Читать онлайн Мальтийская звезда, автора - Джонс Дебора, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мальтийская звезда - Джонс Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.23 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мальтийская звезда - Джонс Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мальтийская звезда - Джонс Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джонс Дебора

Мальтийская звезда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Аликс проснулась как от толчка. Она не могла в подробностях вспомнить ночной кошмар, но знала, что это было ужасно. Её ногти впились в ладони. Она сразу подумала о Северине и попыталась почувствовать грозившую ему опасность. Сейчас она делала это часто, хотя не могла вспомнить, когда начала впервые. Или когда у Нее возникло это предчувствие опасности. Но то, что пугало ее, не было связано с Северином, по крайней мере, пока. То, что пугало ее, было рядом. Впервые за долгое время Она подумала об Иврене и спросила себя, не забрал ли его герцог из безопасных стен монастыря и вообще жив ли он. Аликс поежилась от холода, хотя в комнате было жарко.
Сон все еще не ушел от нее, он был так близко, что она могла заглянуть в него… Так близко, что она его еще помнила. Например, она видела, как формируются очертания кого-то или чего-то, окруженного мерцающим серебряным светом. Фигура дразнила ее издалека и медленно отступала назад.
За окном раздавался мелодичный перезвон колоколов – первый предвестник наступающего дня, – хотя за окнами было еще темно. Но ей не спалось, а желудок скручивало от тошноты. Она встала с постели и накинула легкий халат. Распахнув дверь, она вышла в коридор. Жара была невыносимой. Было рано, и все спали. Она решила немного погулять по двору. Там по крайней мере, можно подышать свежим воздухом, и к тому же там стояли прохладные мраморные статуи. Они холодные на ощупь, а ей так хотелось прижаться руками и лбом к чему-нибудь холодному. Ей не хотелось оставаться одной в пустой комнате, и она все еще не пришла в себя от страшного сна.
– Я скучаю по Северину, – сказала она себе, скользя шелковыми туфельками по холодному мраморному полу. – Но ведь он возглавляет «Золотую армию», и он сейчас в походе.
Слова ее звучали глухо и даже печально, совсем так, как они звучали в Мерсье. С тех пор как Северин привез ее в палаццо Массимо, она все реже вспоминала о Мерсье. Но плохо было то, что здесь ей было неуютно точно так же, как и там.
– Эта отвратительная тошнота, – произнесла Аликс громко. – Когда же она пройдет!
Прошло три недели с тех пор, как стало известно, что король Генрих высадился в Кале. Северин на следующее же утро ускакал в Бари набирать мужчин в армию и добывать деньги для своих воинов.
– Вместе с королем прибыли Бельден Арнонкур, – радостно сообщил Северин.
Муж Аликс сиял от возбуждения. Он обхватил жену сильными руками и поднял ее в воздух. Она была немного испугана, когда он поставил ее на пол, но ее голова кружилась не так сильно, чтобы она не заметила радости в его темных глазах. Аликс вспомнила, каким решительным он выглядел в первый день их встречи, когда в ночь смерти Робера он вышел из-за спины Ланселота.
Казалось, с того дня прошла целая жизнь. Северин сильно изменился с тех пор, и, возможно, она тоже.
– Северин! – засмеялась она, но он перебил ее:
– Дело движется к финалу. – Слова эти звучали как песня. – Бельден Арнонкур приехал, и он увидит, что я возглавляю армию, которую он создал. Я приведу его людей к победе над французами, и это будет кульминацией моей жизни.
– Северин.
– Позже, – произнес он, закрывая ей рот поцелуем.
Возможно, она ошибается. Она ведь может ошибиться?
Так думала Аликс, глядя вслед мужу, скакавшему по огромному зеленому полю, окружавшему замок Сан-Анджело. В конце концов, она никогда раньше не носила под сердцем ребёнка. Северин сейчас так близок к своей цели, а она любит его так сильно. Как она может сказать ему то, что выведет его из равновесия, когда ему надо собрать все силы, чтобы довести свою миссию до конца?
