Читать онлайн Брак, автора - Джонсон Диана, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Брак - Джонсон Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.79 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Брак - Джонсон Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Брак - Джонсон Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джонсон Диана

Брак

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9
ОТЕЛЬ «МИСТРАЛЬ»

По пути на «Блошку» Анна-Софи высадила Тима возле Гар-дю-Нор. Оттуда он пешком добрался до отеля «Мистраль», чтобы побеседовать с молодыми американцами, о злоключениях которых услышал от Клары Холли. Он надеялся состряпать из этой истории или репортаж для Си-эн-эн («Долгожданная поездка в Париж превращается в кошмар»), или статью для журнала «Доверие» («Американская гражданка, лишившаяся паспорта, задержана без всяких оснований»). Он надеялся, что свидетельница трагедии окажется миловидной и фотогеничной. Тим не знал ее имени и потому рассчитывал только на благосклонность женщины за стойкой, которая поначалу отказывалась помочь ему, заявляя, что в этом отеле останавливаются десятки американцев, так откуда ей знать, кто из них нужен Тиму? Эта девушка провела здесь всего два дня, у нее неприятности с полицией, втолковывал Тим. Наконец собеседница заговорщицки подмигнула ему и сказала, что, должно быть, речь идет об американке из номера 204. Затем Тиму пришлось убеждать обитательницу двести четвертого номера спуститься вниз и поговорить с ним. С какой стати она должна спускаться? Впрочем, она согласилась, явно не имея представления о своих правах в такой ситуации, а может, просто поверив незнакомому человеку только потому, что он говорил по-английски.
– О вас я услышал от Клары Холли. – Тим вложил в улыбку все свое обаяние. – Ваша история звучит любопытно, из нее вышла бы неплохая статья для моей газеты. А еще я хотел узнать, могу ли я вам чем-нибудь помочь.
– Наверное, но я не представляю даже, что произошло, – отозвалась невысокая встревоженная девушка лет двадцати с небольшим, с волосами оттенка кленового сиропа и нежной кожей. Она казалась болезненным, почти неземным существом, что удивило Тима, который надеялся увидеть пышущую здоровьем уроженку Орегона. Девушка была одета в джинсы и тенниску, на ее носу сидели старушечьи очки в металлической оправе. Она сильно хромала, ее узкий таз был скособочен, как ветхая крыша, – вероятно, из-за искривленного бедра. И это потрясло Тима: он вдруг сообразил, что ни разу не встречал хромающих или искалеченных американцев – ортопеды исправляли такие недостатки вскоре после их рождения.
Отвечая на вопросы Тима, девушка объяснила, что поначалу не ощущала ни паники, ни отчаяния, что удивляло ее саму, но теперь ее постепенно охватывает страх. Она беспокоится вовсе не за себя. И вправду, что может случиться с американкой, представительницей среднего класса, пусть даже очутившейся во Франции? Она старается поддерживать уверенность в себе, она белая, к убийству она не причастна, у нее есть законный паспорт (правда, его украли), деньги, телефон уважаемой местной жительницы, говорящей по-французски, и крыша над головой, а французская полиция не допустит, чтобы ее выселили из отеля.
Но стоило ей немного успокоиться, как от нового прилива негодования и страха у нее опять перехватывало горло. Она слышала, что американских туристов сажают в тюрьмы в Турции, им подбрасывают наркотики, приговаривают к смертной казни в Сингапуре, – но ведь она во Франции!
– Клара Холли пообещала заплатить за номер, – сказала Делия.
Тим спросил:
– Как прошла ваша встреча с Кларой Холли? Она очень мила, правда?
– Пожалуй, – согласилась Делия. – Лучше, чем я ожидала.
Но Тиму показалось, что Клара произвела не слишком приятное впечатление на девушку. Почему?
– Наверное, дело в ее шубе, – призналась Делия, будто прочитав его мысли. – До сих пор не могу поверить, что уроженка Орегона носит одежду из шкурок несчастных убитых животных. Разумеется, я знаю, что в Европе другие взгляды и что между меховыми шубами и обувью из натуральной кожи нет принципиальных различий. – Она вздохнула.
