Читать онлайн Леди ангел, автора - Джонсон Сьюзен, Раздел - 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди ангел - Джонсон Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.79 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди ангел - Джонсон Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди ангел - Джонсон Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джонсон Сьюзен

Леди ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

14

По пути в Стоун-хаус он без устали разговаривал с ней о малютке Мэй, о том как та умна, как мила и жива — вся в маму. Он рассказывал, как мчался к ней из Лондона, о людях, с которыми встречался после отъезда из замка Мортон. Его голос убаюкивал, сдержанные жесты навевали покой. Он говорил, не нуждаясь в ее ответах. Его монолог преследовал единственную цель — отвлечь ее от грустных мыслей.
Позже, когда он нес Анджелу по саду, раскинувшемуся позади Стоун-хауса, и расхваливал ее за то, что ей так хорошо удалось восстановить старинный особняк, графиня не удержалась и, подняв голову, в порыве чувств нежно поцеловала его в щеку.
— Спасибо, — искренне поблагодарила она его. — Ты всегда умеешь сделать так, чтобы жизнь начала казаться лучше.
— Не забывай же об этом, дорогая, — улыбнулся он в ответ и нагнул голову, чтобы пройти под низко свесившейся ветвью. — Я все могу наладить.
— Даже мою жизнь? — Ее голос снова тронула тоска.
— Твою жизнь — в первую очередь, mon ange. — Остановившись под яблоней, усеянной плодами, Кит жадно поцеловал Анджелу. — Разве тебе не известно, что именно за этим я и приехал сюда? — проговорил он, оторвавшись от ее рта. — Да-да, именно, чтобы сделать тебя счастливой.
— И пока тебе это неплохо удается, — прошептала графиня.
— Пытаюсь, — скромно признал он свои заслуги, хотя улыбку его никак нельзя было назвать смиренной.
Через несколько секунд высокий силач с миниатюрной красавицей на руках толкнул дверь на кухню. Дом встретил их молчаливой прохладой.
— Ну вот, — спокойно констатировал Кит. — Это все же лучше, чем сборище гостей. Никого не надо развлекать. Разве что меня, — оговорился он с легкой улыбкой. — Но ты сама знаешь, как мало мне требуется для радости… А для начала позволь-ка заварить тебе чашку чаю, — предложил заботливый поклонник, осторожно сажая Анджелу на грубый стул возле стола. Ему хотелось сделать все, чтобы хоть как-то подбодрить ее.
— Ты сумеешь? — Ее глаза, мерцающие в полумраке, казались неправдоподобно большими.
— А разве ты сама не умеешь этого?
— Меня никто не учил. — Кухня для наследницы знатного рода была неведомым миром.
— Тогда учись, родная. — Она и глазом не успела моргнуть, как на столе стояли две чашки с дымящимся чаем. Кит сел напротив нее с хозяйским видом, будто всю
жизнь провел на кухне у плиты.
— Ты не устаешь поражать меня, — призналась Анджела, которой доставляло удовольствие просто наблюдать за ним. Пока он хлопотал с чайником, все ее тревоги ушли куда-то сами собой.
— Не правда ли, здесь лучше, чем в гостиной?
— Несомненно. Ведь здесь есть ты. — Ее душу наполнила безмерная нежность. — Не могу представить себе, что буду делать, когда ты уедешь.
— Поедем со мной! Какие могут быть сомнения?
— Ты слишком большой идеалист.
— А ты, mа petite
type="note" l:href="#FbAutId_14">[14]
, слишком долго жила в этом ограничейном мирке, как в скорлупе. Как только выпьешь чай я преподнесу тебе один подарок. Так что пей побыстрее, не задерживай саму себя.
У нее загорелись глаза.
— Обожаю подарки!
— Ты бы хоть сначала отказалась, поупиралась для приличия… Или уж по крайней мере просто сказала бы спасибо, — шутливо осудил он ее.
— Сперва — подарок!
— Вообще-то он не из тех, которые рекомендуются учебником правил хорошего тона, — ухмыльнулся Кит, подумав про себя, что непосредственность Анджелы ему гораздо приятнее, чем ужимки Присциллы и ей подобных, кто с притворными словами отказа на устах буквально вырывает из рук драгоценности, которые им даришь.
— Вот видишь? Я все выпила до капельки! — Она поставила свою чашку на стол.
— О Боже! Я и не знал, какая ты жадная…
— В самом деле не знал? — недоверчиво переспросила графиня, вложив в свои слова максимум теплоты.