Однако папа не обещал своей поддержки Бургундии. Возможно, он тайно симпатизировал Генриху Пятому и Англии, так как мало кто осмеливался открыто отрекаться от могущественной Франции. Это означало, что Северин еще не закончил дело своей жизни, а потому отдавал ему всего себя без остатка. Он был занят с утра до ночи, и у него уже не оставалось времени ни на уроки чтения, ни на игру на кастаньетах, чтобы Аликс могла танцевать под луной. Он ложился спать после бесконечных совещаний с эмиссаром герцога, с Урбано Массимо или с Джаном Висконти. Он часто говорил о ломбардийском лорде, и Аликс в ответ улыбалась, хотя не любила и побаивалась этого человека.
Она тщательно скрывала свою тайну, дожидаясь возвращения мужа. Она даже не рассказала о ней Барбаре, хотя они стали близкими подругами.
– Вам следует поехать со мной в Остию, – проговорила Барбара, вытирая следы молока с лица младшего из своих четверых сыновей. – Никто не остается в Риме в августе. Здесь слишком жарко.
– Я обещала Северину, что дождусь его здесь, если вы не возражаете.
– Конечно, не возражаю, – улыбнулась Барбара. – Но вы с таким же успехом можете ждать его у моря, где намного прохладнее. С ним Урбано, и он знает, где найти нас, если Северину захочется с вами связаться.
Жара в Риме стояла удушающая. Аликс подошла к окну и, прежде чем ответить, посмотрела на заволакивавшую город дымку.
– Я знаю, что вы должны отвезти детей к морю и поступаете очень благородно, приглашая меня, но мне бы хотелось дождаться мужа здесь. – Аликс не добавила, что она инстинктивно чувствует, что ей надо дождаться мужа в Риме, как не добавила и то, что кто-то или что-то ждет ее здесь. Барбара не поймет таких вещей; Аликс не была уверена, что и сама их понимает. – Я останусь здесь, – повторила она. – Здесь мне будет спокойнее.
Графиня Массимо рассмеялась:
– Чего-чего, а спокойствия на море не будет, особенно когда я приеду туда со своим выводком. Однако меня беспокоит, что вы останетесь здесь одна, в компании только слуг. – Внезапно ее лицо просветлело. – Хотя всегда можно рассчитывать на лорда Висконти. Он обещал вскоре вернуться, и, возможно, он составит вам приятную компанию. Он говорит, что ему приятно с вами общаться. Да, именно так он и выразился.
– Я думаю, что лорд Висконти слишком занят своими делами, чтобы меня развлекать, – ответила Аликс слишком поспешно. – Предстоит еще многое сделать, чтобы подготовиться к войне, особенно если учесть, что ее надо финансировать. Я действительно с удовольствием останусь одна.
Барбара снова рассмеялась:
– Сказать по правде, вам было предназначено самой судьбой провести жизнь в одиночестве – сначала в Мерсье, а затем в монастыре, но ваша жизнь круто изменилась. Вполне возможно, что сейчас вы будете скучать по компании, к которой начали привыкать. Обещайте, что вы дадите мне знать, когда обнаружите, что устали от одиночества, и я обязательно пришлю кого-нибудь вас поддержать. В Риме в летние месяцы нет никаких развлечений, только скука и жара.
Этот разговор состоялся десять дней назад. В палаццо никого не было, поэтому, когда из тени вышел человек и заговорил с ней, Аликс едва сдержала крик.
– Лорд Висконти, – произнесла она, приседая в легком реверансе и плотнее закутываясь в накидку.
– Миледи Бригант. – Дневная жара не сказалась на Джане Галеаццо. Он выглядел отдохнувшим, бородка подстрижена, одежда опрятна. Он вел себя так, словно ожидал ее увидеть. Лорд Висконти не высказал обычного в таких случаях замечания относительно того, что она рано поднялась. Вместо этого он сел на ступеньку рядом с ней, словно проводить утренние часы вместе было для них обычным делом.
– Вы что-то рано встали сегодня, милорд, – удивилась Аликс.
