Читать онлайн Своя ноша, автора - Джохансон Инид, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Своя ноша - Джохансон Инид бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.05 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Своя ноша - Джохансон Инид - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Своя ноша - Джохансон Инид - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джохансон Инид

Своя ноша

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

Для того чтобы встать с кровати на следующее утро, Джоан пришлось собрать всю силу воли. После того что произошло прошлой ночью, она не представляла, как сможет снова увидеться с Эрвином, но знала, что ей придется это сделать.
Так дальше продолжаться не может. В конце концов, она должна дать ему понять, что не собирается больше играть роль, которую он так бесцеремонно навязал ей. Сегодняшним утром у нее будет подходящая возможность сообщить ему об этом, пока они еще не уехали обратно в Каслстоув.
Джоан надела легкий брючный костюм, в котором приехала сюда, кое-как уложила вечерний наряд и полученную в награду статуэтку в дорожную сумку и, сделав над собой усилие, открыла дверь в гостиную.
Эрвин сидел за столом у окна, соединяя скрепками какие-то бумаги. На полу рядом с ним стоял портфель, за которым он, должно быть, спускался к машине. Интересно, он решил заняться делами с утра пораньше или засиделся допоздна вечером? Да и спал ли он вообще этой ночью?
Она любила его так сильно, что сердце ее было готово разорваться. Но Джоан не могла дать выход этому чувству.
— Завтрак готов, — ровным тоном сказал Эр-вин, убирая бумаги в портфель и застегивая его.
Делая вид, что ничего особенного не произошло, Джоан подошла к тележке на колесиках, на которой стояли дымящиеся блюда. На обслуживание здесь жаловаться не приходилось — еды вполне хватило бы на десять человек. Судя по тому, что ни одно из блюд не было тронуто, Эрвин не особенно проголодался. Что ж, Джоан могла сказать о себе то же самое.
Эрвин повернулся к ней. Он был одет в темно-серые брюки и накрахмаленную белую рубашку с синим галстуком. Лицо его казалось абсолютно непроницаемым.
Джоан еще никогда не видела его таким чужим и отстраненным. Она взяла с подноса две чашки и налила в них кофе. Как бы то ни было, ему тоже нужно было подкрепиться.
Однако он отрицательно покачал головой, когда Джоан протянула ему чашку, и сказал:
— Сейчас я спущусь вниз и оплачу счет, а потом уеду по делам. Номер останется в твоем распоряжении до полудня. Обязательно съешь что-нибудь перед тем, как отправляться в Каслстоув. Надеюсь, тебе приятно будет управлять «ягуаром».
Если бы она ответила отказом, изменило бы это его первоначальные планы? Скорее всего нет. Джоан поставила нетронутые чашки с кофе обратно на тележку. Не отвечая на вопрос Эрвина, она спросила:
— Куда ты поедешь?
— В офис. Мне нужно будет появляться там несколько дней подряд, и я остановлюсь у себя в клубе.
Эрвин положил ключи от машины на стол и взглянул на часы. Итак, он уходил. Он не собирался ждать, пока она сама его прогонит. Помнил ли он, что она сказала прошлой ночью? Злится ли на себя за то, что позволил ситуации выйти из-под контроля? Джоан подумала, что пропасть, разделяющая их, никогда еще не была столь глубокой.
Но она не могла позволить ему вот так уйти. Мучительной неопределенности следовало положить конец.
— Считаешь, это разумно?
Эрвин с недоумением взглянул на нее.
— Что подумает Саманта, если я после такого значительного события в моей жизни, как присуждение литературной премии года, вдруг вернусь в одиночестве и скажу, что ты решил сократить медовый месяц из-за неотложных дел? Она-то полагает, что мы приедем вместе, оба невероятно счастливые. Ты знаешь, что это так. Это ведь была твоя идея — дурачить ее.
Теперь он уже не казался безразличным. Джо ан видела, как брови его сдвинулись, словно он обдумывал сказанное ею. Тогда она взяла чашку с кофе и села в одно из глубоких кожаных кресел.
