Читать онлайн Не бойся сказать «люблю», автора - Джохансон Инид, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не бойся сказать «люблю» - Джохансон Инид бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не бойся сказать «люблю» - Джохансон Инид - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не бойся сказать «люблю» - Джохансон Инид - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джохансон Инид

Не бойся сказать «люблю»

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

Свет зажженной керосиновой лампы добавлял мягкое сияние к мерцающему отсвету камина. Эдуард повернулся к ней, заглянул в лицо темными загадочными глазами, зачем медленно поднял руки, и его пальцы осторожно коснулись ее щек и подбородка. Элен стояла, не шевелясь, ей казалось, что она видит сон. Ее сковало странное оцепенение, она не могла двинуться, не могла вымолвить ни слова, способная только любить, любить всеми силами души…
Темные ресницы Эдуарда опустились, скрыв выражение, с которым его глаза остановились на ее губах… Губы Элен беспомощно дрогнули, приоткрылись, из них вырвался вздох, а тело затрепетало, охваченное роковым огнем. Эдуард собирается ее поцеловать, но это не должно случиться!
Этого и не случилось, он сказал только:
– Пришло время нам поговорить, дорогая.
Он произнес эти слова с таким непонятным выражением, что Элен почувствовала, как ее сердце болезненно сжалось. Итак, наступил миг, которого она ждала и боялась, ужасный, неизбежный, черный миг. Не истины, а лжи. И как только ложь будет произнесена, все пути к отступлению для Элен безвозвратно закроются.
Но она и сама понимала, что вернуть прошлое нельзя. Мосты были сожжены в тот час, когда она поняла, что любит. Перед ней лежали две возможности, две дороги – одна полная одиночества, скорби и отчаяния, другая казалась немыслимой, полной счастья, но и смертельной, иссушающей душу ревности к его многочисленным «графиням».
Надо было выбирать. И Элен сделала свой выбор.
Она прерывисто вздохнула. Руки Эдуарда легли ей на плечи с такой нежностью, которая едва не заставила ее расплакаться. Спазм сжал ей горло, а пальцы Эдуарда сделались тверже, он словно понял, что происходит в ее душе, и она услышала мягкий шепот:
– Все можно поправить, моя дорогая. – Его ладонь скользнула по ее спине, и Элен вздрогнула, яростно противясь растущему желанию растаять как воск в его руках и предоставить судьбе и своей любви решать за нее. – Не нужно слов. И не тревожься ни о чем, предоставь мне все твои проблемы.
Как легко он мог сделать это – с помощью рук, губ, с помощью своего великолепного мужского обаяния. И она станет принадлежать ему, но в ее душе никогда не будет мира и покоя, а самое сокровенное глубокое человеческое чувство навсегда останется неудовлетворенным, потому что он не любил ее.
Бесслезное рыдание вырвалось из груди Элен. Отчаянно сопротивляясь предательскому голосу инстинкта, она рванулась из сладостного плена его рук, но Эдуард легко, как ребенка, приподнял ее и, опустившись в одно из кресел, усадил к себе на колени.
Поддавшись слабости, но всего лишь на одно мгновение, Элен позволила своей голове приникнуть к его широкому крепкому плечу. Но только для того, чтобы собраться с мыслями, неистово уверила себя Элен. Еще одна минутка, и она возьмет себя в руки и строго спросит, почему он ведет себя так фривольно. Пусти меня, изменник! Ей казалось, она слышала, как произносит гневные слова, но вместо этого все ее тело охватила неудержимая дрожь. Мгновенно почувствовав ее страшное внутреннее напряжение, Эдуард пробормотал, касаясь губами ее темных блестящих волос:
– Поверь мне, нет никаких причин для волнения. Ты встречалась с другим мужчиной… Пожалуйста, не отрицай, дорогая, – быстро предупредил он, когда Элен замерла в его руках. – Все это было очень заметно, и это утешает меня, потому что, если бы у тебя их было несколько, ты научилась бы лучше скрывать свои секреты. Но выдававших тебя мелочей можно насчитать дюжины, с тех пор как я вернулся из Оттавы раньше, чем обещал, и застал тебя за оживленным телефонным разговором. Ты сказала тогда, что говорила с Маргарет, но твой виноватый вид ясно давал понять, что это неправда. Потом твоя безумная мысль разорвать наши превосходные деловые отношения на том только основании, что тебе скучно и захотелось новизны. Да, дорогая, доказательствам нет числа. Я даже не стану продолжать перечень.
