Читать онлайн В поисках хороших парней, автора - Джонс Белинда, Раздел - Валентинов, штат Аризона в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В поисках хороших парней - Джонс Белинда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В поисках хороших парней - Джонс Белинда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В поисках хороших парней - Джонс Белинда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джонс Белинда

В поисках хороших парней

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Валентинов, штат Аризона

Аризона получила статус штата в День святого Валентина. Все, что осталось с тех времен, это груды кирпича, по форме напоминающие фундамент школы, несколько ржавых рельсов и пара бунгало, в которых никто не живет. Самое ценное в Валентинове – место его расположения. Он стоит в самом начале знаменитой магистрали 66, всего лишь в 270 километрах от Большого каньона. Пока в Валентинове, да и во всей Аризоне, мне не встретилось ни одного сердца – ни настоящего, ни бумажного, ни шоколадного.
С тех пор как мы оказались на американской земле, Нина сияла от счастья. У меня сложилось впечатление, что она решительно настроена получать удовольствие от каждой минуты отпуска. Она радовалась возможности хоть на какое-то время забыть о работе. Я же чувствовала, что на конец-то могу расслабиться. Так здорово быть рядом с кем-то, кого давно знаешь и кому доверяешь.
Ну, вот, теперь это и впрямь захватывает! Фильм «Тельма и Луиза» всю жизнь был моим самым любимым, и повторить хоть малую часть их путешествия – это уже само по себе счастье! Когда фильм вышел на экраны, я жила в Брайтоне. Пьянство Тельмы меня так вдохновило, что я купила себе первую в жизни бутылочку виски, точно такую, как она пила в одном из эпизодов, и уселась с ней на пляже. Я пила виски, смотрела на море и мечтала о том, когда же наступит черед моих приключений. Мне казалось, что нет ничего заманчивее, чем путешествовать по Америке, трахаться в придорожных отелях; смотреть, как официантки, обутые в теннисные туфли, наливают кофе; и показывать возмущенному бойфренду случайный засос, полученный от проезжего гопника. Когда я мечтала об этом, я еще не умела водить машину. А теперь посмотрите на меня – я еду по магистрали 66, у меня на коленях лежит коричневый бумажный пакет, в котором прячется самая настоящая бутылка виски, которая чуть не вылетела, когда мы пересекали глубокую расщелину. Как это здорово! Виват, Аризона!
До Большого каньона мы добрались на закате. Может, это, конечно, одно из самых посещаемых природных чудес света, но настоящая красота заключается в его размерах (360 километров от южного крыла до северного). Тут всегда можно найти крутой склон и, усевшись на него, любоваться красками неба, меняющимися от нежно-голубого до червонно-золотого. А самое главное, никто не будет дышать в спину и толкать огромными рюкзаками. Мы неспешно двигались по горам, исполненные сентиментальных чувств, оптимизма и спокойствия. А потом Нина вспомнила об истинной цели нашего визита:
– Ау-у-у! Белинда! – позвала она, устремив взгляд на истоптанную тропинку, извивающуюся среди камней. – Ты там, внизу?!
Спуск на дно каньона занимает дня два и, если судить по «Сувенирам», виднеющимся на дороге, многие совершают такое путешествие на муле. Мы решили прогуляться не много вниз по тропе, чтобы добраться до острого откоса, популярного среди скалолазов. Но как только мы сделали несколько шагов, в воздухе взвились такие столбы пыли, что нам пришлось прильнуть к камню, чтобы остаться в живых.
– Фу, мул! – Нина поморщилась.
Она произнесла это с отвращением, выплевывая соломинку изо рта. Как только безжалостная пыль улеглась, мы поспешили вскарабкаться наверх, к безопасной пологой площадке. Одно дело, когда бросаешься с обрыва в знак протеста, и совсем другое – разбиться насмерть по глупой случайности.
– У Тельмы и Луизы таких проблем, небось, никогда не было, да? – Пока мы возвращались к машине, Нина терла глаза, в которые попал песок.
– Не было, как-то у нас получилось намного хуже, – подтвердила я.
Мы зашли в небольшой отель «Светлый ангел» поужинать. Я не совсем уверена, что бутерброд с авокадо – атрибут «дикой женщины», какой я пыталась выглядеть, но именно он-то и привлек к нам внимание мужчин – первый знак внимания, полученный от мужского пола за весь сегодняшний день. Не успела официантка поставить передо мной тарелку, как один из парней за соседним столиком, облокотившись о спинку стула, смачно произнес:
– Выглядит аппетитно!
Будучи заботливой молодой леди, я спросила:
– Хочешь немного? – и подвинула свою тарелку в его сторону.
– А это ржаной хлеб? – нахмурился он.
Я кивнула.
– Я не могу есть тмин. Меня от него тошнит! – Он отвернулся к своему бокалу с пивом.
Не самый лучший ответ на мое предложение, хотя полезно знать, что в случае неприятностей не надо будет искать оружие, достаточно просто купить в ближайшем магазине булочки с тмином.
Как только мы закончили ужин, я оставила Нину расплачиваться, а сама отправилась через все кафе в холл гостиницы, чтобы заказать нам номер. Плохие новости! Свободных номеров в гостиницах Большого каньона не было. Пока со мной чуть не случился сердечный приступ от таких новостей, Нина испытала небольшой любовный шок. Здоровый блондинистый официант Джон Митчел родом с Гавайев предложил нам остановиться у него. Его смена закончилась, он собирался домой и предложил нам присоединиться к нему и переночевать у него дома на полу. Мы уже почти согласились, когда мне позвонил здешний администратор и объявил, что нашел для нас комнату в мотеле в 16 километрах вниз по дороге. Нам было стыдно, но перспектива провести ночь на удобной кровати взяла верх.
– А вот Тельма поехала бы с ним, – упрекнула меня Нина, когда ночью мы выехали на поиск нашего отеля. – Где наше наплевательское отношение к удобствам?
– Может, мы еще просто не перестроились из-за смены часовых поясов? – предположила я. – У меня покраснели глаза и раздражение на коже – все признаки налицо.
– Может быть, – согласилась Нина. Но потом она опять начала ругать себя. – Ну, правда, мы зачем приехали? Мы же мечтали о том, чтобы веселиться, флиртовать, а когда нам все это преподнесли на тарелочке с голубой каемочкой, отказались!
– По-моему, мы заблудились.
– Заблудились – в смысле запутались в себе? Или заблудились, потому что не знаем, где мы находимся? – уточнила она.
– Заблудились, потому что уже полночь, и мы должны были оказаться в отеле 40 минут назад. Я не могу даже по карте определить, где мы находимся. Мы где-то.
Мы развернулись назад, в очередной раз проклиная себя за то, что не согласились на предложение официанта. В полном смысле этого слова!
– Подожди здесь, – сказала я Нине, выходя из машины. – Там вроде виднеется какой-то отельчик. Пойду спрошу, может у них найдется какая-нибудь комната для нас.
– Постарайся не напугать сотрудников, – предупредила Нина.
И она оказалась права, но совсем не в том смысле, который подразумевала. Я, уставшая и злая, вошла внутрь и на жала кнопку вызова администратора, и вот оно – свершилось. Настал тот самый момент «появления Годо», которого мы так ждали сегодня целый день. На самом деле наш «Годо» оказался смесью Брэда Питта и Майкла Мэдсена, с темными волосами и длинной челкой. У него был такой же сексуально-привлекательный вид, но, к счастью, без косоглазия и заросших бровей.
– Обычно я белая и пушистая, – произнесла я вместо приветствия.
– У вас английский акцент? – спросил он с характерным дрожанием в голосе.
– Угу, – промычала я.
– Здорово! Обожаю Англию! Чем могу помочь?
– Мы, вообще-то, ищем Гранд-отель, но если у вас есть свободные номера, то мы с удовольствием проведем ночь с вами. Э-э-э, здесь, – быстро поправилась я.
У них и правда был свободный номер! Ура! И пока мой новый знакомый искал для нас комнату, я выяснила, что его зовут Кен. (Ну не может же быть все так хорошо!) Ему 32, он учится на инженера гражданского строительства, а здесь подрабатывает по ночам с одиннадцати вечера до семи утра, пока не начнет ходить общественный транспорт.
– А из какого городка штата Теннесси ты приехал? – спросила я, отчаянно пытаясь продлить наше общение. (У меня появилось новое развлечение – слушать его голос.) Через двадцать минут в холл отеля вошла Нина.
– Какого черта… – она осеклась, увидев Кена. – Ой. Извините, обычно мы белые и пушистые, – пролепетала; она, пытаясь укрыться своими длинными волосами.
– Я сказала то же самое, – украдкой прошептала я, заговорщически сжав ее руку.
Она ответила мне тем же, давая понять, что полностью разделяет мое увлечение. Я продолжала флиртовать, но меня уже охватила паранойя – а вдруг мы и с ней будем биться за одних и тех же парней? Тут Кен упомянул, что у него есть брат Джейк.
– А он тоже тут живет? – Нина заманчиво улыбнулась.
– Вообще-то, да.
Если до этого момента мы чувствовали себя абсолютно разбитыми, то теперь светились от радости. Мы поболтали еще немного, уже только по делу. Пока мы заполняли формуляры гостиницы, Кен в ответ на наши шутки смеялся в тех местах, где и предполагалось. Покончив с формальностями, мы отправились в наш номер, хотя теперь были слишком возбуждены, чтобы заснуть.