— А твой собственный внезапный отъезд, ты полагаешь, ее не озадачил? — спросил Эрвин в свою очередь.
— Это совсем другое дело. Даже ты должен это понимать. — Джоан скрестила вытянутые ноги, отпила кофе и попыталась успокоиться. Она заметила, что чемодан Эрвина уже стоит наготове у двери. — Саманта — женщина и очень хорошо знает, как важно для нас хорошо выглядеть, особенно в столь торжественный день. Она едва могла дождаться, пока я покажу ей платье, которое купила для церемонии награждения. Так что она видела мое «исчезновение», как ты это называешь, в совершенно ином свете.
— И что ты предлагаешь? — процедил он сквозь зубы, засунув руки в карманы брюк.
— Ничего. — Джоан с трудом выдержала его колющий взгляд. — Я не собираюсь ничего предлагать, просто хочу, чтобы ты увидел, насколько абсурдно твое предложение. Для нас обоих. Ты, как всегда, самостоятельно принял решение и теперь пытаешься навязать его мне. Мы не можем и дальше вести эту игру ради блага Саманты. Это не принесет ничего хорошего никому из нас.
Казалось, Эрвин снова взвешивает ее слова. Прошло несколько минут прежде, чем он заговорил, и слова его звучали мягко, почти вкрадчиво:
— Однако ты ничего не имела против моей игры в любящего мужа, восхищенного твоим талантом, перед всеми теми людьми, что собрались вчера.
Джоан прикрыла глаза, стараясь не показать, что это замечание сильно задело ее. Она ведь прекрасно знала, что его вчерашнее поведение на публике было лишь лицедейством. Так почему завуалированное признание в том, что на самом деле он не испытывает ни любви, ни восхищения по отношению к ней, причинило ей такую боль?
Потому что она была дурой! Да, именно так — полной дурой, если в глубине души надеялась, что Эрвин продолжает чувствовать к ней хотя бы слабые отголоски прежней любви.
— И потом, я даже не мог вообразить, что ты все еще способна заставить меня потерять голову, как это случилось вчера ночью.
Эрвин в упор взглянул на нее, и лицо Джоан залилось краской.
— Но можешь не беспокоиться. Я заслужил преподнесенный мне урок. В следующий раз буду осмотрительней. Несколько дней назад ты будто ненароком обмолвилась, что все еще любишь меня. Просто удивительно, до чего доходит твое лицемерие. Когда ты призналась, что беремен на, я все еще продолжал любить тебя. А вчера ночью ты наконец сказала мне правду в глаза: ты не любишь меня и никогда не любила! — Он бросил еще один нетерпеливый взгляд на часы. — Мне пора идти. И прежде чем ты обвинишь меня в трусости, я должен тебе сообщить, что через полчаса у меня важная встреча.
Увидев, как изменилось лицо Джоан, он добавил:
— Если не веришь мне, позвони в офис. Вчера я узнал, что представитель крупной голландской фирмы по продаже драгоценностей сей час находится в Эдинбурге. Я связался с ним, и мы договорились сегодня встретиться. Возможно, нам удастся заключить сделку, и тогда, если все условия будут соблюдены, даже мама простит меня за то, что я оставил тебя одну. Когда освобожусь, я вызову Нолана, чтобы он отвез меня обратно в Каслстоув.
Он уже дошел до двери, но у порога обернулся и произнес:
— Поскольку тебя, кажется, беспокоит постоянная необходимость лгать, я скажу еще кое-что, над чем тебе следует подумать. Я не стану скрывать от матери, кто является отцом ее будущего внука. Том был для нее всем, и, я уверен, ее обрадует известие, что в один прекрасный день она сможет подержать на руках его ребенка. Итак, кто из нас сообщит ей об этом? И как мы сможем увязать эту новость с нашим столь благополучным браком? Ведь со стороны он выглядит именно таким. Я пошел на это не ради тебя и, видит Бог, не ради себя, но только ради матери и твоего будущего ребенка. Он прищурившись взглянул на Джоан:
— Трудная задача, не так ли? Думаю, что нужно поручить ее тебе. С твоей дьявольской изворотливостью тебе будет несложно убедить мою мать в чем угодно.
