Читать онлайн Понравиться леди, автора - Джонсон Сьюзен, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Понравиться леди - Джонсон Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Понравиться леди - Джонсон Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Понравиться леди - Джонсон Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джонсон Сьюзен

Понравиться леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

— Ты улыбаешься? — Дуглас Куттс с ног до головы оглядел дерзкого молодого человека, который, рискуя жизнью, не побоялся вернуться в Шотландию. — Должно быть, уже успел с ней увидеться.


— Да, и она, как всегда, прекрасна.


Робби знаком пригласил Дугласа Куттса войти в кабинет дома Карров. Лежа на диване в одной сорочке и черных кожаных штанах, он совсем не походил на преследуемого изгоя.


— Сегодня, подчиняясь требованию своих мерзких родичей, Рокси устраивает званый вечер для Куинсберри и Аргайлла. Мне очень хотелось пустить в окна пару пуль, — жизнерадостно продолжал он, — но ублюдки постоянно переходили с места на место, а двор и сад кишели стражниками.


— Ты чересчур беспечен, если решил показаться рядом с ее домом.


Куттс сел напротив Робби, рядом с очагом, в котором горел маленький огонь, прогонявший прохладу весеннего вечера.


— И Куинсберри, и Аргайлл передвигаются только под охраной полка горцев и членов его клана.


— Это свидетельствует об их огромном почтении к этим людям, — протянул Робби, подавшись вперед, чтобы предложить гостю стаканчик виски.


— В случае их убийства наказание будет крайне суровым. Эта угроза защищает их жизнь надежнее всякой охраны. Так что будь благоразумнее, — остерег его адвокат их семейства. Куттс слегка улыбнулся и пригубил виски. — Не сделай вдовой прелестную Рокси в третий раз.


— Аминь. — Робби отсалютовал стаканом. — В настоящее время Рокси ужасно капризничает и не настроена видеться со мной.


— И не без причин, — заметил Куттс. — Будь осторожен. Не сомневаюсь, что в ее доме есть шпионы Эрскинов.


— Я всегда осторожен, — подмигнул Робби. — Или по крайней мере хорошо вооружен. А теперь расскажи о последних маневрах при дворе и о том, как Тайный совет рассматривает наше дело.


— Ты привез документы, которые я затребовал?


— Полную седельную сумку. — Робби уселся поудобнее и стал рассматривать визитера из-под длинных темных ресниц. — Каждый счет каждого торговца и горожанина в Шотландии вместе с письмами, в которых они умоляют выдать их вклады.


Эти люди стояли на грани разорения. Банк Карров в Роттердаме, где ранее лежали их деньги, не оплачивал их векселя.


— Даже Куинсберри потерпел убытки, — хмыкнул Куттс. — Он вложил огромные деньги в последний груз вина из Бордо.


— Недостаточно, чтобы возместить потери от конфискации наших владений, — проворчал Робби. — Лично я предпочел бы, чтобы он оплатил счет собственной кровью.


— Ты гораздо сильнее ранил его, превратив в нищего. Его тщеславие — куда больший порок.


— Как и у Аргайлла. Я слышал, он дорого продал себя английскому суду…


— И получил все, о чем просил. Его назначение — это крайнее средство. Все остальные опытные политики не доступны ни для суда, ни для парламента. Посмотрим, что он сможет сделать.


— Это зависит от того, сколько денег готова истратить королева, чтобы купить голоса.


— По слухам, в отличие от последней сессии деньги поступят без задержки. Годолфин приказал Сифилду выплатить все задолженности по жалованьям и наградам.


— В таком случае я уже вижу, как продают Шотландию, — презрительно бросил Робби. — Неужели не осталось патриотов, которые не продаются?


— Меньше, чем в последнюю сессию. Двор систематически подкупает одного за другим. Взять хотя бы Уильяма Сетона-младшего из Питмеддена, которого купили за сто тысяч фунтов в год.


— Значит, подозревать можно всех? В том числе и Роксбурга?


