Читать онлайн Сияние любви, автора - Джонс Тейлор, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сияние любви - Джонс Тейлор бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сияние любви - Джонс Тейлор - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сияние любви - Джонс Тейлор - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джонс Тейлор

Сияние любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13
Причитания поросенка

Лицо Брендана в недоумении вытянулось.
– Я не пытался свести вас с Фредди. – В голосе его слышалось отчаяние. – Разве вы не видите?
Генриетта на мгновение прижала прохладную ладонь ко лбу. Брендан был просто невыносим.
– Нет, не вижу, но чувствую, что вы ведете какую-то свою игру...
Брендан побледнел.
– ...игру, которая воздействует и на мои чувства. Но я живая женщина, я дышу и чувствую, – продолжала возмущенным тоном Генриетта. – Как получилось, что вы и майор Бонневиль пережили одно и то же приключение?
Брендан напрягся.
– Я не могу этого сказать.
– Мне кажется, один из вас Феликс Блэкстон. – Брендан быстро оглянулся, затем нагнулся к Генриетте.
– Это я Блэкстон.
Генриетта в отчаянии закатила глаза кверху.
– Вы не верите мне? – спросил Брендан.
– Это...
– Шрам-то у меня, – напомнил он. – У Бонневиля его нет.
– Он сказал, что все зажило. – Брендан хмыкнул:
– Повезло ему!
– А может быть, это случилось и с вами, но он описал это в «Реке москитов».
Брендан хмуро посмотрел на Генриетту:
– Мисс Перселл, почему вам так трудно вообразить, что я и есть автор?
– Потому что вы... – Боже. Что она собиралась сказать? Да и верила ли она сама этому?
– Скажите же, – настаивал Брендан, но голос его был, на удивление, мягким. – Я не могу быть Блэкстоном, потому что я такой неотесанный? Потому что я хороший спортсмен и никогда не играл в игры без того, чтобы выиграть их?
Генриетта покачала головой:
– Этой...
– И что?
– Вы самый красивый мужчина из всех, что мне приходилось видеть, – вздохнув, призналась Генриетта. – Нет. Это еще мягко сказано. Вы просто великолепны.
Брендан выглядел ошарашенным, но от внимания Генриетты не ускользнул блеск удовольствия в его глазах.
– И поэтому у меня не может быть интеллекта?
– Да.
Вместо того чтобы разразиться гневом, как ожидала Генриетта, Брендан широко улыбнулся:
– А вы умная молодая леди, дорогая.
Генриетта рассмеялась и ничего не могла с собой поделать. А когда Брендан одарил ее победной улыбкой, она растаяла, как сугроб в апреле. Похоже, никто не обращал на них ни малейшего внимания, и Генриетта, решив воспользоваться шансом, дотронулась до руки Брендана, почувствовав его тепло через тонкую ткань.
– А вам нравятся умные леди?
Брендан заметно расслабился от ее прикосновения.
– Вообще-то нет, но для вас я готов сделать исключение.
– Ну что же. Если я умная молодая леди, то вы, вне всяких сомнений, несносный джентльмен.
– Мне часто об этом говорят. – Голос Брендана почему-то стал хриплым.
Генриетта прищурилась и рассмеялась. Становилось ясно, что выиграть в споре с ним невозможно. Но он был таким приветливым и очаровательным в победе, что ей казалось, что она выигрывает проигрывая.
Это даже немного пугало. Возможно, он был и не таким непробиваемым, как казалось людям.
Или каким он пытался казаться.
Генриетта заметила, что тетя Филиппа вошла в салон и уселась в углу рядом с Абигайль Бекфорд.
Генриетта повернулась так, чтобы оказаться спиной к тете.
– Брендан, – проговорила она, понизив голос, – я хотела поговорить с тобой об исчезновении золотой статуи.
Генриетта пристально наблюдала за реакцией Брендана. Его глаза слегка прищурились, но в целом лицо оставалось спокойным.
– Это очень неприятно, – проговорил он наконец. – Вы уверены, что она пропала из хранилища?
