Читать онлайн Мечты не умрут, автора - Джойс Бренда, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мечты не умрут - Джойс Бренда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 98)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мечты не умрут - Джойс Бренда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мечты не умрут - Джойс Бренда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джойс Бренда

Мечты не умрут

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

— Я хотел бы подождать еще несколько минут, если никто не возражает, — сказал Тед Уильямс. Его манеры были исполнены достоинства, а лицо казалось суровым, что приличествовало ситуации. Блэр сидела в кабинете Рика вместе с Фейт и Джейком. Она устроилась на диване, а Фейт и Джейк предпочли два огромных стула с резными спинками, стоявших рядом, перед строгим письменным столом Рика.
Тед Уильямс, высокий лысеющий адвокат из Далласа, стоял, держа в руке кипу бумаг и готовясь зачитать завещание.
— Чего мы ждем? Кажется, все на месте, — резко сказала Фейт, нервно разглаживая на коленях черное платье на чехле. Она гораздо больше походила на нью-йоркскую даму, чем на жительницу Техаса.
Блэр знала, что Фейт неприятно ее присутствие. Она и не скрывала этого, и, как только Блэр появилась в кабинете, лицо ее исказилось. Но Уильямс попросил Блэр присутствовать во время чтения завещания, и Блэр поняла, что Рик что-то оставил ей и Линдсей. До этой минуты она и не вспоминала о завещании. Ее потрясло сообщение Мэтта о том, что Дана объявилась в родном городе. При одной мысли о Дане Блэр чувствовала, как спазм сжимает ее внутренности. Блэр не могла бы ясно выразить своих чувств. Она была изумлена, смущена, ошарашена. Она двадцать один год не видела мать. Открытки, приходившие от нее раз или два в год, в счет не шли. Когда Блэр исполнилось тринадцать, она начала их рвать не читая. Блэр привыкла считать, что ее мать для нее все равно что умерла.
— Я не помешал?
Блэр вздрогнула, услышав голос Мэтта. Лицо Джейка стало напряженным. Фейт и Джейк повернулись к двери, чтобы видеть Мэтта.
— Входите, Мэтт, входите, — приветливо улыбнулся ему Уильяме.
Мэтт бросил беглый взгляд на Блэр. Их глаза встретились. Он вошел и остановился у окна, опершись бедром о подоконник. Блэр еще раз отметила про себя, что он высок и строен.
Он был в своем мундире, но без шляпы. В отличие от всех остальных Мэтт казался совершенно невозмутимым, незаинтересованным и спокойным, даже расслабленным.
— Извините, — отрывисто сказала Фейт, — при чем здесь Мэтт?
— Я попросил его прийти, и если вы позволите мне начать, то скоро вам все станет ясно. — Уильяме откашлялся, прочищая горло. — Незадолго до смерти Рик собирался поехать в Нью-Йорк. — Он выразительно посмотрел на Блэр. — Он хотел сам сообщить вам об учрежденных им фондах. Блэр, как и Фейт и я, а также вы, Мэтт, становимся распорядителями его собственности.
Блэр была ошеломлена. Тед Уильямс повторил сказанное. Прежде чем он попытался продолжить, Фейт вскочила на ноги:
— Папа назвал Блэр в числе распорядителей?
Казалось, она не поверила своим ушам, Блэр, впрочем, тоже решила, что ослышалась. Она посмотрела на Фейт, потом на Джейка — лицо его было напряженным и мрачным. Блэр всем сердцем тянулась к нему.
— Да, такова была его воля. И Мэтт был назначен четвертым душеприказчиком.
Все больше удивляясь, Блэр посмотрела на Мэтта, вовсе не казавшегося удивленным. Фейт изменила позу, чтобы взглянуть на Мэтта:
— Я этому не верю. Сначала, видите ли, Блэр, потом Мэтт.
Она протянула руку и коснулась руки Джейка, но тот отдернул руку.
— Я так понимаю, что он не доверил тебе управлять делами самой.
Фейт ответила Джейку пристальным взглядом:
— Но по крайней мере он не исключил меня.
Джейк уже распалился. Он внезапно вскочил, чуть не опрокинув свой стул:
— Он сказал вам, почему исключил меня из числа наследников? Я начал работать на него, когда мне было шестнадцать.
Уильяме остался невозмутимым:
— Нет, не сказал. Я хотел бы теперь перейти непосредственно к завещанию.
Джейк снова сел. Блэр видела, что он в ярости. Она не могла поверить, что Рик мог отрешить его от дел подобным образом. Рик ведь был от него без ума. Или не был? Может, ей это только казалось?
Завещание было составлено очень кратко и определенно. «Хьюитт энтерпрайзис» разделяется между обеими сестрами. Фейт получает две трети, а Блэр треть. В случае если Блэр решит остаться в Техасе и стать действующим управляющим компанией, ее доля увеличится до пятидесяти процентов. Акции компании разделяются между сестрами поровну.
Блэр с трудом понимала, что говорит Уильяме — две трети, одна треть… Если бы она осталась здесь, пятьдесят процентов? Но она не собиралась оставаться в Хармони! Ее дом был в Нью-Йорке, и вся ее жизнь была связана с Нью-Йорком. Здесь у нее не было ничего, кроме тягостных воспоминаний. Разве можно было что-нибудь возразить на это?
— Ну и ну, — присвистнул Мэтт. — Рик приготовил много сюрпризов.
Блэр бросила на него взгляд. Он улыбался так, будто был доволен.
Он улыбался ей. Блэр тотчас же отвела глаза.
— Все личные вещи Рика остаются его старшей дочери Фейт. Это включает коллекцию произведений искусства, винные погреба, машины, личный реактивный самолет «лир», кондоминиумы в Далласе, Палм-Бич и Аспене. Все, за исключением этого дома.
Фейт смотрела на Уильямса так, будто он нес несусветную ахинею.
— Этот дом? — выдохнула она.
— Этот дом остается Блэр.
Блэр чуть не свалилась с дивана.
Джейк вскочил на ноги:
— Старый подонок! Вы закончили?
Он весь кипел гневом.
— Не совсем. Есть еще траст в пользу Линдсей. Из него могут изыматься средства только на ее образование и медицинское обслуживание. Блэр, этот траст позволяет вам дать ей самое лучшее образование. Когда же Линдсей исполнится двадцать пять лет, она сможет тратить деньги из этого фонда по своему усмотрению. — Он улыбнулся Блэр, потом взглянул на Фейт и Джейка. — В случае если у вас будут дети, такие же фонды будут учреждены и для них. Если вы останетесь бездетными, эти деньги вернутся в исходный фонд.