— Согласен. Сам видишь, как мало требуется, чтобы подкупить человека. Также они щедро раздают титулы, чтобы приманить придворных.


— Дьявол! — тихо выругался Робби, разглядывая остатки виски в стакане. — Все это чертовски неутешительно.


— Ходят сплетни, что сам Гамильтон

l:href="#_ftn1" type="note">[1]
* продался.

Ресницы Робби медленно поднялись. Взгляд был чересчур циничным для человека его лет.


— Он никогда не мог устоять перед наличными. Я слышал, его агенты в Лондоне пытались заключить для него сделку. Похоже, даже у великого патриота Гамильтона есть своя цена.


— Каррам куда легче сохранить порядочность, — пояснил Куттс. Уж он-то знал, что далеко не каждому по карману быть патриотом. — Как только мы вернем ваши владения, Карры будут жить в роскоши. И вам в отличие от других не придется нуждаться в деньгах.


— Знаю. Один только наш торговый флот — источник огромных богатств. И новые табачные склады в Америке тоже дают неплохой доход.


— Совершенно верно. Так что ты не нуждаешься в английских деньгах. Даже твое дело в Тайном совете будет завершено с минимальными расходами, — заметил Куттс, бережливый, как все шотландцы. — Платить за оправдательный приговор не обязательно, когда почти все золото Шотландии хранится в ваших голландских банках.


Робби глянул на каминные часы, выпрямился и отставил стакан.


— Используй деньги Карров, чтобы купить по возможности больше людей, и дай мне знать, чем я могу помочь. Эта квартира никому не известна. Слуги мне верны. Любое послание, которое ты захочешь передать, будет немедленно отправлено мне. — Поднявшись, он шагнул к стоявшему у стены сундуку. — Выйди черным ходом. Холмс проведет тебя коридорами.


Достав из кармана ключ, он отпер раскрашенный сундук, вынул привезенные из Гааги седельные сумки и передал Куттсу.


— Сам я пока не знаю, где буду. Это зависит от настроения графини.


— И от угроз Эрскинов.


— Полагаю, что так, — кивнул Робби. — Будь прокляты их корыстные шкуры! Оставь записку у Холмса, если от меня потребуется вывернуть кое-кому руки или уговорить тех, чья преданность Шотландии явно колеблется. А я свяжусь с тобой.


— Береги себя, Робби. Твоя смерть крайне выгодна Куинсберри.


На красивом лице графа Гринло мелькнула улыбка.


— Я вовсе не собираюсь умирать, особенно теперь, когда вернулся к Рокси, — заверил он, лукаво сверкнув глазами. — Во всяком случае, умирать обычным порядком. Пожелай мне удачи с моей нерешительной возлюбленной.


— В твоей удаче я не сомневаюсь, ибо графиня тебя любит. А вот Эрскины, с другой стороны, могут оказаться грозными врагами. Держи ухо востро. Они все — лживые негодяи, готовые исполнить любой каприз Куинсберри.


— Главное, чтобы они держались подальше от постели Рокси. Лично я их видеть не желаю. Завтра свяжусь с тобой на случай, если у тебя возникнут какие-то вопросы относительно привезенных мной документов. А теперь — доброй ночи. Прием у Рокси скоро закончится.


— Будь осторожен, Робби, — еще раз предупредил Куттс.


Робби Карру было всего восемнадцать, и хотя он давно мог считаться умудренным жизнью зрелым мужчиной, все же не обладал опытом борьбы с коварными интриганами вроде Куинсберри.


— Я вооружен до зубов, Дуглас, а на ночных улицах Эдинбурга можно легко остаться незаметным, — заверил он друга. — Дай мне знать, если получишь известие от Джонни. Брат тоже подумывал вернуться, хотя я его отговаривал. Элизабет пока еще колеблется. Их сыну нет и месяца.


Он накинул на плечо перевязь шпаги и быстро проверил остроту клинка. Толедская сталь скользнула в ножны и из ножен, как шелк по шелку. Подняв два пистолета, Робби сунул их за пояс, проверил кинжал в сапоге и, выпрямившись, кивнул на прощание:


— Увидимся завтра.


