Читать онлайн Сияние любви, автора - Джонс Тейлор, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сияние любви - Джонс Тейлор бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сияние любви - Джонс Тейлор - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сияние любви - Джонс Тейлор - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джонс Тейлор

Сияние любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11
Каждому романтическому герою нужен друг

Салон леди Темпл был, как заметил Брендан, местом, где можно неплохо скоротать время. Но чертовски сложно любоваться безделушками, расставленными на низеньких столах, наслаждаться легким ветерком, доносившимся из сада через открытые двери, и рассматривать нефритовый камин, украшенный искусной резьбой, когда твоя судьба висит па волоске.
Возможно, он получал бы от всего этого несколько больше удовольствия, если бы мягкое зеленое бархатное кресло, в котором он ожидал появления хозяйки, не засасывало его все глубже и глубже в свои недра. Брендан взялся за ручки и приподнялся, но кресло тут же засосало его обратно.
Он расслабился и вытащил из кармана жилета помятый листок бумаги, на котором его собственной рукой были нацарапаны три имени – список потенциальных невест.
Под номером один была записала мисс Джессика Тиллингем, под номером два – мисс Эмили Нортгемптон. Третье имя, мисс Генриетта Перселл, было вычеркнуто жирной линией.
Брендан вписал это имя, но тут же вычеркнул. Генриетта ясно дала понять, что не желает его. Причем сделала это сразу после того, как они переспали. Эта девушка и вправду непростая штучка. Брендан откинулся головой на спинку кресла. Конечно, она отвергла его, но ведь он-то ее соблазнил, лишил ее девственности. Теперь его долгом было жениться на ней, даже если бы никакой игры не было и в помине.
Брендан опять залез в карман и вытащил оттуда еще один листок бумаги. Он в отличие от первого был аккуратно сложен. Брендан долго рассматривал его, а затем бережно развернул.
Почерк у Генриетты был очень красивый, несмотря на то что она писала огрызком карандаша в подпрыгивающей на ухабах карете.
Брендан прочитал:
«Уважаемый мистер Блэкстон.
Я взяла на себя смелость написать вам в надежде, что вы получите это письмо и сочтете возможным ответить на него.
Я – страстная почитательница вашего таланта и осмелюсь сказать, что чувствую особого рода привязанность к вам, хотя мы никогда не встречались. Мне бы хотелось поближе познакомиться с вами и побольше узнать о вашей работе. Если у вас найдется время, перешлите мне ответ через нашего общего друга, капитана Кинкейда.
Ваша страстная поклонница, мисс Генриетта Перселл».
Брендан снова сложил записку и закрыл глаза. На его лице появилась ироничная улыбка. Мисс Генриетта Перселл так увлечена Блэкстоном, что на нее рассчитывать не приходится. Ну и дурак же он был, что добавил ее в свой список.
Если только...
Брендан резко встал с кресла, прошел через комнату к письменному столу с инкрустацией из слоновой кости, что стоял у окна, разгладил листок на покрытой кожей столешнице и обвел слова «мисс Генриетта Перселл».
– Мой дорогой Брендан, извини, что заставила тебя ждать. – Леди Темпл вплыла в салон. У ее ног семенил маленький коричневый терьер. – Паша отвратительно себя вел. Он просто ненавидит зеленщика и его корзину. Хорошо, что зеленщик носит крепкие ботинки.
Леди Темпл села на диван.
Вернувшись в кресло, Брендан настороженно посмотрел на маленькую собачку. Несмотря на небольшой рост и потрепанный вид, Паша и впрямь был задиристой собачонкой, способной яростно вцепиться в ногу обидчика. Хотя сейчас, запрыгнув на диван и усаживаясь рядом со своей хозяйкой, он выглядел достаточно безобидно. Леди Темпл склонила голову набок:
– Ты принес список?
– Да. – Брендан наклонился вперед и передал леди Темпл листок. Он опять был смят. Брендан бессознательно смял его в руке.
