Читать онлайн Леди ангел, автора - Джонсон Сьюзен, Раздел - 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди ангел - Джонсон Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.79 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди ангел - Джонсон Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди ангел - Джонсон Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джонсон Сьюзен

Леди ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

13

Проскользнув в дом через террасу, Анджела вбежала в свою комнату и быстро облачилась в ночную рубашку. Поспать удалось совсем недолго. Очень скоро в комнату вошла ее маленькая дочка, не желавшая без мамы завтракать. Наконец Мэй в сопровождении Берджи отправилась на конюшню, чтобы совершить утреннюю прогулку верхом на пони, и тогда Анджела обратилась к Нелли:
— Скажи Милли, что я посплю еще, но к обеду встану обязательно. — Для дам, выезжавших развлечься за город, задерживаться в своих покоях до полудня не было чем-то необычным, так что ее отсутствие не должно было показаться гостям подозрительным. — Разбуди меня в одиннадцать, — добавила она. — Я приму ванну и оденусь. Думаю, платье персикового цвета из органди
type="note" l:href="#FbAutId_10">[10]
мне сегодня идеально подойдет. Какое прекрасное утро! Ты не находишь, Нелли?
— Просто чудесное, миледи. Но ведь в Истоне в любую погоду хорошо.
— И в самом деле… — удовлетворенно вздохнула Анджела.
— Вы пока отдохните, миледи. Нам темные круги под глазами вовсе ни к чему. — Нелли была служанкой Анджелы с юных лет и относилась к ней с фамильярностью, на которую давали право долгие годы безупречной службы.
— Я по-настоящему счастлива, Нелли, — блаженно проговорила Анджела, небрежно бросив пеньюар на стул. — Это просто непередаваемо.
— Что и говорить, миледи, — угодливо поддакнула Нелли, довольная тем, что хозяйка наконец-то приободрилась. Вся прислуга дружно жалела ее, считая, что она заслуживает большего счастья. Несчастливый брак графини был темой частых обсуждений в людской, особенно в тех случаях, когда граф де Грей лично являлся в Истон, чтобы произвести там разор и опустошение.
— Теперь закройте глазки, а я задерну шторы да позабочусь, чтобы никто не потревожил вашу милость до одиннадцати.
Анджела еще спала, а Кит уже возвращался с постоялого двора в Истон-Вейле, где успел побывать после ее ухода. В гостинице он принял ванну и переоделся, спать же ему совсем не хотелось. Утренняя верховая прогулка подействовала на него освежающе: прозрачный воздух был напоен ароматом свежескошенного сена, тень от деревьев, обступивших дорогу, приятно холодила разгоряченное тело. Наконец-то у него появилось время заметить, что Истон расположен в поистине сказочном уголке. Кругом раскинулись живописные поля, буколические пейзажи ласкали глаз. Мир и покой казались вечными, словно река времени обтекала этот благословенный островок стороной.
Привязав лошадь в старой, но заботливо отремонтированной конюшне, он, пробравшись между огородных грядок, вошел в Стоун-хаус с черного хода. На кухне никого не было. Тем не менее на столе его ждал ломоть горячего хлеба, чайник, накрытый стеганым чехлом, и глиняная плошка, наполненная клубничным вареньем. Не удержавшись, гость макнул туда палец, чтобы попробовать лакомство. Еще до того, как уехать отсюда, он обнаружил тут шкаф, набитый провизией, а потому усомнился, стоит ли ему покупать еду в гостинице. Судя по всему, уединенный коттедж содержала в порядке невидимая, но прилежная прислуга.
В гостиной уже пылал камин, причем огонь был разведен совсем недавно. Во всем здесь чувствовалось прикосновение чьей-то заботливой руки. Кит успел заметить это по пути в спальню, где намеревался оставить свою дорожную сумку. Зонт с каменной полки в прихожей успел исчезнуть, и его место занял букет дельфиниума и лилий. Распахнув дверь в спальню, он в изумлении замер на пороге: вместо ужасающего беспорядка, оставленного им каких-нибудь несколько часов назад, комната встретила его сверкающей чистотой. Ему стало любопытно, куда подевался золотой шарик, оставленный им на прикроватном столике.
