Читать онлайн Жажда золота, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жажда золота - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.5 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жажда золота - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жажда золота - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Жажда золота

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

Джейн проснулась среди ночи от стука в дверь. «Кто бы это мог быть?» — подумала она, еще как следует не проснувшись.
Стук повторился снова.
Она быстро накинула халат поверх белой ночной сорочки и, подбежав к наружной двери, распахнула ее.
На крыльце стояли Руэл и Ли Сунг.
— Что вы здесь делаете? — прошептала она и озабоченно оглянулась. Но стук, видимо, не разбудил Патрика. Джейн снова повернулась к Ли Сунгу: — Что случилось? Почему ты не в храме?
— Он требовал, чтобы я отвел его сюда. — Руэл поморщился. — И поскольку он выражал свое желание так громко, что его могли просто-напросто вышвырнуть из отеля, мне пришлось вести его к тебе.
— А что он делал в отеле?
— Один глоток, — пробормотал Ли Сунг и покачнулся. Колени его подогнулись.
Руэл подхватил его и прислонил к дверному косяку.
— Он пьян? — поразилась Джейн. — Но он же никогда в рот не брал спиртного…
— Один глоток… — Глаза Ли Сунга снова закрылись.
— Это ты напоил его? — накинулась она на Руэла.
— Мне показалось, что ему станет легче, если он немного расслабится. — Подняв Ли Сунга на руки, Руэл спросил: — Здесь найдется, куда его уложить, или мне отнести его обратно в отель?
— Неси его на веранду. — Она отступила в сторону, давая ему дорогу. — И объясни, почему ему потребовалось «расслабиться», как ты выразился?
Руэл положил Ли Сунга на кушетку и сунул ему под голову подушку.
— Мы встретились с ним возле заведения Цабри, и я пригласил его к себе.
— У дома Цабри? — Джейн настороженно посмотрела на Руэла. — Ты следил за ним?
— Нет. Просто решил прогуляться в том районе. Мне не нравилась мысль о том, что Пачтал… Черт побери! Все эти дни мне постоянно приходится делать то, к чему я не испытываю ни малейшей склонности. — Сняв с кресла кашемировую накидку, он укрыл Ли Сунга. — Можешь больше не волноваться. Отныне он никогда не переступит порога этого заведения. Цабри после его ухода прямиком отправилась к Абдару. Вот почему у него возникла потребность забыться.
Джейн с грустью смотрела на Ли Сунга, чувствуя, как слезы наворачиваются ей на глаза.
— Мне не следовало вмешиваться. Ему стало от этого еще больнее.
— Он признался, что у него бывали моменты, когда он чувствовал себя особенным. Эти переживания тоже нельзя сбрасывать со счетов.
Комок подкатил у нее к горлу.
— Спасибо тебе за заботу. Ты очень добрый.
— Ничего подобного! — угрюмо ответил Руэл. — Мне приходится заниматься всей этой ерундой, потому что я не хочу, чтобы ты волновалась.
Джейн смущенно взглянула на него:
— Как странно.
— Я тоже поломал над этим голову, — раздраженно признался Руэл. — И мне пришла в голову одна мысль… — Он запнулся. — Черт, не знаю даже, с чего начать. Одним словом, я понял, что хочу жениться на тебе.
Потрясенная Джейн смотрела на него непонимающим взглядом. Ей показалось, что она что-то не так поняла.
— Не прямо сейчас, — видя ее изумление, стал объяснять Руэл. — Возможно, пройдет несколько лет, прежде чем я смогу предложить тебе что-то. Но когда мне удастся освоить месторождение, деньги потекут рекой… — Его лицо нахмурилось. — Хотя один Бог знает, когда это случится. Может статься, что мне придется попросить тебя подождать столько же лет, сколько Маргарет ждала Йена… Он открыл мне глаза на то, что я хочу: собственный дом. Но что за дом без жены?
— И ты решил, что я подхожу тебе? А тебе не кажется, что это самое обычное вожделение?
