Читать онлайн Прикосновение греха, автора - Джонсон Сьюзен, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прикосновение греха - Джонсон Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.43 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прикосновение греха - Джонсон Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прикосновение греха - Джонсон Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джонсон Сьюзен

Прикосновение греха

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Проснувшись еще затемно, Паша осторожно, чтобы не разбудить Трикси, вылез из постели. Перед отъездом он должен был принять меры по ее безопасности. Их отряд получил приказ охранять обоз с провиантом, следовавший из Триполицы в Навплион, в котором перевозили зерно нового урожая в другое, более безопасное место, что было жизненно важно для боеспособности армии. До отъезда оставалось всего несколько часов.
Едва Паша вышел в гостиную, как тут же появился Жюль с чашкой кофе в руке.
— Ты спас мне жизнь, — поблагодарил Паша, принимая чашку.
— Я приготовил вам одежду, месье, — спокойно заявил Жюль. — И ваша ванна готова.
— Ты стоишь целого состояния, Жюль, — улыбнулся ему Паша. — Почему не просишь добавки?
— Вы достаточно платите мне, месье. — Банковский счет Жюля позволял ему безбедно содержать всю свою семью, проживавшую в Нормандии. — Я взял на себя смелость упаковать ваши седельные мешки.
— А бренди не нашел?
— Я принес ящик из вашего подвала, месье. В седельные сумки положил три серебряные фляги с бренди.
— Достаточно, чтобы перенести тяготы трудного пути. Сегодня поутру нам нужно нестись во весь опор в Триполицу. — Выпив кофе, Паша поставил чашку на стол. — Леди Гросвенор должна уехать в монастырь Святого Ильи еще до моего отъезда. Позаботься, чтобы ее вещи были упакованы, — распорядился Паша, входя в белую мраморную ванну. Взяв поданное Жюлем мыло, он с наслаждением погрузился в теплую воду. — Проклятые турки не дают нам покоя. Я бы не отказался от пары дней отдыха.
— Никое рассказал мне о ваших успехах в Лерне. Возможно, теперь армия Колокотрониса даст вам короткую передышку.
— Может, он и деньги вернет, которые украл из греческой казны, когда имел к ней доступ, — заметил Паша язвительно.
— Выходит, фракции по-прежнему разъедает коррупция?
— Я бы сказал, в еще большей степени, с тех пор как английские деньги дали им возможность требовать более высокого вознаграждения. Верность отныне продается и покупается. Правда, это не касается Макриянниса. Его армия этим летом демонстрировала чудеса храбрости. Если мы вовремя вывезем из Триполицы провиант, Ибрагиму не удастся довести Навплион зимой до голода.
— Вы надолго уедете?
— Дня на три-четыре, — сказал Паша и добавил: — Я бы хотел, чтобы в мое отсутствие ты присмотрел за леди Тросвенор. — Паша поднялся на ноги. — И всегда носи при себе оружие, — предупредил он Жюля, беря у него полотенце. — Я ненадолго отлучусь. Если Трикси проснется, скажи, что я скоро буду.
— Позавтракать успеете?
— Нет.
Паша быстро облачился в приготовленную Жюлем одежду и заткнул за пояс оружие. Даже в Навплионе никто не появлялся на улицах невооруженным. Минутой позже он уже выезжал из ворот дома.
Час спустя он вошел в спальню и. тихо приблизившись к кровати, на секунду застыл, очарованный пленительным зрелищем. Ему по-прежнему казалось нереальным, что она в Навплионе и спит в его постели. Трикси лежала раскрытая, воплощение женственности или, может быть, материнства. Он снова подумал о ребенке. Но в этот момент Трикси сама напоминала усталого спящего ребенка, и Паша невольно почувствовал укор совести. Ведь это он не давал ей ночью покоя. Но она оставалась податливой, игривой, отзывчивой, неистовой и требовательной. Однако потом ее одолели мысли об эфемерности жизни в военное время, и глаза ее увлажнились слезами. Город кишел шпионами и разбойниками, головорезами и работорговцами. Заприметив златокудрую красавицу, последние наверняка польстятся на высокую цену, которую смогли бы за нее выручить. Красивой женщине опасно оставаться в этом гнезде интриг и раздора, в городе, над которым нависла мрачная тень войны. Но он нашел для нее безопасное надежное убежище.
Паша сел на край кровати. Под тяжестью его тела матрас слегка прогнулся, и Трикси проснулась. Ее ресницы дрогнули. Веки приподнялись и тут же опустились.
Он осторожно коснулся изгиба ее щиколотки и провел пальцем по шелковистой коже.
— Где ты был? — пробормотала она.
— Ты скучала по мне?
— Мне не хватало твоего теплого тела, — тихо прошептала она и, потянувшись, вскинула ресницы. — Твоих неповторимых талантов…
— Тебе придется на несколько дней с этим смириться, — ответил он игриво. — Долг зовет.
Она капризно надула губки.
— И когда ты вернешься?
— Через три или четыре дня. — Он пробежал пальцами по ее телу, оставляя раскаленный след, и, достигнув подбородка, легонько приподнял его. Склонившись, он поцеловал ее в надутые губки. — А пока я увожу тебя в горы.
— Отдохнуть? — пошутила она.
При свете дня никто из них не упомянул о ребенке и выборе имени. Их жизнью управляла война.
— От турок, — уточнил Паша, взглянув на часы на прикроватном столике, и выпрямился. — Они обычно с главных дорог не сворачивают.
— Ты опаздываешь?
— Пока нет, но должен торопиться. А сейчас я отвезу вас с Крисом в монастырь. Отец Грегориос и его хорошо вооруженное братство будут вас оберегать.
— Навплион кажется таким красивым и многолюдным, что близость опасности совсем не ощущается.
Восходящее солнце озарило комнату. Сквозь открытые окна доносилось свежее дыхание душистого утра. Природа пробуждалась к жизни.
— К сожалению, у турок повсюду шпионы. Здесь чувствуешь себя в безопасности, если за твоей спиной стоит армия. А теперь вставай, дорогая. — Паша протянул к ней руки. — Жюль уже укладывает твои вещи.