Нет, она больше не позволит ему оскорблять ее! Она знала, что известие о ее беременности явилось для Эрвина страшным ударом, и пере живала за него едва ли не сильнее, чем за себя. Но, ради всего святого, почему он не поверил тому, что она рассказала? Почему в его душе не пробудилось ни одного чувства к ней, за исключением ненависти?
Краска гнева залила лицо Джоан. И когда Эрвин уже потянулся к ручке двери, она вскочила с места и преградила ему путь.
— Да, я скажу ей правду! Ты не представляешь, каким это будет облегчением для меня — поговорить с кем-то, кто проявит ко мне снисхождение, выслушает меня от начала до конца и поверит мне. Ты ведь на это не способен! Если бы ты когда-нибудь любил меня по-настоящему, ты бы это сделал!
Выкрикнув все это, Джоан бросилась в свою комнату, захлопнула за собой дверь, упала на кровать и уткнулась лицом в подушку, чтобы выплакать боль и гнев. Она услышала, как Эрвин постучал в дверь, и закричала: «Убирайся! » Так он, судя по всему, и сделал.
Она отправилась в ванную, сполоснула лицо холодной водой и привела в порядок волосы. Когда она посмотрела на себя в зеркало, то подумала, что у нее вид неудачницы. Чтобы не дать отчаянию вновь завладеть ею, Джоан быстро осмотрела спальню и решила, что ей пора идти.
Думать о предстоящей поездке не хотелось. Эдинбургские улицы — это же настоящий лабиринт, а дороги в окрестностях города наверняка будут запружены машинами. Кроме того, раньше ей никогда не приходилось иметь дело с таким мощным автомобилем, как «ягуар».
Да и мысль о том, что ей нужно будет предстать перед Самантой веселой и довольной, внушала ужас.
Джоан попыталась улыбнуться. Нельзя быть такой мрачной. Это совсем не похоже на нее — по-детски капризничать или устраивать истерики, потеряв самообладание. Она подумала о Эрвине, который сейчас вел деловые переговоры и совершенно забыл о ней. Действительно, за чем вспоминать о какой-то «дьявольски изворотливой» лгунье?
Эта мысль помогла ей. Если он может отодвинуть ее на задний план и почти полностью изгнать из своей жизни, то и она способна сделать то же самое.
Взяв сумку, она вошла в гостиную, чтобы взять ключи от машины, и остолбенела, увидев Эрвина, развалившегося в кресле.
— Ну что, пришла в себя?
Джоан вновь ощутила себя абсолютно беспомощной и страшно уязвимой. Надо же было случиться, что именно в тот момент, когда она наконец смогла взять себя в руки и смириться с неизбежным, он внезапно появился и все ее старания пошли прахом! Она с трудом перевела дыхание:
— Ты опоздаешь на свою важную встречу.
— Я отложил ее до вечера. Мы встретимся за ужином и заодно поговорим о делах. ~ Он поднялся с кресла, взял ее сумку и добавил: — Ни когда бы не подумал, что ты способна устроить истерику, если что-то будет не по тебе. Это одно из преимуществ семейной жизни, не правда ли, каждый день узнавать о своем супруге что-нибудь новое?
Джоан готова была убить его за этот дешевый сарказм. Его слова настолько сильно рани ли ее, что она даже не нашла, что ответить, и лишь молча смотрела на него, когда он заговорил снова:
— Сейчас я отвезу тебя домой, а к вечеру вернусь сюда. Ты готова?
— В этом нет необходимости. Я…
— Неужели ты думаешь, что я хоть на минуту останусь спокойным, зная, что ты в твоем со стоянии поведешь машину?
Он распахнул перед ней дверь, и все, что ей оставалось, — покорно выйти из комнаты. Джоан довольно хорошо водила машину и полагала, что вполне способна одна добраться до Каслстоува, — до того как явился Эрвин и разрушил ее уверенность в себе.