— Нет, — Руэл покачал головой. — Это что-то большее.
— Ну тогда — жалость.
— Нет. — Его вдруг прорвало: — К чему все эти вопросы? Просто мне хочется быть с тобою рядом, заботиться о тебе. Считай, что я сделал тебе предложение. Уверяю: у тебя будет все, что ты только пожелаешь. Тебе не придется работать до изнеможения. И еще я хочу, чтобы ты не только делила со мной постель, но и подарила мне ребенка. Разве это неразумно?
— Очень разумно, — растерянно ответила Джейн. Ей и в голову не приходило, что такое может случиться. Замужество. Руэл. Как в волшебной сказке.
— Так что ты скажешь?
Она глубоко вздохнула и отрицательно покачала головой:
— Нет, спасибо.
— Почему ты отказываешься? — спросил он и, не дожидаясь ответа, быстро заговорил: — Да, мы не очень хорошо начали. Но мне кажется, все еще можно исправить. Я отношусь к тебе с уважением, и ты, быть может, хотя и не восхищаешься мной, со временем тоже начнешь уважать. Я трудолюбив и умею добиваться своего.
— Я не смогла бы полностью довериться тебе.
— Я не предаю своих друзей. Со временем ты убедишься в этом.
— Железная дорога…
— Я позабочусь и о твоем Патрике тоже.
— Патрик не ребенок и не нуждается в опеке, — ответила она. — Но даже если бы и нуждался… Мне не нравится жизнь, которую ты предлагаешь. Неужели ты не понимаешь? Я не из тех женщин, которые мечтают только о своем уютном уголке. — И уже более решительно закончила: — И ты тоже не тот, кто мне нужен.
Лицо его исказилось, как от удара хлыстом. И на мгновение Джейн испугалась, не слишком ли грубо оскорбила его отказом. С ним действительно творится что-то странное. Она могла бы поклясться, что тот Руэл, которого она знала раньше, не был бы уязвлен ее словами. Но должно быть, ей показалось, потому что Руэл уже улыбался, как обычно, насмешливо и весело.
— Позволь мне не согласиться. Я знаю, что кое-что в моей персоне все же привлекает тебя, и довольно сильно.
— Ты ошибаешься.
— Нет. Не ошибаюсь. Неужели ты думаешь, что я не чувствую того же самого? Каждый час, каждый миг… — Голос Руэла понизился до шепота. — Я знаю, чего ты хочешь, и готов дать тебе это.
Несколько мгновений Руэл пристально смотрел ей в глаза, потом повернулся и пошел к стеклянным дверям. Уже другим тоном он прибавил:
— И поскольку я, как всякий опытный старатель, собираюсь застолбить свое, прежде чем наши пути разойдутся, жди меня завтра вечером к ужину.
— Я не хочу, чтобы ты…
— Жди меня. — Он обернулся, и его взгляд пробежал по ее одеянию. — Никогда раньше не видел тебя в ночной сорочке. — Он поморщился. — Если только это можно назвать ночной сорочкой. В один прекрасный день ты сможешь надевать самое тонкое и нежное белье, какое только существует на белом свете.
Дверь за ним закрылась.


— Уходи, Руэл, — быстро проговорила Джейн, увидев его на пороге дома. — Я же тебе сказала…
Он вскинул брови.
— Ты хочешь сказать, что ужин еще не готов? — Руэл снял свой мокрый плащ и бросил его у порога. Он был одет более торжественно, чем когда-либо: в темно-коричневый костюм, белую накрахмаленную рубашку и темный галстук. Свет от фонаря играл на начищенных до блеска черных ботинках и золотистых прядях его волос. Его официальный вид застал ее врасплох, и она почувствовала себя особенно неуклюжей в своей грубой одежде.
Но Джейн постаралась взять себя в руки: ей незачем оправдываться, незваным гостем был Руэл, а не она.
— Если ты отказываешься накормить меня, я только зайду к Патрику и поговорю с ним. Он на веранде?
— Он ушел спать.
