Читать онлайн Мальтийская звезда, автора - Джонс Дебора, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мальтийская звезда - Джонс Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.23 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мальтийская звезда - Джонс Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мальтийская звезда - Джонс Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джонс Дебора

Мальтийская звезда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Ланселот де Гини никогда еще не был так доволен собой. Захват замка де Мерсье прошел гораздо легче, чем он мог надеяться или чем ожидал его единственный брат, герцог. Прошло несколько коротких ночных часов перед рассветом, и крепость пала. Его мать называла эти часы «часами дьявола» за их темноту. При воспоминании о ней Ланселот поежился, но быстро взял себя в руки. Он разберется с дьяволом попозже, а сейчас у него полно дел с этим выскочкой, анжуйским рыцарем, который стоял перед ним. Он ткнул пальцем с элегантным кольцом в Северина Бриганта:
– Говорят, ты в родстве с Бельденом Арнонкуром, и поэтому мой брат пригласил тебя сюда. – Рыцарь промолчал, и Гини с легким раздражением продолжил: – Правда, ты совсем на него не похож. Я сражался против него при Ареццо вместе с сиром де Коуси. У Арнонкура темные волосы, а не светлые, как у тебя. Но он такой же большой, как и ты, и, как мне кажется, у тебя такие же глаза, как у него.
Прищурив голубые глаза, Гини снова подождал ответа. Прошло время, пока он получил его.
– Бельден Арнрнкур мой дядя, – ответил наконец рыцарь. – Я сын его брата.
– Я слышал, там был какой-то скандал, – проговорил Гини, наморщив лоб в притворном раздумье, хотя отлично знал, что явилось причиной позора отца этого рыцаря. – Но я слышал также, что ты реформировал «Золотую армию». Ты прославился благодаря своему дяде и сейчас стал его наследником.
– Ничего из наследства Бельдена Арнонкура мне не принадлежит, – ответил рыцарь. Он посмотрел на Гини странным, внимательным взглядом. – Даже его имя. Я известен под именем рыцарь Бригант. Я поступил на службу в «Золотую армию», потому что герцог Бургундский меня пригласил. Речь не шла здесь о наследства.
– Согласен, – вздохнул Гини. – Могу сказать с уверенностью, что в эти тревожные дни каждому из нас приходится бороться за свое место под солнцем. Я герцогу брат – старший брат, но, как говорится, родился не в той постели. Моя мать не принадлежала к благородному сословию. Ее сожгли на костре как ведьму сразу после моего рождения, но старый герцог воспитал меня вместе со своим наследником Жаном, и с тех пор мы никогда не расстаемся. Мы всегда вместе. Я также был одним из тех, кому он доверил разделаться с Людовиком Орлеанским, его кузеном и братом короля. Я работал на своего брата годами, но так и не заработал недвижимости. Этот замок станет моей собственностью.
Гини услышал тоску в своем голосе и постарался взять себя в руки. Раньше у него не было привычки откровенничать с незнакомыми людьми. Он посмотрел на своих воинов, круживших по большому залу. Запах и сумасшествие кровавой резни все еще оказывали на них свое воздействие, заставляя творить страшное зло. Но скоро это пройдет, и они будут в состоянии его слушать. Ему надо быть очень осторожным. Нельзя погубить то, чего он так долго добивался.
– Расскажи мне о себе, – попросил Гини. – Скажи, почему ты приехал.
Выражение глаз Гини не изменилось, когда стоявший перед ним рыцарь осторожно обошел первый вопрос и охотно ответил на второй:
– Я ведь уже сказал тебе, что герцог призвал меня с моей армией. Он просил меня помочь тебе, и ничего больше.
– Ничего больше, – задумчиво повторил сэр Ланселот.
