Читать онлайн Мальтийская звезда, автора - Джонс Дебора, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мальтийская звезда - Джонс Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.23 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мальтийская звезда - Джонс Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мальтийская звезда - Джонс Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джонс Дебора

Мальтийская звезда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Северин почувствовал аромат духов, хотя знал, что это невозможно Зал был большим, и его дверь в зимнее время закрывали. В это раннее утро в нем находилось около двадцати рыцарей со своими оруженосцами, а также собаки дравшиеся из-за костей от вчерашней пирушки.
И однако Северин чувствовал ее запах – теплый аромат весенних роз. Это был тот самый залах, который преследовал его со дня их поцелуя.
А еще он чувствовал, что ей грозит опасность.
– Она хочет найти приют, – пробурчал Ланселот де Гини. Они склонились над картами Бургундии, Франции и восточной части Британии, где феодальные поместья были помечены флажками, а над отдаленными землями, куда кока не ступила нога человека, красовались драконы. Оторвав взгляд от карт, Северин посмотрел на Ланселота. – Приют в монастыре От-Флер, – уточнил де Гини.
– Но погода ухудшается, – удивленно заметил Северин, указывая на-запотевшие окна замка. – Разве она не может отправиться туда, когда потеплеет?
– Она хочет уехать сейчас, – ответил Ланселот. – Ей, видите ли, необходимо помолиться.
Он взял со стола высокую кружку с пряным вином. Свет камина высветил кольцо с драгоценными камнями на его пальце, Было ясно, что разговор на тему закончен, по крайней мере для него. Но только не для Северина.
– Возможно, она нуждается в отдыхе на какое-то время? Это, кстати, поможет вам решить ваши проблемы.
Ланселот посмотрел на него с таким удивлением, как будто Северин сказал что-то немыслимое.
Северин выдержал взгляд его прищуренных глаз.
– Вы хорошо поступили, не лишив ее жизни.
Де Гини кивнул, хотя оба хорошо знали причину его поступка, не имеющего ничего общего с рыцарской честью и уж тем более никак не способствующего решению его проблем в сложившейся ситуации. Хотя, по правде говоря, де Гини не хотел, чтобы что-то случилось с дочерью Оливье де Монтальдо, человека, который спас жизнь герцогу Бургундскому в сражении при Никополе.
– Аббат От-Флера лояльно относится к герцогу. Он считает двор короля в Париже скандальным, самого короля – сумасшедшим, а королеву – шлюхой. В то время как о герцоге Бургундском отзывается как о святом.
В ответ де Гини улыбнулся, хотя глаза его оставались холодными.
– То, что он хорошо думает о моем дорогом брате, возможно, в первую очередь связано с неустойчивостью нашего положения, чем со святостью.
– Я об этом помню, – кивнул Северин, тщательно подбирая слова. – Известно, что герцог Бургундский оказывает большую поддержку монахам в От-Флере. Он делает солидные вклады в монастырскую казну и кроме этого для большей гарантии дарит монастырю золотые потиры, инкрустированные драгоценными камнями, чтобы священник, простирая руки в молитве, не забывал, откуда у монастыря такое богатство.
– Охотно верю, – подтвердил, рассмеявшись, Ланселот. Сделав Ланселота незаконным сыном герцога и лишив его наследства, природа вознаградила его даром интриговать и строить несбыточные планы, – Возможно, это хорошая идея, – проговорил он задумчиво.
– Она должна уехать, – равнодушно произнес Северин, разглядывая карту и делая вид, будто не придает большого значения своим словам. – Она не должна знать, что происходит в замке в ее отсутствие.
В повисшей в зале тишине были слышны только треск дров в камине и отдаленный лязг металла, доносившийся с полей, где рыцари устраивали тренировочные бои.
– Возможно, это и в самом деле неплохая идея разрешить леди Аликс уехать в монастырь, где она будет проводить время в молитвах. Заодно она может помолиться и за нового графа Мерсье. Можешь передать ей, что я дал свое позволение на ее отъезд. Она только должна сказать мне, в чем нуждается, и я распоряжусь, чтобы ей предоставили все необходимое.
– Я передам ей, – ответил рыцарь Бригант. Разговор на эту тему был продолжен утром во время охоты.