— Уже? Ведь еще нет и половины девятого. И он не возражал, когда ты поторопилась накормить его и спровадила в постель?
— Я не… — Джейн замолчала, встретив его понимающий взгляд. — Но даже если и так? Я не хотела, чтобы тебе удалось убедить Патрика в своих дружеских чувствах к нему. Тебе незачем разговаривать с ним.
— Но придется. Я собираюсь просить руки его дочери. — Руэл щелкнул пальцами. — Хотя это поставит его в довольно затруднительное положение. Ведь он так и не признал тебя своей?
— Перестань устраивать спектакли.
— Но я совершенно серьезен. И поскольку решил встать на стезю добродетели, мне хочется соблюсти все положенные формальности. Скорее всего он еще не спит. Сейчас я пройду к нему и…
— Нет! — Джейн глубоко вздохнула. — Это глупо, и я не позволю тебе беспокоить его.
Руэл неожиданно уступил:
— Хорошо. Не стану тревожить его…
Джейн начала закрывать дверь.
— …если ты выйдешь и мы прогуляемся с тобой.
— Прогуляемся?
— В Гленкларене есть такой обычай: помолвленные пары выходят вечером на прогулку. Считается, что они выходят не одни. Но обычно сопровождающий делает вид, что устал и присел отдохнуть, или плетется где-то далеко позади. И влюбленные получают возможность остаться наедине.
Джейн поняла, что он ни за что не отступится от своего.
— Но на улице идет дождь… — бессильно возразила она.
— Тогда мы просто посидим с тобой на веранде. — Веселая искорка промелькнула в его глазах. — Если, конечно, Ли Сунг уже освободил кушетку.
Джейн не выдержала. Легкая улыбка тоже пробежала по ее губам:
— Он вернулся в храм рано утром.
— Прекрасно. В таком случае нам никто не помешает. — По всему было видно, что Руэл настроен весьма решительно и уходить не собирается.
Распахнув дверь, Джейн проговорила:
— Ну хорошо, заходи. Только не больше чем на десять минут.
— Да, моя госпожа. — Руэл проследовал за ней на веранду. — Видишь, каким я могу быть послушным. Повинуюсь каждому твоему слову, каждому жесту, хожу за тобой по пятам, как верный пес Сэм.
— Сэм не ходит за мной по пятам. — Джейн села на мягкую кушетку в углу веранды. — У него хватает на это ума.
— Это выпад против меня, так я понимаю? — Руэл сел рядом. — Но если бы ты была ко мне так же внимательна, как ты внимательна к Сэму… Я провинился перед тобой, поэтому обязан выказывать полное смирение.
— Ты?
Руэл фыркнул.
— Я знаю, что это не похоже на меня. Но я стараюсь приспособиться. Дай мне твою руку. Я уверен, что даже Йен и Маргарет держались за руки.
Он произнес это таким уверенным тоном, что Джейн не смогла противиться. Джейн тихонько улыбнулась — Руэл явно решил ухаживать по всем правилам.
Он взял ее руку, и пальцы их переплелись.
— Не вырывайся, пожалуйста. — Его тон был успокаивающим. — Мы только посидим здесь, поговорим и послушаем, как идет дождь на улице.
Джейн пришлось заставить себя сидеть, не шевелясь. Мышцы ее окаменели от того, с какой остротой она ощущала прикосновение его плеча к своему и тепло его пальцев.
— Не напрягайся. Я ничем не угрожаю тебе. Правда. Мне хочется, чтобы ты видела, каким ручным я могу быть.
Если бы она не ощущала такую напряженность, она бы громко рассмеялась. Руэл был не более ручным, чем тайфун.
Ей хотелось не обращать внимания на тепло, которое исходило от его пальцев и распространялось выше по руке.
— А ты, оказывается, очень хорошо помнишь обычаи, принятые в Гленкларене.
— Только понаслышке. Я был непослушным мальчишкой. И никогда не любил соблюдать традиции.
Такие, как Руэл, всегда нетерпеливы. И это нетерпение заражает всех вокруг, лишая их привычного спокойствия… Джейн облизнула пересохшие от волнения губы.
