Читать онлайн Мой дерзкий герой, автора - Джонсон Сьюзен, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой дерзкий герой - Джонсон Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.54 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой дерзкий герой - Джонсон Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой дерзкий герой - Джонсон Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джонсон Сьюзен

Мой дерзкий герой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Либо водитель был старым приятелем Бобби Серра, либо тот легко заводил друзей, потому что почти всю дорогу до дома Мег Джо из «Иден прери» без устали обсуждал охоту и рыбалку в Монтане.
Бобби намеренно поддерживал разговор – чтобы контролировать то, что обычно держал под контролем. Но когда они вырулили на дорогу, ведущую к дому сестры Касси, выстроенному в деревенском стиле – с крылечками, остроконечными крышами и еще не разросшимися розариями и деревьями, он вежливо извинился:
– Я, как вы, наверное, уже сообразили, родом из Монтаны, вот мы с Джо и трепались всю дорогу. Он любит поговорить. Простите.
– Нет проблем. – На самом деле Касси это было на руку, она даже ощущала облегчение от того, что ей не пришлось напрягаться и придумывать, что и как сказать.
«Так он, оказывается, из Монтаны. Это объясняет цвет его волос и глаз», – подумала Касси, внезапно узнавая во внешности Бобби черты коренных жителей Америки. И словно его привлекательный образ кинозвезды требовалось еще больше романтизировать, перед ее внутренним взором тут же возникли лихие воины в полном боевом облачении и при регалиях. На великолепных конях они стремительным галопом неслись прямо на нее, врываясь в сознание. И воин, скачущий впереди войска, конечно…
– С вами все в порядке?
Касси внезапно очнулась, вернувшись в реальность, и попыталась выбрать наиболее удачное оправдание из множества оправданий, роившихся в ее голове, каждое из которых боролось за свое первенство.
– Она часто витает в облаках.
В дверях стояла улыбающаяся Мег.
– Ничего подобного.
– Я пытаюсь быть вежливой. Он подумал, что ты уснула. – Мег двинулась навстречу, протягивая руку. – Я Мег. А вы, должно быть, Бобби. Спасибо, что дали Касси возможность немного подзаработать. Джей оставил ее в таком тяжелом положении, хотя вам это, конечно, неинтересно, но… все равно… спасибо.
– А меня что, вроде как здесь нет? – выразила недовольство Касси, вклиниваясь в разговор. Она не терпела, чтобы ее личные дела обсуждались с посторонними.
Мег расплылась в улыбке:
– Я старшая сестра. Я имею право тебя защищать.
– Это слово – «защищать» – у тебя означает «вогнать в краску»?
– Развод – штука неприятная. – Бобби пожал плечами. – Не смущайтесь.
– Вот видишь! – Мег послала Касси улыбку. – Ну заходите же, заходите оба, – обратилась она к ним, будто они с Бобби были парой, а ведь они парой не были. Лишь подумав о подобной нелепости, Касси покраснела, но сестра ничего не заметив, продолжила: – Я приготовила для вас кувшин лимонного коктейля, чтобы смягчить конец трудного дня. У тебя, Касси, усталый вид. Она плохо спит. – Мег снова улыбнулась Бобби: – Но теперь, когда вы здесь, возможно, дела пойдут на лад.
– Ну хватит! – огрызнулась Касси, краснея еще больше.
– Извини. Но что тут такого? Почему я не могу сказать, что у тебя усталый вид, когда ты действительно выглядишь усталой? – как ни в чем не бывало, ответила Мег. – Идите, располагайтесь на террасе, отдыхайте.
Касси собиралась улучить момент наедине с сестрой, чтобы объяснить, почему ее старания сосватать их с Бобби Серром, напоминающие телодвижения слона в посудной лавке, скорее всего не увенчаются успехом: мало того, что он убежденный холостяк, вокруг него к тому же вьется стая амбициозных старлеток и моделек, но что еще более важно – просто Бобби Серры всего мира не для нее. Хотя вот и Джей тоже, выходит, оказался не для нее. Возможно, ей стоит обратиться за консультацией к свахе, которая направила бы ее в нужном направлении.
Едва они вошли в дом, как им навстречу через весь холл с криками «Касси! Касси! Касси!» бросились два белобрысых карапуза.
Уронив сумочку и сбросив туфли на шпильках, Касси чуть наклонилась вперед, приготовившись к удару. Но на ее лице сияла улыбка. Только один вид этих сорванцов уже делал ее счастливой.
– Чего ты нам привезла? – в один голос завизжали дети, вырываясь из ее объятий. – Где игрушки?
– Ну кто так себя ведет?! – устыдила их мать.
– Я с работы, – оправдывалась Касси, ничуть не обижаясь на детскую корысть. Ее любимые тети всегда привозили ей какие-нибудь милые безделицы. – В следующий раз обязательно что-нибудь куплю.
– А как насчет этого? Сгодится? – Бобби вытащил из кармана шорт маленький медный компас и ручку с фонариком.
Касси с Мег были тут же забыты ради блестящих штучек. Им оставалось только наблюдать, как обаяние Серра распространяется на тех, кто в силу своего возраста еще ничего не знает о мировых секс-символах. Двухлетний Люк и трехлетняя Зои стояли как загипнотизированные и, широко распахнув глаза, смотрели, как опустившийся перед ними на корточки Бобби демонстрировал им такие загадочные вещи, как компас и ручка. Он говорил с детьми по-дружески, каждому дал повертеть в руках ручку, позажигать лампочку и поэкспериментировать с крутящейся стрелкой на циферблате компаса, доступно, на их языке, объяснил, как заставить и то, и другое работать, после чего раздал подарки.
