Читать онлайн Магия первой любви, автора - Джохансон Инид, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Магия первой любви - Джохансон Инид бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Магия первой любви - Джохансон Инид - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Магия первой любви - Джохансон Инид - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джохансон Инид

Магия первой любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

Дейзи обернулась. Так резко, что голова закружилась. Она упала бы, если б Ричард не успел подбежать и подхватить ее. Он крепко держал ее в своих руках, прижимая к груди, надежной как скала.
Не ожидала Дейзи услышать от Ричарда столь невероятное предложение. Даже если бы у нее хватило безрассудства принять его, что делать с недоверием, которое она питает к нему и от которого вряд ли суждено избавиться? В свое время пределом мечтаний Дейзи Дэвис было замужество с Ричардом Редманом. За давностью лет мечта успела испариться, как утренний туман. Вдруг плечи ее затряслись, и слезы хлынули на грудь Ричарда.
— Не плачь, — успокаивал он ее, — пожалуйста, не плачь. Прости, не надо было мне так неожиданно делать предложение. — Сильными руками он взял ее за хрупкие плечи и слегка отодвинул от себя. Растерянно вглядываясь в ее черты, он пальцами вытирай мокрые щеки. — Можешь не отвечать мне сразу, Маргаритка. Понимаю, тебе нужно все обдумать. А я мечтал об этой минуте с тех пор, как ты заснула в моих объятиях. И вот наконец сказал.
Обнимая ее за талию, он слегка коснулся ее губ губами, в глазах его светилась нежность. Море обаяния, как когда-то, мелькнуло в голове Дейзи. В искусстве обольщения ему как всегда нет равных.
— Думаю, нам надо поесть, чтобы сил прибавилось. Я что-нибудь приготовлю, а ты выбери пока вино.
Из состояния истерики Дейзи выйти так и не удалось. С трудом сдерживаясь, она втянула носом воздух и сказала:
— Я не могу выйти за тебя, Дик, сам знаешь, что не могу. Ты просто не в своем уме. Предлагать мне такое!..
— Почему? — медленно произнес Ричард.
Дейзи смешалась, вопрос показался ей глубоко оскорбительным, и она оттолкнула его от себя. С первого момента, как она вернулась в усадьбу, чувство реальности покинуло ее. Пора вернуть его себе, избавившись от любовного похмелья.
— Да потому, что ничего, кроме физического влечения ты ко мне не испытываешь. Не говоря уже о том, что ты презираешь меня. Ни о каком союзе между нами и речи быть не может! — Собрав все силы, Дейзи защищалась от человека, обладавшего безраздельной властью над ее телом и сердцем.
— Презирал. Было дело, — тихо признался Ричард после небольшой паузы. — Все эти годы я считал, что ты крутила роман со мной, а замуж готовилась выйти за другого. Такое не забывается. Понимаешь, я собирался тогда встретиться с тобой и спросить, правда ли это, насчет Роя. Но когда вернулся домой, мать отдала мне твое письмо, в котором ты писала, что между нами все кончено, что ты не хочешь меня больше видеть. Так подтвердилось, что твой отец сказал мне правду.
Ричард обошел ее и встал так, чтобы она видела его лицо. Задумчивые глаза внимательно и грустно смотрели на нее.
— В тот же день мне пришлось уехать. Теперь я понимаю, что мне следовало посвятить тебя в свои дела, из-за которых я то и дело исчезал на несколько дней. Но тогда я еще не был уверен в успехе своей затеи. — Он помолчал. — Знаю, я повел себя неправильно, но я мечтал преподнести тебе сюрприз в виде реального успеха, не хотел болтать понапрасну.
Дейзи продолжала молчать.
— В течение года мы с моим старым приятелем Патриком О'Брайеном, он родом из тех же мест, что и я, пытались всячески внедриться в зерновой бизнес. Мы часто встречались с ним, разрабатывали новые идеи. Как раз в тот день, после ужасного разговора с твоим отцом, Патрик позвонил мне, велел немедленно все бросить и мчаться в Брайдсвилл, где он нашел для нас потенциального инвестора, к которому можно было попасть только в тот день и в определенные часы. Я все равно опоздал, и нас не приняли. Возвращался я в подавленном состоянии и тут получил твое письмо.