— Ну… в том, что касается подарков. — Он протянул руку через стол. — А ну-ка закрой глаза.
Она с готовностью зажмурилась, как ребенок, и выставила ладонь. Кит снова улыбнулся, очарованный ее открытостью.
Взяв графиню за руку, американец повел ее за собой. Так они прошли несколько комнат первого этажа, пока Кит наконец не разрешил:
— А теперь можешь смотреть.
Они стояли в комнате, которая обычно служила Анджеле конторой, где приходилось решать разнообразные дела, связанные с имением.
— Вот! — показал он на небольшой конверт, лежавший на столе у окна.
Она ожидала увидеть какую-нибудь драгоценность или иную безделушку из тех, что обычно дарят женщинам. Тем более таинственным показался ей этот кремовый конверт на старом письменном столе. На нем было написано единственное слово: «Анджеле». Без всяких нежных эпитетов и красивых завитушек. Графиня сразу же узнала его почерк — точно так же торопливо была нацарапана записка, полученная ею ранее. Вопросительно поглядев на Кита, словно допытываясь, не заключается ли в этой простоте ключ к разгадке, она несмело взяла конверт.
Кит явно не торопился выдавать тайну. Загадочно улыбнувшись, он только сказал:
— Открой.
На письме не было сургучной печати. Оно даже не было заклеено. Впрочем, вряд ли это можно было назвать письмом. Внутри оказалась карточка, на которой простым шрифтом было напечатано полное имя Кита.
«Томас Китридж Брэддок… — прочитала она, проведя пальцем по глубоко оттиснутым буквам. — Что ж, звучит мужественно. Это имя ему к лицу».
На обратной стороне карточки было торопливо, как и прежде, написано:
«Маленький подарок за счастье быть с тобой. Проект перестройки „Акулы“. Исполнитель — Генри Ватсон. С любовью, Кит».
Подарок был поистине царским. На такой мог решиться только американский миллионер. Все слышанные ею истории об экстравагантной щедрости заокеанских богачей внезапно стали явью.
— Подарок чудесный, — сдержанно произнесла она, еще раз проведя пальцем по тисненой карточке, — но я не могу принять его. — Анджела слегка встряхнула головой. — Он слишком дорогой.
Стоимость переделки ее яхты, за которую готов был взяться молодой корабел из Плимута, наверняка превзошла бы все мыслимые пределы. А это пахло светским скандалом.
— Считай это подарком по случаю помолвки, — сказал Кит обыденно, как если бы речь шла об уже решенном деле. — Кстати, я и свою «Дезире» перестраиваю. Я его предупредил, что через пару недель мы наведаемся к нему, чтобы обсудить все детали.
— Когда ты сообщил ему об этом?
— Можно сказать, сегодня утром. Сперва я послал ему телеграмму, и он мне ответил, потом я еще раз ему телеграфировал, и он снова ответил… Так мы и обменивались телеграммами, пока не договорились. Вообще-то я виделся с ним после отъезда из замка Мортон. А окончательно все утряслось сегодня утром на железнодорожной станции в Истон-Вейле.
— Ты слишком экстравагантен…
— Подумай, мы могли бы вместе участвовать в гонках, пуститься в путешествие, когда наши яхты будут готовы. Ты когда-нибудь плавала вблизи Брисбейна?
type="note" l:href="#FbAutId_15">[15]
Анджела положила карточку на стол.
— Послушай, Кит, будем же благоразумны. — Она говорила с ним мягким, убеждающим тоном, каким разговаривают с детьми, которые просят невозможного. — Я не могу принять столь дорогой подарок, хотя и очень тронута твоей заботой. И я не могу путешествовать с тобой где-то на краю света. Просто не могу… К тому же никакая это не помолвка, как бы ты ни подшучивал надо мной.
— «Акула», если ее усовершенствовать, прибавит скорости на пять узлов, а то и на все семь, — продолжал увлеченно расписывать прелести будущих путешествий Кит, будто не слыша всех ее доводов. Он не видел ничего, что могло бы нарушить его радужные планы. Для человека, которому удалось открыть двадцать две торговые конторы по всему миру, развод не казался крупным препятствием. Не говоря уже о муже возлюбленной.
— Ты совсем не слушаешь меня.
— Слушаю, милая, слушаю. И ни на чем не настаиваю. Ты просто подумай о возможности воспользоваться услугами Генри Ватсона. И ничего не надо сейчас решать. Побеседуешь с ним сама, когда мы поедем к нему, чтобы поговорить насчет «Дезире».