Элен, до сих пор боявшаяся дышать, с шумом выдохнула воздух. Она слышала ровные, сильные удары его сердца, в то время как ее сердечко стучало неистово и беспорядочно, словно барабанную дробь доверили выбивать сумасшедшему. И этот факт, подтверждающий его абсолютное хладнокровие, полное отсутствие гнева, не говоря уже о ревности, безошибочно свидетельствовал о том, что Элен и так знала, – он не любит. Там, где дело касалось ее, Эдуард оставался неизменно спокоен, и чувства его молчали. Единственное, что он ценил в ней, была ее способность вносить комфорт и порядок в его полную бурной деятельности жизнь. Эдуард и сам не раз повторял, что в этом умении ей нет равных.
– Не стану притворяться, что меня устраивает такая ситуация, – продолжал Эдуард, и Элен отчаянно закусила губу, надеясь, что ее «интрижка» все же затронула в нем какие-то глубинные струны.
Но, увы, надежда оказалась ложной, слабый ее голос печально затих, когда он произнес:
– Но я вполне понимаю тебя, и ты не должна чувствовать себя виноватой, потому что вина тут скорее моя.
Элен пробормотала что-то невнятное. Тепло его тела обжигало ее. Она бессильно закрыла глаза. Ей нечего было сказать, оставалось лишь молча соглашаться с его выводами.
Все оказывалось слишком просто! Элен рисовала себе ужасную сцену, представляла, как Эдуард холодно и резко прикажет ей держаться подальше от любовника, пока их брак еще остается в силе. Как он содрогнется при мысли, что газетные хроникеры с удовольствием просмакуют похождения его жены в скандальных газетных публикациях, выставят его на посмешище, а люди станут сплетничать и хихикать за его спиной.
Но, кажется, все это даже не пришло Эдуарду в голову. Или он решил, что он слишком крупная фигура, чтобы придавать значение подобным мелочам. Элен было очень трудно сейчас делать какие бы то ни было выводы, потому что рука Эдуарда гладила ее по голове так успокаивающе-ласково, словно он хотел только одного – избавить ее от всех бед, переложить их на свои широкие плечи…
– Еще до того, как я предложил тебе заключить наш договор, ты дала мне понять, что замужество само по себе тебя мало привлекает. Здесь мы с тобой полностью сходимся, хотя причины не желать брачных уз у нас разные. Я не подумал об этом, – признался он немного взволнованно, впервые выдавая свое внутреннее напряжение. Руки его плотнее обхватили талию Элен. – Тебе свойственны все физические потребности нормальной женщины, и ты слишком красива, чтобы рядом с тобой не мог не появиться мужчина, желающий утолить их. Отношения, которые сложились между нами, только подталкивали тебя к этому.
– В самом деле? – Нараставшее негодование наконец вырвалось наружу, и Элен нашла в себе силы хотя бы выпрямиться, если и не разомкнуть стальное кольцо его рук. Он пытается низвести вопрос на уровень примитивной биологии, словно она какая-то самка! Он оскорбляет ее! – Так же как тебя наши отношения подталкивали в объятия француженки? – воскликнула Элен, сверкнув глазами, и ее высокие скулы запылали горячим румянцем. – А сколько их было, кроме нее? Или ты уже потерял счет?
Ей показалось, что блеск порочного удовольствия мелькнул в его серых глазах, приведя ее в бешенство. Ее слова нисколько не смутили его. Сейчас он, наверное, с наслаждением представляет себе роскошное тело своей Луизы и тела многих других женщин, принадлежавших ему, мечтает о новых победах.