Бросив сумку на стул у двери, он приблизился к кровати, застеленной свежим бельем и источавшей тонкий запах лаванды. Кружевные накидки на подушках ослепляли своей белизной, нигде не было ни складочки. Что же касается покрывала, то на сей раз на нем были вытканы маргаритки, а не колокольчики, как в прошлый раз.
Сгорая от любопытства, Кит начал один за другим выдвигать ящики комода в поисках золотого шарика и быстро нашел его во втором правом ящике сверху. Шарик был не один, а вместе со своим близнецом, которого не удалось найти ночью. Оба сияли чистотой, будто просились в дело. Он продолжил поиски и вскоре наткнулся на целый арсенал сексуальных игрушек, каждая из которых была аккуратно завернута в белую шелковую тряпицу. С необъяснимым раздражением он вытащил все эти находки и расположил их в длинный ряд на поверхности комода.
Анджела де Грей могла похвастаться многими достоинствами, но только не викторианской стыдливостью.
Разбуженная ровно в одиннадцать, Анджела первым делом уединилась в гардеробной, чтобы извлечь голландский колпачок, и с тревогой обнаружила, что он смещен в сторону. Вынув его, она замерла на месте, скованная леденящим чувством страха. Кит был слишком велик, а она — миниатюрна, и это обстоятельство приобретало сейчас особое значение, давая повод для настоящей паники. И было отчего прийти в отчаяние. Ей хотелось заниматься с ним любовью, причем не только сейчас, но и каждую минуту, что он намеревался провести в Истоне. Сила ее желания была столь велика, что удивляла саму графиню, несмотря на то, что ее никак нельзя было заподозрить в неопытности. Ее вожделение было всепоглощающим — оно превосходило не только все ожидания, но и все границы разумного.
Конечно же, им следовало бы пользоваться кондомами, но их-то у нее и не было. Ее излюбленным противозачаточным средством всегда был маточный колпачок, поскольку она предпочитала сама заботиться о своем будущем. А теперь… Не просить же в самом деле слуг сбегать за презервативами в деревенскую аптеку. Да и вряд ли они там продаются.
Войдя в ванную, где Нелли уже приготовила для нее горячую воду, Анджела начала обдумывать те немногие варианты, что у нее имелись. Сегодня она не увидит Кита до самой ночи, значит, до вечера ничего предпринять не удастся. Опустившись в теплую воду, графиня закрыла глаза, мечтая о том, чтобы все проблемы решились сами собой. Однако мысли о серьезных последствиях, которые могло иметь ее увлечение, настойчиво продолжали терзать ум. Она не могла позволить себе забеременеть. Брук и без того был беспощаден с ней во время ее последней беременности. И если бы ему не было доподлинно известно, что этот ребенок от него — а он это знал, поскольку Мэй была зачата при ужасающих обстоятельствах, — то опасность для нее стала бы поистине смертельной.
Ее муж был просто одержим идеей сохранения чистоты крови. Обеспечить достойное продолжение рода Гревилей было для него делом чести. Как странно… Ведь у самого графа чести не было и в помине. Впрочем, его поступки далеко не всегда поддавались разумному толкованию, о чем Анджела, к сожалению, узнала слишком поздно. Ей было всего семнадцать лет, когда она вышла замуж за человека, которого подыскали для нее мать и отчим, и уже через месяц после свадьбы оказалась беременна. И в первое же Рождество после замужества, когда ребенок уже шевелился у нее под сердцем, юная графиня обнаружила, что ее муж наделен особой разновидностью жестокости, которая, впрочем, уже не слишком удивляла остальных окружающих. Так, ее свекор с меланхоличным спокойствием признавал, что у Брука, «к сожалению, слишком велик сексуальный аппетит».
Вернувшись в то далекое Рождество из Лондона, куда она ездила за обновами, Анджела застала супруга за необычным занятием: он безжалостно сек молоденькую горничную. Графиня вовсе не хотела сразу же подниматься к нему, однако вопли, доносившиеся из его спальни, были настолько душераздирающими, что их нельзя было пропустить мимо ушей. Когда же это зрелище открылось перед ней во всей своей неприглядности, она лишилась чувств, упав у открытой двери.
