Читать онлайн Летим в Лас-Вегас!, автора - Джонс Белинда, Раздел - ГЛАВА 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Летим в Лас-Вегас! - Джонс Белинда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Летим в Лас-Вегас! - Джонс Белинда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Летим в Лас-Вегас! - Джонс Белинда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джонс Белинда

Летим в Лас-Вегас!

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 23

Еще только четыре часа, но с меня на сегодня хватит приключений. И пусть Иззи твердит, что есть время «перегруппировать силы», восстановить утраченную самоуверенность, прогнать депрессию, грозящую погубить такой классный денек; для меня сейчас лучшее место – кровать, лучшая поза – клубком под одеялом.
– Послушай, не думай, пожалуйста, что и я на тебя ополчилась… – начинает Иззи.
– Боже упаси!
– Но я сейчас читаю статью в «Космо» – одну из таких, которые обычно пропускаю, потому что они набиты всякой нравоучительной чушью…
– Иззи, только не надо добрых советов! – умоляю я из своего убежища.
– Да ты послушай! Тебе понравится! – Ладно, зачитывай! – Я открываю один глаз. Иззи подтаскивает кресло к изголовью и садится надо мной, словно медсестра у постели больного.
– Статья называется «КАК ЕСЛИ БЫ», – размеренно начинает она. – Вот слушай: «Очевидно, лучший способ достичь желаемой цели – вести себя так, как если бы цель была уже достигнута. Говорите об этом так, как будто бы это уже произошло. Например, вместо «Когда получу повышение, говорите: «С тех пор, как я получила повышение…»
– И все решат, что ты лгунья или чокнутая! – вставляю я.
– Ну, тут, видимо, имеется в виду говорить это самой себе, – слегка тушуется Иззи. – А мы с тобой можем говорить друг другу. Нет, правда, в этом есть смысл!
– Ладно, продолжай…
– «Если вы всей душой поверите, что желаемое уже произошло, вероятность того, что это случится на самом деле, сильно увеличится. Ведь большая часть наших неудач коренится в том, что мы не верим в собственные возможности».
– Не могу поверить, что тебя это увлекает!
– А я не могу поверить, что тебя – нет. Ты же обожаешь подобные рассуждения!
Только сейчас я замечаю, что Иззи выглядит подавленной. Странно: унывать – моя прерогатива.
– Знаешь, я поняла: нам нужна новая тактика.
– А с тобой-то что случилось?
– С Элом все кончено.
– Почему? – Я открываю другой глаз. – Вы же оторваться друг от друга не могли!
– Потому что он – пустое место. И теперь я это ясно вижу, – вздыхает Иззи. – Беда в том, что здешняя обстановка отвлекает от дела. Пора нам вспомнить об изначальной задаче: мы прилетели сюда, чтобы выйти замуж, а не флиртовать со стриптизерами и двойниками Элвиса. Мы отклонились от своего пути. Давай сделаем вот что: возьмем бумагу и напишем, каких качеств ждем от экспоненциального мужа.
– Ты-Хочешь сказать «потенциального»? – уточняю я на всякий случай.
– Один черт – отмахивается она, вскакивает на ноги и оглядывается кругом. – У тебя бумаги нет?
– Только блокноты, – отвечаю я. – Но в ящике стол а должна быть бумага отеля.
– Отлично! Тебе листок и мне листок Поехали! И принимается что-то торопливо царапать.
Я смотрю на чистый лист бумаги и так старательно морщу лоб, что случайный свидетель при взгляде на меня вспомнил бы о тектонических сдвигах. Что за наваждение? Много лет только об этом и думала – почему же теперь слова не идут на ум? Зейн… нет, с Зейном покончено. Может быть, просто описать Кристиана и добавить мускулистый живот, похожий на киви в карамели? Нет, не пойдет. Я прижимаю перо к бумаге, надеясь, что высшая сила начнет водить моей рукой. Фигушки.
– Столько дамских журналов прочла от корки до корки, – говорю я с тяжелым вздохом, – столько книг по самопомощи изучила, столько психологических тестов прошла – все без толку!
Иззи хихикает и знаком показывает, чтобы я писала.
– Не могу! – рявкаю я в конце концов и швыряю ручку. – Сможешь, – сурово отвечает Иззи. – Иного выхода нет. Как ты распознаешь своего Единственного, если не будешь знать, по каким признакам его отличить?