Она совсем не думала, что Эрвин перенес деловую встречу исключительно из-за ей состояния. Скорее просто не захотел доверить ей свой «ягуар», боясь, как бы она не повредила шикарную машину.
Через несколько минут Эрвин уже открывал перед ней дверцу со стороны пассажирского сиденья. Когда она уселась, он прищурившись Посмотрел на нее и сказал:
— Когда выберемся из города на шоссе, ты расскажешь мне «легенду», которую состряпала для Саманты. Как, в самом деле, ты собираешься изложить ей ситуацию? «Наша семейная жизнь по-прежнему безоблачна, если не считать того незначительного обстоятельства, что я оказалась беременной от Тома… » Пристегни ремень.
Он захлопнул дверцу и обошел вокруг огромного черного автомобиля. Джоан в отчаянии закрыла глаза.
Да, конечно, он ей не верит! Неужели она ждала чего-то иного? Но ей казалось, что и Том — сейчас она думала о нем, как о живом человеке, уехавшем куда-то далеко, — согласился бы с тем, что брат должен знать правду.
Молчание, повисшее между ними, станови лось все более напряженным, пока «ягуар» двигался вперед, лавируя в потоке других машин. Пальцы Эрвина держали руль вяло, почти безучастно. Зато его профиль, который Джоан различала краем глаза, словно окаменел. Несмотря на жаркий летний день, Джоан била дрожь. Она не могла дождаться, когда они выберутся из тесноты узких улиц на открытое шоссе. Может быть, тогда ужасное напряжение хоть немного ослабнет и ее сердце перестанет биться тяжело и мучительно.
Но когда они наконец выехали из Эдинбурга, Джоан подумала, что лучше бы это произошло не так быстро, потому что Эрвин, чуть по вернув голову, сказал:
— Ну что ж, прими мои поздравления. Когда я впервые услышал от тебя эту милую историю о клинической процедуре зачатия, то сначала подумал, что ты просто хочешь успокоить меня. Но это ведь не правда, да? Таким путем тебе гораздо легче привлечь Саманту на свою сторону. Наш брак заканчивается разводом. А ведь именно к этому ты и стремишься, не так ли? Тебе все сочувствуют, а меня считают бессердечным чудовищем. Чертовски хороший план! Кто еще, кроме тебя, способен такое придумать? Твоя история абсолютно невероятна и как раз поэтому вполне может сойти за правду!
— Но только не для тебя, разумеется, — сквозь зубы процедила Джоан, глядя на проносившиеся за окном одинаковые ряды пригородных коттеджей.
— Разумеется, — бесстрастно подтвердил Эр-вин, увеличивая скорость.
Джоан подумала, что он хочет как можно скорее довезти ее до Каслстоува. Избавившись от ее присутствия, он прекратит эту мучительную пытку, когда физически они находятся рядом друг с другом, но душевно — словно на разных концах вселенной.
— Веришь ты мне или нет, но это правда — бросила она.
Эрвин саркастически хмыкнул:
— За кого ты меня принимаешь? Ты и в самом деле считаешь меня полным идиотом, способным поверить во что угодно? Если бы это было правдой, ты должна была рассказать мне все.
Пораженная его последними словами, Джо ан даже не сразу смогла заговорить:
— А что я, по-твоему, пыталась сделать все это время? Сотни раз! Ты просто отказывался меня выслушать! И вот, из-за того что ни в чем толком не разобрался, ты решил, что я лгу! Ты решил, что Том и я были любовниками и я вы ходила за тебя замуж, уже зная, что беременна.
— Да, ты знала об этом еще до того, как мы решили пожениться. Но и не подумала предупредить меня, что мы обзаведемся ребенком гораздо раньше, чем можно было бы ожидать!
Джоан в изнеможении откинулась на спинку сиденья. Она была слишком уязвлена, чтобы говорить. Да и какой смысл? Что бы она ни сказала, он лишь снова обвинит ее во лжи.