Французский язык Северина Бриганта был хорошим, хотя и с легким южным акцентом. Он сказал, что принадлежит к Анжуйскому дому и получил свои золотые шпоры, победив в состязании, имевшем место в Королевстве обеих Сицилии, располагающемся за святым Римом. Гини сомневался в этом. Рыцарь, стоявший перед ним, определенно не был похож на француза. Его светлые волосы и загорелая кожа контрастировали с темным цветом его глаз. В нем было что-то странное. Гини задался целью исследовать его происхождение. Если в нем было что-то скандальное, – а это вполне вероятно, – то оно может пригодиться ему в будущем.
– Но как ты сам видишь, все прошло без сучка и задоринки. – Сводный брат герцога взмахнул рукой, затянутой в дорогой темно-зеленый бархат. – Никакой помощи от тебя не требуется. Можешь передать это брату, но лучше завтра. А сегодня отдохни и дай отдохнуть своей армии. Воспользуйся удовольствиями, какие могут предоставить уставшему мужчине только бургундские женщины.
Возле трона графа де Мерсье, на который взгромоздился рыцарь де Гини, раздался взрыв смеха. Но Северин Бригант не присоединился к общему веселью.
– У меня мандат герцога, – произнес он, протягивая скрепленный печатью пергамент. Движение по залу сразу прекратилось. Рыцари со своими воинами остановились, чтобы послушать. – В нем герцог поручает «Золотой армии» оказать помощь в защите замка Мерсье. Мы будем выполнять его поручение, пока герцог не освободит нас от этого приказа.
– Замок хорошо защищен, – фыркнул Гини. – Ты сам можешь это легко видеть. Мы не видим пользы в дальнейшей помощи иностранцев. Бургундское герцогство снова воссоединилось, и ему ничто не угрожает. Робер де Мерсье мертв, а вместе с ним и его темноволосая сварливая жена.
На лице Гини было написано торжество, которое быстро исчезло, когда он увидел, с каким сомнением рыцарь Бригант покачал головой.
– Графиня де Мерсье не темноволосая, – пояснил он. – Леди ясноглазая и светловолосая и совсем не сварливая. Она прекрасна, как голубка, и нежна, как солнечный лучик.


Аликс крепко прижимала Иврена к груди, чтобы он не плакал. Она замерла, прислушиваясь, хотя слушать было нечего. Свет факелов на крепостном валу высвечивал мертвое тело его няньки. Аликс намеренно повернулась к ней спиной, чтобы ребенок не мог видеть кровавой сцены. Хотя дети, особенно крестьянские, вряд ли что-нибудь понимают. Однако лучше не пугать ребенка, чтобы он снова не заплакал.
– Шум сражения стих, – прошептала она. – Мы можем послать за герцогом или в монастырь за падре Гаской. Он святой человек и друг, Он наверняка знает, что надо делать.
– Нам надо бежать в деревню, – посоветовала Софи. – Мы можем спрятаться там до наступления ночи, а потом пробраться в монастырь. Ланселот де Гини – брат герцога. Жан не придет нам на помощь – он не захочет выступить против брата.
Аликс помолчала, размышляя. Ее красивые брови нахмурились.
– Только не в деревню, – решила она. – Именно там они будут искать, нас в первую очередь. Они захотят убить ребенка. Кто-нибудь нас выдаст.
– Но в деревне вас любят, – настаивала Софи, – Вы сделали людям много добра. Они никогда не выдадут вас.
– Рыцарь де Гини может предложить им деньги. Деревня маленькая и бедная, и там негде спрятаться. Он предложит деньги, и кто-нибудь не сможет устоять перед соблазном.
Ее взгляд случайно упал на труп няньки, и Аликс представила на ее месте себя или Софи. Она подумала о том, что раз этот человек мог поступить так со старой женщиной, то что же ожидает их? Юная Софи была девственницей, а она сама всего несколько раз была близка с мужчиной. Она содрогнулась от одной только мысли, что сделают с ними захватчики, перед тем как убить. И она пришла в ужас, подумав, что Ланселот де Гини может сделать с этим ребенком.
– Если только мы не перехитрим его, – заключила она. Аликс машинально дотронулась до мальтийской звезды, висевшей у нее на шее, потом снова застыла и прислушалась.