Вскоре маленький отряд достиг стен живописного монастыря на холме, откуда открывался вид на залив. Вооруженные монахи у ворот устроили им проверку, после чего тяжелые дубовые двери, окованные железом, открылись, и они въехали в выложенный каменными плитами двор. Пока Жюль показывал Крису в водоеме двора рыбок, к ним вышел поздороваться архиепископ Грегориос. С длинной бородой, в широкой рясе и сандалиях, он был похож на персонаж из Ветхого Завета. Только кинжал и пистолет, засунутые за веревочный кушак, обвязанный вокруг пояса, портили это впечатление.
— Милости просим, — с нескрываемым радушием произнес он. — Мы рады предложить вам убежище, Паша-бей. Наступит ли когда-нибудь то счастливое время, когда турок прогонят с нашей земли и мы сможем жить в мире?
— Ибрагим пока не одержал победу, отче, — ответил Паша, спешиваясь и подавая узду монаху.
„ — Ему никогда не взять этот участок земли, пока мы вооружены. — Прелат похлопал пистолет на поясе. — Ваша дама будет в полной безопасности.
Паша направился к лошади, на которой сидела Трикси, и, протянув к ней руки, помог соскользнуть с седла, после чего подвел к архиепископу.
— Отец Грегориос, позвольте представить вам леди Гросвенор. Леди Гросвенор, это наш воинственный отче, первый священник в Греции, взявший в руки оружие.
— Со мной говорил наш Господь, леди Гросвенор, и я не мог отказать Ему. Добро пожаловать в нашу обитель.
— Спасибо, что приняли нас. Паша говорит, что, несмотря на идиллическое очарование Навплиона, нас со всех сторон подстерегает опасность.
— Полагаю, что это так, миледи. — В голосе священника прозвучали печальные нотки. — К сожалению, нам нужно остерегаться не только турок. Нашу страну раздирают противоречия, десятки военачальников никак не могут поделить между собой власть. Никогда не знаешь, кому можно доверять, а кому нет. Но мы верим в Бога и в это, — добавил он, положив руку на рукоятку сабли.
— Не забывая при этом ежедневно упражняться в стрельбе, — заметил Паша с широкой усмешкой. — Практика и боеприпасы, спрятанные в монастырских подвалах, никому еще не помешали.
— Господь помогает тем, кто не сидит сложа руки, Паша-бей.
— Если Он сохранит леди Гросвенор целой и невредимой, я возведу после войны новую часовню.
— Ваша щедрость к нашему ордену всегда находила благосклонность в Его глазах, мой друг, — сердечно произнес архиепископ. — Он с добротой отнесется к вашей измученной душе, когда вы предстанете перед Ним. Я поставлю за вас свечи.
— Буду премного благодарен, отче. Особенно сейчас, когда Ибрагим перебрасывает с Крита новые войска. Вы должны усилить ночной дозор, — предупредил Паша. — Ходят слухи, что Хуссейн Джеритл намерен вернуть свой гарем.
— Мои шпионы утверждают, что он взялся за это дело лично. Берегитесь незнакомцев среди своих, мой друг. Награда за вашу голову достигла соблазнительных размеров.