* * *
В своем письме леди Аликс – она больше не называла себя графиней, особенно в делах, связанных с Ланселотом, просила разрешить ей совершить паломничество в От-Флер, чтобы поклониться святой гробнице. Леди Аликс писала что она нуждается в укреплении духа, которое могут дать ей только святые, и что для нее это важно именно сейчас когда ее жизнь коренным образом изменилась. Она не говорила конкретно о монастыре, но это читалось между строк и не прошло мимо внимания де Гини. Она не говорила открыто об ужасной смерти мужа, но в письме это подразумевалось.
Рыцарь де Гини предпочел бы держать ее в стенах замка, но он не мог себе этого позволить, потому что весь христианский мир будет считать ее пленницей. Этот факт признавался даже самым последним человеком в замке Мерсье но он не мог быть открыто обнародован. Гини еще не был возведен в графский титул, который по праву все еще принадлежал леди Аликс. По французскому сеньориальному праву именно он считался ее гостем, а не она его Поэтому, обращаясь к сэру Ланселоту с разумной просьбой, Аликс знала, что он будет вынужден дать ей разумный ответ.
– Молитва сейчас вам особенно необходима, – сочувственно произнес Ланселот, вызвав к себе Аликс. – Поэтому я удовлетворяю вашу просьбу, и вы можете совершить паломничество к святым местам. Но вас будет сопровождать один из моих верных рыцарей – Эмери де Фуа.
Толстый безобразный коротышка, Эмери де Фуа был преданным оруженосцем де Гини. Аликс знала, что он будет докладывать ему о каждом ее шаге. Под его недремлющим оком у нее не будет никакой возможности отвезти Иврена в безопасное место. Но в ответ она только промолчала и склонилась в глубоком реверансе.
На следующий день – день их отъезда в монастырь – сэр Эмери заболел непонятной и мучительной болезнью сопровождаемой болями в желудке и сильной рвотой, после того как отведал марципанового яблока, собственноручно испеченного для него Аликс. Это случилось как раз перед самым отъездом и именно после того, как де Гини уехал на охоту, взяв с собой Бриганта.
– Это не имеет значения, – небрежно махнула рукой Аликс, беря поводья своей лошади из рук Хьюго де Февра другого рыцаря де Гини. – Меня будет сопровождать купец Рисполи. Торговые дела вынуждают его возить с собой золотые флорины, поэтому его всегда сопровождают вооруженные охранники. Я только заеду попрощаться со своей служанкой. Она просила меня поставить у гробницы свечи за упокой души ее отца, и я хочу заверить ее, что непременно это сделаю.
Она понимала, что ее доводы не выдерживают критики, но, как сообщил ей Северин Бригант, многие рыцари де Гини неграмотны и умеют только слепо исполнять приказы. Именно на это она и рассчитывала сейчас, и не ошиблась. Сначала сэр Хьюго растерялся, но затем поклонился соглашаясь. Он даже помог ей сесть в седло.
Вдове де Мерсье был предоставлен для молитв трехдневный срок, а до монастыря было всего полдня пути де Гини приказал внимательно следить за ней, но какой вред может принести им эта хрупкая, беззащитная женщина отправляясь в путь с благочестивой миссией? Поэтому рыцарь де Февр помахал ей вслед рукой, наблюдая, как она выезжает на дорогу пилигримов.
Как только замок скрылся из виду, «благочестивая» вдова де Мерсье, пришпорив лошадь, углубилась в лес. Там, около ручья, ее ждала Софи с матерью. Мать держала спеленатого младенца, а дочь – корзину с провизией. Аликс улыбнулась им обеим и протянула руки к ребенку. Она спешила. Падре Гаска обещал ждать ее на развилке дорог.


Северину очень хотелось увидеть Аликс, но она упорно уклонялась от встреч с ним. Однако он был полон решимости заставить ее согласиться на свидание, как только ему удастся отделаться от де Гини.
– Это единственное, что я могу для нее сделать, – проговорил сэр Ланселот, пожав плечами. Его подражание хорошим манерам французской аристократии, несмотря на внебрачное происхождение, всегда раздражало Бриганта, но никогда еще не было таким сильным, как в этот день. – Я не могу отказать графине в ее путешествии к святым местам. Это было бы бессердечно с моей стороны.