— Правда, что Гленкларен далеко от…
— Мне не хочется говорить о Гленкларене. Это такое промозглое, навевающее тоску место. — Руэл с улыбкой повернулся к ней. — Оно совершенно не подходит мне. И тебе тоже. Когда мы поженимся, мы обоснуемся на Циннидаре.
Джейн готова была ухватиться за любую соломинку, лишь бы не молчать.
— Как ты узнал про Циннидар?
— Я плыл на корабле из Австралии в Африку. Мы зашли в Циннидар пополнить запасы питьевой воды и продовольствия. После чего корабль отчалил. А я остался.
— Зачем?
Он пожал плечами:
— Мне… он понравился. Я почувствовал… — Руэл замолчал, подбирая слова. — Такое впечатление, что он позвал меня.
— Это такое красивое место?
— Да. — Он задумался. — Да, Циннидар необыкновенно красивое место.
— Но он тебе понравился не только из-за этого?
— В тот момент, когда я его увидел, я понял, что он создан для меня. Я почувствовал его. — Руэл повернул ее руку и стал задумчиво водить по линиям ее ладони указательным пальцем. — И поскольку было очевидно, что он должен стать моим, я не видел причин, почему бы судьбе не одарить его еще и тем, что мне дороже всего.
Джейн усмехнулась.
— Золото…
Он кивнул.
— Я бродил повсюду и смотрел. В ущелье вела тропа. Но ее завалило обвалом. Пришлось пробираться через камни. Три недели ушло у меня на то, чтобы пробраться сквозь джунгли до подножия горы. Несколько раз в пути я начинал отчаиваться, но когда дошел… — Его глаза вспыхнули. — Это были не отдельные россыпи, а настоящие золотые жилы. Широкие, богатые… Даже в ручьях попадались самородки величиной с гусиное яйцо. Их можно было собирать, как грибы.
— И ты собрал их?
Руэл покачал головой.
— Я боялся, что пойдет молва об открытии нового месторождения. Циннидар превратили бы в самый обычный прииск. Поэтому я не взял с собой ни единого слитка и вернулся в порт оборванным и умирающим с голода. Я сел на первый же корабль, который зашел в порт, и уплыл к золотым приискам Джейленбурга. Три года, проведенные на приисках — после Джейленбурга я побывал в Австралии, Калифорнии, Южной Африке, — не относятся к лучшим воспоминаниям моей жизни. Но в конце концов удача улыбнулась мне — я нашел достаточно богатую жилу и сумел скопить нужную сумму денег для покупки Циннидара.
«Три года тяжкого труда и лишений — и все ради Циннидара», — подумала Джейн с невольным трепетом.
— И теперь ты возвращаешься на остров…
— Да, и пришлю за тобой, как только… — Он замолчал, увидев выражение ее лица. — Это непременно произойдет, Джейн. — Руэл протянул руку и коснулся завитка на ее виске. — Я никогда не видел тебя с распущенными волосами. Мне хочется посмотреть, как они спадают тебе на плечи. Мне так хотелось расплести их, когда мы были с тобой в вагоне, но у меня не было сил ждать.
Джейн почувствовала, что щеки ее порозовели, теплая волна прошла по всему телу.
— Я мог бы сделать это сейчас, — нежно проговорил Руэл. Его указательный палец медленно скользнул по ее ладони.
И снова по телу Джейн пробежали мурашки.
— Я мог бы сделать и то, что тебе так хочется. Патрик спит. Он не побеспокоит нас. Я закрою дверь…
— Нет, — прошептала она. Боже! Ее грудь снова напряглась, и даже легкое прикосновение материи к соскам вызывало ноющую боль. Нельзя, чтобы он заметил это. Но, кажется, уже поздно. Руэл подмечал все, что происходило с ней. И угадывал то, что произойдет в следующее мгновение.
— Ты помнишь картины махараджи в вагоне? На свете существует такое множество приятных способов. Я хотел бы показать тебе их все.