— Ты требуешь от меня слишком многого, — негромко сказала Анджела. — Все, чего я желаю, — это заниматься с тобой любовью. Но не могу же я в самом деле полностью изменить свою жизнь.
— Прекрасно, — еле повел он плечом, как всегда делал в минуты раздражения. — И где же тебе хотелось бы заняться любовью?
— Ты разозлился?
— Нет-нет, что ты! Я прекрасно понимаю, что требую слишком многого. Как я мог забыть? Ведь тут имеют место традиции аристократического семейства, условности высшего света…
— …И тот факт, что я замужем.
— Послушай, дорогая, мне, право же, не хотелось бы расстраивать тебя, но в твоем случае нет даже намека ни на какое замужество.
— Кит! — взмолилась она чуть не плача.
Кит Брэддок воздел руки, показывая, что сдается.
— Все, все… Ни слова больше об этом. Подойди-ка лучше ко мне, — ласково поманил он ее глубоким, хрипловатым голосом. — Ведь я не держал тебя в объятиях целых десять минут, а воздержание вредно для меня.
— Но теперь-то ты образумился? — спросила графиня, прищурившись.
— Не вполне, — светским тоном ответил американец, на которого ее увещевания не произвели никакого впечатления. — Я все-таки надеялся, что ты покажешь мне, как работают игрушки, которые ты хранишь наверху.
— А что, если мне не хочется?
— Сколько времени в нашем распоряжении? — поинтересовался он, не обращая внимания на ее реплику.
Взглянув на бронзовые часы, стоявшие на столе, Анджела сдавленно охнула:
— Мне нужно вернуться к чаю!..
— Так сколько же у нас времени?
— Может быть, час, не больше. О Господи! — горестно воскликнула она. — Ну почему в мире все так сложно устроено?
— Не унывай, милая, — подбодрил ее Кит. — Ты слишком серьезно все воспринимаешь.
— А ты прибыл сюда с намерением убедить меня, что не так уж все серьезно?
— Это всего лишь игра, дорогая. — Ему очень хотелось победить в этой игре, и он хорошо знал стратегические преимущества отступления.
Она улыбнулась:
— Амурная игра.
— Верно, — подтвердил он и с улыбкой протянул ей руку.
Кит не переставая целовал ее. Это началось с поцелуя в конторе. Потом, медленно бредя по коридору, они продолжили страстно целоваться, не прервав этого занятия, даже когда поднимались по лестнице. Ловить губы друг друга, взбираясь по ступенькам, оказалось не так уж легко, но Кит был неутомим. В конце концов, обессилев от жарких поцелуев, смеха и яростного желания, они остановились перед дверью спальни. Анджела потянулась к пуговкам лифа своего платья, но Кит остановил ее.
— Не расстегивай, — мягко сказал он, накрыв пальцы обеих ее рук своей ладонью. — Оставь все как есть. У нас почти не осталось времени.
— Ты обещал, — прошептала она, сама не своя от страсти.
— И сдержу свое слово.
— Но ты не можешь сделать его внутри меня.
— Этого не случится.
— Я не надеялась, что встречусь с тобой днем — и поэтому не подготовилась соответствующим образом. Может быть, ты смог бы съездить сегодня в деревню за кондомами? — В перерыве между поцелуями на лестнице она успела объяснить сложность возникшей проблемы, вставшей между ними.
— Первым делом, как только закончим.
— Наверное, я ужасно болтлива?
— Ничего, — успокоил он ее с усмешкой. — Меня нелегко отвлечь от главного.
Ее взгляд упал на бугорок на его белых брюках, который с каждой секундой рос, наливаясь неудержимой силой. Знакомая картина.
— Можно? — спросила Анджела, прикасаясь к нему.
— Чуть позже, — сдержал ее Кит. — Взглянем сперва, что тут есть. — Он подвел ее к шкафу, в котором были разложены необычные предметы, завернутые в белый шелк. — Выбери что-нибудь сама.
— Не хочу.
— Тогда я, — спокойно произнес Кит, будто ее отказ был просто неуместным капризом. Выбрав закругленный на конце цилиндрик, сделанный из черепахового панциря, он сунул его в карман брюк.
— Все это вещи из прошлого, очень далекого, — попыталась оправдаться она, не вполне уверенная в его миролюбии.