– Он та-а-акой сексапильный! – по очереди мурлыкали мы, прыгая с кровати на кровать. (Удивительно, но с Ниной я не чувствовала никакой конкуренции, только общую радость.)
– А какие у него глаза! Какой голос! – Она вертелась как юла. – А еще мне очень понравилась это плетеная веревочка у него на шее.
– А тебе не кажется, что он необычный? Добрый и, могу поспорить, очень даже романтичный.
– Мне кажется, он самый красивый из всех, кого я когда-либо видела, – призналась Нина и прижата подушку к груди.
– Это точно! – согласилась я.
– А представь, если его брат такой же красивый. Мы могли бы сыграть две свадьбы в один день! Вегас всего в пяти часах езды отсюда!
– А потом вместе поехать в свадебное путешествие. Помнишь, как Тельма и Луиза стремились попасть туда, чтобы начать жизнь заново?
– Мы будем пить «Маргариту» на берегу моря, – вздохнула Нина, и мы, наконец-то угомонившись, заснули.
На следующий день мы встали необычно рано, намереваясь застать Кена, пока он не закончил работу. Мы успели как раз вовремя и смогли соблазнить его на короткую прогулку в парк. Он выглядел еще красивее в лучах утреннего солнца, проникающего сквозь ветви деревьев. (Хотя он абсолютно не осознавал своей красоты.) И я в очередной раз представляла себе, как иду рядом с ним, разговариваю и улыбаюсь – полная гармония. Так хорошо! Но потом, во время завтрака из овсяной каши с жженым сахаром, он сказал нам, что у него есть невеста. И у его брата Джейка тоже. На мгновение показалось, что единственное, что нам остается, это броситься с высокой скалы Большого каньона. Нам не удалось скрыть своего разочарования, поэтому мы быстренько попрощались и ушли. Находиться рядом с такой красотой и при этом знать, что она чужая, было не выносимо.
– Нам везет, как утопленникам! – вздыхала Нина.
– И не говори!
Случилось то, чего так боялся ковбой Фальшивый Бриллиант, – мы нашли Единственного, но слишком поздно, он уже занят. Мы решили, что лишь одна вещь может нас утешить в данной ситуации и поднять настроение в прямом смысле этого слова – вертолетная прогулка над Большим каньоном. Полет обошелся в сто долларов с человека за получасовую прогулку, но он стоил этого, особенно когда наш пилот Мартин произнес, едва мы оторвались от земли:
– Видели фильм «Тельма и Луиза»?
Потом он совершил ряд головокружительных маневров, то опускаясь вниз, то взмывая вверх, каждый раз крича нам с восторгом: «У меня есть свои приемчики, обожаю эту работу!» Мартин покорил наши сердца признанием, что он и его второй пилот, родом из Кении, смотрят «Тельму и Луизу» пару раз в месяц.
– Такой классный фильм! – улыбнулся он нам. Хоть наше настроение уже слегка поднялось, никакие уловки не помогли бы нам избежать того, что мы должны были сделать. Пришло наше время подойти к самому краю и совершить прыжок.
– Ты замечательная подруга. – Нина в последний раз посмотрела мне в глаза.
Я еле сдерживала подступающие слезы.
– И ты тоже, дорогая. Ты самая замечательная. Затем мы крепко взялись за руки и шагнули в забвение…
На самом деле, это больше походило на прыжок на месте.
– Знаешь, я бы не хотела умереть, не испытав настоя щей любви. А ты? – спросила я Нину, когда мы оказались на земле.
– Ты опять подумала о Кене? Я рассмеялась.
– Ну, будем надеяться, что здесь таких много и у нас есть шанс встретить свободных.
– Мне кажется, мы выясним это, как только попадем в Теннесси! – сказала она, когда мы вернулись к машине. – Может, там все такие, как он!
– Мечтать не вредно!
После нескольких часов поездки в машине мы остановились перекусить в кафе в Галакси. Мы взяли себе по солодовому напитку и горячему бутерброду. Должна признаться, что перспективы выглядели не очень радостно. Явно незачем возвращаться в Валентинов, поэтому надо решить, куда лучше поехать теперь. Я изучала путеводитель, а Нина отправилась к музыкальному аппарату и поставила мелодию «Вилли и Аноним» (я не шучу). У нас был выбор из следующих городов: город-призрак Овсянник, где Кларк Гейбл и Карол Ломбард провели свою брачную ночь, к востоку – городок Святой Источник (не такое уж яркое название, но зато там находился легендарный мотель, где были уникальные номера в виде вигвамов). Мои мысли прыгали от одного городка к другому. Я пыталась понять, что же нам лучше выбрать, когда вернулась Нина. Она-то и вывела меня из мучительных раздумий, потребовав подробного отчета о моем путешествии по Америке до нее.
– Я хочу услышать все о твоих любовных похождениях в Америке, – сказала Нина самым обыденным тоном, выдавливая кетчуп на тарелку.
Я потянулась за пакетиком с картошкой и начала свой рассказ.
– Ну, в Рае я познакомилась с потенциальным ковбоем по имени Кейси. Он был великолепен! С ним можно было бы переспать, но ничего не было.
– Почему? – озабоченно спросила Нина.
– Ну, больше из-за отсутствия такой возможности.
– Хорошеевск? – потребовала Нина, потянувшись за салфеткой. Наши бутерброды, были вкусные, но слишком жирные.
– Там я познакомилась с Марком, – улыбнулась я. – Между нами пробежала искра. Но… – я запнулась.
– Но, видимо, не та, которая заставляет страстно желать поцелуя? – закончила за меня предложение Нина.
– Точно! – подтвердила я. – Потом был Казанова, этого бы лучше не надо!
– Ладно, – согласилась она. – Хотя ты можешь поставить в плюс хотя бы то, что решилась на такое.
– Ты считаешь, что это не было дуростью с моей стороны – вернуться назад к Полу?
Конечно, нет! А как бы ты еще узнала, Единственный ли это или нет?
Мне нравился такой подход! Это была не дурость, а просто тщательность!
– Сношаевк был по большому счету большим обломом, – продолжала я перечислять.
– А тебе не кажется, что, в принципе, это всегда облом?
– Напоминаю, там я жила в зеркальном будуаре с темноволосым красавцем.
– С Джеймсом, что ли?
– Ага, – удрученно кивнула я, признав поражение. Нина слишком хорошо меня знала.
Я посмотрела, как она отставила пустую тарелку и придвинула к себе шоколадный торт.
– Продолжаем. Монастырск? – потребовала она.
– А, там был любимчик Кейн, – выдохнула я, перекладывая трубочку на другую тарелку. – Единственный, с кем я хотя бы поцеловалась.
– А ты пыталась с ним связаться после того, как уехала из Нового Орлеана?
– Да, но когда я позвонила через несколько дней, мне ответили, что он съехал. Нового адреса он не оставлял. Может, он уже в Нью-Йорке, а может, вернулся домой в Австралию.
– Далековато однако, – прокомментировала Нина. – Ладно, переходим к Оргазмусу.
– Кэрри там добилась больших успехов, чем я. Это добавило разочарований. Если бы у меня был шанс выбрать, где бы я хотела поселиться в Америке, я бы выбрала или Колорадо, или Калифорнию. Кстати, ты пропустила один городок.
– Да? – она задумалась на минуту, а потом догадалась: – Поцелуйменяйск?
Я кивнула, испытывая смешанные ощущения, произнося имя:
– Трой!
– Та-ак, – улыбнулась Нина. – Как я понимаю, ты считаешь его очень даже милым.
– Мне кажется, за все мое путешествие он был самым сексуально привлекательным! – призналась я.
– И при этом не был подростком-хиппи с грязными волосами? – подтрунивала Нина.
– Прямо противоположное! – заверила я. – И с ним было так хорошо болтать. После нашего долгого разговора в Колорадо я подумала, что он и впрямь мог бы оказаться Единственным. Но эти его фотографии грузовиков…
– Ну, ты же всегда говорила, что хотела бы, чтобы твоему парню нравилась его работа.
– Ну не до такой же степени! – парировала я со вздохом. – Но я не хочу полностью сбрасывать его со счетов. Как ты думаешь, не слишком ли поспешно я дала ему отставку?
– Ну, мне кажется, ты вполне можешь поговорить с ним сейчас, когда знаешь, что, возможно, у него не все дома. Теперь ты будешь осторожна и внимательна.
– Вполне может быть. Но, сдается мне, я в любом случае отложу его в сторону.
Нина пожала плечами, потом хлопнула в ладоши, сделала официальную мину и изрекла:
– Итак, обобщая сказанное, – кроме нескольких многообещающих возможностей, собственно секса не было ни разу?
– Да, – подтвердила я. – Но это отчасти из-за того случая с Полом. Мне кажется, надо быть осторожней. Я решила, что прежде, чем ложиться в постель с любым из парней, надо все взвесить и обдумать. Тогда у меня будет больше шансов не быть искалеченной морально, как это случилось с Полом.
– Знаешь что? – У Нины округлились глаза.
Я отрицательно помотала головой, со страхом думая, что она выдаст.
