Читать онлайн Своя ноша, автора - Джохансон Инид, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Своя ноша - Джохансон Инид бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.05 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Своя ноша - Джохансон Инид - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Своя ноша - Джохансон Инид - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джохансон Инид

Своя ноша

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

— Как ты можешь быть такой грубой с ней?
Дверь спальни бесшумно затворилась за ним, и Джоан поспешно натянула мягкую льняную простыню до подбородка. В сузившихся глазах Эрвина вновь мелькнуло презрение. Это было больше, чем Джоан могла вынести.
Ее мать так и не простила ей того, что она в свое время развелась с Барни. Мать всегда восхищалась зятем и даже после того, как узнали всю правду, все же спросила дочь: «Возможно, ты довела его до этого, дорогая? »
Собственный брак Карен принес ей сплошные разочарования. Отец Джоан, мужчина из себя видный, не пропускал ни одной юбки и окончательно исчез, когда ей исполнилось четырнадцать. Разумеется, Карен мечтала увидеть свою дочь счастливой в замужестве. Теперь, когда она узнает, что второй брак Джоан оказался еще менее удачным, чем первый, она будет в пол ном отчаянии.
— Убирайся! — бросила она. — У меня нет на строения для разговоров.
На самом деле ей нужно было очень многое сказать Эрвину. Хотя бы то, какое она приняла решение, а заодно попытаться еще раз рассказать свою историю. Ей следовало поступить так гораздо раньше, как только она поняла, что между ними происходит. Но смерть Тома еще не отошла в прошлое, и Эрвин настолько тяжело переживал ее, что Джоан не хотела усугублять его страдания. И решила, что лучше подождать. Тогда она уже считала, что идея с искусственным оплодотворением была ошибкой. Или, по крайней мере, ей хотелось верить, что это так. Сейчас Джоан раскаивалась в том, что тянула с объяснениями в надежде, что время залечит душевную рану Эрвина.
Да, ей было что сказать ему, но нервный стресс, длившийся всю последнюю неделю, окончательно подорвал ее силы, высосал из нее последние остатки энергии.
— Ах, у тебя нет настроения! Звучит убедительно, ничего не скажешь. — Эрвин приблизился к кровати, медленно расстегивая пуговицы рубашки. — Твое «я» слишком много значит для тебя, чтобы считаться с окружающими, не так ли? Твои проблемы — это единственное, что важно. Ты согласилась выйти за меня замуж, начисто «позабыв» о том, что вы с Томом были любовниками, потому что это показалось тебе подходящей возможностью вырастить его ребенка. А потом, когда я сказал, что у меня на этот счет другие планы, ты пришла в бешенство.
Он снял рубашку и бросил ее на кресло. Его смуглая кожа казалась атласной в мягком рассеянном свете ночника. Рот слегка дернулся, когда Эрвин заговорил снова:
— А сегодня ты так резко обошлась с Самантой только из-за того, что твоя мать — удивительно, не правда ли? — предпочла ее общество твоему.
Джоан зажмурилась, изо всех сил стараясь не расплакаться. Никогда еще она не ощущала с такой силой всю тщетность своих попыток устроить собственную жизнь. Ей не было и девятнадцати, когда Барни Бленнер, со своими дорогими костюмами, роскошным автомобилем и ослепительной улыбкой, совершенно вскружил ей голову. А всего лишь год спустя ее радужные надежды раз веялись как дым, потому что она поняла, что вышла замуж едва ли не за преступника.
Тогда, собрав остатки сил, Джоан построила новую жизнь на обломках старой. Но сейчас, похоже, сил уже не осталось. Она полностью утратила способность бороться. Так что теперь…
Внезапно она услышала шорох сбрасываемой одежды совсем близко.
— Что ты собираешься делать? — воскликнула она, обернувшись к Эрвину.
— А как ты думаешь? — Брюки последовали за рубашкой.
При виде знакомого мускулистого тела Джо ан непроизвольно вздрогнула.
— Ты не можешь здесь спать! — Джоан была в панике. — Ведь мы больше не муж и жена!
— Так и есть, — холодно ответил Эрвин. — Но не беспокойся, я смогу преодолеть соблазны которые ты так щедро расточаешь. Зачем тебе понадобилось сегодня надевать то платье? Чтобы показать, чего я лишился? Извини, на меня это не подействовало. Дай мне лечь.