– Леди Барбара любезно предложила мне свое гостеприимство, если я снова окажусь в Риме. Я только что приехал.
– Из Бари? – спросила Аликс, подумав о Северине. Тонкие губы Висконти растянулись в улыбке.
– Нет, миледи. Я не привез с собой весточку от вашего мужа. Я был в Милане и занимался своими делами. В Рим я приехал в сопровождении одного человека.
Услышав, что у него нет новостей от мужа, Аликс потеряла к разговору всякий интерес.
– Надеюсь, ваше пребывание в Риме будет приятным, – вежливо произнесла она, собираясь уходить.
Но Висконти не позволил ей уйти.
– Мой друг – человек, который приехал со мной из Милана, – хорошо знал вашу мать…
– Мою мать?
– И вашу бабушку. Он был – как бы поделикатнее выразиться – близким другом их обеих.
Они вдвоем поднялись со ступеньки. Серый свет пробивался сквозь узкие окна; тишину нарушил щебет одинокой птицы. Аликс смотрела на стоящего рядом с ней мужчину, и ей внезапно стало холодно под пристальным взглядом его голубых глаз.
– Вашу мать Джулиан Мадригал, – проговорил Висконти, – и вашу бабушку Элейн де Лион. Она была последней настоящей Магдаленой и, возможно, самой великой из них. Последней, кто по праву носил мальтийскую звезду.
Это был человек из ее ночного кошмара. Аликс сразу поняла это, как только дверь за ней захлопнулась и она осталась с ним наедине. Она знала это, несмотря на то, что в комнате стоял полумрак, и она едва различала фигуру мужчины, сидевшего сгорбившись в самом дальнем темном углу.
– Он друг, – засмеялся Висконти, когда она потребовала от него ответа. – Он был когда-то весьма могущественным, а сейчас мир забыл о нем. – С этими словами он неслышно вышел из комнаты.
Аликс сомневалась в этом. Она остановилась, закрыла глаза, но не почувствовала и намека на горечь, смирение или разочарование, которые должны были бы витать в этой маленькой комнатке. Вместо этого она ощутила потрескивание в воздухе черной силы.
– Они забыли обо мне, потому что считают меня мертвым, – проскрипел человек, прочитав ее мысли. Его смех, похожий на кудахтанье, повис в тишине. – Но ты, моя дорогая, можешь подойти поближе. Тебе не надо меня бояться. Мы в каком-то смысле с тобой родственники.
– Через мою мать и бабушку? Именно поэтому вы их знаете? – Аликс застыла у двери.
Снова сухое кудахтанье.
– О нет, У меня нет с ними кровного родства. Мы были просто друзьями, и ничего больше. Я состою в родстве с твоим мужем. Но мы постепенно подойдем к этому. Не хочешь присоединиться ко мне?
Его голос был глухим и скрипучим, словно воздух с трудом проходил через его горло. Он страдал одышкой, и слова давались ему с трудом. Человек указал ей на низкий стульчик, стоявший рядом с ним, и Аликс села на него. В комнату вошла служанка с графином воды, в котором плавали кусочки лимона и лепестки мяты. Она поставила его на серебряный поднос между двумя кубками чеканного серебра. Когда женщина ушла, Аликс посмотрела на незнакомца.
В этот жаркий и душный день он сидел, сгорбившись на стуле с высокой спинкой, закутавшись с головы до ног в черные одежды. Его голова была низко опущена, и Аликс не могла рассмотреть черты его лица. Она также не могла рассмотреть и его глаз, хотя была уверена, что от него ничто не ускользнет. От странного незнакомца исходил слабый запах, который Аликс не смогла распознать.
– Вы в родстве с моим мужем?
– Я вижу, ты носишь мальтийскую звезду, – проскрипел мужчина, игнорируя ее вопрос. – Ее носила твоя мать, а до неё – ее мать. Она тебе к лицу. Я чувствую ее силу. – Он помолчал и перевел дыхание. – Я действительно чувствую ее. У тебя есть все основания стать великой Магдаленой, возможно, самой могущественной из них. Даже более могущественной, чем твоя бабушка, которая плохо кончила. Или твоя мать тебе об этом не рассказывала?
