Читать онлайн Своя ноша, автора - Джохансон Инид, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Своя ноша - Джохансон Инид бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.05 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Своя ноша - Джохансон Инид - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Своя ноша - Джохансон Инид - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джохансон Инид

Своя ноша

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

Отель, в котором Джоан останавливалась каждый раз, когда приезжала в Эдинбург, был уютным и спокойным, без особых претензий на роскошь. Ей здесь нравилось. По крайней мере, до сих пор.
Но в эту ночь она опять не могла заснуть. Эрвин занимал все ее мысли и чувства. Воспоминания о недалеком прошлом, неповторимых, восхитительных часах любви снова вернулись к ней и не уходили, несмотря на все попытки прогнать их. Они перемешивались с другими воспоминаниями — мучительными, причиняющими боль.
Завтра она должна была встретиться с издателем, а послезавтра отправиться на ланч с литературным агентом. Оставшееся время Джоан решила посвятить магазинам и выбрать себе под ходящее платье и туфли, может быть, новые духи.
К тому же следовало привести в порядок волосы. Не помешало бы сделать массаж лица. И маникюр. Заодно можно пройтись и по книжным магазинам. Почему бы нет? Лишь бы убить время и чем-нибудь занять свои мысли.
Но сейчас, ночью, что она могла сделать, чтобы развлечь себя? Джоан покосилась на темный экран телевизора и машинального пока чала головой. Затем взяла книгу, но вскоре отложила ее, не в силах уловить смысл прочитанного.
Сегодня она доказала Эрвину, что сама распоряжается своей жизнью, что не собирается плясать под его дудку и существовать в атмосфере постоянной лжи.
Нынешний приезд в Эдинбург, конечно, был задуман не ради походов по магазинам. Он действительно походил на бегство. Но Джоан понимала, что не сможет никуда убежать, — покуда Эрвин настолько прочно занимает ее ум и сердце.
Она дрожащими пальцами вдела в уши бриллиантовые серьги. Камни в изящной золотой оправе гармонировали с браслетом, который она застегнула на узком запястье. Свадебный пода рок Эрвина. Джоан привезла эти очаровательные вещицы с собой в Англию, несмотря на то что все было уже кончено. Лишь сегодня вече ром она решила снова надеть их, потому что они идеально подходили к платью.
Джоан отступила на шаг и пристально взглянула на свое отражение в высоком зеркале. Ну что ж, неплохо. Пока еще не заметно никаких внешних признаков беременности, хотя доктор. Миллер сказал ей, что срок уже достаточно большой.
Нежный шелк цвета шампанского облегал каждый изгиб ее тела. Платье оставляло открытыми длинные стройные ноги, а лиф, державшийся лишь на двух узких бретельках, соблазнительно обтягивал грудь.
Джоан распустила волосы, и теперь золотистые локоны свободно падали на плечи. В довершение всего она слегка подкрасилась и решила, что выглядит немного загадочно и очень сексуально. Именно этого она и добивалась.
Эрвин должен был сопровождать ее. Даже ей пришлось признать, что его отсутствие на церемонии покажется всем весьма странным. Тем не менее Джоан заколебалась, когда он сообщил, что снял для них номер в том самом отеле, где должна была состояться церемония. Уловив ее сомнения, Эрвин холодно произнес:
— Не думаю, что ты захочешь потом возвращаться через весь город в своих ярких тряпках или провести ночь на банкете и слушать пьяную болтовню. В номере две спальни и гостиная, так что мы не побеспокоим друг друга.
Итак, ей придется смириться с обществом Эрвина, причем на сей раз с ними не будет ни Саманты, ни даже Хэтти, которая в Каслстоуве всегда находилась где-то поблизости. Присутствие постороннего могло бы хоть немного раз рядить напряженную атмосферу между ними, но сейчас они были предоставлены самим себе. Однако Джоан ощущала себя достаточно спокойной.
Она услышала, как Эрвин слегка постучал в дверь ее спальни, и поняла, что пора идти. На дев туфли бронзового цвета на высоких каблуках, она расправила плечи и глубоко вздохнула. Ей не хотелось загадывать, чем обернется сегодняшний вечер, но, по крайней мере, она чувствовала себя во всеоружии.