Он замолчал. Молчала и Дейзи. Потом Ричард продолжил:
— Да, с того момента, как прочитал твое письмо, я считал тебя последней… Прости, я ведь не знал, что произошло на самом деле. Только сейчас я узнал, как обошелся с тобой отец из-за того, что ты отказалась выйти за Роя Скотта. Давай все забудем. Мы оба были слишком молоды. У меня нет к тебе больше презрения, Маргаритка. Забудь об этом.
Он пожал плечами, склонив набок голову, чтобы увидеть ее опущенное вниз лицо.
— А насчет физического влечения… Что в нем плохого? Природа позаботилась о продолжении рода человеческого, наградив этим людей. Стоит ли отказываться от радостей жизни? Ладно, каюсь, я совершил большой грех — под удобным предлогом заманил тебя сюда. Хотелось доказать себе, что нет в тебе ничего особенного. А чего добился? Только еще раз убедился, что для меня ты самая желанная женщина на свете. И что мне больше никто не нужен. Рядом с тобой во мне кровь играет. — Он понизил голос. — И, по-моему, с тобой происходит то же самое. Пойми, Маргаритка, наши отношения не кончились тринадцать лет назад. Они выдержали испытание временем, значит, мы можем пожениться.
Слова Ричарда волновали, одновременно радовали и терзали Дейзи. Как легко сейчас пренебречь доводами рассудка и принять предложение любимого человека, пусть даже их союз окажется непрочным, но хоть недолго, а она будет с ним рядом.
Дейзи в отчаянии сжала ладонями виски. Нет, все быстро кончится. Он говорит о физиологии, а для нее любовь есть взаимопонимание, доверие к человеку. Ну хорошо, он вернулся тогда, чтобы удостовериться, правду ли сказал ему ее отец. Но ведь это тоже был обман! Взяв деньги, он обещал больше здесь не появляться. Совсем запутавшись, она покачала головой.
— Брак физиологией не исчерпывается, — тихо произнесла Дейзи и устало улыбнулась. — Согласна, что наши романтические отношения оставили по себе слишком яркие воспоминания. Мне трудно, возможно, как и тебе, подобрать из-за этого партнера. Но главное, Ричард, что ты обманул всех. Отца, Сьюзен Харрис, меня… Люди не меняются по сути. Я постоянно подспудно буду ждать, когда это случится вновь. Вот тогда и наступит конец, полный и окончательный. На этот раз жизнь моя будет разрушена до основания.
Куранты в холле пробили девять раз. Ричард мрачно сказал:
— Не понимаю, черт возьми, о чем ты говоришь.
Он тихо выругался, слов Дейзи не разобрала, потому что раздался звонок в дверь.
— Подожди, — резко бросил Ричард. — Избавлюсь от непрошеного гостя, кто бы он ни был, и ты мне все объяснишь.
Дейзи поняла, что вывела Ричарда из равновесия, это было видно даже по его походке, пока он широкой поступью пересекал холл, и ее залихорадило. Теперь он стал средоточием ее жизненных устремлений. Насильственно прерванная, их юношеская страсть лишила ее возможности устроить свою личную жизнь в эти годы. Но сегодня она убедилась, что их страсть не умерла. Напротив, в ней появилось что-то новое, делавшее ее глубже, сильнее. Ричард решился сделать ей предложение, видно, вспомнил старую присказку: «Женись или сгори».
Но пока что сгорала она, страсть сжигала ее изнутри. И. хотя их брак с Ричардом для нее чистое самоубийство, она склонялась к тому, чтобы принять его предложение. Как только он избавится от нежданного визитера, они смогут все обсудить. При условии, если он скажет ей, что глубоко сожалеет о своем поведении по отношению к Сьюзен и готов впредь оказывать моральную и финансовую поддержку ей и ее сыну. Если он скажет ей, что собирался вернуть ее отцу деньги, которые взял у него. Что не хотел бросать ее. Что просто погорячился…


Дверь холла широко распахнулась.