– Моя мать ничего мне не рассказывала об этом амулете, – ответила Аликс. Ей внезапно захотелось поскорее убежать от этого страшного человека. Она даже привстала со стула, но голос мужчины пригвоздил ее к месту:
– Жаль. Она неправильно вела себя, стараясь тебя защитить. В этом грешном мире единственная возможность для тебя ощущать себя в безопасности, – это знать, кто ты такая, и пользоваться этим.
– А кто я такая? – тихо спросила Аликс.
– Магдалена, – ответил человек равнодушно, словно они говорили о погоде. – Воинствующая ведьма. Ты призвана отомстить за рыцарей-тамплиеров тем, кто уничтожил их орден.
– Я ничего не понимаю в колдовстве, – рассмеялась Аликс, но ей не удалось отделаться от его слов. Они окутали ее словно паутина.
– Ты знаешь больше, чем думаешь, – сказал незнакомец. – Но ты должна знать гораздо больше. Если пойдешь путем, проложенным для тебя. Если вернешь то, что было украдено.
– Сэр, вы говорите загадками. С рыцарями-тамплиерами давно покончено.
Воздух вокруг Аликс внезапно сгустился. И тут она осознала, что не знает даже имени этого человека.
– Я расскажу о себе позже, – проговорил он, снова отвечая на ее мысли. – Когда мы будем говорить о твоем муже и я скажу, о чем пришел тебя просить. Потому что я пришел добиваться благосклонности колдуньи и просить у нее помощи, о чем, по правде сказать, ее должны просить все. Я расскажу тебе все, что знаю, и тебе решать, достоин ли я награды, о которой буду просить.
Аликс кивнула, завороженная его словами.
– Ты, конечно, знаешь о рыцарях-тамплиерах и что с ними случилось?
– Орден был упразднен по приказу французского короля и папы Климентия Пятого, а сами они были сожжены на костре, – ответила Аликс, которая читала о них и хорошо знала их историю. – Но это было почти сто лет назад.
– Но знаешь ли ты, как возник этот орден? – спросил человек, сидящий перед ней.
Аликс покачала головой.
– История об этом умалчивает. – Человек плотнее, закутался в черную накидку, готовясь к долгому рассказу. Аликс, жадная до знаний, придвинулась к нему. – Но эта часть весьма существенна, и она одна объясняет, что произошло и как возник культ Магдалены.
В маленькое окошко ворвался порыв ветра, всколыхнув занавески.
– Я слышал, что ты научила рыцаря Бриганта читать, – произнес незнакомец.
Аликс кивнула.
– Многие рыцари до сих пор не умеют читать, – продолжал он, – но в старые времена их было гораздо больше. Учение было уделом монахов и небольшой горстки священнослужителей. Воины постоянно сражались и устраивали крестовые походы. В этом заключалась их миссия, а она не способствует учению. Северин поступил мудро, поняв опасность, с какой сталкивается человек, когда знаниями обладает другой, но не он. Хью Пейнз, основатель ордена тамплиеров, не понимал, какими незащищенными он оставил своих людей, когда настаивал на том, что их удел – сражаться за христианский мир, а не стремиться понять его устои.
Он выходец из маленькой деревушки, в Бургундии и фактически жил рядом с замком Мерсье. Он с энтузиазмом подхватил призыв Бернара Клервоского взять в руки крест и пойти походом на Иерусалим, чтобы освободить святые места от сарацинов. По крайней мере таковым был его первоначальный замысел. Он думал, что получил благословение святых людей, посланных Богом совершить святое дело. Однако, оказавшись в Иерусалиме, он обнаружил, что мир перевернулся вверх дном. Французы, основавшие королевство Иерусалим, оказались более коррумпированными, чем даже сами «неверные», живущие там. Они переняли восточные обычаи, без скидки на восточный образ жизни. И не только это. Крестоносцы убивали и грабили, прикрываясь именем Господа. Вся сложившаяся атмосфера вызывала тошноту у простых бургундцев, и они решили хоть что-то предпринять. Это было время зарождения огромного «клана» монахов в Европе. Тот самый Бернар, который так горячо призывал к крестовому походу, основал сотни монастырей по всему христианскому миру, которые считали себя последователями ордена цистерцианцев, проживавших в монастыре в Клерво.