— Я сплю с открытыми глазами, отче, с тех пор как началась война. Грошем больше, грошем меньше — не все ли равно.
— Возьмите с собой брата Займеса. Он чует предателя на расстоянии.
Трикси прислушивалась к беседе с нарастающей тревогой. Слово «награда» занозой засело у нее в голове.
— Паша, пожалуйста, — взмолилась Трикси. — Возьми монаха с собой.
— Не волнуйся, дорогая, — успокоил ее Паша, ничуть не переживая из-за нюансов риска на поле брани, где вел извечную борьбу за свое существование. — Я до сих пор жив, как бы Хуссейн ни исходил злобой. — Несколько лет назад на одном из аукционов в Константинополе Паша из добрых побуждений помешал Хуссейну купить себе новую рабыню, предложив за нее более высокую цену, после чего отправил женщину на родину в Грузию. Так что их вражда имела более глубокие корни.
— А я сказал, что у брата Займеса есть два новых ружья Беренжера? — справился святой отец.
Паша улыбнулся:
— Нет, не говорили. Ладно, ваша взяла. Давайте его мне. Эти Беренжеры стоят лишнего солдата. — Паша повернулся к Трикси, потому что время было на вес золота и он должен был выехать из Навплиона еще полчаса назад. — Теперь слушайся святого отца и делай, что он говорит, даже если тебе это покажется нелепостью. — Он взял ее руки в свои и нежно пожал. — Я вернусь, как только смогу.
— Будь осторожен, умоляю… пожалуйста. Как же тяжело было с ним расставаться.
— Я и тебя прошу о том же, — сказал он с печалью.
— Не хочешь поцеловать меня в последний раз, — прошептала она. — Я имею в виду на прощание…
Трикси бросила взгляд на его преподобие.
— Я поцелую тебя перед самим папой римским, если захочешь.
Он привлек ее к себе, склонил голову и легко коснулся губами ее губ. Оторвавшись от нее, Паша заглянул Трикси в глаза, не представляя, как сможет рисковать жизнью, зная, что она его ждет. И что, возможно, у нее будет ребенок. С прошлой ночи его мир изменился. Он снова привлек Трикси к себе и поцеловал, но на этот раз по-другому, горячо и жадно, с налетом отчаяния. Она прильнула к нему, словно надеялась удержать. По ее щекам заструились слезы.
Паша тыльной стороной ладоней вытер ей слезы:
— Не плачь, дорогая. Я вернусь.
— Береги себя… ради меня, — прошептала она с болью во взгляде.
— Непременно, — ответил он с наигранной веселостью. — Брат Займес будет меня охранять.
— А у меня есть святой отец, — ответила Трикси в тон ему, стараясь скрыть одолевший ее страх.
— С нами Бог, — пробормотал он с задорным блеском в глазах. — Теперь слушайся Жюля, святого отца и понапрасну не рискуй, — велел он отрывисто, с новой отрешенностью в голосе. — Я вернусь дня через три-четыре.
— Тебе пора ехать? — В ее голосе прозвучала мольба.
— Ты знаешь это не хуже меня, — ответил он спокойно и, кивнув его преподобию, добавил: — Отведите леди Гросвенор внутрь.
С этими словами Паша направился к Жюлю с Крисом, попрощался с ними, вскочил на коня и через несколько мгновений исчез за воротами.