– Вы сделали для нее только хуже, – высказал свое мнение Северин. Он был раздражен и нервничал, потому что всего лишь накануне предлагал Ланселоту ее отпустить. Но он не думал, что это произойдет так скоро, – и вы делаете плохо ей сейчас, хотя считаете, что это обернется для вас выгодой. Она нужна вам из-за амулета, который висит у нее на шее. Я говорю об амулете, который вес называют мальтийской звездой.
Одна из охотничьих собак вдруг злобно залаяла и вцепилась зубами в мягкий сапог де Гини. Сэр Ланселот схватил кнут и огрел ее по спине. Собака с визгом убежала. Северин знал, что это был только отвлекающий маневр для того чтобы де Гини мог собраться с мыслями. Рыцарь Бригант терпеливо ждал, когда новоиспеченный лорд Мерсье повернет назад.
– Это не принесет вам ничего хорошего, – продолжал Северин. – Ничего, что бы вы там ни думали. Мои отец носил такой же амулет, и его друзья – тоже. Он не мог расстаться с ним даже тогда, когда узнал, что он сведет его в могилу.
– Не хочу вас обидеть, – проговорил де Гини, хотя было совершенно очевидно, что именно это он и намеревался сделать, – но я слышал, что совершенно другие обстоятельства, а не золотой амулет довели вашего отца до смерти.
– Но за всем этим стоял золотой амулет, – упрямо заявил Северин. – Именно он был причиной всего, что случилось с отцом. На вашем месте я бы не проявлял к нему особого любопытства. Говорят, он приносит проклятие всем, кто жаждет его иметь или уже носит, – всем, кто стремится его заполучить.
– Но только не женщинам? – Де Гини знал, что они оба сейчас думают о леди Аликс. – Женщины тоже хотят иметь мальтийскую звезду. О чем это говорил вчера Рисполи? О какой-то Магдалене, колдунье? Странно, что леди Аликс хочет посетить, помимо От-Флера, еще и Вецели, где захоронены кости Марии Магдалены.
Северин снова почувствовал чистый, нежный запах роз, но на этот раз его мозг отреагировал на этот запах. Он понял, что это означает: Аликс в опасности. Инстинкт воина сказал ему об этом, и Северин понял, что не имеет права терять время. Де Гини может обмусоливать идею мальтийской звезды и сколько угодно пытаться узнать ее секрет, но в конце концов он убьет Аликс. Сын Робера Иврен мертв, иначе кто-нибудь уже давно бы проговорился о том, что видел его живым. Но вдова де Мерсье пока жива, и, хотя Ланселот де Гини не может убить ее сейчас, как убил ее мужа, он не позволит, чтобы сложившаяся ситуация продолжалась долго. Даже в стенах монастыря она, пока жива, будет представлять для него угрозу.
Но Северин постарался, чтобы ни одна из этих мыслей не отразилась на его лице, и продолжал спокойно ехать рядом с де Гини. Он улыбался и весело отвечал на его вопросы. Однако его взгляд был устремлен в сторону леса и на дорогу, ведущую к Вецели, а ум его разрабатывал план побега. Но только спустя четверть часа ему удалось придумать благовидный предлог, и он, кивнув на прощание де Гини, поскакал в сторону леса.


Священник ждал там, где они договорились, – на развилке дорог, одна из которых вела в От-Флер. При приближении Аликс он откинул с головы капюшон и помахал ей рукой. Она протянула ему ребенка, соскочила с лошади и присела в реверансе.
– Итак, это Иврен, – улыбнулся Гаска де Лоран. Он из деликатности не стал называть его по имени отца, однако одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что это сын Робера. Хотя ребенку не было еще и года, у него были шелковистые темные волосы и благородные черты покойного графа де Мерсье. Перекрестившись, падре Гаска молча помолился, чтобы сходство между ними, которое было очевидным, не привело ребенка к такой же жестокой смерти, какую принял его отец. – Ты правильно поступила, спасая его, – обратился он к Аликс. – Это мужественный поступок.