Кузина с легкой полуулыбкой на губах рассмотрела его. Брендан сложил руки на груди, затем расцепил их, сглотнул, вытащил носовой платок и промокнул лоб.
– Ну что же, – проворковала леди Темпл наконец. – Здесь есть имя, которое я от всего сердца одобряю.
Брендан приподнял бровь.
– Да?
Кузина кивнула, и ленты на ее чепчике качнулись.
– Да. Вы многого добились за последние дни, если и вправду желаете ее.
Брендан попробовал наклониться вперед, но кресло его не отпускало, засасывая в свою мягкую пучину.
– Какое имя? – поинтересовался он.
– Хотя, – добавила леди Темпл задумчиво, – оставшихся четырех недель может оказаться мало, чтобы завоевать эту особу. Я знаю ее: она всегда знает, чего хочет.
– Какое имя?
Небесно-голубого цвета глаза леди Темпл удивленно округлились.
– Ты не знаешь, которая девушка из трех в этом списке – идеальная невеста для тебя?
– Знаю. – Брендан прикрыл глаза, прислушиваясь к приглушенному стуку своего сердца. В этот момент все происходящее совсем не походило на игру. – Я просто надеялся, что вы согласитесь.
Нахмурив свои почти невидимые брови, леди Темпл спросила:
– Но почему ты вычеркнул ее имя, если все равно потом обвел его вновь?
Кресло, казалось, ослабило свою хватку, и Брендан наклонился вперед, облокотившись о колени.
Генриетта. Леди Темпл считала, что Генриетта – идеальная невеста. Для него. Лицо Брендана расплылось в улыбке, которая, впрочем, быстро угасла.
– К сожалению, – сказал он, – я ее не интересую. Мне кажется, она влюблена в другого человека.
Леди Темпл рассмеялась. Паша вздрогнул и настороженно взглянул на свою хозяйку.
– Но ведь она и этот священник...
– Нет. Не в Туакера. – Брендан потер себе лоб, чувствуя жуткую головную боль. – Но это еще хуже. Ей кажется, что она любит Феликса Блэкстона.
– Правда? – На лице вдовы промелькнуло непонятное выражение – то ли озабоченности, то ли веселья. – Ну что же, мальчик мой, тогда тебе придется избавиться от этого мошенника.
Брендан не удивился, узнав, что Фредди переехал к Бринку.
– Это все мои племянники, – пожаловался он. – Их трое. Моя нервная система еще не восстановилась после болезни, так что каждый раз, когда кто-нибудь из них издает военный клич, я едва не лишаюсь чувств, думая, что меня вот-вот срежет вражеская пуля или голову снесет ятаганом. – Он вздрогнул, отчего все его тело всколыхнулось. – Меня это просто выводит из себя.
Брендан легко кивнул, сжимая в руке стакан с ирландским виски. Фредди кивком головы указал на руку друга.
– У тебя аж костяшки пальцев побелели. – Он многозначительно улыбнулся. – Уж не замешана ли здесь женщина?
– Черт тебя побери, Фредди! Я попал в переплет. – Ну вот. Он попросил о помощи, уже само по себе это большой подвиг. Хотя мужчина, заговаривающий о женщинах у Бринка, не вызывает одобрения.
– Всегда рад помочь другу, – с готовностью ответил Фредди. – Что я могу сделать?
Брендан издал сдавленный смешок.
– На твоем месте я бы не соглашался с такой готовностью, пока не услышал все ужасные детали.
При слове «ужасные» Фредди оживился. Он перенес вес своего грузного тела на край стула.
– Не верю, что все настолько плохо. – Глаза его заблестели. – Во что ты ввязался на этот раз?
Брендан одним глотком осушил свой стакан.
– Э...
– Разумеется, дело тут в женщине, – подсказал Фредди.