Блэр неуклюже привалилась к спинке дивана. Она не смогла бы устоять на ногах: голова у нее кружилась.
Джейк спросил:
— Это все?
Глядя на его сумрачное лицо, Блэр видела не взрослого мужчину, а отверженного мальчугана из своего детства, с подбитым глазом, в рваных джинсах, старающегося скрыть слезы. Ее переполняла жалость к нему.
— Боюсь, что это все.
Джейк стремительно вышел из комнаты — его движения были резкими, казалось, он полыхал гневом. Фейт встала: ее трясло.
— Я этого не потерплю! Он ничего не оставил Джейку. А ей оставил! — Она ткнула дрожащим пальцем в Блэр. — Ей он оставил треть акций компании, если она вернется в Нью-Йорк, и пятьдесят процентов, если останется здесь! И дом! Этот дом мой!
— Согласно завещанию это не так, — спокойно возразил Уильяме.
Фейт уже рыдала:
— Как он мог так поступить с нами? Мы так любили его!
Никто ей не ответил. Блэр остро чувствовала, насколько был уязвлен и рассержен Джейк. Она испытывала непреодолимую потребность последовать за ним. Он не заслужил этого. И она была сердита на Рика, вместо того чтобы торжествовать. В висках у нее пульсировала кровь. О чем только думал Рик? Господи! Боже милосердный! Он оставил этот дом ей!
— Любопытное завещание, — процедил сквозь зубы Мэтт, и его голос ворвался в мысли Блэр и прервал их.
— Я собираюсь опротестовать завещание в судебном порядке! — выкрикнула Фейт.
— Это не очень удачная мысль. Тебе придется доказывать, что Рик был не в своем уме или что кто-то оказывал на него давление, когда он составлял этот документ, — заметил Мэтт.
Фейт снова разразилась слезами.
Мэтт участливо похлопал ее по плечу:
— Фейт, может быть, это завещание пойдет на пользу всем вам.
Он говорил с ней терпеливо и мягко. Она покачала головой, но подняла на него заплаканные глаза. И можно было понять, что для нее его слова не пустой звук. Блэр почувствовала, что Фейт и Мэтт, должно быть, были друзьями, что она доверяла ему и уважала его. Это почему-то взволновало Блэр, но сейчас она не могла об этом долго размышлять. Вместо этого она улучила удобный момент и выскользнула из комнаты, понимая, что ей следовало бы поблагодарить Уильямса, но чувствуя себя не в силах сейчас сделать это. На ней были джинсы и легкие спортивные туфли без каблуков. Она бросилась бежать. В окна холла Блэр видела Джейка, вышагивавшего вдоль газона. Он курил сигарету. Фигура его была залита ослепительным солнечным светом. Она быстро сбежала к нему по ступенькам веранды.
Джейк увидел ее и приостановился, вдыхая дым, потом яростно его выдохнул и бросил сигарету, растоптав окурок каблуком своих поношенных ковбойских сапог из крокодиловой кожи. Запыхавшись, Блэр остановилась рядом с ним. Его взгляд был пристальным, будто он пытался разгадать ее мысли, а разгадав, слегка смягчился, гнев его поутих.
— Мне жаль, — сказала она, отдышавшись и обретя способность говорить. Она дотронулась до его руки и позволила своим пальцам слегка задержаться на ней. — Право, мне жаль. Я ничего не понимаю.
Джейк поднял глаза к небу с таким выражением, будто рассчитывал увидеть Бога.
— Я тоже. — Их взгляды встретились. — Я думал, что был ему как сын. Черт возьми!
— Ты и был ему как сын, — сказала Блэр, увлажнив пересохшие губы языком, — но ведь ты муж Фейт и половина того, что есть у нее, принадлежит тебе. Возможно, он рассуждал именно так.
— Возможно, — ответил Джейк, — и, разумеется, он много думал о тебе.
Блэр вспыхнула:
— Я в смятении. Еще не переварила всего.
— Смею думать, что и не переваришь.
За их спиной хлопнула дверь, и Блэр виновато дернулась. Она обернулась и увидела Мэтта, направлявшегося к ним. Было похоже, что он не спешил. Он смотрел на нее и Джейка, и Блэр догадалась, о чем он думает. Она напряглась, когда он остановился возле них. Теперь он не смотрел на Джейка. Она читала в его глазах жалость, жалость к ней.
— Прими мои поздравления, Блэр, — сказал он.
Блэр следила за ним, пока он садился в машину. Ее смущение все возрастало, и она не понимала его причины. У нее не было оснований испытывать чувство вины. Она не сделала ничего дурного. Она ведь имела право утешить Джейка как друг.
Машина Мэтта тронулась. Глядя ему вслед, Джейк заметил:
— Должно быть, он все еще неравнодушен к тебе и не теряет надежды поживиться.
Блэр была задета:
— Джейк, это грубо и несправедливо. Мэтт вовсе не такой.
— Да брось ты! Я мужчина и понимаю образ мыслей мужчин.
Его взгляд пронизывал ее, будто просвечивал насквозь. Блэр отпрянула.
— Сомневаюсь, что все мужчины думают одинаково.
Джейк улыбнулся:
— Для телерепортера ты все еще слишком наивна, как та маленькая Блэр, которую я когда-то знал.
— Я не наивна.
Они стояли, глядя друг другу в глаза. Когда-то она была наивной, очень наивной и доверчивой, особенно если дело касалось Джейка. Он снова улыбнулся, не спуская с нее глаз.
— Но в этом-то и заключается твоя прелесть, Блэр. Спасибо за участие.
Блэр продолжала смотреть на него, чувствуя, что ее охватывает дрожь, томление и надежда, надежда на невозможное.
Джейк дотронулся до ее щеки. Это прикосновение было мимолетным, но Блэр не сомневалась в том, что, не стой они среди бела дня на ярком солнце и перед самым домом, он бы нежно поцеловал ее в губы.
Джейк ушел. А Блэр в отчаянии спрашивала себя, что с ней творится. Почему она до сих пор без ума от мужчины, столь скверно обошедшегося с ней десять лет назад и ставшего мужем ее сестры?
— Мама!
