Читать онлайн Чистый грех, автора - Джонсон Сьюзен, Раздел - 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Чистый грех - Джонсон Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.55 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Чистый грех - Джонсон Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Чистый грех - Джонсон Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джонсон Сьюзен

Чистый грех

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

24

Адам и Джеймс прибыли в Хелену скрытно, без сопровождения. Они надеялись встретиться с Изольдой, переговорить с графиней и убедить ее покинуть Монтану. Без особого труда молодые люди выяснили, что Изольда в городе и остановилась в особняке Гарольда и Молли. Что ж, правильный ход — в доме Фисков она в безопасности. Там он и накричать на нее не сможет. Хитра как всегда!
Приходилось менять тактику.
По пути в Хелену Адам намеревался действовать быстро и без особой деликатности. При необходимости даже к насилию прибегнуть: Изольду в охапку, в связанном виде запихнуть в багажный вагон, приставив свой конвой, — и прощай! Пусть ее отвезут сперва в Солт-Лейк-Сити, а потом и на восток. Конечно, Изольде ничего не стоит опять вернуться с Восточного побережья, даже после подобного демарша с его стороны. Однако он мог сказать ей такие слова и таким тоном, чтобы на этот раз стало окончательно ясно: с ним шутки плохи!
Теперь же, раз она живет у Фисков, этот план стал нереальным. Следовало, если можно так выразиться, надевать бархатные перчатки. И уповать на силу словесного убеждения.
Плохо.
И все же иного выхода не было.
После того как Адам и Джеймс заняли номер в гостинице, они приняли ванну с дороги и приоделись. Адам направлялся к жене в особняк банкира, а Джеймс должен был встретиться с друзьями и знакомыми, чтобы собрать побольше информации о приготовлениях Неда Сторхэма.
Перед выходом молодые люди еще раз проверили свои револьверы. Теперь они с ними и ни на минуту не расставались.
Время шло к полудню, было очень жарко, даже на холме, где стояли особняки городских богатеев. Адам подошел к дверям особняка Фисков с мрачнейшим видом. Он мало верил в успех своего мероприятия. Сомнительно даже то, что удастся переговорить с Изольдой наедине. Все предусмотрела, хитрая тварь!
Слуга доложил о приходе Адама, и через некоторое время, шурша нижними юбками, в море кружев, к нему в гостиную вышла хозяйка дома.
— Как чудесно видеть вас снова! — воскликнула Молли Фиск, подавая ему руку для поцелуя. — Не далее как вчера я говорила мистеру Фиску, как славно было бы, если бы мистер Серр вновь посетил наш город.
Она повернулась к двум своим спутницам за подтверждением.
Ее племянница Генриетта, вся раскрасневшаяся от волнения, горячо приветствовала Адама.
Изольда сухо сказала:
— Рада встрече, Адам.
— Проходите, мой добрый друг, — щебетала дальше Молли Фиск, беря графа под руку и ведя к дивану. — Хотите чаю? — Но тут она наконец разглядела мрачное выражение на лице гостя и исправилась: — Быть может, чего покрепче: бурбон или бренди? Впрочем, не знаю, не рано ли еще для крепких напитков…
— Я бы выпил виски.
— Со льдом, да? День сегодня такой жаркий. Сейчас я все устрою.
Молли Фиск позвала служанку и отдала приказ. Затем снова повернулась к Адаму.
— Расскажите нам о Саратоге, любезный граф, — сказала она, когда служанка принесла бурбон для Адама. — Говорят, ваши скакуны показали себя с лучшей стороны на бегах и вы выиграли большую сумму. Нам, скучным провинциалам, интересно знать все о Саратоге.
Разумеется, в ее глазах светилась мольба: расскажите нам все о леди Флоре, я умираю от нетерпения узнать подробности вашего романа. Очевидно, она многое знала от Изольды, но искренне хотела выслушать и версию «изменщика». А может, Изольда подговаривала ее завести разговор о Флоре и выведать что-нибудь полезное для ее черной игры.
— Мы ездили, чтобы опробовать Магнуса и некоторых других молодых жеребцов, — вздохнул Адам. — И все оказались на высоте. Я доволен.
В душе он гадал, на сколько хватит его вежливости. Если светская болтовня затянется, он может просто взорваться. Конечно, Фиски — его друзья, но зачем им было пригревать эту змею на своей груди!
— Гарольд говорит, что мы непременно должны съездить на бега в Саратогу в следующем сезоне, — сказала Молли Фиск. — Отец Генриетты ежегодно ездит в этот курортный город. По его словам, Саратога — место, где деловые соглашения заключаются быстрее и проще всего… А вся эта история с Фрэнком Сторхэмом — какая неприятность! Вчера его, наконец, похоронили. Не скажу, что убитый был мне по сердцу, — проворно прибавила она, — всегда пьян и плохо воспитан… но не будем плохо о покойниках. Такие события напоминают о бренности нашей жизни.