– Мы должны поехать в Феникс.
– Да? – Это было совсем не то, чего я ожидала. – На это есть какие-нибудь особые причины? Я понимаю, что это столица Аризоны, но, мне кажется, кроме зон отдыха с отелями, там больше ничего нет.
– Ну, ты же понимаешь, почему в Валентинове всего 10 жителей?
Я кивнула.
– В Овсяннике всего 150, а в Святом Источнике – 500.
– Ну, да. – Это факты, а с ними не поспоришь.
– А в Фениксе – 1 000 000 жителей! Теперь до меня дошло – играем в цифры.
– И еще, Кен заставил меня подумать о том, что вигвам-мотель не единственное место в Аризоне, где работают такие аппетитные мальчики. Предлагаю заезжать в каждый роскошный отель и смотреть, кто там работает, прежде чем решить, в каком именно мы остановимся. – И Нина многозначительно подмигнула.
– Ладно, – согласилась я.
Интересно, каковы наши шансы встретить такого же красивого мужчину, как Кен, но при этом свободного и желающего стать несвободным.
Поразительно, но мы встретили такого в первом же отеле «Святилище» – зоне отдыха дзэн на горе Верблюжий Горб. Он был одет в черный шелковый пиджак, а бэйджик на лацкане сообщал, что его зовут Рикки Харт. Великолепное имя! А какие у него были чудесные волосы – словно обрамляющий лицо черный янтарь! Его прическа только подчеркивала его красоту. Я решила рассмотреть его получше. Да, он и впрямь красавец! Его глаза насыщенного голубого цвета проникали прямо в душу, идеальная кожа была слегка тронута загаром, а большой чувственный рот слегка изгибался в улыбке.
– Ну что, не хуже Кена? – Нина ткнула меня в бок.
Пока он рассказывал нам про признанные (и даже отмеченные наградами) достоинства их отеля – самый большой бассейн в Аризоне, спа-салон в восточном стиле, возможность есть на открытом воздухе, так как имеются все необходимые приспособления, чтобы блюда всегда оставались горячими, и другие подобные радости, – во мне росло и крепло чувство, что здесь с нами случится что-то необыкновенное. Но при этом в поведении Рикки не было ничего, что хотя бы намекало на это. Как мы с Ниной ни старались максимально использовать наше обаяние, все то время, пока он разговаривал с нами, его глаза были устремлены в пол. Единственный вопрос, не относящийся к делу, который мы услышали от него, был: «Вам не жарко?» Он спросил об этом Нину, которая была закутана в пончо и вязанную крючком шапочку в стиле «АББА», несмотря на тридцатиградусную жару.
– В Большом каньоне было не жарко, – парировала она невозмутимо, но тут же захихикала.
– Как я уже вам сказал, – Рикки решил не обращать внимания на ее смех, – если вы останетесь у нас на две ночи, то могу предложить вам с большими скидками один из наших коттеджей площадью около 300 квадратных метров, которые находятся на склоне. Оттуда открывается чудесный вид на Райскую долину.
Это предложение купило нас с потрохами. После трав мы, перенесенной в Большом каньоне, мы явно это заслужили.
– Чем я еще могу вам помочь? – спросил Рикки, вручая ключи от коттеджа.
К нему присоединился еще один сотрудник, теперь их за стойкой было двое. Так что придется задавать приличные допросы.
– Вы не подскажите, где нам найти коренного жителя? – спросила Нина. – Кто мог бы больше нам рассказать о городе…
– Джек живет здесь уже 60 лет, мы можем познакомить вас с ним, – вступил в разговор второй сотрудник.
У нас вытянулись лица.
– Я сам представитель третьего поколения проживающих в Фениксе, – вмешался Рикки. (Слава богу!)
– Надо же! Может, мы сможем позже познакомиться с вами поближе?
– Без проблем. Я здесь до десяти вечера.
Гм, мы, конечно, больше были заинтересованы в разговорах после работы, но, по крайней мере, есть с чего начать.
Наше жилье находилось на середине крутого подъема, поэтому нам предложили сесть в багги.
type="note" l:href="#n_10">[10]
Нашим водителем оказался юный, улыбчивый и услужливый мальчик. Он повез нас мимо прямоугольных зданий, обрамленных переплетающимися деревьями, ярко-красными цветами и кое-где оставленными для украшения ландшафта большими гладкими валунами. Затем он, как галантный кавалер, первым подошел к дверям и открыл их для нас. О-го-го! Сложно себе представить более шикарное жилье. Оно начиналось с зала, обставленного дорогущей мебелью – рыжевато-коричневыми диванами с медными стойками, с настоящим камином в стене из некрашеного кирпича, сверкающим обеденным столом на шесть персон. В кухне из черного гранита мы нашли текилу и консервированную фасоль. Как и положено, самой большой комнатой была спальня. Здесь стояла огромных размеров кровать с белоснежным бельем и подушками шоколадного цвета. Ванная вызвала еще большую бурю восторга: в душе можно было сидеть, стоять и даже гулять. Пол был с подсветкой, а мыло – черного цвета.
– Как странно. Идешь в душ, чтобы стать чистой, а вместо этого становишься черной, как угольщик, – сообщила я, так как первая опробовала на себе мыло и увидела серо-черные потоки воды.
– Это все дизайнерские фишки, – откликнулась Нина. Она подняла белоснежные жалюзи на окнах спальни и обнаружила огромное патио, выложенное терракотового цвета плиткой.
– Я чувствую себя как рок-звезда! – улыбалась Нина, представляя, как она позирует для фотокамер, уютно устроившись на одном из шезлонгов.
– Странно, что номер отеля может заставить почувствовать такое восхищение!
Я набрала полные легкие пропитанного солнцем воздуха и перегнулась через балконные перила, чтобы насладиться видом. Моему взору открылись каменные глыбы и кусты, пески и редкая зелень, а на горизонте темно-коричневые горы. Хоть звучит не очень впечатляюще, но все же, когда взгляд падает на вечнозеленую пальму или небо яркого, чисто голубого цвета, мысленно будто вышиваешь волшебный оазис по небесно-голубой канве. Мое сердце не просто наполнилось благодарностью, оно было покорено.
В мгновение ока Нина переоделась в купальник и приготовилась принять участие в марафоне на самое длительное пребывание на солнце и самый красивый загар. А я все никак не могла найти себе место. Я бродила по комнате, придумывая, как бы еще раз увидеться с Рикки Хартом.
– Черт! У меня закончились все сигареты, – Нина бросила пачку на стол.
– Я схожу! – быстренько вызвалась я.
– Куда? – поинтересовалась Нина. – Мы же в самом центре пустыни!
– Ну, должны же здесь быть киоски или магазинчик, – Предположила я, умирая от желания спросить об этом у Рикки.
– Он понравился тебе, да? – Нина приподняла солнцезащитные очки и посмотрела на меня.
– А кому бы не понравился? – ответила я.
Тут до меня дошло, что Нина тоже могла захотеть познакомиться с ним поближе, и мне не следовало переходить ей дорогу. Я и так первой получила возможность флиртовать с Кеном. (Правда, толку от этого!)
– Да, паренек ничего. Но я не без ума от него, так что он весь в твоем распоряжении, – с улыбкой произнесла она.
– Если бы! – пропыхтела я. – Он же практически не смотрел на нас!
– Не знаю, – Нина состроила рожицу. – Но мне показалось, что вы друг другу понравились.
– Мне тоже так показалось! – призналась я и состроила мину «знаю, что я опять могу вляпаться неизвестно во что, и знаю, что мои чувства вызваны лишь одиночеством, но…»
– У тебя есть только один способ выяснить это, – объявила Нина и вручила мне пять долларов.
– Привет! Гм-м… Сигареты? – У меня так сильно билось сердце, что я не слышала собственного голоса.
Рикки отправил меня в спа-магазинчик. Скажу больше, он даже вручил мне бумагу для записей, хотя меня так трясло, что я побоялась протянуть руку и взять ее. Это глупо. Конечно, я всегда сходила с ума по симпатичным мордашкам, но ведь предполагалось, что это можно «перерасти». Я бегом спустилась вниз, прошла мимо притягивающего взгляд огромного бассейна и вошла в спа-магазин. Кажется недоразумением, что в магазинчике, основная задача которого – продавать кислородные маски и фитолекарства, я покупаю раковые палочки для желтых от никотина ногтей. Я взяла рекламный листок. Надо же хоть притвориться, что меня интересует мое здоровье. Душевное равновесие всего за 150 долларов – практически даром! После того как я пролетела на бешеной скорости два лестничных пролета, я так запыхалась, что мне уже было не до волнений. Я по дошла к столу администратора и как ни в чем не бывало остановилась, облокотившись о стойку. Рикки вопросительно посмотрел на меня, а я пыталась справиться со своим дыханием.
– Я решила, что стоит задать некоторые вопросы заранее, чтобы ты успел подготовиться. Итак…
Вот теперь-то мне пригодилась бумага для записей – желтого цвета листочки с клейким краем. На них я записала вопросы для него (самый лучший бар, самый романтичный ресторан, и т. д.), а потом добавила:
– Если хочешь, я могу дать тебе время, чтобы подумать над ответами.
Он первый раз за все это время улыбнулся.