– Я обещ… – Не закончив слова, Аликс сказала совсем другое: – Я ничего особенного не сделала. Его спрятала мать моей служанки. Она живет отшельницей, и ее считают колдуньей, а потому стараются обходить стороной, особенно в зимнее время. Но сейчас начало весны, и люди вышли на поля…
Аликс замолчала, решив, что, наверное, не стоит говорить о колдунье с духовным лицом.
– Сейчас нужно отвезти его в безопасное место, – закончил за нее священник. – Я говорил с аббатом, и, хотя си весьма симпатизирует герцогу Бургундскому – двор сумасшедшего короля Карла известен своей распущенностью, не говоря уж о скандальном поведении королевы, – но не одобряет поведения Ланселота де Гини и не прощает ему его грехов. Убить спящего человека, который оказал гостеприимство…
Гаска замолчал. Его маленькая беличья мордочка сморщилась от неодобрения, и только спустя какое-то время он смог продолжить:
– Аббат согласился со мной. Церковь, как тебе известно, никому не подчиняется и находится под юрисдикцией лишь одного Господа. Несмотря на смутное время, когда один папа сидит в Риме, а другой – в Авиньоне, ничего не изменилось. Аббат, весьма просвещенный человек, решил предоставить убежище невинному ребенку.
Слово «невинный» причинило Аликс острую боль, хотя она сама не могла понять причины.
Передав ребенка в руки священника, она села в седло, и они направились в сторону От-Флера.
– Скорее бы добраться до святой земли, – прошептала Аликс. – Когда Иврен окажется под защитой аббата, то даже такой жестокий человек, как Ланселот де Гини, не сможет его убить.
– Это так, но до монастыря еще очень далеко. Ланселот за это время может раскрыть нашу тайну и послать людей, чтобы убить нас на дороге. Нельзя недооценивать его, как это сделал Робер де Мерсье. – Священник содрогнулся и поспешил добавить: – Нельзя сказать, что мне будет жалко пролить мою кровь. Я всегда был готов пролить ее во имя нашего Господа и для защиты его Храма. Но проливать ее из-за безумных амбиций Ланселота де Гини – это не совсем то, что мне уготовано, если, конечно, я правильно понимаю волю Господа.
Аликс печально улыбнулась:
– Не думаю, что нам грозит опасность. Ланселот де Гини никогда даже словом не обмолвился о ребенке. В первый же день я сказала ему, что Иврен мертв. Я поклялась, что его тело было брошено в реку. Сэр Ланселот думает, что это я убила его.
– А почему он должен так думать?
– Потому что я ненавижу Иврена. Я только выполняю свой долг по отношению к нему.
– Долг? – удивился священник и больше ничего не сказал.
Он видел, с каким вниманием Аликс относилась к малышу, как, рискуя жизнью, она прятала его эти два месяца, и он был уверен, что не только долг вынудил ее делать это. Он был достаточно мудр, чтобы понимать, почему она так оценивает свой поступок. Но он также знал, какая чудесная вышла бы из нее мать, и сокрушенно качал головой, вспоминая, каким дураком оказался Робер де Мерсье, не сумев оценить ее по достоинству.
В первый же день, как од увидел его, Гаска де Лоран понял, что Робер де Мерсье слабый человек – и не только слабый, но и закрывающий глаза на собственные недостатки, прятавший свою продажность под личиной романтики и верной любви. Он был слишком безволен, чтобы отказаться от удовольствий, которые ему доставляла его любовница-крестьянка, а уж тем более чтобы противостоять герцогу Бургундскому и открыто признать ее своей женой. Вместо этого он пошел по легкому пути, выбрав себе подходящую жену, с которой можно было появляться в свете, в то же время скрывая от общества свою любовницу.
Но вот Аликс была сильной, та самая маленькая Аликс, которой он помог появиться на свет. Именно Аликс сделала из Робера де Мерсье миф, создав вокруг него легенду и обладая силой, чтобы сделать эту легенду реальностью.
Солнечный луч, пробившийся сквозь листву деревьев, заиграл на мальтийской звезде. Она словно подмигивала Гаске. Будучи ученым, а потому не слишком суеверным, падре Гаска вдруг ощутил в себе сильное желание перекреститься. Он решил, что, когда они приедут в монастырь, он обязательно поставит свечку и помолится.
– Я ненавижу его, – снова повторила Аликс, склонившись в седле, чтобы взять у падре ребенка. – Я ненавижу его и буду ненавидеть всегда. Приберегите ваши молитвы для более достойных.