– Да. В одной чудесной, слишком много читающей девушке. Не говоря уже о безбожном священнике, томе тантрических сочинений и шпионе-ученом.
Глаза Фредди выкатились из орбит.
– Ах да! – спохватился Брендан. – Чуть не забыл о сyмасшедшем деревенском сквайре.
– Знаешь что, Генриетта? – Эстелла хитро улыбнулась. – Баклуорт только что сказал мне, что собирается драться на дуэли с капитаном Кинкейдом во время вечеринки у Тиллингемов.
Баклуорт, стоявший бок о бок с Эстеллой, весь светился от радости.
– Да, капитан принял мой вызов. Скоро он узнает, кто из нас искуснее обращается со шпагой.
Генриетта пришла в полное изумление. Сейчас, на балу у. Мастерсонов, при ярком свете, громкой музыке и шуме разговоров утренние события казались ей случившимися давным-давно. И все же при упоминании имени Брендана что-то перевернулось у нее внутри.
Она и не думала, что Брендан может быть приглашен в Брайтвуд-Холл.
Хотя, конечно, Тиллингемы – семья, увлекающаяся всеми видами спорта.
– Разумеется... капитан Кинкейд неплохой фехтовальщик, – заметила Генриетта. – И он известен своей любовью ко всякого рода играм и состязаниям. Возможно, эта дуэль не такая уж и умная мысль.
Лицо Баклуорта помрачнело.
– Моя дорогая мисс Перселл, – проговорил он ледяным голосом, – я получил великолепную подготовку по обращению со шпагой, как и все люди моего положения и образования.
Генриетта решила не упоминать о том, что Баклуорт начал заниматься фехтованием всего несколько дней назад.
– Уверен, – продолжал Баклуорт, что у меня все получится, даже несмотря на то, что моим противником будет такой опытный и блестящий профессионал, как капитан Кинкейд.
Эстелла прыснула от смеха и тут же торопливо показала веером в другой конец зала.
– Да это же капитан Кинкейд! – вскрикнула она.
На какое-то время сердце Генриетты перестало биться, а затем учащенно застучало вновь. Как ей вести себя в присутствии Брендана после... того, что было между ними? Подшучивать? Или спрятаться за портьерами? Одно она знала точно: героиня готического романа не стала бы заниматься любовью с мужчиной на облезлом диване в присутствии в качестве свидетелей мертвых кроликов и запыленных будд из слоновой кости.
Генриетта наблюдала за тем, как Брендан шел по бальной комнате. Он выглядел, как всегда, сильным и уверенным в себе, на его лице не было и тени волнения, тело двигалось с легкостью, а превосходно скроенный чёрный костюм великолепно сидел на его восхитительной фигуре. Рядом с ним шел какой-то незнакомец. Он был такой же высокий, как Брендан, но сильно сутулился. Когда мужчины подошли ближе, Генриетта разглядела его бледное лицо с покрасневшими глазами. Похоже, незнакомец не слишком хорошо себя чувствовал.
Глаза Брендана, словно два магнита, тут же приковали к себе взгляд Генриетты. Что-то в груди у нее сжалось. Генриетта чувствовала, что не в силах оторвать от Брендана взгляд, а он подходил ближе и ближе.
– Кажется, у капитана появился друг, – заметила Эстелла.
– Разумеется, – раздраженно добавил Баклуорт. – Приятель. Каждому романтическому герою нужен приятель.
Эстелла снова прыснула от смеха и торопливо проговорила:
– Баклуорт, мне срочно нужно выпить лимонада.
– Но я...
– Пожалуйста. – Эстелла многозначительно посмотрела на Баклуорта, и он, слегка недоумевая, кивнул и направился к столу с напитками.
– Дорогая, – прошептала Генриетта, все еще неотрывно глядя на Брендана, – тебе нужно избавить несчастного Баклуорта от его страданий. Если ты... – Она умолкла, потому что Брендан и его спутник наконец приблизились.