– Перехитрить Ланселота де Гини? – удивилась Софи. Она, похоже, думала, что ее хозяйка сошла с ума от свалившейся на нее трагедии, и ей придется принять всю ответственность на себя. – Он уже убил графа. Лорд Робер мертв – рыцарь Гини добился своего. Говорят, что с юга прискакал Северин Бригант, чтобы его поддержать. После того, что они сделали, вы не можете ждать от них пощады. Мы должны исчезнуть. Это наш единственный шанс. Мы должны убежать от них.
Перед внутренним взорам Аликс снова промелькнули всадники, которых она видела из окна своей спальни. Они галопом скакали к замку Мерсье. Она снова увидела их мрачное знамя, которое показалось ей знакомым.
Северин Бригант. Где она слышала это имя?
– Мы должны подумать о Гини, – сказала Аликс. – Именно его нам надо перехитрить.
– Но как?
В это время ребенок снова захныкал.
– А что, если попросить помощи у твоей матери? – спросила Аликс.
– Вы правы, моя мать может нам помочь. Один из людей герцога изнасиловал ее, когда она была еще юной девушкой. Она не любит Бургундскую династию и меньше всего Гини, который всегда возглавлял отряд телохранителей герцога. Она живет на краю деревни и имеет на все собственное мнение. Деревенские сторонятся ее, но она смелая и ничего не боится. В этих местах ее считают колдуньей.
Аликс начала завертывать Иврена в свое меховое одеяло:
– Тогда возьми ребенка и спрячь его у матери, хотя бы на время. Скажи ей, что графиня де Мерсье просит оказать ей услугу и непременно ее отблагодарит.
– Моя мать не возьмет у вас денег, потому что сочтет своим долгом вам помочь. Она принимала Иврена при родах. Она ни за что не захочет увидеть его мертвым.
– Конечно, нет, – сдержанно ответила Аликс. – Это говорит мой страх – страх, который сковал мой язык, и я не поблагодарила тебя за то, что ты, рискуя жизнью, меня спасла.
Покраснев, Софи присела в реверансе, прежде чем взять ребенка из рук Аликс.
– Нам надо спешить, миледи, – поторопила она. – Скоро наступит рассвет, и мы должны поскорее исчезнуть.
– Я остаюсь, – решительно ответила Аликс. – Иди прямо в дом матери и спрячь там ребенка, а затем появись в деревне. Думаю, что изнасилование женщин там уже закончилось, так как Гини считает себя полновластным хозяином замка Робера. Сейчас ему нужен мир, чтобы произвести впечатление на герцога. Тебе ничего не грозит, но ребенка спрячь. Держи его подальше от этого сумасшедшего.
– Но, миледи…
– Слушай меня! – приказала Аликс. Ее голос был тверд, это был голос хозяйки огромной крепости Мерсье. – Пройди через потайную дверь и спрячь ребенка у своей матери. Не оглядывайся назад. Мне надо многое здесь сделать. Встретимся позже.
Софи схватила Иврена и исчезла в темноте.
Аликс не позволила себе подойти к окну и убедиться в том, что с ее служанкой и ребенком ничего не случилось. Ее обязанность помочь им, вот и все.
– Я пойду к Ланселоту де Гини, – сказала она себе. – Я отвлеку его. Возможно, он уже понял, что я жива, и начал охотиться за мной. А возможно, и нет. Но когда я предстану перед ним, я должна полностью завладеть его мыслями, чтобы он не вспомнил о ребенке. Кроме того, я должна сделать так, чтобы он забыл о малыше или подумал, что он мертв.
Выждав, чтобы быть уверенной, что Софи с малышом отошли на безопасное расстояние, она вышла в коридор. Она осторожно ступала по каменным плитам пола, пока не дошла до спальни, где спал ее муж со своей любовницей Соланж. Тяжелая деревянная дверь была приоткрыта. Пятна крови глубоко впитались в полированные двери. Поколебавшись, Аликс толкнула ее.