– Это потрясающе, – сказала Мег, когда дети, зажав в руках свои приобретения, убежали. – Я заберу это у них потом.
– Ни в коем случае. Такая ерунда, пусть все остается у них. И позвольте поблагодарить вас за приглашение на ужин. Я уже очень давно не видел домашней еды.
– Мы ждем только Уилли: Оза нет в городе.
В ответ на молчаливый вопрос во взгляде Бобби Касси пояснила:
– Освальд – это муж Мег, но называть его Освальдом даже не пытайтесь, если не хотите обрести себе в качестве врага бывшего полузащитника футбольной команды весом в триста фунтов.
Бобби улыбнулся:
– Понял.
– Мама Оза все надеялась на наследство какого-то богатого дядюшки, – пустилась в объяснения Мег. – А тот, когда ему стукнуло семьдесят пять, взял да и женился на молоденькой официанточке, которая годилась ему во внучки. В итоге ей-то он все и оставил. Немного похоже на…
– Только молчи, не смей говорить этого, – предостерегла ее Касси.
– Ну хорошо, хорошо, идите выпейте. – Мег кивнула по направлению к кухне: – Пойду проверю, как там ужин, а заодно посмотрю детей.
Снова надев свои туфли на шпильках, Касси повела Бобби через холл на застекленную веранду, выходившую на задний двор дома и соседские задние дворы в этом новом комплексе, только что отстроенном на месте кукурузного поля.
– Красота-то какая, – сказал Бобби, с наслаждением окидывая взором вид, открывавшийся из больших, во всю стену, окон.
– В том случае, если вы общительный человек. Мег говорит, отсюда видно даже, что едят соседи, расположившиеся на своих патио. Но Мег ладит со всеми. И не смотрите на меня так. Не обязательно же все в одной семье должны быть экстравертами.
– Или полузащитниками. Понимаю.
– Вы, я думаю, были нападающим, угадала? – спросила Касси, придвигаясь к запотевшему кувшину с лимонным коктейлем. Акриловый поднос с кувшином был установлен на старом, но немного подновленном Мег плетеном столе.
– Лет сто назад, наверное.
– Прежде чем заделались Джеймсом Бондом мира искусства.
– Не совсем. Это моя работа, вот и все. От которой я получаю удовольствие.
– Слухи о вашем особенном стиле получения удовольствия щекочут нервы многим незаметным рядовым работникам музеев, занятым рутинным трудом.
Он улыбнулся:
– Мне и в голову не приходило, что вас это может интересовать.
С коктейльным бокалом в руке Касси обернулась через плечо:
– А меня это, собственно, и не интересует. Я вообще на тысячелетие вперед решила отказаться от мужчин.
Удивленный ее словами, Бобби внезапно уловил в них вызов лично себе. Чтобы обуздать возникшее у него желание, потребовалось несколько секунд.
– Вот до чего вас довел развод, – осторожно заметил он.
– Судите по собственному опыту? – Касси наполнила свой бокал лимонным коктейлем.
– Не совсем.
– Ну и балда же я! Конечно! Ведь вы же мужчина.
Бобби мог бы объяснить Касси, что им с Клэр вообще было противопоказано жениться, поэтому и развод их оказался немного менее болезненным, чем мог быть, и что «немного» в данном случае – понятие весьма относительное. Что он сам, когда случилось неизбежное, долгое время ходил мрачнее тучи. Однако Кассандре Хилл, думал Бобби, наверное, не слишком-то интересно будет выслушивать, как его либидо оставалось невосприимчивым к любым, даже очень сильным, эмоциональным потрясениям. Тогда эта сексапильная рыжая девица с умопомрачительными ногами, которую навязал ему Артур, уж точно почувствовала бы свое право безоговорочно заклеймить весь мужской род. И странно – ему вовсе не хотелось доводить ее до нервного срыва. И очевидная причина этого вызывала в нем какое-то смутное раздражение.
Хотя даже если бы он все же признался себе, что хочет ее, это все равно ни к чему бы не привело.
Мысль определенно скверная, не предвещавшая ничего хорошего в данной обстановке – то есть в доме ее сестры. Тем не менее, когда Касси слегка наклонилась, чтобы поставить кувшин на поднос, и обнажила еще одну пядь своих длиннющих ног под короткой юбчонкой… у Бобби мигом напрягся член.
К счастью, в этот момент послышались эхом разносившиеся по всему дому звонкие детские крики и визг, способный подавить даже его разгоревшееся желание. Когда Касси развернулась с бокалом в руке, Бобби хватило сил, чтобы проговорить сравнительно спокойно:
– Если мы с вами собираемся вместе работать, то в будущем, наверное, следует избегать разговоров на личные темы.
– Стало быть, ничего подобного вроде «Вам, кажется, приятно меня видеть», я говорить не должна?
Бобби поморщился:
– У вас чертовски короткая юбка.
Касси повела бровями:
– Разве я виновата, что вы не в состоянии держать себя в руках?
– В чем это ты виновата? – В комнате возникла Мег с подносом крабовых канапе.
– Ни в чем. Я невинна, как ангел, – сказала Касси с улыбкой, тогда как Бобби, стараясь скрыть образовавшуюся выпуклость в своих шортах, встал вполоборота и направился к столу с коктейлем.
Мег с укоризненным видом, будто лазером, просканировала свою сестру:
– Не спорь с ним. Он нашел подход к моим детям.
– А я и не спорю. Я вообще никогда не спорю. Я менее всех на свете склонна к спорам. – Некоторым образом польщенная реакцией Бобби Серра, который знался с супермоделями, с готовностью прыгающими к нему в постель, Касси в то же время старательно избегала мысли, что он сейчас, вполне возможно, так отреагировал бы на любую женщину, и позволила себе беззастенчиво побаловать свое тщеславие.