Линдсей ворвалась в спальню Блэр, где та безуспешно пыталась подремать. Все, о чем она могла сейчас думать, было завещание Рика, шокировавшее всех — и ее, и Джейка, и Фейт, и Мэтта. Блэр знала, что должна уехать из Техаса, и чем скорее, тем лучше, пока она не совершила чего-нибудь ужасного. Она имела в виду, что может снова позволить Джейку соблазнить себя, снова потерять голову и рухнуть в отчаяние. Блэр медленно села на постели. Раскрасневшаяся Линдсей смотрела на нее широко раскрытыми глазами. Она все еще производила впечатление маленькой жительницы Нью-Йорка в этой своей мини-юбочке и кроссовках на платформе.
— Что? Пожар? — спросила Блэр.
— Мама, там внизу Дана! — выкрикнула Линдсей.
Сердце Блэр сделало болезненный скачок и на мгновение остановилось.
— Ты меня слышишь? — громко спросила Линдсей, подпрыгивая на месте от нетерпения. — После стольких лет она хочет тебя видеть!
Блэр не двинулась с места. Мысли ее лихорадочно скакали, возвращаясь к одному и тому же. Она потеряла способность мыслить ясно. Но в конце концов одна мысль все-таки выкристаллизовалась — Блэр поняла, что вовсе не обязана спускаться вниз.
— Мама!
Блэр почувствовала, как болезненно бьется ее сердце. Удары его были до того сильными, что это казалось почти противоестественным и причиняло ей большое неудобство. Это ее даже испугало.
Блэр поднялась на ноги. Мать ждала ее внизу. Женщина, бросившая ее двадцать один год назад! Женщина, которая ушла, не оглянувшись! Она ни разу не приехала ее повидать, ни разу не позвонила! Только присылала эти чертовы открытки из Лос-Анджелеса, Гонолулу и Сиэтла. А теперь она была здесь, в Хармони. Она была в этом доме, внизу.
— Пошли. — Линдсей настойчиво потянула Блэр за руку.
— Оставайся здесь, — услышала Блэр собственный голос. И поняла, что ей все-таки придется спуститься вниз, хотя она предпочла бы этого не делать. Ей придется спуститься вопреки разуму и доброй воле.
Линдсей не поверила своим ушам:
— Мама, это ведь моя бабушка!
— У тебя нет бабушки! — отрезала Блэр.
У Линдсей вытянулось лицо.
— Прости, — тотчас же извинилась Блэр, внезапно осознав, что зря обидела дочь. Ее волнение, гнев, ужас не могли оправдать внезапного взрыва раздражения против дочери. Она должна была понять состояние девочки. Блэр на мгновение крепко прижала дочь к себе. — Пожалуйста, подожди здесь. Позволь мне поговорить с Даной наедине. Это важно, Линн! Ладно?
Линдсей кивнула, но в ее ореховых глазах стояли слезы. Блэр поцеловала ее и вышла из комнаты. Сердце билось, как колокол, ладони стали влажными, пока она спускалась, держась за полированные деревянные перила. Дана стояла на нижней площадке лестницы, беспокойно переминаясь с ноги на ногу. Блэр очень хорошо помнила эту ее манеру. Это воспоминание будто пронзило ее насквозь. Дана увидела дочь, вздрогнула и тотчас же замерла. Две пары темных глаз встретились.
— Блэр! — воскликнула Дана и, широко улыбаясь, раскрыла дочери объятия. — Ну надо же! Через бог знает сколько лет мы с тобой оказались в одно время в одном месте! И где? В Хармони! Ни много ни мало!
Блэр помедлила на последней ступеньке, засовывая руки в карманы джинсов. Ее матери было сорок шесть. Когда она носила Блэр, ей было семнадцать. Старела она красиво. Блэр была поражена, что ее мать оказалась такой же красивой, как и тогда, когда Блэр видела ее в последний раз. Несколько тонких морщинок-лучиков вокруг глаз, казалось, только подчеркивали ее привлекательность. Она укоротила свои длинные волосы. Классическая стрижка очень шла к ее совершенным, классическим чертам. Еще более обескуражило Блэр то, что на Дане был красивый и дорогой костюм.
«Дана умеет о себе позаботиться», — с горечью подумала Блэр.
Ее сердце заныло еще сильнее. Дана бросила дочь, чтобы стать актрисой, и, по-видимому, преуспела в этой области или в какой-нибудь другой.
— Привет, Дана.
Дану ничуть не смутили тон и выражение лица Блэр. Она сжала ее в объятиях и расцеловала, потом отступила, чтобы посмотреть на нее издали.
— Господи! Такая взрослая и роскошная! Блэр, Блэр, мы можем никому не говорить правды о нашем родстве. Мы вполне можем сойти за сестер.
Блэр почувствовала, что сейчас расплачется. Как и всегда, Дана думала в первую очередь о себе. Мать не стоила ее слез.
— Мы вообще никому ничего не будем говорить, — холодно возразила Блэр.
Дана перестала улыбаться и теперь пристально вгляделась в лицо Блэр.
— Ты сердишься на меня, — сказала она удивленно. — Я так взволнована нашей встречей. Я так приятно возбуждена, а ты злишься на меня и шипишь, как змея.
— С чего бы мне на тебя сердиться?
— Да, у тебя нет права сердиться на меня! Никакого права! — вскинулась Дана. — Дорогая, все это было так давно! Я все еще не могу поверить, что это было. Я слышала, что теперь ты известный телерепортер. И у тебя дочь. Мы должны наверстать упущенное. Я хочу знать о тебе все!
— И зачем это? — спросила Блэр, но тут шорох за спиной заставил ее обернуться. Она замерла при виде Линдсей, медленно спускающейся по лестнице. Ее дочь повела себя вопиюще — ослушалась ее!
Линдсей только взглянула на Блэр, а затем с любопытством уставилась на Дану.
— О Боже! Она так похожа на тебя! Ты моя внучка!
Дана улыбалась, одним цепким взглядом охватывая мини-юбку, платформы девочки и ее ногти, покрытые синим лаком.
Линдсей кивнула, еще не осмеливаясь улыбнуться.
— Иди сюда. Дай мне посмотреть на тебя! Какая красивая девочка! — восклицала Дана. — Мне нравится твой костюм, дорогая. Самый шик!
Линдсей шагнула к ней и робко улыбнулась. Блэр почувствовала, что внутри у нее все похолодело. Она забыла, какой обаятельной могла быть ее мать, когда хотела чего-нибудь добиться. Должно быть, и сейчас у нее была какая-то тайная цель. Но какая? Это не могло быть связано с деньгами. И ее одежда, и манера держаться свидетельствовали о том, что она была богата. К тому же у Блэр не было денег. С другой стороны, она ведь теперь должна была унаследовать от Рика солидный пакет акций. Эта мысль была Блэр неприятна.
— Как случилось, что вы ни разу не навестили нас до сегодняшнего дня? — спросила Линдсей.