— Ну что вы, конечно, ничуть не помешали. Она дома, пожалуйста, входите, — вежливо говорил Ричард, пропуская вперед Доррис Мэйо.
Женщина вплыла в ярко освещенный холл. Дейзи увидела, что с годами она из пышной брюнетки превратилась в тучную матрону с сильно поседевшей головой.
— До меня дошли слухи, что вы приехали, мисс Дейзи, но неизвестно, надолго ли. Понимаю, для визитов поздновато, но уж очень не хотелось разминуться с вами.
Сердце Дейзи дрогнуло, и она нетвердыми шагами пошла навстречу Доррис, а потом бегом бросилась через весь холл, торопясь обнять старую женщину. Горло сжималось от волнения, ее душили слезы. Эта дама, можно сказать, совершенно чужой человек, была единственной, кто проявлял к ней доброту в отчем доме.
— А почему бы вам не пройти в гостиную и там спокойно не поговорить? — предложил Ричард, нарушив молчание, насыщенное эмоциональным волнением двух женщин. — Я тем временем приготовлю ужин, и вы, Доррис, надеюсь, разделите его с нами.
— О нет, невозможно. Я уже выпила чаю, — ответила Доррис, и от смущения лицо ее порозовело. — Вы уж извините меня за вторжение, я пришла лишь за тем, чтобы передать вам вещи вашего отца, Дейзи.
Доррис показала на свою объемистую сумку, не отрывая подозрительно блестевших глаз от лица Дейзи. Было видно, что старая женщина искренне волнуется и чувствует себя не в своей тарелке. Дейзи сама растерялась от внезапного волнения и не знала, что надо сказать или сделать, чтобы успокоить Доррис. На помощь снова пришел Ричард.
— Тогда пошли все вместе на кухню и просто посидим. Немного вина или кофе. Вы расскажете нам поселковые новости. Уверен, Дейзи будет интересно услышать обо всем, что происходило здесь в последние годы.
Дейзи и не подозревала о своем интересе к деревенским пересудам, но, судя по загоревшимся глазам Доррис, уловка Ричарда оказалась удачной. Женщина явно успокоилась. Бывшая экономка отца всегда питала исключительный интерес к сплетням. Где она их добывала, оставалось загадкой. Но, живя в этом доме, она всегда была в курсе всех событий Блэк Спрингза. Тринадцать лет назад Дейзи догадывалась, что до нее дошел слух об их тайных свиданиях с Ричардом. Именно она все и доложила отцу. Наверное, ее нынешнее замешательство теперь, когда она увидела их с Ричардом вдвоем, объясняется старым грешком, о котором Доррис хорошо помнила.
Ричард повел Доррис на кухню, и Дейзи, выкинув из головы неприятные мысли, потащилась следом. Какая теперь разница, кто сообщил отцу об их любовных свиданиях? Все это принадлежит прошлому. На душе было тоскливо. Даже если б отец так ничего и не узнал и они с Ричардом тайно поженились по достижении ею восемнадцати лет, конец был бы тот же. Они все равно расстались бы, потому что она разочаровалась бы в нем, узнав, что он отказался признать своего маленького сына. Она никогда не смогла бы забыть о маленьком мальчике, который не знает отца. Эта мысль не давала бы ей покоя, занозой торчала бы в памяти.
Нет, нельзя поддаваться минутной слабости и соглашаться на брак с таким ненадежным человеком. Да, она любит его, но недоверие, как злобный монстр, гложет ее изнутри. Никогда от этого не избавиться. Зачем ему нужна Дейзи? Для удовлетворения физического влечения, которое не исчезло за столько лет? Унизительно! Больно, очень больно.