– Могу точно сказать, чего не хочу. Мне не нужен человек неумный, невнимательный, неверный, неопрятный – словом, такой, как почти все мои бывшие ухажеры. А чего хочу – не знаю. Не могу подобрать слов. Может быть, из-за вечного противоречия между разумом и чувствами.
– То есть? – не понимает Иззи.
– Чувства твердят одно, а разум подсказывает совсем другое. Вот смотри: хочу, чтобы мой любимый был импульсивным, страстным, непредсказуемым, настоящим сгустком энергии – но разум подсказывает, что от такого человека я скоро устану. Напротив, мне подойдет тот, кто сумеет умерить мою пылкость и легкомыслие. Спокойная, мудрая, зрелая натура. Мужчина, которому можно доверять и на которого можно полагаться. Но если я это напишу, тут же повешусь, потому что это звучит банально, предсказуемо и невыносимо скучно!
– Попробуй найти золотую середину! Я только фыркаю в ответ.
– Смотри дальше. Хочу, чтобы он роскошно выглядел, – но разум подсказывает, что рядом с писаным красавцем я буду чувствовать себя неполноценной. Хочу, чтобы к нему можно было прижаться, свернуться калачиком и так лежать целую вечность, – а разум подсказывает, что так недолго и в кому впасть. Хочу, чтобы с ним было весело, – но и самые веселые шутки в конце концов наскучат. Хочу, чтобы им можно было гордиться, чтобы, когда я войду с ним куда-нибудь, все глаза обратились на него, – но знаю, что такие люди вянут без аудитории и совсем не умеют общаться один на один. Хочу внимания – но не хочу, чтобы меня опекали. Хочу уюта – но уют несовместим со страстью. Хочу неотразимой сексуальности – но не хочу, чтобы он флиртовал с другими. Хочу легкой загадочности – но загадочность неотделима от отстраненности. Хочу, чтобы он всегда говорил то, что думает, – но не прощу, если хоть раз назовет меня дурой!
Произнося этот монолог, я в волнении расхаживаю по комнате.
– Знаешь, что однажды сказала мне мама? Что каждый из нас ищет в другом волшебное зеркало, которое превратит наши недостатки в достоинства. Получается, что всякие отношения – лишь потакание собственному эгоизму?
Иззи закатывает глаза.
– Ладно, хватит. Давай я за тебя напишу. Тебе нужен неординарный человек со слегка сдвинутой крышей, золотым сердцем и взглядом, от которого кувыркается душа. Непредсказуемый, но верный до гроба. И самое главное: он должен терпеливо выслушивать твой бред о смысле жизни и прочей ерунде, чтобы ты больше не бегала с этими глупостями ко мне! Ну как, годится?
– Годится. – Пожалуй, все верно. – А ты что написала?
– Богатый. Немолодой. И безумно влюбленный!
– И только-то?
– А я вообще проста, как пряник. И хорошо знаю, что мне требуется для счастья. Ладно, а теперь ведем себя так, словно воображаемые любовники уже зовут нас под венец!
С этими словами она вытаскивает из-под кровати лас-вегасское издание «Желтых страниц».
– Для начала подберем себе свадебные платья!
От названий бутиков и салонов рябит в глазах. Самые прикольные мы зачитываем вслух, а потом начинаем, давясь от хохота, сочинять собственные. У меня все еще сосет под ложечкой всякий раз, как вспоминается Зейн; боюсь, как бы поход за свадебными нарядами не превратился в фунт соли на открытую сердечную рану. Но Иззи убеждена, что мы поступаем конструктивно, и я не хочу сбивать ее настрой: в конце концов, первый раз на моей памяти она заинтересовалась духовными материями. Вот почему, собрав в кулак весь свой фальшивый энтузиазм, я говорю:
– Отличная мысль! Это вроде упражнения по визуализации: если мы увидим себя в подвенечных платьях, то сможем вообразить и всю сцену свадьбы.
– Вот увидишь, у нас все получится! – не менее бодро отвечает Иззи. – Мы обязательно выйдем замуж! И всех потрясем!
Если у нас и вправду что-нибудь получится, больше всех буду потрясена я сама.
– Вот он! – кричу я водителю.