– Мисс Перселл, мисс Хэнкок. – Брендан приветственно поклонился, и Генриетта наконец-то смогла отвести глаза в сторону, делая вид, что рассматривает блестящий паркет под ногами. Присев в реверансе, Генриетта вновь подняла глаза.
Брендан окинул взглядом ее фигуру. Выражение его лица при этом оставалось сдержанным.
Отправляясь на бал, Генриетта уложила волосы на голове в незамысловатую прическу и надела шелковое платье нежно-персикового оттенка. Оно было простое, всего лишь с одной оборкой, но с низким декольте. Похоже, Брендану понравилось то, что он видел. Он слегка ухмыльнулся и принялся пристально рассматривать жемчужную подвеску (позаимствованную у Эстеллы), лежащую в ложбинке у основания шеи.
Как он может быть таким веселым и беспечным? Как будто он провел весь день, играя в крикет, а не обольщал девушек на турецких диванах, подумала Генриетта.
– Позвольте представить вам моего друга, майора Фредерика Бонневиля, – сказал Брендан. – Мы с ним старые приятели. Мы уже много лет знакомы, не правда ли, Фредди?
Майор Бонневиль подкрутил кончики своих пышных черных усов и заметил:
– Слишком много.
– Приятно познакомиться, майор Бонневиль, – пробормотала Генриетта, нахмурившись. Итак, как и его лицемерный друг Брендан, майор предпочитать бросить легкомысленную фразу, вместо того чтобы прямо ответить на простой вопрос. Генриетта слегка присела в реверансе. Эстелла последовала ее примеру.
– Мне казалось, что вам будет интересно познакомиться с майором Бонневилем, мисс Перселл. – Брендан посмотрел Генриетте в глаза. – Он писатель, так же как и вы, и вся его жизнь – одно большое приключение.
Генриетта настороженно замерла:
– Откуда вам известно, что я писательница, капитан Кинкейд? Не помню, чтобы я вам об этом рассказывала.
Записка! Он прочитал ее письмо к Феликсу. Это было неопровержимым доказательством. Да ему просто нельзя доверять!
Брендан, продолжая сохранять спокойствие на лице, ответил:
– Ходят слухи, мисс Перселл. Это же Лондон, в конце концов, а не какая-нибудь йоркширская деревушка, где можно легко запудрить мозги простому народу.
Их взгляды скрестились. Генриетте казалось, что она способна прожечь в Брендане дыру.
– Кроме того, не нужно стыдиться того, что вы писательница, – добавил Брендан. – Это совсем не то же самое, что быть автором этих ужасных готических любовных историй и прочей подобной ерунды.
Генриетта вся вспыхнула. Он просто невыносим! Она украдкой взглянула на Эстеллу, которая стояла в безмолвном изумлении.
– Капитан Кинкейд, – проговорила Генриетта медленно, чтобы скрыть гневное дрожание своего голоса, – как вы думаете, что именно я пишу?
Брендан улыбнулся, очевидно, не замечая ее возмущения.
– Ну, я не знаю. Эпические поэмы, возможно, или трактаты по Древнему Египту? Что-то научное, без сомнения.
– Без сомнения, – эхом отозвалась Генриетта.
– Черт возьми, – прошептала Эстелла.
– Мисс Перселл, – пророкотал майор Бонневиль, – не согласились ли бы вы прогуляться со мной по саду? Многие уже вышли на улицы, да и ночь сегодня великолепная.
Брендан уже пытается всучить ее другому джентльмену. Это уже слишком! Генриетте хотелось сказать пару едких фраз, зло рассмеяться и гордо удалиться. Но с другой стороны, не стоило доставлять ему такое удовольствие. Генриетта одарила майора Бонневиля слащавой улыбкой.
– Разумеется, с удовольствием, – проговорила она; положив ладонь поверх его пухлой руки.