Тим продолжал расспросы, не упоминая о том, что знает Анну-Софи, но Делии было почти нечего добавить к тому, что он уже слышал. Она принялась жаловаться на жуткий шум: как люди вообще ухитряются спать в Париже? От резких звуков сирен и клаксонов она постоянно вздрагивает, ночью то и дело воет автомобильная сигнализация, слышится звон стекла, словно в городе разбивают тысячи бутылок, шум машин, смех под самыми окнами, рев заводящихся мотоциклов.
– А я вынуждена торчать здесь, пока не получу паспорт. Но мне никто ничего не объяснил, – пожаловалась она.
– А что говорит ваш спутник?
– Я не знаю, где он, – выпалила она после минутного размышления. – Он исчез. За себя я не волнуюсь… – И тут на нее накатила новая волна страха, подкрепленная кадрами из старых фильмов. Может, он арестован? Неужели во Франции арестованным не разрешают позвонить близким? Пытки, «Международная амнистия», оборванцы в нижних рубахах, с окурками, свисающими с презрительно оттопыренных губ, вызывающе грубые стражники. Тим сразу разгадал ее опасения и спросил: способен ли этот так называемый друг бросить ее здесь – без паспорта, без денег, без знания языка?
Ни за что, ответила Делия. Габриель не поступил бы так. В этом она абсолютно уверена – после всего, что между ними было.


Даже человек, не имеющий никакого опыта, способен распознать полицейских по замедленной походке и полуприкрытым, косящим в стороны глазам. Полицейских можно узнать безошибочно, даже если они одеты в приличные европейские костюмы. Тим предположил, что перед ним французские детективы, но эти двое оказались американцами. Делия встала, как только услышала, что они спрашивают о ней у портье, поглядывая в ее сторону. Тим последовал за ней, решив помочь ей с переводом, но необходимости в этом не возникло.
– Мисс Сэдлер, если не ошибаюсь? Я Фрэнк Ноулз, а это – Фрэнк Деркин. Да, мы тезки, и мы оба из ФБР. И мы будем откровенны с вами – как и полагается при таком имени.
type="note" l:href="#n_19">[19]
– Фрэнк покровительственно улыбнулся. – Мы из Особого европейского отдела. – Он сверкнул значком – точь-в-точь как по телевизору. Делия присмотрелась. – Наверное, вы хотели провести отпуск совсем иначе?
– Я не в отпуске, – поправила Делия. – И моего брата тоже зовут Фрэнк.
– Эпоха Фрэнков и откровенности. – Все рассмеялись. – В наши обязанности не входит надзор за попавшими в беду туристами, но ваши затруднения – особого рода.
– Вы уже созванивались с французской полицией?
– Да.
– Значит, вам известно, что мое затруднение – украденный паспорт! Я сразу отправилась в консульство, заполнила все бумаги, дождалась, когда придет подтверждение из Штатов, и должна была получить новый паспорт в понедельник, но теперь…
– Мы задержали выдачу паспорта, – объяснил Деркин, – по требованию французской полиции. Вы не получите его ни в понедельник, ни позже – до тех пор, пока ваша непричастность к преступлению не будет доказана. Видите ли, мы сотрудничаем с французами.
– Расскажите нам все, что вам известно, – попросил Ноулз, подводя Делию к креслу в вестибюле.
Она повторила все, что уже слышал Тим, – о Блошином рынке, ее друге Габриеле Биллере и незнакомце с перерезанным горлом.
– А где мистер Биллер? – заинтересовался Ноулз.
– Точно не знаю, – ответила Делия. – Но он вернется.
– Мы должны поговорить и с ним – о его деловых отношениях с жертвой. Когда он ушел?
Делия задумалась – то ли считая часы, то ли решая, солгать или нет. Для такой молоденькой, ничем не примечательной девушки и неопытной путешественницы она демонстрирует поразительную нравственную стойкость, отметил Тим.