То, что Аликс прочитала его мысли, не удивило падре Гаску. Ведь, в конце концов, она была дочерью Магдалены. Она обладала силой и, если бы захотела, смогла ее применить.


К середине дня Северин наконец догнал их. Старый священник спокойно восседал на своем муле, жуя яблоко, а молодая женщина одной рукой держала поводья, а другой прижимала к себе малыша. Его опыт воина говорил ему, что им может грозить опасность. Дорога была широкой, но с обеих сторон ее окружал лес. А лес был хорошим прикрытием для разбойников. Список подстерегавших их опасностей можно было перечислять очень долго. Их беспечность раздражала Северина. Даже в гневе он никогда не поднимал руку на женщину, но сейчас с удовольствием бы задушил графиню де Мерсье.
– Что я вижу! Неужели это графиня де Мерсье и ее духовник?
Рыцарь Бригант появился ниоткуда на своем боевом коне и преградил им дорогу. Северин был так сердит на Аликс, что ему доставляло удовольствие пугать ее мощью своего тела, возвышавшегося на боевом коне. Это он понял за секунду до того, как остановился перед ней. Ему захотелось увидеть хоть какие-то эмоции на ее хорошеньком застывшем личике, как это было в тот раз, когда он ее поцеловал.
– Я… – громко начал он, но вовремя спохватился. Что он мог сказать? Какими словами он мог высказать ей свои страхи?
У него возникло странное ощущение, что они двое были единственными людьми на земле, хотя уголком глаза он видел, что глаза старика загорелись от любопытства, а рядом раздавалось нежное воркование ребенка. И однако, ему казалось, что, кроме них, здесь никого нет. И еще ему казалось, что, глядя в ее ясные бирюзовые глаза, он словно заглядывает в свой черные. И глядя на ее маленькую стройную фигурку, видит собственное сильное тело.
И у него появилось странное чувство, что, приехав к ней, он приехал к себе домой.
Это непонятное чувство длилось всего мгновение, что было хорошо, потому что Северин вдруг испытал сильное смущение. Ребенок так и не прекратил своего игривого гуканья, а до смешного беззащитные взрослые совершенно не испугались за него. Более того, никто из них даже не попытался его спрятать! И священник, и молодая женщина смотрели на Северина, словно давно его ожидали. Северину, которому сначала эта сцена показалась смешной, расхотелось смеяться.
– Мальчик Робера, – произнес священник, указывая на сверток. – Наследник.
– Сын моего мужа, – подтвердила графиня де Мерсье.
Она повернулась к нему, и Северин заметил, что в уголке ее рта пульсирует жилка. Значит, она все-таки испугалась. Северин не винил ее. Трудно вообразить, какой поднимется шум, если де Гини обнаружит, что ребенок жив и, что еще хуже, его живого и невредимого украли прямо у него из-под носа! Эта мысль развеселила Северина. Он с трудом сдерживался, чтобы не расхохотаться, его просто распирало от смеха. Эти заверения, что ребенок мертв, что он не мог остаться в живых! Эта маленькая женщина перехитрила их всех! Какая великая мстительница! Когда-нибудь, когда опасность минует, он с удовольствием послушает, как ей удалось это сделать.
– Значит, наш добрый падре Гаска приезжал не только для того, чтобы утешить несчастную вдову? – проговорил Северин и заметил, что ее ясные глаза стали холодными как льдинки.
– Он приезжал, чтобы забрать сына Робера в монастырь От-Флер, – ответила Аликс. Чисто инстинктивно она крепче прижала к себе младенца.
– А почему вы решили, что вам удастся эта сделать? – спросил Северин, подъезжая к ней ближе. – Сэр Ланселот щедро вознаградит того, кто принесет ему ребенка – живого или мертвого.
– Как видите, нам это уже удалось, – гордо, ответила Аликс. – А сейчас, сэр Северин, решайте, будете вы нам помогать или нет.
