Читать онлайн Прикосновение греха, автора - Джонсон Сьюзен, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прикосновение греха - Джонсон Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.43 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прикосновение греха - Джонсон Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прикосновение греха - Джонсон Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джонсон Сьюзен

Прикосновение греха

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Слушание прошло быстро, слишком быстро. Клуэ рассвирепел, когда открылись обстоятельства сокрытия завещания.
— Господа Клуары, либо ваш юный племянник получит свое наследство, либо вы сядете в тюрьму. — Бросив гневный взгляд в сторону адвоката Клуаров, который попытался что-то сказать, Клуэ продолжил: — И если эти условия не будут немедленно выполнены, я наложу на все весьма ощутимый штраф. Суд выносит решение в пользу истца. Дело закончено. Всего хорошего, джентльмены.
Жером Клуар выскочил из зала заседаний как ошпаренный. Филипп бежал сзади, едва поспевая за братом.
— Мы сегодня же уезжаем в Англию, — прорычал рослый мужчина. — Мальчишка исчезнет, а этот Клуэ может удавиться.
— Не уверен, что это разумно, — возразил Филипп.
— А я твоего совета не спрашивал, — проворчал Жером. — Оставайся здесь. Если у тебя поджилки трясутся, я предпочту, чтобы ты не ехал.
— Это всего лишь деньги. Они не стоят жизни.
— Это очень большие деньги. Мальчишка просто исчезнет. И если некоторое время спустя он отдаст концы в одном из приютов, нас никто не заподозрит.
— Детский приют — это уже лучше, — вздохнул Филипп с некоторым облегчением. Детей в приютах было не счесть, и в обществе на это смотрели сквозь пальцы. Произвести на свет незаконнорожденного ребенка представлялось куда более страшным грехом, чем безжалостно бросить его на произвол судьбы и обречь на верную смерть. — А как же мать? Наверняка Дюра за нее заступятся.
— Гросвеноры о ней позаботятся. Мне все равно, что они с ней сделают. Главное — выкрасть мальчишку.


Два дня спустя, в то самое утро, когда Паша отплыл из Марселя в греческий порт Навплион, в дом Трикси пришли несколько мужчин. Гарри Гросвенор привел с собой судебного пристава и еще двух человек. Один из незнакомцев был высокий, устрашающего вида, второй — пухлый и бесформенный, как пудинг, с бегающими глазками.
— Скажи своей хозяйке, что мы хотим ее видеть, — сказал Орди извиняющимся тоном судебный пристав Прайн.
— Да поторопись! — грубо добавил Гарри Гросвенор, протискиваясь мимо миссис Орд в коридор.
Следом за Гарри в прихожую ввалился высокий мужчина.
— Я получил приказ, миссис Орд, — пробормотал пристав и показал экономке какой-то документ. — От судьи Бенсона. — От смущения лицо его покрылось краской. — Вам лучше найти леди Гросвенор.
У миссис Орд екнуло сердце, и она отступила назад. Судья Бенсон был хорошо известен своей жестокостью. В прошлом году он отправил на виселицу двух браконьеров, несмотря на то что те охотились, чтобы спасти от голодной смерти свои семьи. Он также выступал в защиту использования дворянами капканов, хотя борьба против этих устройств принимала в парламенте все более широкий размах.
Оставив визитеров в холле, миссис Орд поспешила предупредить Трикси. Войдя в детскую, где Трикси и Крис вместе читали, она объявила:
— Это лорд Гросвенор, с Арчи на этот раз. Я почитаю Крису, пока вы с ними поговорите.
Но, несмотря на попытки экономки скрыть от Криса страх, по выражению ее лица можно было догадаться, что она испугана.
— Их только двое? — справилась Трикси, стараясь не выдать своего волнения.
— Четверо. Как жаль, что мистер Паша уехал.
Он не может здесь вечно находиться, чтобы ограждать меня всю жизнь от нежданных гостей, — промолвила Трикси сдержанно, не желая пугать сына. — Я скоро вернусь, Крис. Покажи Орди, как хорошо умеешь читать рассказ о средневековых рыцарях из твоей новой книжки.
— К двенадцати годам они уже умели драться, Орди, — сообщил мальчик экономке. — Ты посмотри на эти мечи! Такой меч можно было поднять только двумя руками!
Обрадовавшись, что Крис не заметил встревоженного состояния Орди, Трикси оставила их в детской. Призвав на помощь все свое мужество, она расправила плечи, придала лицу бесстрастное выражение и спустилась в холл, где ее ждали четверо визитеров.