– Ну, тогда увидимся позже, – неловко пробормотала я. Опять все испортила. Я уже собиралась закопаться с головой в ближайший бархан песка, когда услышала его ответ:
– Звучит заманчиво.
В пять часов вечера мы с Ниной плавали в бассейне, прилегающем к нашему корпусу, откуда открывался отличный вид на горы. Он полностью находился в нашем распоряжении, и это был просто рай. Так редко удается поплавать, не думая о том, как выглядишь в купальнике. Впервые за все путешествие я почувствовала, что действительно отдыхаю.
В 20. 00 мы спустились в ресторан на террасу. Окружающая территория мерцала золотыми бликами, за нами на низкой подставке горел огонь, а тонкие свечи на нашем столе приветствовали нас теплым сиянием. Официант вы дал нам по изысканному фонарику, чтобы мы смогли прочитать меню. Я думаю, Нине можно было бы и не давать, она сама сияла не меньше. Исполнилось ее самое заветное желание – романтический ужин на двоих. Почему-то за все долгие годы свиданий такое событие до сих пор обходило ее стороной. Многие ее знают как хохотушку, которая может напиться до полусмерти, но если бы они могли увидеть ее сейчас! Кроме ногтей с французским маникюром и безукоризненной осанки она демонстрировала всем своим видом то, чему может позавидовать любой, – природную грацию. Все это создавало атмосферу праздника, и я ей так и сказала, подняв тост:
– За ту маленькую Одри, которая живет в твоей душе!
– Ни слова о Хепберн! Я расплачусь! – Нина улыбнулась, но в глазах у нее стояли слезы.
Она замерла на секунду, чтобы еще раз обвести взглядом обстановку: изысканные блюда, вино, сервировку, даже нашего услужливого официанта, который старался не отходить далеко, на случай, если нам что-то потребуется.
– Это просто волшебно! – У нее по щеке скатилась слеза. – Мне всегда хотелось сходить на такой ужин с мужчиной, но сейчас я здесь с тобой, и ни капельки об этом не жалею!
Я считала, что умение быть гибкой по отношению к своим желаниям – самое большое умение на земле. И Нина им обладала, с чем я ее и поздравила. Я уже не говорю о том, что надо уметь быть благодарным за все те неожиданные радости, которые преподносит нам судьба. За двенадцать лет нашей дружбы мы никогда не ужинали с Ниной вдвоем при свечах. Мы и не подозревали, как это может быть чудесно!
– Какой подарок судьбы! – и я вздохнула с чувством глубокого удовлетворения.
После десерта, состоящего из карамельного торта, мы пошли в бар побаловаться коктейлями, которые возымели свое отупляющее действие. Увидев, что уже почти десять часов, мы решили пробраться в холл и уговорить Рикки пойти с нами в бар после работы. Так как стойка администратора находилась за углом, мы слишком поздно сообразили, что за ней стоит не Рикки. За столом восседала мрачного вида женщина средних лет. Под ее подозрительным взглядом мы почувствовали себя школьницами и придумали на ходу какой-то дурацкий предлог, объясняющий причину нашего визита. И тут я поняла – мы опоздали! Он уже ушел!
– Может, он еще переодевается, – предположила Нина, когда мы возвращались в бар.
– А может, он просто отлучился в туалет? – Я не теряла надежды, и, усевшись в ресторане так, чтобы нам было видно всех входящих и выходящих, мы заняли наблюдательный пост. Я расстроилась. Мне никак не удавалось заглушить это противное ноющее чувство.
– Вот он! – крикнула Нина. Точеный силуэт выдал его с головой.
Я успокоилась и в то же время почувствовала охотничий азарт. Мы дали ему несколько минут дойти до места, а за тем отправились следом за ним за угол. Он был здесь, за стойкой, рядом с хмурой тетенькой.
– О! Привет еще раз, – ляпнула я.
Она посмотрела на нас равнодушно. Рикки, казалось, чувствовал себя неловко.
– Э-э-э… – Ничего не остается, как взять быка за рога. Я представилась тетеньке, которая явно была его боссом, и объяснила, что Рикки любезно согласился нам рассказать историю Феникса.
Она удивленно подняла брови. Господи, я чувствовала себя, как малолетняя фанатка. Наверное, вокруг него все время вертятся девчонки.
– Я не могу ответить на ваши вопросы прямо сейчас, – сказал он. – Стесняюсь говорить в присутствии большого количества людей.
– Стесняешься? – хмурая тетенька фыркнула.
Потом подозвала меня поближе и спросила:
– Что вы думаете о его прическе?
– Прическе? – переспросила я, оттягивая время. Мне не хотелось настраивать ее против себя, но, с другой стороны, не хотелось и обидеть Рикки. – Но сейчас вся молодежь так ходит. – Ага, можно подумать, что я пятидесяти летняя старуха.
Дама пожала плечами и с сомнением кивнула головой. Я вздохнула, расстроившись. Мне так хотелось сказать: «Его волосы великолепны. Он сам великолепен».
– Ладно, дайте знать, как только закончите работу, – я помахала ему рукой на прощанье и отправилась в бар вы пить еще один стаканчик.
– Слушай, меня шатает, – заметила Нина, когда мы вернулись на наше место к окошку. – Даже ноги заплетаются.
К сожалению, мое нервное напряжение не позволяло мне опьянеть. Не могу поверить, что наш избранник всего лишь за углом и может появиться здесь в любую секунду. А вот и он!
– Привет! – махнул рукой Рикки, подходя к нашему столику.
Я начала тараторить, как заведенная, и порхать вокруг него, пытаясь одновременно купить ему выпить, усадить за стол, спросить, как дела, и извиниться за то, что мы поста вили его в неловкое положение, появившись в тот момент, когда там была его начальница. Прежде чем что-то ответить, Рикки начал оглядываться по сторонам; казалось, он колеблется. Кажется, я перестаралась. Сейчас он найдет какой-нибудь предлог и уйдет. Я чувствовала это.
– Вообще-то, я не могу остаться, – признался он.
– Ой! Ну, может, в другой раз? – я пыталась сказать это естественно.
– Мне просто нельзя пить в этом баре, я это имел ввиду.
– О господи, а что вы здесь натворили? – удивилась Нина.
– Ничего, – рассмеялся он в ответ. – Просто сотрудникам запрещено пить в баре и есть в местном ресторане. Это – правило компании.
А-а-а. Ну а куда же еще мы можем пойти? У нас, конечно, есть свой огромный номер с мини-баром и шейкером для коктейлей, но не могу же я вот так сразу это предложить. Это слишком откровенно и, естественно, запрещено их правилами.
– А пойдем к нам в номер, – в любом случае я это произнесла.
– Пойдем.
– Ну, я про то, что… – И тут до меня дошло, можно не придумывать предлоги для уговоров. – Великолепно! Наверное, лучше не уходить вместе?
– Да, будет лучше, если по одному.
– Ладно, тогда… – Я залпом допила свой стакан. Нина последовала моему примеру. – Тогда увидимся через несколько минут. Коттедж номер 5.
– Знаю, я же вас и заселял туда.
– Точно!
Мы в мгновение ока взлетели вверх, сдерживая бурную радость, и уже носились по номеру, проверяя, не болтаются ли какие-нибудь тряпки на спинках стульев. Затем сели ждать. Ждать и ждать… Наконец раздался стук в дверь.
– Извините, я заблудился, – была его первая фраза. Нина отправилась на балкон покурить, оставив нас вдвоем. Уходя, она бросила нам вроде ничего не значащую, но эффектную фразу:
– Ну что ж, не скучайте здесь без меня.
Усевшись на диван, мы начали безумолку болтать. Да, он явно был моложе меня, но в миллион раз привлекательнее, чем любой другой в его возрасте. А когда он признался, что лишился девственности в четырнадцать лет и его первой «девушкой» была тридцатипятилетняя женщина, мне хотелось завизжать от радости. Если уж он смог справиться с женщиной на двадцать лет старше его, то меня он точно не испугается!
– А ты знаешь, что это было абсолютно противозаконно? – не удержалась я от комментария.
– А мы тогда жили в Греции, – ответил он. – Мой отец заведовал там баром.
– Она была местной?
– Нет, из Калифорнии. Вообще, она встречалась с одним из друзей отца, но бросила его ради меня!
– Ух, ты! – воскликнула я.
– Она научила меня всему: как доставить удовольствие в первую очередь женщине, и это очень даже помогло мне в жизни, – он хитро улыбнулся.
– А ты ее любил? – спросила я, сдерживая в себе желание упасть на колени и целовать его ноги.
Без шуток, он просто был создан для любви – мальчик-игрушка.
– Нет, даже тогда я понимал разницу. Естественно, что я буду помнить ее. Она останется моей первой. Я лишь раз в жизни полюбил по-настоящему, но она бросила меня.
– Не может быть! И как давно это было? – Чудно, что я получаю всю необходимую информацию из первых уст.
– Около двух лет назад. Мы, наверное, слишком рано начали жить вместе. Каждый день, просыпаясь, я говорил ей: «Ты такая красивая, я тебя очень люблю». А когда мы расставались, она предъявила претензии, что я повторял это слишком часто, она привыкла и это уже для нее ничего не значило.
– Сука неблагодарная! – заметила Нина, которая как раз вошла на кухню и слышала разговор.