Несмотря на одолевавшие Дейзи черные мысли, трудно было сохранить серьезность, слушая в изложении Доррис Мэйо, попивающей из большой кружки горячий шоколад, всевозможные поселковые истории, веселые и скандальные. Благодаря ей в Дейзи проснулся голод, и она с аппетитом уминала приготовленный Ричардом свиной окорок с помидорами.
— Половина ваших историй просто фантастика. Поверить не могу, — сказал Ричард со смехом, наливая в бокалы вино. — Я знаю, что история, рассказанная в очередной раз, обычно обрастает новыми деталями и расцвечивается до неузнаваемости!
— Верно! — поддержала его Дейзи и улыбнулась.
Все чувствовали себя непринужденно. Доррис порывалась вымыть посуду, но Ричард терпеливо усаживал ее снова за стол, на котором стояла простая еда и превосходное вино. За столом царила дружеская и веселая атмосфера. Во время рассказа Доррис Ричард изображал комический ужас, закатывал глаза и всплескивал руками. Поэтому, когда Доррис достала из сумки и вручила Дейзи сверток с личными вещами отца, та пережила этот момент гораздо легче.
В свертке оказались серебряные часы на цепочке с брелоком из оникса, которые отец всегда носил в кармане жилета, золотой перстень с печаткой, перешедший к нему от его отца, деда Дейзи, две авторучки с золотыми перьями. Не так много для человека, прожившего больше шести десятков лет. Склонив голову над памятными с детства вещицами, хранящими след ушедшего в небытие отца, Дейзи испытала запоздалую горечь утраты. Однако она и вида не подала, когда вернула сверток Доррис.
— Я знаю, что отец хотел бы оставить эти вещицы вам, — тихо сказала она. — Вы были хозяйкой в этом доме чуть не пятнадцать лет. Вы вдовой шли за гробом моего отца. Если бы он написал завещание, непременно оставил бы все это вам, Доррис.
Она действительно считала, что так будет справедливо. Ведь Доррис фактически была женой отца в течение многих лет и до самой его кончины заботилась о нем. Доррис столько лет поддерживала отца своей простодушной любовью, не требовавшей никакого вознаграждения. Эгоцентрик и сноб, отец не любил ее, он просто пользовался услугами Доррис. Но с годами у него возникла привязанность к ней.
— Он любил вас, ближе вас у него никого не было. Он… — Голос Дейзи сорвался, но она сумела тихо договорить: — Он не любил меня и не пытался скрывать это. Вот почему его вещи должны храниться у вас.
Она услышала, как судорожно вздохнул Ричард, после чего наступила гнетущая тишина. Как ни странно, но именно присутствие Ричарда придало Дейзи сил, чтобы решиться попросить Доррис ответить на вопрос, который мучил ее всю сознательную жизнь.
— Лучше объясните мне, почему он с таким трудом выносил мое присутствие в доме? Возможно, узнав причину, мне будет легче его простить.
Глаза старой женщины лучились сочувствием, хотя в руках она цепко сжимала возвращенный ей сверток с вещами отца.
— Насчет своих чувств он никогда не распространялся, но я знаю, что он обожал вашу мать. Об этом знали все, кто хоть раз видел их вместе. Он готов был целовать землю, по которой она ходила. Жена булочника до своего замужества ходила к ним убираться. Она мне и рассказала, что, когда миссис Элизабет забеременела, он места себе не находил, так расстроился. Все потому, что не хотел делить ее даже с собственным ребенком. Считал, что жена должна принадлежать ему и только ему.
Нахмурив брови, Дейзи задумалась. Она вспомнила о найденных на чердаке письмах отца. Неужели отец до такой степени любил ее мать? Но такая любовь… это любовь собственника. Всепоглощающая, глубокая, да. Но как можно было с такой же силой ненавидеть своего единственного ребенка, плоть от плоти любимой женщины?!
Глаза Дейзи затуманились, и едва слышно она произнесла:
— Она умерла, когда я была еще совсем маленькой?