— Мы пришли за мальчиком, — объявил Гарри Гросвенор.
В его глазах полыхала звериная злоба, как и в глазах Жерома и Филиппа Клуаров, стоявших рядом с ним.
Трикси остановилась на ступеньках и с такой силой сжала перила, что у нее побелели костяшки пальцев.
— Он мой. Вы не можете его забрать.
Громкий стук сердца гулким эхом отзывался у нее в ушах.
— Клуары приехали, чтобы заявить на мальчика свои права, — возразил Гарри с нескрываемым триумфом в голосе.
— У меня есть адвокат. Я буду бороться.
— Судья Бенсон подписал распоряжение. Приведи мальчишку, — сказал Гарри свирепо, — или мы пойдем за ним сами.
На секунду Трикси показалось, что она вот-вот упадет в обморок. Разве закон может быть таким жестоким?
— Ему всего четыре года.
— Приведи его, — приказал Жером.
Холодность его тона шокировала Трикси, вызвав свежий прилив адреналина в крови. Мысль ее лихорадочно работала. Она обдумывала различные варианты развития ситуации.
— Как, скажите на милость, вы можете увести его из его же дома? Не могу поверить, что это возможно.
— Объясните ей, Прайн, — велел Гарри Гросвенор.
— Прошу прощения, мэм, — промолвил Арчи с притворным сожалением, — но я должен проследить за исполнением распоряжения судьи.
Чтобы снова обрести способность говорить, Трикси пришлось сделать несколько глубоких вдохов. При мысли о том, что может случиться с ее сыном, ее переполнил ужас.
— Куда вы собираетесь его везти, Арчи?
— В Дувр, мэм, чтобы доставить во Францию.
— Я поеду с вами.
Ей требовалось время подумать, время, чтобы найти выход из этого страшного кошмара.
— Об этом не может быть и речи, — рявкнул Жером Клуар.
— Тогда позвольте мне проводить Кристофера хотя бы до Дувра, — взмолилась она. — В противном случае он не будет вести себя спокойно. Вы же не захотите стать объектом внимания и осуждающих взглядов, когда потащите за собой на пассажирское судно кричащего маленького мальчика, — сказала она. — Если же я буду рядом, все пройдет без шума.
— Пожалуй, это хорошая идея, — заметил Филипп. — А на борту мы позаботимся о том, чтобы у нас была отдельная каюта.
Пока Жером Клуар раздумывал, Трикси истово молилась, чтобы тот согласился. Ей требовалось время. Даже за час пути до Дувра она что-нибудь придумает, найдет способ сбежать.
— Плачущий мальчик привлечет внимание, — согласился Гарри Гросвенор, больше всего заинтересованный в том, чтобы вывезти Кристофера из Англии. Для этого все средства хороши. — Позвольте женщине поехать со своим отродьем.
За многие годы службы Арчи Прайну не раз доводилось выполнять неприятные поручения; бейлиф обязан следовать букве закона, даже если закон кажется несправедливым. Но видеть разрывающее душу горе маленького мальчика, разлученного с матерью столь жестокосердными людьми, как эти, было выше его сил. Все это заставило его подвергнуть сомнению законность совершаемых действий.
— Очень хорошо, — пробурчал Жером. — Если ты сумеешь заставить щенка молчать. Даю тебе десять минут на сборы.
— Спасибо, — пролепетала Трикси. Каждая отпущенная ей минута могла стать решающей в спасении сына. — Мы быстро соберемся.
— Ступай с ней, Арчи, — велел Гарри. — Только не вздумай нас провести, — предупредил он Трикси.
— Не волнуйтесь, сэр, — ответила она с наигранной покорностью, мысленно прослеживая маршрут из Берли-Хаус в Дувр: две почтовые станции, спуск по крутому склону, многочисленные доки и конторы, улицы, ведущие из гавани в город.
Увидев, что Арчи поднимется по ступенькам, она повернулась, чтобы идти за сыном. В коридоре второго этажа она остановилась, поджидая бейлифа. Трикси надеялась, что он ей чем-нибудь поможет.
— Очень сожалею, — пробормотал Арчи, понизив голос. — Это банда головорезов.
— А судья Бенсон понимает, что Крису всего четыре года? — спросила она. При мысли о том, как испугается Крис, у нее разрывалось сердце.