– Сколько же ты выпила? – с подозрением поинтересовалась сестра.
– Еще мало. – Касси поднесла бокал к губам и залпом осушила его, потому что после краткой минуты торжества ей оказалось трудно – или почти невозможно – спокойно смотреть на вздувшиеся на ширинке шорты Бобби Серра, тогда как у нее самой не было секса очень-очень-очень давно. А то, что она успела увидеть, пусть даже мельком, было очень впечатляющим.
– Присмотрите за ней, пожалуйста, пока меня нет, – обратилась Мег к Бобби, устраивая канапе на маленьком столике. – Она совсем не умеет пить.
Касси сглотнула.
– Умею.
– С каких это пор?
– С тех самых! – Ну почему, почему она в присутствии сестры вечно начинает говорить как ребенок?
– Хм! – Мег кивнула Бобби. – Вот видите: две порции для нее – предел, – сказала она, покидая комнату.
На какое-то время воцарилось молчание. Бобби развернулся и с насмешливым видом поднял бокал:
– Как бы не так! Верно?
– Надсмотрщики мне не нужны, – пробормотала Касси, осторожно отводя взгляд от того, что располагалось у него ниже пояса.
Бобби, заметив это, чуть было не сказал: «Можешь смотреть. Все уже путем».
– Ну пожалуйтесь мне, – вместо этого проговорил он. – У меня тоже есть старший брат.
– Шутите! Чтобы вами кто-то командовал?
Прежде чем Бобби ответил, прошла минута, потому что Касси пересела в плетеное кресло, закинув ногу на ногу – ну прямо Шерон Стоун в «Основном инстинкте», ни дать ни взять, – и желание Бобби стало опять с головокружительной скоростью набирать обороты.
– Он пытается, но мы редко видимся, – ответил он наконец, тщательно следя за своей интонацией и – по очевидной причине – даже не пытаясь подняться со своего места. – Он живет на Гавайях.
– Почему? – Касси вспомнила, что в разговоре о Монтане упоминалось действующее ранчо. Это ранчо являлось частью его яркой биографии, предлагаемой уважаемой публике.
«Не смотри на ее ноги».
– Он любит виндсерфинг.
Простой вопрос – простой вопрос. Но эта гламурная жизнь, которую она видит на экране телевизора, чертовски далека от сферы ее компетенции.
– Он женат. – Бобби проговорил это с той настороженностью, с какой обычно говорят мужчины, когда в беседе всплывает слово «женат».
– Дети есть?
– Четверо.
– Ого! А вы, значит, брат, которому неведомы семейные ценности?
– Вас я тоже не представляю с детьми.
– Не будем об этом.
– Простите. Больной вопрос?
– Один из многих благодаря моему бывшему мужу, который воспринимал окружающий мир как свой собственный, принадлежащий ему одному парк развлечений.
– Пока вы, как примерная жена, безвылазно сидели дома и гремели кастрюлями?
– Не понимаю, как это мы вышли на эту тему? – Мог бы свой сарказм оставить при себе.
– Вы спросили про моего брата.
– Так вы действительно узнали, кто эта женщина? Я о полотне вдовы Де Бирс за диваном в Хертфордшире?
Эта дипломатичная перемена разговора вызвала на лице Бобби улыбку.
– Да, это был автопортрет ее любимого Рубенса с его первой женой. Только представьте себе, некоторые из похищенных картин бандиты просто выкинули в канаву. – Бобби стало полегче дышать. Беседа об искусстве куда безопаснее, чем мысли об этой женщине, черт бы их побрал! – Ведь многие похитители художественных ценностей не имеют ни малейшего представления о том, что крадут, – эдакие, знаете ли, молодцы с кувалдами и ломами вроде тех, что в Норвегии утащили «Крик»,
type="note" l:href="#n_7">[7]
а потом попытались загнать его двум детективам из Скотленд-Ярда. Но бывает, попадаются профессионалы. Например, похитители Коро сняли картину в Лувре в самые посещаемые музейные часы. Полотно исчезло из поля зрения. Небось, висит на какой-нибудь асиенде у какого-нибудь заправилы наркобизнеса. У вас опять верхняя пуговица расстегнулась. – Бобби присудил себе несколько очков за то, что не заглянул в ложбинку у нее на груди.
– Послушайте, это не нарочно, надеюсь, вам понятно? – быстро отреагировала Касси, застегивая пуговицу. – И сегодня утром это тоже было случайно. Артур скорее всего подумал иначе, но я не хочу, чтобы вы тоже пребывали в этом заблуждении. Вам ясно?
– Кристально.
– Вот и хорошо, – припечатала Касси, поднимаясь со своего места. – И еще одно: к вашему сведению, я очень хорошо переношу алкоголь, так что, когда возьмусь за следующий бокал, не вмешивайтесь, оставьте меня в покое.
– И не собирался, – спокойно разуверил ее Бобби. Как раз в этот момент из дверей послышался громкий голос:
– Ну ничего себе! Ну и дела! Касси, познакомь меня.
– Уилли Петерсон, Бобби Серр. И прекрати пыхтеть и задыхаться, Уилли. Это неприлично.
– Он твой? Отбивать разрешается? – поинтересовалась Уилли, решительно вышагивая по комнате. Ее тело, покрытое загаром, демонстрировало пользу интенсивных тренировок с отягощением и ежедневной упорной игры в гольф.
– Валяй. – С Мег и Уилли, решившей пококетничать с Бобби Серром, вечер обещал затянуться. Касси прикинула, на сколько порций ей хватит того, что оставалось в кувшине, потому что без этого ей, видно, не обойтись.
Бобби пришлось встать, и Уилли, приблизившись, протянула ему руку:
– Скажите, что вы играете в гольф, и я пойму, что попала в рай.
