Читать онлайн Мой дерзкий герой, автора - Джонсон Сьюзен, Раздел - Глава 37 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой дерзкий герой - Джонсон Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.54 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой дерзкий герой - Джонсон Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой дерзкий герой - Джонсон Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джонсон Сьюзен

Мой дерзкий герой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 37

Касси, с ужасом ожидавшая ужина у сестры со свиданием вслепую, даже представить себе не могла, насколько хуже обернется дело. Когда она подъехала к дому Мег, ее чуть не хватил удар: на подъездной дорожке стояла машина родителей. Почему они не во Флориде? Ведь они всегда возвращались в Миннесоту лишь после Дня поминовения…
Если бы не Мег, махавшая ей с крыльца рукой, она бы тут же развернулась и не долго думая уехала, а уж перезвонила бы потом, придумав какую-нибудь отговорку, что-то вроде сердечного приступа, который и впрямь мог с ней случиться в любую минуту. С глухим стоном Касси заглушила машину.
Вот она попала!
Зная склонность Касси избегать семейных ужинов, Мег заранее вышла на крыльцо, чтобы пресечь порыв сестры сбежать, если он, не дай Бог, одержит верх, и ждала, пока та не припаркуется.
– Мы уже за столом, – проговорила она, когда Касси подошла к ней. – Ты опоздала. Я уже устала тебе названивать. Почему ты не отвечаешь?
Трубку домашнего телефона Касси не брала потому, что видела на определителе, кто звонит, в то время как еще пыталась придумать какую-нибудь отмазку, чтобы отвязаться от ужина. И опоздала по той же причине – не хотелось ехать, и она долго колесила без цели, по-прежнему подыскивая подходящее оправдание. А по мобильному, который тоже, слава Богу, имел определитель номера, она не отвечала потому, что ее механизм по производству отговорок, по-видимому, окончательно вышел из строя. Давно бы ей научиться врать сестре, думала Касси. Тогда сейчас не пришлось бы так мучиться.
– Только я не могу остаться надолго, – предупредила она, в отчаянии выбрасывая свой последний козырь. – Я завтра должна встать пораньше: мы с Лив собрались проехаться по магазинам.
– Я только что, когда тебя разыскивала, разговаривала с Лив. Она завтра играет в теннис, а не ездит по магазинам. Стало быть, спешить тебе некуда, можешь посидеть с нами, – сказала Мег, втягивая Касси в дом и, как бульдозер, круша все ее отговорки. – Дрю тебе непременно понравится.
Если бы раньше Касси не слышала подобных слов от Мег десять тысяч раз (ну пусть не десять, но тысячу – точно), перспектива провести этот вечер с мужчиной, который ей непременно понравится, возможно, внушала бы ей больший оптимизм. Однако раз обжегшись на молоке… А Касси уже обжигалась не меньше тысячи раз, и в очередной раз наступать на те же грабли ей не хотелось.
– Я ненадолго, Мег. Серьезно. – Она постаралась, чтобы ее слова прозвучали как можно более твердо.
– Касси, ты сегодня выглядишь просто великолепно. Дрю сразу же влюбится в тебя.
Почему Касси показалось, будто сестра не слышит ее?
Почему ей захотелось броситься отсюда со всех ног, несмотря на высокие каблуки, из-за которых она обязательно грохнется и сломает себе лодыжку, не пробежав и пяти ярдов?
Отчего у нее опять противно засосало под ложечкой?
– Касси, деточка! – раздался голос матери. – Я слышу тебя. Иди к нам скорей, ты должна познакомься с этим милым молодым человеком, приятелем Оза!
«Вот почему», – подавленно подумала Касси.
Сегодня против нее одной сразу два упертых брачных маклера, которых голыми руками не возьмешь.
Касси появилась в столовой, словно на сцене – все взгляды разом обратились к ней.
– Простите за опоздание, – пробормотала Касси. – Пробки. – Ложь звучала беспомощно и неправдоподобно, но другого объяснения не было. Сегодня вечером у нее по части оправданий полный ноль.