– И в монастыре От-Флер, – вмешалась Аликс, вспомнив об Иврене.
– Конечно, и От-Флер.
Человек закашлялся долгим сухим кашлем. Аликс налила ему в кружку воды. Когда он протянул руку, чтобы взять ее, она заметила, что у него на руках нитяные перчатки.
– От-Флер, – повторил он, когда снова смог говорить, – самый красивый монастырь из всех. Хью Пейнз вырос рядом с ним и любил царивший там порядок и мирный уклад жизни. Он считал, что святые монахи достойны помощи. По всей вероятности, именно воспоминание об От-Флере разожгло его воображение. Оно подсказало ему идею создания ордена воинов, основанного на добродетели и повиновении, которыми были пропитаны ордены бенедиктинцев и цистерцианцев, усеявшие Европу своими монастырями.
Он назвал свой орден орденом тамплиеров и первым делом построил храм в святом городе Иерусалиме. Идея ордена воинов-монахов была быстро подхвачена, и вскоре и другие последовали его примеру. Появились рыцари-госпитальеры и рыцари-тевтонцы. Но тамплиеры с самого начала считались элитой. Сотни рыцарей, включая и юношей из благородных семей, целовали крест и шли защищать христианский мир. Рыцари-монахи одевались в белое, как это приличествовало их целомудренному статусу, и вскоре получили разрешение носить кроваво-красный крест на груди.
– Я видела их изображения на иллюстрациях в некоторых манускриптах, – опять прервала его Аликс.
– Они были хорошо известны всему христианскому миру даже тогда, когда оказалось невозможным сохранить королевство, созданное на Востоке. Когда их изгнали сарацины, нашлось много королей, пожелавших предоставить им дом на европейской земле, включая и правителей Франции, у которых были династические интересы на Востоке и которые хотели, чтобы эти интересы отстаивали тамплиеры.
– Но как им удалось оправдывать свое существование без крестовых походов и сражений?
– Они возложили на себя другую миссию. – И снова человек издал низкий болезненный звук, который служил ему смехом. – Ты, конечно, знаешь, что все люди, которые взвалили на себя крест крестового похода, получили отпущение грехов?
Аликс кивнула.
– Это особенно касалось тамплиеров. И это была не только метафизическая индульгенция. Величайшие короли Европы осыпали их и земными благами.
– От них не требовалось платить налоги? – высказала предположение Аликс.
– И что было важно – или постыдно, – когда евреям запретили ссужать деньги под проценты, тамплиеры охотно взяли на себя эту задачу. Через их руки проходили огромные суммы, получаемые от королей и знати, желавших задобрить Господа, чтобы он отпустил им грехи, так как они весело прожили свои жизни, находясь в руках дьявола.
– Таким образом они стали ростовщиками?
– К тому же богатыми и могущественными. После Иерусалима они построили один из главных храмов в Париже, как раз под носом у короля Франции. Последний из Великих магистров ордена, Жак де Моле, стал таким могущественным, что его пригласили в качестве крестного отца единственной дочери короля Филиппа Красивого.
– Это была королева Изабелла, которая вышла замуж за английского короля Эдуарда Второго и смешала французскую кровь Капетингов с английской кровью Плантагенетов, – продемонстрировала свои познания Аликс.
– Хотя ее ненавидели и боялись в обеих странах. Она была крестной дочерью Жака де Моле, орден которого, как и его самого, король Филипп и папа Климент позже обвинят в колдовстве, содомии, наведении порчи и прочих грехах. Многие сочли для себя возможным приклеить эти ярлыки и к его крестной дочери. Орден был распущен в 1307 году, а Жака де Моле и его последователей бросили в темницу и жестоко пытали. И все это было сделано ради того, чтобы король мог поправить свои финансовые дела, отыскав золото, которое, как он думал, находится в хранилищах тамплиеров.