– Конечно, за кого вы меня принимаете? – обиделась Генриетта.
Брендан пожал плечами.
– Вы уверены, что существует только один ключ?
– Я так думала, но, видимо, есть еще один. – Генриетта недоуменно посмотрела на Брендана. – Как вы можете быть таким беспечным? Неужели вы не волнуетесь насчет того, где в следующий момент может оказаться эта статуя. Что, если она попадет в руки того военного, который обыскивал вашу квартиру?
Глаза Брендана слегка заблестели. Генриетте захотелось встряхнуть его посильнее.
– Полковника Хингстона? – уточнил Брендан. – Да, это было бы неприятно.
– Возможно, вы не переживаете из-за статуи, – заявила Генриетта, чувствуя, что поступает безрассудно, – потому что вам кое-что известно о ее местонахождении.
Неожиданно лицо Брендана стало таким грозным, что Генриетта испуганно слегка отступила назад и наткнулась на край рояля.
– Так вы обвиняете меня в краже? – холодным тоном спросил Брендан. – Как же, по-вашему, я это сделал?
– Вы уже были со мной в банке, и там могли узнать вас, – выпалила Генриетта, подумав, и тут же пожалела об этом.
Брендан сделал шаг в ее сторону и гневно посмотрел на нее сверху вниз. Его глаза вдруг стали свинцово-холодными, как небо перед грозой.
– А как насчет ключа? – рявкнул Брендан. – Я, наверное, вытащил его из вашей сумочки ловким движением руки, открыл им хранилище, а затем вновь положил в сумочку?
Лицо Генриетты щеки горели, она смотрела на носки своих туфель, от стыда не смея поднять на Брендана глаза. Именно так она и думала, но это было глупо.
Но гордость не позволяла отступать назад, и Генриетта с вызовом посмотрела на Брендана.
– За последние дни мы достаточно времени провели в обществе друг друга, чтобы у вас появился случай это сделать.
Он криво усмехнулся. Генриетта взглянула поверх его плеча, заметила, как тетя Филиппа приближается к ним. Вид у нее был как у быка, сбежавшего с рынка.
– О Боже! – только и успела выдохнуть Генриетта.
– Капитан, – раздался грозный голос тети Филиппы, – прошу вас оставить мою племянницу в покое. – Она посмотрела на Генриетту с материнской нежностью. – Пойдем, дорогая. Тебе не нужно мириться с его грубым поведением.
– Хм-хм. – Беттина Ратледж услышала негромкое покашливание, доносившееся из беседки. Беттина, скучая, совершала в одиночестве прогулку по садам Брайтвуд-Холла.
– Хм-хм. Мисс Ратледж, – снова послышался чей-то голос.
Беттина резко обернулась, а затем шагнула в сумрак беседки. Там стоял Сесил Туакер. Вид у него был уставший.
– Туакер! – изумилась Беттина. – Что вы здесь делаете в таком виде?
На священнике были грубые брюки, подхваченные на поясе веревкой, грязные ботинки и роба садовника, которая была ему явно не по размеру – из-под нее виднелся краешек накрахмаленного белого воротничка.
– Это маскировка, – раздраженно ответил Туакер. – Я переоделся садовником.
– Садовник с воротником священника? Да, это умно. – Туакер с силой рванул выдававший его воротничок, оторвал его и засунул в перепачканный травой карман.
– Язабыл, – буркнул он. Беттина зевнула.
– А что вы тут делаете? Шпионите?
– О Боже! Вы рассказали сквайру Перселлу об этой вечеринке, и вы знаете, что меня не пригласили, – выпалил Туакер, гневно раздувая ноздри. – Мне кажется вполне естественным, что вы должны держать меня в курсе дела. В конце концов, у нас общая цель.
Беттина пододвинулась к священнику поближе.
– И что же это за цель? – Она положила руку ему на грудь. Туакер вздрогнул и осторожно убрал ее руку.
– Ваш жених, моя невеста...