Дверь открылась и закрылась так быстро, что Робби, казалось, исчез на глазах у Куттса. Еще минута — и адвокат со вздохом выбрался из кресла, безмолвно молясь за благополучие Робби Карра. Англия вела опасную игру с целью уничтожить независимость Шотландии. Жизнь человеческая ничего не стоила, а страной правили люди без чести и совести.


— А я уж думал, что придется сегодня ночью делить постель с Аргайллом, — ехидно пробормотал Робби, когда Роксана час спустя вошла в свою спальню.


Он прислонился к стене у самой двери, сложил руки на груди, но взгляд его темных глаз не имел ничего общего с вальяжностью позы.


— Он последовал за мной наверх по собственной воле. Я его не приглашала. А если это тебе не нравится, не стоило подслушивать.


Она смело встретила дерзкий взгляд Робби.


— Извини, но после того, как я целый вечер уклонялась от чрезмерного внимания герцога, у меня нет настроения терпеть мужской эгоизм и желание завладеть мной. И вообще тебе здесь ни в коем случае нельзя оставаться.


Роксана направилась к туалетному столику.


— Ты знаешь, что он женат?


— Как и твоя миссис Барретт. И не говори, что это совсем другое дело.


Робби отошел от стены.


— Хорошо… хотя это так и есть.


Роксана презрительно искривила губы.


— Не напоминай мне о лицемерии мужского пола. Я не расположена слушать. Кстати, мать Килмарнока сводничает в интересах Эрскинов. Мне было приказано во всем покоряться желаниям Аргайлла.


— Провалиться бы им!


— Вот и я такого же мнения.


Роксана с раздражением сбросила туфельки.


— Может, мне держаться от тебя подальше? — поддразнил Робби, чья ревность улеглась при виде ее реакции на ухаживания герцога.


Он остановился посреди комнаты, словно ожидая ее ответа. На фоне розового дамасского шелка и позолоченной мебели он, весь в черном и вооруженный до зубов, казался мрачным призраком.


— Так будет лучше всего. Ты не числишься у Агнес в списке полезных поклонников.


Роксана отстегнула бриллиантовую сережку и небрежно бросила на туалетный столик.


— Впрочем, плевать мне на Эрскинов. Килмарнок был законченным ослом, и я более чем исполнила свой долг перед этой семьей, прожив с ним два года.


— Мои соболезнования.


— Мне стоило бы получать солдатское жалованье за то, что я так долго выживала в этой семейке. — Роксана бросила на стол вторую сережку и, повернувшись, впервые за весь вечер улыбнулась Робби. — Несколько часов назад я серьезно подумывала о том, чтобы столкнуть с лестницы Агнес, — заявила она. — Может, ты и не захочешь иметь дела с такой преступницей, как я?


— Ты не единственная ищешь способа свести Агнес Эрскин в могилу. Не зря говорят, что хорошие люди умирают молодыми!


— Несомненно, тот, кому принадлежит это изречение, имел в виду Агнес. Помоги мне расстегнуть ожерелье.


Она повернулась спиной к нему.


— С удовольствием. Тем более что я принес тебе подарок, который тоже прекрасно пойдет к твоему платью.


— О, не стоило, — улыбнулась Роксана, оглядываясь. — И вообще ты не должен был приходить сюда.


— Знаю. Поэтому-то я не вышел в коридор и не сбил с ног Аргайлла. Я старался быть осмотрительным: ради тебя, ради твоих детей, ради Карров, ради Господа нашего и страны… Ну почему все так усложнилось? — пробормотал Робби, стягивая перчатки.


Как были теплы его пальцы, расстегивавшие ожерелье! Нежные прикосновения будили неутолимое, невероятное желание, невзирая на опасность и угрозу разоблачения.


— Надень вместо этого мое.