А когда Анджела, спешно собрав вещи, в ту же ночь уехала, ни его, ни ее родственники не высказали ни малейшего удивления по поводу поступка Брука. И тогда она впервые почувствовала себя жертвенным барашком, возложенным на окровавленный алтарь, причем в этом жертвоприношении приняли участие оба семейства.
Анджела пригрозила ему разводом, но тут же выяснилось, что у нее нет для этого существенных оснований. Лишь факты многоженства или крайней жестокости в отношении ее самой могли быть приняты судом во внимание, если бы ей вздумалось возбудить бракоразводный процесс.
Законы были составлены явно не в ее пользу: вот если бы в качестве истца выступил Брук, то она, разведясь с ним, навсегда потеряла бы и своего ребенка. Адвокат подробно растолковал графине, что тот же закон вполне позволял Бруку при желании засадить ее в тюрьму или же принудить к сожительству с ним. Казалось бы, выйдя замуж, она становилась самостоятельной, однако, к своему глубокому потрясению, Анджела узнала, насколько ограничены права замужней женщины в Англии. К счастью, надежной защитой для нее служило ее богатство и условия брачного контракта — непременная принадлежность каждого аристократического брака, — а также тот факт, что незадолго до ее замужества британский парламент принял закон об имущественных правах женщин. Таким образом, ценой ее свободы стал гигантский денежный оброк, который ей приходилось ежегодно выплачивать семейству Гревилей.
Однако ни одна предосторожность не могла считаться абсолютно надежной, когда речь заходила о Бруке. Даже его собственная родня далеко не всегда могла повлиять на поведение этого непредсказуемого человека.
Вот почему Анджела была так напугана возможной беременностью. Думая об этой опасности, она всегда испытывала животный страх.
Обед был подан на террасе. Погода этому благоприятствовала: последние дни августа выдались солнечными, томными — сонный закат знойного лета. Трапеза проходила на открытом воздухе и была театрально живописной: женские наряды пестрели всеми цветами радуги, стол ломился от яств и букетов цветов, великолепно смотревшихся на льняной скатерти, оживленная беседа то и дело прерывалась смехом, искрилось в бокалах вино.
А уж хозяйка, восседавшая во главе стола, затмевала своей красотой само августовское солнце.
— Как ты думаешь, мама, она румянится? — раздраженно спросила Присцилла, придирчиво рассматривая сияющее лицо Анджелы и платье персикового цвета, которое подчеркивало великолепие ее белокурых волос и румянец на щеках.
— Просто платье у нее такого покроя, милая, — тоном знатока пояснила Шарлотта. — Простенькое, как у школьницы, а ткань-то от Ворта, очень дорогая — от такой у кого хочешь лицо засияет. — Однако, несмотря на то, что эти слова были сказаны самым беззаботным тоном, Шарлотта с явным беспокойством подметила, что Анджела на сей раз гораздо веселее и миловиднее, чем обычно. Возможно ли, что причиной тому только золотые лучи солнца?
— Смотри-ка, отдых пошел Анджеле на пользу, — вполголоса поделилась своим наблюдением Милли с сестрой. Обе они сидели у противоположного конца стола.
— В Истоне ей всегда хорошо, — ответила Долли.
— К тому же здесь она в безопасности от Брука.
— Не в полной, конечно, — уточнила Долли, — но уж во всяком случае здесь ей безопаснее, чем где-либо еще. Ее муж столь жестокосерден.
— Тебе не кажется, что его скотство будет иметь для него весьма печальные последствия, к тому же в самом скором времени?
Долли наклонилась ближе к уху сестры.
— Карсонс рассказал мне, что его видели в «Семи циферблатах», — возбужденно зашептала она, округлив от ужаса глаза. — Так он в этом притоне пытался купить себе молодую девчонку. Только представь себе! Кто-то позвал констебля, разыгрался скандал. Хорошо, что его адвокат прибыл вовремя и забрал Брука домой, а дело было замято. Это уж как всегда.
— Сазерленд считает, что Анджела должна более настойчиво поставить вопрос о разводе, а я пытаюсь объяснить ему, что в таком случае Брук будет для нее только опаснее. Сколько я ему ни твержу об этом, он все равно никак не может понять… Что ж, он просто не знает, что за тип этот Брук.
— Мне ее так жалко.
— По крайней мере сегодня можешь не жалеть, -успокоила ее Милли. — Посмотри, в каком она хорошем настроении.