Сад был освещен мерцающим светом дюжин китайских фонариков – малиновых, синих, розовых и изумрудных, – висящих над головой. Струнный квартет наигрывал дивертисменты Гайдна и Моцарта. Фигурки будды, выполненные из папье-маше, стояли повсюду; посередине пруда, где небольшая стая мандариновых уток пыталась заснуть посреди всей этой неразберихи, высился маленький храм.
Майор Бонневиль, запыхавшийся от ходьбы, провел Генриетту к длинному столу, стоявшему на краю лужайки. Стол ломился от экзотических яств. Здесь было все – от выпечки и засахаренных уток (Генриетта бросила извиняющийся взгляд в сторону пруда) до молочных поросят и фруктов из оранжереи.
Раздобыв для Генриетты стакан лимонада, майор взял лангуста с тарелки, аккуратно оторвал ему хвост, очистил розовое мясо от панциря и сунул его в рот. Его усы задвигались вверх-вниз, пока он пережевывал его.
– Хм... бывало и хуже, – заметил он и хохотнул. – Вы не поверите, если я расскажу вам, что едят некоторые люди. Жареных насекомых. Я пробовал все это.
Генриетта с трудом сглотнула.
– Как интересно, майор.
– Кинкейд дал мне понять, что вы и сами любите приключения.
– Правда?
– Но вы предпочитаете мозги мускулам, когда речь идет о мужчинах.
– Он так сказал? – К своему удивлению, Генриетта обнаружила, что с яростью крутит в руках бахрому своей шали.
– Да. – Майор Бонневиль выбрал еще одного лангуста, ловко очистил его от панциря и снова отправил в рот. – Конечно, он не доктор Джонсон. В школе, когда мы все зубрили перед экзаменами, он носился по игровым площадкам. Нет, там интеллектом и не пахнет, но тем не менее он неплохой человек. Лучшего друга и не найти.
– Но ведь он не... тупой? – Генриетта вспомнила книгу о приматах Амазонии, которую видела этим утром на столе в кабинете у Брендана. Вряд ли это было легким чтением.
Майор Бонневиль неопределенно пожал плечами. Генриетта решила сменить тему разговора.
– Вы писатель, сэр?
– Хм... Да. Хотя мне не удалось много на этом заработать. По крайней мере пока. Может быть, когда-нибудь и удастся. Тогда я смогу бросить службу.
– Вы все еще в армии?
– Грустно, но правда. Просто ожидаю распоряжения вернуться в Турцию.
– Турцию? Разве вы не служили в Индии вместе с капитаном Кинкейдом?
Майор Бонневиль нагрузил себе на тарелку порцию жареного утиного мяса в сиреневом соусе.
– Нуда, служил. Я служил там, когда капитан был еще только рекрутом. Научил его всему, что он знает сейчас.
И в самом деле, майор казался лет на шесть или семь старше Брендана.
Генриетта не спеша потягивала лимонад.
– Вы шпион? – спросила она напрямик. К чему ходить вокруг да около?
На губах майора Бонневиля появилась загадочная улыбка:
– Ах, мисс Перселл. Возможно, вы знаете слишком много.
– А вы бывали в Гималаях? – продолжила расспросы Генриетта. – В горах на границе Бирмы?
– Бывал. – Лицо майора засветилось от удовольствия. – А почему вы спрашиваете?
– Ну, капитан! – воскликнула Эмили Нортгемптон. – Я чуть не забыла, что вы должны сегодня быть здесь.
Она провела кончиком языка по губам, глядя на Брендана снизу вверх сквозь свои густые ресницы.
Первым желанием Брендана было убежать из этой залы. На улицу, на другой конец города. Куда угодно. Однако вместо этого он вежливо произнес:
– После нашего вчерашнего разговора у меня создалось впечатление, что вы знаете о том, что я здесь буду.