— Его это не касается, мэм, — ответил Арчи, поравнявшись с ней в коридоре. — У него сердце из камня.
— У вас есть дети, Арчи. Что бы вы сделали?
— Я бы хотел вам помочь, леди Гросвенор, но он тут же найдет способ со мной расправиться.
— А если бы вы при этом не присутствовали, — не унималась Трикси, наблюдая за сменой эмоций на лице пристава. — Станут ли они и тогда вас обвинять?
— Полагаю, нет, хотя с ними лучше не связываться. Они настоящие подонки, жестокие и опасные. А тот высокий — сущий дьявол.
— У кого-нибудь из них есть оружие?
— Только у меня, мэм.
Трикси улыбнулась. Впервые с того момента, как узнала об их визите.
— Я сама очень хорошо стреляю.
— Я знал вашего батюшку. И уверен, что он научил вас отлично владеть оружием. Но не стоит никого убивать, мэм. В противном случае у вас появятся еще большие проблемы. И я ничего не хочу знать, ваша милость, потому что мне придется клясться в суде на Библии.
— Мне только нужно, Арчи, чтобы вы, когда я буду упаковывать вещи, смотрели в другую сторону.
— Насколько мне помнится, они попросили меня пойти с вами. Других распоряжений, если не ошибаюсь, не было.
— Сомневаюсь, чтобы кому-нибудь из них могло прийти в голову, что леди возьмет с собой в дорогу целый арсенал.
— Трудно сказать, чего ждать от таких мерзавцев, но смею предположить, что вряд ли.
— Если вы побудете немного в детской с Крисом, я велю Орди собрать его вещи, а Джейн тем временем выполнит некоторые мои поручения. Сама я буду в соседней комнате. Если им вдруг вздумается последовать за нами, дайте мне знать.
— В вашем распоряжении всего десять минут, мэм. Желаю вам удачи. Эти господа и впрямь жестокие и опасные.
Как только Крису представили Арчи, мальчик не преминул заметить у нового знакомого оружие, и все остальное утратило для него всякий интерес. Он даже не обратил внимания, что Орди и мать торопливо выскользнули из комнаты.
Орди пошла распорядиться, чтобы Кейт срочно упаковала вещи ребенка, Джейн отправили на конюшню за Уиллом, в то время как Трикси, охваченная паникой, бросилась в кабинет отца. После его смерти эту комнату не использовали, и в ней еще чувствовалось его незримое присутствие. В какое-то мгновение Трикси ощутила тоску по своей ушедшей семье. Теперь ей предстояло самостоятельно решать свои проблемы и в одиночку сражаться с Гросвенорами и Клуарами. Но она тут же напомнила себе, что не имеет права расслабляться. Спасти их с сыном могла только ее решительность. Быстро достав со дна сундука чемодан, она подбежала к шкафу, где отец хранил пистолеты. Он коллекционировал оружие и держал коллекцию у себя в комнате, где мог ею любоваться. Вытащив из футляра три пистолета, она зарядила их порохом и пулями, после чего уложила в чемодан. Вслед за ними туда же последовала горсть патронов и два охотничьих ножа. Потом она попыталась запихнуть в чемодан небольшое ружье, но эта попытка не увенчалась успехом.
Трикси бросилась к себе в комнату и добавила к содержимому багажа кое-что из своей одежды: платье, смену нижнего белья, две пары чулок. В чемодане еще оставалось место для вещей Криса на тот случай, если его откроют. Не имея пока конкретного плана, Трикси понимала, что Берли-Хаус придется на некоторое время покинуть.
Когда Трикси открыла ящик письменного стола, чтобы взять жалкие остатки денег, ее взгляд наткнулся на адреса, оставленные Пашей. Ее занесенная рука застыла в воздухе над листком бумаги со списком имен и номеров, приковавших ее внимание. Импульсивно выхватив из ящика список, она сложила его пополам и тоже сунула в чемодан. Франция в данный момент не занимала ее мысли, а Паша был скорее случайным знакомым, чем другом, на которого можно рассчитывать. Нависшая над ней опасность затмевала все остальное, и ни о чем другом, кроме бегства, она не могла думать.
