Читать онлайн Французский поцелуй, автора - Джонсон Сьюзен, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Французский поцелуй - Джонсон Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Французский поцелуй - Джонсон Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Французский поцелуй - Джонсон Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джонсон Сьюзен

Французский поцелуй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Ники открыла одну из крохотных бутылочек шампанского, что стоили, вероятно, целое состояние, и выпила ее в два глотка. Хорошо, что за мини-бар платить не ей. При этой мысли Ники взяла еще одну крохотную бутылочку и выпила ее уже спокойнее. В три глотка.
Они нужны ей вместо транквилизаторов. Ясно?
Вообще-то Ники знала, что это самая старая отмазка в мире – «мне следует выпить, чтобы успокоиться или чтобы хоть немного улучшить настроение». Но в ее случае это было чистой правдой.
Однако несмотря на шампанское, Ники оставалась взвинченной. Стремясь хоть как-то отвлечься, она включила телевизор, пощелкала пультом и выбрала «Скай ньюс», потому что, кроме «Си-эн-эн», это был единственный канал на английском языке. Даже и к лучшему – шла программа о шотландской архитектуре. А Ники обожала шотландскую архитектуру.
Совершив еще пару набегов на мини-холодильник – ее лучшим утешением во время стрессов всегда был шоколад, – Ники доедала последний трюфель из красивой коробочки, перевязанной голубой ленточкой. Неожиданно стук в дверь заставил ее буквально подскочить в кресле.
Ей что, и в самом деле нужен мощный лекарственный транквилизатор, чтобы успокоиться?
Значит, мантрой на будущее станут следующие слова: «Планируй лучше». А сейчас, поскольку никакого лекарства все равно не было, ей оставалось только одно – делать вид, что она совершенно спокойна.
Открыв дверь, Ники мило улыбнулась и сцепила руки за спиной, чтобы скрыть их дрожь.
– Джорди уснула? – О Господи, что за бессмысленную чепуху она несет!
– Да, почти. Верни тоже. – Джонни улыбнулся. – Я свободен на всю ночь.
Не стоило ему говорить «свободен на всю ночь» таким мягким, хрипловатым голосом. Это вызвало поток крайне незаурядных сладострастных образов, захлестнувших ее сознание. Ники решительно попыталась игнорировать их – все без исключения, но наиболее интересные исчезать отказывались, особенно тот, где Джонни навис над ней как раз перед… «СТОП! ОСТАНОВИСЬ СЕЙЧАС ЖЕ!»
Проклятие – кажется, он что-то сказал. Смотрит так выжидательно.
– Прошу прощения, я думала о нашем великолепном обеде, – соврала Ники. Постельная сцена ни под каким видом не желала покидать ее сознание.
– Я только спросил, не хотите ли вы сходить куда-нибудь выпить по рюмочке.
Джонни, красивый как сам дьявол, опирался о дверной косяк, и его холодные серые глаза спрашивали совершенно о другом. Ники поняла, что оказалась перед очередной развилкой – ну, вы знаете… когда нужно сделать моральный выбор – соглашаться или нет.
Ники никак не могла определиться.
«Да какого черта! – наконец решила она. – Если я должна беспокоиться за свою добродетель, то ведь и он тоже!»
– Решайте сами, – сказала Ники, бросая мяч на его половину корта.
– Тогда я войду.
Этот мужчина не мучился, принимая решения.
– Будьте моим гостем, – ответила Ники, впуская Джонни и мысленно начисляя себе штрафные очки за то, что опять увиливает от ответственности. Значит, это все-таки плохая привычка. Ладно, она подумает об этом завтра.
Проходя мимо, Джонни наклонился и слегка коснулся губами ее губ.
«Что это – небрежное европейское приветствие или настоящий поцелуй?» – тут же задергалась Ники. Ее тело определенно голосовало за поцелуй – каждая клеточка в нем пылко и страстно кричала о предвкушении.
– Ничего, если я закажу коньяк? – спросил Джонни, направляясь к телефону, стоявшему на письменном столе в гостиной.
Этот вопрос не требовал ответа. Кроме того, похоже, он никуда не торопился, а это значило, что ей следовало повести себя умнее, обуздать свои сексуальные инстинкты и продемонстрировать чуть больше сдержанности.
Улыбнувшись Ники через плечо, Джонни ткнул в кнопку обслуживания номеров и заказал бутылку коньяка.
Пока Ники размышляла, где ей сесть и что сказать, и на полном серьезе пыталась обуздать своенравные желания, Джонни сел на диван, вальяжно откинулся назад и широко раскинул руки по спинке.
– После того как мы сорвались из Сан-Франциско, я в первый раз могу расслабиться. Идите сюда. – Он похлопал по подушке: – Садитесь. Давайте поговорим.
Он уже бывал здесь раньше, сообразила Ники. Не так уж трудно догадаться. Так что можно было не волноваться и не пытаться обуздывать сексуальное вожделение. В своем теперешнем состоянии Ники не могла твердо сказать, что это хорошо, но в любом случае мужчине вроде Джонни, вероятно, и стараться особенно не требовалось. Достаточно было просто сесть и подождать.
Наверное, ей следовало проявить такую же зрелость и не кидаться ему в объятия, как какая-нибудь фанатка. А для этого нужно было задавить свои низменные инстинкты.
– Что за кино Джорди смотрела? – спросила Ники, усаживаясь на значительном расстоянии от Джонни и с удовлетворением отмечая, что голос ее звучит достаточно хладнокровно. Наверное, она все-таки может поиграть в недотрогу.
– В энный раз включила «Фантастическую четверку», но очень быстро заснула. – Джонни слегка улыбнулся. – Она очень устала.