Священник на своем муле медленно тащился позади них. Он взял ребенка под предлогом того, что больше знает о детях, чем леди Аликс. Ведь, в конце концов, он был старшим из десятерых детей в своей семье. Ветер доносил до Северина и Аликс гуканье малыша. День выдался холодным и морозным, он был гораздо холоднее всех предыдущих дней, и ветер трепал черную вуаль на голове Аликс. Северин с одобрением отметил, что она закуталась в меха. Несколько дней хорошей погоды еще не предвещали весны, и он был рад, что она тепло оделась в дорогу. Ее лошадь была покрыта черной попоной. Щедрость Ланселота не распростерлась так далеко, чтобы позволить ей украсить себя цветами графа де Мерсье в местности, где память по жестокому убийству Робера все еще была жива. Де Гини преподнес ближайшим деревням вино, из погребов Мерсье и одарил их несколькими мешками зерна. Но никогда не знаешь, что можно ожидать от крестьян. Их не так легко подкупить, как вельмож. У них острое чутье на то, что хорошо, а что плохо.
Аликс была полна решимости не позволить рыцарю Бриганту снова себя соблазнить. С нее было достаточно и одного раза. Память о его поцелуе и ее безобразном поведении все еще не давала ей покоя. Она часто об этом думала. Временами ей хотелось извиниться за свое распутное поведение. Аликс не знала, как поступают другие женщины в подобных случаях. Она считала, что женщина, которая сама потянулась к мужчине, автоматически становится шлюхой. Определенно она первая никогда бы не сделала этого. Все началось с того, что он сам наклонился ее поцеловать, но вдруг остановился. Сейчас, когда она ехала рядом с ним, Аликс не переставала размышлять, что представляет собой этот человек. Его, похоже, совсем не шокировал ее поцелуй. Она украдкой бросила на него взгляд из-под опущенных ресниц. Ей очень хотелось знать, о чем он думает.
Когда он заговорил, Аликс посмотрела на его губы. Они были отличной формы, черные глаза блестели, лицо словно высечено из мрамора.
«Хорошо, что я ухожу в монастырь», – подумала она.
– Что это такое – жизнь с Робером? – неожиданно спросил Северин.
Он говорил тихо, и Аликс едва его слышала.
– С одной стороны, чудесно, а с другой – весьма болезненно, – нехотя ответила она. – Он был воплощением совершенства с его именем, элегантностью и богатством. Я испытывала благоговейный восторг от того, что он выбрал именно меня. Мне льстило, что другие женщины мне завидовали. О таком мужчине я могла только мечтать. Он дал мне почувствовать, что я для него нечто особенное. Так было сначала.
– А потом?
– А потом пришла боль.
Какое-то время они ехали молча; над их головами из-за туч пробивалось солнце. Они оба пытались осмыслить то, что сказала Аликс.
– Но почему вы не обратились к мальтийской звезде? – наконец спросил Северин. – Уверен, что ее сила могла бы вам помочь.
– Я ничего не знаю о ее силе, – пожала плечами Аликс. – Но я уверена, что никакая сила не могла бы мне помочь. Робер искренне любил Соланж, а здесь никакая звезда не поможет.
– Вы в этом уверены?
Аликс посмотрела на него. Последние месяцы она жила в напряжении под грузом свалившихся на нее потерь и ответственности, и она чувствовала себя очень усталой. Но сейчас в ней что-то пробудилось. Это чувство было для нее странным и новым, но нельзя сказать, чтобы неприятным.
– Нет, – честно ответила она. – Я не уверена.
Их глаза встретились – светлые и темные. Северин первым отвел взгляд.
– Вот и монастырь От-Флер, – указал он на впечатляющее нагромождение каменных строений, возвышавшихся высоко на холме. – Вам не кажется забавным, что арки кафедрала поднимаются вверх, как руки, простертые в молитве?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мальтийская звезда - Джонс Дебора



Не самый лучший роман. Я поставила 7. Идея замечательная но описание занудно иногда много политики.
Мальтийская звезда - Джонс ДебораGala
15.02.2014, 22.16





12 лет назад это был мой первый исторический ЛР. Даже сейчас вспоминая этот роман, я не могу удержаться от улыбки, в моей душе эта книга оставила самые приятные воспоминания. Книга давно утрачена, но электронную версию, я обязательно скачаю на сотовый, чтоб была всегда под рукой.
Мальтийская звезда - Джонс Дебораалена
10.05.2015, 13.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100