Жером Клуар окончательно потерял покой и способность рассуждать здраво. Желание сохранить за собой миллионы Жерико превратилось в манию. И он не желал признать поражение, готовый на все. Алчность двигала его помыслами и поступками. Он должен победить во что бы то ни стало.
Он привел в порядок свои дела, оставив Филиппу длинный список распоряжений на несколько недель вперед, в течение которых рассчитывал отсутствовать. Потеряв надежду переубедить брата, Филипп спокойно выслушал его приказы и с нетерпением ждал, когда тот оставит его в покое.
Отправляясь на юг, Жером прихватил с собой целый арсенал. В Марселе, доки которого служили прибежищем для всякого рода преступников, он нанял убийцу, говорившего на всех языках Средиземноморья, что было особенно ценным для человека его специализации. Требуемая сумма быстро перекочевала из одного кармана в другой. Неделю спустя после отъезда Трикси Жером взошел на борт корабля и пустился в плавание в том же направлении, что и она. Невосприимчивый к красоте летнего моря, он всю дорогу ворчал, выражая недовольство скукой и медлительностью путешествия. Подгоняемый нетерпением, он мечтал ступить на берег Греции и начать преследование своей жертвы. о Второй человек, одержимый аналогичным желанием, сидел мрачнее тучи в своем шелковом шатре под жарким солнцем на холме близ Наварина. Трепеща перед разгневанным командиром, его лейтенанты ходили на цыпочках. Потерпев поражение от рук Макриянниса и Паши-бея, Хуссейн Джеритл распекал своих офицеров. Мало того что ему предстояло держать ответ перед Портой о причинах позорного поражения при грандиозном перевесе в военной силе, еще больше он скорбел о потере гарема. Но хуже всего было то, что этот удар Хуссейн получил от своего давнишнего врага — Паши-бея.
— У вас всего два дня, чтобы смыть позор нанесенного мне оскорбления, — неистовствовал он, сжимая подлокотники походного кресла, инкрустированного слоновой костью. — Я хочу, чтобы вы вернули мне гарем, а голова Паши-бея торчала на копье перед входом в мой шатер. — Его глаза холодно сверкнули, и он всем телом подался вперед. В отличие от свояка Ибрагима, дородного и рыхлого сибарита, получившего высокий пост в силу своего происхождения, Хуссейн добился занимаемого положения путем военных успехов, позволивших ему жениться на дочери Мехмета-Али. — Если, — произнес он вкрадчиво, от избытка переполнявших его чувств его голос вибрировал, — вы не справитесь с этим заданием, я вас закую в кандалы и отправлю в Порту.
Все без исключения поняли, что стоит за этой угрозой. В Порте их признают виновными в трусости и казнят, посадив на кол. Жертвы столь изощренной формы казни умирали мученической смертью. Услышав подобную угрозу, офицеры Хуссейна заметно побледнели.
— Полагаю, мы поняли друг друга.
Еще больше наклонившись вперед, он обвел под-, .„ чиненных свирепым взглядом.
Повисла гнетущая тишина. Наконец один из офицеров набрался смелости и ответил, что да, все понятно.
— Очень хорошо, — прорычал Хуссейн. — Надеюсь, что акт возмездия будет осуществлен в течение двух дней.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Прикосновение греха - Джонсон Сьюзен

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14ЭпилогПримечания

Ваши комментарии
к роману Прикосновение греха - Джонсон Сьюзен



Красивая любовь, но слишком много врагов. А сцены в плену так совсем лишние.
Прикосновение греха - Джонсон СьюзенКэт
8.11.2012, 16.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100