Было важно уйти от врагов прежде, чем они достигнут Дувра. Тогда ей с Крисом удалось бы затеряться где-нибудь на задворках Англии и выждать, пока ее возвращение домой не станет безопасным. Она могла бы наняться на работу в качестве гувернантки. «Или в качестве инструктора по дрессировке лошадей», — промелькнула у нее шальная мысль. Столь радостная перспектива вызвала на губах Трикси широкую улыбку, прогнав все ее страхи. Но страх тотчас вернулся. Навалившись на нее с новой силой, он вмиг оттеснил мимолетную радость. Ожидавшие внизу люди были ее реальностью, от которой некуда было скрыться. Захлопнув чемодан, она выскочила из комнаты и опрометью бросилась в детскую. Уилл вместе с другими слугами ждал ее в коридоре. Она быстро отдала последние распоряжения. Они не могли сбежать по черной лестнице, поскольку Арчи пришлось бы за это отвечать. Поэтому Трикси велела Уиллу незаметно следовать за каретой с двумя лучшими рысаками, прихватив с собой все драгоценности и деньги, какие он найдет.
— И римские монеты вашего батюшки? — справился Уилл.
Трикси на секунду задумалась.
— Он продал бы за вас, ваша милость, и вашего ребенка душу, — добавил Уилл поспешно, желая развеять ее сомнения. — Он был бы рад, если бы вы смогли ими воспользоваться.
— Очень хорошо, — согласилась наконец Трикси. — Принеси их.
— Я бы мог поехать напрямик, — предложил Уилл, — и снять несколько досок на мосту перед долиной Клостера.
— И когда все пойдут посмотреть, что можно сделать…
— Вы и Крис останетесь возле кареты.
— Куда ты доставишь лошадей? Может, нам с тобой стать разбойниками с большой дороги, Уилл? — пошутила Трикси. — Похоже, у нас мысли работают в одном направлении.
— Ваш батюшка тоже всегда на ходу соображал. Вероятно, это и помогло ему выжить во время путешествий в дальние страны.
— Возьми с собой несколько пистолетов, — хладнокровно велела Трикси.
— Уже взял.
— Арчи помочь не сможет, но мешать не станет.
— Лучше ему даже не пытаться. Мы были друзьями пятьдесят лет. А теперь ступайте, — приказал Уилл. — Орди сказала, что у вас всего десять минут.
Трикси кивнула.
— Мы вернемся, как только сможем, — объявила она, с трудом сдерживая слезы.
Кейт старалась продемонстрировать такое же мужество, но ее подбородок дрожал. Джейн плакала, не скрывая слез. Она была слишком молода, чтобы справиться с подобной душевной травмой.
— Мы позаботимся о Берли-Хаус, Мисси. Да пребудет с вами Господь.
Трикси обняла всех по очереди и, отослав прислугу прочь, вошла в детскую. Объявив Крису, что они едут в Дувр на экскурсию, она взяла его за руку и повела вниз по лестнице, развлекая по пути рассказом о достопримечательностях, которые они увидят. Свой чемодан Трикси предусмотрительно несла сама. В то время как вещи Криса нес следовавший за ними Арчи.
Оказавшись в компании мужчин, Крис старался держаться возле матери, прячась за ее юбкой. Жером велел Трикси и Крису покинуть дом, мужчины в молчании вышли за ними. Минуту спустя они стояли между домом и каретой, маленькая группка доведенных до отчаяния людей, связанных единой целью: спасти жизнь маленького мальчика. Перекинувшись несколькими словами с Жеромом Клуаром, Гарри Гросвенор ускакал прочь, даже не удостоив взгляда четырехлетнего малыша, которого собирался обречь на жалкое прозябание.
В карете никто не разговаривал. Клуары сидели напротив Трикси и ее сына и, казалось, не замечали их. Филипп дремал. Жером глазел в окно. Трикси смотрела, как за окном быстро проплывает знакомый пейзаж, и считала минуты, остававшиеся до моста. Поместив их багаж в сетке за каретой, Арчи вскарабкался на козлы рядом с возницей. Трикси не осмелилась просить внести ее чемодан в салон. Оценив на глаз расстояние с ее места до чемодана, она молча считала секунды и количество шагов, обдумывая, что скажет Крису, чтобы он не испугался.
Ей стоило огромных усилий сохранять самообладание.
«Кто мог предположить, — думала она, — что из-за Тео мне придется сражаться за собственную жизнь?» В тяжелое время глубокой депрессии, когда на протяжении трех долгих лет она ничего другого, кроме грубости, не знала, Тео стал для нее истинным утешением. Он воплощал в себе веселье и радость, когда она уже полностью отчаялась. И теперь эти люди, что сидели напротив, из-за денег Тео готовы были покуситься на жизнь Криса.