– Ты тут всех знаешь, кроме Дрю. – Мег излучала обаяние. – Дрю, это моя сестра Кассандра Хилл. Касси, познакомься с Дрю Найбергом. Садись с ним рядом, – проговорила она, по своему обыкновению без намека на деликатность.
Боже, да он просто брат-близнец того белобрысого жеребца Саманты из «Секса в большом городе», которого они с Лив видели в баре.
Когда Касси приблизилась, молодой человек с улыбкой поднялся.
– Добрый вечер. Я уже, кажется, наизусть выучил всех ваших учителей, начиная с первых классов школы.
– Господи! Спасибо тебе, мама. – Присаживаясь, Касси бросила взгляд на мать. – Когда вы с папой вернулись?
– Всего несколько часов назад. Все вышло как нельзя лучше, не правда ли? Теперь мы можем поужинать все вместе.
От выражения «как нельзя лучше» Касси в данном случае предпочла бы воздержаться. Вот слово «катастрофа» было бы гораздо ближе к реальности. И уж совсем точно отражало бы действительность слово «неловкость».
– Мег говорит, ты только что вернулась из Хьюстона, где консультировала кого-то по поводу картин, – сказала мать. – Касси – очень уважаемый специалист в своей области, – пояснила она с улыбкой Дрю. – К ней все обращаются по вопросам о… какой у тебя предмет, дорогая? Вечно забываю.
– Английская сюжетно-тематическая живопись девятнадцатого века.
Ее мать запросто могла вспомнить температуру воздуха в день рождения дочери в 1980 году, но предмет ее исследований запомнить не могла. Неужели история искусств так скучна?
– Это потрясающе! – воскликнула мать. – Я просто поражаюсь Касси. Отец тоже. Он как-то на днях мне говорит: «Как же здорово Касси разбирается в этой… ну в этой самой сюжетно-тематической живописи». Правда, милый?
Взгляд отца мог означать только одно…
– Конечно, говорил! Привет, солнышко, – сказал отец, широко улыбаясь. – Давно не виделись.
– Рыбалка во Флориде в этом году отвратительная. Отец был в ужасе.
– Да ладно, – отмахнулся Джим Хилл. – Зато больше времени оставалось для гольфа.
– Но ловить рыбу он любит больше. Вы увлекаетесь рыбалкой, Дрю? В Миннесоте все рыбачат.
– Я из южной Миннесоты. Там, где я рос, мало озер. Мы осенью охотились на фазанов.
– Девочки, ваш дедушка Пейтон тоже охотился на фазанов. – По голосу матери можно было понять, что Дрю только что получил высший знак качества матерей Америки. – Девочки просто души не чаяли в дедушке Пейтоне, правда, малышки?
– Да, мама, – подтвердили обе, зная, что нет смысла спорить с матерью или упоминать, что, когда дедушка умер, им было всего по три года.
Митци Хилл играла роль моторчика, приводившего в движение всю семью. Миниатюрная женщина с рыжими волосами, природный цвет которых давно уже сменился химической версией, бдительно следила затем, чтобы отец всегда был при деле, и ту же степень занятости стремилась по возможности обеспечить и дочерям.
Хотя с тех пор, как они с мужем продали семейную ферму застройщикам, координировать жизнь дочерей ей стало сложнее. Разбогатев от продажи, о чем раньше не могли и мечтать, супруги теперь шесть месяцев в году проводили во Флориде. Это не значило, что мать не пыталась руководить, вносить предложения или давать, по ее выражению, практические советы, но ее власть на расстоянии значительно ослабла.
За что обе дочери благодарили Бога. И теперь, вернувшись на лето домой, она старалась наверстать упущенное.
– Вы должны рассказать нам, чем занимаетесь, – воркующим голосом обратилась она к Дрю.
– Помогаю отцу управлять банком.
Было почти видно, как в голове Митци включился и заработал калькулятор, складывающий цифры.
– Как это мило! Помогать отцу. А вот в нашей семье, – проговорила она, делая несчастное лицо, – ни одна из девочек не захотела принять ферму. Хотя я их, конечно, не виню, учитывая последние цены на зерно. Но Джиму, думаю, это пришлось бы по душе.
Джим десять лет наблюдал, как город наступает на север, и ждал, когда цена на землю достигнет оптимального для продажи уровня, но опровергать выдумки жены не стал.
– Да, бывали, наверное, такие минуты, – выкрутился он, избегая говорить откровенную ложь.