– Я не обратила внимания, была слишком занята – звонила в Штаты, пыталась уладить недоразумение. Надеюсь, вы сможете нам помочь.
– Так вы не видели, как он уходил? – скептически переспросил Фрэнк.
– Мы не живем вместе. – Она отчетливо выговорила последнее слово. – Вместе мы только путешествуем.
– Давайте кое-что проясним, – ровным тоном предложил один из Фрэнков. – С какой целью вы приехали сюда?
Присутствие Тима не смущало ни Фрэнков, ни Делию, из которой они мало-помалу вытягивали ее историю. Впрочем, даже не вытягивали – она сама охотно и непринужденно беседовала с ними: видимо, то, что ее собеседники – американцы, перевешивало тот факт, что они из ФБР. Делия была не прочь еще раз повторить, что она приехала во Францию по делу, чтобы закупить льняные салфетки и заодно побывать в Лувре. Разговор был прерван телефонным звонком из Орегона – партнерша Делии Сара сообщала, что выслала ей резервные восемьсот долларов и, чтобы получить их, Делии надо зайти в ближайшее отделение «Америкэн Экспресс». Делия расстроилась: ведь она уже объяснила Саре, что ей запрещено покидать отель! Но затруднение показалось ей разрешимым. К тому же она испытала облегчение, услышав знакомый голос из Америки.
Она торгует антиквариатом, объяснила Делия двум агентам Фрэнкам, у нее есть свой отдел в магазине «Милый дом» в Орегоне, в большом помещении торгового центра, которое арендуют совместно несколько антикваров. Вместе с партнершей Сарой Таун она специализируется на старинном льняном столовом и постельном белье, неглазурованном фарфоре, корзинах, букетах из сухих цветов и так далее и надеется когда-нибудь приобрести собственный магазин в каком-нибудь приятном местечке – в Лейк-Осуиго или даже в Портленде.
– А ваш партнер? Он тоже торгует антиквариатом?
– Вы имеете в виду Сару?
– Нет, человека, с которым вы приехали сюда.
– Габриель Биллер скупает редкие книги, гравюры, документы. Он тоже не слишком доволен своим нынешним положением, поскольку случайные любители книг – не его уровень, но постепенно у него появляются все более солидные клиенты, в частности благодаря Интернету…
– Значит, он работает и в Интернете? – перебил один из Фрэнков. Что-то в его тоне, как заметил Тим, насторожило Делию.
– Не знаю, – пожала она плечами. – Я не посвящена в подробности его бизнеса. К тому же Интернет для меня – загадка.
– Но вы сами сказали, что его бизнес развивается благодаря Интернету.
– Я слышала от него, что Интернет произвел революцию в сфере торговли редкими книгами. Прежде приходилось заказывать их по каталогам.
– А у вас, случайно, нет такого каталога?
– Почему бы вам не заглянуть на его страницу в Интернете? – уклонилась от ответа Делия, которой происходящее явно не нравилось. – Его фамилия Биллер. – И она записала ее. – А я не в курсе его дел.
– Он сказал, что идет обменять деньги? Когда это случилось, в какое время?
– Не знаю, я до сих пор не привыкла к разнице во времени.
– Сегодня утром?
– Кажется, вчера вечером или сегодня рано утром.
– Вот как? И с тех пор он не возвращался в отель?
– Может, и возвращался – откуда мне знать?
– Разве вы не собирались увидеться с ним?
– Я была взволнована и рано легла спать.
– Так вы с ним не виделись? Вы не ужинали вместе?
– Мы поужинали рано – тогда он и сказал, что сходит обменять деньги.
– Значит, вам не известно, где он провел ночь?
Внезапно тон агента задел Делию, что-то напугало ее. Она прикусила нижнюю губу и оглянулась на Тима.
– Я была измучена и потому легла в десять часов, – объяснила она.
– Полагаю, вам известно, что при таких обстоятельствах наше правительство не может встать на вашу защиту. Обвиняемые в преступлении попадают под юрисдикцию страны, где они находятся.