Смерть наступила быстро, не пощадив влюбленных. Робер упал у подножия кровати, Соланж лежала на ней. У графа де Мерсье не было возможности схватить меч, но в мертвой руке он сжимал кинжал с рукоятью, инкрустированной драгоценными камнями. Нагнувшись, Аликс вытащила его из холодной руки мужа – ее рука была так же холодна. Она подняла с пола его мантию. Накинув ее на себя, она не перестала дрожать от холода. Снова нагнувшись, она закрыла мужу глаза и прошептала на ухо:
– Я не могла поверить, что это правда, думала, что здесь какая-то ошибка и я найду тебя живым. Теперь мне надо добиться, чтобы тебя похоронили с почестями, но для этого мне нужна помощь.


– Вы слишком смелая женщина, миледи, чтобы предстать передо мной живой и невредимой и просить о великодушии. Вам наверняка известно, что мне хотелось бы видеть вас мертвой…
– Но, как вы видите, я пока жива.
– И это маленькое отродье с вами?
– А вот он действительно мертв, – ответила Аликс, стараясь придать своему голосу надменность благородной дамы. – Я сделала это сама и приказала моей служанке бросить его тело в реку. Я не хочу, чтобы его причисляли к роду Мерсье, и не желаю, чтобы его похоронили на нашей земле.
Глаза Гини сузились, хотя ненависть леди де Мерсье к любимому чаду ее мужа была всем хорошо известна, и никто не мог винить ее за это. Если не слушать, болтовни трубадуров, Мерсье был известен как человек слабый и безвольный.
– Но вы не хотите поступить так же с вашим мужем? – улыбнулся Ланселот де Гини, слегка пожав плечами. – Вы дама благородного происхождения и должны знать, что ни один изменник не может быть похоронен на священной земле. С Робером де Мерсье поступят так, как требует обычай; его тело будет четвертовано, и каждая часть будет выставлена напоказ с четырех сторон крепостной стены его замка в назидание тем, кто считает себя слишком могущественным, чтобы противостоять своему законному лорду.
– Мой муж не был изменником, – гордо ответила Аликс. – Он всегда был предан своему лорду.
– Тогда чем вы можете объяснить его измену? – спросил Гини, глядя на нее с интересом.
Аликс отдавала себе отчет в том, что незнакомые люди, окружавшие ее и человека, перед которым она стояла, могут убить ее с такой же легкостью, с какой они убили ее мужа.
После сражения де Гини, по всей вероятности, немного изменился, почувствовал себя более уверенным, особенно когда занял трон графа де Мерсье. Сейчас он сидел на этом троне, но был одет гораздо более пышно, чем это приличествовало настоящему графу.
Камзол Гини был сшит из изысканной темно-красной парчи с вплетенными в нее серебряными и золотыми нитями, а его мантия была расшита серебряными лунами и яркими солнцами. Его темноволосую голову украшал берет алого цвета. Сабля с золотой рукоятью была вложена в серебряные ножны и закреплена на поясе шелковой лентой. Посмотрев на него, Аликс решила, что имеет дело с человеком, который предусмотрел все детали по захвату замка и его удержанию. Он вел себя нагло и непредсказуемо, и Аликс испытывала страх, стоя перед ним. Ее руки были ледяными, колени дрожали.
– Тогда чем вы объясните все это? – повторил Гини, на лице которого был написан явный интерес. – Он открыто хвастался, что в случае войны между Англией и Францией примет сторону Франции, хотя его законным лордом является герцог Бургундский.
– Здесь нет никакого противоречия, – спокойно ответила Аликс. – Карл Французский считается законным королем этих земель. Король Англии Генрих Плантагенет просто выскочка. Даже брат герцога, Филипп Бургундский, присягнул законному королю.
– Я брат герцога! – нахмурился Гини. В голосе его звучала угроза.
Смех в зале сменился мертвой тишиной. Казалось, даже собаки почуяли угрозу и навострили уши.