Блэр смотрела на Дану, не имея ни малейшего желания помочь ей выкрутиться. Дана прижала к себе Линдсей и выпрямилась.
— Деточка, моя жизнь была сплошной безумной скачкой. Как на русских горках — то вверх, то вниз. И это повторялось без конца. А сейчас у меня тяжелейший бракоразводный процесс. Страшно сказать! Я развожусь с четвертым мужем!
Смех ее прозвучал смущенно, будто она извинялась. Дана посмотрела на Блэр. Потом состроила забавную гримаску:
— Ты мне напоминаешь Шарлотту, когда стоишь вот так с кислым выражением лица — углы губ опущены, губы поджаты.
Блэр возмутилась:
— Так ты ждешь моего одобрения? И что же именно мне полагается одобрить? Твой развод номер четыре? Или то, что тебе вздумалось ворковать со мной и моей дочерью? Ты бросила меня двадцать один год назад!
Дана уставилась на нее, будто не поняла или не расслышала.
— Я сама была ребенком, когда у меня появилась ты, Блэр. Я совсем не была готова к материнству. Моя мать прекрасно тебя воспитала. Если бы это сделала я, из тебя бы ничего путного не вышло. — Теперь Дана вошла в раж. Ее глаза метали молнии. — Мой первый муж собирался стать актером и страдал пристрастием к героину. Я не разводилась с ним. Однажды я пришла и застала его в ванной мертвым. Представь, что почувствовала бы ты на моем месте!
Блэр была смущена:
— Ну, я рада, что это случилось не со мной.
— И ты собираешься судить и наказывать меня за то, что я просто хотела жить? Я была слишком молода, чтобы стать матерью! Но ведь ты должна это понять, Блэр! Попытаться понять! — воскликнула Дана со слезами в голосе.
— По правде говоря, нет, потому что мне было девятнадцать, когда я родила Линдсей. И с того самого дня, как я поняла, что беременна, я уже знала, что мой ребенок станет главным в моей жизни и что я сделаю все на свете, чтобы дать своей дочери дом и любовь, которых она заслуживает.
Дана не сводила глаз с Блэр, и Блэр так же пристально смотрела на нее. Почувствовав, что Линдсей тянет ее за руку, Блэр взглянула на дочь и поняла, что та вот-вот заплачет.
— Мама, пожалуйста не ссорься с ней. Мы, возможно, никогда больше не увидимся, — укорила Линдсей.
Блэр поняла, как эгоистично она себя вела, затевая ссору с Даной на глазах у Линдсей и обременяя дочь своими неприятностями.
— Ты права, моя радость, — улыбнулась она Линдсей, потом холодно посмотрела на мать: — Ну что же? Ты пережила сладостный момент воссоединения семьи. И давай с этим покончим.
Дана посмотрела на Блэр и, поколебавшись, не очень уверенно проговорила:
— Я надеялась, что мы пообедаем втроем. — На ее лице появилось слабое подобие улыбки. Казалось, она в затруднении, но ведь Дана никогда в жизни не колебалась в принятии решений. — Ну, ради добрых старых времен.
— Нет никаких добрых старых времен, — отрезала Блэр.
Дана сжала губы. Внезапно Блэр ощутила ненависть к себе самой, ужаснувшись своей жестокости. Похоже, ее мать была всерьез расстроена. Но ведь такое было невозможно. Дана всегда думала и заботилась только о себе. Она была толстокожей, черствой и абсолютно непробиваемой.
— Ну, тогда, может быть, завтра, — предложила Дана, крепко сжимая в руке свою бежевую сумочку из крокодиловой кожи.
— Не уверена, — ответила Блэр, не обращая внимания на то, что Линдсей тянула и дергала ее за руку.
Лицо Даны превратилось в маску и теперь не выражало ничего. Она повернулась и удалилась грациозной походкой красивой женщины. Глядя сзади на фигуру Даны, ей все еще можно было дать чуть больше двадцати. Дверь за Даной захлопнулась, а Блэр продолжала смотреть на нее, словно была способна видеть сквозь дерево. Она услышала шум удаляющейся машины. И почувствовала себя так, будто у нее оторвался кусок сердца.
— Мы увидим ее еще когда-нибудь? — шепотом спросила Линдсей, стараясь сдержать слезы.
Блэр опустилась на ступеньку лестницы. Вопрос дочери будто впечатался в ее сознание.
— Мама! — Линдсей села рядом с ней. Блэр обернулась, притянула к себе дочь, и та заплакала.
Солнце уже садилось, окутывая подножия холмов трепетным розовым сиянием, и на фоне этих холмов вырисовывался городок. Блэр открыла дверцу «хонды», и они с Линдсей вышли на Купер-стрит, разделявшую Мейн-стрит надвое. На ней разместилось несколько самых известных и любимых в городе ресторанов. Мимо проезжали машины. По всему кварталу в обе стороны не спеша прогуливались люди. Блэр то и дело ловила на себе взгляды прохожих и не заблуждалась на этот счет. Она не думала, что причиной тому были ее бирюзовая шифоновая юбка и небесно-голубая маечка с короткими рукавами. Она не сомневалась в том, что ее узнают. В Хармони уже все, вероятно, знали, что она вернулась домой и что Рик оставил ей недурной куш.
— Мама, я знаю, что миссис Эррера советовала пойти в ресторан «У Джо», но вот этот выглядит здорово. — Линдсей показала на большой ресторан напротив, через улицу, с огромными сверкающими окнами.
— Думаю, этот ресторан — то, что надо, — согласилась Блэр.
Она поняла, что Линдсей захотелось пойти именно туда, потому что он весь был из стекла и она могла видеть, что происходит внутри. Полресторана было занято подростками, но ведь и Линдсей было всего десять.
Они уже собирались перейти через улицу, когда Блэр заметила знакомый серебристый «порше» и замерла на месте. Она смотрела, как Джейк уверенно припарковывал машину всего в нескольких шагах от проезжей части. Минутой позже он вышел из машины, высокий, поджарый, в плотно облегающих ладную фигуру джинсах и бледно-голубой батистовой рубашке. На ногах у него были все те же старые сапоги из крокодиловой кожи, а талию опоясывал ремень с огромной серебряной пряжкой. Он стоял на противоположной стороне улицы и улыбаясь смотрел на них. Блэр вцепилась в руку Линдсей, а Джейк перешел через дорогу своим обычным неспешным крупным шагом и остановился рядом, глядя на них. Сначала он улыбнулся Линдсей:
— А ну-ка, сейчас я угадаю. Ты собираешься затащить свою маму в «Пегас», чтобы съесть там гамбургер и жареную картошку.
Линдсей радостно закивала:
— Похоже, это славное местечко.
Джейк похлопал ее по плечу:
— Самое любимое развлечение для ребятишек в этом городе. Эй, Линн! Заключишь со мной сделку? — Он подмигнул девочке, все еще не глядя на Блэр. — Я заплачу за твой обед, а ты разрешишь мне угостить твою маму стаканчиком-другим виски в баре «Сансет».
Он выпрямился и наконец посмотрел на Блэр долгим взглядом.
— Думаю, я пойду с Линдсей, — поспешила ответить Блэр, убеждая себя, что ей не следует идти в бар с Джейком. Она все еще не могла доверять себе, если он был рядом.
— Мама! Это было бы здорово! Мне бы так хотелось пойти в «Пегас» одной. Там целая толпа детей моего возраста.
Блэр все не могла отвести глаз от Джейка. У него были такие же ореховые глаза, как у Линдсей. И опушены они были такими же густыми ресницами, как и ее глаза. Но сегодня вечером они казались ярко-зелеными по контрасту с голубым цветом одежды, и глаза Линдсей тоже казались зелеными.
— У тебя такой вид, — сказал Джейк, беря ее за руку, — что, похоже, пропустить стаканчик тебе не помешало бы. А после того, что было сегодня, и я бы не прочь опрокинуть парочку.
В мыслях Блэр то и дело всплывали события сегодняшнего дня. И ей было больно — стоило ли это скрывать от себя самой? Впрочем, как и ему. Блэр слегка расслабилась. Должно быть, Джейк чувствовал себя уязвленным условиями завещания Рика, хотя теперь сильное потрясение уже прошло. И она не могла осуждать его.
— На один час, Линн. А потом я зайду за тобой и мы поедем домой.
— Мама, ты лучше всех!
Линдсей махнула рукой им обоим, оглядела улицу, чтобы убедиться, что транспорта нет, и перебежала на противоположную сторону.
Блэр следила, как ее дочь исчезает за дверью ресторана.
— Она замечательный ребенок, — сказал Джейк мягко, все еще не выпуская руки Блэр. Его рука была теплой и властной. — Ты прекрасно воспитала ее.
— Да, она замечательная девочка, — с улыбкой согласилась Блэр. — Умненькая и с хитрецой, но очень добрая и внимательная к людям.
— Она похожа на тебя, — сказал Джейк.
Блэр высвободила руку.
— Нет, на меня она не похожа, — возразила она, думая о разнице между собственным детством и детством Линдсей. Она вспомнила о Дане. Зачем только ее мать так не к месту появилась в ее жизни!
Джейк сделал жест рукой, и они повернули к бару за его спиной. Внутри было полно народу — не протолкнуться, шумно, дымно. Когда бы ни был построен этот бар, но выглядел он допотопным. Дубовые полы были потертыми и замызганными. На стенах висели рога и другие охотничьи трофеи. Головы диких кабанов соперничали с плохими картинами маслом из жизни Дикого Запада и свидетельствовали о дурном вкусе. Джейк подвел Блэр к стойке и нашел два свободных табурета. Как только они сели настолько близко, что их бедра соприкоснулись, он сказал:
— Слышал, что Дана была сегодня на ранчо.
Блэр попыталась отодвинуться от него, но это привело только к тому, что она оказалась вплотную прижатой к соседке, мощной женщине, дымившей, как паровоз. Она сдалась и вернулась на исходную позицию, повернувшись лицом к Джейку и спиной к курильщице.
— Да, — запоздало отреагировала она на его вопрос.
— И как ты?
— Прекрасно. — Блэр уперлась взглядом в стойку бара.
Барменша остановилась напротив них, ожидая заказа. Это была хорошенькая блондинка в коротком платье из спандекса.
Она улыбнулась Джейку.
Блэр заказала бокал белого вина, Джейк — стакан неразбавленного бурбона.
Он осушил разом половину стакана и теперь, повернувшись к Блэр, разглядывал ее.
— Что ты собираешься делать?
Блэр взволновалась:
— Ты о чем?
— Ты думала о завещании?
— Это все, о чем я способна сейчас думать, — призналась Блэр.
Он продолжал изучать ее.
— Правда?
Блэр провела рукой по своим коротко подстриженным волнистым волосам. На ее запястье затанцевала пара серебряных браслетов с подвесками. Так как она ничего не ответила, он сказал:
— Я надеялся, что ты немножко думала обо мне.
Блэр встретилась с ним взглядом и мысленно отругала себя за это. У него были особенные глаза: они захватывали и не отпускали, они не давали о себе забыть. И сегодня вечером они казались чертовски зелеными…
— Не понимаю, почему Рик это сделал. И мне не нравится то, как он обошелся с тобой, — сказала Блэр совершенно искренне.
Лицо Джейка смягчилось. Он потянулся к Блэр. Она замерла, но он все-таки коснулся ее лица, отвел волосы со лба и заправил волнистые пряди за ухо.
— Мне нравится, что ты постриглась. Хотя я предпочитаю длинные волосы. Ты похожа на эту актрису… Как там ее? Только она блондинка и постарше тебя. Шарон Стоун.
Блэр покачала головой, не соглашаясь.
— Едва ли я похожа на Шарон Стоун.
— Неужели мы будем спорить из-за этого? — Джейк дал светловолосой барменше знак налить им по второй порции.
Пока он перемигивался с барменшей, Блэр обратила внимание на женщину, сидевшую у противоположного конца подковообразной стойки и не спускавшую с них глаз. Она тоже была блондинкой с длинными густыми волосами. На ней была майка, обтягивавшая ее, как вторая кожа. Заметив, что Блэр за ней наблюдает, женщина отвела взгляд.
— Я не собираюсь с тобой спорить или ссориться, — сказала Блэр, играя с винным бокалом. — Ни из-за чего.
— Прекрасно. И я не собираюсь. Ты нервничаешь из-за меня?
Блэр вздрогнула. Он улыбнулся.
— Тебя можно читать, как открытую книгу, — заметил он. — Ты всегда была открытой книгой, и ничего не изменилось.
— Ну, в таком случае мне остается надеяться, что изменился ты, — сказала Блэр, выпрямляясь, — и, может быть, на этот раз ты не воспользуешься моим смятением и моими чувствами к тебе.
Некоторое время Джейк гипнотизировал ее взглядом. Потом сказал:
— Блэр, может быть, на этот раз все будет иначе, вдруг это знак судьбы, явившийся во второй раз, но если ты упустишь момент, третьего раза уже не будет.