Такси останавливается напротив «Королевской свадьбы». Я протягиваю таксисту бумажку в десять долларов. Он загадочно улыбается и говорит:
– Увидите Синди, скажите, что Дерек-таксист ей привет передает, ладно?
– Ладно! – обещаем мы и, выйдя из машины, изучаем витрину.
– Сколько купидонов «поместится на кончике иглы? – как бы про себя спрашивает Иззи.
Насчет иглы не знаю, но в витрине их МНОГО! Амурчики всех видов, сортов, цветов и размеров: белоснежные, розовые, золотые, скульптурные и рисованные, пухленькие и худенькие – и все вертятся вокруг роскошного одинокого платья со сверкающей лентой через плечо. На ленте написано: «Новинка месяца!», а на табличке ниже «Детали узнаете внутри».
– За такое платье и умереть не жалко! – замечает Иззи, взором знатока окидывая экстравагантное творение из органзы неизвестного модельера. – Ну что, так и будем стоять или все-таки войдем?
Иззи толкает дверь, и мне вдруг становится не по себе, словно примерка платья – чересчур рискованный шаг. Как будто я беру на себя обязательство, которое нельзя не выполнить. А что, если нас увидит кто-то из знакомых? Должно быть, я почувствую себя не лучше тайного трансвестита, застигнутого женой перед зеркалом в кружевных трусиках.
Хватит ли у меня смелости объявить всему миру: «Хочу замуж»? Дома, прогуливаясь в одиночку по Эксетер-Хай-стрит, я частенько останавливалась перед витринами свадебных салонов и с тайным удовольствием рассматривала выставленные там платья. Но то – вечером, после закрытия; а днем я проходила мимо этих магазинов крадучись, как вор, и не смела глаз поднять на вывески. О том, чтобы туда зайти, и речи не было. Мне казалось, в такие места пускают только избранных и, чтобы войти в этот рай, нужно предъявить доказательства своей принадлежности к узкому кругу счастливиц.
– Ваши документы! – рявкнет на входе гестаповского вида охранник. – Какие документы?
– Разрешение на брак, справка из церкви и отпечатки пальцев священника, проводящего церемонию!
Нет, свадебные салоны – не для меня. Колокольчик возвещает о нашем прибытии, и мне хочется бежать куда глаза глядят. Что мы здесь делаем? Просто смешно! Продавщица, разумеется, мигом нас раскусит. «Жалкие самозванки! – скажет она. – Покиньте сей храм и идите смотреть по видику «Помолвку Мюриэл» – большего вы не достойны!»
– Подождите, девочки, через минуту выйду! – доносится из-за каскада вуалей бодрый женский голос.
Мне представляется матрона почтенного возраста с подушечкой для булавок в руке и сантиметром на шее. Она посмотрит на Иззи и скажет. – «Душечка, белое сейчас не в моде». А потом посмотрит на меня и скажет: «А вы, должно быть, подружка невесты?»
Я провожу рукой по сложному переплетению искусственных волокон.
– Вот о чем всегда мечтала, – бормочу я, – платье, которое не липнет к телу даже в сорокаградусную жару.
– Привет шестидесятым! – улыбается Иззи, указывая на другое платье – богато расшитое жемчугом, с массивными подплечниками.
– Посмотри-ка вот на это, со шляпкой и кружевным зонтиком! Это уже сороковые! – Я перевожу взгляд на следующее. – И это ничего…
– Если собираешься танцевать фламенко, – морщится Иззи.
– Помнишь, как Пола Йейтс венчалась с Бобом Гелдофом в алом? – говорю я, заметив платье, расшитое красными розами. – Надин была в шоке, а я восхищалась ее смелостью, но думала, что я бы никогда на такое не отважилась.
– Ну нет, – возражает Иззи. – Выходить замуж надо в белом или в кремовом – иначе какая же это свадьба?
– Мама всегда говорит, что у белого дешевый вид. Но кремовое может выглядеть просто-напросто несвежим… – вслух раздумываю я.
– Значит, наш выбор – слоновая кость! – заключает Иззи и вдруг поднимает глаза к небу и шепчет: – Не могу поверить, что мы ведем такой разговор!