– Извините, – с улыбкой ответил Бобби, пожимая ей руку. – Только когда у меня нет другого выхода.
– Ну тогда вы, надо думать, кое в чем другом мастер, – промурлыкала Уилли.
Бобби, расхохотавшись, ловко и деликатно высвободил свою руку.
– Мег говорит, вы победительница женских состязаний «Ю-Эс опен». Поздравляю!
– Мам, я тоже хочу домпас! – закапризничал вбежавший в комнату карапуз. – У Дюка есть домпас! А он мне его не дает!
Уилли повернулась к сыну, Коулу.
– Рыбка моя, смотри, – сказала она, вытаскивая из сумочки ключи и протягивая их малышу. – Ты можешь поиграть с ними.
Насупленный мальчик тотчас просиял. Взяв протянутое ему кольцо с ключами и широко улыбаясь, Коул немедленно сунул болтавшийся на нем свисток в рот и принялся дуть в него с такой силой, что его лицо налилось кровью.
– Деточка, пожалуйста, прошу тебя, иди посвисти где-нибудь в другом месте! – крикнула ему Уилли, пытаясь перекрыть оглушительный свист. – Ступай покажи его Люку и Зои!
В ушах у Касси еще не утих звон, когда за спиной сына Уилли захлопнулась дверь.
– Какой славный мальчуган, – улыбнулась Касси, надеясь, что ее барабанные перепонки не получили непоправимых повреждений.
– Он очень похож на Тодда, ну просто вылитый, ты не находишь?
– Одно лицо. – Слишком вежливая, чтобы спросить незамужнюю Уилли, почему он похож именно на Тодда, Касси заметила: – Однако своим веселым нравом он обязан тебе. – Ложь из вежливости по сути и не ложь вовсе, а просто средство избежать грубости.
– Ну разве он не прелесть?! – разошлась Уилли с обычной для родителей непонятной слепотой.
– Уж такая прелесть, что просто слов нет. – Как это прозвучало? Не грубо? – Не желаешь ли выпить?
За выпивкой Уилли выложила подробности своей победы, одержанной на женском состязании «Ю-Эс опен», а потом Мег пришла позвать их на ужин. Дети уже были усажены за стол.
У Мег имелась специальная детская мебель: твердый клиновый стол и более тяжелые, чем обычные, резные деревянные креслица. Какие бы акробатические номера ни выделывали на них непоседы, стол и стулья стояли как вкопанные. Взрослые за ужином почти не разговаривали, слышались лишь постоянные призывы и уговоры «сидеть смирно и есть, как следует, иначе десерта не видать». Но это срабатывало лишь ненадолго, и наконец Мег сдалась и постановила, что лимонное мороженое и сахарное печенье в этот вечер будут основными блюдами.
– А почему бы детям не расположиться на улице, за столом для пикников? – предложила Уилли очень спокойно. Касси даже призадумалась, не оглохла и не ослепла ли та. – Коул обожает пикники. Мег, я помогу тебе их там рассадить.
Как только столовая опустела, в комнате внезапно наступила тишина. После детей в комнате остались лишь три тарелочки с недоеденной ими едой.
Касси вскинула брови:
– Теперь уж, наверное, жалеете, что захотели отведать курника?
– Дети меня не беспокоят. – Бобби взял еще одну булочку. – Вы бы видели потомство моего брата. Не передадите масло?
– Неужели вы не понимаете? Ведь Коул явно ни разу в жизни ни в чем не знал отказа, а Люк с Зои еще немного – и забрались бы на стол.
– Хоть едой не бросались, и на том спасибо. – Бобби абсолютной невозмутимостью намазывал булочку маслом. – Надо во всем находить положительные стороны.
– А что, бывают такие дети, которые бросаются едой?
– О да. Регулярно наблюдаю, как четверо моих племянников, которым нет еще и десяти, преподносят всякие сюрпризы.
– Господи Боже мой! Имидж Джеймса Бонда тает на глазах.
– Вот именно, – грустно подтвердил Бобби, поддевая вилкой кусок пирога. – У меня самая обыкновенная жизнь.
– Если не брать в расчет несколько вилл в Европе, старлеток и вечеринок на Ривьере.
Бобби поднял глаза и замер с вилкой, поднесенной ко рту.
– Наверное.
– А это значит, что ваш образ жизни нельзя считать нормальным.
Бобби ответил не сразу – его рот был занят.
– Это зависит от того, что считать нормой, – наконец миролюбиво проговорил он.
– Ну там, покупать продукты в магазинах, питаться в «Макдоналдсе», косить лужайку.
– А вы косите лужайку?
– Я умею косить лужайку.
Он улыбнулся:
– Колесной газонокосилкой или на райдере?
– Ну хорошо, хорошо, признаюсь честно: мой газон косит соседский мальчишка.
– А у меня на Западе райдер. Но и сад ведь у меня ого-го какой.
– И вы иногда его косите сами? – поддела его Касси.
– Когда бываю дома, кошу.
Касси отчего-то не хотелось об этом слушать. Она предпочитала нереальный, киношный образ Бобби Серра, о котором не стоило и мечтать как о чем-то недостижимом. Ей не хотелось, чтобы он был как все, чтобы до него можно было дотронуться рукой – даже если забраться на очень высокую стремянку. Видя в нем простого человека, очень трудно уговорить себя не замечать, как он хорош собой, как приятен в общении, и не думать о том, что она, вполне возможно, на этой неделе уже десятитысячная женщина из тех, кто хотел бы переспать с ним. Пожалуй, ей лучше перестать пить, ведь мысли о том, чтобы переспать с кем-либо вообще, не посещали ее уже с тех пор, как Джей прислал ей документы о разводе.