Подобная болтовня кого хочешь могла вывести из себя!
— Джеймс упоминал об этом прискорбном случае, — сдержав себя, ровным голосом произнес Адам. — Сторхэмы, увы, имеют обыкновение лезть на рожон. Нет ничего удивительного в том, что Фрэнк в конце концов доигрался. Меня всегда удивляло, что он снова и снова по своей воле нарывается на неприятности, не будучи метким стрелком.
На его лице застыла маска безразличия.
— А вот Нед говорит, что это вы убили Фрэнка, — бросила Изольда с рассеянной улыбкой, глядя на Адама поверх фарфоровой чашки с едва подавляемой ненавистью.
— О, Нед волен болтать что угодно, — спокойно отозвался Адам. — Поскольку его самого в тот момент не было в Саратоге, то таким обвинениям грош цена.
Теперь, когда он обрел настоящую любовь, ему было даже дико, что он так долго терпел эту негодяйку — мелочную, хитрую, вероломную. Подлость написана у нее на лице. Ей неведомо чувство сострадания и любви. Адам не сомневался в природе ее отношений с Недом Сторхэмом: попользуется и отшвырнет, предав самым низким образом. Нед и Изольда так откровенно алчны, что их совместные комбинации обречены на провал именно из-за того, что они не способны хоть как-то маскировать свою нетерпеливую жадность.
— Да и кто поверит хоть одному слову Неда Сторхэма, — вдруг встряла в разговор Генриетта. — Он возмутительный, невоспитанный хам и грубиян. Тетушка не пустит такого на порог своего дома!
— Прелестно! — издевательским тоном воскликнула Изольда. — Наша очаровательная Генриетта, словно львица, бросилась защищать доблестного Адама. Еще одна сердечная победа, господин граф? — В ее голосе чувствовалась нескрываемая злоба.
— Полагаю, Генриетта права, — поспешно вмешалась Молли Фиск, чтобы сгладить неловкие слова Изольды, которые можно было принять и за открытое оскорбление племянницы. — Я сказала Гарольду, что не следует приглашать Неда Сторхэма в наш дом, коль скоро он распространяет такие порочащие слухи о нашем друге Адаме Серре. То, что у Неда счет в банке Гарольда, не дает ему права беспрепятственно гостить в нашем доме и поносить дорогих нам людей. Этот тип вульгарен. Таким не место в приличном обществе.
Генриетта победно улыбнулась, смерив Изольду презрительным взглядом.
— Не спорю, его манеры изысканными не назовешь, — кивнула Изольда. — Однако в этом крае утонченных людей раз два и обчелся. Приходится общаться с теми, кто есть в наличии. Если брезговать и тем, и другим, и третьим — кто останется? Ведь Генриетте надо выходить в свет.
Она не стала дольше распространяться на эту тему, но было ясно: графиня намекает на то, что Генриетта — дочь американского нувориша, а сама она — потомок старинного аристократического рода.
— Свет не сошелся клином на Хелене, — гордо вскинув голову, заявила Генриетта. — Я еду в Лондон. Там достаточно благовоспитанной публики. Мне только что исполнилось восемнадцать.
Девушка подразумевала, что у нее достаточно шансов иметь успех в высшем обществе. Восемнадцать лет и капиталы отца гарантируют это. А нуворишем она своего папеньку считать не могла: когда она родилась, он уже был богатым, то есть он был богатым с незапамятных времен.
Адам про себя усмехнулся, довольный тем, как девушка защищается. Изольде-то двадцать семь, для восемнадцатилетней это все равно что старуха. А с учетом того, что Генриетта призналась ему как-то в своей тяге к мужчинам «постарше», племянница Молли Фиск непременно будет иметь успех в лондонском высшем свете.
— Ах, каким светлым местом кажется наш мир в восемнадцать лет, — вздохнула Молли Фиск. Она желала увести разговор подальше от опасных тем: в воздухе чувствовалось приближение грозы. Изольда в новой роли отвергнутой жены подействовала на мягкое сердце Молли Фиск. Но теперь она своими дерзостями и злобой возвращала воспоминания о том, как тягостен был брак Адама — и по вине именно Изольды. — Я думаю, каждая из нас вспоминает благословенные деньки своей юности.
— Да, это были воистину благословенные деньки, — сказала Изольда, поворачиваясь к Адаму, — потому что я еще не встретила тебя.
Подобное замечание не нуждалось в комментарии. Адам счел за лучшее промолчать.
— Во Францию я впервые попал достаточно поздно, — сказал он, избирая нейтральный ответ. — Мне было гораздо больше, чем восемнадцать…
— Этим и объясняется то, что ты такой интересный дикарь, — перебила его Изольда со сладенькой улыбкой.