Касси улыбнулась, и отец ей подмигнул. Они с отцом были сделаны из одного теста. Оба высокие, стройные, со светлой кожей и с классическими чертами лица, и оба не слишком общительны. Единственное, что Касси унаследовала от матери, – это цвет волос. Она ладила с матерью, но родственными душами их нельзя было назвать. Митци любила, чтобы все вокруг двигалось, крутилось, и сама этому способствовала изо всех сил. Точно такой же уродилась и Мег, во всем пошла в мать.
Касси с отцом предпочитали наблюдать за действием со стороны, лишь иногда принимая в нем участие. Никому из них такой каждодневный марафон был не нужен.
– И как давно вы… хм… помогаете отцу? – любезно поинтересовалась Митци.
– С тех пор как закончил колледж.
– А где вы учились, дорогой мой? – с самой очаровательной улыбкой спросила Митци.
– В Гарварде.
– Боже мой! Какая прелесть! У всех этих университетов и колледжей Лиги плюща
type="note" l:href="#n_19">[19]
блестящая репутация. А наши Касси и Мег учились в Стэнфорде. В юности им хотелось побольше солнца.
– Их за это нельзя винить. Зимы в Миннесоте, бывает, затягиваются надолго.
– Но теперь обе девочки вернулись домой, и мы очень этому рады, правда, милый?
– Лучшего и желать нельзя, – поддержал ее Джим Хилл заученной репликой. Рыбалка и гольф являлись для него не только спортивным хобби. Как бы сильно он ни любил жену (а их тридцатисемилетний брак был по-настоящему счастливым), ему порой требовалась передышка от постоянного давления Митци.
– Мег, передай сестре ростбиф, – приказала Митци, плавно входя в роль кормящей матери. – Касси, милая моя, судя по твоему виду, тебе не помешало бы как следует поесть, – прибавила она со взглядом благосклонным и всезнающим, как в рекламе «Джонсон и Джонсон», где мать успокаивает своего ребенка, которому бинтует колено. – Ты, надо думать, не готовишь.
– Мам, ну не в Хьюстоне же. В «Фор сизонс» был хороший повар.
– Ты явно не пользовалась его услугами. Ты очень худенькая, деточка моя, может, даже слишком. Мег, ты не находишь?
– Я на десерт испекла черничный пирог, – ответила Мег, будто пирог являлся незаменимым средством при анемии любого происхождения.
– Мой любимый, – пробормотал Оз.
Оз вообще говорил мало, к тому же и положение его в семье не требовало многословия, поскольку динамика их супружеской жизни обеспечивалась за счет синдрома Митци-младшей. Однако он оставлял за собой право без каких бы то ни было помех смотреть по телевизору все футбольные матчи сезона, сколько ему заблагорассудится.
Он нравился Касси, ей нравилось его спокойствие. Он был хорошим отцом, запросто мог подменить жену – посидеть с детьми. Принимая активное участие в их воспитании, он знал, где лежит их одежда и когда им ложиться спать, знал, кто из них любит горох, а кто морковь. Мег по-настоящему повезло.
При этой мысли Касси остро почувствовала свое одиночество. На глаза у нее навернулись слезы, и она, поспешно схватив свой бокал вина, сделала несколько судорожных глотков, попытавшись сконцентрироваться на бархатном послевкусии отличного, насыщенного бордо, побежавшего по горлу.
– Расскажи нам о коллекции, с которой ты работала. Ты говорила, она замечательная, – попросила Мег.
Неужели она поняла, что Касси вот-вот расплачется, оказавшись в неловком положении, и попыталась вытянуть ее из внезапно накатившей тоски? Мгновение, пока не справилась с готовыми пролиться из глаз слезами, Касси не решалась поднять голову.
– Предыдущий владелец, лорд Босвик, был министром финансов в правительстве лорда Палмерстона, – неуверенно начала она, затем вкратце рассказала о коллекции и ее нынешнем владельце, закончив описанием принадлежащего Биллу Спенсеру дома площадью в тридцать тысяч квадратных футов, который занимала его семья.
Мать после этого пустилась в подробные описания многочисленных, виденных ею во Флориде особняков по шесть – десять миллионов долларов, и за этим разговором ужин плавно подошел к черничному пирогу и ванильному мороженому, сгладившим, как надеялась Касси, никем не замеченный момент неловкости, когда она уже была готова расплакаться.