Блэр смотрела в свой бокал. Щеки ее раскраснелись. Ей стало жарко. Было ошибкой пить спиртное. Она снова ощущала некое странное взаимное притяжение. Ничего не изменилось. Она напрасно надеялась, что все прошло.
— Эй! — Джейк дотронулся до ее плеча. — Я ведь не кусаюсь. Точнее, кусаюсь только тогда, когда меня попросят об этом.
Блэр знала, что в его глазах пляшут смешинки. Поэтому не поднимала на него глаз.
— Чего Рик надеялся добиться этим завещанием?
— Ну! — Джейк отхлебнул из своего стакана. — По-видимому, он хотел привязать тебя к этому месту, хотел, чтобы ты принимала участие в делах компании. Господи! Фейт — неудачница. С ней дело плохо. Он оставил дом тебе.
Блэр хотела бы сказать Джейку, что ей не нужен этот дом, но не смогла, не смогла потому, что это было не так. И возможно, это было главное, чего она хотела. Дом Рика, место, которое она никогда не могла назвать своим домом.
— Фейт надеется, что ты продашь его ей. Дом, акции компании и все остальное.
Джейк говорил уверенно, но в глазах его был вопрос.
— Не знаю. — Блэр посмотрела на него. — Я подумаю об этом.
Джейк кивнул. Теперь его неподвижный взор был устремлен в стакан с виски.
— В чем дело? — спросила Блэр.
Он вздохнул, а когда снова посмотрел на нее, лицо его было мрачным.
— У нас с Фейт масса проблем. Рик оставил все ей, будто хотел защитить ее на случай нашего развода.
— Развода? — Блэр выпрямилась. Сердце ее заколотилось. — Вы об этом подумываете?
— Мы об этом не говорили, но я думал много. А теперь… — Он не закончил фразы.
— Что теперь?
— Он оставил все ей, — повторил Джейк, поднимая глаза и пристально глядя в лицо Блэр.
Блэр ответила ему таким же пристальным взглядом.
— Значит, ты останешься ее мужем, даже если ваш брак неудачен, и сделаешь это ради денег?
Он смотрел на нее, и улыбка его была извиняющейся.
— Ты забываешь, кто я, кем был мой старик… Должен тебе признаться, Блэр, что я привык носить зимой кашемир, привык летать на частном самолете. Я люблю шампанское — недурная вещь. Что же мне делать? Бросить все это и наняться на какое-нибудь ранчо поблизости за пятьдесят кусков в год?
— Я помню, кто ты и как ты рос, — медленно произнесла Блэр. И это было чистейшей правдой. — Но теперь-то у тебя, должно быть, есть связи. Неужели ты хочешь сказать, что не можешь обратиться в любую из дюжины первоклассных компаний в Далласе и попросить место управляющего?
Джейк сложил пальцы домиком, почти прикрыв ими лицо.
— Знаешь что? — сказал он после долгого молчания. — При таком раскладе я заработаю меньше, чем твой фонд будет ежегодно выплачивать тебе, даже если ты решишь уехать отсюда.
Блэр внимательно изучала деревянную стойку бара.
— Не суди меня строго, — подал голос Джейк.
Блэр покачала головой. Ее охватила глубокая печаль, и она почувствовала, как предательская влага затопила ее глаза. Она положила руку на плечо Джейка.
— Я никогда не судила тебя строго, Джейк. Даже когда бежала из этого городка на следующий день после твоей свадьбы. В известном смысле мы родственные души. Двое потерянных и одиноких людей, двое отверженных.
— Да, — отозвался он. Его рука коснулась ее щеки, ладонь накрыла ее, как чашечкой. Большим пальцем он провел по ее коже. — Думаю, ты всегда понимала меня лучше других.
Блэр не отодвинулась. Сердце ее билось медленно и размеренно, покоряясь неизбежности. Она ощутила эту неизбежность, как только ступила на землю Хармони. А возможно, это произошло еще тогда, когда Джейк овладел ею одиннадцать лет назад под светом луны и звезд.
Джейк встал.
— Сейчас вернусь, — сказал он.
Блэр смотрела, как его мужественная фигура не спеша удалялась в сторону мужского туалета. Потом она обернулась, почувствовав на себе чей-то взгляд. На нее злобно смотрела через стойку бара длинноволосая блондинка в облегающей майке. Блэр допила свое вино, думая о том, что так было всегда. Женщины охотились за Джейком и бросались к то ногам. Она сделала знак барменше.
— Вы знаете вон ту женщину?
Барменша на мгновение обернулась посмотреть.
— Она постоянно здесь бывает. Синди Ли. А что?
— Думаю, она была бы не прочь подсыпать яду в мое вино, — усмехнулась Блэр.
Барменша смутилась:
— О Синди Ли вам было бы лучше расспросить Джейка.
Она улыбнулась Блэр и отошла.
Когда появился Джейк, Блэр нервно барабанила пальцами по столу. Ей был неприятен намек барменши. Они улыбнулись друг другу. Потом Блэр подумала о Линдсей и посмотрела на часы.
— Мы здесь только полчаса, — заметила она, успокаиваясь.
— Если ты допила, мы могли бы пойти и узнать, как она там, — сказал Джейк, бросая несколько бумажек на стойку бара. Барменша крикнула ему вслед «Спасибо!». Они протиснулись сквозь толпу и вышли на улицу. Уже стемнело. Над головой ярко светилось несколько звезд на фоне сине-черного неба. Они остановились возле какого-то огромного грузовика. Джейк держал Блэр за руку.
— Похоже, она очень довольна. Ей весело, — сказал он. — Может быть, нам не стоит мешать ей.
Блэр бросила взгляд через улицу и увидела зал ресторана в огромное окно. Линдсей сидела за столиком с пятью девочками.
Они разговаривали и смеялись.
Блэр улыбнулась. Джейк неожиданно развернул ее к себе. Она оказалась в кольце его рук, и он ее поцеловал. Блэр сжалась, но Джейк ее не выпустил. Вместо этого он продолжал ее целовать, прижимая губы к ее губам и пытаясь их разомкнуть. Блэр оказалась вплотную прижатой к нему — его тело было сильным, теплым, твердым. Она ощущала под руками его мускулистую спину. Он выделывал губами и языком нечто невероятное. Он посасывал ее губы до тех пор, пока она не стала отвечать ему. Ее ягодицы оказались прижатыми к стенке грузовика. Их языки ласкали друг друга, и она ощущала его восставшее естество. Сознание Блэр отключилось. Джейк яростно целовал ее, впиваясь в ее губы. Руки Блэр соскользнули с его спины на бедра. Внезапно он вобрал в рот ее нижнюю губу и она почувствовала боль. Мгновением позже его язык проник ей в рот и с силой надавил на небо. Его восставший орган казался огромным и горячим и упирался в ее живот. Блэр почувствовала, что теряет сознание.