— Какая же часть моего дикарства кажется вам особенно интересной, мадам? — наконец вспылил Адам. Он допил свой бурбон, поставил стакан на стол и обратился к хозяйке: — Я прошу извинить меня, Молли, но не оставите ли вы нас с женой на некоторое время наедине? Нам предстоит деловой разговор, а время у меня ограничено.
Молли встала, метнула многозначительный взгляд на племянницу и сказала:
— О да, конечно… я понимаю. Идем, Генриетта.
Через несколько секунд Адам остался наедине с супругой. Второй раз на протяжении месяца.
Теперь ему не нужно было скрывать своей гнев. Кулаки графа сжимались, в глазах сверкала ярость.
— Да ты никак застрелить меня намерен? — насмешливо спросила Изольда, со спокойной ненавистью глядя ему прямо в глаза.
— Мелькнула такая мысль, — признался Адам. — Многие из моих друзей полагают, что это самый простой выход.
— И прежде всего Джеймс. Мерзкий тип. А ты, разумеется, стрелять не станешь. Ты у нас нравственное существо.
— Из нас двоих хоть кто-то должен помнить о нравственности.
— Фи, мещанские добродетели меня никогда не привлекали!
— Семейство Серр выше твоего, Изольда. А «мещанскими добродетелями» мы, однако, никогда не пренебрегали. Но не будем вдаваться в философские материи. Я приехал для того, чтобы сказать: убирайся вон из Монтаны и никогда больше не возвращайся сюда.
— Размечтался! Я твоя законная жена, Адам, и в качестве таковой могу быть рядом с тобой. Не думай, что тебе удастся в два счета избавиться от меня. Я предприняла изнуряющее путешествие по жаре и пыли не для того, чтобы тут же вернуться назад. Кстати, на прошлой неделе я была на ранчо и взяла кое-что из своих вещей. Похоже, ты там давненько не бывал. Миссис Маклеод, как обычно, встретила меня в штыки.
— Она отлично понимает, какая ты дрянь, — процедил Адам. — Удивляюсь, что тебя вообще пустили на порог!
— Я сказала, что заглянула только на несколько часов.
— Ты и в Хелене недолго пробудешь, — решительно заявил Адам. — Я хочу, чтобы ты вернулась в Европу.
— Экий властный стал!.. Боюсь, я не смогу подстраиваться под твои желания. У меня другие планы.
— Нед Сторхэм тебе не поможет.
— Ну, мы еще посмотрим.
— Он будет мертв через несколько дней.
— Или ты.
— Не рассчитывай на это.
— А я как раз рассчитываю.
Адам вздохнул. Препираться глупо. Все эти перепалки ему были знакомы по прошлому. Не разговоры говорить он приехал…
— Как угодно. Я не намерен тратить время на словесные баталии. Вот что, слушай внимательно. Это мое последнее слово. Или ты завтра сама будешь на платформе и сядешь в поезд до Солт-Лейк-Сити, или я лично позабочусь, чтобы ты завтра уехала отсюда.
Изольда криво усмехнулась и, глядя ему в глаза, сказала:
— Не пытайся запугать меня. Не выйдет!
— Ты не боялась меня потому, что раньше я действовал в рамках приличий. Теперь шутки в сторону. Я совершенно серьезен. Советую и тебе отнестись к ситуации так же.
— Ты что, даже не предложишь мне еще денег, чтобы я оставила в покое тебя и твою новую пассию?
— Нет.
Закончилось время уговаривать, умасливать, откупаться, искать мирные решения — так вся жизнь пройдет впустую. Надо покончить с прошлым раз и навсегда и наслаждаться настоящим. Благодаря встрече в тот благословенный вечер в доме судьи Паркмена Адам получил свыше шанс иметь то, в чем не отказано большинству людей: счастье, семью, мир и покой. А если духи благосклонны, то у него будут еще дети. И от всего этого отказываться из-за какой-то алчной сучки?
— Нет, — твердо повторил Адам, и его рука машинально потянулась к револьверу. — Ни пенса от меня не получишь.
— О, какой пафос! Ты похож на плохого актера! — сказала Изольда, презрительно поджимая губы. Она склонила голову набок и смотрела на мужа с дерзким вызовом, покачивая выставленным вперед носком туфли.
— Если тебя не будет завтра на железнодорожной платформе, — проговорил Адам, — пеняй на себя. Плохой я актер или хороший, но эту драму я доиграю до конца — до самого конца. Я тебя предупредил, Изольда.
— Ба-ба, как ты страшен! Настоящий дикарь! Мне, наверно, положено дрожать от ужаса и заламывать руки?
Он сжал зубы. Затем нашел в себе силы мрачно улыбнуться.