— Нет — Джоан снова закрыла глаза, поскольку сейчас Эрвин стоял перед ней уже обнаженным. Она еще крепче вцепилась в простыню, укрывавшую ее до подбородка, потому что на ней самой тоже ничего не было.
Матрац прогнулся под его тяжестью, и Джо ан пробрал озноб. Чувствовать, что Эрвин так близко, было для нее самой настоящей пыткой.
— Я тоже от этого не в восторге, — сухо заметил Эрвин, гася ночник. — Но Саманта всегда просыпается очень рано. Чуть свет, она уже встает и принимается хлопотать по дому. — Джоан почувствовала, как Эрвин набросил на себя другой край простыни. — Если увидит, что мы спим в разных комнатах, она поймет, что что-то неладно.
— И в этом все дело? — не удержавшись, с иронией спросила Джоан. Неужели он совсем не подозревает о ее чувствах?
— На данный момент именно в этом. — Голос Эрвина, доносящийся из темноты, по-прежнему звучал ровно. — Она только недавно начала приходить в себя, и я не хочу причинять ей боль. Том всегда был ее любимцем. Но, разумеется, она одинаково тяжело переживала бы потерю любого из нас. Теперь я остался один, и чувство вины не позволяет мне причинять ей хоть малейшее огорчение. А сейчас будем спать, хорошо?
Он повернулся к ней спиной, позаботившись о том, чтобы между ними осталось достаточное расстояние. Джоан продолжала лежать неподвижно, глядя в темноту.
То, что Эрвин упомянул о чувстве вины, казалось ей нелепым. Разве не так? Или было еще что-то в их отношениях с братом, о чем она и не подозревала? Что-то, что могло объяснить неожиданное и резкое превращение любящего мужа, верного друга и духовно близкого ей человека в грубого и безжалостного эгоиста.
Но что бы там ни было, наверняка для Эрвина это было тяжелым воспоминанием, потому что начисто отсекло все прежние чувства к ней с неумолимостью хирурга, орудующего ост рым скальпелем…
Размеренное дыхание Эрвина заставляло каждый нерв Джоан болезненно натягиваться и трепетать. Она постаралась улечься почти на самом краю большой двуспальной кровати, но, несмотря на это, чувствовала, что все ее тело ломит от мучительного напряжения.
Как он мог спать таким крепким, безмятежным сном? И почему она сама не в силах сделать то же самое? Почему должна лежать без сна и ощущать, как все мысли в голове перемешались, а каждая клеточка тела исступленно жаждет его прикосновения? Почему бы ей просто не позабыть о нем и не продолжить жить собственной жизнью? Так, как поступил он сам по отношению к ней…
Если бы Эрвин по-настоящему любил ее, он бы согласился ее выслушать и поверил бы ей. Но он этого не сделал. Значит, он не любил ее. Почему бы и ей не перестать любить его?
Неразрешимые вопросы вихрем проносились в мозгу Джоан, лишь напрасно мучая ее. Но стоило ей подумать о том, чтобы спуститься в рабочий кабинет и просмотреть наконец телеграммы, присланные агентом, как ее тут же сморил тяжелый, беспокойный сон. Проснувшись, она обнаружила, что лежит, почти вплотную прижавшись к обнаженному телу Эрвина.
Едва осмеливаясь вздохнуть, Джоан осторожно приоткрыла глаза. Серый предрассветный сумрак заливал комнату, и Джоан увидела, что, сами того не желая, они ночью придвинулись друг к другу. Кто из них проявил при этом большую инициативу, было уже неважно. Оставалось решить, что делать дальше. рука Эрвина покоилась на ее плече, ладонь касалась спины. Джоан лежала, обнимая его за талию. Сердце ее заколотилось, тело горячей волной окатило желание, неподвластное никаким доводам разума.
Эрвин крепко спал, грудь его равномерно вздымалась и опускалась. Джоан постаралась обуздать нахлынувшие чувства, но это ей не удалось. А когда попыталась выровнять учащенное дыхание, ей показалось, что ее легкие сейчас разорвутся.