Положив ожерелье на туалетный столик, Робби осторожно подтолкнул Роксану к кровати. Она взглянула на Робби, и его улыбка словно стерла все неприятности сегодняшнего вечера.


— Мне это понравится?


Одна бровь кокетливо приподнялась, в голосе зазвучали хрипловато-чувственные нотки.


— Определенно.


Даже Джонни, известный своей щедростью, удивился роскоши и цене этого ожерелья. Роксана громко ахнула, чем вызвала довольную ухмылку на лице Робби.


— Все лучшие бриллианты стекаются в Роттердам…


— Должно быть, это все бриллианты, которые оказались на тот момент в Роттердаме? — благоговейно выдохнула она.


Широкий чокер — ожерелье-ошейник — был усыпан бриллиантами, постепенно увеличивавшимися в размере. В центре красовался гигантский квадратный изумруд. Здесь было не менее двух тысяч бриллиантов! И все — чистейшей воды.


— Изумруд отстегивается. И его можно носить как брошь. Центральная часть может стать диадемой. Весьма функциональная вещица.


— Если я его надену, все поймут, что ты вернулся в город.


— В таком случае носи его только для меня, пока наше дело не решится в суде.


— Но это слишком дорогой подарок. Я буду чувствовать себя обязанной…


— В таком случае считай его подарком от Куинсберри. Мы удерживаем его вклады в наших голландских банках. Примерь ожерелье.


Роксана все еще колебалась. Такой дорогой подарок — не безделушка, которую можно без всяких угрызений совести принять от любовника.


— Я не уверена…


— Может, отдать его миссис Барретт? — поддел Робби.


— Ну уж нет, — усмехнулась Роксана. — Муж убьет ее за это, а скорее всего она разведется с ним, чтобы выйти за тебя.


— Пугающая перспектива, — игриво заметил Робби.


— Значит, она не пленила твое сердце?


Он покачал головой:


— Мое сердце уже завоевано скандально прекрасной вдовой.


— Как ты говоришь, она была временной заменой.


— Способом провести время, пока я не завоюю твоей симпатии.


— И теперь, когда это случилось, риск с каждой секундой все увеличивается, — мрачно ответила Роксана.


— Я запру дверь.


— Не шути с этим, — прошептала она. — Ты не думаешь о моих детях.


— Я не собираюсь подвергать их опасности и уйду до рассвета. Все, чего я хочу, — держать тебя в своих объятиях. Я пришел сюда, потому что больше не могу ни минуты без тебя жить. И сегодня я с места не сдвинусь, если только горцы Аргайлла не ворвутся сюда и не уведут меня силой.


— Я больше не допускаю в свою жизнь властных мужчин.


— Постараюсь быть более покорным, — беспечно пробормотал Робби, вытаскивая пистолеты из-за пояса.


— Немедленно убери их обратно, — встревожилась Роксана. — Ты не можешь остаться…


— Я останусь всего на часок-другой. Почему бы тебе не запереть дверь?


Роксана была босиком. Пальцы ее ног в белых чулках выглядывали из-под подола сиреневого платья. Она стояла в нерешительной позе и казалась испуганной нимфой. На секунду Робби пожалел о том, что не встретил Роксану раньше остальных ее мужчин. Но так же быстро выбросил из головы эти романтические мысли. Слишком он умудрен жизнью, чтобы расстраиваться из-за отсутствия у возлюбленной девственности. Он любил Рокси. Не ее прошлое или будущее, не ее репутацию, будь она дурной или безупречной.


— Впрочем, я сам могу запереть дверь, — мягко заметил он, снимая перевязь вместе со шпагой.


Робби положил шпагу рядом с пистолетами и расстегнул куртку. Его пальцы, загорелые, длинные и тонкие, припыленные легкой порослью золотисто-рыжих волос, скользнули под манжету черной полотняной рубашки. Из-под манжеты показалось сильное запястье. Робби снял куртку и блаженно вздохнул. Какое счастье освободиться от тяжелого вооружения!