— Знаю. Но, пожалуйста, сделай мне одолжение. Заодно развлечем горничных — им будет, о чем посудачить с утра.
— Они не судачат.
— Судачат, и еще как. Уверяю тебя.
— Откуда такая уверенность?
— Вряд ли тебе это будет интересно.
— Вероятно, что-нибудь постыдное?
— Я бы скорее назвал это демократичным. А теперь, Анджела, встань вот тут, — указал Кит на большое зеркало в подвижной раме, явно не расположенный к разговору о собственном опыте общения со служанками и их хозяйками.
— Не знаю, как другие, а Берджи определенно оценила твои достоинства, — раздражительно проворчала графиня, которую выводило из себя любое напоминание о его прежнем обыкновении пользоваться услугами всех женщин без разбора.
— Я не намерен говорить с тобой об этом, — спокойно прервал он ее и легонько подтолкнул к зеркалу. — Лучше подними юбки.
То, как Кит попросил ее сделать это, заставило Анджелу содрогнуться от сладкого предчувствия. И все же она колебалась. Его голос был мягок, но в то же время отрывист. Он скорее даже не просил ее, а командовал — властно, самоуверенно, не повышая тона. Глаза его были лениво прикрыты, как если бы он оказался рядом по чистой случайности.
— У тебя не так уж много времени, — напомнил ей Кит, — если ты, конечно, хочешь остаться удовлетворенной. — Он слегка повернул запястье, чтобы взглянуть на часы.
— Интересно, наступит ли моя очередь приказывать? — спросила она, вызывающе вздернув подбородок.
— Нет, — спокойно ответил Кит, равнодушный к ее эмоциональному всплеску, — во всяком случае мне. — На деле равнодушие было чисто внешним. Внутренне он негодовал. Коллекция, с которой Кит успел неплохо ознакомиться, вряд ли лежала в комоде без дела, и мысль об этом вызвала у него кратковременный приступ бешенства. — Подними юбки, — чуть ли не прорычал он, — или тебе придется ждать нашей встречи ночью.
— А что, если я к этому абсолютно равнодушна?
— Скорее, наоборот, слишком неравнодушна. Ну же, дорогая, — призвал он мягким голосом, велев ей жестом поднять юбки.
И она подчинилась, потому что хотела его. Хотела с самого утра, с той самой минуты, когда рассталась с ним. Она хотела его даже во сне, хотела, когда принимала ванну, когда слушала пустую болтовню гостей за обедом, и позже — на берегу озера — хотела с неослабевающей силой. Тем более хотела сейчас. Желание было столь сильным, что ради этого человека она была готова на все. Поднять юбки? Какой пустяк…
— Сейчас я спущу с тебя панталоны, стой смирно, — монотонно проговорил Кит, словно не замечая, как участилось ее дыхание. Анджела стояла, задрав подол, беспомощная перед собственным вожделением. Разум был бессилен объяснить разрушительную мощь этого чувства. Не менее иррациональным было то, что возбуждение лишь возрастало от беспокоившей ее неприятной мысли: интересно, все ли женщины, стоявшие перед ним, как она сейчас, чувствовали то же самое? Этот вопрос лишь подстегивал ее воспаленное воображение.
Графиня почувствовала у себя на талии его прохладные пальцы, которые умело развязали ленту. Казалось, Кит оставался полностью бесстрастным, в то время как ее кожа пылала от желания.
И если бы не эта иссушающая жажда, она наверняка не оставила бы подобную холодную отстраненность без последствий.
Панталоны скользнули вниз, и он опустился на одно колено, чтобы помочь ей окончательно освободиться от них. Ноги Анджелы обтягивали белые шелковые чулки на кружевных подвязках персикового цвета. Оголяясь выше чулок, ноги сходились, увенчанные шелковистым островком светлых волос. Изгибы ее бедер и живота были бесподобны.
— Посмотри на себя, — приказал Кит все тем же тихим голосом, ласково проведя ладонью по пушистым волосам. — Посмотри, как ты красива. — Нагнувшись, он поцеловал ее в белокурый треугольник.
Эротический образ, возникший в зеркале, был в первую очередь мужским. В нем отражались целеустремленность, сила, воля к победе. Золотисто-каштановые волосы Кита словно огнем горели на фоне ее бледной плоти, широкие плечи и мускулистое тело придавали его облику нечто первобытное, варварское. Графиня более не в силах была противиться желанию, которое окончательно победило рассудок. Казалось, огонь, исходящий от губ этого волшебника, растекается по всему ее телу. И когда его язык проник в заветную ложбинку, ее колени подкосились сами собой. Две сильные руки тут же подхватили ослабевшее тело Анджелы, в то время как язык продолжил свою работу с таким умением, что ей показалось, что он знает дорогу в самые потайные глубины ее души.