Эрвин ждал ее в гостиной — дорого, но безлико обставленной комнате. Окинув Джоан оценивающим взглядом, он произнес как бы против своей воли:
— Ты потрясающе смотришься.
— Спасибо, — ответила Джоан безразличным тоном. Ведь его комплимент был вызван обычной вежливостью. Она сама могла бы сказать ему то же самое, но предпочла промолчать.
Эрвин всегда выглядел великолепно, что бы ни надевал, но сейчас, в черном вечернем костюме, был просто ослепителен. Возбуждающе красив и нарочито отстранен. Что ж, он мог позволить себе не скрывать своих чувств, одна ко Джоан не собиралась следовать его примеру.
Быстрым движением взяв со стола сумочку, она краем глаза уловила золотой отблеск браслета. И вспомнила, по какому случаю Эрвин подарил ей это украшение. Пронзительная тоска заполонила ее сердце, и она уже была готова поддаться мучительному чувству. Но, собрав все свои силы, решительно прогнала его прочь… И тут услышала голос Эрвина, негромкий и хрипловатый, почти неузнаваемый:
— Поверишь ли ты этому или нет, но чем бы ни обернулся сегодняшний вечер, я все равно горжусь Тобой и твоими успехами.
Джоан слегка кивнула в знак признательности и тут же отвернулась, чтобы скрыть выступившие на глазах слезы. Лучше бы он промолчал! Ей не нужны его комплименты и похвалы. При его теперешнем отношении к ней они ранят особенно сильно.
Но она не должна плакать! Не должна позволять себе быть слабой! Если бы не эти слова… Хотя Эрвин вряд ли хотел добиться такого результата. Он даже не понимал, что причинил ей боль, не понимал, как отчаянно она хотела, чтобы все было как раньше, или с каким трудом пыталась заставить себя обо всем забыть!
Входя в лифт, Джоан прикусила губу, и Эрвин мягко заметил:
— Если ты будешь делать это слишком часто, от твоей губной помады не останется и следа.
Когда лифт остановился и двери бесшумно разошлись в стороны, Эрвин взял ее за руку.
— Тебе не о чем волноваться. Я уверен, что ты мастер своего дела, что бы там ни решили члены жюри. Хотя я не поклонник Книг подобного жанра, твои я прочел и думаю, что мало кто из современных авторов может с тобой сравниться.
Если бы их отношения были прежними, Джоан с благодарностью сжала бы его руку, улыбнулась бы ему и сказала бы с легким укором, что он судит чересчур пристрастно. А за тем поцеловала бы его.
Сейчас ее пальцы остались неподвижными в его руке и все слова, которые она могла бы произнести, застряли в горле. Ведь он взял ее за руку просто потому, что они должны будут появиться на публике. Она вовсе не нервничала по поводу предстоящей церемонии, но Эрвин наверняка решил, что ей нужна его поддержка, и постарался успокоить ее. Однако от его слов Джоан стало только хуже: она вновь вспомнила о том, что по натуре он добрый человек, заботливый и внимательный. И такого она потеряла! Невыносимое чувство утраты вновь вонзило острые когти в ее сердце.
Но что бы ни случилось, сегодня вечером ей предстоит быть у всех на виду. Она не может позволить себе расплакаться и вернуться обратно в номер, как бы ей ни хотелось это сделать. И по том, она не могла бросить Эрвина. Приложить все возможные усилия и заставить себя держаться как ни в чем не бывало — по крайней мере, хотя бы это она еще может для него сделать.
Увидев Джоан, Майкл Филдинг, ее литературный агент, пришел в восторг:
— Ты выглядишь как кинозвезда! Эдна Гамбини, одна из самых давних знакомых Джоан в издательских кругах, также восхитилась ее внешним видом и сказала:
— Можешь не волноваться, дорогуша. Никто из жюри не выскажется против, обещаю.
— Вот и я говорил ей то же самое. — Эрвин полуобнял жену за талию и слегка прижал к себе.
«Ты хоть понимаешь, что делаешь? » — хотелось закричать Джоан. Нет, конечно нет! Он собирался лишь подбодрить ее, придать ей уверенности, а заодно показать окружающим, что в их семейной жизни все благополучно.