– Я не хотела вас обидеть, – вздохнула герцогиня де Мерсье. На этот раз она сопроводила свои слова глубоким реверансом. – Я только сказала о младшем брате герцога, так как именно он его наследник. Всем известно, что вы старший брат герцога и что он очень дорожит вашим мнением.
Гини удовлетворенно кивнул, и Аликс продолжила:
– Мой муж не предавал герцога. Он всегда выполнял свой долг перед законным лордом. Но в этом вопросе он расходится – расходился – с герцогом Жаном. Он считал Генриха Английского слабым королем, не имевшим достаточно сил, чтобы объединить два независимых королевства. Народ Франции не допустил бы этого. Мой муж всего лишь хотел избежать гражданской войны.
– И в его действиях не было и намека на собственный интерес… – прервал ее Гини.
Аликс, зная, что последует дальше, молча кивнула.
– …и вовсе не потому, что милорд герцог не позволил изменнику Мерсье жениться на этой проститутке Соланж?
– Как он мог налей жениться? – пожала плечами Аликс, повышая голос, чтобы ее было слышно в взрыве хохота окружавших Гини мужчин. – Милорд Мерсье был женат на мне.
– Браки между лицами благородного происхождения легко расторгаются по приказу папы. Это благо – или проклятие – вашего класса. Все помнят, как могущественная Алиенора Аквитанская отделалась от короля Франций Людовика Седьмого, увлекшись молодым Генрихом Анжуйским. Тем самым Генрихом, который стал первым из Плантагенетов королем Англии, предъявившим семейные права как на Париж, так и на Вестминстер. Какой несчастливый поворот истории! Он привел к тому, что наши две стороны до сих пор с подозрением относятся друг к другу.
Аликс не заботило соперничество между Францией и Англией, особенно сейчас, когда Робер был мертв, а его замок захвачен. У нее не было желания вдаваться в причины, что привело к такому печальному повороту событий. Она открыла было рот, чтобы сказать об этом, но ее внимание было отвлечено каким-то едва заметным движением.
Ей показалось, что земля замедлила свое движение. Нельзя сказать, чтобы ее вращение совсем остановилось, но она двигалась так медленно, что каждый предмет словно выкристаллизовался и стал отчетливо виден. Легкий поворот головы, взгляд поверх рыцаря де Гини, и она поймала взгляд человека, стоявшего позади него. Она заметила золото его волос, но больше всего ее поразили глаза незнакомца. «Какие они темные, – подумала она, – и глубокие». Она лишь мельком взглянула на него и снова сосредоточила внимание на Ланселоте де Гини.
Но даже короткого взгляда было достаточно, чтобы пробудить его воспоминания.
Северин Д’Арнонкур, который называл себя рыцарем Бригантом, впервые увидел ее в Париже, при дворе короля Карла, о котором они сейчас говорили. Он был там, чтобы, как обычно, просить милости для своего отца. А она остановилась в Лувре во время своего триумфального путешествия по Франции, чтобы предстать перед королем в качестве жены могущественного человека и просить его благословения на рождение будущих наследников графа де Мерсье.
В тот раз каждый из них достиг своей цели, но сколько воды утекло с тех пор и сколько разочарований их постигло! Сейчас ему было достаточно взглянуть на нее, чтобы понять, как разрушительно подействовало на нее время. Но какой хорошенькой она была, когда он впервые ее увидел!
Графиня де Мерсье запомнилась ему своей свежестью. В распутный двор королевы Изабо, женщины, которую даже ее друзья называли не иначе как «эта немецкая проститутка», вместе с ней вошла весна. Происхождение рыцаря Бриганта не позволяло ему употреблять это выражение, чего он никогда и не делал. Юная леди Аликс была полной ее противоположностью. У нее были длинные золотистые кудри и необычные бирюзовые глаза. Перед его мысленным взором проплыло воспоминание, как она присела в глубоком реверансе под пристальным взглядом бедного, сумасшедшего короля Франции. Он вспомнил, как она держала в руке букет фиалок, как она смеялась и ослепительно-белое платье, которое было на ней, струилось по ее ногам.