– Полагаю, Верни после трех мартини тоже не особенно спорила, отправляться ли ей в постель? – Ники не знала, долго ли она сумеет сохранять хладнокровие – жар от его тела отчаянно действовал сразу на все ее чувства. «Вежливо улыбайся и думай о хорошем», – приказал голос разума, вольно перефразируя известный совет королевы Виктории, данный ей дочери перед свадьбой: «Ляг на спину и думай об Англии».
– Верни отключилась раньше Джорди. – Джонни посмотрел на Ники сочувственно. – Должно быть, вы тоже устали.
– Я не устала, – выдавила из себя она. – Я прошлой ночью спала.
– Я не спал, однако слишком возбужден из-за того, что операция по извлечению Джорди из номера матери прошла удачно. Так что усталости не чувствую.
Это что, намек? Он что, говорит, что готов остаться на всю ночь? Значит ли это, что он не оскорбится, если Ники на него набросится?
– Здорово, что с Джорди все так получилось, – произнесла она, ощущая на своих плечах тяжкий вес добродетели.
– Да, – пробормотал Джонни. – То, что мы забрали ее из компании Лайзы – величайшее счастье. У тех парней, с которыми знается теперь моя бывшая, отцы отмывают огромные деньги.
Мысль о настоящей преступной деятельности оказалась крайне отрезвляющей.
– Не похоже, чтобы они были славными ребятами, – сказала Ники, и мрачные предчувствия заметно уменьшили ее вожделение.
– Еще бы. Они не имеют ничего общего с обычным окружением Лайзы, но она любит наркотики, а у них их полно.
Забавно, как страх может повлиять на сексуальные желания.
– И эти парни – не обычные уличные дилеры? – спросила Ники, сильно встревожившись.
Джонни помотал головой.
– Это мировой наркотрафик.
– Господи! – Сердце сильно заколотилось. – Как в кино.
– К сожалению, это не кино, – произнес Джонни совершенно спокойно, как будто они о погоде разговаривали. – Никому не захочется путаться под ногами у этих людей.
– Вы не шутите? – Ники буквально ощущала, как волосы у нее на затылке встают дыбом. – Может, нам лучше переехать в другой отель? Или в другую страну. Блэк-Дак не готовил меня к таким вещам.
– Мы скоро отсюда уедем. Да в любом случае это ерунда.
Должно быть, Ники посмотрела слишком много фильмов о наркотиках – и все с плохим концом.
– Вы относитесь к этому гораздо проще, чем я.
– В своем бизнесе я часто имею дело с большими деньгами, и не всегда они честные. Подобные люди все время стараются делать законные инвестиции. Они любят блеск и гламур шоу-бизнеса; они могут законным путем вложить куда-то часть своих денег и при этом оказаться рядом с… – В дверь постучались. – Прошу прощения, – Джонни поднялся. – Это наш коньяк.
«Или наркодилеры с пистолетами», – подумала Ники. В дверь постучали как-то уж очень тихо.
Пока Ники набиралась мужества, проигрывая в голове самые жуткие сценарии, Джонни открыл дверь молодому официанту, который держал в руках пыльную бутылку коньяка. Вежливо сказав им bon soire,
type="note" l:href="#n_4">[4]
он открыл бутылку и налил в бокалы очень старый напиток.
Джонни протянул официанту крупную банкноту и посмотрел на Ники:
– Скажите, что мы благодарны за быстрое обслуживание.
Она перевела, а официант попросил ее сказать, что ему очень нравится фирма Джонни. Ники еще несколько минут переводила разговор о разных музыкантах, а потом официант, вывалив на Джонни тонну экспансивных похвал, удалился.
– Полагаю, вы с таким часто сталкиваетесь. Сплошная лесть.
– Чаще, чем хотелось бы, это точно, – ответил он, снова усаживаясь и протягивая ей бокал с коньяком. – Я всего лишь продюсер. Я не пишу музыку. Ваше здоровье! – Джонни приподнял бокал. – Обычно это хороший коньяк.
Это был хороший коньяк, с легким ароматом винограда и очень крепкий. Все чувства Ники, запылавшие еще раньше, вновь ожили. Она сидела рядом с мужчиной, который, вне всякого сомнения, был главным героем фантазий тысяч женщин, и это очень сильно действовало на нее. А поскольку киллеры так и не появились, исчез и страх смерти. Кроме того, от Джонни просто божественно пахло, она никогда раньше не встречала такого аромата – но конечно, мужчины, с которыми она виделась до сих пор, не покупали одеколон в тех же дорогих магазинах, что Джонни Патрик.
Ники поймала себя на мысли, что ей хочется облизать Джонни с ног до головы, так вкусно он пах. Аромат напоминал ваниль и… право же, это шоколад. Возможно ли такое? Если бы за обедом Ники не выпила вина, потом две маленькие бутылочки шампанского, а сейчас бокал коньяку, она бы, наверное, не спросила:
– Ваш одеколон пахнет шоколадом, или я окончательно свихнулась?
– Понятия не имею, – ответил Джонни, как мог бы ответить мальчишка-подросток. – Я купил его в магазине в Сан-Франциско. Вообще-то он французский, но я забыл название.
– Я обожаю шоколад. – Ой, это просто неприкрытый намек. Ники тут же запретила себе так в открытую пускать над ним слюни. – Я просто хотела сказать, что все время ем шоколад. О, черт, – пробормотала она и покраснела, заметив усмешку Джонни. – Вычеркните последнюю глупую реплику. Мне просто понравился ваш одеколон. Вот и все.
– Не нужно дергаться по пустякам. Мне нравится в вас многое, а не одни только духи, иначе я бы просто не пришел.
А вот это неплохо. Коротко, но мило.
– Значит, это не просто «любая гавань в шторм хороша»?
– Нет никакого шторма, малышка. Я знаю, что делаю.
– Хорошо, хоть кто-то из нас знает. Лично я не очень-то уверена.
Джонни вскинул брови:
– В чем?
Ники выдохнула:
– В знаменитостях вроде вас.
Тревога из-за наемных убийц прошла, уступив место более привычным сомнениям. Джонни усмехнулся:
– Чушь все это. Я самый обычный человек.
– Ну пожалуйста!
– Ну хорошо, у меня немного больше знакомых, чем у вас.
– Да-да, топ-десятка людей, прошедших по всем красным ковровым дорожкам мира.