– А сейчас она где? – спросила я.
– Она замужем, – тихо ответил Рикки. – Они объявили о помолвке всего через три месяца после того, как мы расстались.
– У меня случилось то же самое с двумя моими бой-френдами, – вступила в разговор Нина. – Мы расстались, и они практически тут же женились на других.
– А из моих четверо поменяли ориентацию, – внесла я свой вклад в разговор.
– Ты что, серьезно? – Рикки хмыкнул.
– Ну, я не думаю, что в этом виновата я, – засмеялась я.
– А может, стоило бы подумать? – поддразнил он. – Кажется, четверо – это уже не случайность, а закономерность!
– Ну, вот как раз от этой привычки я и пытаюсь избавиться, – парировала я.
– Могу сказать с абсолютной уверенностью, прежде чем встретишь настоящую любовь, твое сердце должно быть разбито не меньше пяти раз! – вмешалась Нина.
– Должно быть, мое тогда уже умерло, – пробормотала я вслед Нине, удаляющейся в спальню. (Обожаю эту девушку. Никаких тебе хлопаний дверью или припадков. Она представляет тот редкий тип подруг, которые искренне рады за тебя, если ты счастлива.)
Рикки продолжал свой рассказ. Он сообщил, что его папочка женился шесть раз, но он видел только двоих из его жен, причем одна из них была его матерью. Я рассказала ему несколько эпизодов из моей жизни. Так легко говорить о своих неудачах с кем-то, кто пережил то же самое, а то и хуже, и все же рассказывает об этом с шутками и прибаутками, а не жалеет себя по этому поводу. Мне нравилось его отношение к жизни! Единственное, что раздражало меня весь вечер, так это его мобильник, который регулярно звонил. Он не отвечал на звонки, но после каждого становился все более обеспокоенным. Я испугалась, что это его подружка разыскивает его. Но не стала спрашивать. А вдруг это правда? Зачем мне это знать? Я никогда не связывалась с теми, у кого уже были постоянные подруги, и не собираюсь изменять своей привычке. Конечно, если он проявит инициативу, то это совсем другое дело!
В конце концов, звонки стали настолько частыми, что он извинился и сказал, что ему пора уходить. Черт! Однако, уже стоя в дверях, он обернулся и поинтересовался наши ми планами на завтра. Я призналась, что у нас пока нет ни каких планов. (Хотя мы собирались отправиться в ботанический сад Феникса и на выставку «Старый Запад», но нам так нравилось наше жилище, что не хотелось никуда идти.)
– А как ты смотришь на то, что я угощу вас завтра мороженым в Старом городе?
– Здорово!
– Я заберу вас часика в три?
– Великолепно!
– Ты ему нравишься! – Нина схватила меня в объятия, как только Рикки отошел на приличное расстояние и не мог нас слышать.
– Я думала, ты уже спишь давно! – засмеялась я, удивленная скачкам в пижаме в такое время.
– Я же тебе говорила, что у меня хорошее предчувствие о вас с Рикки! – веселилась Нина, пока я загоняла ее назад в спальню. – Я принесла тебе удачу!
– Он просто решил быть вежливым, – отнекивалась я, хотя внутри у меня все ликовало.
После вчерашнего разочарования с Кеном это как раз то! самый стимул, который и был мне нужен. Вчера я уже практически оказалась на краю депрессии. А теперь! Я пыталась успокоиться и заснуть, но мне никак это не удава лось. Я все время улыбалась, а ноги сами пускались в пляс прямо в кровати. Господи, не допусти, чтобы у него оказались какие-нибудь странности. Если он придет завтра со стопкой фотографий своего стола, я просто умру!
Рикки Харт, который встречал нас на следующий день, как небо от земли, отличался от того уверенного в себе и разговорчивого Рикки, который был с нами вчера. Он улыбался и был очень любезен, но его заявление о том, что он стеснительный, видимо, все же было правдой. По крайней мере, при дневном свете это выглядело так. К счастью, в Старом городе оказалось полно вещей, которые привлекали наше внимание и вызывали бурю восторга. Единственное, что выбивало из колеи, так это невыносимая жара. Даже в тени торговых залов «Старого Запада» было больше 30 градусов.
– А что там у нас с мороженым? – Я слегка подтолкнула его локтем.
Рикки заулыбался и повел нас в «Шуга боул» – кафе-мороженое в стиле давно минувших дней, с кабинками, обтянутыми розовой кожей, украшениями из хрома и огромной машиной для наполнения сахарных трубочек. Мне здесь так понравилось, что я купила себе на память кружку с названием кафе, ну, естественно, мороженое – вишневый пломбир со свежими ягодами. Во время разговора мы упомянули, что были в Валентинове всего два дня назад. Разговор, естественно, перешел на тему Дня святого Валентина, и мы спросили его, как он относится к этому празднику.
– В прошлом году я водил свою девушку на ужин в ресторан – 100 баксов с человека! – заказал билеты в четвертом ряду партера на мюзикл «Съемная квартира», и пока мы гуляли, друг по моей просьбе расставил свечи и цветы по всей нашей квартире. Я месяц откладывал деньги на то, чтобы позволить себе такой праздник, но не жалею об этом. Она сказала, что это была незабываемая ночь в ее жизни, и она будет помнить об этом всегда.
– Да ты уникален! – восхитилась я. – Никто и никогда не делал ничего подобного для меня.
– И для меня тоже, – поддержала Нина.
– Мне нравится баловать. Мне нравится видеть улыбку на лице моей подруги. Я всегда заходил в цветочный магазин по пути домой и покупал для нее букет. Всего-то три доллара за то, чтобы увидеть ее счастливую улыбку, разве это дорого? Я не понимаю, почему другие этого не делают или не понимают, как это приятно делать. Это же так просто.
Просто? Да. Многие ли это делают? Нет. Если бы только до большинства мужчин дошло, как это просто и какого потрясающего эффекта можно достичь простыми знаками внимания! Это то, что мне не нравится в современных мужчинах, – они ничем себя не утруждают, чтобы продемонстрировать свои чувства, зато обожают, если им преподносят какие-нибудь подарки или сувениры, прав да, при этом всего лишь бормочут слова благодарности. Им и в голову не приходит совершить что-либо подобное в ответ!
– А девушки чем-нибудь подобным тебя баловали? – спросила Нина, будто прочитав мои мысли.
Рикки кивнул.
– На тот же День всех влюбленных моя подруга расклеила штук тридцать открыток по всей квартире. Они были везде – в холодильнике, на телевизоре… А когда я уходил на работу, вручила мне подарочный пакет, в котором было еще восемь открыток, по одной на каждый час работы. На последней было написано: «Возвращайся скорее!»
Я с удивлением потрясла головой.
– Если бы я сделала что-либо подобное для тех парней, с которыми я встречалась, они сбежали бы от меня на другой конец света.
– А я никогда о таком даже не думала, потому что знала, что им это не понравится. Они бы просто удивлялись, какого черта я это сделала, – поддержала меня Нина.
– Ну а я до этого никогда не встречался с девушкой, которая была бы такой заботливой. Я был поражен.
Все, официально заявляю: Рикки – идеальный бой-френд! Он не только сексуален, галантен и остроумен, они не боится ответственности, романтичен и говорит «я тебя люблю», даже когда трезв! А это большая редкость, я вас уверяю! А что он думает по поводу среднестатистического жителя Аризоны мужского пола? Я просто обязана была спросить, чем, по его мнению, мужчины Аризоны отличаются от мужчин других штатов.
– Ну, они более необузданные и любят устраивать пирушки, – и он хитро улыбнулся.
– Много пьют?
– Да, но отчасти из-за того, что, кроме кафе и ресторанов, здесь больше ничего нет.
Мы спросили его, какой ресторан в городе он мог бы порекомендовать как самый сексуально привлекательный, и он посоветовал нам волшебное место под названием «Точка кипения», где подают фондю и где все столики рассчитаны только на двоих и закрыты от посторонних глаз. Я расхохоталась. В детстве я играла мамиными вилками для фондю (пока она слушала своего любимого Демиса Руссоса), но надо бы попробовать и настоящее фондю.
– А пойдем прямо сегодня, – предложила я Нине.
– Вы не сможете зайти туда без сопровождающих. Я работаю сегодня до одиннадцати, но если хотите, я попрошу пару своих знакомых составить вам компанию, – довольно хмуро произнес Рикки.
Я даже не знала, что на это ответить.
– Очень мило с твоей стороны, – было единственной фразой, что я могла выдавить. Я, вообще-то, не предполагала такого исхода событий – он знакомит нас со своими друзьями.
– Уверен, они будут просто счастливы пойти с двумя цыпочками из Англии…
Господин Харт, вы нам льстите!
– А представь, входят два таких обалденных красавца, – предположила Нина.
Она уже заняла свое излюбленное положение на нашем патио.
– Не хотелось бы тебя разочаровывать, но напомню, что в компании есть только один красавчик, и боюсь, что в нашем случае это Рикки. Так что лучше настраивать себя на самое худшее. Дай бог, чтобы у них было хорошее чувство юмора, это единственное, что спасет наш вечер.