Мы проходим через секцию экслюзивных платьев. Мое внимание привлекает узкий атласный корсет с полупрозрачной юбкой-колоколом, расшитой жемчугом. В это платье я влюбляюсь с первого взгляда: при взгляде на него выплескиваются на поверхность все подспудные девичьи мечты!
– Я хочу, – шепчу я, – чтобы у него перехватило дыхание, чтобы на глаза его навернулись слезы, когда он увидит, как я иду к алтарю.
Иззи ухмыляется.
– Ну, мои мечты скромнее: я хочу, чтобы при взгляде на меня у него вста…
– Извините, что заставила вас ждать!
Мы поворачиваемся. Перед нами стоит хорошенькая блондиночка в младенчески-розовом мини-платье, на «платформах» и с совершенно невероятным силиконовым бюстом.
– Привет! Меня зовут Синдерелла, для друзей – Синди.
Новая версия сказки о Золушке – для взрослых. Ну и размер! Таких грудей я в жизни не видывала! Представляю, как пялятся на нее мужики!
– Присмотрели себе что-нибудь? – спрашивает она, словно не замечая наших потрясенных взоров, – привыкла, должно быть.
Мы сглатываем и пытаемся восстановить самообладание.
– Кто из вас выходит замуж?
– Обе! – объявляет Иззи.
– Правильно! – бодро подтверждаю я, следуя советам «Космополитена». – У нас двойная свадьба!
– Здорово! – восторгается Синди. – А парни ваши тоже дружат?
– М-м… да нет, они еще не встречались! – слышу я свой собственный голос.
– Не-а, – подхватывает Иззи. – У нас такое сумасшедшее расписание! Двойная свадьба станет для них сюрпризом!
– А когда? – интересуется Синди, наклонив голову. В ушах у нее покачиваются маленькие купидончики. Мы с Иззи переглядываемся.
– Где-то в течение ближайших двух недель.
– Так вы еще не назначили дату?
– Да нет, решили сначала проработать кое-какие детали.
Наступает короткое настороженное молчание.
– Ладно, оглядитесь и, если вам понадобится помощь, дайте мне знать.
Она удаляется, а мы смотрим ей вслед.
– Как ты думаешь, – шепчет Иззи, – задница у нее тоже силиконовая?
– Простите, что вы сказали? – оборачивается Синди.
– Я, э-э, просто хотела узнать, – я выступаю вперед, изображая серьезную покупательницу, – нет ли у вас платьев под старину?
Золушка нашего времени округляет небесно-голубые глаза.
– Вы хотите сказать, для пожилых?
Ох уж эти американцы – не понимают английского языка!
– Джейми увлекается прошлым веком, – приходит мне на помощь Иззи.
– Ах да, конечно! – От смущения Синди становится одного цвета со своим платьем. – Вот такое, например?
Она указывает на платье в имперском стиле – без рукавов, с завышенной талией и золотистой каймой по подолу, напоминающее о героинях Джейн Остин.
– Именно, – киваю я. – Четырнадцатого английского размера у вас, наверно, нет?
– Сейчас посмотрю…
Взглядом знатока она пробегает по вешалкам, время от времени оборачиваясь, чтобы заметить, что, по ее мнению, мне подойдет.
– Вот это – просто идеально к вашим волосам. Посмотрите, какой абрикосовый блеск!
– Ну, может быть… – Не люблю абрикосов.
– Хотите примерить?
У этой Синди такой зазывный голос, что любое ее предложение кажется непристойным.
– Да вы посмотрите, сколько здесь крючков и петелек! – пугаюсь я.
– Не волнуйтесь, все застегнем!
Я протягиваю руки, Синди вручает мне охапку шифона с абрикосовым блеском.
– Так, теперь вами займемся! – поворачивается она к Иззи.
– А есть у вас какие-нибудь сексуальные штучки? – интересуется та.
У Синди загораются глаза – узнает, должно быть, родственную душу.
– Предпочитаете минимализм или романтику?
– Минимализм лучше.
– Знаю одну вещь – как раз для вас! Но она в другом магазине, для шоу-герлс. «Пятый элемент» видели?
– Неужели платье из веревочек? – восторженно ахает Иззи.
Синди широко улыбается и кивает. Мне вспоминается вечный сюжет мыльных опер: встреча сестер, разлученных во младенчестве.