– Какое отношение это имеет к нам? – В его глазах внезапно появилось напряжение. – Нет, серьезно?
Ники посмотрела на него, но почти тут же растаяла от мальчишеской улыбки – она возникла, как солнышко после дождя, и одним махом уничтожила все ковровые дорожки. Джонни выглядел словно подросток из маленького калифорнийского городка.
– Ну что, можем забыть обо всей этой чуши насчет знаменитостей?
– Думаю, да. – Просто невероятно, как этот мужчина изменяется с помощью своей чертовски сладкой улыбки.
– И больше не зацикливаемся ни на чем, кроме нас с вами?
– Наверное.
Он расхохотался:
– Из-за вас я начну комплексовать.
Ники усмехнулась:
– Может, самое время, чтобы кто-то заставил вас сделать это?
– И что, беретесь?
– Я уже думаю об этом.
– Но не дольше, чем я думаю о вас.
– Да будто!
– Поверьте, с того момента, как я увидел вас впервые… – вкрадчиво сказал Джонни, отнюдь не новичок с женщинами.
– Ну что ж, тогда мы на равных.
– И Джорди вы сразу же понравились.
«По крайней мере это чистая правда», – подумала Ники. Что касается самого Джонни – что ж, может, он и заметил ее тогда, просто не придал особого значения. Дочь – вот что для него важно.
– Ну что, с коньяком покончили?
– Вы спрашиваете?
– Видимо, да. – Проклятие, а ведь она не собиралась этого делать.
– Я рад. Чертовски трудно так долго оставаться джентльменом.
Его притягательная прямота вместе с улыбкой сумели избавить Ники от чувства вины. Джонни поставил свой бокал, забрал бокал Ники у нее из рук и поставил его рядом со своим.
– Ты еще можешь передумать, – произнес он, поднимая ее с дивана. – Но у тебя есть всего пять минут, – добавил он с ухмылкой, – а потом я не даю никаких гарантий.
– Тебя это тоже касается. Я едва сдерживаю свои чувственные порывы, имей в виду.
– Прекрасно, – пробормотал Джонни, привлекая ее к себе. – Напористая женщина. Мне это нравится.
– Но не настолько, насколько мне нравится вот это, – прошептала Ники, подавшись бедрами навстречу его восставшей плоти. – Тебе лучше предостеречься.
– Хорошо.
– Значит, мы все решили?
– Одно маленькое предупреждение.
Так-так, вот сейчас он скажет: «А теперь подпиши обещание, что ни единого слова не просочится в прессу».
– Что такое? – спросила Ники, слегка отодвинувшись, чтобы не заглянуть ему в глаза.
– Я не хочу, чтобы это повлияло на строительство домика для Джорди.
– Эта интрижка на одну ночь, ты хочешь сказать?
Джонни не совсем понял интонацию Ники, но зато точно знал, что для него самое важное.
– Я просто не хочу, чтобы потом ты почувствовала себя брошенной и расторгла сделку.
– Так ты бросал много женщин?
Снова эта неясная интонация, но Джонни ответил честно, потому что не видел смысла выкручиваться:
– Время от времени.
Ники уперлась руками ему в грудь и оттолкнула его. «Черт, – подумал Джонни. – Я проиграл».
– В моем мире секс – это секс, домики на дереве – это домики на дереве. – Ники улыбнулась. – И они никогда не сталкиваются.
– Ты наполнила радостью этот день, малышка. – Джонни снова притянул Ники к себе.
– До тех пор пока ты будешь наполнять радостью эту ночь, все будет великолепно.
Джонни усмехнулся:
– А вот теперь ты на меня давишь.
– Хочешь сказать, что газеты врут, и ты не можешь за ночь удовлетворить пять женщин?
– Я этого не говорил.
– Какой заносчивый тип!
Джонни улыбнулся:
– Нельзя правду назвать хвастовством.
– Теперь я с нетерпением жду ночи.
– Если без шуток, – мягко произнес Джонни, – то я тоже.
Он повел Ники в спальню так уверенно, словно уже бывал здесь раньше, но она не собиралась расспрашивать его, откуда он так хорошо знаком с расположением комнат, – ее ждало более интересное занятие. Ее либидо было сосредоточено на ближайшей цели – немедленном удовлетворении.
И какая другая женщина вела бы себя по-другому, если бы самый сексуальный мужчина в мире направлялся к ее постели? Уж не говоря о том, что Джонни Патрик был потрясающе красив.
При этой мысли все чувства Ники затрепетали, центры удовольствия приготовились действовать, а сознание безостановочно пело: «ПРЕД-ВКУ-ШЕ-НИ-Е!»
– Посиди минуточку, – сказал Джонни, усадив Ники на кровать с балдахином. – Я открою шторы. Отсюда можно увидеть Эйфелеву башню.
Ники хотелось выпалить, что не может ждать ни минуточки, но она не могла связать и двух слов.
Похоже, Джонни этого не замечал – вероятно, женщины, утратившие дар речи, были в его жизни обыденным явлением.
– Тебе понравится вид, – пообещал Джонни.
Ники улыбнулась и кивнула, хотя вид, открывавшийся ей прямо сейчас, действительно был просто великолепен.
– Эйфелева башня может подождать, – задушенным голосом произнесла Ники.
Джонни коротко глянул на нее и улыбнулся.
– Конечно, – пробормотал он, наклонился и задрал ее юбку. – Тебе нужно немедленное удовлетворение? Я правильно понял? – Вопрос не требовал ответа, потому что Джонни уже запустил палец под ее трусики и вел им по влажной шелковистой расселине. – Мм…м… как приятно…
Напряженная, нетерпеливая, Ники задрожала, услышав сексуально откровенное мужское одобрение в этом грубовато-нежном тоне.
– Если бы мы пошли в бар, ты бы не выдержала, – прошептал он, прижавшись губами к ее губам и продолжая ласкать пальцем. – Пожалуй, нужно помочь тебе разрядиться. – Целуя Ники, он добавил к первому еще один палец, а потом, с некоторым усилием, и третий. – Эй, эй, расслабься, – велел он ей и мягко опрокинул Ники на спину. – Мы хотим сделать это медленно и нежно…
Джонни не ждал ответа, а Ники закрыла глаза и полностью отдалась его ласкам. Самому же Джонни не требовалось поощрение, ему достаточно было одного ее негромкого хрипловатого стона.
А он услышал не один.