– Луиза де Буало? Я все ждал, когда ты снова заговоришь о ней.
Улыбка, появившаяся на губах Эдуарда, была хищной и чувственной. Секунду Элен молча смотрела на него. Как она ненавидела его сейчас за то, что он сумел завладеть ее сердцем! Она неистово рванулась, оттолкнула его своими маленькими кулачками и гневно вскрикнула, когда вместо того, чтобы выпустить ее, Эдуард только сильнее сжал руки и проговорил властно:
– Перестань метаться, женщина, или я не отвечаю за себя. Мы еще не кончили говорить. Я же стараюсь сохранять спокойствие, хотя мне это и нелегко…
Может, он думает, что она по собственной воле уселась ему на колени? Элен вспыхнула, губы ее сжались. Последние следы иронии исчезли с ее лица, остались только ярость, боль и желание отстоять свое достоинство.
– Так говори! – вскричала она, с бессилием чувствуя, что не в силах вырваться из плена. – Но тебе вовсе не обязательно при этом прижимать меня к себе. Сначала выпусти меня, я сяду в другом конце комнаты и прекрасно смогу слушать тебя оттуда. Тебе, кажется, известно, что я не глухая!
Но Эдуарду ее гнев ничуть не помешал еще крепче привлечь ее к себе, и он произнес с ошеломляющей откровенностью:
– Тебе необходимы полноценные супружеские отношения. Сейчас мне все стало ясно, и я виню себя за то, что не понял этого раньше. Но я же предлагал тебе, помнишь? – В его голосе Элен послышалось отвращение. – Правда, не с такой утонченностью, на которую ты, наверное, рассчитывала. Прошу тебя позволить мне попытаться снова, хотя бы ради старой дружбы. Думаю, что заслужил еще один шанс. – Голос его был тихим, мягким, сладким как мед. – Обещаю, что ты забудешь своего возлюбленного, каким бы страстным он ни был…
Словно она женщина, для которой главное – удовлетворить свою физическую потребность, а кто это сделает, неважно!
Гнев все нарастал в груди Элен, она была близка к истерическому взрыву негодования. Ни слова о влечении с его стороны, о том безумном влечении, которое сжимало ей горло и потрясало до основания каждый раз, когда Элен смотрела на него. Ни слова о любви!
Но что еще она могла ожидать? Единственное, чего добивался Эдуард, – чтобы Элен осталась с ним и продолжала выполнять свои обязанности. А если ее чувственность не находила выхода – что же, он вполне способен это понять, он благодушно посочувствовал ей и предложил свою помощь. Никогда еще в жизни Элен не испытывала такого унижения!
Мучительное напряжение наконец вырвалось наружу. В порыве ярости она снова ударила его кулачками в грудь, на этот раз пуская в ход всю свою силу, чтобы вырваться. Он на миг выпустил ее, но его руки тут же сомкнулись вокруг ее бедер, удержали на коленях, дрожащую от бессильного гнева.
– Кем, черт возьми, ты меня считаешь? – Слова негодования прозвучали резко, как удар хлыста.
Глаза Элен с презрением впились ему в лицо. Ей ужасно захотелось дать ему полновесную пощечину, чтобы прогнать с этих губ неторопливую улыбку.
– Красивой, умной, необычайно привлекательной женщиной.
Его глаза блестели, лицо при свете лампы приняло золотистый оттенок, черты казались мягче и чувственнее в мерцающем свете камина, и волна любви снова охватила Элен. Она была бессильна бороться дальше.
Когда Эдуард осторожно провел руками по ее бедрам и талии, она не могла больше сдерживаться и разразилась неудержимыми рыданиями. Эдуард испугался.
– Не плачь! Я не хотел расстроить тебя.
Он шевельнулся в кресле, привлек ее к себе.
Его уверенные руки гладили ее по спине, голос ласково бормотал:
– Предоставь все мне. Я все устрою, обещаю тебе.