— Ну, так что же? — нетерпеливо спросил Эр-вин. — Я должен знать, что ты скажешь моей матери. Необходимо, чтобы наши версии совпадали.
Сердце Джоан болезненно сжалось. Как могло нечто столь прекрасное, как их недавняя любовь, обернуться подобными муками? Неужели Эрвин не понимает, что творит с ними ложь, которую он считал необходимой для избегания пересудов в обществе?
Там, снаружи, проносились поля и дубовые рощи, освещенные жарким летним солнцем. Здесь, в машине, Джоан дрожала от холодного воздуха, нагнетаемого кондиционером… Или от ледяных ноток в голосе Эрвина?..
— Допустим, я соглашусь выслушать тебя. Как я могу быть уверен, что рассказанное тобой — правда? Ведь если все произошло так, как ты утверждаешь, — а я могу судить о происшедшем только с твоих слов, — то тебя очень мало заботило соблюдение каких бы то ни было приличий.
— Скажи еще, — с трудом произнесла Джоан сквозь подступающие слезы, — что я развратная женщина без каких-либо моральных принципов.
Еще до того как встретила Эрвина, Джоан приняла твердое решение никогда не говорить никому о том, что произошло между нею и Томом. Возможно, это было неправильное решение, но тогда она посчитала его наилучшим.
Она повернула голову и взглянула на Эрвина полными боли глазами, но почти тут же снова отвернулась. Ей невыносимо было видеть пре зрительную гримасу на его лице.
— Как раз в день похорон Тома у меня начались месячные, и я подумала, что процедура оказалась безрезультатной, — прошептала она. — Тогда это заставило меня еще сильнее переживать его смерть. Мы давно дружили и говорили о многих вещах, в том числе о браке и детях. Я очень хотела ребенка. Но у меня уже был печальный опыт семейной жизни, и я решила больше его не повторять. Том однажды сказал, что никогда не женится из-за своей работы, но сожалеет о том, что не оставит после себя ребенка, потому что это единственный шанс на бессмертие, который для нас возможен…
Начав, Джоан уже не могла остановиться. Она говорила, торопясь и путаясь, возможно, слишком бессвязно для того, чтобы Эрвин смог понять, о чем идет речь. Но это было неважно, потому что он не поверил бы ей в любом случае. Ей просто нужно было наконец выговориться, и с каждым произнесенным словом она все больше и больше обретала уверенность в себе.
— И вот мы решили, каждый по своим причинам, что попытаемся зачать ребенка. У Тома был друг — владелец частной клиники в Женеве… Но, как я уже сказала, я была уверена, что ничего не получилось. Когда я стояла над его могилой, то подумала о том, что он лишился своего шанса на бессмертие, как и предвидел. От этого я почувствовала себя еще хуже. Я и в самом деле ни о чем не подозревала тогда. В любом случае, должно было пройти какое-то время.
Джоан снова откинулась на спинку сиденья, продолжая смотреть в окно. Молчание Эрвина было для нее почти физически ощутимо. Слушал ли он все, что она говорила? Попытался ли обдумать услышанное, найти какое-то уязвимое место в рассказе, благодаря которому смог бы уличить ее во лжи? Или же просто решил, что эта насквозь вымышленная история вообще не заслуживает никакого внимания?
Последнее более вероятно, с отчаянием по думала Джоан. Даже не имело смысла спрашивать Эрвина. Она была слишком взволнована и расстроена воспоминаниями, чтобы выслушивать очередной поток обвинений.
Минут через двадцать они приедут в Каслстоув. Будут ли небеса милостивы к ней на этот раз? Может быть, Саманты не окажется дома? Может быть, она снова уехала осматривать коттедж, который они с Карен собирались купить, и составлять планы переустройства дома и сада? Или она встретит их, сгорая от нетерпения узнать все до мельчайших подробностей о вручении наград, и ожидая, что Джоан будет светиться от радости и гордости?
Думая о том, что ей придется опять погрузиться во всю эту суету без всякой возможности расслабиться и прийти в себя, Джоан чувство вала, как последние силы оставляют ее.