О-о-о Господи!!! Ники охватил лихорадочный экстаз, в крови забурлил жаркий, исступленный восторг. Изящные пальцы Джонни двигались внутри ее с точной, заученной чувственностью. Они самым утонченным образом гладили и массировали, м-е-е-е-дленно продвигаясь вперед, мягко нажимали на то самое хитрое местечко в самой глубине, выходили и входили, все снова и снова, повторяя это с виртуозным мастерством, и должны были привести ее к пику очень, очень скоро.
Эта его комбинация «танцуем танго» была особенно эффективна, когда он одновременно большим пальцем стимулировал ей клитор.
– Такая влажная киска должна держаться часами, – прошептал Джонни низким, хриплым голосом и улыбнулся.
Да! Это был последний штрих. Конечно, Ники и так была на грани, но мысль о долгих часах в постели с Джонни Патриком – о его крупных руках и твердом члене, не говоря уж о его сладком люби-меня тоне – оказалась тем, что ей требовалось, чтобы перескочить… эту… грань!!!
Оргазм начался с мелкой, едва ощутимой дрожи в самом ее жарком, пульсирующем средоточии и стал расходиться дальше все расширяющимися кругами, быстро набирая скорость и силу, и наконец достиг предела ощущений и взорвался с невероятной мощью. Пронзительные крики Ники заставили вздрогнуть даже Джонни, считавшего, что он слышал уже все на свете.
Вот это ничего себе, подумал он. А малышка, оказывается, горячая сексуальная штучка!
Если так, то ему предстоит исключительно интересная ночь.
Через несколько мгновений ресницы Ники затрепетали и медленно приподнялись.
– О-о, спасибо, – пробормотала она, изумрудно сверкая глазами.
– Не за что, – ухмыльнувшись, ответил Джонни. – Я и сам доволен. – Он показал на окно: – Как теперь насчет Эйфелевой башни? Ты в состоянии полюбоваться видом? – Пусть его считают сентиментальным, но Париж – это в первую очередь Эйфелева башня.
Ники улыбнулась ленивой, рассеянной улыбкой.
– Конечно. Перерыв.
Джонни выгнул бровь.
– Так что, теперь все будет по расписанию?
– Прошу прощения. Я не собиралась на тебя давить. Хотя с таким твердым, как у тебя… – ее взгляд переместился на его ширинку, – подозреваю, что расписание у нас одинаковое.
– То есть ты не постесняешься попросить?..
– Я и не подозревала, что ты такой стеснительный.
Боже, должно быть, он привык к уступчивым женщинам. Внезапно Джонни снова засиял улыбкой – вкрадчивой и словно бы извиняющейся.
– Ничего подобного, – ответил он, направляясь к окну. – Извини – должно быть, мне на мозги подействовал перелет.
– А что тут извинять? Наверное, я болтаю лишнего, но мне казалось, что ты и сам привык добиваться того, чего тебе хочется, – сказала Ники дразнящим тоном.
– Посмотрим, что я смогу сделать, – сказал Джонни, взявшись за шнур у занавески, – чтобы дать тебе то, чего ты хочешь. – Секс – это секс, и ничего, кроме секса, напомнил он себе. – А теперь смотри, – добавил он вслух, чарующе улыбаясь, и потянул за шнур. Шторы раздвинулись, и Ники увидела Эйфелеву башню, залитую огнями, словно рождественская елка.
– О-о! Это просто волшебно! – воскликнула она, сев, чтобы как следует рассмотреть восхитительное зрелище. Башня, очерченная белыми огнями, точно парила на фоне темного неба, а над ней мерцал ореол звезд. Самый эффектный символ Парижа оказался прямо в центре окна.
– Ты знал, что из этой комнаты открывается такой вид? – благоговейно прошептала Ники, снова испытывая желание ущипнуть себя.
– Я подумал, что тебе это должно понравиться.
В общем-то он не ответил на вопрос, но Ники не собиралась с пристрастием допрашивать его после той пикировки насчет ее просьбы о сексе.
– Мне это невероятно нравится, – призналась она. Эта сказка опрокидывала многие ее представления о реальной жизни. – Вы в самом деле знаете, как очаровать женщину, мистер Патрик. Что еще прячется в вашем колдовском мешке?
Джонни засмеялся:
– Пара штучек, которые тебе понравятся.
– Если ты не против, я скажу, что есть одна вещь, которая особенно меня привлекает, – сказала Ники, протянув руку в его сторону.
– Возвращаете меня к графику, босс? – Если ей нравится брать инициативу на себя, он «за» – до тех пор, пока ему это не надоест. Но это случится не сейчас.
– Было бы просто так сладенько…
– Не думал, что ты такая охотница до сладенького, – фыркнул Джонни, сбрасывая ботинки.
– Может, то, что для одного человека сладенько, для другого…
– Сногсшибательный секс? – закончил он, расстегивая рубашку.
– Пожалуй, я бы предпочла, чтобы меня не очень часто сшибали с ног, – сказала Ники, снимая туфли на шпильках. – Меньше синяков и больше изящества.
– Ты любишь изящество?
Она кивнула.
– Хотя ты им определенно обладаешь. Виртуозные пальцы и все такое.
– Рад, что могу услужить, – небрежно бросил Джонни, снимая рубашку.
Ники мгновенно утратила нить рассуждений, увидев его великолепный торс. Этот мужчина был потрясающе сложен – твердый как камень пресс, бицепсы точно у олимпийских тяжеловесов…
– Должно быть, ты много тренируешься? – спросила она, не желая откровенно пускать от восторга слюнки.
– Время от времени, – отозвался он, расстегивая ремень.
Посмотрев на Джонни Патрика, Ники крепко задумалась, стоит ли ей снимать платье. В последний раз она ходила на тренировку еще в колледже. Может быть, сначала выключить свет?
– Помочь с платьем? – Брюки Джонни соскользнули на пол.
– Э-э-э… – В голове промелькнула тысяча отговорок. Он поднял голову, не успев до конца снять трусы-боксеры.
– Ты и нерешительность? Я не ослышался?
Единственный взгляд на его огромное вздыбленное естество заглушил все ее мысли и колебания по поводу света, платьев и прочей ерунды. Она хотела только одного – чтобы этот твердый как камень член оказался в ней, причем немедленно. Соскочив с кровати, Ники повернулась к Джонни спиной:
– Расстегни молнию.
– Слушаюсь, мэм, – подчеркнуто медленно протянул Джонни. – А что потом?
– А потом ты будешь так мил, что дашь мне возможность почувствовать его, – она протянула руку назад и провела пальцами по пенису, – как можно скорее.
– Есть какое-то особое место, где ты хотела бы почувствовать его прежде всего? – пробормотал Джонни, расстегивая молнию на платье.
Игривая интонация в его голосе заставила Ники резко насторожиться. Всем известно, что звезды предпочитают изощренный секс, и она очень сомневалась, что у Джонни и у нее одинаковые понятия об изощренности.
– Если ты не против, я бы предпочла обычный.
– Что значит «обычный»?
О Господи! Он и в самом деле хотел чего-то другого? Ники круто повернулась, придерживая платье у груди.
– Говорю просто на всякий случай, – произнесла она, подозревая, что сама себе все безнадежно портит, но не желая быть до такой степени услужливой, – я не люблю анальный секс. И не собираюсь заниматься этим прямо сейчас.
– Что ж, это сужает рамки, – заметил Джонни с веселым выражением лица.
– Надеюсь, это для тебя не проблема? – Ники постаралась сказать это как можно более дипломатично, потому что ее желание ни на йоту не уменьшилось.
Джонни с трудом удерживался от улыбки.
– Даже и не знаю.
Он явно забавлялся. Но Ники сомневалась, что хочет играть с ним в эту игру. Может быть, женщины Джонни и привыкли подчиняться ему двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю, она не из таких.
– А когда, по-твоему, ты будешь знать точно? – пробормотала Ники, которой ужасно хотелось кончить снова, и причем быстро.
Уголки его рта дернулись.
– Ты, кажется, возбуждена?
– Я обожаю проницательных мужчин, – выдохнула Ники, с трудом улыбнувшись. – Но возбуждена – это слово в тысячу раз слабее обозначает то, что я сейчас чувствую.
– Если вечеринка начинается снова, – Джонни посмотрел вниз, на свой член, а потом опять на Ники и ухмыльнулся, – не забудь пригласить и нас.
– С удовольствием… тем более что моя вечеринка началась пять минут назад, сразу после того, как я кончила.
Джонни вскинул брови.
– Так ты любишь множественные оргазмы?
– Если это возможно. – Ники улыбнулась. – Хотя хороший шоколад отстает в этом списке всего на несколько секунд. А сочетание того и другого – это как раз и есть нирвана.
– Если бы я знал, я бы позвонил в обслуживание номеров и попросил их принести сюда шоколад, – протянул Джонни.
– Прямо сейчас – поскольку ждать я не в силах – я бы предпочла вот это. – Ники показала на его великолепную эрекцию. – Если, конечно, ты не считаешь меня, – ее улыбка была намеренно дерзкой, а голосок – сверхсладким, – слишком бесстыдной.
– Это будет настоящим удовольствием, – шепнул Джонни, поднимая ее руки вверх.
Он снял с Ники платье, бросил его на кресло, повернулся обратно и застыл на месте.
Господи! – на ней белое хлопчатобумажное белье – простой хлопок… без единой кружевной оборочки, без намека на вышивку! Джонни словно мгновенно перенесся назад в христианский лагерь, ощутил всю ту похотливость переходного возраста, когда подглядывал вместе с другими мальчишками за девчонками в их спальнях. И на член его обрушилась та же самая похотливая сентиментальность. Должно быть, в последнее время он видел слишком много женского белья от Ля Перла, раз простые хлопковые трусики подействовали на него так возбуждающе. Обалдеть! Он готов был кончить прямо сейчас.
И тут Джонни почувствовал, что он на всех парах несется в том же самом скором поезде, что и Ники.
Ловко расстегнув лифчик, он сдернул бретельки с ее плеч, глядя, как волнующе подрагивает грудь Ники, вырвавшись на волю.
– Шикарно, – прошептал Джонни. – И мне нравится то, что прячется под этими сексуальными трусиками, – добавил он, запуская палец за резинку.
– Не издевайся, – надулась Ники. – Это все, что у меня есть.
– Я ни в коем случае не издеваюсь, малышка. Они сводят меня с ума. Помню я такие трусики…
– В смысле? – обиженно пискнула Ники. Джонни поднял глаза.
– Отличные воспоминания, крошка, и больше ничего. – Он решил, что не будет просить у нее разрешения стянуть с нее эти трусики зубами – вдруг разозлится? Но вообще-то мысль ему понравилась. Да, как давно это было!
Верни не ошибалась насчет Ники. Она сладкая как сахар.
И что еще важнее, у нее есть разгоряченная маленькая киска, белые трусики и все такое.
– Я просто счастлив, что ты полетела со мной в Париж, – сказал Джонни, как настоящий джентльмен снимая с нее трусики.
– Я тоже. – Ники позволила себя раздеть. – И хотя есть риск, что я опять на тебя давлю, все же я буду намного счастливее, если кончу еще раз.
Он уложил ее на кровать и быстро поцеловал.
– Сейчас вернусь.
Ники на мгновение запаниковала, решив, что оскорбила его, но тут увидела, что Джонни всего лишь вынимает из брюк презерватив. Точнее, несколько презервативов, с удовольствием отметила она. У Ники все буквально ныло от желания, она так сильно хотела Джонни, что каждая клеточка в теле молила о наслаждении.
Она подвинулась в постели повыше и раздвинула ноги.
Джонни улыбнулся, увидев это. Он всегда считал, что доступность – одно из лучших качеств женщины. Правда, приходилось признать, что Ники Ледо выпадала из обычной категории женщин, с которыми он привык заниматься сексом. А эта ночь никак не подпадала под заголовок «бизнес», как обычно он называл свои постельные отношения с женщинами.
Впрочем, Джонни не собирался выяснять, в чем тут различие. Тем более сейчас. Он разорвал упаковку презерватива.