Она понимала, что должна высвободиться из объятий Эрвина, но сделать это следовало как можно осторожнее, чтобы не разбудить спящего. Но ее тело, казалось, налилось свинцом и все глубже погружалось в мягкий матрац, одно временно крепче прижимаясь к телу Эрвина. Джоан чувствовала, как словно невидимые электрические искры пробегают между ними, пробуждая знакомые импульсы в самой глубине ее существа. Кожа стала влажной от выступившей испарины и на ощупь походила на скользкий шелк.
Джоан с усилием разжала руки, заставляя их выпустить все, что она по праву считала своим до того ужасного дня, который разбил ее жизнь. Нельзя поддаваться неугасающему желанию. Физически Эрвин все еще оставался привлекательным для нее, но духовно они уже совсем чужие друг другу…
Джоан уловила момент его пробуждения по глубокому, прерывистому вздоху. Затем рука Эрвина скользнула по обнаженной женской груди. Это мгновенно заставило его сбросить остатки сна.
Значит, уже поздно думать о том, как бы отстраниться, не разбудив его. Слишком поздно. Джоан с трудом перевела дыхание, и ее глаза наполнились слезами.
Нет смысла отрицать, что они все еще хоте ли друг друга. Но стал бы он заниматься с ней любовью? А если бы и стал, было ли это просто страстью без любви или знаком того, Что он изменил своё отношение к ней, отбросил презрение и недоверие и захотел разобраться в том, что случилось?
Но, может, ей самой стоит попытаться убедить его в своем желании начать все сначала, в том, что ее любовь не угасла даже после всех жестоких, несправедливых слов, которые ей пришлось от него услышать?
Джоан уже собиралась потянуться к мужу, прошептать, как она любит его и раскаивается в случившемся, но в этот момент Эрвин рывком поднялся с кровати и, собрав разбросанную как попало одежду, направился в ванную.
Она со стоном зарылась головой в подушку и крепко стиснула руки. Судя по тому, с какой быстротой Эрвин отстранился от нее, можно было подумать, что он обнаружил в постели рядом с собой гремучую змею?
Когда боль немного утихла, Джоан вытерла глаза, несколько раз глубоко вздохнула и, свесив ноги с кровати, потянулась за халатом. Накинув его, она подошла к высокому, во всю стену зеркалу. Ее волосы были растрепаны, полупрозрачная ткань почти не скрывала наготы Но Джоан это совершенно не заботило. В нынешней ситуации ложная скромность была абсолютно неуместна. За всю эту долгую ужасную неделю она поняла, что, несмотря на все свои старания, так и не смогла разлюбить Эрвина. Она лишь обманывала себя, утверждая, будто ей это удалось. Но у нее осталась гордость.
Джоан подошла к стеклянным дверям ванной, стараясь не смотреть на смутные очертания обнаженного тела Эрвина под струями воды.
— Тебе не кажется, что все это невыносимо? — спросила она громко, чтобы заглушить шум льющейся воды.
— Я тоже не в восторге, — донесся до нее голос Эрвина. Затем он выключил душ и в следующее мгновение оказался лицом к лицу с Джоан. Бедра его были обмотаны полотенцем, мокрые пряди волос прилипли ко лбу, на сильном, мускулистом теле поблескивали капли воды.
Джоан невольно стиснула руки, с трудом преодолевая желание прикоснуться к нему.
— Тогда сделай что-нибудь! — резко сказала она. — Или я сама этим займусь!
Эрвин принялся вытирать волосы краем полотенца, и оно съехало набок.
— Что это значит? — Он испытующе взглянул на нее.
Джоан вызывающе вскинула голову. После того как она потеряла его любовь, ее уже ничто не испугает.
— Для начала тебе придется выслушать меня. Я хочу рассказать, что именно произошло между мною и Томом.
— Нет! — В его глазах промелькнуло знакомое раздражение. — Я не желаю выслушивать твои россказни, которыми ты надеешься оправдать себя. Меня от них тошнит заранее.
Нет, мне не убедить его, безнадежно подумала Джоан. Даже если встать перед ним на колени и умолять выслушать ее, результат будет тот же самый.