И сейчас она была одета в белое – Северин заметил под мужской накидкой белую ночную рубашку, – но этот белый цвет уже не был цветом девственности. Подол рубашки потемнел от крови, кровь запеклась и на ее ногах. Сейчас графиня де Мерсье стояла перед убийцей своего мужа. От ее звонкого смеха ничего не осталось.
И однако…
И однако, было что-то удивительно светлое в этой храброй женщине. Северин и теперь не спускал с нее глаз, как не спускал их и тогда.
Множество военных знамен, захваченных в боях воинами многих поколений Мерсье, свисало с потолочных балок большого зала. Они трепетали на едва ощутимом сквозняке. Аликс почувствовала их зов. Она не должна допустить осквернения этих стен. Робер мертв, но она все еще носит имя Мерсье, и ее долг сохранить эти знамена.
– Я знаю, что вы собирались убить меня вместе с моим мужем, – проговорила она. – Но мы не спали в одной постели. Между нами не было любви; он любил другую, о чем вы, несомненно, знаете.
Среди мужчин, хорошо осведомленных об этом факте, раздался громкий взрыв смеха, но у Аликс не было времени ждать, пока он закончится. Если она позволит Гини слишком долго задержаться на мысли о Соланж, он может вспомнить об их ребенке: Он может захотеть увидеть его тело и приказать поискать его в реке. Он может спросить, кто из его людей видел убитого мальчика. Аликс не могла допустить этого и решительно продолжила:
– Поэтому вы должны понять, что не просто долг жены привел меня сюда. – Она сопроводила свои слова глубоким реверансом. – Скорее это мой долг как дочери Франции и подданной герцога Бургундского заставляет просить вас отдать мне тело моего мужа, чтобы он был предан земле по христианскому обычаю.
И снова в зале наступила гробовая тишина. Все взоры обратились на рыцаря де Гини.
– Вы, миледи Аликс, дочь одного рыцаря и жена другого. Вы хорошо знаете, как поступают в таких случаях. Робер де Мерсье изменил своему законному лорду. Поэтому его имущество конфисковано, а с телом, графа поступят так, как требуют обычай и закон. Я повторяю: он будет четвертован и, каждая часть его тела будет развешана на четырех сторонах крепостной стены.
В зале раздался взрыв аплодисментов и громкие звуки ударов рукоятками мечей по стенам и деревянным балкам. Четвертование было обычным наказанием за измену, и мужчины не выражали ни сочувствия, ни неудовольствия, узнав, что подобная судьба постигнет даже такого могущественного лорда, каким был Робер де Мерсье.
Аликс знала, что бесполезно оспаривать факт измены, выдвинутый против ее мужа. Ланселот де Гини нашел бы способ ее переубедить, но, захватив замок, он одновременно становился и собственником захваченных им земель графа де Мерсье. Ему нужен был только документ от герцога, подтверждающий, что он теперь законный сенешаль этих огромных владений. Он был в этом весьма заинтересован, и Аликс понимала, что не стоит даже и пытаться взывать к его чувствам.
Она открыла рот, чтобы продолжить свою речь, но ее опередил спокойный голос.
– Возможно, достаточно кровопролития за одну ночь? – проговорил рыцарь, которого она заметила прежде. У него был сочный голос, хотя, по ее мнению, слишком низкий. Но в нем чувствовались командные потки, и Аликс замолчала, прислушиваясь к его словам. – Мерсье лежит в соседней комнате, и его судьба снова в руках герцога. Может, нам не стоит предпринимать столь поспешное решение, находясь в соседстве с мертвым телом?
Все взоры устремились на рыцаря, включая и взор Ланселота де Гини, хотя его улыбку нельзя было назвать приятной.