Она знала, что такое приют, в прессу время от времени просачивались скандалы, и всплывали на поверхность грязные подробности злодеяний, имевших место в том или ином приюте. Но справедливое возмущение быстро затихало, и бизнес по избавлению от нежеланных детей по-прежнему процветал.
«Нужно найти способ добраться до оружия», — подумала Трикси.
За окнами кареты проплыли две маленькие деревушки, раскинувшиеся на пути от Берли-Хаус к дороге на Лондон. Когда дорога пошла под уклон и они приблизились к долине Клостера, у Трикси участился пульс. Еще полмили, и они достигнут спуска в долину.
Вскоре она почувствовала, что возница затормозил. Колеса жалобно заскрипели. Карета несколько раз дернулась, дремавший человек проснулся и поднял сверкающую плешью голову. Он недоуменно заморгал глазами, щурясь от яркого солнца.
— Где мы? — пробормотал он сонно.
— Все еще у черта на куличках, — отозвался его брат и выглянул в окно. При виде крутого склона и резкого обрыва по левую сторону дороги он еще больше помрачнел. — Кучеру надо бы постараться удержать эту штуковину на дороге.
Его тон окончательно вывел Филиппа из заторможенного состояния. Распрямившись, он выглянул в оконце.
— Может, нам лучше пойти пешком? — пробормотал он со скрытой тревогой в голосе.
— Бога ради, прояви мужество!
От грубого замечания румянец на щеках Филиппа стал еще ярче.
— Мне следовало остаться дома, — заявил он обиженно, — а ты продемонстрировал бы свое мужество в одиночку.
— Мог бы и не ездить, все равно толку от тебя никакого.
— Кстати, я что-то не заметил, чтобы ты сделал что-нибудь полезное. Мы с таким же успехом могли отправить за мальчишкой кого-нибудь другого.
— Не могли. Кто-нибудь другой не справился бы. Я должен был сделать это сам, как, впрочем, делаю и все остальное, в то время как ты хнычешь, скулишь и жалуешься. Заткнись, черт тебя подери.
Эта перебранка братьев позволила Трикси прийти к выводу, что Клуары между собой не ладят. Стан ее врагов не отличался сплоченностью. Возможно, ей удастся обернуть это обстоятельство в свою пользу.
Пока коляска продолжала медленный спуск в долину, время, казалось, остановилось. Когда наконец они достигли низшей точки, у Трикси вспотели ладони и Сердце забилось как бешеное. Она сознавала, что другого шанса на спасение ей может не представиться.
Надо во что бы то ни стало осуществить задуманное.
Ругательства возницы свидетельствовали о том, что возникла какая-то непредвиденная проблема. Именно на это Трикси и надеялась. Мгновение спустя карета остановилась. «Уилл сделал свою работу», — решила Трикси. Ее тревога немного улеглась. Теперь оставалось уповать, что и дальше все пойдет по плану.
Открыв окошко, Жером Клуар выглянул наружу.
— Какого черта стоим? — заорал он.
— Часть моста разобрана, — донесся крик кучера. Выругавшись, Жером отворил дверцу и выпрыгнул наружу.
Затаив дыхание, Трикси ждала, что Филипп последует за братом, но тот даже не пошевелился. И Трикси не могла придумать, как заставить его выйти. От волнения все мысли вылетели У нее из головы. Младший Клуар сидел в углу, презрительно поджав губы и скрестив на круглом животике руки. Трикси охватила паника.
— Вы не станете возражать, если я пойду взглянуть, что произошло? — спросила она наконец, не желая сидеть в бездействии и молча наблюдать, как тает ее шанс на спасение. Она взялась за ручку дверцы. — Идем, Крис, — добавила она спокойно, стараясь не выдать своего страха, словно находилась с друзьями на прогулке. — Пойдем посмотрим, что случилось с мостом.
— Лучше никуда не ходить, — пробурчал Филипп.
— Вы хотите сказать, что ваш брат не позволил бы мне сделать это? — поинтересовалась она любезно, но не без насмешки.
— Я не позволю, — заявил он грубо и выпрямился. Держась за ручку дверцы, Трикси замешкалась. Решится ли она выпрыгнуть с Крисом из коляски, сможет ли Филипп ее остановить, и как далеко находится второй брат, который может воспрепятствовать ее побегу.
— Пригляди за женщиной, — донесся резкий голос Жерома, находившегося у моста.