К счастью, благодаря Митци и Мег разговор за столом не умолкал ни на минуту, что в нынешнем весьма нестабильном расположении духа Касси стало настоящим подарком. Потому что этим вечером всякая непринужденная, живая болтовня типа «Ах, у нас с вами сегодня свидание, какие у вас любимые книги или фильмы?» ей была не по силам. Ей хотелось как можно скорее, при первой возможности, сбежать – не в обиду будь сказано симпатичному и такому галантному Дрю, который с невозмутимым видом воспринимал всю эту дурацкую ситуацию.
Но где-то между десертом и кофе до Касси вдруг дошло, как поразительно равнодушна она к этому красивому и приятному во всех отношениях Дрю – на его месте с таким же успехом мог бы сидеть истукан.
Ничто в ней не дрогнуло.
Она не почувствовала ни малейшего желания снова увидеть его.
И даже то, что у него в отцовском банке своя доля в десять миллионов долларов, ей было безразлично. Его внешность, обаяние и положение не вызывали в ней ровно никаких эмоций.
Впрочем, статус мужчины ее всегда мало заботил.
Зато к внешности и обаянию она никогда не была равнодушна.
«Вот только не надо об этом, – предостерег ее внутренний голос. – Не начинай».
Может, она выпила слишком много вина. Но может, причина ее нервозности в трех чашках кофе, выпитых на ночь. Или же что-то нарушилось в ее организме, разомкнулись какие-то связи из-за усилий, которые она прилагала, чтобы не думать о Бобби.
Интересно, где он сейчас и что делает, стала думать Касси. Сколько сейчас там у него времени? С блондинкой он или с брюнеткой? Или подыскал себе еще одну рыжую? Она ни на секунду не сомневалась, что он нашел себе компанию – в отличие от нее. В то, что он станет спасаться бегством от атакующих его женщин, она не верила.
– Касси! Ты снова замечталась!
Голос Мег вернул ее к действительности.
– Ты, наверное, устала, деточка, – пробормотала мать. – Она слишком много работала, – пояснила она с грустной улыбкой Дрю. – Я знаю ее начальника… как там его? Ах да, вспомнила – Артур. Человек малоприятный, и я без колебаний могу это заявить. Не смотри на меня так, Касси. Он три раза был женат, и еще неизвестно, остановится ли на этом. А ведь у нас тут не Голливуд. И еще он настаивает, чтобы Касси приезжала на работу ни свет ни заря, тогда как никому она там в семь утра не нужна. Вы только себе представьте! В семь часов! Это когда все дороги забиты, всюду пробки, куда ни сунься, и все такое. Да он, если на то пошло, вообще ужасный тип, и все тут.
Касси приходила в ужас от одной мысли, что ее мать и Артур когда-нибудь могут встретиться: несмотря на такой существенный недостаток, как суматошность, Митци, когда дело касалось благополучия ее дочерей, готова была кому угодно глотку порвать.
– Он назначил мне высокую зарплату, мама, так что не такой уж он плохой, – попыталась успокоить разбушевавшегося зверя Касси.
– Ну так ты это заслужила. Я рада, что он наконец это понял. Ведь после Джея, ну, после этой… неприятности… у тебя ничего не осталось, кроме большого пустого дома. Небольшая прибавка тебе не помешает. Дрю, Мег говорила, вы тоже разведены. Надеюсь, ваш развод прошел не так травматично, как у бедной Касси. Хотя Джей никогда не производил на меня впечатления хорошего семьянина, и я не раз заявляла об этом.
На бестактный вопрос Митци Дрю ничего не ответил, но Митци не оставила его в покое:
– Вы общаетесь со своей бывшей женой, Дрю?
– Мы находим общий язык, – ответил он без выражения. Оз улыбнулся: он знал жену Дрю, и с ней еще никому не удавалось найти общего языка. Она умела лишь раздавать приказы налево, и направо, как сержант на плацу. И это открылось Дрю только после брака.
– Вы долго прожили вместе?
– Шесть месяцев.
Митци сделала большие глаза. Даже идиоту стало бы ясно, что она пересматривает достоинства мужчины, который не смог прожить с женщиной дольше шести месяцев, пусть даже он богат. Никаких душевных травм к уже имеющимся ее дочери не нужно.