В этот момент раздался телефонный звонок. Звонил Рикки, чтобы сообщить нам, что его друзья Ясон и Натан не хотят идти в фондю, а предлагают пойти посидеть где-нибудь в баре. Ладно, пусть будет так, но это значит, что нам надо перекусить, иначе мы быстро захмелеем. Я отправилась на поиски съестного, а заодно и одноразовых тарелок, вдруг придется ночью разыгрывать гостеприимных хозяек. За обедом Рикки упомянул, что Шотландская долина кишит холеными силиконовыми блондинками, которые охотятся за мужьями-миллионерами. И вот как раз в местном роскошном супермаркете мне встретились женщины, которым это явно удалось. Я ни разу в жизни не видела такого количества дизайнерских моделей в очереди в кассу. Такое впечатление, что я побывала в Голливуде. Клянусь, эти женщины тратят не меньше часа на маникюр. Бегая по супермаркету в поисках необходимых продуктов, я размышляла о том, как бы себя чувствовала, если бы жила, как они, – в огромном особняке, с несколькими «мерседесами» и мужем-бизнесменом, у которого своя собственная гардеробная. Это так далеко от моего образа жизни. Я даже не представляю, о чем разговаривают с такими мужьями. Об акциях? О гольфе? Боюсь, что слишком большое количество вечерних приемов и собачек в сумочках выводило бы меня из себя. И плюс ко всему у меня явно не хватает необходимых атрибутов, чтобы стать женой богача. Вывод один – придется мне самой зарабатывать свой миллион! Я ехала назад в «Святилище», приоткрыв окно и наслаждаясь теплым вечерним воздухом, который ласкал мою кожу, как шелк. Мое чувственное восприятие усилилось в несколько раз, как по мановению волшебной палочки. Интересно, получится у нас что-нибудь или нет? Синева неба была потрясающей, и мне казалось, что я плыву по небу в огромном самолете. Моя грудь гордо вздымается, глаза широко раскрыты, а мое сердце разрывается от любви ко всем и вся. Господи, но почему я не испытываю такого чувства радости и оптимизма каждый день? Поставив машину на стоянку, я почувствовала острое желание увидеть Рикки еще раз. Я так надеялась, что чувство любви, переполняющее меня, окажется заразительным и захватит и его тоже.
– Я так счастлива! – сказала я ему. Мои глаза сверкали. – Мне просто хотелось тебе это сказать.
– Спасибо, у меня такое же чувство, – ответил он.
– Ты же подъедешь к нам попозже? – Я постаралась придать голосу умоляющие нотки.
– Я не смогу уйти раньше одиннадцати, но если ты хочешь…
– Конечно же, хочу, – заявила я. И это точно соответствовало тому, что я чувствовала. (У меня нет времени на длительный флирт, завтра утром мы улетаем в Нью-Мексико, так что сегодняшняя ночь – мой единственный шанс побыть с ним.)
– Ладно, я попробую, – пообещал он.
Всю дорогу назад в наш номер я улыбалась. Обожаю это место! Мне нравится мое нынешнее состояние!
– Я воспользовалась моментом, – произнесла я прямо с порога, присоединяясь к Нине на патио.
– Ты о чем? – спросила она.
– Я в такой эйфории, что, кажется, могу взлететь.
– И я тоже! – сказала Нина и встала. В ее глазах блеснули слезы. – У меня захватывает дух от этой красоты. Пока я любовалась долиной, жизнь казалась мне такой пре красной, что я даже расплакалась.
Я повисла на ней с объятиями, радуясь, что у меня есть кто-то, с кем я могу разделить радость момента.
– Удивительно! Никогда в жизни я не была так счастлива!
Пока мы обнимались и дурачились, радуясь своему счастью, я подумала о том, что мне очень повезло с этим путешествием. За все это время у меня было несколько моментов, когда я была абсолютна счастлива. Когда мы сидели на скамейке перед магазином «Вишневая страна» в Северной Калифорнии; на балконе отеля «Солнечный дом» в Новом Орлеане; в тот вечер, когда мы готовили на костре зефир в «Зеленой перспективе» в Колорадо, да и наш вчерашний ужин в ресторане – но настоящий момент затмил все! Я тихонько вздохнула. Так чудесно отправиться на поиски благословения и получить его. И только когда мы уже приводили себя в порядок перед предстоящим вечерним походом, до меня вдруг дошло, что ни в одном из перечисленных мной кульминационных моментов не было мужчин. Некоторые парни – Кейси, Трой, Рикки и даже Пол, прежде чем я узнала его получше, пробуждали во мне желания и приводили в состояние чудесного трепетного ожидания, но все это было связано только с ожиданиями и внешним влечением, с желанием получить больше. А сего дня я почувствовала, что абсолютно счастлива, счастлива просто от того, что все это есть на свете. Что-то подобное я испытала лишь, когда целовалась с Кейном, потому что это был единственный раз, когда мой мозг отдыхал от поисков возможных вариантов развития событий. Я просто наслаждалась тем, что мое желание исполнилось.
Смешно. Говорят, любовь приходит тогда, когда перестаешь ее искать, а ко мне вернулась жажда жизни, когда я отправилась искать любовь. И я получила намного больше, чем рассчитывала. Для начала, ну кто бы мог подумать, что можно испытывать такую бурю чувств, не связанных с любовью? Я была уверена, что все эмоции достаются только влюбленным. А теперь вижу, что это неправда. Есть бесконечное количество способов наполнить сердце радостью и счастьем. Их так же много, как и красок в палитре художника. Оказалось, что я сильно недооценила, насколько может улучшиться жизнь, если позволить себе испытать что-то новое, отправиться на поиски неизведанного.
Само собой разумеется, это совсем не означало, что я буду пребывать в таком состоянии вечно. Пока мы спускались вниз к бару, чтобы там встретиться с друзьями Рикки, я очень нервничала. Что-то не помню, чтобы ходила когда-либо раньше на свидание вслепую. (Ну да, я знакомилась по Интернету, но там хотя бы были письма и фотографии, какими бы фальшивыми они ни оказывались потом. А тут?) Пока я боролась с выражением испуга на лице, Ни на начала нервно хихикать. К тому времени, как подъехали парни, она была уже практически в истерике. Это выглядело не очень любезно, учитывая, что один из них – Ясон – был очень маленького роста. Я была уверена, что он поду мает, что Нина смеется над ним.
– Не обращай внимания, – сказала я, пытаясь закрыть ее спиной. У нее от смеха потекли слезы. – Вам принести чего-нибудь выпить? – спросила я Натана – парня нормального роста, причесанного и одетого в стиле 50-х годов.
– Лучше пойдем, мы оставили нашего товарища ждать нас в машине, – объяснил он.
– А почему? С ним что-то случилось? – Нине удалось взять себя в руки настолько, что она даже смогла задать вопрос.
– Да ничего, – озадаченно отозвался Натан. – Он просто не хочет идти.
Какова бы ни была причина, я обрадовалась, что можно избежать вечера «двое на двое». Мы дружно отправились на стоянку.
– Ого, какая огромная шляпа! – удивленно произнесла Нина, указывая на третьего парня. Он стоял, облокотившись на «форд фокус».
– Это прическа «афро», – прошипела я. Интересно, сколько еще ляпов выдаст Нина за сегодняшний вечер?
Первое местечко, куда мы зашли, называлось «Счастливая семерка». Это был спортивный бар с музыкой в стиле техно. С огромными металлическими лестницами и ступеньками, специально устроенными так, чтобы у парней была возможность увидеть, что у девушки под юбкой, пока она поднимается или спускается по лесенке. (Уловив эту атмосферу сплошного съема, Нина переименовала бар в «Счастливая съемка».) Мы заняли столик на террасе и на полную использовали «счастливый час» – порция любого напитка стоила всего доллар. Казалось, наши спутники знакомы с каждым вторым посетителем бара. Они представили нас своей знакомой по имени Дженнифер, с которой, по признанию Натана, каждый из них переспал, за исключением Рикки. Нина тут же окрестила ее «Дженнифер по вызову» и каждый раз, когда та проходила мимо, начинала насвистывать песню из «Красотки». Мы достаточно быстро нашли общие темы для разговоров, а Бен («афрошляпа») вообще стал моим любимцем. Если бы Рикки не занял место в моем сердце, я бы точно подумала над этим вариантом. Но тут Бен как раз и показал свою оборотную сторону… Подвыпивший незнакомец «клюнул» на британский акцент Нины и в процессе разговора с ней подвинул свой стул поближе к нашему столику. Бен пришел в ярость и обругал парня последними словами.
– Что это за «помощь на дорогах»? – возмутилась я, в шоке от его реакции.
– Но он же нас вообще не уважает, – громыхал он. – Даже не предупредил, что хочет присесть за наш стол.
– Что?!! – взвилась я. – Ты хочешь сказать, что надо было спросить у тебя разрешение прежде, чем заговорить с Ниной?
– Ну, не совсем…
Два часа спустя мы все еще жарко спорили по этому поводу, прерываемые похлопываниями по плечу и приветствиями. Около одиннадцати вечера у Натана зазвонил телефон, но он даже не подумал ответить. Я не могла не запаниковать. А вдруг это Рикки пытается выяснить, где мы? И если это он, то почему Натан не ответил?
– Кто еще чего-нибудь хочет? – Натан поднялся, что бы пойти к стойке бара.