Однако назойливый внутренний голос, воспользовавшись моментом, заметил ей – причем без всяких там околичностей, – что она, возможно, уже миновала стадию оплакивания своего брака и готова подняться на следующую ступень. То есть на ту, где мужчины вроде Бобби Серра могли бы сослужить ей хорошую службу – в смысле налаживания ее жизни. Ну, как бы помочь продолжать жить дальше.
Вроде как сменить свои злость и обиду на хороший, качественный секс.
– Если вы не хотите свою булочку, можно, я ее съем? Вы не против?
«Вообще-то хочу», – подумала Касси, вновь обращая внимание на разоренный стол. Ей было досадно, оттого что он может съесть семь булочек и три куска пирога зараз да еще пару порций салата под толстым слоем майонеза, не набрав при этом на своем могучем теле ни грамма.
– Не хочу, – солгала она, передавая булочку Бобби: демонстрировать неуверенность и страстные желания, сказав правду, она не собиралась.
Однако разомлев немного после двух лимонных коктейлей и бокала вина, она в первый раз после долгих месяцев целибата позволила себе удовольствие поддаться сладкому ощущению плотского желания. Что сыграло в этом свою решающую роль – лимонный коктейль с бокалом вина или великолепный мужчина, улыбающийся ей противоположного конца стола, – она точно не знала Возможно, ей просто надоело злиться. Но факт оставался фактом: вот оно здесь – ЖЕЛАНИЕ – словно отпечатано восьмым шрифтом. Плохо дело, прозвучал у нее в голове голос разума и сдернул с нее теплое, уютное одеяло алкогольной расслабленности.
ТАК НЕ СТАВЬ ЖЕ СЕБЯ, РАДИ БОГА, В НЕЛЕПОЕ ПОЛОЖЕНИЕ!
Вмиг протрезвев от ужаснувшей ее воображение сцены публичного отказа, Касси расправила на коленях салфетку, выпрямила спину и проговорила как ни в чем не бывало, словно дама, выступающая в шестичасовых новостях в защиту атомной промышленности с разъяснениями, что, несмотря на недавнюю аварию на близлежащем предприятии, никакой опасности не существует:
– Я сегодня днем взяла у Эммы список временных сотрудников и начала уже делать для вас пометки.
Бобби не сразу понял, о чем речь, но быстро переключился, плавно подхватил тему и, разламывая булочку надвое, продолжил:
– Хорошо. Очень ценю вашу инициативу. По пути домой расскажете мне вкратце о каждом.
– Не уезжайте до десерта, – запротестовала Мег, возвращаясь в столовую. Пребывая, как видно, в самом лучшем своем компанейском настроении, она несла заключительное угощение сегодняшнего ужина – две порции мороженого. Поставив десерт на стол, она приступила к ликвидации оставленного детьми беспорядка.
– Позвольте вам помочь, – предложил Бобби, поднимаясь из-за стола.
– Ну что вы! Касси, скажи ему, что помогать не нужно.
Касси посмотрела ему в глаза.
– Мне не трудно, – сказал Бобби. – Правда.
Не собираясь спорить с мужчиной, который выказал желание убирать со стола, Касси сказала:
– Когда будешь возвращаться, захвати сахарное печенье.
– Ты могла бы помочь, Касси, – заметила сестра, посылая ей один из тех многозначительных взглядов – нечто между укором и безмолвным советом, – который Касси не могла бы истолковать даже в самых благоприятных обстоятельствах, то есть на трезвую голову.
– Это лишнее, – возразил Бобби, как заправский официант устраивая на руках многочисленные тарелки. – Я уже все взял.
– Вот бы мне такого! – шепнула Уилли, бесшумно присаживаясь на стул возле Касси. – Где, черт возьми, ты откопала этого потрясного мужика, дорогуша? Если б я не отбывала снова в путешествие на следующей неделе, я бы за него с тобой ой как поборолась!..
– Побереги силы. К нему уже стоят в очередь несколько мисс Мира и куча старлеток. И потом, он приехал сюда ненадолго, только чтобы найти украденного Рубенса. И он знает себе цену, уж поверь. Так что, принимая во внимание все вышеперечисленное… – а также еще одно, более важное обстоятельство, а именно – отсутствие у него интереса, о чем Касси предпочла умолчать, – я тут не соперница.
– С ума сошла? Пользуйся тем, что он здесь. Жизнь коротка!
– Вряд ли он заинтересован. – Не совсем так, конечно, но какого черта? Должна же у человека быть гордость, ведь он тогда, за обедом, совершенно недвусмысленно выразился – сказал: не хочет, чтобы его «имела» подчиненная ему ассистентка.
– Да ладно тебе! Куда он денется? За ужином буквально пожирал тебя взглядом. Я сидела напротив. Все видела.
– Ты бредишь. Мужик развлекается с женщинами из высшего общества.
– Ну и что? Сегодня вечером женщин из высшего общества здесь нет.
Касси отрицательно покачала головой:
– Мне с ним работать. А секс во все вносит путаницу.
«Как будто без этого он был бы возможен», – подумала она.
– Ну пораскинь мозгами, что ты теряешь? – не отставала от нее Уилли, которая словно бы читала мысли Касси.
– Гордость.
– Все это чепуха. На дворе двадцать первый век, куколка, и теперь женщины наконец выравнивают счет. Если ты его хочешь, возьми его. Балом правит женщина. Попробуй.
«Непременно, вот только, следуя Будде, достигну нирваны», – подумала Касси.
– Возможно, попробую, – солгала она, чтобы прекратить пререкания с Уилли, которая твердо была уверена в своей вседозволенности.
– Давно пора, детка. Расскажешь потом, каков он в постели.