– И это золото нашли?
– Нет. – Человек покачал головой. – Многие говорят, что его там и не было, что это были просто сплетни. Говорят, что король и папа продали свою душу дьяволу, не получив взамен ничего. Естественно, все это делалось во имя Господа. Они натравили на тамплиеров инквизицию. Беда состояла в том, что тамплиеры были неграмотны. Жаку де Моле пришлось защищать себя и свой орден от нападок ученых-философов из университетов Оксфорда, Болоньи и Парижа. К тому времени он был уже стариком, ослабевшим от пыток. Он выступал со страстными проповедями перед теми, кто пытался его уничтожить, но все было напрасно. Он был воспитан воином, и хотя стал Великим магистром, не умел ни читать, ни писать. Он говорил о себе: «Я просто рыцарь, безграмотный и бедный». Он так и не смог переубедить своих судей.
И снова горячий ветерок надул занавески.
– Но был один человек, который мог это сделать.
Аликс ждала, завороженная рассказом сидевшего перед ней человека. Она с нетерпением ждала продолжения.
– Его звали Педро Болонский, и, как это ни странно, он был единственным образованным человеком в ордене тамплиеров. Он выступил с пылкой речью в защиту своих братьев – такой пылкой, что все обвинения против них выглядели просто жалкими. Ему вполне бы удалось убедить инквизицию, но внезапно он исчез.
– Он был убит по приказу короля Франции Филиппа?
– Его сочли мертвым. – Последовал короткий смешок. – Так же, как и меня.
– Но он исчез?
– Это единственное, что ему оставалось сделать. – Подняв глаза, Аликс увидела серебряный свет, исходящий от незнакомца, точно такой же, какой она видела в своем сне. – Он был, так же как и я, итальянцем и из того же маленького городка недалеко от Болоньи. Мы воспитаны на вендетте, и он был экспертом в этом деле. Тамплиеров обвинили в пособничестве дьяволу и колдовстве. Их обвинили в поклонении духу Марии Магдалины. Он мог бы собрать оставшихся членов своего ордена и обучить их; они вместе могли бы отомстить королю и продажному папе за Жака де Моле, за его смерть на костре и за его мучения.
– Они оба умерли в один год, – вспомнила Аликс рассказы вдовствующей герцогини Бургундской, когда та гостила в Мерсье. – И династия Капетингов закончилась после того, как трое сыновей Филиппа Красивого умерли один за другим после восхождения каждого из них на престол.
– Это слишком малая цена за наши страдания. – Голос странного человека сейчас звучал сильнее и убежденнее. – За то, что они с нами сделали. Педро Болонский хорошо это знал. Он изучал древние рукописи и становился сильнее и могущественнее, а вместе с ним и его люди. Они стали обладать знаниями, к тому же у них были деньги. – Человек снова закудахтал: – У них были деньги. Дело в том, что Педро Болонский прихватил с собой сокровища тамплиеров. Несмотря на пытки, угрозы и убийства, королю Филиппу так и не удалось наложить руки на их золото. Оставшиеся в живых тамплиеры теперь имели все, чтобы снова стать сильными и восстановить свое положение в мире. У них не было только одного.
– Магдалены, – предположила Аликс.
– Да. Но они очень скоро ее нашли. Это была молодая девушка, колдунья из какой-то деревушки в Провансе. Мне сказали, что она была необыкновенной красавицей, и, глядя на тебя, я верю, что так оно и было.
– Это была моя бабушка?
– Это была бабушка твоей бабушки. Но ее история тоже замешана на крови. Она принадлежала к еретической секте, членов которой инквизиция и Симон де Монфор первыми сожгли на костре. Она была простой женщиной, но умела слушать. Она тоже страстно желала отомстить и восстановить справедливость. Она с радостью откликнулась на наше предложение. Как я уже говорил, она была простой женщиной. Бывали времена, когда она охотно продала бы свою душу за буханку черного хлеба, а мы предложили ей гораздо больше.