– А-а, это, – разочарованно произнесла Беттина. – Хорошо. Я буду рассказывать вам, что происходит, при условии, что вы тоже поможете мне. – Она взмахнула ресницами, отчего Туакер весь задрожал.
– Я должен... информировать... вас? – запинаясь, спросил он.
– Конечно.
– Но о чем?
Беттина в задумчивости сдвинула брови.
– Расскажите мне о сквайре Перселле. Какова его роль во всем этом?
– Сквайр?
– Не заставляйте меня бить вас! – Беттина угрожающе замахнулась сумочкой. – Да, сквайр.
Туакер испуганно съёжился.
– Он поддерживает меня. Он хочет, чтобы я женился на Гетти.
– Но почему? – Беттина с недоумением осмотрела смешную фигуру Туакера.
– Этой девчонке нужна жесткая направляющая рука воспитанного джентльмена. – Священник прикрыл глаза, силясь вспомнить что-то. – Вы не можете себе вообразить, какой скандальной бывает Гетти.
– Может быть, и могу. – Беттина изобразила на лице гримасу, отдаленно напоминающую улыбку.
– У нее это наследственное, – продолжал Туакер, сердито глядя перед собой. – Сквайр – отвратительный пьяница, да к тому же еще и вор.
– В самом деле?
Туакер переступил с ноги на ногу, выглянул из беседки, чтобы убедиться, что их никто не подслушивает.
– Не более часа назад я обнаружил бесценный предмет искусства в его чемодане. Он, без сомнения, украл его, поскольку мне известно, что его поместье на грани разорения.
– Какой именно предмет искусства? – Беттина заметно оживилась.
Туакер брезгливо поморщился:
– Отвратительная вещь, скорее всего с Востока. Статуя, сделанная из чистого золота.
Глаза Беттины алчно блеснули. Она нервно облизнула губы.
– Вы должны принести ее мне, – заявила она повелительным тоном. – Эту похищенную ценность ищут военная полиция и правительство. Если ее найдут у сквайра Перселла, вы, вне всяких сомнений, тоже попадете под подозрение.
– О Боже! – испуганно ахнул Туакер.
– Но мой отец – полковник, так что для меня не составит никакого труда вернуть статую ее законному владельцу.
– Вы можете вернуть ее, не поднимая шума? – Беттина утвердительно кивнула.
– Я никому не скажу. Принесите ее сюда вечером.
Брендан шагал по коротко постриженной лужайке, делая большой крюк вокруг садов. Он увидел, что мисс Ратледж ушла в том направлении. Одна только мысль о том, что она может опять прицепиться к нему, вызывала панику.
Дойдя до края лужайки, Брендан не остановился, а двинулся дальше, в лес.
Тишину в лесу нарушали трели птиц и таинственное шуршание листвы. Здесь было сумрачно.
Брендан поднял с земли огромную сучковатую палку и стал с ее помощью прокладывать себе путь, сбивая цепляющиеся за брюки ветки колючей ежевики.
С чего ему придерживаться проторенного пути? Он никогда не делал этого ни в буквальном, ни в переносном смысле, всегда выбирал самую трудную дорогу. В этом Фредди прав.
Возьмем, к примеру, Генриетту. Брендан ускорил шаг. При одной мысли о ней он одновременно чувствовал головокружение (как какой-то гимназист, честное слово) и ощущал себя огромным тяжелым грозовым облаком, готовым вот-вот взорваться. За время их короткого разговора, пока не появилась везде сующая свой нос тетушка Филиппа, Генриетта успела назвать его тупицей и вором. Нет, ока не говорила этих слов, но смысл сказанного ею вполне соответствовал им. Странно, но он, Брендан, не очень-то и возражал.
Конечно, он мог бы пойти путем наименьшего сопротивления и выбрать в невесты Эмили или Джессику. Тогда бы выиграл игру за несколько недель и был бы полностью финансово обеспечен. И Эмили, и Джессика были бы счастливы предоставить ему домашний комфорт и уют, произвести на свет наследников и оставить его в покое во всем, что касалось его работы.