Как будто она была маленькой девочкой со своими крохотными проблемами и заботами, с которыми нельзя справиться без помощи больших и умных взрослых.
Но Элен была не ребенком, а женщиной. И эта женщина в ней сейчас отчаянно плакала по любимому человеку, и его поглаживающие руки вместо того, чтобы утешить, сводили ее с ума.
Рыдания начали стихать. Элен схватилась руками за его плечи и спрятала залитое слезами лицо на его груди.
– Тебе лучше, дорогая? – спросил он, накрывая ее руки своими.
Элен чувствовала себя совсем обессиленной, она даже не сделала попытки соскользнуть с его колен. Смахивая с глаз последние слезинки, она заметила, что глаза Эдуарда странно сверкнули, а грудь взволнованно поднялась, и услышала глубокий прерывистый вздох.
– Вот выпей, тебе это не помешает. Мне, например, просто необходимо, – пробормотал он, протягивая руку к бутылке, стоявшей на низком столике, и наливая вино в два бокала.
Один из них он протянул Элен. Ее дрожащие пальцы ухватились за него, как за спасательный круг, и она в несколько глотков осушила бокал словно умирала от жажды.
Эдуард осторожно взял ее бокал и поставил на столик рядом со своим, нетронутым. Элен произнесла слабым голосом, так как от вина и страстного желания голова ее закружилась:
– Я думала… ты сказал, кажется, что хочешь выпить.
– Хочу, но не так. – Он подался вперед, приподнялся в кресле. Их лица теперь были на одном уровне, совсем близко друг от друга, губы почти соприкасались, когда он прошептал: – А вот как… – И кончиком языка коснулся ее влажных губ. – Это опьяняет посильнее вина.
Его слова были полны соблазна, голос звучал низко и хрипло. Сладострастное прикосновение к ее губам привело Элен в смятение. По ее жилам пробежала дрожь, и едва Эдуард почувствовал эту реакцию, его пальцы нежно заскользили по ее телу, от бедер к плечам и обратно.
Волшебные ощущения парализовали волю Элен, тело охватил неистовый жар, в голове воцарилась странная пустота. Ее руки инстинктивно обвили его широкие плечи, привлекли ближе, и он страстно впился в ее губы обжигающим поцелуем. Поцелуй проник в самую душу Элен, тело растаяло в его пламени, руки Эдуарда тем временем скользнули под свитер, настойчиво задвигались по мягкой шелковистой коже, и она ощутила, как ее охватывает дрожь ожидания невыразимого блаженства… Протестующий возглас замер у нее в горле и превратился в стон удовольствия, когда его руки коснулись ее груди.
– Ты принадлежишь только мне. Я никогда не позволю тебе уйти.
Его глаза стали совсем черными, только в глубине их горел яркий, властный огонь, который дразнил и покорял ее. Охваченная небывалым восторгом, Элен теперь желала лишь одного – принадлежать ему, только ему, на любых условиях. Навсегда. Вся дрожа, она протянула руки, обхватила ладонями любимое лицо. Сердце ее замерло. Околдованная магическими прикосновениями его рук, Элен ждала, что вот сейчас он скажет ей, что не может жить без нее, что любит и не отдаст ее никому… Эдуард смотрел на нее так пронзительно, что она испугалась бы, если бы любовные чары, охватившие ее, не были так сильны. Она отвечала на его взгляд взглядом, полным любви.
Он закрыл глаза, и Элен увидела, как он с силой сжимает челюсть. Потом он сделал глотательное движение, его руки опустились и сжались в кулаки. Удивленная Элен ощутила, как по его телу пробежала легкая дрожь. Ее руки скользнули ему на плечи. Он открыл глаза, и ей показалось в зыбком неверном свете, что в них промелькнуло страдальческое выражение. Но она поняла, что это всего лишь игра ее воображения, когда он прошептал:
– Мы могли бы составить отличную пару. То, что сейчас происходит с нами, прекрасное тому доказательство. – Он снова напряженно глотнул, словно освобождаясь от комка в горле, и продолжал незнакомым медленным голосом: – Избавься от своего поклонника или это сделаю я. Только не рассказывай мне о нем, я не хочу ничего знать – разве только то, что он досаждает тебе. Если да, то он пожалеет, что вообще родился на свет.