Джоан постаралась взять себя в руки, — ведь нужно было отвечать на приветствия и представлять Эрвина знакомым. Она заметила, что некоторые женщины — да нет, все женщины! — буквально пожирали его глазами. И как он мог подумать, что она способна любить кого-то сильнее, чем его? — мысленно удивилась Джоан.
Ужин был сервирован в роскошном банкет ном зале, и они вместе с Майклом и Эдной заняли свободный столик. Еда, по единодушному мнению, была превосходной, а запасы шампанского казались неистощимыми. Эрвин был неотразимо обаятелен, старательно играя роль заботливого мужа, отчего Джоан становилось все труднее контролировать свое растущее желание. Она почти не притрагивалась к еде.
— Полагаю, что ради такого случая ты можешь позволить себе бокал шампанского, — тихо сказал он, когда Майкл и Эдна занялись обсуждением каких-то деловых вопросов.
Джоан машинально взяла бокал, почти не ощущая холодный хрусталь бесчувственными пальцами. Ей не хотелось шампанского. Весь вечер она пила минеральную воду, поскольку вино совсем не шло к ее настроению. Эрвин, вероятно, решил, что сейчас для нее самый подходящий момент немного взбодриться, потому что все внимание присутствующих обратилось на небольшую сцену, куда вышел один из членов жюри, чтобы объявить о принятом решении.
Джоан пыталась сосредоточиться, но смысл слов с трудом доходил до ее сознания. Она понимала, что при других обстоятельствах пришла бы в восторг, услышав, что ее последнее про изведение признано лучшим романом ужасов нынешнего года.
Но сейчас все было ей глубоко безразлично. Она согласилась присутствовать на церемонии только из-за того, что отказ мог вызвать осуждение со стороны знакомых. А ей необходимо было заботиться о карьере. Джоан твердо решила, что, хотя у ее ребенка не будет отца, ему никогда не придется ни в чем нуждаться.
Она очнулась лишь после того, как услышала бурные аплодисменты и поняла, что церемония подходит к концу, по крайней мере ее официальная часть. В этот момент Эрвин снова полуобнял ее за талию и пристально посмотрел ей в глаза.
Джоан увидела, как скрытое пламя медлен но разгорается в ледяной глубине серо-стальных глаз, и с трудом перевела дыхание, когда ее вдруг озарило. Она поняла истинное значение этого молчаливого признания: Эрвин хотел ее, она была ему нужна…
— Пойдем, — вдруг сказал он почти грубо. — Ты выглядишь усталой. Тебе нужно отдохнуть. — Он встал и, взяв со стола позолоченную статуэтку, помог Джоан подняться.
Итак, Эрвин сумел справиться со своими чувствами. Однако Джоан по-прежнему ощущала темный жар, бушующий в крови. Ее любовь, ее желание, ее потребность быть рядом с любимым соединились в нечто до такой степени осязаемое, что, казалось, его можно было увидеть и потрогать.
Сидя в своей комнате и тупо глядя в пространство, Джоан испытывала странное чувство. Ей казалось, что дверь спальни светится в темноте и медленно отодвигается все дальше и дальше от нее. Потом она ощутила головокружение и очнулась лишь тогда, когда увидела над собой взволнованное лицо Эрвина.
— Тебе плохо? — Он слегка приподнял ей подбородок, стараясь угадать правду по ее глазам.
— Нет, — еле слышно прошептала Джоан, уже не пытаясь сдержать слезы.
— Перестань! Не могу смотреть, как ты плачешь! — с болью в голосе сказал он, вытирая ей щеки кончиками пальцев. — Сегодня вечером ты была очень красивой, очень уверенной в себе. Оставайся такой всегда. Ты не поверишь, но я не желаю, чтобы ты была несчастна! — Он осторожно обнял ее за плечи, словно очень дорогую хрупкую безделушку. — Раньше мне казалось, что, наоборот, я хочу видеть тебя страдающей. Но, выходит, моя неприязнь к тебе не столь глубока.
Джоан почувствовала себя оскорбленной. Итак, он считал ее недостойной даже настоя щей ненависти. Может быть, и его прежнее чувство к ней было не настоящей любовью, а лишь простой привязанностью? Может быть, именно поэтому он смог вычеркнуть ее из своей жизни с такой легкостью? А отказ выслушать ее, когда она пыталась рассказать правду о ребенке, был самым простым способом это сделать?
