она запустила руку под подушку и достала оттуда изящную кожаную шкатулку.
— Этого не следовало делать, — прошептала Жоржи.
Симон лишь улыбнулся в ответ.
— Симон! — воскликнула она, открыв шкатулку и обнаружив там великолепные бриллиантовые серьги и ожерелье. — Да они просто восхитительны!
— Я обещал их тебе в Вене. У меня такое ощущение, что это я выиграл твое пари.
— Мы оба выиграли.
— Выиграли мы все трое, — поправил Симон и погладил Жоржи по слегка наметившемуся животу. — Я счастливейший из мужчин.
— Да, — тихо проговорила она и придвинулась к Симону поближе, размышляя о тех случайностях, которые привели к их встрече, о благосклонной фортуне и об ангелах-хранителях, которые следовали за ним близ Ватерлоо. — Судьба была добра к нам. И теперь мы едем домой.
— Хорошо бы теперь судьба позаботилась о моих противных родственниках! — усмехнулся он.
— Хочешь, чтобы я защитила тебя? — пошутила Жоржи. — Моррис, я думаю, подтвердит, насколько я безжалостная.
— Ах, ты, моя защитница и спасительница!
— С этого момента, милорд, вы можете чувствовать себя в полной безопасности, — игривым тоном заявила Жоржи.
Он так себя и чувствовал, но дело было не в каких-то страхах, а в любви, о существовании которой он еще недавно даже не подозревал. И он готов был благодарить любых богов, судьбу и любые таинственные силы, которые помогли ему найти свое счастье.
— Спасибо, моя любимая Жоржи, — также шутливо проговорил он. — Пребывание под защитой леди повышает возможности очаровывать. Ты теперь все будешь мне позволять? — нахально спросил он.
— Какая дерзость, Map! Ты меня обижаешь. — Однако на ее лице сияла улыбка.
— Каким образом ты хотела бы оказаться обиженной мной в следующий раз? — шепотом спросил он.
— Удиви меня.
Он улыбнулся. Подобная свобода действий была ему по душе.
— Во-первых, — негромко проговорил он, — тебе нужно надеть ожерелье и серьги…


Читать онлайн любовный роман - Соблазнительное пари - Джонсон Сьюзен

Разделы:



Ваши комментарии
к роману Соблазнительное пари - Джонсон Сьюзен



миленько
Соблазнительное пари - Джонсон СьюзенВ.
9.01.2012, 18.07





"Ерунда полная"
Соблазнительное пари - Джонсон СьюзенНИКА
16.01.2012, 18.11





Такое впечатление, что автору было нечего делать, и потому все свои нелепые и сумбурные мысли изложила для всеобщего обозрения. Жаль потраченного времени.3/10
Соблазнительное пари - Джонсон СьюзенItis
25.11.2012, 17.22





Мне понравилось. Простые понятные отношения между героями. Как говорится, коротко и со вкусом.
Соблазнительное пари - Джонсон СьюзенКэт
13.12.2012, 0.22





мне понравилось.Нормальные отношения между героями романа, учитывая браки того времени.
Соблазнительное пари - Джонсон Сьюзеннатали
18.08.2013, 18.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа



Rambler's Top100