— Ну вот, — удовлетворенно проговорил Кит, отстранившись от нее и поднявшись с колен после того, как она, едва не потеряв сознание, излила в его уста свой первый заряд страсти. — Так лучше?
— Да, — обессиленно выдохнула Анджела, — лучше всего на свете.
Этот ответ, трогательный в своей искренности, рассмешил его.
— До чего же легко тебя удовлетворить, — хмыкнул он весело.
— И до чего же хорошо ты это делаешь, — проворковала она, смакуя остатки сладкой истомы, все еще сковывающей ее.
— А теперь и ты можешь сделать нечто приятное для меня. — Графиня увидела в зеркале, как Кит осторожно склоняется над ней, чтобы нежно поцеловать в щеку.
— Я сделаю все, что ты пожелаешь, — прошептала она.
— Мне нужно совсем мало, — откликнулся ловкий любовник, вытаскивая из кармана цилиндрик-стимулятор. — Ты, пожалуй, и не почувствуешь ничего, — пробормотал он, частично введя в нее отполированную полусферу. — Или все-таки чувствуешь?
Ее внутренние мышцы внезапно сократились, и в мозгу огненными буквами вспыхнуло слово «проникновение», которое почему-то в эту минуту приобрело особый, возбуждающий смысл. Сознание, совсем недавно предостерегавшее ее от опрометчивых шагов, вдруг, словно пустившись во все тяжкие, стало подыгрывать страстям, выполняя роль сводни.
— Ответь же, дорогая, — вполголоса настаивал Кит, медленно продвигая вглубь инструмент, приятно отдававший холодом.
Сейчас, когда ее мозг всецело сосредоточился на ощущении, которое с трудом поддавалось описанию, Анджеле было трудно говорить. Потребовалось несколько долгих секунд, чтобы она, наконец собравшись с мыслями, голосом, севшим от наслаждения, запинаясь вымолвила:
— Великолепно.
Это слово не могло вместить всего, что думала женщина, тающая от безмерного наслаждения. Ей думалось о том, как хорошо пахнет этот человек — как лес после летнего дождя. Удивительно, но какая-то крохотная часть ее сознания оставалась свободной и любила его, причем любила вовсе не за плотское удовольствие, которое он сейчас доставлял. Графиня притянула его за шею, чтобы покрыть это мужественное, бесконечно дорогое лицо пылкими поцелуями. Он дарил ей блаженные мгновения радости, и ей не было никакого дела ни до чего, кроме этой безбрежной благодати.
— Я хочу почувствовать тебя, милый. Ты обещал… -
Еще один тающий поцелуй, чувственный вздох, его рука, блуждающая по ее груди. — Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста… — униженно молила она.
— Скоро, — снова пообещал он, лаская пышную грудь Анджелы. Нужно было подождать еще чуть-чуть, чтобы завладеть ее чувствами без остатка. — Пойдем сначала прогуляемся по саду. Вот увидишь, тебе понравится.
Ему хотелось видеть ее среди цветов, под теплым солнцем, быть может, на глазах у других, знать, что под роскошным платьем от Ворта и тонким бельем из кружев ручной работы томится в неге и желании ее плоть, насытить и успокоить которую может лишь он. И только он знает об этом. Больше никто.
— Нет, — запротестовала она, — не сейчас, как-нибудь в другой раз.
— Я же сказал тебе, что решения принимаю я, — мягко возразил ей Кит. — А ты обещала во всем меня слушаться.
— Но все-таки ты полежишь со мной на травке?
— С удовольствием, — прошептал он в ответ и поцеловал ее в кончик носа. Они медленно пошли по коридору. — На травке, везде, где только захочешь.
— Ты остаешься, — томно простонала она. Логика отступила куда-то на задворки разума. Так бывало всегда, когда Анджела попадала в его объятия.
— Остаюсь, — согласился он, ступая на лестницу.
— Навсегда, навсегда… — Ей нравился сам звук этого волшебного, неизъяснимо прекрасного слова.
Кит улыбнулся при виде столь безыскусной радости.
— Навеки, — прошептал он.
За этот сладкий шепот она наградила его жарким поцелуем. И он, уже сойдя с лестницы, поцеловал ее в ответ.