Он сурово сжал губы и, взяв ее за талию, резко поставил на ноги, затем поднялся сам и отступил назад. Даже сквозь туманную завесу слез Элен видела, какое усилие он делает, чтобы овладеть собой. Но она была слишком потрясена происшедшим, чтобы двинуться или произнести хотя бы слово. Эдуард мягко сказал:
– Я безумно хочу тебя прямо сейчас, но нам обоим придется подождать, пока ты не сделаешь того, что должна. Напиши ему письмо.
Широкие плечи Эдуарда угрожающе приподнялись, но он тут же заставил себя улыбнуться.
– Ты не можешь скрыть, что хочешь быть со мной. Обещаю, что жалеть тебе не придется. – Он провел тыльной стороной кисти по ее застывшему лицу. – Сейчас я приготовлю ужин, а завтра мы все окончательно уладим.
Эдуард спокойно повернулся и скрылся в кухне, словно ничего не случилось, а перед Элен с силой захлопнулись ворота, только на мгновение приоткрывшие уголок рая.
Трясущимися руками она налила вина в бокал и медленно выпила до дна, глядя на угасающий огонь. Но у нее не было сил сбросить с себя оцепенение и пересечь комнату, чтобы подбросить уголь в камин.
Итак, ничего не изменилось. Эдуард по-прежнему считает, что ей нужен мужчина – и только. Все равно какой. И вот он предлагает себя в качестве утешителя, чтобы заставить ее остаться.
«Ты принадлежишь мне, – сказал он ей. – Я не позволю тебе уйти».
Для Эдуарда смысл жизни заключается во владении собственностью. Элен устраивает его, и он желает сохранить ее при себе любой ценой. Какое ему дело, если где-то на заднем плане маячит любовник. Элен, конечно же, поспешит отделаться от него.
И вот она пассивно позволила ему разыграть сцену обольщения так, как он счел нужным, даже не дав себе труда довести ее до конца. И она напрасно прождала признаний в любви. Разумеется, они не последовали.
Он не любит ее и никогда не полюбит. От этой мысли Элен начинала ненавидеть его почти так же сильно, как ненавидела себя за свою глупость.
Запах жареного мяса вызвал в ней приступ тошноты. Она с трудом дошла до кухонной двери и сказала деревянным голосом:
– Мне не хочется есть. Я иду спать. Спокойной ночи.
Завтра утром она скажет Эдуарду «прощай»!
Элен не сомкнула глаз этой ночью. Она не слышала даже, как он вернулся в свою комнату. Мозг ее оцепенел, в нем осталась только одна-единственная мысль: если она позволит себе думать, чувствовать, вспоминать мгновения, когда ей казалось, что Эдуард готов признаться ей в любви, она погибла. Или ее захватят мучительные переживания о нанесенной ей обиде, когда он намекнул, что для того, чтобы держать ее в полном подчинении, ему достаточно будет лишь изредка поиграть с ней в постели. Если она позволит себе думать об этом оскорблении, она чего доброго кончит тем, что вонзит ему спящему нож под ребра.
И Элен постаралась не думать ни о чем. Она не торопясь собрала вещи, затем присела на край кровати, набросила на себя одеяло и смотрела в окно, пока рассвет не стер со стекла отражение ее измученного лица.
Двигаясь медленно, как старушка, она почистила зубы, провела пальцами по волосам, надела свитер и отнесла чемодан вниз. В холле пахло кофе, но Эдуарда нигде не было видно. Услышав треск расщепляемой древесины, Элен вышла на крыльцо. Утренний воздух был холодным и свежим. Эдуард стоял у поленницы. Топор в его руках резко взмывал в воздух и с жесткой методичностью опускался на толстые короткие поленья, раскалывая их в щепки.