– Вокруг тела – несколько белых кожаных ремней, – объясняет Синди, жестами показывая на себе, как это выглядит. – Держится прочно – не свалится; но выглядит… От вас никто глаз не оторвет – будут смотреть и ждать, не покажется ли сосок!
Мне вспоминается земляничный топик и цыплячьи грудки; но Иззи идея нравится.
– Когда можно будет его примерить?
– В том магазине сейчас работает моя подруга Лейла. Если вы согласны полчасика подождать, я звякну и попрошу, чтобы она занесла платье сюда.
– Отлично! – радуется Иззи.
– Давайте обмерим вас, и я ей позвоню. – Здорово! – Иззи себя не помнит от счастья.
Синди берет пустую вешалку, с моей помощью натягивает на нее абрикосовое безумие и прибавляет:
– Если заметите что-то еще, что хотели бы примерить, повесьте сюда же. А мы сейчас вернемся. Желаю приятно провести время!
Лучше бы пожелала мне тело, для украшения которого достаточно прикрыть неприличные места!
По обе стороны от меня тянутся стойки с вешалками. Платья, платья, платья. Без рукавов, без спины, без бретелек, без вкуса. Мне бы что-нибудь по-старинному роскошное, что скроет мои недостатки, но при этом заставит будущего мужа задуматься о брачной ночи и кровати под балдахином. Одно – элегантное, атласное, с глубоким узким вырезом – очень похоже на свадебное платье моей матери. Ребенком я неизменно им восхищалась: в особенный восторг приводили меня прилагавшиеся к нему перчатки до локтей – которые, правда, на мне смотрелись как на корове седло, поскольку у меня даже в детстве руки были больше и грубее маминых. Я с нетерпением ждала дня, когда наконец вырасту, обрету грудь и смогу заполнить собой это платье. Но в подростковом возрасте игры с переодеваниями сами собой прекратились; а потом в один прекрасный день я обнаружила, что безобразно растолстела и упустила свой шанс. На Надин, разумеется, платье сидит безупречно. После возвращения Кристиана мне стало казаться, что в этом заключается некий знак судьбы.
Если в визуализации и впрямь что-то есть, неудивительно, что Надин нашла жениха раньше меня. Она к этому готовилась с детства. Я обклеивала комнату поп-звездами в натуральную величину – Надин же ни одному постеру не позволяла портить нежно-пастельные обои. Войдя к ней в комнату, вы первым делом замечали бесконечные свадебные журналы, расставленные на книжных полках, словно тома классиков. С любимых страниц Надин снимала копии и вклеивала на место лица-свою фотографию, чтобы проверить, как на ней будет смотреться то или иное платье. Если рядом с невестой стоял жецих, Надин приделывала ему лицо приятеля или своего идеала – Гэри Барлоу (надо ли продолжать?).
Как вы понимаете, в том, что Надин выйдет замуж, никто не сомневался. Это было очевидно, как то, что солнце всходит на востоке. Но полной неожиданностью явилось то, что ее грядущая свадьба затронула и меня. И не просто затронула, а перевернула всю мою жизнь.
Я заглядываю в отдел «для мужчин». Смокинги, смокинги, смокинги. Быть может, как раз сейчас с Кристиана снимают мерку. Что, если я снова займусь визуализацией – воображу, как он идет к алтарю со мной? И тут меня осенило. Может быть, с Зейном ничего не вышло, потому что на самом деле я предназначена для Кристиана? В самом деле, надо купить платье – на всякий случай.
Я возвращаюсь к тому, что с корсетом, отвожу взгляд от таблички с ценой и, поколебавшись, снимаю его с вешалки и несу к зеркалу. Прикладываю к себе, смотрю.
В самом деле, в свадебных платьях есть что-то волшебное. У меня мгновенно поднимается настроение. Правильно сделала Иззи, что притащила меня сюда! Теперь я мечтаю только об одном – чтобы новые фантазии не повторили судьбу старых. Ах, если бы кому-нибудь удалось меня убедить, что мечты сбываются – хотя бы иногда!
За спиной у меня из ниоткуда возникает Синдерелла и шепчет:
– Да, в таком платье стоит ехать на бал!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Летим в Лас-Вегас! - Джонс Белинда


Комментарии к роману "Летим в Лас-Вегас! - Джонс Белинда" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100