— Сам за ней приглядывай, — проворчал Филипп и, откинувшись на сиденье, закрыл глаза.
Трикси облегченно вздохнула и распахнула дверцу. Взглянув на мост, она оценила расстояние, отделявшее ее от Клуара. Он стоял от нее ярдах в пятидесяти, повернувшись лицом к речке. Подхватив Криса на руки, она спрыгнула на землю и бросилась за карету. Она видела, как Арчи, укладывая багаж, положил ее чемодан сверху, и мысленно поблагодарила его.
— Сейчас за нами приедет Уилл, — шепнула она сыну, беря чемодан. Крис прильнул к ее шее, и Трикси еще крепче прижала его к себе. — А теперь молчи. Представь, что мы солдаты, выполняющие задание.
— Шпионское? — спросил он шепотом.
— И очень важное. Когда мы справимся, король нас наградит.
— Я буду молчать, — пообещал он, крепко обняв мать за шею.
Оставаясь вне пределов видимости тех, кто стоял у реки, Трикси открыла чемодан и достала заряженный пистолет.
— На вашем месте я не стал бы этого делать.
Она резко повернулась, и душа у нее ушла в пятки. Перед ней стоял Филипп.
— Ни с места, или я выстрелю, — предупредила она.
— Ты этого не сделаешь. Угрозы не получилось.
— Женщины не умеют стрелять, — заметил он.
До чего же он глуп! Любой, у кого есть мозги, должен с опаской относиться к пистолету независимо от того, в чьих руках он находится. Правда, в данный момент она и впрямь не могла стрелять, но не потому, что это противоречило логике Филиппа, а потому что, выстрелив в него, предупредила бы второго брата. С другой стороны, если она не выстрелит, то они с Крисом снова окажутся в плену.
Проклятие! И Уилла, как назло, нигде не видно.
— Я не шучу, — заверила она, надеясь выиграть время. — Если вы подойдете ближе, клянусь, я выстрелю.
— Ты даже не знаешь, как обращаться с этой большой и тяжелой штуковиной. — Филипп сделал шаг в ее сторону. — Будь благоразумной. Опусти оружие.
Вспомнив совет Арчи, она сместила мушку, чтобы не убить его, а только ранить, и нажала на спуск. Грохот выстрела заглушил истошный вопль Филиппа. Его эхо разнеслось по всей долине, взмыло в небо и заглохло где-то на полпути до Лондона. Но ничего этого Трикси не слышала, потому что со всех ног мчалась к поросли деревьев.
Жером обернулся на крик и, оценив ситуацию, побежал вдогонку. Но зацепился за ногу Арчи и вытянулся на берегу во весь свой рост.
— Прошу прощения, сэр, — извинился Арчи и подал руку, чтобы помочь упавшему подняться. Однако на этот раз сам споткнулся и тяжело рухнул на Жерома Клуара.
— Неуклюжий урод! — воскликнул Жером, побагровев. Арчи даже испугался, как бы того не хватил удар. — Немедленно слезь с меня!
Взглянув в сторону холма, Арчи увидел Уилла, скачущего во весь опор к карете, и всей своей тяжестью навалился на Жерома.
— Будь ты проклят! — простонал тот, хватая ртом воздух. Пытаясь подняться, Арчи вонзил локоть в грудь Жерома и подался вперед.
От пронзительного вопля Жерома лошади запрядали ушами, Арчи на мгновение оглох, а возница незаметно улыбнулся. С момента, как его наняли в Дувре, он уже неоднократно испытал на собственной шкуре гнев Жерома.
— Слава Богу, — выдохнула Трикси, стоя на краю дороги. Глядя, как Уилл с отчаянием погоняет лошадей, она испытывала такое чувство благодарности, что была готова в эту минуту уверовать в чудо. — Потерпи, миленький, — прошептала она Крису. — Уилл уже совсем рядом.
Мгновение спустя она передала мальчика конюху, осадившему своего рысака, и вскочила на второго коня, которого Уилл вел за собой на свободном поводке.
В молодости Уилл был лучшим из жокеев, и Трикси к десяти годам научилась у него управляться с лошадьми. Лучшие лошади, выращенные в конюшнях Берли-Хаус, уносили их прочь от Клуаров. Остановившись на следующем перекрестке, чтобы решить, в каком направлении ехать, Трикси сказала:
— Я буду спокойнее себя чувствовать на юге, и от дома это не слишком далеко.
— Хотя никому не придет в голову, что вы отправились на север.