Ники смотрела, как он умело надел его на свою восставшую плоть, не сделав ни одного лишнего движения. Он делал это и раньше, решила она, – впрочем, никто и не сомневался. Но сейчас это заставило ее почувствовать себя начинающей. Однако это чувство быстро сменилось более мощным сексуальным вожделением, охватившим ее с того момента, когда Джонни появился в номере.
– Эй, – шепнула Ники через миг, когда Джонни уже устроился у нее между ног, – спасибо, что понял мое нетерпение и…
– Мы в одном положении, детка, – прошептал он, быстро направляя член куда следует. – Кроме того, предупреждаю, – Джонни сверкнул ухмылкой, – я уже на грани, черт побери.
Глаза Ники блеснули.
– Устроим состязание?
Джонни расхохотался:
– О да.
Он надавил, сделав точно рассчитанный толчок, чему научился давным-давно. Он был крупным, а большинство женщин – нет, поэтому проникать приходилось, ограничивая скорость и глубину, чтобы не сделать больно.
Ощутив привычное сопротивление, Джонни замедлил продвижение, хотя предпочел бы скорость трамбовочной машины. Но он имел планы на всю ночь, так что не следовало портить все в самом начале.
Пока ее готовое к вечеринке, распалившееся до предела влажнее влажного лоно медленно заполнял пенис мирового класса, Ники поняла, что и в самом деле можно умереть от наслаждения. Она была готова просто скончаться от чистого, неподдельного экстаза и с улыбкой на лице.
– Можешь принять еще немного?
Ники в ответ качнула бедрами, и Джонни проник внутрь еще на чуть-чуть. Она задержала дыхание, ожидая следующей волны экстаза, и когда та захлестнула ее, Ники искренне и благодарно застонала.
Потом Джонни начал все сначала, осторожно, понемногу, между поцелуями и ласковыми шепотками заполняя собой Ники. Она раскидывала ноги все шире и шире, чтобы приспособиться к его твердой, несгибаемой плоти. И в конце концов он погрузился до самого основания, и оба они уже хватали ртом воздух.
Взведенные до предела и возбужденные, охваченные желанием и неистовым вожделением, они никак не могли решить, что лучше – продлить головокружительное наслаждение, удержать это исступленное, жаркое ощущение как можно дольше или же лихорадочно двигаться дальше.
Первой сдалась менее дисциплинированная Ники.
Пока она содрогалась в оргазме, Джонни все еще спорил сам с собой.
Ей нравятся множественные оргазмы? Он мог позволить ей прочувствовать этот и дождаться следующего. Мог бы – если бы был сделан из камня.
Или если бы это было обычное небрежное свидание.
– Я поймал твою волну, детка, – прошептал Джонни.
Со сверхчеловеческим усилием Ники слегка приподняла ресницы и подарила ему сладчайшую улыбку «я-не-могу-разговаривать-прямо-сейчас».
Это впечатляло. Ники действительно пыталась ответить.
Было что-то незабываемое в ее старании порадовать его, и Джонни ощутил благодарность и странный восторг, может быть, даже счастье. Вероятно, он слегка помешался; наверное, возвращение Джорди совершило с ним это колдовство. А может быть, Ники Ледо действительно отличалась от всех остальных.
Да какая разница! Но в этот раз Джонни кончил так, как никогда раньше, уж тут он не ошибался. И потом лежал, уперевшись локтями, пытался отдышаться и одновременно обдумывал, как будет заниматься с ней этим снова.
Выкинув использованный презерватив и разыскав пару полотенец, Джонни налил себе еще коньяку. Потом он держал Ники в объятиях, но она так долго лежала не шевелясь, что он уже начал беспокоиться.
Он прижал ее к себе, ее голова лежала у него на груди, запах ее духов щекотал ему ноздри, и они, как дети, считали огни на Эйфелевой башне. В точности как много лет назад, когда он впервые приехал сюда с классом, заработав денег на дорогу продажей печенья и мытьем машин.
– Отсюда так близко до неба, – прошептала Ники, изогнувшись, чтобы поцеловать его.
– Аминь, – шепнул Джонни в ответ. – Мне кажется, я разделил с тобой нирвану.
– Хорошо, правда?
– Да, хорошо.
И они продолжали лежать в дружеском молчании, чувствуя себя так, словно пересекли какую-то непостижимую черту.
Первым стряхнул с себя странное оцепенение Джонни.
– Я тут подумал… – произнес он.
– Дай догадаюсь. – По голосу Ники было слышно, что она улыбается.
– У тебя три попытки.
– Я получу приз, если угадаю правильно?
– Конечно.
Она рассмеялась:
– Ты готов к сексу. Я готова к сексу. Мы оба готовы к сексу.
Он перетянул ее на себя, откинул ладонями кудряшки с ее лица и внезапно ощутил очень странное томление. Не сексуальное.
Ники испытующе посмотрела на него.
– Что такое?
Джонни тряхнул головой, словно мог таким образом прогнать это непонятное чувство.
– Ничего.
– Спорю, ты устал? – Она нежно коснулась его щеки. – Ты ведь вообще не спал.
– Нет, все в порядке. – Джонни улыбнулся. – А теперь скажи, что тебе нравится больше всего, о умудренная в сексе. – «Пусть все остается несерьезным. Пусть речь идет только о сексе. Не сбивайся с пути».
– Правда?
– Конечно.
– Может быть, тебе это не понравится.
Джонни удивленно поднял брови.
– Обязательно понравится. Хотя бы намекни.
– Заставь меня что-нибудь сделать.
– Например?
– Например, я должна буду выполнить что-нибудь, что ты велишь.
– Это ты про садомазо?
– Боже, нет! Ну, например, чтобы я тебя… поцеловала или…
Джонни ухмыльнулся:
– Поцеловала куда?
Ники села на него верхом.
– Забудь об этом. Я вообще не должна была ничего говорить. Но ты спросил, вот я и… – Она пожала плечами. – Не знаю, просто с тобой я чувствую себя по-настоящему сексуальной, вот и все.
– Больше, чем обычно?