– Ах да, – хихикнула мисс Эмили. – Ну и глупая же я. Я всегда все забываю. – Она подошла к Брендану настолько близко, насколько позволяли несколько слоев оборок на ее платье. – Я оставляю возможность предаваться размышлениям мужчинам. Мужчинам и таким неисправимым синим чулкам, как мисс Перселл.
Брендан отступил на полшага назад.
– Но у синих чулков есть и свои преимущества, – заметил он.
Мисс Эмили недоуменно похлопала ресницами.
– Капитан, не хотели бы вы прогуляться со мной по саду? – проворковала она. – Луна сегодня такая чудесная.
Черт возьми, ругнулся про себя Брендан, теряя надежду выбраться живым из цепких объятий этой кокетки. Но тут его осенила великолепная идея.
– Луна? – переспросил он. – Чудесная мысль. Я всегда считал, что наблюдения за луной – то, что нужно, чтобы поднять дух человека.
– Подъем духа всегда приятен, не правда ли? – Эмили игривым взглядом посмотрела на Брендана.
Он похлопал себя по карманам пиджака и жилета, затем вытащил очки в тонкой золотой оправе и водрузил их себе на нос.
– Ну вот, – широко улыбнулся он. – Я готов любоваться луной. – И протянул Эмили руку.
Кукольное личико мисс Эмили исказилось от ужаса.
– Вы носите очки? – возмущенно спросила она. Ее голос разительно изменился. Он опустился как минимум на октаву и приобрел металлическую окраску.
Брендан улыбнулся:
– Да, конечно, я без них никуда. Слишком много читал – вот и испортил зрение. Вы ведь читаете, не правда ли, мисс Нортгемптон? Не могу устоять перед читающей леди. Есть что-то... возбуждающее... в занятии чтением. Вам так не кажется?
Лицо Эмили посерело.
– А я-то думала, что вы спортсмен! – отрезала она. – Но кажется, вы намеренно ввели меня в заблуждение.
Избавившись от общества майора Бонневиля, Генриетта стала искать Брендана. Как ни странно, его не было ни в комнате для игры в карты, ни в бильярдной. Генриетта даже заглянула в оранжерею (быть может, его притягивает густая листва), но там не было никого, кроме Эстеллы и мисс Абигайль Бекфорд, которые, судя по всему, вели задушевную беседу.
Наконец Генриетта нашла Брендана в углу бального зала, поглощенного разговором с изысканной мисс Эмили Нортгемптон.
Генриетта остановилась, едва не сбив с ног лакея, несущего поднос с тарталетками. Мисс Эмили, заметила она, стояла очень близко к Брендану. Молодая леди обычно не стоит так близко к молодому человеку, если их не связывает особого рода понимание.
Да. Теперь Генриетте стало совершенно ясно, какую игру ведет Брендан. Он получил свою порцию удовольствия с ней и принялся за более лакомую добычу, передав ее, Генриетту, своему другу Бонневилю.
Генриетта почувствовала, как больно заныло у нее в груди, но она все же приблизилась к Брендану и Эмили.
– Добрый вечер, мисс Нортгемптон, капитан Кинкейд. – Генриетта с трудом изобразила на лице улыбку. Она повернулась к Брендану лицом. Ей было плохо видно его глаза из-за отражавшихся в его очках пламени свечей. Это было несправедливое превосходство. Такого она просто не могла допустить.
Пошарив в ридикюле, Генриетта выудила оттуда свои очки и надела их.
Мисс Нортгемптон издала испуганный крик и прикрыла рот дрожащей рукой.
– Мисс Нортгемптон, – спокойно произнесла Генриетта, – могу ли я поговорить с капитаном Кинкейдом наедине? Мне нужно обсудить с ним один очень важный вопрос.
Мисс Эмили, казалось, обрадовалась появившейся возможности уйти и поспешно удалилась.
– Возможно, я видел ее в последний раз, – задумчиво проговорил Брендан, провожая ее взглядом. Затем он посмотрел на Генриетту и пожал плечами. – Не важно. Все равно передо мной самая очаровательная леди в Лондоне.