Стараясь справиться с растущим в душе отчаянием, Джоан ровным тоном произнесла:
— Что ж, если ты хочешь решить проблему таким способом, — дело твое. И раз ты продолжаешь оставаться таким бесчувственным и упрямым, то, вероятно, ты никогда по-настоящему не любил меня. Я не собираюсь все время унижаться перед тобой. Но предупреждаю, я больше не собираюсь играть роль счастливой новобрачной. Я не поеду с тобой в Каслстоув, чтобы там продолжать ломать эту комедию. И я считаю, что нужно рассказать обо всем Саманте, пока она сама не заподозрила неладное. А она заподозрит рано или поздно.
Глаза Эрвина недобро сверкнули.
— Чем позднее это случится, тем лучше. И ты прекрасно знаешь почему! Или ты настолько занята своими переживаниями, что чувства других для тебя ничего не значат?
Удар снова попал в цель. Сердце Джоан мучительно заныло. Конечно же она не хочет причинять несчастной женщине новые горести. Значит, Эрвин и в самом деле никогда не любил и не понимал ее, если считает способной на такую низость.
Джоан крепко зажмурилась, чтобы скрыть подступающие слезы, и услышала холодный голос Эрвина:
— На то время, что мама гостит здесь, тебе придется играть свою роль. Ты хорошо справилась с ней сегодня утром, так что, думаю, продолжать в том же духе при свете дня не составит для тебя особой трудности.
Джоан широко раскрыла глаза и задохнулась от возмущения. Как он смеет? То, что произошло утром, было чистой случайностью, и она ни в коей мере не провоцировала его возбуждения. Если он хотел ее…
А он действительно хотел ее! Джоан догадалась об этом по тому, как чуть дрогнули его ноздри, по напряженной челюсти и слабому румянцу, выступившему на скулах. Быстрый взгляд, брошенный на ее полуобнаженное тело, тоже был достаточно красноречив. Какой-то темный вихрь взметнулся в груди Джоан. Возможно, Эрвин больше не любит меня, но продолжает хотеть, в этом нет сомнения, торжествующе подумала она. Желание угасает медленнее, чем любовь.
— У тебя явно больше проблем, — не удержавшись, ехидно заметила она и добавила: — Я оденусь в ванной.
Эрвин отступил, давая ей пройти. Но сделал это недостаточно быстро, подумала Джоан, развязывая пояс халата. Возможно, он ненавидит себя за то, что продолжает желать ее, но не в силах ничего с этим поделать.
Должно быть, она бессознательно стремилась отплатить ему за боль и унижение, что испытала по его вине. Спустившись во дворик, где Эр-вин вместе с матерью уже сидели за столом и завтракали, она заметила, как его лицо напряглось, а рот превратится в узкую прямую линию Значит, она не зря надела лимонно — желтые шелковые шорты и облегающий топик того же цвета.
— Ты похожа на утренний луч солнца, — с улыбкой заметила Саманта, вероятно позабыв о том, как внезапно и, пожалуй, невежливо невестка оставила ее накануне вечером.
— Спасибо. — Джоан улыбнулась в ответ, испытывая непритворную радость. Что ж, пока есть достойная публика, она подыграет Эрвину, и даже не без удовольствия! Она докажет ему, а главное себе, — что совсем не сломлена и жизнь в ней по-прежнему бьет ключом.
Джоан пододвинула себе стул и села боком к столу, выставив напоказ длинные стройные ноги. Мускул на щеке Эрвина дернулся, взгляд буквально за считанную долю секунды скользнул по ее ногам вверх, к округлых бедрам и тонкой талии, и на мгновение остановился на грудях, соблазнительно выступающих под светлым шелком.
Джоан почувствовала, как ее соски твердеют, и, очевидно, Эрвин тоже это заметил, по тому что резко поднялся и направился к дому, бросив на ходу:
— Я принесу кофе!
— Бог мой, я и не думала, что доживу до того дня, когда Эрвин решит сделать что-то по хозяйству! — воскликнула Саманта. — Ты хорошо влияешь на него.
Да, но не так, как вам кажется, с иронией подумала Джоан. Саманта отложила свой при бор и взяла салфетку.
— Он даже предлагал мне поджарить; яичницу, хотя все знают, что я сижу на строжайшей диете. Можно выпить чего-нибудь безалкогольного?