Зачарованный взгляд Роксаны скользил по его мускулистым рукам, мощному торсу и могучим бедрам, обтянутым черной кожей штанов.


— Я рада, что ты вернулся, — наконец прошептала она.


Он опустил руки.


— Знаю.


— Прошло столько времени…


— И ты начала верить, будто моей любви не существует?


— Я пыталась заставить себя отказаться от тебя.


— Вижу, у тебя это почти получилось, — усмехнулся РОбби.


— Не будь таким самодовольным, — пожурила его Роксана, хотя уголки ее губ предательски дрогнули. — Ты слишком молод, чтобы знать все.


— Несмотря на молодость, я очень опытен. Судьба не щадила меня. Джонни после смерти отца тоже не был образцом благоразумия. Так что я знаю о жизни больше, чем ты воображаешь.


— Не можешь ли ты избавить меня от Агнес? — поддразнила его Роксана.


— Я сделаю все, что ты пожелаешь.


— Ах, эта самоуверенность Карров! — прошептала Роксана, втайне упиваясь красотой его сильного тела.


— Нужно уметь приспосабливать мир к своим вкусам. А почему бы нет? Жизнь коротка.


— Надеюсь, не слишком, — со страхом пробормотала она.


— Позволь мне перефразировать собственное изречение, — дипломатически поправился Робби. — Нужно учиться брать все, что пожелаешь. Точка.


— Ох уж эти флибустьеры Карры!


— Такова традиция границы. Мы рождены и воспитаны, чтобы владеть приглянувшимся.


— И ты хочешь меня?


— Безмерно, — произнес Робби едва слышным шепотом.


Какая часть ее независимости стоит на кону?


— И ты возьмешь меня против воли?


Он остановился в нескольких дюймах от Роксаны.


— Очень хотелось бы, но нет. Ни за что. Не позволяй таким, как Агнес Эрскин, разлучить нас. Это продажная и подлая особа, и она была таковой задолго до твоего рождения.


— Дело не в тебе и не во мне, а в моих детях, — мрачно пояснила Роксана.


— Прикажи отвезти их в деревню. Ради их же безопасности. Разве ты не доверяешь Амелии, сестре Джейми?


Лицо Роксаны мгновенно просветлело, лоб разгладился.


— Я тебя обожаю!


— Проблема разрешена?


— Может быть, — вздохнула Роксана, преисполнившись внезапным оптимизмом. — Может быть…


— Я попрошу Куттса послать кого-нибудь, чтобы поговорить с ней.


— Неужели он сможет отыскать надежного человека?


— Мы обязательно найдем такого.


Уверенность Робби всегда изумляла Роксану. Для него словно не существовало неразрешимых проблем. Доказательством тому было его присутствие в Эдинбурге, а ведь все шотландские представители власти были обязаны арестовать находившегося вне закона графа Гринло.


— Утром, — предложила она с манящими нотками в голосе.


Робби на мгновение закрыл глаза. Его губы изогнула улыбка.


— Не двигайся. — Он поднял руку. Слова приветствия, которых он так ждал, сладостным эхом отозвались в ушах. — Я сам запру дверь.


Вернувшись, он застал ее на прежнем месте. Только руки были широко раскинуты, а улыбка была прежней, чувственной и зовущей.


— Как долго я жаждал этого, — выдохнул Робби, прижимая к себе Роксану.


— А я чувствую себя такой беспомощной, как никогда раньше.


— Беспомощной от любви? Я знаю.


Она кивнула, прильнув к нему. В глазах ее блеснули слезы.


— Тебе следовало уйти. Я должна была настоять на этом. Но я ни о чем не могу думать, кроме как о твоих ласках. Это безумие, Робби, тем более что здесь Агнес Эрскин и ее слуги, которым никак нельзя доверять. Кроме того, в городе сейчас Аргайлл и Куинсберри с целым войском стражи.


— Ш-ш, дорогая. — Он притянул ее к себе. — После целого месяца без твоей любви… все, чего я хочу, — это чувствовать тебя. Каждый дюйм твоего тела. И пропади пропадом все остальное!