— Твоя судьба в твоих руках. Приятного путешествия.
С этими словами он быстро вышел из гостиной.
— Посмотрим, чье путешествие будет более приятным, — процедила Изольда, когда дверь за ним закрылась.
Графиня взяла чашку и сделала глоток остывшего сладкого чая. В Европу она вернется — но не раньше, чем Адам отправится на тот свет!


В просторном вестибюле Адама поджидала Молли Фиск. Хозяйка дома нервно прохаживалась из угла в угол и заламывала руки. Когда Адам вышел из комнаты, она встретила его вздохом облегчения.
— Ну, ну, Молли, — успокоительно произнес он. — Судя по вашему лицу, вы решили, что я натворю что-нибудь прямо здесь? Не волнуйтесь, вы не найдете ее хладный труп в гостиной. Я ее не задушил, хотя такое желание возникало, и не раз. Изольда твердит, что мне осталось жить всего несколько дней. Так что у меня был соблазн покончить с ней до своей предполагаемой смерти.
— Не буду скрывать от вас: Нед Сторхэм сговорился с вашей женой, — сказала Молли Фиск. — Здесь всем это известно. Видит Бог, я не хотела принимать ее у себя в доме, Адам. Но выгнать — сами понимаете… скандала не избежать. Она ведь по закону ваша жена. Пришлось приютить, хотя я ясно намекала Изольде, что в гостинице ей было бы удобней.
— Не надо извиняться, Молли. Я понимаю, как вы опутаны светскими приличиями. Не будем о грустном. Что вы планируете делать сегодня вечером?
Молли Фиск, получив отпущение греха, тут же расцвела улыбкой.
— Сегодня вечером? А что вы предлагаете?
Она и сама была неравнодушна к графу де Шастел-люксу: будь ей лет на двадцать меньше, она бы попробовала завоевать сердце этого бесподобного красавца, настоящего мужчины, благородного и смелого.
— Думаю, вам будет приятно прокатиться в горы к западу от города и полюбоваться закатом. Возьмите с собой Генриетту. Изольда может побыть и одна.
— Как долго нам следует любоваться закатом?
— Полагаю, часа достаточно.
— Слышала, вы наконец влюбились по-настоящему, — заметила Молли, которой в глубине души было жаль, что не устроился роман ее племянницы с богатым графом. Впрочем, она была достаточно добра, чтобы искренне порадоваться за Адама.
— В кои-то веки сплетня права, — со слабой улыбкой ответил Адам. — Поскольку я люблю, мне жизненно необходимо очистить свою жизнь от постороннего мусора. В Саратоге я дал Изольде солидную сумму в качестве откупного, чтобы она покинула страну. Деньги негодяйка взяла, но обещание нарушила. Я был поражен тем, что она дерзнула приехать в Монтану.
— Думаю, всему виной ее беременность.
— Она говорит, что это мой ребенок? — возмущенно воскликнул Адам. — Так вы не верьте! Это наглая ложь. Меня подмывает поместить объявление в местных газетах: «Сим уведомляю почтенную публику, что мистер Серр не имеет никакого отношения к беременности своей жены». — Он саркастически скривил губы.
— Не стоит хлопотать по этому поводу, мой мальчик, — с улыбкой сказала Молли Фиск. — У нее был выкидыш.
Наученный горьким опытом ничему не верить, когда дело касалось хитрющей Изольды, Адам недоверчиво спросил:
— Это она вам сказала?
— Нет, мы не настолько близки с ней, чтобы обсуждать подобные темы. Но я, в отличие от нее, считаю слуг людьми — и поэтому мои горничные ничего от меня не скрывают. Мне донесли, что у Изольды, когда она прибыла ко мне в дом несколько дней назад, было обильное кровотечение. А теперь, по моим данным, со здоровьем графини все в порядке. Мне неловко рассказывать вам все это, но я обязана, ибо вы мой друг.
— Спасибо. А не могло быть то, что вы упомянули… словом, правильно ли вы истолковали происшедшее?
— Я уверена абсолютно, — с улыбкой отозвалась Молли. — Хотите, чтобы я вошла во все подробности того, почему я так уверена?
— Нет-нет, какие сомнения! — поспешно произнес Адам. — О Молли, вы ангел! Вы добрый вестник! Вы даже не представляете, как вы меня утешили! Вы мне дали…
— Свободу, да? — подсказала Молли, искренне забавляясь молодым задором графа, который вдруг на глазах ожил и распрямился.
Адам в избытке чувств схватил ее в охапку и звонко поцеловал в щеку.
— Огромное вам спасибо, миссис Фиск! — сказал он, держа ее в объятиях (а миссис Фиск тем временем чуть не сомлела от удовольствия). — Я ваш вечный должник!