Джоан забила дрожь, но она сжала пальцы в кулаки и уперлась ими в грудь Эрвина. Он не обратил никакого внимания на эти почти детские усилия освободиться и осторожно поднял ее на руки.
— У тебя совсем не осталось сил — ни душевных, ни физических. Сейчас я отнесу тебя в постель и попрошу горничную принести молока с тостами. Это поможет тебе заснуть. Весь вечер ты была слишком возбуждена и почти ни чего не ела.
Нет, с отчаянием думала Джоан, мне не нужна его заботливость, вызванная врожденным чувством долга. И тут она забыла все обещания, данные себе: что бы ни произошло, оставаться равнодушной, холодной и спокойной. Она вырвалась из рук Эрвина и соскочила на пол.
— Оставь меня в покое! Перестань разыгрывать из себя святого или рыцаря! Ты просто самовлюбленный напыщенный тип, который упивается своим благородством!
Выкрикивая все это ему в лицо, Джоан совершенно не осознавала, как выглядит. Меж тем волосы ее растрепались, лицо покраснело от гнева. Из-за бурной жестикуляции и без того короткое платье задралось почти до самых бедер. Она прерывисто дышала. В таком состоянии она слишком поздно заметила, что черты лица Эрвина постепенно изменились почти до неузнаваемости, стали резкими, словно застывши ми. Глаза сузились и потемнели.
— Что ж, я больше не буду ни рыцарем, ни святым. Я стану таким, каким ты хочешь меня видеть, дорогая. Обещаю тебе!
Он снова подхватил Джоан на руки и, резко распахнув дверь спальни ударом плеча, внес ее в комнату и опрокинул на кровать. Одной рукой он стиснул ее запястья и прижал их к кровати по верх головы. Другой резко провел по ее телу снизу вверх — от гладких стройных ног до груди.
Затем рука Эрвина снова скользнула вниз но уже гораздо более медленным, ласкающим движением. Джоан лишь беспомощно вздрагивала, чувствуя, как желание огненной волной разливается по телу. Затаив дыхание, она следила за взглядом Эрвина. Все ее существо трепетало от лихорадочного возбуждения.
Джоан видела, что в нем самом тоже по степенно нарастает напряжение. И наконец плоть одержала верх над рассудком. Когда их взгляды встретились, Эрвин тихо, но убежденно произнес:
— Да. Сейчас.
Он снял смокинг и отшвырнул его в сторону, затем лихорадочно расстегнул рубашку, и Джоан увидела его обнаженный мускулистый торс, сведенный той же мучительной судорогой неутоленного желания, которая пронзала и ее тело. Каким-то шестым чувством она поняла, что сейчас не имеет права ответить ему отказом, и покорно опустила руки.
С такой же безмолвной благодарностью Эр-вин взял ее руки в свои и обвил их вокруг шеи. Джоан принялась медленными, ласкающими движениями поглаживать его затылок, затем ее пальцы скользнули вниз, к основанию шеи, туда, где ощущалось частое и резкое пульсирование крови в жилах.
Она любит его. И всегда любила. Ее тело жаждало его столь неистово, что чувство это было неподвластно разуму. Не удержавшись, Джоан застонала и придвинулась ближе к нему, прижимаясь грудью к его обнаженной груди. Сердце ее неистово забилось, когда Эрвин медленно стянул с ее плеч тонкие бретельки платья.
О да, они должны почувствовать друг друга всей кожей, слить сгорающие от желания тела воедино. Сейчас, как и прежде, он знал, чего она хочет, потому что сам хотел того же.
Эрвин отыскал губами ее губы, и она раздвинула их, испытывая мучительную жажду его поцелуев, от которых ее бросало в дрожь. Затем начала поглаживать его спину, в то время как он опустил руку к ее бедрам, и, нетерпеливо отыскав пояс ее трусиков, стянул их вниз. Его дыхание стало тяжелым и прерывистым, когда, вновь проведя рукой вдоль ее бедра, он уж не встретил никакой преграды. Затем Эрвин протянул руку к молнии у нее на спине и, быстро, расстегнув, стянул платье с ее разгоряченного тела.