— Но опасность…


Робби завладел губами Роксаны, лишив ее всякой возможности продолжать, и последние остатки ее сомнения растаяли вместе со вздохом.


Он был возбужден. Под мягкой тканью сорочки перекатывались его мощные мышцы. Как же она скучала по его ласкам!


Ладони Роксаны скользили по его стройному телу. Она чувствовала, как внутри ее разгорается жар.


Робби покрывал поцелуями ее лицо, шептал ласковые слова, обещания наслаждения, напоминая Роксане обо всем, что он может сделать с ней, что заставит ее испытать. Он почти потерял самообладание, однако железная воля все же взяла верх и он подавил свои инстинкты.


— Ты, похоже, готова, — поддразнил он, покусывая ее нижнюю губу и потираясь о ее бедра своими.


— Месяц воздержания — слишком долго для меня.


Теряя разум от возбуждения, она потянулась к пуговицам на его штанах.


— Новое ощущение для тебя?


— Неслыханное.


— В таком случае пусть эта ночь будет для нас памятной.


— Мне кажется, что так и будет.


Роксана скользнула ладонями по черной коже, прикрывавшей его восставшую плоть, сомкнула пальцы вокруг напряженного копья.


— Я рада, что решила не отпускать тебя.


Он уже хотел ответить, но сжал губы. Сейчас не время спорить о том, кто кого не отпустил. В его жилах бурлила кровь разбойников, и знает это графиня Килмарнок или нет, но она принадлежит ему: сейчас, завтра, всегда.


Внизу хлопнула дверь, и Роксана вздрогнула.


— О Господи, Робби, не знаю, смогу ли я пойти на это. Ты должен уйти… должен.


— Обязательно, — пробормотал Робби, возвращая ее к занятию, которое она прервала.


Роксана попыталась оттолкнуть его:


— Что, если они застанут тебя здесь?


Он слегка отстранился. Но вместо того чтобы уйти, скользнул рукой между ее бедер.


— А если здесь?


Он прижал ладонь к ее лону. Пальцы раздвинули влажные складки.


Роксана застонала, охваченная пьянящим лихорадочным жаром.


— Это не займет много времени, — пообещал Робби и, быстро откинув ее юбку, проник двумя пальцами в ее истекающий любовными соками скользкий грот, лаская трепещущую плоть с такой изысканной нежностью, что Роксане казалось, она сейчас умрет от неутоленного желания.


— Перед тем как уйти, я подарю тебе наслаждение, — прошептал Робби, изнемогая от собственного желания.


Роксана с силой сжала бедра и начала извиваться. Она почти потеряла голову от возбуждения. Хмельное безумие затмило все страхи, здравый смысл и разум. Она трепетала от его ласк, таяла… Наконец она ощутила первые волны разрядки, и из ее горла вырвался тихий крик, который Робби успел заглушить своими губами.


И тут на Роксану волна за волной стало накатывать острое наслаждение. Робби наклонился ближе, ловя губами ее чувственные стоны, а едва буря унялась, подхватил Роксану на руки и отнес на кровать.


Все еще раскрасневшаяся, блаженно улыбающаяся, она посмотрела на него сквозь полуопущенные ресницы и томно прошептала:


— Я так истосковалась по тебе…


— Знаю, — улыбнулся Робби, проводя ладонью по ее шелковистому бедру вверх, до горячего влажного треугольника рыжих волос. — И на этот раз мы не будем спешить.


Он снова наклонился. Длинные мягкие волосы, обрамлявшие его лицо, смешались с ее локонами.


— Ты всегда была нетерпеливой, — прошептал он, целуя ее и принимаясь расшнуровывать платье.


Роксана покорно позволяла снимать с нее одежду. Вслед за сиреневым платьем последовали кружевные нижние юбки, фижмы и тонкая батистовая сорочка.


Осторожно коснувшись пальцами ее пышной груди, Робби прошептал:


— Лежи смирно.