Когда он выпустил ее, хозяйка дома весело воскликнула:
— Я полагала, что вам следует знать эту радостную весть. Графиня у меня всего несколько дней, но все так устали от нее… Теперь я просто диву даюсь, как вы умудрились прожить с подобной особой несколько лет! Она так неприятна!
— Согласен, согласен, — промолвил Адам, так же весело улыбаясь. — А давайте-ка завтра вместе пообедаем — отпразднуем счастливое избавление от Изольды, ее неотвратимый отъезд в Европу. К примеру, в два часа в гостинице.
— Я бы с охотой, да вот только Генриетта…
— Прихватите ее с собой, — великодушно разрешил Адам. — Я подозревал, что у вас были определенные планы насчет меня и ее… Жаль разочаровывать вас.
— Ах, вы проказник! Были планы, были. Гарольд говорил, что я сошла с ума. Но я питала серьезную надежду… А что вы думаете насчет Эллиса Грина как будущего супруга для Генриетты? Может, за него приняться? У него денег более чем достаточно. И собой хорош.
— Давайте и его пригласим на обед, — сказал Адам все в том же припадке великодушия. Вообще-то он терпеть не мог Эллиса Грина — особенно после того, как тот демонстративно ухаживал за Флорой.
— Но сегодня вечером мы поужинаем в узком кругу. Только Гарольд, вы и я.
— Замечательная идея. А теперь позвольте откланяться.
Адам с чувством поцеловал руку Молли Фиск и вышел на улицу.
Гарольд Фиск узнал о приезде Адама и по пути домой на обед заглянул в гостиницу, где остановил-ся граф де Шастеллюкс. Портье доложил, что мистер Серр в каретном сарае.
Адам и Джеймс осматривали одну из дорожных карет.
— Так-так, вот я вас и поймал, молодчики! — с порога прогремел Гарольд. — Приглядываете карету попрочнее, чтоб до самого восточного берега доехала? — шутливо спросил он.
— Вот эта, кажется, сойдет, — в тон ему продолжил Адам. — Кстати, я уже виделся с Молли сегодня утром.
— И с нашей многоуважаемой гостьей, разумеется, — сказал Гарольд, растягивая тонкие губы в хитрой улыбке.
— Сочувствую вам, принимать такую гостью — тяжкий труд.
— Верно, верно, — отозвался Фиск, — общаться с ней малоприятно. Но ведь это не сюрприз, она всегда была преотвратной особой.
— Думается, Изольда резко сократит свое пребывание в вашем доме, — заметил Джеймс.
— Ну, это не мое дело, — проворно сказал Гарольд и замахал руками, как бы прося ничего ему больше не говорить.
О чем нужно, он уже догадался, но вслух произносить этого не стоит. Банкир даже оглянулся: за любым столбом мог оказаться шпион Изольды или Неда Сторхэма. Понижая голос и подходя вплотную к братьям, Гарольд сказал:
— Собственно, именно из-за нее я и поспешил к вам. Только что я кое-что проведал о планах Неда Сторхэма. Похоже, они с Изольдой прибыли из Шейенна вместе. Ничего себе дружба, да? — прибавил он, вытирая пот со лба. В каретнике было прохладно после жаркой улицы. — Но главное известие: Сторхэм выступил со своим отрядом в сторону Масселшелл. — Тут банкир снова воровато оглянулся и продолжал еще тише: — Если с негодяем что-либо случится в пути, лишних вопросов не возникнет — скучать по нему здесь никто не станет.
— Спасибо, Гарольд, это важная новость, — кивнул Адам.
На, самом деле граф уже знал от своих людей, куда направился отряд Сторхэма. По-настоящему ценны были слова Гарольда о том, что по Сторхэму никто не станет скучать. Это своего рода карт-бланш на устранение слишком непредсказуемого и опасного Сторхэма, который забрал чрезмерную власть в этих краях. Когда ведущий банкир Монтаны говорит такое — значит, он позаботится об общественном мнении после события. Разумеется, один Фиск ничего не решает, однако приятно иметь на своей стороне такого влиятельного человека.
— Я убежден в том, что твои права на землю священны, — шепотом произнес Гарольд. — Ни один суд их не оспорит. Меня бесит, что наш губернатор настолько слаб или равнодушен, что не может оказать поддержку — при том, что у тебя на руках частное постановление Конгресса США касательно твоих земель!
— Да, отец поступил мудро, когда позаботился об этом постановлении — у него были друзья в Вашингтоне, — сказал Адам. — Он хотел оградить мою мать и ее племя от преследований. Однако закон законом, а без ружья в моей руке постановление Конгресса останется простой ненужной бумажкой.
— Ну, желаю тебе от всей души удачи. У Неда в банде один сброд. Их хорошенько пугнуть — тут же разбегутся.