Но нет. Вместо этого он выбрал самую взбалмошную из трех. Маленькую обезьянку. Женщина, при мысли о которой сердце начинало колотиться, а мысли разлетались, как кружащиеся на ветру сухие листья.
Теперь все было поставлено на карту. И игра была здесь ни при чем. То, что он чувствовал по отношению к Генриетте, не имело никакого отношения к наследству и деньгам. Только к его сердцу.
Но был ли он и вправду готов вступить на неизведанную территорию, отбросить все свои старые представления о браке? Ни одна не нанесенная на карту река, ни одно кишащее змеями болото не вызывали у Брендана такой робости. Пример его отца и мачехи произвели неизгладимое впечатление на его юную душу. Ему было сложно представить семейную жизнь без молчаливых упреков и ненавидящих взглядов.
Хотя... Может быть, с Генриеттой все будет по-другому?
Брендан вышел из леса на просторный луг. Здесь было светлее, последние лучи заходящего солнца окрашивали небо в нежно-розовый и золотой цвета. Брендан остановился, отбросил палку и зашагал по полю, по пояс утопая в траве.
Поле пылало ярко-оранжевыми и желтыми маками. Местами виднелись голубые колокольчики, нежно-белые цветы вьюнка. Ближе к земле лютики и поздние фиалки поднимали свои головки над пожухлой травой.
Краем глаза Брендан заметил какое-то движение. Он быстро повернулся и успел заметить чью-то худую фигуру. Человек убежал в лес, росший на краю поля, и растворился в темноте.
Брендан сначала нахмурился, а затем почувствовал презрение, когда догадался, кто это был. Разумеется. Следовало предполагать, что Туакер последует сюда за Генриеттой. И как это похоже на него – прятаться за деревьями.
Брендан вздохнул и вновь зашагал по цветущему лугу. Ему ничего не стоило выследить Туакера в деревне и спрoвoдить его подальше отсюда. Однако сейчас ему хотелось насладиться одиночеством.
Брендан наклонился и с любопытством стал рассматривать усеянный небольшими фиолетовыми цветками стебель. Это был какой-то вид дикой орхидеи.
Брендан расплылся в улыбке. Эта орхидея напомнила ему одну девушку.
Брендан сорвал цветок и выпрямился.
Он бродил по лугу, улыбаясь, как идиот, и собирая в охапку жимолость, маки, колокольчики, желтые ирисы, до тех пор, пока совсем не стемнело.
Когда Генриетта вернулась в свою комнату, чтобы переодеться к ужину, ее встретил остро-сладкий аромат жимолости. На столике у камина стоял огромный букет полевых цветов. Она наклонилась над ними, чтобы вдохнуть пьянящий аромат.
Почувствовав острый уколов подбородок, она вскрикнула и отпрянула. Ее укусило какое-то гадкое насекомое.
– С вами все в порядке, мисс? – спросила встревоженная горничная Пенни, влетевшая в комнату.
Генриетта кивнула, прижимая пальцами место укуса.
– Дайте мне взглянуть. – Пенни отвела руку Генриетты и охнула. – О Боже! Ну и вид у вас!
Генриетта бросилась к ночному столику посмотрела на себя в зеркало. Место укуса покраснело и распухло.
– Черт возьми, – пробормотала Генриетта. Пенни неодобрительно взглянула на госпожу.
– Я принесу холодную воду, чтобы сделать примочку. Это снимет воспаление. Не следовало ставить такие цветы в комнате. Они всегда кишат жучками. Но джентльмен так настаивал. Сказал, что они напоминают ему о вас.
– Какой джентльмен? – Как это похоже на майора Бонневиля – взять и послать букет, кишащий насекомыми.
– Капитан с золотыми вoлocами, – хихикнула Пенни. – Он такой красивый. Жаль, что такой глупый. – Генриетта не успела объяснить, что Брендан вовсе не такой тупой, каким его все считают, поскольку именно в этот момент Эстелла ворвалась в комнату.
Увидев подбородок Генриетты, она испуганно взвизгнула:
– Боже! Что случилось?