– Как интересно, – проговорила она, и в ее тоне явно слышалось сомнение.
Если в Миннесоте кто-то говорит, не важно по какому-то поводу, «как интересно», это означает, что ему это не нравится или кажется таким чудным, что чуднее не придумаешь.
Касси же шестимесячный брак заинтриговал. Конечно, этого недостаточно, чтобы всерьез увлечься, но по крайней мере Дрю уже не казался ей таким невозможно идеальным и пресным, каким представлялся вначале, то есть красивым, приятным наследником отцовского банка. Упомянутые шесть месяцев делали его интересным.
Касси улыбкой продемонстрировала свое одобрение.
– Она все время кричала, – вполголоса проговорил Дрю. – Для меня это явилось шоком.
– Считайте, вам повезло, – так же тихо ответила Касси. Она была искренна. Будь она хоть чуть-чуть поумнее, она бросила бы Джея еще в тот раз, когда он впервые поздно заявился домой и начал лепетать что-то беспомощное и неправдоподобное в свое оправдание. Но она продемонстрировала готовность простить и забыть. «Разве не так должен поступать взрослый, разумный человек? – думала она тогда. – Не дура же я!»
– Ненавижу свидания вслепую, – шепнул Дрю.
– Я тоже.
– Но к сегодняшнему свиданию это не относится.
– Если бы.
– Есть что-то еще, чего Мег не знает? – спросил он с улыбкой.
– Разве такое возможно, чтобы она чего-то не знала?
Он вскинул брови:
– Неразделенная любовь?
– Это была не любовь.
От его улыбки стало теплее.
– Тогда позвольте сказать, что, если вы когда-нибудь передумаете, позвоните мне. У вашей сестры есть мой телефон.
– Я учту. Но хотела бы сказать, что у меня есть подруга, которая вчера страстно мечтала познакомиться с тем, кто мог оказаться вашим близнецом.
– Я в самом деле терпеть не могу свидания вслепую.
– Подумайте. Она милая. Ее зовут Лив, и ее номер – S-E-E-S-N-O-W.
type="note" l:href="#n_20">[20]
Она заядлая лыжница.
– Хорошо. Я подумаю. – Он резко поднял голову. – Мы, кажется, остались одни.
Касси уже заметила, как мать потихоньку выгоняет всех из столовой, но пресечь ее инициативу, еще раз поставив себя в неловкое положение, она не хотела. Для матери деньги Дрю, судя по всему, оказались фактором более весомым, чем непродолжительность его брака.
– Хочешь уехать отсюда?
– Определенно.
– Я скажу, что мы поедем в кино. Увидишь, как широко улыбнутся мама с Мег – подобрали, мол, тебе в пару привлекательную незамужнюю женщину, – и мы сбежим.
– Но не в кино?
– Уж прости.
Он улыбнулся:
– Что ж, попробовать все равно стоило.
– Тебе когда-нибудь говорили, что ты похож на парня из «Секса в большом городе»?
– Не более двадцати раз в день.
– Ладно. Тогда представь себе, что я Саманта, и следуй за мной.
Касси оказалась права.
Сестра с матерью чуть ли не вытолкали их за дверь. Перед тем как разойтись по машинам, Касси от чистого сердца поблагодарила Дрю. Наверное, она должна была испытывать чувство вины за то, что сбежала, думала Касси, открывая машину. Но ничего подобного она не чувствовала. Она ликовала. И прошедший вечер оказался не так уж плох, решила она, выруливая на улицу. А черничный пирог – вообще пальчики оближешь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой дерзкий герой - Джонсон Сьюзен



роман немного растянут,но все равно читайте.
Мой дерзкий герой - Джонсон Сьюзеннаталья
3.02.2011, 21.16





Самый лучший роман!!!
Мой дерзкий герой - Джонсон СьюзенМарина Никон
21.12.2013, 16.12





Самый лучший роман!!!
Мой дерзкий герой - Джонсон СьюзенМарина Никон
21.12.2013, 16.12





У этого автора все романы классные.
Мой дерзкий герой - Джонсон СьюзенКэт
31.10.2014, 13.53





Хороший роман, но как-то НЕ РЕАЛЬНО много секса, оооочень много, а чувства где????
Мой дерзкий герой - Джонсон СьюзенЕлена
19.11.2014, 8.28





Ой ну раз много сЕкса, надо почитать)
Мой дерзкий герой - Джонсон СьюзенЛ. Т.
24.12.2014, 10.16





Очень понравился.
Мой дерзкий герой - Джонсон Сьюзенинна
31.12.2015, 22.48





Мне не понравилосьrnд
Мой дерзкий герой - Джонсон СьюзенВера
14.06.2016, 19.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100