– Не смейте...
– Я бы сказал, – мягко перебил ее Брендан, – что вы выглядите просто соблазнительно. Не удивлюсь, если очки в скором времени войдут в моду.
– Неискренняя лесть не доведет вас ни до чего хорошего, капитан. – Генриетта сжала кулаки. Оркестр в этот момент заиграл новую мелодию.
– Вы вальсируете? – спросил Брендан и, не дожидаясь ответа, подхватил Генриетту и вылетел с ней на танцевальный круг, придерживая за талию широкой ладонью.
– Да как вы смеете? – попыталась возмутиться Генриетта.
– На вашем месте я бы не стал смотреть на кавалера с такой злостью. Наши очки и так привлекают достаточно внимания. Если будет казаться, будто я против вашей воли заставляю вас танцевать, кто-нибудь скажет об этом вашей тете Филиппе и меня просто выкинут отсюда. – Брендан улыбнулся, глядя сверху вниз на Генриетту.
Она расслабилась и заскользила в вальсе. Брендан оказался превосходным танцором, что, впрочем, и не удивительно. У него была своя атлетическая грация. В его объятиях Генриетта чувствовала себя в безопасности и на какое-то время позволила себе забыться, кружась в разноцветном вихре танцующих пар. Вскоре она почувствовала, что у нее кружится голова.
Что, черт возьми, она делает? Брендан был обманщиком и соблазнителем, а кроме того, возможно, еще и вором. Резким движением Генриетта сдернула с себя очки. Не имея возможности избавиться от них в данный момент, она опустила их в вырез платья.
Брендан с явным интересом наблюдал за ней.
– Они для чтения и письма, – коротко объяснила Генриетта. – Если я ношу их слишком долго, у меня начинает болеть голова.
– По правде говоря, у меня та же самая проблема, – признался Брендан и прижал Генриетту к себе. – Возможно, вы могли бы дотянуться и снять мои очки? Я не хочу вас отпускать. Не верю, что вы не убежите.
Генриетта заметно смутилась:
– Честно говоря...
– Я чувствую, что у меня уже начинается боль в левом виске, – попытался схитрить Брендан.
– О, ради Бога! – Генриетта сняла с него очки и опустила их в нагрудный карман его сюртука.
– Я, честно говоря, надеялся, что вы положите их рядом со своими очками, – заметил Брендан, изобразив на лице уныние, хотя глаза его светились озорством.
Генриетта слегка откинула голову назад.
– Тогда у меня был бы повод забрать их оттуда позже, – добавил Брендан.
Генриетта придала лицу высокомерное выражение и сухо произнесла:
– Капитан, у нас с вами никакого «позже» быть не может. После событий сегодняшнего вечера, боюсь, нам придется прекратить нашу дружбу.
– Так что, события сегодняшнего утра не произвели на вас большого впечатления? – спросил Брендан, изменившись в лице.
– Нет... – Генриетта прикусила нижнюю губу. Он пытался выставить ее девушкой без морали и принципов. – Разумеется... эти события произвели на меня некоторое впечатление. Но то же можно сказать и о событиях этой ночи.
– Понятно. А позвольте узнать, о каких событиях вы говорите?
– Не пытайтесь сделать вид, что ничего не понимаете, капитан Кинкейд. Совершенно очевидно, что вы прочитали записку, которую я просила вас передать мистеру Блэкстону.
– Очевидно? – переспросил Брендан.
– Да, – резко ответила Генриетта. – Я никогда не говорила вам о том, что пишу книги, и все же сегодня вечером вы представили меня майору Бонневилю именно как писательницу.
Брендан не ответил, лишь крепко стиснул зубы.
– Вы должны были доставить записку по назначению. – Брендан блеснул глазами.
– Поверьте, записка у Блэкстона. – Генриетта решила не реагировать на его слова.