– Мне кажется, леди еще не знакома со своим защитником, – хмыкнул он, и его черные глаза сверкнули. – Леди Аликс, позвольте вам представить рыцаря Бриганта. Он прискакал со своим войском после захвата замка, но мне кажется, он не прочь принять участие в разделе добычи.
– У меня нет никакого интереса делить эту крепость, – последовал невозмутимый ответ. – Жан Бургундский хорошо платит мне и моим людям за службу. Герцог приказал нам охранять эту собственность, пока он сам не приедет и не распорядится ею. То, что я говорю, я говорю, исходя из собственного опыта – опыта, который вам как рыцарю должен быть хорошо известен. Эта крепость сейчас находится во владении герцога, поэтому мы должны защищать интересы нашего законного лорда. Слишком много крови может настроить людей против нас и заставит их оплакивать потерю Мерсье.
– Вы разделяете взгляды Жакерии? – спросил Ланселот де Гини, в голосе которого слышалась насмешка. – Собираетесь учить нас законам людей низкого происхождения? Судя по всему, так и есть.
– Я беспокоюсь за собственность герцога, и я связан обещанием, – все так же невозмутимо ответил Северин. – Его интересы здесь не должны вызвать крестьянского бунта. Вы знаете, какие волнения произошли всего несколько лет назад.
– Это были всего-навсего крестьяне, и их бунт был быстро подавлен.
И снова люди Гини захохотали и застучали мечами.
– Дело не в крестьянском восстании. Я только напоминаю вам, сэр Ланселот, что при Мерсье эти земли жили в мире и процветании. Граф Робер допустил ошибку и за это расплатился жизнью. Вы не можете отрицать этого факта, но наверняка священник и его паства с одобрением отнесутся к своему вновь назначенному графу, если он будет милосерден и позволит леди по-христиански похоронить своего мужа на освященной земле.
Аликс молчала, пока мужчины отстаивали свои точки зрения. Она не могла понять, почему этот незнакомый рыцарь так энергично защищает ее мужа от гнева Ланселота. Во всем зале он был единственным, кто замолвил за нее словечко. Она не знала, откуда он приехал. Она не знала, почему сэр Ланселот, который мало кого слушал, позволяет ему вмешиваться. Гини назвал его ее защитником. Возможно, он таковым и был по неизвестной ей причине.
– Боже милостивый, помоги ему, – прошептала Аликс. – Помоги мне.
Но Бог не хотел слушать Мерсье в эту дьявольскую ночь.
– Мое решение законно! И не надо мне говорить, что я должен умилостивить крестьян! – закричал брат герцога. – Я заключаю Аликс Мерсье в темницу!
От неожиданности Аликс подпрыгнула, и мантия, прикрывавшая ее, упала на пол. Она с удивлением увидела, как кровь отхлынула от лица Гини и оно стало совершенно белым. Ей показалось, что он испугался. Он не мог оторвать взгляда от ее лица, но потом она поняла, что он смотрит на ее шею, где висел амулет. Когда он снова заговорил, его голос напоминал мурлыканье кота:
– Думаю, нам стоит поговорить об этом завтра. Уже звонят колокола, и приближается рассвет. Сегодня я не предприму никаких действий по отношению к телу предателя Мерсье, разве что прикажу перенести его в подземелье. Там холодно, и оно лучше сохранится до принятия решения. Мы обсудим этот вопрос, когда наши собственные тела оправятся от усталости.
Аликс, потрясенная, склонилась в глубоком реверансе. Когда ее колени коснулись каменных плит пола, она машинально дотронулась до мальтийской звезды.
Гини бросился ее поднимать:
– Мы обязательно снова поговорим, миледи. Уверен, мы найдем справедливое решение. А пока рыцарь Бригант проводит вас в ваши покои. Пожалуйста, окажите честь моим людям и отобедайте с нами.
– Но я только сегодня овдовела! Я бы предпочла остаться у себя и молиться за упокой души моего мужа.