Когда он поднял голову и увидел Элен, стоявшую в дверях, его лицо все еще хранило выражение жестокости. Но оно тут же исчезло. Эдуард смотрел на нее, тяжело переводя дыхание. Взгляд стал мягче, он сказал с упреком:
– Ты так простудишься, дорогая. Я уже приготовил кофе. Налей себе чашку, а я присоединюсь к тебе, как только кончу здесь свои дела.
Словом, он вел себя, как ни в чем не бывало.
– Я уезжаю, – безо всякого выражения произнесла Элен.
В горле у нее пересохло, по жилам пробежал лихорадочный жар, от которого ее бросило в дрожь. Она увидела, как его глаза внезапно сощурились, заметила, как побледнели костяшки пальцев руки, сжимающей топор, и заставила себя говорить дальше, потому что отступать было уже поздно. Ей следовало высказаться до конца и заставить его поверить.
Если она останется, любовь окончательно погубит ее.
– Ты был не прав по отношению к моему другу, – высоким голосом произнесла Элен.
Налетевший порыв холодного ветра заставил ее вздрогнуть.
– Я хочу выйти за него замуж. Я очень люблю его. «Обязуются предоставить друг другу свободу без взаимных обвинений» – так записано в нашем договоре как раз для подобного случая. Ты помнишь?
Ей показалось, что Эдуард сейчас угрожающе двинется к ней. Но, подчиняясь свойственной ему суровой самодисциплине, он остался стоять на месте, глядя на нее пристально и мрачно. Он молчал. Не находил слов? Да и что можно было ответить на ее заявление?
– Разреши мне позвонить из твоего автомобиля? Я хочу вызвать такси, – упорно продолжала Элен, хотя ей очень не хотелось просить его об одолжении.
Эдуард и так дал ей все, за исключением одной вещи, необходимой ей как воздух.
– И ты говоришь это серьезно? – Слова явно давались ему с трудом. – После того как вчера тебе было так хорошо со мной?
Топор выпал из его руки, и Элен поспешно отвела взгляд, чувствуя, как сильно забилось ее сердце. Но эти слова прекрасно показывали его истинное отношение к ней. Он знает, что в его воле сделать с ней все, что он пожелает, заставить ее стать такой, какой ему хочется…
– Ах, это… – Она небрежно пожала плечами. – Можешь мне поверить, я нисколько не горжусь собой. Я просто… мне очень не хватает его. – Ее запинающийся голос делал слова только достовернее.
Эдуард никогда не узнает, как ненавистна была ей произносимая ложь.
– Мы любим друг друга, а ты… мешаешь нам быть вместе.
Элен не находила в себе сил посмотреть ему в глаза, даже когда услышала, как он сильно втянул в себя воздух. Если она посмотрит, самообладание может предательски покинуть ее, и она с плачем бросится в его объятия, скажет, что тут нет ни единого слова правды, что она любит только его одного и останется с ним навсегда, если и он хоть немного будет любить ее.
Женщина резко повернулась и вошла в коттедж. Ему никогда не доведется узнать, чего ей это стоило.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Не бойся сказать «люблю» - Джохансон Инид

Разделы:
Пролог123456789101112

Ваши комментарии
к роману Не бойся сказать «люблю» - Джохансон Инид



Роман понравился! Правда главные герои вели себя как-то глупо, давно бы признались в чувствах к друг другу и не было бы столько выдуманных проблем.
Не бойся сказать «люблю» - Джохансон ИнидМэри
13.07.2012, 17.01





Очень скомкано.Идея не плохая,но не реализовалась полностью.
Не бойся сказать «люблю» - Джохансон ИнидОльга
13.07.2012, 19.13





что за бред,вообще не понравился роман.
Не бойся сказать «люблю» - Джохансон ИнидМарго
17.07.2013, 14.16





Тягомотно.
Не бойся сказать «люблю» - Джохансон Инидиришка
2.03.2014, 16.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100