Она кивнула. Робби снял с себя сорочку, отбросил ее в сторону и стал снимать сапоги.


Не выдержав, Роксана приподнялась и коснулась его спины, такой близкой и соблазнительной. Распластала пальцы, наслаждаясь прикосновением к мышцам, упругим и твердым под бронзовой кожей.


Робби повернул голову и улыбнулся:


— Можешь ласкать меня, где только пожелаешь. В любом месте.


— Я так и намереваюсь сделать…


— Значит, моя поездка того стоила.


Он отбросил сапоги.


— Я думала, ты явился не за этим, — промурлыкала она.


— Я так сказал?


Он встал, снял штаны и повернулся, явив ей полное доказательство своей готовности к любовным играм. Роксана восхищенно вздохнула.


— Хотя… я не против, — пробормотала она, жадно глядя на него.


Он улыбнулся:


— Прекрасно, потому что больше я ни о чем думать неспособен.


— Вы определенно интригуете меня, милорд, — кокетливо отозвалась Роксана.


— Как мило, тем более что я намереваюсь любить тебя всю ночь.


— В самом деле? А если я откажусь?


— Возможно, я сумею убедить тебя.


Осторожно взяв в руки свою плоть, он легонько провел по ней пальцем, раз, другой, третий. Его член разбухал на глазах, становясь больше, длиннее.


— О да!.. — выдохнула Роксана, наслаждаясь зрелищем.


— Означает ли это, что я могу делать с тобой все, что угодно? — дерзко спросил Робби.


Роксана засмеялась.


Робби взобрался на кровать, навис над Роксаной, раздвинул ее бедра и устроился между ногами.


— А теперь, графиня, — прошептал он тихо и хрипловато, — моя очередь.


Тишину нарушил внезапный стук шагов в коридоре, и Роксана мгновенно напряглась.


— Ты погибнешь из-за своих капризов, — предостерегла она.


— С радостью, дорогая! Тише…


Чуть подавшись вперед, он уперся своей плотью в лепестки ее лона.


Роксана уперлась кулаками в его грудь.


— Это слишком опасно, — прошептала она.


Робби отвел ее руки, вошел во влажный грот и выдохнул:


— Знаю, дорогая.


К счастью, шаги стихли вдали, и Роксана с облегчением выдохнула. В то же мгновение она забыла о грозящей им обоим опасности и, сгорая от желания, подняла бедра, позволяя Робби войти еще глубже.


Он улыбнулся ей. Его длинные волосы щекотали ее лицо.


— Передумала?


Быстрым грациозным движением он заправил длинные пряди за уши, и в Роксане шевельнулась ревность. Уж очень отработано это движение! Жаль, что она не может оставаться к нему равнодушной, как к остальным поклонникам.


— Возможно! — усмехнулась она, потрясенная собственным ненасытным желанием.


— Или предпочитаешь Аргайлла? Совсем недавно ты с ним так флиртовала!..


— Ошибаешься. Я всячески пыталась не делать этого.


— И, судя по всему, отнюдь не преуспела в своих попытках.


— Ты ревнуешь! — рассмеялась Роксана.


— Помни, он тебя не получит, — прошептал Робби.


Его яростное желание владеть ею усиливалось с каждой секундой. Он снова с силой вонзился в ее гостеприимное лоно, и Роксана ахнула, ощутив, как он наполнил ее.


— Скажи, что у тебя больше никого нет, — жарко прошептал он, когда его сильная, мощная плоть завладела ею.


— Никого и никогда, — поклялась Роксана.


Успокоенный, он чуть отстранился и, сжав ее ягодицы, снова вошел, еще глубже, до самого конца.


— Что чувствуешь, когда тебя любят по-настоящему?


— Это рай, — простонала Роксана, когда он стал двигаться. — Невыразимо сладостно…


— Со мной ты будешь себя чувствовать только так. Всю ночь, — заверил Робби, выходя из нее и снова входя. — Всю неделю. Только пожелай.