Рука Джейка оказалась у нее за спиной, потом прикрыла ее грудь. Другая рука скользнула вниз и прошлась по ее ягодицам, яростно прижимая ее к себе. И наконец они одновременно оторвались друг от друга, чтобы глотнуть воздуха.
Блэр задыхалась, будто только что приняла участие в марафонском забеге. А выражение глаз Джейка было ей знакомо, потому что однажды прежде она уже видела это выражение в его глазах.
Блэр провела платком по губам и с изумлением заметила на платке пятнышко крови.
— Привет! Мне жаль прерывать вашу идиллию, но ведь ты, Джейк, кажется, владеешь винчестером двадцать второго калибра?
При звуке язвительного голоса Мэтта Блэр вздрогнула, и суровая отрезвляющая реальность предстала перед ней со всей очевидностью. Ее будто поразил удар молнии. Она отпрянула от Джейка и увидела Мэтта за его спиной. Его лицо было бесстрастным и неподвижным, как маска, и она расценила это как изъявление гнева или отвращения, а возможно, того и другого вместе. Он не смотрел на нее. Его взгляд был направлен на Джейка, будто он ее и не заметил. Блэр была готова провалиться сквозь землю. Ее поймали на месте преступления как глупую и шалую девчонку-подростка, с мужем ее сестры, посреди людной улицы. И вдруг ее поразила мысль о том, что все могло бы быть еще хуже. Блэр стремительно обернулась, но, к счастью, Линдсей все еще сидела в ресторане со своими новыми подружками. Блэр с облегчением вздохнула и бессильно привалилась к борту грузовика. Теперь она дрожала как лист. На одно мгновение она утратила контроль над своими чувствами, только на одно мгновение, и в это мгновение могло случиться немыслимое.
— Что такое? — медленно процедил Джейк, поворачиваясь к Мэтту и глядя на него глазами, холодными, как Арктика.
— У тебя есть «Винчестер-22»?
— А в чем дело? — с вызовом спросил Джейк.
— Как шериф этого города я задаю тебе вопрос. И не потому, что не знаю ответа на него, — холодно улыбнулся Мэтт.
Челюсть Джейка окаменела:
— Да, у меня он действительно есть.
— Отлично. А теперь мы вместе можем отправиться к тебе и ты предъявишь мне оружие, если оно у тебя есть. — Мэтт извлек клочок бумаги из кармана рубашки. — Сообщаю тебе, что у меня есть ордер, дающий мне право обыскать твой дом. Мне нужно видеть ружье, Каттер.
Блэр, охваченная смятением, не сводила глаз с Мэтта. Не думает же он всерьез, что Джейк имеет отношение к несчастному случаю с Риком?
Не раздумывая, она вмешалась:
— Мэтт! Что происходит?
Он не ответил на ее вопрос, будто ее здесь и не было.
— Что, мне поехать и разыскать ружье самому или ты вручишь его мне?
Джейк молча смотрел на него. Мэтт был непохож на себя. Он показался Блэр незнакомцем, чужаком, холодным, пугающим представителем власти, способным причинить зло человеку, которого она все еще любила. Блэр облизала пересохшие губы.
— Мэтт, ты ошибаешься!
Наконец он обратил на нее внимание, взглянув так холодно, что внутри у Блэр что-то сжалось, и она отшатнулась от него. Потом он перевел свой суровый взгляд на Джейка.
— Можешь обыскать весь дом, если хочешь, — сказал наконец Джейк, помрачнев, — но ружья ты не найдешь.
— Не найду? Почему же это?
— Потому что у меня его нет. Ты меня в чем-то обвиняешь?
— Пока что никого ни в чем нельзя обвинить. Так где ружье?
— Не знаю. Оно исчезло. Пару дней назад.
Мэтт понимающе кивнул.
Блэр обхватила себя руками за плечи.
— Мэтт, если это по поводу смерти Рика…
Он оборвал ее:
— Где ты был двадцать третьего, Джейк, между двенадцатью пополудни и тремя часами дня?
Джейк продолжал смотреть на него.
— Не помню, — сказал он наконец, — но ты взял ложный след, Мэтт.
Мэтт не обратил на его слова ни малейшего внимания.
— Ты уверен, что не помнишь, где был? — наседал он.
Блэр с возрастающим ужасом смотрела на обоих мужчин.
Джейк покачал головой. Внезапно из тени выступила длинноволосая блондинка. До этого момента Блэр не замечала ее.
— Я знаю, где он был, — сказала она, не сводя глаз с Джейка.
Ее алые губы были решительно сжаты. Джейк пристально посмотрел на нее — в глазах его ничего не отразилось. В лице ничего не дрогнуло.
Мэтт посмотрел на нее с досадой:
— Да, Синди Ли? Дай-ка мне подумать! Конечно, он был у тебя.
Она улыбнулась. На этот раз ее улыбка предназначалась Блэр.
— Да, у меня дома. В моей постели. Со мной!
Она торжествовала победу. Блэр посмотрела на Джейка — и что-то у нее внутри треснуло, надломилось, рассыпалось в прах. Джейк смотрел себе под ноги и чертыхался.
— Ты можешь повторить это под присягой в суде? — спросил Мэтт у Синди Ли.
— Ты это знаешь, шериф. Джейк не убивал Рика Хьюитта. Он не мог этого сделать, потому что был со мной.
Она снова с улыбкой посмотрела на Блэр. Мэтт кивнул, но Синди Ли не сделала ни малейшей попытки удалиться. Блэр пыталась убедить себя, что глупо позволять другой женщине расстраивать себя до такой степени, но ей все равно было скверно. Она с трудом обрела способность говорить:
— Мэтт…
Он посмотрел на нее. Его синие глаза были холодны как лед. Блэр было ненавистно это выражение его лица. Она почувствовала, что дрожит, и спрятала руки за спину, чтобы скрыть их дрожь.
— Это значит, что ты получил результаты вскрытия и анализов?
Их взгляды встретились, замкнулись друг на друге. Глаза Мэтта отливали голубой сталью.
— Да. Рик вовсе не ударился головой, когда упал с лошади. Его ударили каким-то тяжелым металлическим предметом, и этот удар оказался смертельным.
— О мой Бог! — прошептала Блэр.
— Тебе не следует уезжать из города, — сказал Мэтт Джейку.
Потом он снова повернулся к Блэр:
— Это относится и к тебе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мечты не умрут - Джойс Бренда