– Непременно. – Врать с каждой минутой становилось все проще.
– Вот почему я не вышла замуж за Тодда, – сказала Уилли, как будто Касси ее об этом спрашивала. – Он никуда не годился в постели, к тому же хотел, чтобы я всегда сидела дома, в буквальном смысле. Можешь себе такое представить? И это притом, что этот эгоистичный болван знал, как я долгие годы мечтала получить статус профессионала в гольфе. Он закатил настоящую истерику, когда я сказала, что не выйду за него, и выдвинул мне ультиматум – он или гольф. Но тут никаких сомнений быть не могло.
– А он… ну… в воспитании ребенка он хоть участвует?
– Когда не слишком поглощен своими попытками сделать карьеру банкира.
Презрительная насмешка, сквозившая в ее голосе, исключала какие бы то ни было слова утешения.
– Думаю, оно и к лучшему, – ответила Касси, точно воплощая собой этим вечером кладезь лжи и банальностей. Господи Иисусе! Неужели среди ее знакомых нет ни одного счастливого брака? Ни одного такого она не могла припомнить. Что говорило явно не в пользу ее друзей. Не считая, конечно, Мег и Эгона, специалиста по гравюрам в их музее. Вспомнив об этих благополучных семьях, она вздохнула почти с облегчением, словно они были ее спасительной нитью, «дорогой жизни» к более гармоничному миру любви, добра и сочувствия.
– Именно так. Коул счастлив. Он путешествует со мной. А я люблю играть в гольф.
– Ты рождена для славы, Уилли. Все всегда были в этом уверены. – Уилли даже в детстве в погоне за своей мечтой ничего не видела вокруг себя. – Завидую твоей безраздельной преданности гольфу.
– Ты ведь тоже занимаешься тем, чем хотела.
– Правда. – Если б еще придушить Артура, вообще не работа была бы, а сказка.
– Ну, давай за то, чтобы мечты сбылись! – Уилли подняла бокал вина и подмигнула. – И за Бобби Серра в твоей постели.
Касси чокнулась с ней бокалом и улыбнулась:
– По крайней мере за мечты.
– Хотя бы за одну, черт побери… за то, чтобы хоть одна из двух исполнилась.
– Не будем больше об этом.
И они захихикали, как всегда хихикали вдвоем с тех пор, как познакомились в первом классе.
– Тебе нужно быть поактивнее. Вот приезжай ко мне как-нибудь, когда я буду в турне, – улыбнулась Уилли. – Если надо, могу гарантировать полную анонимность.
– Анонимность в чем? – вмешалась Мег, как старшая сестра, которой все вынь да выложи непременно нужно знать.
Но Касси, будучи младшей сестрой, давно научилась увиливать от ответа.
– Уилли рассказывает, как скрываться от папарацци, – сказала она.
– Ах так? Отлично. Тогда не спрашивай меня, что мама рассказывала о тете Лиззи, не скажу. – Мег поставила на стол широкую тарелку с сахарным печеньем. – Кто-нибудь хочет кофе?
– Да о тете Лиззи нечего рассказывать.
– Кое-что все же есть.
– Я на это не клюну.
– Ну и прекрасно. Бобби, кофе?
Бобби стоял в дверях кухни и с полуулыбкой на лице наблюдал знакомую ему перепалку детей из одной семьи.
– Да, пожалуй.
– С сахаром? Со сливками?
Он отрицательно покачал головой:
– С вашим растаявшим мороженым.
Он сел за стол. Касси, посмотрев на него из-под ресниц, улыбнулась:
– Мег просто командир.
– Ничего страшного. Угощение удалось на славу.
Бобби съел десерт до последней капли, через несколько секунд съел три печенья, выпил кофе и учтиво, как воспитанный человек, ответил на вопросы Уилли и Мег о своей жизни, по сути, мало что сообщив о себе. Впрочем, ни ту ни другую это ничуть не обескуражило и вовсе не удержало от дальнейших расспросов, продолжившихся в режиме нон-стоп, пока наконец не вмешалась Касси.
– Уже поздно. Нам, пожалуй, пора, – сказала она, желая спасти Бобби от вопросов, которые все больше и больше уклонялись в сторону, приближаясь к его бывшему браку.
После обмена благодарностями и прощания вернулись дети, чтобы помахать с крыльца. Как только Касси с Бобби расположились в кожаном салоне автомобиля, Касси забилась в угол, отодвинувшись как можно дальше от притягательного Бобби Серра. После всех этих рассказов Уилли об искусных в постелях мужчинах она ощущала необходимость принять меры предосторожности.
– Спасибо, что взяли меня с собой. Мне было очень приятно, – улыбнулся Бобби. – И вам вовсе не было необходимости спасать меня.
– Мне не хотелось, чтобы вы оказались в неловком положении.
– Я мастерски умею уходить от обсуждения этого предмета. – Он широко улыбнулся. – Богатый опыт. А теперь скажите мне, кажутся ли вам какие-то имена в вашем списке любопытными?
Касси обрадовалась, что он перешел к делам, но какое-то противное маленькое чувство обиды на его равнодушие все же не давало ей покоя. Она, конечно, не надеется на победу в соперничестве со старлетками, резонно рассуждала она, но все же, все же… Хотя бы чуть-чуть интереса с его стороны не помешало. Эта мысль ее отчего-то потрясла. Касси вдруг поймала себя на том, что уже может смотреть на мужчин без неприязни. Что это? Прогресс? Она покрутила головой по сторонам, проверяя работу новехоньких антенн для приема мужских волн, и обнаружила, что магнит для ее пробудившихся чувств спокойно себе спит.
Однако он не спал.