– Я пришлю к вам монахинь. Здесь неподалеку есть монастырь бенедиктинок. Не сомневаюсь, что они с удовольствием скрасят ваше одиночество. У них больше опыта в этих делах. Но завтра я хотел бы видеть вас у себя за столом. За обедом многое решится.
– Как пожелаете, милорд, – покорно вздохнула Аликс.
Рыцарь Бригант предложил ей свою руку. Он и его люди были одеты в черные костюмы с золотом. Аликс были хорошо известны эти цвета, так как ее отец с гордостью носил их, когда командовал «Золотой армией» – итальянской армией наемников. Она удивилась, что такой молодой человек смог дослужиться до звания генерала. Она взяла предложенную ей руку, и они последовали за двумя его рыцарями, державшими факелы. Они шли по темным коридорам замка, который она совсем недавно называла своим домом.
– Спасибо, сэр Северин, – сказала она человеку, идущему рядом. – Я ценю вашу доброту.
– К сожалению, это не повлияло на то, что случилось. Этим вы обязаны только себе или, возможно, амулету, который вы носите.
– Мальтийской звезде? Но как она может мне помочь?
Северин неожиданно остановился и внимательно посмотрел на нее.
– Вы не знаете? – удивился он. – Леди Аликс, это единственная вещь, которая может вам помочь.
– Я ничего не знаю об этом амулете. Я только знаю, что его носила моя мать, а до нее ее мать. Никто никогда не говорил мне, что он означает. – Немного поколебавшись, она спросила: – Не могли бы вы рассказать мне о нем?
Он молчал, тщательно обдумывая свой ответ.
– Я кое-что знаю об этом. Много лет назад мой отец носил такой же амулет, но, правда, очень недолго. Однако амулет успел изменить его жизнь.
– Он больше его не носит?
– Нет, – кратко ответил рыцарь Бригант.
– Пожалуйста, расскажите мне, что вы о нем знаете? – Голос Аликс звучал умоляюще. – Я ведь совсем ничего не знаю, а мне хочется узнать.
Сопровождавшие их охранники ушли далеко вперед и сейчас терпеливо их ждали. Северин снова протянул Аликс руку. Она потянулась к ней, но вдруг ее начала бить дрожь. Ее руки сжались в кулаки с такой силой, что на ладонях выступила кровь. Потом ее прошиб холодный пот. К своему ужасу, она почувствовала, как на глаза навернулись слезы. Она попыталась сдержать их, пыталась взять себя в руки, но чем больше она прилагала усилий, чтобы успокоиться, тем сильнее дрожала.
– Помогите мне, – простонала она. Но он уже крепко обхватил ее.
– Это пройдет, – произнес он. – Это всего лишь реакция тела. Мне приходилось наблюдать это и у более сильных людей – у воинов после сражения. Давайте подойдем к окну и сделаем вид, что смотрим на рассвет. Дышите глубже, а я попробую вас согреть. Это пройдет. Это всегда проходит.
Он оказался прав. В конце концов дрожь прекратилась, зубы перестали стучать, а слезы высохли. До нее стал доходить успокаивающий голос рыцаря Бриганта. Она ощутила его руку, на своей талии и его крепкое объятие.
Впервые в жизни, находясь в объятиях совершенно незнакомого мужчины, Аликс Дуччи Монтальдо де Мерсье, одна из знатнейших дам Франции, почувствовала себя в безопасности.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мальтийская звезда - Джонс Дебора



Не самый лучший роман. Я поставила 7. Идея замечательная но описание занудно иногда много политики.
Мальтийская звезда - Джонс ДебораGala
15.02.2014, 22.16





12 лет назад это был мой первый исторический ЛР. Даже сейчас вспоминая этот роман, я не могу удержаться от улыбки, в моей душе эта книга оставила самые приятные воспоминания. Книга давно утрачена, но электронную версию, я обязательно скачаю на сотовый, чтоб была всегда под рукой.
Мальтийская звезда - Джонс Дебораалена
10.05.2015, 13.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100