Джоан наслаждалась мягкими, скользящими движениями его рук, то поднимающихся, то опускающихся от ее плеч к бедрам снова и снова, пока растущее возбуждение не сделалось почти невыносимым и не превратилось в неистовую потребность слиться с ним, стать единым целым.
Эрвин медленно целовал ее губы, веки, впадинку на шее, нарочно оттягивая завершающую стадию наслаждения. Точно так же, как делал это прежде, не позволяя всеохватывающей страсти завладеть им раньше времени.
На мгновение Джоан пришла в голову почти безумная мысль: это всего лишь очередной этап жестокой игры, на самом деле он не испытывает к ней никаких чувств. И вот, когда она уже почти потеряла всякую надежду на то, что это когда-нибудь свершится, его возбужденная плоть проникла в нее, и наслаждение, превышающее то, что она испытывала до сих пор, лавиной обрушилось на Джоан, унося в океан неизъяснимого блаженства.
Она вновь переживала знакомое, но каждый раз кажущееся невероятным чувство растворения в другом человеке. Они словно ощущали себя частью друг друга, их тела говорили на своем особом языке, понятном только им самим. Они сплетались все теснее и теснее, постепенно убыстряя ритм, пока одновременно не достигли мига, дарящего всю полноту бытия и почти сразу вслед за этим — всю горечь опустошения.
— Радость моя… — прошептал Эрвин, опуская голову ей на грудь. — Это было что-то невероятное… То, что ты делаешь…
Даже слова были те же самые, и он произносил их, как всегда, с необыкновенной нежностью, которую теперь трудно было предположить в нем. Слова, некогда открывавшие ей всю глубину его любви… Только сейчас это не было любовью.
Внезапная дрожь холодной змейкой проползла по телу Джоан. Кровь застыла у нее в жилах, когда она поняла, что произошло между ними на этот раз.
Она по-прежнему любит Эрвина. Она не может разлюбить его, как бы ни старалась. Душевно и физически она всегда будет принадлежать ему. А он… он ненавидит ее! Не так сильно, что бы желать ей вреда, но вполне достаточно, что бы презирать.
То, что случилось, не пройдет безболезненно для них обоих. По многим причинам отказать ему этой ночью было выше ее сил. Большинство мужчин забывают все свои сомнения, едва лишь снимают брюки. Но только не Эрвин. Наверняка он станет презирать себя. И она тоже будет презирать себя за то, что отдалась ему, да еще и нарочно возбуждала его. И в итоге они окончательно похоронят все светлые воспоминания, еще оставшиеся от тех дней, когда они по-настоящему любили друг друга…
Джоан откинулась на подушки, затем, протянув руку, подняла с пола скомканное платье и, кое-как прикрыв им наготу, заявила:
— Если тебе нужен секс, ты сможешь получить его, когда захочешь. Я не могу тебя остановить. Но предупреждаю: теперь это совсем не то, что было раньше, потому что я больше не люблю тебя. Как я могу любить человека, который считает меня лгуньей?
Я должна быть жестокой ради нашего обще го блага, подумала Джоан, с тоской глядя на то, как в чертах Эрвина проступает недоверие, постепенно сменяющееся гневом, а затем — холодным презрением.
Джоан смотрела, как он встает, одевается, идет к двери. Мучительное желание окликнуть его, попросить остаться и забыть ужасные слова одолевало ее. Но она поднесла руку ко рту и впилась зубами в костяшки пальцев, чтобы заглушить уже рвущийся наружу крик.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Своя ноша - Джохансон Инид

Разделы:
Пролог123468910111213

Ваши комментарии
к роману Своя ноша - Джохансон Инид



Ну не фонтан и как то смазано) Вроде начало интригующее, а потом сплошные сопли Да и главная героиня чиста и невинна, как девственный снег на вершинах Гималаев, что от приторности образа зубы сводит.
Своя ноша - Джохансон ИнидПупсик
6.07.2013, 19.32





А я считаю вполне нормальный ЛР, ничуть не хуже многих. неординарная ситуация. Кто-то кого-то не выслушал, сделав не верные выводы и т.д. и т.п. На вкус и цвет товарищей нет.
Своя ноша - Джохансон Инидиришка
2.03.2014, 0.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100