Больше ничего она не знала о своей матери. Если она начинала приставать к отцу с расспросами, он мгновенно выходил из себя. Впрочем, отец вообще ни о чем с ней не желал разговаривать, ограничиваясь наставлениями и выговорами.
— Ваша мать умерла через час после вашего рождения, — сказала Доррис, горестно покачивая головой. — В то время об этой трагедии судачили по всей округе. Роды начались раньше срока, в начале декабря. В тот день был сильный снегопад. Врач не смог добраться сюда. Вы родились очень быстро, что вызвало обильное кровотечение. Когда наконец прилетел вертолет скорой помощи, она уже час как умерла. Обо всем этом говорилось во время дознания. Доррис увидела, как побледнело лицо Дейзи, как застыла молодая женщина с остановившимся невидящим взглядом, и замолкла. Молчали все. Для Доррис молчание было невыносимо. Она решила, что лучше говорить.
— Когда я только начала работать в вашем доме экономкой, то сразу заметила, что отец плохо обращается с вами. А потом догадалась, в чем причина. Он не мог примириться с тем, что вы живете, а его обожаемая жена умерла. — Доррис тяжело вздохнула. — С каждым годом вы все больше становились похожей на мать, но вы не могли заменить отцу его жену. Он считал вас истинной и единственной причиной смерти своей обожаемой Элизабет. Говорить вам об этом он не хотел. Но и простить вам этого не мог.
— Теперь я понимаю, почему он не желал меня видеть, — произнесла Дейзи охрипшим голосом.
— Я глубоко уважала вашего отца. Но, как вы знаете, это не мешало мне время от времени говорить ему, что он несправедлив к вам, даже если после моих слов он отвечал, чтобы я занималась своими делами и не совала нос, куда меня не просят. — Доррис горестно поджала губы и вздохнула. — Вы не виноваты в том, что родились на свет. Я так часто повторяла это, что он постепенно смягчился. Но слишком поздно. К тому времени вы уже стали дерзким и колючим подростком. К глубокому моему сожалению. — Она с трудом поднялась на ноги. — Мне пора идти, но я очень рада, что мы поговорили.
— Я отвезу вас, — предложил Ричард.
Все это время Дейзи ощущала на себе его пристальный взгляд. В те дни, когда они встречались, ему было известно о неладах его возлюбленной с отцом. Но Ричард даже не подозревал о существовании трагической пропасти, разделившей отца и дочь. Тогда Дейзи не хотела рассказывать Ричарду о безрадостной жизни в доме отца, предпочитая мечтать вместе с ним о счастливом будущем.
— Спасибо, я приехала на своем драндулете.
— Тогда я провожу вас.
Дейзи чуть не застонала с досады: именно сейчас она остро нуждалась в его присутствии и сочувствии. Рядом с Ричардом ей было легче свыкнуться с мыслью о трагедии, которая стала причиной кошмарных отношений с отцом, свободно предаться скорби и пожалеть об их последнем разговоре. Тогда она впервые повысила на отца голос, отказываясь выйти замуж за Роя Скотта, несмотря на угрозу отца выгнать ее из дома. Она бросила ему, что ей надоели его диктаторские замашки и что она будет рада больше никогда не видеть его.
Дейзи было почти восемнадцать лет. Сердце, разбитое предательством Ричарда, еще кровоточило. В таком состоянии она не смогла спокойно сказать ему, что никогда не полюбит Роя, а потому и замуж за него не пойдет. Страдая, она не понимала, что заставила страдать отца, в отчаянии крикнув, что ненавидит его и всегда ненавидела. Теперь отца нет и нельзя попросить у него прошения. Нельзя залечить рану, нанесенную жестокими словами, сказать ему, что простила его, потому что узнала наконец причину его неприязни. Плечи Дейзи затряслись, она уткнулась лицом в ладони и громко разрыдалась. Почувствовав на плече руку Ричарда, она безуспешно пыталась унять отчаянные рыдания.