Генриетта махнула рукой в сторону букета из полевых цветов.
– Что-то меня укусило.
– Нужно избавиться от него, – сухо заметила Пенни и направилась к столику, на котором стоял букет.
– Нет! – крикнула Генриетта так резко, что Пенни и Эстелла от неожиданности вздрогнули. – Он мне нравится, – объяснила Генриетта, краснея.
Самое странное заключалось в том, что букет Генриетте действительно нравился. Даже несмотря на то что в нем нашло пристанище по меньшей мере одно злобное насекомое. Но этот букет подарил Брендан, и от одной этой мысли Генриетте делалось тепло и хорошо, как будто она гуляла под солнцем без шляпки.
– Тогда я пойду принесу холодную воду, – сказала Пенни и вышла.
Эстелла устроилась на диване и принялась угощаться анисовыми леденцами из эмалированного блюда, стоявшего на столе.
– Знаешь, – сказала она, поглядывая на подбородок Генриетты, – люди будут удивляться, что это с тобой произошло.
– Тогда я скажу им, что произошло.
– Но они не будут спрашивать тебя. Они просто будут удивляться. И вообще, что тут делают эти цветы?
– Видимо, их принес Брен... капитан Кинкейд.
– Ну по крайней мере это более уместный подарок, чем та ужасная золотая статуя.
– Он ее не посылал, – заметила Генриетта.
Эстелла пожала плечами и положила в рот еще одну конфетку.
– Я позволила Баклуорту поцеловать меня, – сообщила она с таким беспечным видом, будто речь шла о том, что модно в нынешнем сезоне.
Генриетта, ошеломленная известием, упала на стул.
– Что? – воззрилась она на Эстеллу.
– Теперь, когда он поцеловал меня, целовать Абигайль ему будет намного приятнее. Я имею в виду, ей-то как раз хочется, чтобы он ее целовал. – Эстелла сморщила свой дерзкий носик. – Надеюсь, ей понравится, когда это произойдет. Мне это напомнило слизняков, а еще он так смешно пыхтел. Но Абигайль это должно понравиться. Великолепная идея, правда?
– А что, если твой поцелуй только разожжет его страсть? – Генриетта прикусила губу. Она-то знала, что все обычно не так просто.
– Я не целовала его. Я позволила ему поцеловать меня. – Ну, это другое дело. За последние дни Генриетта научилась видеть в этом различие.
– Ты рассказала ему о его последнем задании?
– Да. Но он не слишком-то обрадовался, услышав, что должен пройти еще через одно испытание, прежде чем сможет взять меня в свою постель.
– В постель? Да что же ты сказала бедняге?
– Я сказала, что, если он все еще будет желать меня после двух недель, проведенных исключительно в обществе мисс Бекфорд, я обручусь с ним. А всем известно, что, как только происходит обручение, пара может спать вместе.
– Это еще неизвестно. – Голос Генриетты прозвучал как-то неубедительно. Кто она такая, чтобы читать лекции о том, как должна вести себя молодая леди? После того как она убежала из дома и вступила в такие близкие отношения с Бренданом, она нарушила почти все правила.
И это было совсем не так неприятно, как могло показаться.
Но сейчас ей следовало думать о кузине. Всего одного взгляда на нее было достаточно, чтобы понять – Эстелла может быть великолепной светской львицей. Но она еще слишком юная, а потому ветреная.
– Дорогая, – взмолилась Генриетта, – как мы вызволим тебя из этой затруднительной ситуации, если у Абигайль ничего не получится?
Эстелла сосредоточенно нахмурилась. Молчание длилось несколько минут, слышно было только, как постукивает анисовая карамелька о зубы Эстеллы.
– Кузина, – произнесла наконец она, – я позволила Баклуорту поцеловать себя, и он прикоснулся ко мне здесь и здесь. – Эстелла указала на щеку и плечо. – Но это не вызвало у меня никаких чувств, кроме желания убежать. Ничего.
– Но это же был Спенсер Баклуорт, – попыталась успокоить кузину Генриетта.