Она знала, что так и будет. Его тело было создано для того, чтобы ублажать женщину. Прекрасный, искусный, неутомимый любовник.


— Ты великолепен, — весело сказала Роксана, хотя ревность стала терзать ее с новой силой.


— Не делай этого!


— Чего именно?


— Не говори таким заученным тоном… как куртизанка, — проворчал Робби.


— И все же ты любишь хвастаться, как поднаторел в искусстве любви.


— Мужчины имеют на это право.


— И женщины тоже.


— Отныне ты не имеешь на это права! — резко заявил он. — Соглашайся, или я не дам тебе наслаждения.


— Да-да, — поспешно согласилась Роксана, и его лицо неожиданно озарилось улыбкой.


— Я мог бы заставить тебя согласиться на все, верно?


— Да.


— Не важно, что бы я ни сказал?


— Да, — рассмеялась Роксана.


— Чтобы получить это?


— Чтобы получить тебя!


— Ты не смеешь разговаривать с Аргайллом.


— Я и не хочу.


— И танцевать с ним.


— Будь благоразумным.


— Мне вовсе не обязательно быть благоразумным именно сейчас, не так ли?


Он снова стал двигаться, медленно, мощно, и этому упорному ритму было невозможно противиться.


— Пожалуй, ты прав, — промурлыкала Роксана, сжимая его узкие бедра, притягивая ближе, словно желая впитать его в свои тело и душу, сладковатый вкус его губ, хрупкую мимолетность его неукротимости, молодости и любви.


— Сейчас я изольюсь в тебя!


Ей бы следовало сказать «нет». Следовало бы позаботиться, чтобы он воспользовался «французским письмом»

l:href="#_ftn2" type="note">[2]
. И все же она лишь вздохнула и прижала его к себе. Хоть бы он всегда оставался в ней.

И все же Робби ждал. Потому что был готов ради нее на все. Потому что вернулся в Шотландию только из-за нее. Потому что всячески потакал ее чувствам. Только когда Роксана стала извиваться в сладостных судорогах, он позволил себе исторгнуться в нее.


Они испытали вместе бесконечное, жаркое, всепоглощающее блаженство, а когда немного отдышались, Робби прошептал:


— Ты моя навсегда, моя красивая девочка… навеки…


Роксана улыбнулась ему. Сердце ее учащенно билось.


— Всегда, всегда, мой красивый, храбрый рыцарь.


Все сомнения и неуверенность покинули ее, потому что она лежала в его объятиях. А он твердо знал, что пришел надолго и останется здесь до утра.


Всю ночь они любили друг друга, словно хотели наверстать упущенное время, забыть одинокие недели — и наслаждались запахом и вкусом друг друга, исследовали границы желания. Наслаждались новым свежим очарованием своей любви. А уже под утро Роксана, засыпая, пробормотала:


— Довольно…


Робби кивнул, потому что был дома, а она снова принадлежала ему.


Он тоже задремал, хотя спал чутко, сном приграничного разбойника. Настоящий, крепкий сон — недоступная ему роскошь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Понравиться леди - Джонсон Сьюзен



мне роман понравился разница в возрасте восхитительна
Понравиться леди - Джонсон Сьюзеннина
13.11.2012, 14.48





мне роман понравился разница в возрасте восхитительна
Понравиться леди - Джонсон Сьюзеннина
13.11.2012, 14.48





Немного необычно- 18-летний герой и героиня - мать 5 детей, старшей из них 13 лет. Можно почитать.
Понравиться леди - Джонсон СьюзенКэт
23.11.2012, 0.19





Подобную ситуацию наблюдала в жизни. А молодой муж спал со всеми подрастающими дочерями по очереди. И мать молчала в тряпочку. Даже читать про такое непотребство не хочу.
Понравиться леди - Джонсон СьюзенВ.З..66л
6.02.2014, 10.09





" опасные связи - с"! - ...никак!
Понравиться леди - Джонсон СьюзенЕлена
6.02.2014, 12.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100