Уилл говорил таким же спокойным голосом, как и хозяйка, чтобы не испугать мальчика, находившегося у него на руках и смотревшего на скачку как на еще одно радостное развлечение столь богатого на приключения дня.
После короткого обсуждения возможных вариантов они приняли решение двигаться на север, и несколько часов спустя маленькая группа въехала в Рамсгейт. В прибрежной гостинице они сняли жилье под вымышленными именами, и, пока Уилл играл с маленьким корабликом ручной работы, оставленным прежними постояльцами, Трикси и Уилл занялись подсчетами средств, которые Трикси могла потратить на свое проживание. Денег оказалось до ужаса мало, а следующий платеж, положенный ей отцом в качестве содержания, должен был прийти не раньше чем через два месяца.
— Монеты могут позволить вам продержаться до той поры, — сказал Уилл. — Нам в Берли-Хаус ничего не нужно.
Небольшая ферма Трикси была самодостаточным хозяйством. Но даже продав монеты, она вынуждена будет зарабатывать на жизнь до тех пор, пока не появится возможность вернуться домой, не подвергаясь опасности. Хотя при соседстве Гросвеноров такая перспектива представлялась маловероятной.
— Я должна найти работу, — решила она.
— Не слишком простая задача для женщины с ребенком, — сказал Уилл.
В эту секунду все как будто остановилось: биение ее сердца, шум волн за окном.
— Я как-то не подумала об этом, — прошептала Трикси. Она была уверена, что молодая женщина благородного воспитания и хорошо образованная с легкостью найдет работу, доступную для представительниц ее класса: гувернантки, компаньонки, няни, экономки. Но теперь с грустью осознала, что вряд ли кто-нибудь возьмет ее в услужение с довеском в виде ребенка.
— Я тоже остаюсь и ищу работу, — твердо заявил Уилл.
— Нет, ты не можешь. Тогда некому будет ухаживать за нашими лошадьми.
Разведение лошадей Трикси рассматривала как основной источник средств существования. Когда они продали одного из рысаков, Берли-Хаус не испытывал недостатка в деньгах на протяжении шести месяцев.
— Вы могли бы обратиться за помощью к Паше, — тихо предложил Уилл.
— Нет, Уилл. Это унизительно для меня. Мы слишком мало с ним знакомы.
— Он говорил, что хочет вам помочь.
— Не знаю, что бы он сказал теперь. А что еще он говорил? — спросила Трикси, вспомнив, что Паша и Уилл часто шептались по углам.
— Он переживал по поводу всего этого… из-за Гросвеноров и Клуаров. И он не ошибся, — угрюмо произнес Уилл. — Он просил послать за ним, если с вами приключится беда. Он не прикидывался, Мисси.
— Нисколько не сомневаюсь, что у него были самые лучшие намерения, но мне бы не хотелось идти к Паше Дюра с протянутой рукой. Тебе этого не понять. — Женщины вились вокруг Паши роем, и все чего-то от него хотели: секса или других милостей. Визит в салон модного платья на многое раскрыл ей глаза. — Я как-нибудь выкручусь.
— Гросвеноры не отстанут.
Напоминать об этом было ни к чему. Эта мысль засела у нее в голове как заноза. Даже если Клуары уедут из Англии, даже если она умудрится содержать себя и Криса вдали от Берли-Хаус, перспектива возвращения домой представлялась маловероятной.
— Почему бы нам не попытаться продать монеты? — предложила она. — А потом я буду думать, что делать дальше. — Трикси вдруг поняла, что больше не в состоянии все это выносить: неизвестность будущего, Клуаров и Гросвеноров, смертельную угрозу жизни ее сына, невозможность существования без денег вдали от дома. — У меня был ужасно тяжелый день, Уилл, — прошептала она в полном изнеможении. — Я больше не в силах говорит о делах.
— Пойду скажу, чтобы нам принесли ужин, — быстро проговорил Уилл. — А утром попробую найти покупателя на монеты. Ни о чем не беспокойтесь, Мисси. Все как-нибудь образуется.
Утром Уилл не только нашел покупателя на монеты. Он взял на себя смелость отправить письмо по адресу, который ему оставил Паша, описал все их беды и попросил о помощи. Капитан одного из кораблей пообещал позаботиться, чтобы письмо достигло Кале уже на другой день.