После обеда гости разбились на группы. Одни играли в крокет, другие — в лаун-теннис, третьи оседлали лошадей четвертые засели за бридж. А Анджела получила наконец долгожданную возможность побыть с Мэй.
— Идем к лодке, — сразу же заявила Мэй, стоило Анджеле только заглянуть в детскую. Небольшое озерце было для девочки одним из самых любимых мест в Истоне. — И Кволик Питев пойдет.
Взявшись за руки, мать и дочь отправились по тропинке к озеру, споря, кто из них будет грести.
— Я, я, я! — пищала Мэй тоненьким голоском, звеневшим от возбуждения. — Я будю!
— А может, по очереди?
— Нет, я! А ты, мама, посидис с Кволиком Питевом.
— Ну хорошо. Я помогу тебе, когда ты устанешь.
— Я ни за сто не устаню! — упрямо встряхнула маленькая девочка светлыми кудряшками. — Никогда-никогда не устаню!
— Что ж, тогда придется мне отдыхать, — улыбнулась Анджела.
— Ты спи. А гвести будю я.
Таким образом, спор разрешился вполне мирно.
Поверхность озера была гладкой, как зеркало. Мэй возилась с веслами с превеликим удовольствием, и благодаря ее усилиям крохотная лодочка крутилась кругами в паре метров от берега. Когда же личико дочери покраснело от натуги, Анджела уговорила ее на время отложить весла. Так повторялось несколько раз, пока девочка не выдохлась окончательно, и тогда графиня сама подгребла к берегу.
Лодочка ткнулась носом в траву, и Мэй выбралась на берег. Провожая глазами дочку, Анджела увидела Кита. Он неподвижно стоял в тени высокого кипариса, поджидая их.
На нем была белая одежда для игры в крокет, и выглядел он так, словно только что пришел с лужайки перед особняком. Графиня сразу же отметила про себя, что белые льняные брюки и рубашка ему очень к лицу.
Кит не двинулся с места, пока она не помахала ему, приглашая подойти ближе. Выйдя из густой тени, он произнес:
— Я получил истинное наслаждение, наблюдая за вами. — А я получу наслаждение только тогда, когда смогу наконец съесть тебя живьем, — прошептала Анджела, слегка прикоснувшись к нему, хотя ей больше всего сейчас хотелось броситься к нему в объятия.
— Потерпи немного, — вполголоса сказал он, улыбнувшись, и его взгляд скользнул в сторону Мэй. Та уже нашла себе занятие по душе. В нескольких метрах от берега девочка копала палкой яму в грязи. Снова повернувшись к Анджеле, Кит спросил:
— Ну как тебе мой наряд?
— Для загородной прогулки — просто идеально. Все в полном соответствии со светскими условностями.
— Я подготовился заранее.
— Они накормили тебя?
— Кто — «они»?
— Слуги в Стоун-хаусе.
— Никто из них мне ни разу не встретился, так что просить было некого, но я нашел шкаф с едой, а свежий хлеб и чай возникли на столе, как по мановению волшебной палочки. Похоже, незаметность для твоих слуг — главное качество.
— Мне удобнее, когда они не путаются под ногами.
— Могу себе представить, — мягко, но вместе с тем иронично согласился он. — Я нашел весь набор твоих игрушек: каждая вымыта, аккуратно завернута в тряпицу и надежно припрятана.
— Прошу тебя. Кит, не начинай снова. Ты не властен над моим прошлым — оно принадлежит только мне.
Некоторое время Кит смотрел на воду, словно в глубинах озера скрывалось нечто, способное успокоить раздражение, опять начинавшее клокотать в его груди.
— Ты права, — сказал он еле слышно. — А у тебя, гляжу, новое платье от Ворта? — Этот вопрос был задан уже гораздо более дружелюбным тоном. — Угадал? Элегантность этой вещи говорит сама за себя — ошибиться практически невозможно.
— Мир? — по-детски доверчиво спросила она, дотронувшись до кончиков его пальцев.
— Конечно, мир. — Его пальцы ответили быстрым, но крепким пожатием, а колдовская улыбка согрела ее сердце. — Теперь-то мне можно познакомиться с Мэй?