— Да, пожалуйста. — Джоан налила в бокал апельсиновый сок из запотевшего графина и откинулась на спинку стула, стараясь выглядеть умиротворенной. К счастью, в это утро приступ тошноты длился всего несколько минут и ей удалось выпить стакан воды. В ответ на замечание Саманты о диете она полушутливо заметила: — По утрам я всегда ем мало, но во время ланча мне вполне удается наверстать упущенное.
С этими словами она взяла бокал и сделала вид что поглощена его содержимым. Внезапно на нее нахлынули дурные предчувствия. Пройдет не так уж много времени, и ей придется сказать Саманте о беременности. Собирается ли Эрвин принять ребенка Тома и воспитывать его как своего, чтобы избежать нежелательного скандала? В таком случае он будет неприятно удив лен: раз нет никакой надежды сохранить их брак, она осуществит свое решение порвать с ним. Как скоро это произойдет, зависело от того, через какое время Саманта сможет вынести такую новость и не потерять душевного равновесия.
Эрвин вернулся из кухни, неся свежесваренный кофе. Он поставил поднос на стол и обратился к матери:
— Может, ты побудешь здесь и немного от дохнешь, пока мы съездим в деревню за продуктами?
Джоан взяла из рук Эрвина чашку с кофе и взглянула на него, пытаясь угадать его истинные намерения. Кажется, она поняла, в чем дело. Теперь он уже сомневался в том, что сможет играть роль любящего мужа достаточно долгое время на глазах у матери. К тому же он наверняка хочет остаться наедине с Джоан, чтобы в любой момент возобновить прежние оскорбления.
— Ну что ты, дорогой! — воскликнула она еще до того, как Саманта успела ответить. — Неужели твоя мама проделала такой долгий путь, чтобы все время сидеть дома? Почему бы нам всем вместе не поехать в Ольян? Там мы сможем пройтись по магазинам, пообедать прогуляться вдоль побережья. — Она повернулась к гостье с ослепительной улыбкой. — Что скажете?
— О, это будет замечательно, дорогая! — просияла Саманта. И Джоан заметила, как легкая растерянность, появившаяся было на ее лице исчезла. Когда Эрвин предложил матери остаться в доме одной, Саманта, должно быть, по чувствовала себя неловко. Наверняка ей даже показалось, что она здесь лишняя. Все-таки Эрвин, несмотря на всю свою заботливость, порой ведет себя на редкость бестактно. Кажется, ему и в голову не пришло, что Саманту могло расстроить его предложение.
Джоан обернулась к Эрвину, чье лицо приняло знакомое холодное выражение, и, по-прежнему улыбаясь, сказала:
— Вот видишь, дорогой, как чудесно все устроилось!
Его глаза потемнели, когда она снова откинулась на спинку стула и вызывающе закинула руки за голову. В глубине души Джоан торжествовала. Если Эрвин вздумает обвинить ее в том, что она нарочно выставляется напоказ, — что ж, он будет прав. Это был единственный способ, которым она еще могла отвоевать потерянные позиции.
— В таком случае пора собираться. — С этими словами Эрвин повернулся к ней спиной и принялся рассматривать неровную горную цепь. Его голос прозвучал сдержанно, но все же Джоан повила под обманчивым спокойствием стальные нотки. Она с ленивой грацией потянулась, как бы не торопясь выполнять его распоряжение. Итак, похоже, первый раунд за ней. Да, так оно и есть. Джоан увидела, как напряглись плечи Эрвина •од серо-зеленой рубашкой, заправленной в черные обтягивающие джинсы. Она и в самом деле одержала над ним победу!
Повернувшись к Саманте, Джоан посоветовала:
— Наденьте туфли без каблуков. Ведь нам придется много ходить. И возьмите шляпу от солнца. Если у вас нет, я одолжу вам одну из моих.
С этими словами она направилась в дом и поднялась к себе в комнату, стараясь не думать о предстоящей поездке. Если удастся спокойно дожить до того момента, когда Саманта уедет, тогда и настанет время размышлять.
Она надела тонкую хлопчатобумажную блузку и жилетку из более плотной ткани. Верхние пуговицы блузки Джоан оставила не застегнутыми, что придало ей более соблазнительный вид. Затем обулась в плетеные сандалии, взяла соломенную шляпу и, захватив еще одну для Саманты, спустилась вниз.