– А что, если со мной что-то не так? Что, если ни с одним мужчиной я не почувствую... – Эстелла осеклась.
– Где-то там, – мечтательным тоном проговорила Генриетта, – существует красивый, умный, любящий мужчина, который будет твоим. Я обещаю.
– Тот, кто придумал так рассадить гостей, не имеет ни малейшего понятия о приличиях, – пробормотала за ужином тетя Филиппа в свой бокал с кларетом.
Генриетта сидела, низко наклонив голову, чтобы никто не смог заметить укуса, след от которого стал лишь немного меньше. К счастью, в комнате было довольно темно, поскольку она освещалась всего одной хрустальной люстрой.
– Леди Мастерсон, – продолжала тетя Филиппа, – никогда бы и не подумала поместить меня напротив такого грубого и невоспитанного человека. – Она бросила недовольный взгляд на Брендана. Тот улыбнулся ей в ответ.
Забывшись на мгновение, Генриетта тоже улыбнулась Брендану. В элегантном вечернем костюме он совсем не выглядел грубым и невоспитанным.
Брендан пристально посмотрел на Генриетту и, заметив пятнышко на подбородке, нахмурился. Генриетта прикрыла рукой место укуса и, покраснев, отвернулась и вновь посмотрела на тетю Филиппу. Это желание хорошо выглядеть ради него начинало ее беспокоить.
Понизив голос почти до шепота, Генриетта осмелилась сказать:
– Я не уверена, что капитан Кинкейд полностью заслуживает ваше неодобрение, тетя. В конце концов, нет никаких доказательств того, что именно он прислал эту... статую.
– Чепуха! – резко возразила тетя Филиппа. – Он послал ее. Такой грубый и отвратительный подарок. И он бы продолжал волочиться за тобой, если бы я не присматривала за тобой как следует.
Генриетта стыдливо потупила глаза.
– Он просто охотник за состоянием, это ясно как день, – продолжала тетя Филиппа, нервно покручивая свое кольцо с рубином. Выглядела она так, будто хотела обойти стол, схватить Брендана за воротник и выкинуть его на конюшенный двор. Но ей пришлось довольствоваться еще одним глотком кларета.
– Но, тетя, – проговорила Генриетта, – у меня нет никакого состояния. К тому же, говорят, капитан Кинкейд и сам довольно состоятельный.
Тетя Филиппа проигнорировала замечание Генриетты и одарила Брендана еще одним леденящим душу взглядом. Он, казалось, не замечал этого, поскольку был занят разговором с мисс Тиллингем.
– Вот, теперь ты меня понимаешь? – прошипела тетя Филиппа. – Он уже пытается совратить хозяйку дома. Кто-то должен предупредить лорда Тиллингема.
В этот момент подали первое блюдо: заливное из телятины, яиц куропатки и каперсов. Генриетта улыбнулась. Она-то уже начинала думать, что их будут кормить овсом.
– Мисс Перселл, вы любите заливное? – раздался вдруг чей-то молодой голос.
Генриетта слегка повернулась и увидела Хораса Даутрайта-четвертого. Его круглое прыщавое лицо было красным от выпитого бокала вина.
– К сожалению, нет, – ответила Генриетта, откусывая кусочек тоста. Хорас с такой тоской посмотрел на ее порцию, что она поспешила добавить: – И буду рада с ним расстаться.
– Правда? – просиял Хорас.
– Угощайтесь.
– Очень любезно с вашей стороны. Не люблю, когда такая вкуснота пропадает зазря.
Генриетта улыбнулась:
– Вам не скучно здесь в гостях, мистер Даутрайт? Здесь же больше нет детей.
Плечи Хораса напряглись, а глаза расширились.
– Уверяю вас, мисс Перселл, я уже не ребенок. Мне почти шестнадцать лет.
Генриетта протянула руку за своим бокалом с мадерой.
– Разумеется. Прошу вас, простите меня. А когда будет ваш день рождения?
– В следующем апреле, мисс.
– Но это же почти через десять месяцев.