— Как раз это я и собираюсь сделать, — мрачно усмехнулся Адам.
— К тому же вооружены мы по первому классу, — заметил Джеймс.
— Отлично, отлично, приятно слышать, — сказал Фиск, возбужденно потирая руки.
Вообще-то, Нед Сторхэм числился среди главнейших вкладчиков его банка, и позиция Фиска в этой заварушке дурно попахивала. Тем более графа де Шастеллюкса кое-кто недолюбливал как полукровку. Его богатству завидовали, а смуглый цвет кожи давал повод к едким замечаниям. С другой стороны, и у Сторхэма достаточно врагов. Так что Гарольду Фиску приходилось лавировать между многими опасностями и действовать тайно, публично не обнаруживая своих симпатий.
— Если наследники Сторхэма начнут каверзы, судья Паркмен живо поставит их на место — это я гарантирую.
Адам довольно улыбнулся.
— Я так и предполагал. Паркмен прислал мне записочку, в которой заверяет в своей дружбе. Ничего конкретно, а все-таки приятно получить именно в такой момент подобного рода весточку.
Адам искренне ценил поддержку Гарольда Фиска и понимал, что банкир ведет сложную игру, стараясь не рассердить тех из своих богатых вкладчиков, кому антипатичен граф де Шастеллюкс.
— Ну, пока что прощайте, — сказал Фиск. — Буду рад видеть вас с Флорой у себя… как-нибудь потом. — Тут он нервно улыбнулся. Исход борьбы со Сторхэмом не был до конца очевиден. Адаму предстояла трудная авантюра.
— Непременно и с большим удовольствием, — сказал Адам. — Перекинемся в картишки, и Флора освободит наши карманы еще от нескольких тысяч долларов.
— Нет уж, нет! — со смехом воскликнул Гарольд Фиск. — Я с ней за зеленое сукно больше не сяду. Пусть она тебя обирает, а я скромненько посмотрю со стороны.


Флора с отцом въехала в Хелену во второй половине дня. Из лагеря на Иеллоустон они двигались на предельной скорости, делая только короткие привалы: скажем, этой ночью они спали лишь четыре часа. С ними ехали Генри, Адам и Дуглас — и все были покрыты пылью и разморены жарой: день выдался безоблачный и знойный.
Флора являла собой интригующее зрелище для хеленской публики. Девушка ехала по улице верхом в кожаных штанах, сидя по-мужски и с кобурой на поясе. И штаны, и посадка по-мужски, и кобура — все это было дикостью. Ни одна светская дама не могла позволить себе такое!
На голове у нее красовалась широкополая ковбойская шляпа. Но и в этом, тоже вызывающем головном уборе, Флора была очень хороша собой.
Многие прохожие узнавали ее — помнили по прошлому приезду. Хеленский высший свет был весьма мал, все знали друг друга и надолго запоминали всякое новое лицо. Те, кто не знал девушку, останавливались поглазеть и спрашивали знакомых, что за чудо явилось во главе небольшого отряда всадников.
— Это леди Флора, — перебегало по толпе. — Ее отец — английский граф. Они путешествуют по всему свету.
— Говорят, Эллис Грин приударял за ней.
— А что, хороша, за такой не грех…
— Хороша-то хороша, но вырядилась мужчиной. Тьфу!
— Слыхали, она выиграла у графа из долины Аспен за один вечер сразу двести тысяч. Играет в покер почище многих мужчин!
— Зато на мужика не похожа — даже в мужском наряде.
— Говорят, аспенский граф тоже разобрался, что она не мужик. Хи-хи!
Между шахтопромышленным банком и новой юридической конторой Корделла Харпера находилась шляпная лавка Летиции Гранвиль — с широкой витриной, через которую было отлично видно, что творится на улице. Когда раздался громкий голос Корделла, стоявшего на пороге конторы вместе со своим клерком, Летиция и ее две покупательницы невольно повернулись, посмотрели на улицу и увидели Флорину кавалькаду.
— Черт побери, настоящая красавица! — восхищенно прогремел эмоциональный Корделл. — Даже не будь она при титуле и при миллионах, любой мужчина в округе был бы готов пасть перед ней на колени и просить ее руки!
В устах известного скупца Корделла это было наивысочайшим комплиментом: чтоб он женился на бесприданнице — такое ему и в дурном сне не могло привидеться! И вот — сорвалось с губ!
— Ура, леди Флора! — выкрикнул он. — Ура, раскрасавица!
Что и говорить, нравы на Западе были просты. Флора повернулась в сторону восторженного законника и добродушно улыбнулась ему.
Но одна из покупательниц в лавке Летиции вся напряглась и побледнела, глядя на девушку через витрину. Секундой позже графиня де Шастеллюкс пришла в себя, сняла шляпку с голубой лентой, которую примеривала перед зеркалом, и бросила хозяйке:
— Запишите на счет моего мужа и отошлите покупку в дом Фисков.