– Да, если твое эго так требует подпорок. Если хочешь знать, в тысячу раз сексуальнее, чем обычно, понял? А теперь можешь добавить зарубку на свой ремень и через пару дней забыть, как меня зовут. Хотя не думаю, что ты вообще помнишь мое имя. – Ники вспыхнула. – Черт, почему я не заткнулась с самого начала?
Джонни смотрел на нее снизу вверх и думал, что это самая классная женщина из всех, что он встречал в своей жизни. Старлетки, фанатки и молодые богатенькие девчонки, ищущие кого-нибудь, чтобы развеять скуку, в подметки не годятся этой искренней, иной раз чересчур откровенной, но всегда честной женщине из маленького городка на родине Харрисона Кейллора.
– Говори все, что хочешь. И – просто на всякий случай – забыть тебя невозможно. А если хочешь, чтобы я заставил тебя что-нибудь сделать, давай поиграем в хозяина и горничную.
– Ты правда не против? От этой игры я так распаляюсь!
– Тебе это знакомо, правда? – грубовато бросил Джонни.
– Что такое? Ты злишься из-за того, что я занимаюсь сексом? И это мужчина, который потерял счет женщинам?
– Ну, подай на меня в суд. Но мне совсем не хочется представлять, как ты занимаешься сексом с каким-то там парнем. Это мешает мне сосредоточиться.
– Тогда мне тоже придется сделать вид, что ты девственник. По-другому я просто не смогу кончить.
– Ты напрашиваешься на неприятности, детка.
Ники улыбнулась:
– Обещания, одни обещания.
– Вот что я тебе обещаю, – прорычал Джонни, поднял ее вверх, словно она вообще ничего не весила, перекатился так, что Ники оказалась под ним, и вонзился в нее, не надев презерватив и не дожидаясь ее разрешения или указаний для новой игры. – Я буду заниматься с тобой любовью до умопомрачения, и хорошо, если ты принимаешь таблетки, потому что останавливаться я не собираюсь.
– Может, принимаю, а может, и нет. – Ники посмотрела ему в глаза. – А если я скажу тебе остановиться?
Ники уже тяжело дышала, поэтому Джонни решил, что ему дан зеленый свет.
– Я не остановлюсь.
– Я могу тебя заставить.
Он рассмеялся:
– Эй!
– Ну-ка, попробуй, заставь меня перестать делать это, – пробормотал Джонни, закидывая себе на плечи сначала одну, а потом другую ногу Ники.
О, черт, о, Господи, он не играет, он и в самом деле делает то, что хочет, и Ники так завелась, что была готова кончить прямо… сейчас!
Джонни слегка улыбнулся и замедлил темп, чтобы дать ей прочувствовать сотрясавшую ее волну. Когда оргазм завершился, он возобновил свой темп и начал все сначала.
– Нет, нет, не сейчас, – шептала она первые несколько коротких секунд, но Джонни знал, что делает, и очень скоро Ники снова задыхалась, и хватала ртом воздух, и цеплялась за него, словно Джонни был спасательным тросом во время урагана. И на этот раз они достигли пика вместе.
Джонни даже не стал пережидать, чтобы обтереться; его член имел свое собственное мнение. Он снова вздыбился, стал еще выше и толще, словно распаленное лоно Ники заколдовало его. Теперь Джонни действительно не спешил. Его нервные окончания были словно обнажены, все ощущения заметно усилились, мозг чувствовал невероятную яркость происходившего.
– Ты чувствуешь это? – прошептал он, проскользнув в нее до самого конца.
– О Боже… Боже…
Щеки Ники пылали, глаза были закрыты, она могла только шептать, и Джонни решил, что она чувствует все замечательно. Так же, как и он.
Сказать по правде, на этот раз ему казалось, что он теряет голову. Во всяком случае, настолько, насколько это допускало человеческое тело. Должно быть, во всем виноваты аромат Парижа и огни на Эйфелевой башне. Потому что подобного необузданного вожделения он не испытывал никогда в жизни.
– Только не останавливайся, – выдохнула Ники. – Пожалуйста…
Он и не мог, Ники не стоило беспокоиться. Он не смог бы остановиться, даже если бы захотел.
В конце концов его заставила остановиться слезинка, ползущая по щеке Ники, – она вернула его к реальности. Наполнила виной.
Джонни обнял ее, сел, прижал Ники к себе и принялся просить прощения. Наконец ресницы Ники затрепетали, она открыла глаза и прошептала:
– Я точно так же хотела тебя. Ты просто сильнее, вот и все. Ты можешь выдержать дольше.
– Позвать врача? – Джонни разволновался. Ники слабо улыбнулась:
– Просто дай мне минутку отдохнуть.
– Ни в коем случае, – пробормотал он. – На сегодня все.
Господи, ведь он мог серьезно навредить ей!
– Но поговорить-то об этом можно? – Ее улыбка была просто солнечной. – Ты же видишь, у меня какое-то ненасытное вожделение. Думаю, ты слишком красив, поэтому я потеряла голову.
– Не важно, – ответил Джонни, не желая с ней соглашаться, хотя его собственные чувства были столь же необъяснимы. Наверное, причина в возвращении Джорди. А может, в смертельной усталости. Или оба они оказались в каком-то особом, причудливом, загадочном месте, а при холодном свете дня все придет в норму.
– Мы поговорим об этом позже, – пообещал Джонни. Ему требовалось время, чтобы разобраться со всей этой чушью в своей в голове.
– Когда? – Вопрос был задан соблазнительным шепотом, а зеленые глаза Ники смотрели чертовски дразняще.
– Не сейчас, – ответил Джонни. Меньше всего ему хотелось увидеть газетные заголовки о некоей леди, оказавшейся по его вине в больнице.
– Через пять минут? – взмолилась Ники.
Джонни выдохнул, глубоко вдохнул и попытался мыслить разумно.
– Поговорим через полчаса.
– Хорошо, – согласилась Ники.
Ее губы медленно изогнулись в улыбке, и это внезапно потрясло Джонни до глубины души. Он не сможет сказать ей «нет». Ни через пять минут, ни через полчаса, ни завтра, он безумно хочет ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Французский поцелуй - Джонсон Сьюзен