Уилл убедил Трикси повременить с поиском места хотя бы до его возвращения в Берли-Хаус и выяснения намерений Гросвеноров. Он надеялся, что за это время Паша ответит на его письмо. Посоветовав Трикси не привлекать к себе внимания на тот случай, если Гросвеноры и Клуары предпримут поиски, Уилл уехал, пообещав вернуться через неделю.
Последующие дни проходили в тиши и размышлениях. Единственной заботой Трикси было развлекать Криса в стенах маленького гостиничного номера. Аккуратно расходуя имевшуюся у нее небольшую сумму денег, она купила себе и сыну простую одежду, игрушки и несколько книжек, понравившихся мальчику. Когда сидеть взаперти становилось невмоготу, они совершали прогулки по морскому берегу. Дважды покупали у пирожника яблочные пироги и лакомились ими, сидя на причале и глядя на прибой.
Но их спокойному существованию вскоре наступил конец. Пополудни третьего дня, когда они вернулись в гостиницу, ее хозяин отозвал Трикси в сторонку и сказал, что о ней приходил справляться сыщик полицейского суда. Он разыскивал женщину с четырехлетним мальчиком, похожими на них по описанию.
— По обвинению в похищении ребенка, — уточнил хозяин гостиницы, понизив голос. — Но вы, мэм, на мой взгляд, на похитительницу совсем не похожи, — продолжал он дружелюбно. — Все же я подумал, что вам не помешает знать об этом. — Он подмигнул. — У нас с хозяйкой глаз наметанный. Двадцать с лишним лет содержим это заведение. Мальчонка совсем вас не боится. Но в городе найдутся люди, которые польстятся на вознаграждение. Трикси побледнела:
— Давно сыщик находится в Рамсгейте?
Она прикинула, сколько времени у нее осталось, прежде чем ее личность будет установлена.
— Недавно. Он сказал, что сперва наводил справки в гостиницах города. Если хотите, мэм, перебраться на континент, я знаю человека, который может вам помочь.
Подобное предложение Трикси поначалу шокировало. Неужели она похожа на преступницу, которой нужно бежать из Англии? Но разумный совет все же взял верх над эмоциями, и Трикси со всей ясностью осознала серьезность грозившей ей опасности. Сыщики полицейского суда славились своим умением отлавливать беглецов. И кто навел их на ее след — Гросвеноры или Клуары, — значения не имело.
Трикси поразилась тому хладнокровию, с которым сумела оценить ситуацию, словно наблюдала за собой со стороны. Взвесив свои возможности, она подумала, что, должно быть, миновала фазу истерии и теперь неуклонно приближается к летаргии. До возвращения Уилла оставалось несколько дней, так что принимать решение ей придется самостоятельно. Сможет ли она незамеченной перебраться в другую часть Англии? Не будет ли Клуарам легче ее выследить, если она сбежит в Европу?
— Куда плывет ваш друг? — спросила она.
— В Кале, мэм. Через два часа.
Это было недалеко от Парижа. И от Клуаров тоже. Но довольно близко и от Паши. Она не предполагала, что станет уповать на помощь мужчины его репутации. Как он отреагирует, если она вдруг появится на пороге его дома? Возникшее перед ее мысленным взором недоуменное выражение его лица отбило у нее желание бежать. Она не могла просить его позаботиться о ней. Она попытается найти убежище в Англии.
— А вот и он, мэм, — тихо произнес хозяин, указав в окно на высокого загорелого мужчину, направлявшегося в сторону гостиницы.
— Скажите, где найти вашего приятеля.
На принятие решения требуются секунды, когда обстоятельства не оставляют выбора.
— Моя жена вас проводит. — Он оттащил Трикси от окна. — Поторопитесь. — Он двинулся к двери в дальней стене приемной.
Было решено, что хозяин займет полицейского сыщика разговором, а его жена тем временем проводит Трикси и Криса задними дворами к кораблю.
— Потом, как только смогу, принесу ваши вещи, — пообещал хозяин гостиницы.
— Скажите моему человеку, Уиллу, когда он вернется, что я уехала к Паше.
В следующую минуту обе женщины и Крис выбежали в узкий проулок за гостиницей и помчались в сторону моря.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Прикосновение греха - Джонсон Сьюзен

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14ЭпилогПримечания

Ваши комментарии
к роману Прикосновение греха - Джонсон Сьюзен



Красивая любовь, но слишком много врагов. А сцены в плену так совсем лишние.
Прикосновение греха - Джонсон СьюзенКэт
8.11.2012, 16.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100