– Но меня же ни в чем не обвиняют! – воскликнула ошеломленная Делия.
– Теперь вам придется подчиняться французским законам. Надеюсь, вы это понимаете. Но мы сделаем все, что в наших силах.
Внезапно Тима подхватила волна рыцарского благородства.
– Вы могли бы помочь ей получить паспорт, – напомнил он агентам ФБР.
Как только он произнес эти слова, один из Фрэнков, Ноулз, – очевидно, старший – впился в него сосредоточенным взглядом, словно пытаясь запомнить его лицо и позднее составить фоторобот.
– Простите, где вы работаете?
Тим перечислил издания, в которых публиковался.
– Почему вас так заинтересовала судьба этой девушки, мистер Нолинджер? – резковатым тоном осведомился Фрэнк.
– Я просто хотел ей чем-нибудь помочь, – объяснил Тим. – У нас есть общие знакомые. Я думал, что сумею привезти ей паспорт, поговорить с кем-нибудь по-французски, выполнить какое-нибудь поручение. Вчера моя подруга видела эту девушку на Блошином рынке.
– Так вы говорите по-французски? – уточнил агент так, будто в этом было нечто подозрительное или непристойное. – Попросите портье разрешить нам осмотреть комнату Биллера. Скажите, что мы его друзья, что нам нужно взять там кое-какие вещи.
– Вряд ли портье согласится, – предупредил Тим. – Для такого осмотра вам понадобится ордер. – Он заметил, что Делия с удивлением смотрит на агентов.
– И все-таки попросите.
Тим направился к стойке. Женщина-портье уже некоторое время наблюдала за ними, и, очевидно, у нее сложилось собственное представление о разговоре компании, устроившейся в углу вестибюля. Обаятельно улыбнувшись, Тим изложил просьбу агента.
– Это невозможно, – откликнулась женщина, как и предполагал Тим. Втайне он обрадовался.
– Черт, от этих лягушатников никакого толку, – процедил Фрэнк Ноулз.
– Позвоните нам, когда мистер Биллер вернется, – попросил Фрэнк Деркин, протягивая Делии сложенную бумажку с номером телефона. – А мы тем временем постараемся разузнать про ваш паспорт. Здесь можно заказывать еду в номер?
– В отеле есть только буфет, – объяснила Делия, – но еду в номер приносят.
– Ладно, мы с вами еще увидимся, – пообещал второй Фрэнк, и они ушли, оставив Делию в вестибюле.
Тим задержался, расспрашивая, не хочет ли Делия перекусить или с кем-нибудь поговорить, потом и он ушел. Он оставил ей несколько телефонных номеров, приблизительно перечислив места, где ему предстояло побывать в следующие два дня, – на случай, если ей понадобится помощь или просто станет одиноко. Он уже понял, что собранных сведений слишком мало для статьи, но девушка его заинтересовала. Как и визит агентов ФБР.


Делия еще долго просидела в вестибюле, наблюдая, как сгущаются сумерки, как на улице зажигают фонари, а служащие отеля опорожняют пепельницы. Девушка невольно поглядывала на дверь, ожидая Габриеля, но прошел час, потом другой, а он так и не вернулся.
Как определить, откровенен ли мужчина? Делия считала, что женщина просто чувствует это. Разумеется, смотря в чем он проявляет искренность. Она не требовала ни любви, ни каких-либо обязательств, но почему она так уверена в том, что и Габриель ощутил любовь – если это не слишком громкое слово для ее чувств, ее страсти, пробудившейся во время утренних встреч в антикварном отделе «Милого дома» в Орегоне, обычных приветствий, нескольких случаев, когда он помогал ей разбирать ящики с керамической посудой, обнаруженные на очередном чердаке. Вчера ночью эта страсть нашла выход в поцелуях более чем опытного любовника, которые показались ей искренними.