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Ваши комментарии
к роману Мечты не умрут - Джойс Бренда



Классно!
Мечты не умрут - Джойс БрендаЕлена
10.05.2012, 16.28





Не классно!!!!!!!
Мечты не умрут - Джойс БрендаОльга
10.05.2012, 21.35





Я согласна с первым мнением - КЛАССНО! Не думала, что Б. Джойс пишет такие интересные современные истории. Прочитала с огромным любопытством. Роман не затянут, четок и понятен при прочтении. ЧИТАТЬ ОБЯЗАТЕЛЬНО 10+
Мечты не умрут - Джойс БрендаН@т@лья
15.05.2012, 19.22





Мне ближе второе мнение. Не айс! История банальная, увы. Баба, которая сама не понимает с кем переспать - дура. Мое мнение. И выбор хорошего мужика продиктован не ее чувством, а "просто так сложилось", решил "твердый член упершийся в живот". Люди читайте больше и думайте, что Вы читаете и зачем!!!
Мечты не умрут - Джойс БрендаKotyana
20.06.2012, 6.38





Не понравилось. Главная героиня какая то без характерная. То одного хотела, потом другого резко полюбила. Вообщем полная чушь.
Мечты не умрут - Джойс БрендаНаталья
24.08.2012, 23.14





не понравилось !!!
Мечты не умрут - Джойс БрендаДиана
6.10.2012, 14.31





Я такой чуши нечитала вообще.Г.г.шлюха,а Г.Г.себя не уважает объедки подбирает.
Мечты не умрут - Джойс БрендаВера Яр.
10.03.2013, 0.22





Прочитала мнения,решила высказать своё.В жизни каждый может ошибаться.Детская влюблённость ни с чем не сравнима.Особенно надуманная.Человеку свойственно ошибаться в чувствах.Да была влюбленна в одного,ну не знала она раньше,что он дерьмо.Да влюбилась в другого.И правильно сделала,что вовремя оценила,какой мужчина ей нужен..По сути ГГ был в сегда на втором плане,а не тот как одна выразилась ГГ шлюха..Читать можно..читайте.
Мечты не умрут - Джойс БрендаОльга
17.06.2013, 18.08





Блин, а Твердый член, упершийся в живот, часто занимается самоанализом? Да ему хорошо, и замечательно. А героиня всегда должна быть начеку и думать, второй- Боже, я шлюха! Не смешите меня! Ерунда! И он и она имеют право на сексуальный опыт! Не смейте унижать женщину там, где мужчина годами набирается опыта!!!! У женщина должна быть тоже своя жизнь и ей должно быть офигительно в ней!
Мечты не умрут - Джойс БрендаЛайза
17.06.2013, 18.41





и мне понравился... и гг адекватная, и гг отличный мужик! вас послушать, так практически все наши мужики, за редчайшим исключением, объедки подбирают! скажите мне, кто из женщин в наше время девствиницами замуж-то выходит?
Мечты не умрут - Джойс Брендалиля
19.06.2013, 14.36





Все в жизни совершают ошибки. Надуманная юношеская влюбленность, да еще ребенок. Но любовь есть и настоящая , а шлюха и объедки - это из другой оперы. В жизни только Матерь Божья является непорочной.
Мечты не умрут - Джойс Брендаиришка
24.02.2014, 0.41





Роман хороший. Очень понравился Мэтт, немного смутило, что они занимались любовью прямо в кухне родителей )))) сюжет интересный. Тоже хочу такого мужика ферифа ))))
Мечты не умрут - Джойс БрендаНадежда
27.05.2014, 11.12





иногда почитать коментарии интереснее,чем сам роман
Мечты не умрут - Джойс Брендакони
27.05.2014, 11.46





Как-то не очень... Мэтт понравился очень, и их откровенная сцена зацепила. Но не хватило страсти именно с Мэттом. Как-то всё слишком быстро - можно было написать подробнее. Семь баллов.
Мечты не умрут - Джойс БрендаНефер
9.08.2014, 16.25





Сюжет интригует, но изложение делает лучшего!
Мечты не умрут - Джойс БрендаОльга
26.08.2014, 9.52





Чудесный роман. Адекватная героиня и очень серьезный герой. +10б
Мечты не умрут - Джойс Брендазлой критик
25.12.2014, 5.30





бред
Мечты не умрут - Джойс БрендаFedora
25.12.2014, 10.34





хороший роман..............
Мечты не умрут - Джойс БрендаКетрин
25.12.2014, 11.13





Не семья,а какой-то гадюшник,все друг-друга любят без памяти или ненавидят,средних,семейных отношений не дано.Бабушка ненавидит дочь и передает зто чувство внучке,мать вообще никого не любит и дошла до убийства... Г.г болеет грязной любовью к мужу сестры своей,та же терпеть не может г.г с детства.Сплошная грязь...А все это началось с убиенного Рика,который,как я пологаю соблазнил несовершеннолетнюю мать г.г,когда у него уже была семья и 5летняя дочь,не зря его в конце концов она убила.
Мечты не умрут - Джойс БрендаРАЯ
25.12.2014, 17.32





Рая,прочла ваш комментарий,читать страшно!
Мечты не умрут - Джойс БрендаТаТьяна
25.12.2014, 18.39





Интересный роман. Советую!!!
Мечты не умрут - Джойс БрендаАННА
25.12.2014, 22.45





Столько жарких комментов, а роман так на вечерок, ничего в нем неординарного лично я не увидела, она не шлюха, а просто первая любовь хоть и миражная остается всегда в воспоминании. И кажется, что да, это была любовь, а потом встречаешься с ней и понимаешь - пыль.rnМать не понятная, почему-то автор не пожелал открыть ее мысли, а жаль, история матери поинтересней будет!
Мечты не умрут - Джойс БрендаОля
26.12.2014, 10.33





Противоречивый автор. Сюжетные завязки в ее романах неплохие, но исполнение, куча ляпов и психологическая непоследовательность героев портит все. Жаль.
Мечты не умрут - Джойс Брендаren
3.02.2015, 17.52





Еще раз случайно прочла. ГГня - типа репортер, а причинно-следственные связи не замечает, очевидные вещи игнорирует, типаж не для такой работы, однозначно. Сопли какие-то развела, людей не "читает" - надумано все. И киндер в 10 лет отдает себе отчет в семейных отношениях и их происхождении. А тут сама в 8 лет - все наперед понимает, а дочка в 10 - типа пятилетней дурочки описана. Где вы видели ребенка в 10 лет идущего в одиночестве в ресторан чужого города? Или мамашку отправляющего ребенка на день не знамо с какой там мамашкой - не познакомившись даже? Бред!
Мечты не умрут - Джойс БрендаKotyana
4.04.2015, 17.38





почему-то гг в романах такие слабые на передок. ошиблась в молодости бывает но дожить до 30 не получв не письма не звонкаи от него. увидеть подонка через 9 лет и готовой снять трусики в доме свой сестры и его жены.а через день сношаться в кухне с другим мущиной. неудивительно что нормальных семей почти нет .ведь современные девушки считают поступать так нормально .читаешь и думаешь...яка гыдота
Мечты не умрут - Джойс Брендаиннес
21.10.2016, 8.55





почему-то гг в романах такие слабые на передок. ошиблась в молодости бывает но дожить до 30 не получв не письма не звонкаи от него. увидеть подонка через 9 лет и готовой снять трусики в доме свой сестры и его жены.а через день сношаться в кухне с другим мущиной. неудивительно что нормальных семей почти нет .ведь современные девушки считают поступать так нормально .читаешь и думаешь...яка гыдота
Мечты не умрут - Джойс Брендаиннес
21.10.2016, 8.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100