Ее чувство к этому человеку внезапно стало беззаветным, сродни собачьей привязанности, и она прильнула к нему, крепко обвив его шею руками. Подол ее платья задрался, зацепившись за лестничные перила, из-под него показались великолепные ножки, перетянутые подвязками. Лобзания становились все жарче…
Именно это соблазнительное зрелище во всей своей красе открылось изумленным глазам Виолетты, которая стояла на пороге, напряженно вглядываясь в стекло входной двери.
— Анджела! — взвизгнула она. Кит замер на месте, Анджела застонала, а Виолетта продолжала верещать:
— Вижу-вижу вас, голубки! Так что можете впустить меня. Хуже не будет!
Осторожно опустив графиню на пол, американец быстрым движением, в котором чувствовался немалый опыт, одернул на ней платье.
— С тобой все в порядке? — спросил он возлюбленную, щеки которой пылали от возбуждения. И, поскольку она не отвечала, а лишь лихорадочно стискивала его руку, добавил: — Сейчас я ей скажу, чтобы убиралась прочь.
— Я сама, — остановила его Анджела. Однако голос ее был настолько слаб, что Кит решил проявить настойчивость:
— Разреши мне.
— Нет! — От Виолетты было не так легко отделаться. Подчас она бывала цепкой, как бульдог.
Он нежно погладил ее по спине, желая успокоить.
— Не прикасайся ко мне, — в отчаянии прошептала Анджела. Его пальцы, легкие и в то же время сильные, в любой ситуации будили в ней ненасытное желание.
Кит убрал руку.
— Я слишком сильно хочу тебя, — пояснила она, и голос ее прозвучал столь тихо что ему пришлось напрячь слух, чтобы понять сказанное.
— А ты сумеешь? — обеспокоенно осведомился он.
— Да, — решительно произнесла Анджела. — Во всяком случае думаю, что смогу.
Недоверчиво взглянув на нее, он взялся за дверную ручку. Ему хотелось самому разобраться с непрошеной гостьей. На долю секунды их глаза встретились.
— Хорошо, говори, — в конце концов решился американец и открыл дверь.
— А вы тут уютненько устроились! — возбужденно прощебетала Виолетта, змеей проскользнув в дом. — Добрый день, господин Брэддок! Анджела, милочка, с чего это ты так раскраснелась? — воскликнула она с дружеской фамильярностью. — Понимаю, должно быть, на солнышке перегрелась.
— Надеюсь, тебя привело сюда действительно важное дело, — проговорила Анджела, демонстрируя завидную выдержку. Властное внутреннее биение мешало ей сосредоточиться, и собственные слова доносились до нее словно издалека.
— Еще бы не важное! Вдумайся, милочка, я только что спасла тебя от Присциллы, которой взбрело в голову притащить сюда свору гостей. Им, видишь ли, захотелось осмотреть твой розарий. Но я сказала, что ты частенько предаешься в Стоун-хаусе полуденному отдыху, так что было бы более благоразумным, если бы я сбегала на разведку, чтобы выяснить, не потревожат ли тебя посторонние. И вот я вижу, что они действительно потревожили бы тебя! Так что можешь быть мне благодарна.
— Благодарю. А теперь можешь идти.
— А вы, господин Брэддок, не хотели бы присоединиться к нашей компании? — елейным тоном осведомилась Виолетта, переведя невинный взгляд на Кита.
Ему не сразу пришел в голову правильный ответ. Но когда он посмотрел на Виолетту, той больше не было нужды строить догадки, отчего так пылали щеки Анджелы. В его зеленых глазах горел огонь неприкрытой похоти.
— Мое присутствие создало бы неудобства для обеих леди Энсли, — спокойно отрезал он.
— Я слышала, вы скоро отплываете домой, в Америку.
— Еще не знаю.
— Но Присцилла, кажется, уверена в этом.
— Я ей сказал, что уезжаю. — Кит даже не пытался изобразить вежливое внимание — его взгляд был прикован к Анджеле.
— Ясно, — понимающе промурлыкала Виолетта. — Но вы отпустите Анджелу, чтобы она смогла попить с нами чаю? — невинным голосом спросила она. Странная сдержанность подруги и явная обеспокоенность Брэддока заставляли ее сгорать от любопытства.
— Иди, Виолетта, — процедила сквозь зубы Анджела. — Иди и ни о чем больше не спрашивай.