Он только делал вид, потому что ее запах будоражил его рецепторы, а ее близость действовала на его либидо наподобие мощного, во много ватт, электрического разряда, и то небольшое расстояние, что их разделяло, казалось несущественным для его сексуальных импульсов, если бы те возобладали и взяли дело в свои руки. Лучше уж притвориться, будто спишь, чем проявить инициативу, сделать первый шаг, о котором пожалеешь сразу же, как только достигнешь оргазма. «Думай головой, а не членом, – не уставал твердить себе Бобби. – Машина скоро подъедет к ее дому, и она выйдет, так что успокойся. И извиняться тебе завтра утром не потребуется».
Он делал вид, что не слышит, как Касси дает указания Джо. Притворялся, что не чувствует на себе ее взгляда. Изо всех сил он пытался укротить свою непокорную плоть, хотя его желание действовало независимо от его воли, преследуя свои цели, такие далеко идущие, что Бобби не мог уже сообразовывать собственное поведение с какими-либо нравственными принципами. Бобби слышал, как Касси с шумом вздохнула, и знал почему. Он тут же почувствовал, как его член буквально распухает. При виде этого его спутница судорожно втянула в себя воздух, как будто задыхалась, что лишь осложнило задачу Бобби сохранять достоинство, очевидно, сомнительное и в этом смысле мало ему известное. Слово «достоинство» упрямо засело у него в голове, наполнив ее вовсе не целомудренными образами, предложив Бобби визуальный объемистый каталог художественной эротики. Да, плохи дела.
Бобби открыл глаза и повернулся к Касси:
– Послушайте, вы очень красивая, но я стараюсь не терять благоразумия. – «Отлично! Молодец! Давай обсуди с ней все, как взрослый человек». – Так что прошу вас, не проявляйте инициативу, я тоже буду держать себя в руках, и тогда завтра утром, когда мы с вами увидимся, все будет о'кей. Ладно?
Касси кивнула – чтобы говорить, ей не хватало воздуха. Ее пульс бился с такой скоростью, что казалось, она вот-вот вылетит в стратосферу. Кроме слов, что она красивая, остальное Касси понимала уже плохо. Он говорил что-то еще… что-то про музей, кажется.
– Только не надо, не проявляйте инициативу. Я говорю серьезно, – с усилием выдавливал из себя Бобби. Касси, слушая, наполовину развернулась к нему, и тут эта чертова пуговица на жакете – вот поди ж ты! – снова расстегнулась. Проклятие! Ткань на ее груди натянулась, вырез перекосился, и Бобби потребовались неимоверные усилия, чтобы сдержаться – не протянуть руку и не запустить пальцы в эту мучительно притягательную впадинку.
– Не буду. – Но как же это было бы заманчиво – в темноте на заднем сиденье автомобиля, в заряженной флюидами страсти атмосфере, когда сексапильное мужское тело так близко – только руку протяни. Касси почувствовала себя в темноте защищенной, надежно отгороженной от всего мира. Бобби Серр при этом был ей чужим человеком и не стал бы потом досаждать постоянными требованиями, но исходивший от него жар страсти достигал и ее, вызывая желание послать к черту все предосторожности. Однако она понимала: придет утро, а с ним стеснение и неловкость – ведь им вместе работать после всего этого.
– Так лучше, – пробормотал Бобби все тем же низким, тихим голосом, не слышным для Джо.
– Я понимаю, – едва прошелестела Касси.
– Нужно на все смотреть с практической точки зрения. – Каждое слово звучало сдержанно и натянуто.
– Согласна.
Бобби раздраженно посмотрел на нее:
– Возможно, было бы проще, если бы вы, как всегда, рвались спорить.
– Что-то не хочется.
– А чего вам хочется?
– Сами знаете.
– Ну так скажите же. – Товарный состав тронулся.
– Лучше не надо.
– Вот уж не знал, что вы такая жеманница.
– Вы обо мне вообще ничего не знаете.
– А что, если мне хочется узнать?
– Вы, кажется, что-то там говорили о благоразумии.
– Да имел я это благоразумие…
– О! Опять…
– Имел я вас, – шепотом произнес он и, приподняв руку, стал поглаживать холмики ее груди, скользя пальцем вниз, в затемненную ложбинку.
– Как приятно, – промурлыкала Касси, тело которой моментально раскрылось навстречу его ласкам.
– Отлично, – шепнул Бобби, проникая пальцем под фестончатый край ее кружевного лифчика и прикасаясь к соску.
«Отлично во многих отношениях», – подумала Касси, пылая от возбуждения.
Бобби нежно сжал ее сосок, она ахнула, и по ее телу прямо к самой чувствительной точке побежала жаркая струя пламени. Касси потребовалось несколько минут, чтобы выровнять дыхание. Затем она пробормотала: «Еще!» – без какого бы то ни было намека на приличия и скромность, не стесняясь давать распоряжения почти незнакомому человеку.
Бобби расстегнул еще одну пуговицу на ее жакете и нагнул голову.
– Нет-нет… подождите! – Касси схватила его за волосы.
Бобби поднял на нее глаза:
– Чего ждать?
Она красноречиво посмотрела на переднее – водительское – сиденье.
«Миннесота, – подумал Бобби, – умеренность и осмотрительность во всем… кроме, наверное, Артура». И, протянув руку, опустил стеклянную перегородку.
– Так лучше?
– Ненамного.
Он улыбнулся:
– Ну а теперь-то что?
– Так мы будем… видите ли… – Касси заколебалась, убрала руки с его головы, наморщила нос и состроила недовольную гримаску, – не совсем одни… и это не очень удобно.