– Мы?
– Я тоже столкнулся с несправедливостью, которая нуждалась в отмщении. Со дня поступления в семинарию, я тоже носил мальтийскую звезду, и она хорошо мне послужила.
«Значит, он священник». Аликс придвинулась ближе.
– Зачем вы все это мне рассказываете? – прошептала она. – Что вам от меня надо?
У него уже был готов ответ. Казалось, он думал над ним очень долго, возможно, целую вечность.
– Тебя, – не задумываясь ответил он, – и твоего нерожденного ребенка.
– Для колдовства? – ужаснулась Аликс. Материнский инстинкт заставил ее прикрыть руками живот. – Или для мщения?
– Я предпочел бы называть это восстановлением справедливости. – Сейчас человек был совсем рядом с ней, и исходящий от него странный свет усилился. – К тому же ты не сможешь самостоятельно отделаться от заложенной в тебе силы. Она стала твоей неотъемлемой частью, так же как и мальтийская звезда. Ты пользуешься этой силой. Первый раз, еще не зная о ней, ты взывала к этой силе, чтобы спасти Иврена. А во второй раз ты взывала к ней вполне сознательно, направляя копье Северина Бриганта во время его поединка с Ланселотом де Гини, когда они сражались за твою руку и сердце.
– Северин победил без моего участия!
– Ты уверена в этом?
Аликс внезапно вспомнила, как ее тело наполнилось силой, когда Северин посмотрел на нее перед тем, как свалить Ланселота с коня.
– Или ты помогала ему? – Плечи незнакомца поднялись, а затем медленно опустились. Он широко развел руками. – Северин Бригант никогда бы не победил без твоей помощи. В его рану попала соль. Без твоей силы он не смог бы снова поднять копье, так как боль от раны была невыносимой. И ты воспользовалась своей силой. Ты исцелила его рану. А как только ты это сделала, и ты и твоя неродившаяся дочь стали принадлежать мне. Ты стала Магдаленой. Ты должна это чувствовать. Ты должна это знать.
– Но моя мать?
– Джулиан Мадригал никогда не использовала свою силу. У нее было такое искушение, когда твой отец ушел к другой женщине, но она не воспользовалась ею. Она позволила ему уйти. Она решила защитить тебя, ничего не рассказывая о твоем наследии. Она считала, что, если будет держать свои знания в тайне, мальтийская звезда станет просто украшением. Но этого не случилось. И никогда не случится.
К горлу Аликс подступила тошнота.
– Я не верю вам, – прошептала она. – Я не пользовалась никакой силой.
– Не имеет значения, веришь ты мне или нет. Главное то, что ты своей силой воспользовалась. Дело сделано. Теперь ты наша. Теперь ты моя.
– Кто вы такие? – гневно спросила Аликс, вскакивая со стула.
– Я кардинал Конти.
Аликс напряглась, вспоминая это имя.
– Но ведь вы умерли, – потрясение произнесла она. – Вас убил Бельден Арнонкур двадцать лет назад.
– Не Бельден, – поправил ее Конти, медленно вставая, но все еще держась в тени, – а его брат Гай. Ему казалось, что таким образом он превзойдет своего знаменитого брата. Он отправил меня на костер, а потом женился на моей родственнице Кьяре Конти.
– Матери Северина?
– Моей дочери. – Последовал хриплый смешок. – Они думают, что покончили со мной. Но, как видишь, я все еще жив.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мальтийская звезда - Джонс Дебора



Не самый лучший роман. Я поставила 7. Идея замечательная но описание занудно иногда много политики.
Мальтийская звезда - Джонс ДебораGala
15.02.2014, 22.16





12 лет назад это был мой первый исторический ЛР. Даже сейчас вспоминая этот роман, я не могу удержаться от улыбки, в моей душе эта книга оставила самые приятные воспоминания. Книга давно утрачена, но электронную версию, я обязательно скачаю на сотовый, чтоб была всегда под рукой.
Мальтийская звезда - Джонс Дебораалена
10.05.2015, 13.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100