— Перестань, — нежно сказал Ричард, подхватил ее под локти и, подняв со стула, прижал к себе. — Слишком много на тебя сегодня свалилось. Ты узнала все, чего не знала раньше, и, естественно, расстроилась. Но отец обращался с тобой недопустимым образом, это отвратительно. Маргаритка, он не заслужил, чтобы ты так убивалась по нему. — Он взял в ладони ее залитое слезами лицо, отведя в стороны пряди волос, закрывавшие его. — Я могу понять его одержимость памятью о единственной большой любви, но мучить невинного ребенка?! И не твоя вина, что тебя не было рядом с ним в последние минуты его жизни.
Вцепившись в его плечи, Дейзи только мотала головой, грудь ее разрывалась от рыданий, конвульсии сотрясали тело. Сострадание и нежность в глазах Ричарда уносили ее памятью в прошлое, когда он был для нее не только любовником, но и верным другом, скалой, к которой можно было прислониться и получить защиту в любое ненастье.
— Нет, все не так, — произнесла Дейзи дрожащим голосом, когда ей наконец удалось совладать с рыданиями. — С самого раннего детства я старалась заслужить любовь отца, а потом поняла, что он никогда не полюбит меня. Временами я замечала, с какой ненавистью он смотрит на меня. Думала, что это моя вина, что во мне есть что-то ужасное. — Дейзи снова отчаянно замотала головой, не давая Ричарду заговорить. — Доррис сказала правду, был момент, когда он попытался наладить отношения со мной, стал проявлять ко мне интерес, когда я приезжала домой на каникулы, расспрашивал, с кем я дружу, что читаю. — Дейзи всхлипнула в последний раз. — Но было слишком поздно, я стала злой и ершистой, потому что свыклась с мыслью, что никому не нужна. Все его попытки завязать со мной разговор встречала в штыки. Так рухнула последняя надежда обрести любовь отца. Теперь я горько сожалею об этом.
Ричард снова прижал ее к себе.
— Ты ни в чем не виновата. Успокойся. Я понимаю, что произошло тогда.
Ничего-то ты не понимаешь, устало думала Дейзи. Если б у меня были нормальные отношения с отцом и если б ты не бросил меня, мы могли быть вместе все эти тринадцать лет. Но сейчас она была слишком измучена, чтобы заговорить о главном. Голова ее упала ему на грудь. Хотелось только одного — спать, освободиться от бесполезных сожалений, чтобы успокоилось сердце и возбужденное его близостью тело. Он единственный на свете мужчина, без которого она не может жить. Но может ли она ему верить, как верила когда-то? Память подсказывала, что нет.
— Ты устала, дорогая. Поговорим с тобой утром. А сейчас тебе надо спать, — шепнул ей Ричард.
Дейзи едва хватило сил кивнуть головой, и она не стала спорить, когда Ричард подхватил ее на руки и понес в свою спальню.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Магия первой любви - Джохансон Инид

Разделы:
12345678910111213Эпилог

Ваши комментарии
к роману Магия первой любви - Джохансон Инид



Прекрасная история о любви 10
Магия первой любви - Джохансон ИнидЛюдмила
19.05.2012, 14.56





Очень хороший роман.Читала на одном дыхании.
Магия первой любви - Джохансон ИнидИрина
19.06.2012, 23.30





Читается легко. Могу даже допустить наличие чувств, все таки первая любовь. Но последняя глава, это какой-то парадокс, а ГГ- истеричка.
Магия первой любви - Джохансон ИнидОльг а
20.06.2012, 9.08





"хороший роман.Читала на одном дыхании"rn- предыдущий комент. На деле же, весь сюжет в "я тебя любила,а ты бросииил" "нет, это я тебя любил, а ты бросииилааа" ."я на тебя обиделся!" "нет, это Я на тебя обиделась" аааааа! какой мрак, эсли это "хороший" роман, то каким же должен быть плохой?
Магия первой любви - Джохансон Инидкато
8.10.2013, 10.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100