Летиция молча кивнула головой и потупила глаза. Не говоря больше ни слова, графиня пошла к выходу. Когда она закрыла за собой двери, Летиция сказала второй покупательнице, своей давней и близкой знакомой Эффи Хамфриз:
— Видали! Какая важная фифа! А на лошади-то — любовница ее мужа.
— Весной я видела, как леди Флора и граф танцевали на балу у судьи Паркмена, — поделилась Эффи Хамфриз. — И скажу тебе честно, Летиция, от этих двоих исходил такой жар, что казалось, будто благодаря им температура в бальной зале поднялась на добрых пять градусов. Когда они вышли прогуляться в сад, у меня у самой на верхней губе пот выступил. Бесстыдники, словом!
— Это еще ничего, а вот что потом, по слухам, было — срам и повторять! — подхватила миссис Гран-виль. — Интересно, куда это так заторопилась графиня?
— В самом деле любопытно, — кивнула Эффи. — Побегу-ка я, милочка, за ней. Я осторожно — бочком-бочком да у стеночки. А потом все тебе расскажу. Скандальчик наклевывается знатный — грех пропустить!
Выйдя из лавки, Изольда через несколько шагов остановилась и, наконец, посмотрела в том направлении, где скрылась за углом Флора. Ноздри графини яростно дрожали, как у гончей собаки, которая чует дичь. Случай был заманчивый, неожиданный, и она хотела использовать его до конца.
Еще не имея точного плана действий, Изольда машинально быстрыми шагами двинулась вперед.


В конюшне гостиницы «Приют плантатора» лорд Халдейн сказал своей дочери:
— Мы тут позаботимся о лошадях, а ты иди прямо в холл, подожди нас на диванчике. Ты, наверное, сильно утомилась.
— Да, я смертельно устала, — призналась Флора. — Целый день в седле… Сейчас хочется просто упасть на мягкую постель. Это, видимо, из-за ребенка. Совсем плохая стала.
— Ничего страшного, — сказал граф, спешиваясь вслед за дочерью, — вот родишь и снова станешь крепкой и выносливой. Я сразу же закажу обед в номер. И чего-нибудь холодного и мокрого, — добавил он с улыбкой.
— Хорошо, — кивком согласилась Флора. — Как ты думаешь, Адам еще здесь?
— Я прикажу это выяснить, — сказал лорд Халдейн. — Ну, ступай, ступай. Мы действительно все сильно утомились.


От конюшни вверх на холм к «Приюту плантатора» следовало пройти ярдов двести. Изольда брезгливо наблюдала за Флорой, которая устало брела в сторону гостиницы. В штанах! И походка мужичья! Дикарка! Адам сам дикарь неотесанный, вот ему и нравятся такие же.
«Чем же его привлекла эта англичаночка?» — злобно думала Изольда. Наверное, знает какие-нибудь фокусы в постели. А впрочем, плевать. Адам ей глубоко безразличен. Она его не ревнует. Тем не менее, надо дать понять этому мужику в юбке, что Изольда де Плеси де Шастеллюкс и впредь пребудет графиней де Шастеллюкс, а самозванка так и останется в роли любовницы, девицы для плотских утех. Титул Адама принадлежит Изольде как законной жене, и она не намерена отдавать его очередной постельной грелке своего блудливого супруга!
Изольда уверенным шагом двинулась наперерез Флоре. Та заметила ее и заметно опешила. Даже остановилась.
— Черт побери! — невольно выдохнула Флора при виде соперницы. Она подозревала, что Изольда крутится где-то в этих краях, но встретить ее сегодня и здесь, в Хелене, после утомительной скачки… Бр-р! Какое жуткое невезение!
Надо спокойно пройти мимо, уговаривала себя Флора. Спокойно и молча. Скандал не нужен. Прохожих много. В таких условиях Изольда, очевидно, побоится устраивать сцену.
Внутренне Флора вся напряглась.
И все же она заставила себя потупить глаза и идти дальше.
Но Изольда внаглую загородила ей дорогу. Смерив Флору презрительным взглядом, она произнесла врастяжку и насмешливо:
— Неужели Адаму нравится твоя манера одеваться?
— Он любит меня в любом наряде, — мгновенно парировала Флора. — А также без всякого наряда. — Эх, нет с ней кнута! Так бы и огрела эту подлую тварь! — Не угодно ли вам будет пропустить меня? — ядовито спросила она Изольду, поднимая на графиню ненавидящий взгляд. — Нам с вами не о чем говорить. Ни к какому соглашению мы никогда не придем. У меня с вами ничего общего.
— Брось, милочка! У нас с тобой общий мужчина, — нарочито сладким голоском произнесла Изольда.