По пути в деревню Эрвин отбросил холодную сдержанность и был непринужденно вежлив. Он точно следовал указаниям Джоан, и вскоре они миновали расположенный на склоне холма ряд белых домиков с красными черепичными крышами, а затем спустились в долину.
Итак, Эрвин решил показать ей, что они оба могут играть в эту игру. На лице его теперь не осталось и следа от прежней холодности и отстраненности. Правда, глаз его Джоан не могла разглядеть за темными стеклами солнечных очков. К счастью, Саманта болтала без умолку и ее восторженные комментарии по поводу все го, мимо чего они проезжали, лишали Джоав необходимости поддерживать разговор.
Когда они вошли в магазин, заполненый пестро одетыми людьми, и Саманта заявила, чти готова целыми днями гулять по окрестностям Джоан готова была расцеловать ее.
— У меня есть идея получше. — заявил Эрвин, с нежностью глядя на раскрасневшееся счастливое лицо матери. В руках у него было множество всевозможных пакетов и свертков с продуктами, поэтому он кивнул в сторону небольшого уличного кафе, расположенного на краю суматошной рыночной площади. — Подождите вон там, пока я не отнесу все это в машину, а потом мы найдем какое-нибудь приятное заведение для ланча.
Он обращается с матерью как с ребенком, подумала Джоан. С больным ребенком, который требует особенной заботы и внимания. Джоан и сама поймала себя на этом, когда мягко взяла Саманту под руку и заговорщически шепнула:
— А мы тем временем выпьем отличного кофе. Ничего похожего на ту дрянь, которую подают у нас!
Она поймала одобрительный кивок Эрвина перед тем, как тот развернулся и начал прокладывать путь сквозь галдящую, беспорядочную толпу торговцев и покупателей. Итак, он считает, что с Самантой и в самом деле нужно обращаться именно таким образом. Его второй приказ — играть заботливую любящую жену все то время, что Саманта находится рядом с ними, — будет выполняться ею с таким старанием, что Эрвин пожалеет о нем. И не один раз! Уж за это она ручается!
Пока они пили кофе, Саманта с интересом осматривала площадь, окаймленную апельсиновыми деревьями, и причудливые здания с аркадами из светлого камня, в. лучах солнца казавшиеся ослепительно белыми.
— Здесь просто чудесно! Все так и наполнено жизнью! — воскликнула она. — Я понимаю, почему ты решила здесь поселиться. Надеюсь, ты не будешь слишком скучать по Ольяну, когда переселишься в Каслстоув. Но, конечно, вы с Эрвином проведете еще немало счастливых дней в Португалии!
Джоан с горечью подумала о том, что ни когда не переедет в Каслстоув и они с Эрвином не проведут ни единого счастливого дня в Португалии. Но Саманта узнает правду не раньше, чем сможет ее вынести.
Джоан с трудом заставила себя улыбнуться и отхлебнула еще кофе. Она старалась не думать об утраченной любви и о тени Тома, которая словно вставала из могилы и застилала все то, что прежде казалось таким светлым и прекрасным.
Но Том не был виноват в случившемся. Так же, как и она сама. Они сделали то, что им казалось разумным и правильным. И Джоан действительно поначалу считала, что их попытка не увенчалась успехом.
Нет, вина за все происходящее лежит только на Эрвине. Это он отказался выслушать ее и с легкостью начал думать о ней Бог весть что…
— Постарайся не сердиться на свою мать за то, что она собралась переехать поближе ко мне.
Голос Саманты прервал печальные размышления Джоан, с которыми она столько раз собиралась покончить. Но, очевидно, подходящий момент еще не настал.
— Вчера вечером известие об этом тебя шокировало. Я знаю, что Карен собиралась написать тебе обо всем, но, видимо, пока не решилась. — Пожилая женщина осторожно дотронулась до руки своей собеседницы. — Она была очень благодарна тебе за предложение переехать сюда. Но, как она сама мне объясняла, Португалия лежит слишком далеко от ее родных мест и еще ты обустроила дом по своему вкусу, у тебя бывает множество людей, и ей не хотелось мешать тебе. Мы с ней обе сошлись на том, что молодому поколению не нужны маменьки, которые повсюду суют нос и вечно вмешиваются не в свои дела. Поэтому и я сама решила уехать из Каслстоува. Мы с Карен с удовольствием оставим вас в покое. А если поселимся вдвоем, то не будем чувствовать себя одинокими.