Анджела представила дочке Кита как своего хорошего друга, и уже через минуту он увлеченно играл с крохотной девчушкой, помогая ей рыть канал, чтобы выкопанная в грязи яма наполнилась озерной водой. Потом оба принялись за сооружение плотины, чтобы получилась настоящая запруда, причем способ строительства вызвал оживленную дискуссию. А Анджела между тем сидела неподалеку, стараясь вникнуть в их идеи, которые рождались одна за другой.
— Дядя много-много знает, мама, — воскликнула Мэй, восторженно шлепнув ручонкой по жидкой грязи. — Знает, как ствоить. А ты молодец! — наградила она нового знакомого веселой улыбкой.
— И в самом деле молодец, — не могла не согласиться Анджела, с удовольствием наблюдая за их игрой. Бруку даже в голову не могло прийти поиграть с детьми. Впрочем, как и любому другому отцу-аристократу из тех, кого она знала. С щемящим чувством она вдруг осознала, как много потеряла, лишенная простых семейных утех, живя в мире, где царило богатство, но не счастье.
— Мама, иди к нам! Помоги немножко, — жизнерадостно позвал ее Кит. — Мы ей разрешим достроить плотину, ладно? — взглянул он на Мэй, ожидая одобрения со стороны крохи.
— Давай, мама, — поддержала идею девочка, указывая на топкий участок, где предстояло завершить строительство. — Знаес, как здолово!
Присоединившись к ним, Анджела будто перенеслась в какой-то волшебный мир. Грязь оказалась восхитительно мягкой и прохладной, игра — увлекательной, а ощущение семейного счастья — полным. Все это было так непохоже на эмоции, которые графине приходилось испытывать в обыденной жизни. И когда, слишком сильно наклонившись, чтобы укрепить только что построенную плотину, она качнулась и в поисках равновесия прильнула к Киту, ее наполнило такое острое ощущение пронзительного счастья, что было трудно удержаться от слез восторга.
— Осторожнее, мама, — тихо пробормотал он, поддержав ее тыльной стороной ладони, которая не была испачкана в грязи. Его голос прозвучал с чувственной хрипотцой.
— Вряд ли у меня получится, — прошептала она в ответ, тая от внезапной вспышки желания, пронзившей ее тело.
— Надо, чтобы получилось, — мягко, но непреклонно проговорил Кит, отстраняя ее от себя. — Что ж, пруд, можно сказать, готов. Пора пускать кораблики, — оживленно продолжил он разговор. — Ты когда-нибудь строила кораблики, Мэй? — осведомился он, разламывая надвое коротенький прутик.
— Покази, покази! — нетерпеливо закричала она, полностью сосредоточив внимание на его руках. Девочка сидела тихо как мышка, наблюдая, как он мастерит мачту из прутика и длинной травинки.
Ополоснув руки в озере — тоже к вящему удовольствию Мэй, — они начали пускать кораблики, сделанные из палочек, под парусами из листьев. Это развлечение настолько захватило и ребенка, и обоих взрослых, что они не заметили, как прошла пара часов. О времени напомнила им Берджи, пришедшая, чтобы сказать о том, что пора кормить девочку.
Кит заметил няню издали, когда та появилась на вершине холма, отделявшего дом от озера.
— Мне пора, — спокойно констатировал он и попытался подняться.
— Вовсе нет, — остановила его Анджела, удержав за руку.
— Одна из твоих незаметных служанок?
— Да, они незаметны. А разве твоих часто можно видеть?
Кит скорчил гримасу. Тот, кто служил ему, действительно не лез на глаза посторонним, однако какое до этого дело женщине? Им овладело чувство мужского превосходства — так было легче оправдать себя. Однако настроение испортилось.
— Я полагал, что в этом мире порядки определяют мужчины.
— По большей части да.
— Но, видно, все же не всегда, — проворчал он.
— Я просто обожаю, когда ты ревнуешь.
— А я ненавижу, — все так же угрюмо буркнул он.
— Бейдзи! — восторженно завопила крошка Мэй, завидев няньку. Вскочив на ноги, она опрометью бросилась к молодой женщине. — Иди, иди сковее! Смотви, как здолово!
— Совсем такая же, как ты, — ухмыльнулся Кит, немного подобрев, наблюдая, как малышка бежит, припрыгивая, навстречу няне. — Прирожденная энтузиастка.