Дорога постепенно сужалась, петляя среди густых, похожих на старинное кружево, зарос лей диких роз и жимолости. Джоан заметила, что каждый раз, когда смотрит в боковое зеркало, то видит один и тот же автомобиль, темно-синий, покрытый слоем дорожной пыли, который — она была почти уверена в этом — следовал за ними едва ли не от самого Эдинбурга.
Вначале такая мысль показалась ей невероятной. Автомобиль был самый обыкновенный, похожий на множество других. Но, наблюдая, как он повторяет все их маневры, то приближаясь, то отставая, Джоан невольно забыла о своих печальных раздумьях и в конце концов полностью сосредоточилась на странном преследователе.
Однако, когда «ягуар» свернул на обсаженную высокими деревьями дорогу, ведущую в Каслстоув, синий автомобиль проехал мимо, в сторону деревни. Джоан почти сразу же забыла о нем, потому что все ее опасения относительно встречи с Самантой вернулись вновь. Но Эр-вин, словно нарочно, еще прибавил газу, едва завидев вдалеке старинный особняк. Затем он, по-прежнему молча, чуть повернул к ней голову и дотронулся до ее руки. Джоан растерялась: она ожидала чего угодно, только не проявления нежности. И инстинктивно сжала пальцы.
Эрвин посмотрел вниз, на их переплетенные пальцы, затем поднял взгляд. Джоан показалось, что в глубине серых глаз она читает скрытые переживания, которые находят ответный отклик в ее душе.
Он слегка сжал ее руку, не более чем на секунду, затем снова взялся за руль. Но Джоан заметила, что костяшки его пальцев побелели.
— Джоан, может, мы вернемся к этому поз же? — Эрвин взглянул ей в лицо, хранящее следы глубоких переживаний всех этих ужасных дней. — Мне хотелось бы верить, что я что-то значу для тебя. Это довольно трудно, учитывая все обстоятельства, но я постараюсь. Теперь я вижу всю картину в целом и не скажу, что она меня радует. Ты можешь дать мне немного времени перед тем, как мы снова попытаемся найти тропу, которую потеряли?
Джоан молча кивнула и прикусила нижнюю губу, стараясь удержаться от слез. Глупо было надеяться, что он готов безоговорочно поверить ей, перестать оглядываться в прошлое и возвратить ей прежнюю любовь и понимание.
Может быть, Эрвин просит об отсрочке лишь затем, чтобы она подольше пробыла здесь? Тогда они смогут вместе обсудить условия развода, сообщить Саманте о том, чем он вызван, и ре шить вопрос о будущем ребенка — с тем, чтобы потом уже к этому не возвращаться и видеться друг с другом как можно реже. Или он и в самом деле полагает, что сможет изменить свое прежнее решение?
Джоан не знала об этом, но понимала, что у нее остался последний шанс вернуть утраченную любовь.
— Хорошо, я дам тебе на размышления столько времени, сколько потребуется. Но я бы очень хотела, чтобы ты мне поверил, потому что, видит Бог, я сказала правду, — тихо произнесла она, от всей души надеясь, что поступает правильно. Впервые за много дней она не испытывала боли и страха перед будущим, слов но бы острую стальную иглу наконец-то вынули из ее кровоточащего сердца.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Своя ноша - Джохансон Инид

Разделы:
Пролог123468910111213

Ваши комментарии
к роману Своя ноша - Джохансон Инид



Ну не фонтан и как то смазано) Вроде начало интригующее, а потом сплошные сопли Да и главная героиня чиста и невинна, как девственный снег на вершинах Гималаев, что от приторности образа зубы сводит.
Своя ноша - Джохансон ИнидПупсик
6.07.2013, 19.32





А я считаю вполне нормальный ЛР, ничуть не хуже многих. неординарная ситуация. Кто-то кого-то не выслушал, сделав не верные выводы и т.д. и т.п. На вкус и цвет товарищей нет.
Своя ноша - Джохансон Инидиришка
2.03.2014, 0.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100