— Нет, Адам принадлежит мне целиком и полностью. А общее у нас с вами только то, что мы дышим одним хеленским воздухом. Правда, вы его отравляете своим дыханием.
— Насчет Адама суд может не принять твою точку зрения, — ядовито возразила графиня де Шастеллюкс.
— Судья не вернет вам Адама, — отрезала Флора. — Это не дом и не участок земли. Человека нельзя получить в свое пользование по исполнительному листу. Поэтому отпустите его с миром, — примирительно добавила она. — Все равно вы его не любите.
— Любовь к делу не имеет отношения. Главное то, что мы женаты.
Произнеся это, Изольда заметила вспышку боли в глазах Флоры. Ага, удар попал в цель. Это действительно больное место.
Однако Флора мгновенно взяла себя в руки и холодно сказала:
— Вы вольны думать, что угодно. Желаю вам всяческих благ — и надеюсь никогда больше вас не видеть.
С этими словами она двинулась дальше. Однако Изольда бесцеремонно остановила ее зонтиком.
— Он никогда не будет твоим, милочка. Даже если его не прикончит Нед Сторхэм, ты недолго пробудешь рядом с Адамом. Очень скоро ты ему наскучишь, как и все прежние женщины. Ты и представить себе не можешь, сколько их у него было! А впрочем, тебя, наверно, именно это и возбуждает — что ты сотая или двухсотая!
— У нас будет ребенок, — гордо произнесла Флора. Очевидно, ей бы следовало придержать язык, но она не могла не похвастаться, не использовать это оружие, чтобы стереть в порошок свою соперницу. Хотелось ответить ударом на удар.
На Изольду эта новость не произвела особого впечатления.
— Брюхата? — переспросила она. — Ну, эта уловка стара как мир, она мне хорошо знакома.
— Это для вас беременность не более чем уловка. А для меня — чудо и великая радость. Впрочем, куда вам понять какие бы то ни было высокие чувства.
Сказав это, Флора решительно отвела Изольдин зонтик от своей талии и пошла дальше, хотя внутри у нее все кипело. Поэтому девушка тут же остановилась и обернулась.
— Что вам от меня нужно, глупая вы женщина! — воскликнула она. — Я не нуждаюсь в титуле вашего мужа. Своего достаточно. Оставайтесь графиней де Шастеллюкс хоть до второго пришествия — мне это безразлично!
— Ах, какая овечка! — закричала Изольда. — Узурпаторша! Змея подколодная! Не получишь ты ничего — ни титула, ни мужа, ни отца. Так и останешься одна со своим выродком!
Флора молча смотрела на раскрасневшуюся от ярости соперницу.
— Надо было убить тебя тогда в Саратоге! — прошипела Изольда.
Флора взяла себя в руки, насмешливо улыбнулась и спокойно промолвила:
— Идите домой, Изольда. Ступайте прочь. И помните: вам меня не победить. А при желании я и сама могу вышибить из вас душу.
Она повернулась и с достоинством направилась дальше вверх по холму.
А Изольда молча ловила ртом воздух. Спокойная угроза Флоры произвела на нее впечатление. Что-то было в голосе англичанки такое, что заставляло поверить: да, она способна при желании вышибить душу.
В гостиницу Флора пришла в отличном настроении. Как-никак приятно хотя бы на время заткнуть рот наглой скандалистке!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Чистый грех - Джонсон Сьюзен

Разделы:
12345678910111213141516171819202122232425262728Эпилог

Ваши комментарии
к роману Чистый грех - Джонсон Сьюзен



Интересный роман, но длинный. Читать тем, кто любит про индейцев. Как и во всех романах Сьюзен Джонсон здесь много любви, приключений и бесподобные герои
Чистый грех - Джонсон СьюзенКэт
26.11.2012, 14.59





Классный роман!Перечитываю уже несколько раз!Такие красивые,сильные,страстные герои.Знают чего хотят.Секс уже при первой встрече.Здорово!
Чистый грех - Джонсон СьюзенНиколь
3.02.2016, 20.27





Прекрасный роман!Читать всем.
Чистый грех - Джонсон СьюзенНаталья 66
19.02.2016, 13.14





ШИКАРНЫ первые 20 глав, а это добрые две трети романа. За них 10. Дальше читала только, чтобы дочитать, а не ради удовольствия- страсти любовные разрешены, а военные вроде нагнетались-нагнетались, а потом пфф.. и ничего интересного. Но первые две трети полны такой страсти (местами прямо непристойной, а потому особо пикантной) и необычны по схеме отношений между героями, что заглатываются молниеносно и большим азартом. Так что всему роману твердая 9!
Чистый грех - Джонсон Сьюзенгость
21.02.2016, 23.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100