— Да, я иногда бываю такой же, как моя маленькая дочь, когда на то есть причина. Таких причин не очень много, и одна из них — это ты. — Она погладила его по руке, опиравшейся на траву. Мокрые кончики пальцев легко пробежали по его ладони.
— Сколько мне ждать? — спросил он, и голос его прозвучал покорно.
Взглянув на вершину холма, где Берджи уже распростерла объятия навстречу Мэй, Анджела ответила:
— Вероятно, до ночи.
— Как будто нельзя обойтись без этого твоего «вероятно».
— Пойми же, я должна вернуться к гостям.
— Ну вот, опять… — протянул Кит севшим голосом. — Я сама едва удержалась от того, чтобы сбежать к тебе, не дожидаясь обеда. Но что делать? Предстоящие три дня, — она сделала глубокий вдох, — будут особенно трудными.
— И все же сегодня днем тебе не помешало бы немного отвлечься от забот, — мягко заметил Кит. — Мне нельзя, — прошептала Анджела, и ее взгляд вскользнул по животу Кита к его бедрам. — Совсем немного, — проникновенно повторил он, перехватив ее взгляд. — Никто о тебе даже не вспомнит.
— Может быть, они и в самом деле не хватятся меня, — задумчиво проговорила графиня, и на щеках у нее расцвел румянец.
— Что ж, решай сама, — подытожил Кит внешне равнодушный, но голос его был обволакивающе-бархатным. — Да вот и они. Встречай, мама, — добавил он сладким тоном, словно разделяя ее материнское счастье. — И готовься.
Следующие несколько минут прошли вполне гладко. Ни Кит, ни Анджела ничем не выдали себя: ни за что нельзя было догадаться, что между этими двоими существует интимная связь. В значительной мере это было заслугой Кита, который в полной мере использовал свое обаяние. Вместе с Мэй он показывал Берджи, как плавают в запруде кораблики, и в конце концов заговорил с молодой няней на ее родном шведском языке, поинтересовавшись, каким образом она оказалась в Истоке.
Девушка поначалу онемела от изумления, но Кит быстро разговорил ее, и чуть позже, уходя вместе с Мэй, она застенчиво помахала ему на прощание и вежливо сказала adjo — до свидания.
— Откуда ты знаешь шведский? — спросила Анджела, когда Мэй и няня скрылись из виду. Было просто поразительно, сколь свободно он изъяснялся с молоденькой шведкой.
— Жил одно время в Стокгольме.
— Странное место для проживания, — произнесла она с долей недоверия.
— Ничего странного. Просто у меня был там когда-то один друг.
— И этим другом, несомненно, была женщина.
— Нет, не женщина. Тебе легче от этого? — Он предпочел не уточнять, что усовершенствовать язык ему помогла Ума, находящаяся ныне на «Дезире».
— Расскажи мне о своем друге.
— Зачем? Ведь ты мне все равно не поверишь. — Его улыбка была теперь дерзко вызывающей.
— Я и не думала сомневаться. Расскажи, пожалуйста.
— Я встретил Гаральда на Таити. Он писал там для парижского художественного издания статью о последних работах Гогена. А поскольку ему было пора отправляться домой, в Стокгольм, он поплыл вместе со мной. Нам было по пути: я намеревался открыть в Швеции небольшое торговое представительство. Ну что, милая, теперь ты удовлетворена? — Последние его слова прозвучали с едкой иронией.
— Ты что, в самом деле работаешь?
— Владею пароходством. Так, средней руки…
— Знаю, Шарлотта мне уже говорила, но ведь это вовсе не должно означать, что ты лично занимаешься бизнесом.
— Почему бы и нет?
— Многие мужчины поручают это другим.
— Если они достаточно умны, то ведут дела сами.
— А другие представительства у тебя есть?
— Не так уж много, — скромно потупился он. На деле совсем недавно его фирма открыла двадцать второе по счету представительство за рубежом. Первым была контора в Макао
type="note" l:href="#FbAutId_11">[11]
. В последнее время Кит начал продвигаться на материк, ориентируясь на перспективный рынок Кантона
type="note" l:href="#FbAutId_12">[12]
.
— Ты меня удивляешь.