И когда это Саманта с мамой успели так подружиться! — с досадой подумала Джоан. Когда развод с Эрвином будет предан огласке, они окажутся по разные стороны баррикад.
— Секретничаете? — спросил подошедший к ним Эрвин с таким видом, будто не сомневался: кому-то опять перемывают косточки.
— А как же! — Саманта улыбнулась, поднялась и взяла сумочку. — Пойдем куда-нибудь обе дать — я умираю с голоду! И не смотри так сердито! — Она слегка постучала указательным пальцем по широкой груди Эрвина. — Мы, женщины, имеем право на свои маленькие тайны!
Могла бы этого и не говорить, поморщилась Джоан. Она видела, как Эрвин улыбнулся матери, но, когда он перевел взгляд на жену, в его глазах стояло уже привычное презрение. Наверняка он подумал сейчас о ребенке, которого она носит. О ребенке Тома.
Внезапно ей захотелось, чтобы этот день поскорее закончился, а Саманта уехала домой. Захотелось, чтобы Эрвин снова любил ее, чтобы время повернулось вспять…
Но этого никогда не произойдет. Джоан машинально шла за своими спутниками по лабиринту узких, вымощенных булыжником улиц. Нервы ее были натянуты как струны, а сердце лежало в груди холодным камнем. Она не знала, как доживет до вечера, потому что уже сейчас , чувствовала себя хуже некуда.
Есть два решения, как-то отстранение поду мала она. Первое — таскаться по городу с убитым видом, в результате чего Саманта начнет подозревать неладное. И второе — изображать счастливую молодую жену, как приказал ей Эрвин.
Гордость опять заставила Джоан выбрать второе. Глубоко вздохнув, чтобы справиться с подступающими слезами, она проскользнула между Самантой и Эрвином и, взяв обоих под руки, двинулась дальше. Ее нога тесно соприкасалась с ногой Эрвина все то время, что они шли рядом.
Внезапно она почувствовала, как легкая дрожь пробежала по его телу и рука, переплетенная с ее рукой, напряглась. Джоан постаралась скрыть довольную усмешку.
— Недалеко отсюда есть превосходный ресторанчик с видом на море, — сказала она. — Можно поесть на веранде и подышать морским воздухом.
Эрвин вопросительно взглянул на мать, и та воскликнула:
— Звучит заманчиво! Ну что ж, показывай дорогу!
Джоан свернула в одну из знакомых улиц, не выпуская руки Эрвина и по-прежнему прижимаясь к нему всем телом. Она говорила себе, что это доставляет ему мучения, которые он вполне заслужил. Однако в конце концов волнующее ощущение его близости заглушило все прочие ее мысли и чувства.
Они уселись за столик, стоявший немного в стороне от других, под навесом из вьющихся виноградных лоз. Джоан подумала, что место выбрано удачно. Если ей снова захочется подразнить Эрвина, этого не увидит никто из по сторонних. Краем глаза она заметила, что он с трудом справляется с обуревающими его чувствами.
Взгляд, который Эрвин бросил на нее, когда она скользнула на свое место, задержался на уровне расстегнутых пуговиц блузки, затем переместился вниз на длинные загорелые ноги. Да, он явно сожалел о том, что она так хорошо выполняет его указания!
Что ж, прекрасно! Джоан одарила мужа сияющей улыбкой и постаралась убедить себя, что получает ни с чем не сравнимое удовольствие. Желая продлить миг торжества, она накрыла ладонью руку Эрвина и слегка погладила. Мышцы его тут же напряглись, и Джоан поняла, что он едва сдерживается, чтобы не отдернуть руку. Но здесь была Саманта, и под внимательным материнским взглядом Эрвин не осмелился хоть как-то проявить недовольство.
— Должно быть, мне придется заказывать ланч, дорогой, — промурлыкала Джоан. — Здесь почти не говорят по-английски. Ольян еще не превратился в один из центров международного туризма.