— Что ж, голубки, желаю приятно провести время, — весело попрощалась с ними гостья. Загадочное поведение Анджелы не способно было испортить ей настроение. Ведь эта прогулка сделала Виолетту значительно богаче. Сейчас ей не терпелось разыскать Суверала, чтобы рассказать ему, с каким треском он проиграл пари.
Как только дверь за Виолеттой закрылась, Анджела обессиленно простонала:
— Посмей только заставить меня ждать хотя бы еще секунду, и я до конца жизни не буду разговаривать с тобой.
Кит безошибочно распознал в ее голосе знакомую взрывную силу.
— Приложу все силы, чтобы услужить вам, графиня, — улыбнулся он. — Только держитесь.
Всего две секунды потребовалось ему, чтобы запереть дверь на замок, и еще две — чтобы задернуть шторы на окнах, выходящих во двор. Затем, чтобы не заставлять ее идти, он на руках отнес Анджелу в зал. Теперь стимулятор можно было оставить в покое — всякая необходимость в нем отпала.
Графиня лихорадочно содрогнулась от невыносимого желания, когда Кит опустил ее возле ближайшего стола. Переставив лампу со стола на пол, он поднял на Анджеле юбки и раздвинул коленом ее ноги, одновременно расстегивая брюки. Быстро вынув стимулятор, пылкий любовник на мгновение задержал взгляд на восхитительных изгибах ее ягодиц. «Интересно, кто в ком сейчас больше нуждается?» — мелькнул вопрос в его сознании, затуманенном похотью. Это соблазнительное, ароматное тело сулило столько утех, что от их избытка вполне можно было погибнуть.
— Кит… — Вряд ли можно было вообразить себе что-либо жалобнее этой мольбы. Казалось, она умирает — так слаб был ее голос.
Не мешкая больше ни секунды, Кит вошел в нее, причем сделал это гораздо легче, чем в минувшую ночь. Не встречая практически никакого сопротивления, он полностью погрузился в ее податливую плоть.
Графиня Ангел страстно ждала этого момента. Ее бедра и ягодицы с готовностью качнулись навстречу ему и беспокойно дрогнули, когда он чуть отстранился. Однако новое погружение было встречено со стоном удовлетворения. Она вцепилась в край стола, и ее хватка усиливалась по мере того, как движения Кита становились все более энергичными.
Графиня негромко всхлипнула, и он ощутил, как ее бьют судороги оргазма. Наконец, конвульсивно содрогнувшись в последний раз, она со вздохом поникла под ним. Все шло так, как и было задумано.
«До чего же он чуток, — благодарно думала Анджела, купаясь в теплом море блаженства, — и вместе с тем так велик…» Она совсем чуть-чуть подалась назад, чтобы еще раз испытать чувство абсолютного наполнения. «Ах, если бы он остался со мной, — грезила графиня с гедонической распущенностью, — то я могла бы иметь его внутри, когда только пожелаю, — днем и ночью, ранним утром и даже во время завтрака». Всепоглощающая волна желания снова охватила ее.
Чутко улавливая эмоции своей возлюбленной, Кит ощутил легкое сокращение ее внутренних мышц и вошел в нее еще глубже.
Анджела протяжно застонала. Это было не сравнимо ни с чем из того, что ей доводилось испытывать ранее. О таком наслаждении невозможно было даже мечтать.
— Не выходи, — прошептала она.
— Мне там нравится, — пробормотал Кит, крепко держа ее за талию и продолжая плавно покачиваться. — Я останусь, можешь не беспокоиться.
Сравнение с «домашним жеребцом» оказалось не таким уж большим преувеличением. Он был неутомим, удовлетворяя все ее желания, быстро реагируя на малейшие перепады настроения и умело вызывая бурные восторги.
Кит был полностью одет, если не считать могучего ствола, который появлялся на долю секунды, выходя из Анджелы. Со спины его можно было принять за одного из гостей, склонившегося над столом, который, подрагивая бедром, рассматривает какую-то любопытную вещицу. Лишь очень внимательный взгляд обнаружил бы, что в роли «безделушки» выступает очаровательная хозяйка Истока, розовый задик которой призывно выглядывал из-под задранных юбок.
Она снова была близка к катаклизму.
Реагируя на новую серию сладострастных толчков, которые начали сотрясать Анджелу, пальцы Кита крепко сжались, и он глубоко погрузился в нее, прекрасно рассчитав время для этого решающего движения.