— Тем, что работаю?
— Скорее тем, что непохоже, чтобы ты перетруждался.
— Я провожу в море месяцы напролет не только ради удовольствия. Меня особенно интересуют восточные рынки, а они не слишком-то устойчивы, поэтому нельзя спускать с них глаз. Мне приходится подолгу бывать в Азии. Большие прибыли приносит рынок Африки. В последнее время он бурно развивается.
— Ты говоришь и по-китайски?
— На пяти диалектах. Правда, не очень хорошо, но мой управляющий на Жемчужной реке — отличный лингвист. Я всегда полагаюсь на него, когда перевод требует учета тонкостей.
— Просто поразительно. — Этот человек был совсем не похож на других, и рядом с ним Анджела сейчас особенно остро ощутила собственную ограниченность, почти никчемность. — Ты случайно не знаешь Сесиля Родса?
type="note" l:href="#FbAutId_13">[13]
Он мой близкий друг. В прошлом году я виделась с ним во время шотландских каникул.
— Время от времени мне приходится иметь с ним дело. Мы, американцы, на собственном опыте знаем, что такое британский колониализм, а потому у меня есть большие сомнения насчет того, что колониальное господство может кого-нибудь облагодетельствовать. Но тем не менее он проложил путь в Южную Африку, сделав ее очень привлекательной для бизнеса, и в этой заслуге ему не откажешь.
— И стал при этом сказочно богат.
— Во всяком случае достаточно для того, чтобы попасть в число приятелей Берти, — добавил Кит с ироничной ухмылкой. Вопреки старомодным взглядам королевы, которая осуждала знакомства сына с людьми низкого происхождения, принц Уэльский ввел в свой узкий круг нескольких миллионеров. Их готовность в любое время раскрыть перед ним кошельки была в глазах Берти гораздо более важным качеством, чем голубизна крови.
— Как и ты.
— Как и я. С той только разницей, что я ни разу не давал ему денег и никогда не дам. У него их и так достаточно для человека, который только и знает, что есть, пить и спать.
— Ах, вот как! Значит, праздная жизнь вызывает у тебя отвращение?
— Лишь в том случае, когда к ней относятся как к серьезному занятию. Я твердо уверен в том, что на жизнь надо зарабатывать собственным трудом.
— А управлять поместьем — его труд? — хитро спросила она.
— Да, если управлять хорошо, — кратко ответил он.
— Мой дед учил меня относиться к поместью с величайшей заботой. Процветание Истона значило для него все.
— И результаты налицо.
— У меня здесь две школы и маленькая швейная фабрика для молодых женщин. К тому же скоро откроется сельскохозяйственный колледж, где будут учиться как мужчины, так и женщины. — В ее словах прозвучала нескрываемая гордость.
— Берти уже говорил мне об этом.
— Наверное, он считает меня сумасбродкой.
— Берти не понимает, какие социальные перемены происходят в его стране.
— Я свела его с моим другом Стедом, который попытался растолковать ему цели социалистической партии. Но у Берти хватило вежливости лишь на то, чтобы не зевать во время разговора.
— Могу себе представить.
— Должно быть, в душе он насмехался надо мной.
— Вероятно, более справедливым будет сказать, что Берти рассматривает женщин в первую очередь в качестве… средства развлечься.
— А ты — нет?
— Иногда, но далеко не всегда. В твоем случае — категорически нет.
— До чего же вы льстивы, господин Брэддок. — Называй меня Кит, — улыбнулся он.
— Я помню, когда ты впервые попросил меня об этом.
— В твоем будуаре в Коузе.
— Я тебя тогда так сильно хотела…
— Я заметил это.
— А сейчас я всеми фибрами души ненавижу Оливию, чёрт бы тебя побрал вместе с ней.
— Вполне разделяю твое чувство, поверь мне, дорогая.
— И все же не смог устоять перед ней.
— Просто я был зол как черт.
— Могу ли я как-нибудь ночью воспользоваться тем же предлогом?
— Можешь, но только в том случае, если роль утешителя выпадет мне.
От его глубокого голоса у нее мурашки побежали по коже. В нем была какая-то особая решительность, законченность, он обещал будущее, о котором она страшилась думать.