— Хорошо, — кивнул он, но Джоан видела, что ему не понравился ее покровительственный тон. Эрвин привык сам отдавать распоряжения.
Ничего, как-нибудь переживет. Джоан просмотрела меню и выбрала овощной салат с красивым перцем и пряностями и моллюсков в чес ночном соусе.
— Ну, что вы на это скажете? — спросила она своих спутников. Получив утвердительные ответы, Джоан подозвала официантку и заговорила с ней по-португальски.
Несколько лет назад, когда она только при ехала сюда, выучить язык было ее первоочередной задачей. Поэтому сейчас ей было приятно восхищение Саманты:
— Дорогая, твоим талантам просто нет предела!
Улыбнувшись, Джоан сняла соломенную шляпу и тряхнула головой. Она видела, каким жадным взглядом Эрвин смотрит на длинные волнистые пряди ее волос, и, обращаясь к Саманте, кокетливо произнесла:
— Полагаю, вам лучше спросить об этом у моего мужа. — И вдруг, поймав довольную ответную улыбку, замерла, охваченная внезапным чувством вины.
Почему она решила, что несчастная женщина должна жить в мире дурацких иллюзий, который они с Эрвином заботливо создавали для нее? Джоан стало стыдно. Она словно увидела в истинном свете то, что раньше представлялось ей просто рискованной затеей. Внезапное открытие обрушилось на нее всей своей тяжестью, заставив сердце тревожно заныть.
Но почти сразу же вслед за этим Джоан пришлось испытать настоящий ужас. Когда Саманта, извинившись, отправилась «попудрить носик», Эрвин взял ее сильными жесткими пальцами за подбородок и сказал:
— Я прекрасно знаю, что ты делаешь и почему ты это делаешь. — Тяжелый взгляд серых глаз остановился на ее губах. — Наш брак — лишь видимость, и, будь уверена, я не собираюсь набрасываться на то, что ты так соблазнительно выставляешь напоказ. Человек способен вынести очень многое, прежде чем окончательно забудет о своих принципах.
И тут же его губы прижались к ее губам, и он с силой раздвинул их языком, проникая внутрь Джоан попыталась отстраниться, руки ее сжались в кулаки, и она уперлась ими в грудь Эрвина. Но она боролась не столько с ним, сколько со своим внезапно вспыхнувшим желанием… до тех пор пока не ощутила, что прикосновения мужских губ становятся иными — ласкающими, глубоко чувственными.
Невероятно, но Джоан вдруг почудилось, что именно так он целовал ее еще совсем недавно, когда они любили друг друга и она была нужна ему. Джоан перестала сопротивляться, ее кулаки разжались, и она принялась слегка поглаживать плечи мужа, чувствуя, как внутри нее бушует пламя.
Мысли разом покинули ее. Джоан ощущала только свое тело, охваченное одним стремлением: принадлежать Эрвину, отдать ему всю свою любовь и страсть. Ее сознание уже не принимало реальность, полностью погрузивший в мир грез…
Это продолжалось до тех пор, пока Эрвин не отстранил ее мягким движением. Но когда он заговорил, голос его звучал по-прежнему бес страстно:
— Подумай, прежде чем играть со мной, эти игры. Ты можешь дразнить меня, но это палка о двух концах. Так что будь осторожнее, дорогая женушка, иначе в один прекрасный момент угодишь в свою же собственную ловушку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Своя ноша - Джохансон Инид

Разделы:
Пролог123468910111213

Ваши комментарии
к роману Своя ноша - Джохансон Инид



Ну не фонтан и как то смазано) Вроде начало интригующее, а потом сплошные сопли Да и главная героиня чиста и невинна, как девственный снег на вершинах Гималаев, что от приторности образа зубы сводит.
Своя ноша - Джохансон ИнидПупсик
6.07.2013, 19.32





А я считаю вполне нормальный ЛР, ничуть не хуже многих. неординарная ситуация. Кто-то кого-то не выслушал, сделав не верные выводы и т.д. и т.п. На вкус и цвет товарищей нет.
Своя ноша - Джохансон Инидиришка
2.03.2014, 0.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100