Молодой Даутрайт проглотил последний кусочек заливного с выражением полного смятения на лице.
Пустые тарелки исчезли, и на их месте появились порции ростбифа с горошком.
– Эта говядина наша собственная! – воскликнул лорд Питер, сидевший во главе стола. – Мы скрещиваем шотландскую горную породу с уэльской безрогой. Попробуйте, попробуйте. Лучшая во всей Британии, черт побери. – Это заявление вызвало оживление за столом.
Генриетта заметила лорда Баклуорта, сидевшего на противоположной стороне стола. Он кивал на какие-то замечания мисс Абигайль Бекфорд, сидевшей рядом с ним.
– Знаете, мисс Перселл, Тиллингемы дают мне трех фландер блеков, – объявил Хорас, радостно блеснув глазами.
– Поздравляю, – ответила Генриетта, гадая, что бы это могло быть. Вероятно, какой-то вид животных.
Запихнув большую порцию шотландско-уэльского гибрида в рот, Хорас принялся сосредоточенно жевать.
– А вы знаете, что мой дядя может стать графом Керри? – спросил он между делом.
Вилка Генриетты замерла в салате.
– Вы имеете в виду капитана Кинкейда?
Брендан – граф? Генриетта посмотрела на него. Брендан был занят пережевыванием говядины. Лицо его излучало спокойствие. Наверное, он будет неплохо смотреться в замке. Генриетта представила Брендана в кольчуге, стоящим со скрещенным руками у подъемного моста.
– Нет, я этого не знала, мистер Даутрайт, – ответила она и принялась спокойно жевать салат.
– Зовите меня Хорасом. Мне так больше нравится. Только не Хорри. Мама зовет меня Хорри, а я этого терпеть не могу.
Генриетта вспомнила, как Туакер настойчиво называл ее Гетти, и почувствовала симпатию к своему соседу. С отвратительным пятном на подбородке у нее было много общего с этим подростком.
– Конечно, – продолжал Хорас, поливая говядину подливкой. – Все так перепуталось. Мама часто плачет. Никогда не думал, что она вообще умеет плакать, но сейчас... Слезы постоянно.
Генриетта нахмурилась:
– Почему же она плачет?
– Она хочет, чтобы я стал графом. Но я не хочу сидеть как какой-нибудь старый сноб в замке в Ирландии.
– Так замок действительно существует? – вяло поинтересовалась Генриетта.
– Да, но я хочу пойти по стопам отца и работать в его деле.
– И что это за дело? – Голова у Генриетты пошла кругом.
– Текстиль. Лучший в Англии. У него более полутора сотен ткачей по всей Англии, Шотландии и Ирландии, которые производят отличную тканую шерсть. – Хорас указал подбородком на лорда Торпа. – Видите? Лорд Торп не знает, но его жакет сшит из шерсти, произведенной папой. – Хорас прищурился. – Да, эта была соткана Недом Брандом, неподалеку от Эдинбурга.
Генриетта изумилась:
– Я вижу, вы неплохо знаете дело своего отца.
– Разумеется. Я с десяти лет езжу с ним в деловые поездки. – Хорас наклонился к Генриетте и понизил голос: – К тому же мы еще и уезжали подальше от мамы. «Тройная выгода», как называл это папа. Работа, нормальные порции и тишина, три в одном.
Генриетте хотелось еще расспросить Хораса о Брендане, но тут неожиданно в столовой стало очень тихо. Она подняла глаза.
Лорд Питер указал ножом в сторону Фредди, который сидел между леди Кеннингтон и Амандой Нортгемптон.
– Расскажите-ка нам парочку анекдотов. Что-нибудь про Восток.
– У нас здесь разношерстная компания, сэр. – Фредди повел бровью в сторону присутствующих дам и Генриетты, и она смущенно вжалась в кресло. – Не хотелось бы шокировать присутствующих дам рассказами о шейхах и галерах с рабами.
– Я уверена, – холодно заметила леди Кеннингтон, – что присутствующие дамы переживут ваши истории, сэр. Нам не терпится послушать о ваших приключениях.