Интересный, с юмором, со страстью. Читать:)
Французский поцелуй - Джонсон СьюзенЮлия Р.
1.03.2013, 12.56





Что за глупые надоедливые аннотации. мечта каждой женщины и пошло поехало. Новое придумать не могут что ли?
Французский поцелуй - Джонсон СьюзенНина
3.04.2013, 13.11





Роман потрясающий. Теперь один из моих любимых. Очень чувственный, страстный. Те, кто в книгах не любит открытый секс, не читайте, вам такое не понравится. А всем остальным советую, не пожалеете!!!
Французский поцелуй - Джонсон Сьюзенjuli
16.04.2013, 5.45





замечательный роман!очень классный!
Французский поцелуй - Джонсон СьюзенТанита
3.05.2013, 19.40





Потрясный.
Французский поцелуй - Джонсон Сьюзенводопад
3.05.2013, 23.01





Потрясный.
Французский поцелуй - Джонсон Сьюзенводопад
3.05.2013, 23.01





Кэтрин, дорогая, я знаю что ты читаешь этот роман. Ты не берешь трубку, не хочешь говорить со мной. Пойми, ну не хочу я чтобы ты страдала, также, как не хочу страдать сама. Любовь к таким мужчинам неправдишная! Должно что то произойти в их жизни, они должны насытиться всем и прекрасным и дерьмом. А мой брат очень молод.. Ну встречайся с ним, бога ради, но головы то не теряй. Уф! Что значат слова мужчины во время секса , бла бла бла, да ровным счетом ничего. Согласна, может я еще та стерва. Но я твоя подруга. И не хочу, чтобы ты превращалась в ревнивицу, пусть даже из за моего брата. Красивых мужчин очень мало, а не эгоистов в сексе еще меньше! Но это не повод бегать за ними хвостом и выставлять себя на посмешише. Я все тебе расскажу с глазу на глаз. Мне ведь тоже надо было придумать как до тебя достучаться. Ну улыбнись давай поговорим. Я стала циничной, даже скорее грубой. Имея красивых брата и отца, невольно поднимаешь планку. Их улыбки ровным счетом ничего не значат. Красота - это дар Божий. Они им умело пользуются. Это как в музее шикарная статую, которую запрещается трогать, НО КТО. СЛУШАЛ ??? ВСЕ. ТРОГАЮТ пожалуйста пожалуйста позвони
Французский поцелуй - Джонсон СьюзенМагнолия
7.05.2013, 5.26





Чуть затянуто, но в основном неплохо...
Французский поцелуй - Джонсон Сьюзенкаприз
26.05.2013, 13.19





Классный роман! очень понравился! советую.
Французский поцелуй - Джонсон СьюзенГалина
30.07.2013, 23.23





легкий отдыхающий роман. Советую, читайте, восхищайтесь.
Французский поцелуй - Джонсон Сьюзеннатали
23.08.2013, 15.04





Вроде бы и не плохо, но вот меня не зацепило. Я, давно заметила, что зависит от настроения. Короче, этот роман не мой. 6 балл
Французский поцелуй - Джонсон СьюзенКоко
7.12.2013, 23.00





обладание большими деньгами развивает в человеке цинизм и подозрительность, а еще развращает, в том смысле, что готовых баб вокруг очень много, что сводит практически на нет возможность создать искренние отношения. rnа теперь ,что каксается книги: удивляет героиня с " узенькой талией и бедрами" , помилуйте какая талия?!- она же жрет сладкое постоянно! буквально через каждую строчку! пусть так, таких женщин много, но зачем же тогда про талию !rnа еще, напрягал этот " Юрий" , она значит " Ники", он- "Джонни" , а Юрий-Юрий, удивительно, что без отчества :-)
Французский поцелуй - Джонсон Сьюзендекоратор и мама
29.01.2014, 13.34





Не знаю даже что и написать. Я люблю читать любовные сцены, иногда, но в основном я пропускаю. Не потому что не интересно, нет, я люблю секс. rnКороче здесь, как только герой начинает прикасаться главной героини она уже начинает кончать. И так до конца. Мне показалось что я сидела и считала сколько раз она уже кончает. rnКому это нравится можете читать.
Французский поцелуй - Джонсон Сьюзенmika
13.12.2014, 15.09





Читать можно,когда совсем нечего!
Французский поцелуй - Джонсон СьюзенНаталья 66
26.03.2015, 20.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100