Через считанные минуты ее передернуло от оргазма, подобного удару молнии. Она была настолько изнурена, что на секунду действительно лишилась чувств.
Сочтя, что ему удалось удовлетворить даму — хотя бы на короткое время, — Кит позволил разрядиться и себе.
Он сделал это, как и обещал, — вне ее тела.
Придя в себя через несколько секунд, неутомимый американец деловито взглянул на часы и вытер ягодицы своей партнерши белоснежным носовым платком, а потом опустил юбки, в то время как она, еле живая, обессиленно распласталась на столе. С величайшей учтивостью, которой позавидовал бы самый утонченный джентльмен, он помог ей подняться на ноги.
Анджела стояла, тяжело опершись на стол, — задыхающаяся, разрумянившаяся и в высшей мере удовлетворенная.
— Ты вспомнил, — проговорила она со вздохом облегчения.
— А вот ты забыла, — улыбнулся Кит в ответ, застегивая брюки.
— С тобой я теряю рассудок. Ты просто уничтожаешь меня.
— Приходи сегодня вечером, — тихо произнес он, — и я уничтожу тебя еще чуть-чуть.
— Я стала рабыней твоих рук. Теперь я не могу жить без твоих прикосновений и… злюсь на саму себя.
— Но ведь и в моей жизнь кое-что изменилось, mоn ange, — напомнил Кит ровным голосом. — Мы оба стали рабами своих страстей. Разве что у меня чуть больше здравого смысла, — добавил он с ухмылкой. — Как тебе понравилось наше последнее упражнение? Не правда ли, впечатляет? Зато ни одного растрепанного локона, ни одной расстегнутой пуговицы. И ни единой морщинки на твоем пышном наряде.
Она улыбнулась, став еще обворожительней.
— А другие упражнения у тебя в запасе остались?
— Приходи вечером, — повторил он приглашение, — и я ознакомлю тебя с моим репертуаром.
— Ты не боишься скоропостижно скончаться от экстаза?
— Вряд ли это возможно, — улыбнулся Кит, — но мы можем попробовать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Леди ангел - Джонсон Сьюзен

Разделы:
123456789101112131415161718192021222324252627282930Эпилог

Ваши комментарии
к роману Леди ангел - Джонсон Сьюзен



Сильно и страстно. Совсем как в жизни - за счастье надо бороться!
Леди ангел - Джонсон СьюзенАнжела
23.05.2012, 23.11





Супер! Кипят такие страсти! Любовь, ревность. Бесподобные герои. Интересный конец.
Леди ангел - Джонсон СьюзенКэт
2.12.2012, 23.18





Не нравится мне, когда мужчина заметно моложе своей женщины. Все мои жизненные наблюдения были печальны. Тем более когда мужчина такой супербабник.rnНо пока главная героиня пользуется моментом и надеется, что детьми она удержит этого жеребца в своей конюшне.
Леди ангел - Джонсон СьюзенВ.З.,64г.
28.12.2012, 13.57





Подскажите пожалуйста роман где девушка из нашего времени находит в пещере рыцаря который спит. Его прокляла цыганка . Он должен спать до того времени пока на него не попадёт кровь и солнечный савет. Он просыпается и они вместе отправляются в его эпоху .
Леди ангел - Джонсон СьюзенОльга
29.11.2014, 20.30





Ольга, это Монинг Карен МариrnПоцелуй горца
Леди ангел - Джонсон СьюзенЛенок
29.11.2014, 21.08





Ольга, это Монинг Карен МариrnПоцелуй горца
Леди ангел - Джонсон СьюзенЛенок
29.11.2014, 21.08





Совсем неплохо написано.Хотя все действия предсказуемы.и финал и так ясен.Браво автору за содеянное.но ведь человек старался написать красивую.страстную историю.что уж получилось-оценивать нам.читателям.
Леди ангел - Джонсон Сьюзенгалина
2.12.2014, 16.14





Этот роман оставил пустату.... Хотя соглошусь, что написан хорошо и переведён на редкость качественно. Наверное такое чувство от романа потому что в реальности такое не существует!
Леди ангел - Джонсон СьюзенВера
27.01.2016, 12.41





Замечательное произведение...хорошо выписан внутренние переживания героев.И любовные сцены сильны,на грани...Переводчику браво,не сломал слог.
Леди ангел - Джонсон СьюзенФАЙРА
29.05.2016, 17.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100