Присутствие постороннего человека Бобби не беспокоило. А водитель лимузина умел держать язык за зубами. При этом заднее сиденье выглядело довольно широким, и, по прикидкам Бобби, там хватило бы места. А впрочем, когда у него такой стояк, комфорт его вообще мало волновал. С другой стороны, Бобби знал, что хорошие манеры и такт обязательно сыграют в дальнейшем свою положительную роль. Особенно когда вечер в самом начале, а Касси Хилл уже так разошлась.
– Может, просто пообнимаемся чуть-чуть? – предложил Бобби, поддразнивая ее. – Это совершенно безобидно.
– Я не знаю, – прошептала она в ответ. В каждом слоге ее фразы сквозила неуверенность. Ничего безобидного в ее нынешнем состоянии дикого, необузданного вожделения не могло быть.
«Что ж это такое происходит?» – подумал Бобби, ощущая, что, к своему удивлению, начинает по-настоящему увлекаться ею, а не только примеривается к исполнению необходимых действий для достижения определенной цели. Однако он, как истинный мужчина или как истинный Бобби Серр, напрочь отвергал даже возможность того, что женщина его может волновать каким-то еще, а не только самым примитивным образом.
– Один поцелуй, – шепнул он. – Ну какой от него вред? – И, склонив голову, легко коснулся ее губ своими.
Касси же удивила не только его, но и себя своим страстным, горячим, как пламя, ответом, а именно – пригнула его голову к себе, нашла его губы и крепко, со всей силы впилась в них поцелуем.
Бобби обдало ее запахом, который тут же заполнил ноздри, напомнил о горячем сексе и еще более горячих оргазмах. Схватив Касси за плечи, он крепко обнял и поцеловал ее. С неистовой, еле сдерживаемой страстью, объяснить которую он бы не смог, даже если б хотел. А он и не хотел, прижатый к спинке сиденья лихорадочно возбужденной мисс Хилл, сумасшедшие груди которой уже почти вывалились из одежды.
«Блестящая возможность», – подумал Бобби.
Выпадавшие в жизни Касси случаи уединения и комфорта, очевидно, были забыты, потому что сейчас она уже лежала на Бобби, жадно и ненасытно целуя его в губы.
А он имел то, что ей было нужно.
Сгорая от нетерпения, как и она, а возможно, даже больше, ибо ему редко приходилось так долго ждать, пока желанная женщина ответит согласием, Бобби был так же жаден и откровенен в своих желаниях. Их поцелуи мало походили на поцелуи – это была, скорее, ненасытная прелюдия к тому, к чему они оба так стремились.
– Здесь и сейчас – у тебя или у меня, – пробормотал Бобби, слегка отворачивая голову, чтобы выговорить эти слова.
– У меня, – задыхаясь, выдавила из себя Касси, распростершись на нем с широко раскинутыми ногами, проникая языком ему в рот так глубоко, что его будто пронзало острием с головы до самых ног. Член стоял, как скала, а Касси всем своим весом давила на твердый, неподатливый конец, слегка двигая бедрами вперед-назад – словно ему нужна была дополнительная стимуляция!
Он сжал ее лицо руками и слегка приподнял ее.
– Лучше пока остановиться. – Это был момент, когда он был менее всего вежлив, но Касси, если ее дом располагался дальше, чем в следующем квартале, должна была перестать тереться о его член. – Ты должна подождать.
– Я ничего не должна.
– Должна.
Его губы, приблизившись к ее губам, чуть растянулись в улыбке.
– Кроме этого.
– Хорошо. Ведь у меня уже давно, не один месяц, не было секса.
Услышав такую волнующую новость, Бобби почувствовал, как его эрекция усилилась.
– Тебе, наверное, не стоило мне этого говорить.
– О Боже! – застонала Касси. – Я тебя отпугиваю?
– Ты что, шутишь?
Она избегала смотреть ему в глаза.
– Тут то и дело приходится слышать разные истории о том, как мужчины пугаются…
– Женщин, которые хотят секса? Сомневаюсь.
– Ну и слава Богу. – Она выдохнула. – Я имею в виду свое нынешнее состояние. Я действительно была бы разочарована, если бы…
– Не волнуйся, – тихо заверил ее Бобби, снимая ее с себя и усаживая рядом, потому что машина в этот момент затормозила. – Я никуда не уйду.
Она улыбнулась:
– Кроме, я надеюсь…
– В любое место, куда ты только захочешь, чтобы я пошел. О'кей?
– Спасибо. – Наверное, на свете действительно существуют феи, которые исполняют желания.
– Наоборот, тебе спасибо, – сказал он с широкой улыбкой и, наклонившись вперед, поднял стеклянную перегородку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой дерзкий герой - Джонсон Сьюзен



роман немного растянут,но все равно читайте.
Мой дерзкий герой - Джонсон Сьюзеннаталья
3.02.2011, 21.16





Самый лучший роман!!!
Мой дерзкий герой - Джонсон СьюзенМарина Никон
21.12.2013, 16.12





Самый лучший роман!!!
Мой дерзкий герой - Джонсон СьюзенМарина Никон
21.12.2013, 16.12





У этого автора все романы классные.
Мой дерзкий герой - Джонсон СьюзенКэт
31.10.2014, 13.53





Хороший роман, но как-то НЕ РЕАЛЬНО много секса, оооочень много, а чувства где????
Мой дерзкий герой - Джонсон СьюзенЕлена
19.11.2014, 8.28





Ой ну раз много сЕкса, надо почитать)
Мой дерзкий герой - Джонсон СьюзенЛ. Т.
24.12.2014, 10.16





Очень понравился.
Мой дерзкий герой - Джонсон Сьюзенинна
31.12.2015, 22.48





Мне не понравилосьrnд
Мой дерзкий герой - Джонсон СьюзенВера
14.06.2016, 19.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100