— Пожалуйста, поцелуй меня, — смиренно попросила она, потому что хотела отогнать от себя страх неизвестности, страх перед судьбой, которая могла оказаться к ним жестока. Потому что хотела быть с ним прямо сейчас, в эту минуту, а об остальном — тревожном и горьком — не желала думать.
— Кто-нибудь может увидеть. Оглянувшись вокруг, она склонилась и приникла своими устами к его.
— Отчаянная ты женщина, — пробормотал он, беря ее за талию. — Наверное, за это я и люблю тебя. — И, поднявшись, потянул ее следом и поставил на ноги.
— Скажи мне это еще раз. Скажи, что любишь. — В ее голосе опять вибрировало волнение юной девушки. Никогда еще она не желала так страстно мужской любви. Это бесшабашное, отчаянное чувство застало ее врасплох.
На какую-то долю секунды над берегом озера повисла такая тишина, что, казалось, можно слышать, как растет трава. И ей захотелось взять свои глупые слова назад.
— Я люблю тебя, — повторил Кит тихо и просто, без всяких многозначительных интонаций. — Я никогда и никому еще не говорил этого, — добавил он.
— И я не говорила.
— Тогда скажи мне. Так будет честно.
— Не знаю, смогу ли я.
— Ты не знаешь, любишь ли меня?
— Не знаю, смогу ли сказать это.
— Проклятый де Грей так много убил в тебе.
— Да, — прошептала она.
— Скажешь мне о своей любви попозже, — деликатно сдался Кит. — Я все равно знаю, что любишь.
Она молча кивнула, и глаза ее наполнились слезами. И при виде этих слез ему захотелось убить де Грея за все, что он сотворил с ней.
Подхватив Анджелу, Кит взял ее на руки и крепко прижал к себе.
— К черту всех твоих гостей, — сказал он вполголоса. — Сейчас ты будешь со мной.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Леди ангел - Джонсон Сьюзен

Разделы:
123456789101112131415161718192021222324252627282930Эпилог

Ваши комментарии
к роману Леди ангел - Джонсон Сьюзен



Сильно и страстно. Совсем как в жизни - за счастье надо бороться!
Леди ангел - Джонсон СьюзенАнжела
23.05.2012, 23.11





Супер! Кипят такие страсти! Любовь, ревность. Бесподобные герои. Интересный конец.
Леди ангел - Джонсон СьюзенКэт
2.12.2012, 23.18





Не нравится мне, когда мужчина заметно моложе своей женщины. Все мои жизненные наблюдения были печальны. Тем более когда мужчина такой супербабник.rnНо пока главная героиня пользуется моментом и надеется, что детьми она удержит этого жеребца в своей конюшне.
Леди ангел - Джонсон СьюзенВ.З.,64г.
28.12.2012, 13.57





Подскажите пожалуйста роман где девушка из нашего времени находит в пещере рыцаря который спит. Его прокляла цыганка . Он должен спать до того времени пока на него не попадёт кровь и солнечный савет. Он просыпается и они вместе отправляются в его эпоху .
Леди ангел - Джонсон СьюзенОльга
29.11.2014, 20.30





Ольга, это Монинг Карен МариrnПоцелуй горца
Леди ангел - Джонсон СьюзенЛенок
29.11.2014, 21.08





Ольга, это Монинг Карен МариrnПоцелуй горца
Леди ангел - Джонсон СьюзенЛенок
29.11.2014, 21.08





Совсем неплохо написано.Хотя все действия предсказуемы.и финал и так ясен.Браво автору за содеянное.но ведь человек старался написать красивую.страстную историю.что уж получилось-оценивать нам.читателям.
Леди ангел - Джонсон Сьюзенгалина
2.12.2014, 16.14





Этот роман оставил пустату.... Хотя соглошусь, что написан хорошо и переведён на редкость качественно. Наверное такое чувство от романа потому что в реальности такое не существует!
Леди ангел - Джонсон СьюзенВера
27.01.2016, 12.41





Замечательное произведение...хорошо выписан внутренние переживания героев.И любовные сцены сильны,на грани...Переводчику браво,не сломал слог.
Леди ангел - Джонсон СьюзенФАЙРА
29.05.2016, 17.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100