– А Рикки скоро подойдет? – спросила я, стараясь не выдать своего волнения.
Все трое парней сделали большие глаза.
– А что? – удивилась я, чувствуя смутную тревогу.
И тогда они начали рассказывать про него всякие гадости, и делали это не очень-то вежливо. Все это походило на подростковые сплетни и зависть, и вся эта компания все ниже опустилась в моих глазах.
– Может, пойдем еще куда-нибудь? – спросила я, прерывая поток их сплетен.
«Сладкий папочка» понравился мне намного больше. Стены здесь были расписаны граффити, а еще здесь играла живая латиноамериканская музыка. Несмотря на то, что мы были с тремя провожатыми, парни подходили нескончаемым потоком, приглашая нас танцевать. Один престарелый ухажер был таким навязчивым, что я уже подумывала, не натравить ли на него Бена. Странно, но такое поведение незнакомца его абсолютно не беспокоило.
Очевидно, он приходил в ярость, только когда дело касалось столов и стульев.
– В Англии парень никогда не подойдет к девушке, если она не одна, – сказала я ему. – Они и так вообще-то подходят крайне редко…
– В Аризоне народ дикий, – подтвердил Натан. – Привет! Как дела? – он отвернулся, приветствуя знакомого парня из Милана.
Нина с любопытством слушала, как они болтали на беглом итальянском, перекидываясь шуточками и обмениваясь прозрачными намеками, понятными только близким друзьям. Вокруг нас уже собралась целая толпа. К нам присоединились и несколько дружелюбных девиц типа «ой, как мне все здесь нравится». Они оказались забавными, и Нина неплохо проводила время, а я никак не могла расслабиться, вся в ожидании…
Наконец вошел Рикки, и я постаралась не грохнуться на пол. На нем было легкое темное шерстяное пальто поверх белой рубашки, и выглядел он просто сногсшибательно. Я обняла его на радостях, но, чтобы скрыть возбуждение, быстренько вернулась к разговору с Натаном. Рикки поколебался, чувствуя, что не совсем вписался в компанию, и отправился к стойке бара. Продолжая беседовать с остальными, я обернулась и увидела его около стойки с батареей пустых стаканов. Вероятно, он решил догнать нас. Когда он вернулся, я робко посмотрела на него.
– Кажется, они нашли друг друга, – сказал Рикки, показывая в сторону Нины и Бена, которые самозабвенно кружились в танце. – Впервые вижу его таким счастливым! – добавил Рикки, удивленно качая головой. – Он же вообще не танцует!
– Ей вообще-то понравился Натан, – сказала я.
– Ты уверена? – спросил он, внимательно рассматривая свой бокал.
– Она просто веселится, – ответила я. – Подожди, сейчас убедишься.
Где-то через час я заметила, что, поскольку на Рикки никто не обращал внимания, к нему возвращалась уверенность. А я, в свою очередь, ее теряла и не знала, о чем говорить, хотя вчера вечером мы так здорово общались. Если бы только мы могли остаться одни! Первый шанс у меня появился, когда бар закрылся, и мы решили поехать на квартиру Ясона. Несмотря на то, что сразу за его машиной была припаркована машина Рикки, все автоматически уселись к Ясону, в том же порядке, в каком ехали сюда. Я до последнего мялась около дверцы в надежде, что Рикки пригласит меня сесть к нему, но он молчал. Что происходит? Что за разделение? Я не понимаю!
Пока мы добрались до квартиры Ясона, планы поменялись, и все решили отправиться к нам, а Ясон должен был обеспечить выпивку. Все, кроме Рикки, зашли в дом, чтобы взять по бутылке. Он остался сидеть в машине в гордом одиночестве. Я подошла к его автомобилю и, облокотившись на дверцу, заняла самую соблазнительную позу, на какую только была способна, и поинтересовалась:
– С тобой все в порядке?
– Да, – ответил он, но весь его вид свидетельствовал об обратном.
Я не могла понять, хочет ли он просто побыть один или ему неинтересна моя компания, но решила использовать последний шанс и спросила:
– Можно присесть к тебе?
Он избегал смотреть мне в глаза, но при этом открыл дверь и помог мне сесть в машину. Устроившись, я постаралась придать своему голосу как можно больше сочувствия и спросила, что его так беспокоит. Он, конечно, твердый орешек, но мне удалось все-таки его расколоть, и, в конце концов, он обиженно пробурчал:
– По пути сюда вы залезли впятером в одну машину, а я остался абсолютно один!
– Но ты же никому не предложил сесть в свою! – закричала я. (Поверь мне, я бы заметила, если бы ты хотя бы намекнул!)
– Ты права, не предложил, – вынужден был он признаться.
Тишина.
– Просто у меня сложилось впечатление, что я всем мешаю.
– Ты что, с ума сошел? – я положила руку ему на колено, стараясь подбодрить его.
Он глубоко вздохнул, а потом спросил:
– Они говорили про меня гадости?
Я помолчала секунду, а потом ответила:
– Да. – Я подумала, что ему стоит знать правду, раз уж он все равно об этом догадывается.
– Боже! Терпеть этого не могу! Я знакомлю их с девушками, с которыми у них никогда в жизни не было бы шанса познакомиться, а потом оказывается, что эти девушки больше не хотят со мной общаться.
– Нуда, они старались, как могли, и со мной тоже.
Рикки внимательно посмотрел на меня.
– Но я же здесь, – улыбнулась я ему. – Предупреждаю тебя, это очень хитрый ход. Они заставляют девушку почувствовать себя идиоткой из-за того, что ты ей понравился. Это же естественно, что девушкам нравятся более симпатичные парни. Вот они и стараются. Делают все, чтобы она засомневалась и устыдилась, что попалась на удочку твоего обаяния. А так как она не хочет выделяться из толпы, то и старается потом игнорировать тебя. И сегодня произошло то же самое. А с твоей манерой уходить в себя и отстраняться они почти достигли цели.
Теперь Рикки выглядел еще более жалким. Может, надо было просто соврать, что друзья пели ему дифирамбы?
– Не расстраивайся, это прежде всего характеризует их. Что это за друзья, которые говорят про тебя гадости за глаза? Причем намеренно.
– Я знаю их уже много лет. Они отличные ребята, – встал он на их защиту. – Это единственное, из-за чего мы ссоримся.
Я даже посочувствовала его друзьям. Наверное, очень обидно, когда все девушки сразу же сходят с ума по Рикки. Он не знает, кого ему выбрать, а им всегда достаются только объедки с его стола. А еще хуже то, что он не просто красавчик, а еще и умница, и они прекрасно это понимают. Они наверняка завидуют его обаянию и шарму. Если бы только они могли понять, что выиграли бы намного больше, если бы научились этому у него, а не пытались его опорочить.
– А ты говорил с ними когда-нибудь об этом? – спросила я.
Не успел он ответить, как вся толпа хлынула обратно. Когда они увидели, что я перешла в стан врага, они изменились в лице. «Так вам и надо!» – очень хотелось крикнуть мне. Дьявольские планы не сработали. Они могут говорить все, что угодно. Я знаю, кто мне нравится, – и хочу остаться с Рикки.
– Я могу поехать в твоей машине? – спросила я, выражая ему свою солидарность.
– Не знаю, стоит ли мне вообще ехать, – ответил он со вздохом.
– Перестань! – уговаривала я.
– А ты хочешь, чтобы я поехал? – и он грустно посмотрел на меня.
Его лицо расплылось в улыбке, когда в ответ он услышал мое твердое «да!».
Пока мы ехали, а потом ставили машину на стоянку, мы почти все время были одни. Мы говорили о том, как странно иногда развивается дружба и какими разными бывают люди, когда они одни и когда среди друзей, ведь все зависит от того, какое место им отведено в компании и какую роль они играют. (Я никак не могла избавиться от чувства, что в нашем случае эта самая компания сыграет далеко не положительную роль.) Никакого флирта и никаких поцелуев не предвиделось, и тут опять зазвонил его чертов телефон. На этот раз это были его друзья. Они интересовались, куда он пропал. Меня это уже начинало раздражать. Почему бы им не оставить его в покое? Еще через двадцать минут Бен потребовал помощи. Ему надоело быть третьим лишним в компании Нины и Натана (я же предупреждала Рикки), и поэтому он решил уйти. Но так как он напился, то потребовал, чтобы Рикки доставил его домой. Не могу поверить, что он набрался наглости!
– Придется идти, – сказал мне Рикки.
– Конечно, – ответила я, выходя из машины и всем своим видом показывая, что нисколько не обижаюсь.
– Я постараюсь вернуться назад, но…
– Ничего, не беспокойся! – ответила я. – Поступай так, как считаешь нужным.
Когда я вошла в наш домик, то застала Нину в объятиях Натана в залитой светом гостиной.
– Мы женимся! – закричала Нина при виде меня и чмокнула своего избранника в щечку.