Каждый поцелуй Делия считала потерянным безвозвратно. Ей запомнились только слова. Ошеломляющие, чудесные. Эта ночь определила все будущее, которое в объятиях Габриеля представлялось Делии таким ясным. Ее грудь горела от прикосновения его пальцев. Она и прежде влюблялась, хотя и не слишком часто, но на этот раз ее чувство было совсем иным, почти священным.
Именно поэтому она поняла: что-то случилось, он не смог бы просто исчезнуть, не сказав ни слова, оставив ее совсем одну во французском отеле.
Подниматься к себе в номер ей не хотелось. Делия вдруг поняла, что там ее будет терзать беспокойство. Выломать тонкую, как картон, дверь не составит труда, коридоры пусты, никто не услышит ее, не прибежит на помощь. Впрочем, она не знала, как это произойдет, не верила, что кому-нибудь придет в голову причинить ей боль. Никто не отважится обидеть ее, пока рядом два агента ФБР. Два Фрэнка и тот журналист. Все они казались себе на уме, но выглядели вполне безобидно. А журналист был даже хорош собой.
Делия стала вспоминать все свои недавние телефонные разговоры – с Сарой, с матерью и отцом, с братом Бойдом. Сквозь их утешения отчетливо слышались завистливые нотки – ведь она пережила настоящее приключение в далеком Париже! Да, соглашалась она, случившееся было бы приключением, если бы не тревожные подробности и, главное, исчезновение Габриеля. Деньги, паспорт, необходимость торчать в дешевом отеле – все это мелочи.
А еще она видела на Блошином рынке убитого человека, которого какие-то дела связывали с Габриелем, а он куда-то пропал. Делия пыталась отделаться от дурного предчувствия или хотя бы вернуться к действительности, но не могла. Густой туман обволакивал ее мозг, мешал рассуждать здраво. Убийство, кража, ищейки из ФБР, даже кинозвезды не могли прорваться сквозь плотные миазмы усталости и апатии. Делия рассудила, что недомогания, вызванные разницей во времени и перелетом через океан, оказались забытыми на две предыдущие ночи, вытесненными объятиями Габриеля, но теперь они предъявили свои права и ее одолевала сонливость. Веки стали тяжелыми, глаза слипались. Она прилетела во Францию в пятницу, а сегодня уже воскресенье. Было четыре часа дня, самое медлительное и неприятное время суток. Выспаться ей вряд ли удастся. Поможет кофе, подумала она, и прогулка вокруг квартала – не посадят же ее за это в тюрьму!
Выйдя из отеля, она остановилась и огляделась по сторонам. Ходила она всегда с трудом, но страдания причиняла не боль, а сознание того, как сильно искривлено ее бедро. Впервые ей представился случай разглядеть парижскую улицу. Два прошедших дня, дымка ее влюбленности в Габриеля, убийство, кража, изумление, а потом страх, новые лица и разговоры – все это на время было забыто. Мимо проехал автобус, промчалось такси, людей попадалось больше, чем возле «Милого дома» или даже в Портленде. Делия долго простояла у витрины африканского портного, выставившего яркие платья из набивных тканей, причудливые головные уборы и пышные юбки. Поразмыслив, она решила, что такие вещи не стоит привозить в Орегон – их там не продашь, несмотря на народный колорит. Интересно, носит ли их кто-нибудь здесь, в Париже? В Париже, во Франции, чужой стране, где ей не с кем даже поговорить.
Чтобы прогнать страх, она вспомнила об американцах, с которыми познакомилась здесь, – двух Фрэнках из ФБР, Кларе Холли, Тиме Нолинджере, прикинула, каково было бы переспать с ним, и тут же устыдилась своих мыслей. Похоже, ее либидо, освобожденное от запретов Габриелем или Францией, начинало бушевать, выходить из-под контроля в поисках предметов вожделения, словно чудовище Франкенштейна. Но конечно, она просто волновалась за Габриеля, переживала за него. Ее сердце бешено забилось. Где же он?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Брак - Джонсон Диана


Комментарии к роману "Брак - Джонсон Диана" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100