– А затем ваше второе оскорбление.
– Оскорбление? – Брендан невесело рассмеялся.
– Любому ясно, чтобы, пытаясь избавиться от меня, решили передать меня майору Бонневилю.
– И он вам понравился?
Генриетта подавила отвращение, возникнувшее при воспоминании о маслянистых лангустах, исчезавших за усами Бонневиля.
– Он довольно приятный, но я не какая-то певичка из кабаре, в которых вы так часто бываете, чтобы меня можно было передавать от одного мужчины к другому.
Нечто похожее на сожаление промелькнуло на лице Брендана.
– Генриетта, – проговорил он нежно.
Глаза Генриетты увлажнились, и она торопливо сморгнула несколько раз.
– И наконец, – выдавила она из себя, – я обнаружила вас в обществе мисс Нортгемптон.
– Но это...
– Мне известно о том, что вас связывает.
– Правда? Тогда вам известно больше, чем мне.
– Вы пытаетесь отрицать...
Прозвучали последние аккорды вальса, и Брендан так резко остановился, что Генриетта едва не упала.
– Моя милая, – проговорил Брендан, отступая на шаг назад и предлагая ей руку, – учитывая деликатный характер нашего разговора, может быть, лучше продолжить его в другом месте? – Он улыбнулся одними глазами.
– О нет! – горячо возразила Генриетта. – Никуда я с вами не пойду.
– Тогда, думаю, мы могли бы станцевать еще один тур вальса, – предложил Брендан, заметив, что пары вновь стали собираться для танца.
Генриетта торопливо приняла предложенную ей руку, и через несколько мгновений они с Бренданом были уже на террасе. Они остановились на белой мраморной балюстраде, выходящей на лужайку. Генриетта отодвинулась от Брендана, заложив руки за спину, и стрельнула глазами по сторонам. Майора Бонневиля нигде не видно, заметила она с облегчением. Вообще людей вокруг было немного. Вечер становился прохладным, и многие поспешили вернуться в дом.
– Генриетта, – начал Брендан, стараясь не смотреть на Генриетту. Его рука, затянутая в перчатку, лежала на перилах. – Сегодня утром в моем кабинете... произошло нечто особенное. Ты особенная. Я никогда не встречал женщин, похожих на тебя.
Генриетта не знала, что сказать. Она была так зла и... так смущена. Хотя ей было и неприятно признавать это, но она была с Бренданом в одной постели, впустила его в себя, и теперь между ними существовала особого рода связь.
– Я возвращалась сегодня в банк, – сказала вдруг она. При этих словах Брендан повернул к ней голову. При лунном свете его глаза казались темно-синего цвета.
– Я ходила туда с тетей Филиппой. Она также снимает ячейку, и ей нужно было бриллиантовое ожерелье для сегодняшнего вечера. Я не говорила тебе раньше, но когда мы были там, я заметила, что многих маминых украшений нет на месте. Сегодня днем я решила еще раз заглянуть в ячейку, просто чтобы убедиться. – Генриетта глубоко вздохнула. – Статуя пропала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сияние любви - Джонс Тейлор



Интересный и захватывающий сюжет. Понравилась главная героиня. В книге много юмора. Советую почитать
Сияние любви - Джонс ТейлорИриска
11.09.2013, 1.28





неплохой роман гл.г. очень понравился!
Сияние любви - Джонс Тейлорвэл
11.09.2013, 18.13





Очень классный роман!Оставляет приятные впечатления ! :)
Сияние любви - Джонс ТейлорЭльза
12.08.2014, 11.56





Несерьезный роман, во всех отношениях.
Сияние любви - Джонс Тейлорren
15.08.2014, 13.18





Милая сказка, а вот с игрой перемудрили.
Сияние любви - Джонс ТейлорТаня Д
22.10.2014, 14.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100