Похоже, ему это нравилось. Пока они строили свои свадебные планы, я смеялась про себя. Нина – самая неотразимая девушка, когда она напивается. Она даже привлекательнее Кэрри. Я помню только одного парня, который пытался сопротивляться ее объятиям и поцелуям, стараясь вежливо отделаться от нее. И хотя он смотрел на меня с мольбой, я убедила его, что проще согласиться. В таком состоянии у Нины энергия бьет ключом. Она неукротима, как стихийное бедствие. Сейчас Натан с трудом верит в свое счастье, но он-то не знает, что происходит с Ниной, когда она напивается до такого состояния. У него практически нет шансов переспать с ней. Я посмотрела на часы. Ну вот, в любой момент… Все, она отключилась… Ее голова лежит у него на плече, она обнимает его, как любимого плюшевого мишку, все тело ее обмякло… В отключке! Когда до Натана дошло, что ее не вернуть к жизни никакими способами, он осторожно перенес ее в спальню, положил на кровать, поцеловал в лоб и удалился. Мне надо было тоже ложиться спать, но я не могла. Для меня вечер остался каким-то незаконченным. Я свернулась калачиком на диване и включила телевизор. Сна ни в одном глазу. Раньше в такой ситуации я или рыдала бы, или бесилась от гнева, а сегодня мне было как-то все равно. Мне очень хотелось познакомиться с Рикки поближе, но, похоже, просто не судьба. Дзы-ын-нь! Телефон.
– Алло.
– Я думал, ты уже спишь…
Это Рикки!
– Нет, смотрю телевизор, – сказала я, пытаясь не выдать свою радость.
– Я хотел извиниться за свое поведение сегодня, и все эти…
– Все нормально, – оборвала его, пытаясь вложить в свой голос всю симпатию.
Я услышала, как он вздохнул.
– Ты еще хочешь, чтобы я зашел?
Мое сердце запрыгало от счастья! Ура! У меня появился шанс!
– Бен говорит, что тоже хотел бы зайти, – добавил Рикки.
Черт! Надоело!
– А как его настроение? Улучшилось? – саркастически усмехнулась я.
– Не очень, – признался Рикки.
– Ну, тогда лучше не надо. – Честное слово, я уже едва сдерживала гнев.
– А если я один зайду? – мягко спросил он. Наконец-то я собралась ответить по-взрослому.
– Послушай, у тебя был достаточно трудный вечер, и мне не хочется принуждать тебя к чему-либо. Чего ты хочешь на самом деле?
– Я хочу быть с тобой! – признался он. Наконец-то!
– Тогда приходи, – просто ответила я.
Положив трубку, я начала носиться по комнате. Сначала я пыталась слегка прибрать комнату, потом занялась прической, потом надела свитер из ангоры, затем сняла его, так как оказалось, что от него все тело чешется. Звонок в дверь прервал мою суету.
– Привет, – улыбнулся Рикки и сделал шаг навстречу.
– Привет, – откликнулась я.
Хотела бы я знать, что этот поздний визит может означать. Я все еще не знала, чего от него ожидать. Пока я готовила напитки, он зажег камин. Стало так уютно, как будто у нас с ним одно одеяло на двоих. И опять мы уселись на диван и начали болтать. Прошлой ночью мы были слишком возбуждены, и разговор вращался вокруг отношений с противоположным полом, при этом не обошлось без юмора. Произошедшие сегодня события наложили отпечаток меланхолии на наши отношения. Суета закончилась, и обстановка стала более интимной.
– Мне кажется, ты самый добрый человек, из всех, кого я знаю, – сказал он мне. При этом так застеснялся, что поспешил к мини-бару наполнить бокалы.
Я затянула какую-то бесконечную историю, а в это время он обнял меня и стал нежно водить пальцами по моей руке. Его прикосновения, такие легкие и нежные, взволновали меня настолько, что мне с трудом удавалось не упустить нить повествования. Может, в этот момент мне надо было закрыть рот и остановиться, но я так волновалась, что начала тараторить еще быстрее.
Рикки продолжал нежно ласкать меня.
Мне уже трудно было сосредоточиться, но я все говорила и говорила, при этом меня не покидало ощущение радостного полета. Наверняка это будет прекрасно… Вот только… Он поднес мою руку к своему лицу и лизнул мой палец. Мне сложно описать, какую невообразимую бурю ощущений это вызвало во мне. Клянусь, мой палец превратился во что-то жидкое, а потом принял форму его рта. Ни когда в жизни я не испытывала ничего подобного. Мы слились в поцелуе. Передо мной снова был тот сексапильный красавец Рикки, каким я увидела его впервые. Такой притягательный и такой неприступный. Прошло всего лишь 36 часов, а я уже была в его объятиях. Пока мы целовались, я почувствовала, как из нежного и чувствительного он превращается в дикого зверя. Я терпела, сколько могла, но потом вырвалась, чтобы прийти в себя.
– А ты агрессивен, – сказала я, дотрагиваясь до искусанных губ.
От идеального бойфренда, каким я себе его представляла, я такого не ожидала.
– Прости, но я не мог сдержаться, – тихо произнес он. И буквально через секунду набросился на меня снова.
Он был так возбужден и напорист, что у меня наверняка останутся синяки от всех этих акробатических этюдов и покусываний, не говоря уже о том, что по пути попадались еще и острые углы диванных ручек и выступы камина. Я понимала, что, если бы мы занялись любовью, все давным-давно бы закончилось, но я сопротивлялась по двум причинам. Во-первых, у меня не было никакого желания попасть в больницу (откуда я знаю, до какой степени исступления он дошел бы, если бы мы оказались в постели), а во-вторых, мне не хотелось этого делать только потому, что «раз уж начали – надо закончить». Не могу сказать, что Рикки мне это объявил напрямую, но промелькнуло что-то такое, что напомнило об ужасной обязанности. На самом деле я не считала себя обязанной и не собиралась делать это только из-за чувства вины. Я умирала от желания, когда мы только начали, но сейчас мне стало ясно, как божий день, что мы абсолютно не подходим друг другу в постели. Если мы продолжим в том же духе, я не получу ни какого удовольствия. Впервые я не собиралась терпеть и подчиняться только потому, что так проще. Я прислушалась к голосу своего тела. Так и есть, оно категорически против. Некоторое время спустя я украдкой взглянула на часы – было уже шесть часов утра. Эта бесплодная борьба закончилась тем, что мы оба лежали на диване, на каком-то жутком бугре, который мне ужасно мешал. Когда я поняла, что Рикки задремал, я попыталась потихоньку освободиться из его объятий и сбежать в спальню.
– Ты же не собираешься бросить меня здесь одного на полпути?
Я посмотрела на нашу огромную расстеленную белоснежную кровать, а потом на узкий неудобный диван.
– Ты идешь со мной? – спросила я Рикки. Он замялся, ведь там еще была Нина.
– Все нормально, – ободрила я его. – Здесь вдесятером можно лечь, и никто не будет друг другу мешать. Тем более что мы все равно будем просто спать.
Мы так и сделали. И мне это понравилось больше всего. Когда он лежит неподвижно – он великолепен. Мы мирно проспали так целых два часа, пока солнечный свет не разбудил Нину, что, в свою очередь, заставило встать Рикки.
– Мне пора уходить. – Он был сама скромность.
Ну вот, и настало это ужасное утро. Я всегда была уверена в том, что если бы от природы я была красавицей, то эта часть утреннего прощания получалась бы у меня на много лучше. А так я лишь испытывала огромное желание укрыться с головой, что явно не способствовало общению. Рикки спустил ноги на пол и поплелся в ванну. Скорее всего, он сейчас сожалеет о случившемся. Я была счастлива выпроводить его, как только он появился из ванной. Терпеть не могу, когда парни начинают притворяться нежными и заботливыми и уверяют, что обязательно позвонят. Пока я провожала его до входной двери, я испытала странное чувство, как будто «уже соскучилась». Он такой красивый! Вряд ли можно найти кого-то, кто выглядел бы лучше после такого непродолжительного сна. Мне и впрямь расхотелось прощаться с ним. Жаль, что он не испытывает такого же чувства по отношению ко мне. Мне вообще не надо было пытаться переспать с ним, он явно был ко мне неравнодушен до этого.
– И куда вы направляетесь отсюда? – спросил он уже в дверях.
– Нью-Мексико, – ответила я, не глядя на него.
– Надолго?
– На трое суток.
– А потом? – Он наклонил голову. Я посмела поднять на него глаза.
– В Северную Каролину.
– Беспосадочный перелет?
– Нет, мы вернемся в Феникс… Нам нужно будет совершить посадку здесь…
На его лице появилось лукавая улыбка.
– Значит, если ты решишь отложить вторую часть полета на несколько часов, то у нас есть шанс вместе поесть фондю.
– Да, есть, – я тоже улыбнулась. Ох-хо-хо! Вот я и попалась!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В поисках хороших парней - Джонс Белинда



Очень пронзительный и шикарный роман!!!!!!!!
В поисках хороших парней - Джонс БелиндаАнастасия
23.10.2011, 14.44





Ну совсем не зацепило.
В поисках хороших парней - Джонс БелиндаКристина
12.03.2014, 10.17





Спасибо!) Получила огромное удовольствие!)Замечательный роман, богатый приключениями, с хорошим переплетением юмора, а так же, легкость восприятия и передача чувств, очень порадовали!)))
В поисках хороших парней - Джонс БелиндаСветлана
12.11.2014, 21.27





Не очень понравился роман,концовка так себе(
В поисках хороших парней - Джонс БелиндаРуслана
3.06.2015, 16.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100