Фредди закатил глаза.
Леди Кеннингтон не обратила на это внимания и продолжила:
– Мы вынуждены вести степенный образ жизни дома, дожидаясь, пока наши мужчины вернутся из дальних уголков империи. Так что самое меньшее, что вы можете сделать, – рассказать нам историю.
И тут Генриетта заметила, что Фредди бросил вопросительный взгляд на Брендана. Тот слегка пожал плечами.
– Хорошо, – согласился Фредди. – Какую историю вам хотелось бы услышать?
Беттина Ратледж, выглядевшая как пухленькая принцесса гномов в своем изумрудно-зеленом платье, сказала:
– Расскажите нам о тайных культах Северной Индии.
– О Боже, – хихикнула мисс Нортгемптон. – Звучит рискованно.
Лорд Торп толкнул ее локтем в бок.
Фредди по-отечески улыбнулся Беттине:
– Уверен, что никто здесь не хочет обсуждать религию. – Лицо Беттины исказила кривая усмешка.
– Если вы можете назвать это религией. – Она посмотрела на Брендана. Его лицо оставалось спокойным. – Возможно, капитан Кинкейд мог бы рассказать нам бб индийском тантризме?
– Индийский тантризм? – повторил лорд Торп. – По-моему, это название одной из книг Феликса Блэкстона.
Взоры гостей обратились к Брендану и Бонневилю. И тот и другой молчали.
– В мои дни ни одна дама не захотела бы слушать истории столь неприличного содержания или, – тетя Филиппа окинула мисс Ратледж холодным взглядом, – и поощрять мужчин к тому, чтобы их рассказывать. Кроме того, за столом присутствует ребенок.
Хорас Даутрайт-четвертый побагровел.
– Миссис Хэнкок совершенно права, – подхватил Брендан. – Кроме того, вопреки тому, что многие думают, тантризм не какая-то отвратительная игра, а выражение религиозных чувств. В английской столовой этот предмет может звучать заманчивым и возбуждающим, но в индийском храме все совсем по-другому. – Все гости смотрели на него с интересом. – Боюсь, что мы, британцы, не понимаем основополагающую божественность физического выражения любви между мужчиной и женщиной.
Хорас уронил вилку. Она звонко ударилась о его тарелку. Мысли Генриетты перенеслись на турецкий диван в кабинете Брендана в Лондоне.
– Боже мой, как отвратительно! – возмутилась тетя Филиппа, вставая из-за стола.
Генриетта положила ладонь ей на руку и усадила обратно.
– Не уходите, тетя Филиппа, – прошептала она. – Разве вы не видите? Он на вашей стороне.
Толстая шея лорда Торпа побагровела.
– Я обижен, сэр! – взвизгнул он. – Вы хотите сказать, что мы, англичане, простаки? Что наше утонченное чувство пристойности и ценность цивилизации неверны? Так?
Брендан снисходительно пожал плечами:
– Воспринимайте это, как вам угодно, сэр.
Генриетта посмотрела на Торпа. Он выглядел умиротворенным. Остальным гостям эта тема уже явно надоела, и они стали оживленно переговариваться. К тому моменту, когда подали шоколадный крем, про тантризм уже все забыли.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сияние любви - Джонс Тейлор



Интересный и захватывающий сюжет. Понравилась главная героиня. В книге много юмора. Советую почитать
Сияние любви - Джонс ТейлорИриска
11.09.2013, 1.28





неплохой роман гл.г. очень понравился!
Сияние любви - Джонс Тейлорвэл
11.09.2013, 18.13





Очень классный роман!Оставляет приятные впечатления ! :)
Сияние любви - Джонс ТейлорЭльза
12.08.2014, 11.56





Несерьезный роман, во всех отношениях.
Сияние любви - Джонс Тейлорren
15.08.2014, 13.18





Милая сказка, а вот с игрой перемудрили.
Сияние любви - Джонс ТейлорТаня Д
22.10.2014, 14.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100