Джейн не могла справиться со своим дыханием. Все тело колотила мелкая дрожь, как тогда, в вагоне. Она поняла, что ей хочется опуститься на колени, как той женщине на картине, и слепо повиноваться Руэлу, и делать все, что он захочет.
Она вдруг с особенной остротой почувствовала все, что происходит: запах мыла, исходящий от него, указательный палец, который двигался по ладони, услышала стук дождя о ветви пальмового дерева, растущего рядом с бунгало.
Точно так же стучал дождь о крышу вагона махараджи…
— Но есть разница, — сказал он, как бы читая ее мысли. — Я не пытаюсь соблазнить тебя.
— Ты так считаешь?
— Я только хочу, чтобы ты сама почувствовала, что нужна мне так же, как и я тебе… О, Господи, это неправда. — Он засмеялся обреченным смехом.. — Я собирался показать это. А сейчас могу только покорно склонить голову и признать твою полную власть надо мной.
Надо было отнять у него руку, чтобы избавиться от наваждения. Но Джейн чувствовала, что не может шевельнуть даже пальцем.
— Отпусти меня, — прошептала она непослушными губами.
Руэл на миг сжал ее пальцы, а потом медленно разжал их.
— Видишь, как я повинуюсь каждому твоему слову? Мне больше всего на свете не хотелось отпускать тебя. — Он поднялся и направился к двери. — Но я сдержу свое обещание: десять минут истекли, и я ухожу, как ты просила. — Задержавшись в дверях, он обернулся. — Но я не покину Казанпур, пока вы с Патриком не уедете отсюда.
— Пустая трата времени. Все равно из этого ничего не выйдет. А как же твой Циннидар?
— Я ждал, пока смогу купить его, долгих три года. Могу подождать еще немного. — Он улыбнулся. — Ты стоишь того, Джейн Барнаби.


Паровоз уже дохнул горячим паром, фары его вспыхнули ярким светом, когда в кабину машиниста вскочил Руэл.
— Что с Картауком? — спросила Джейн.
— Он в безопасном месте — возле ущелья Аан-пур, — усмехнулся Руэл. — Мы оборудовали неподалеку от насыпи что-то вроде односкатного навеса. Правда, наш великий мастер выражал недовольство, потому что ему пришлось очень долго стоять под дождем. Пришлось уверить его, что в Шотландии не бывает сезона дождей.
Джейн собрала все силы, чтобы противостоять напору энергии, которую излучал улыбающийся Руэл. После бессонной ночи и мучительных раздумий она твердо решила не поддаваться его обаянию. Но, как всегда, ее надежды оказались обманчивыми. И при виде сияющих глаз Руэла, его ослепительной улыбки Джейн с трудом удалось подавить желание подойти к нему и провести ладонью по волосам, на которых блестели капельки воды.
Она поспешно отвела глаза.
— Йен подъехал минут пятнадцать назад. Он в вагоне махараджи. Сказал, что собирается проехаться в такой роскошной обстановке, какую ему больше никогда не увидеть. А почему ты опоздал?
— Зашел во дворец и попросил Абдара принять меня.
— Что?
Глаза Джейн округлились от ужаса.
Руэл усмехнулся.
— Дворецкий ответил, что принц уехал утром в На-ринт. — Он повернулся к Ли Сунгу, который занял место машиниста. — Как видишь, ты не зря поработал.
— Может быть, он только сделал вид, что уехал, — бесстрастно проговорил Ли Сунг. — Не исключено, что он заподозрил обман и устроил где-нибудь на трассе засаду.
— Вполне возможно. — Руэл взглянул на рычаги управления. — Ты уверен, что справишься с этим монстром?
— Мой отец обучил меня этому делу, когда я был еще мальчишкой. Я сам возил материалы для строительства по железной дороге в Солсбери в оба конца. — Он помрачнел. — Хотя, несмотря на это, Патрик продолжает считать, что ни один китаец не в состоянии научиться водить паровозы. Если ты согласен с ним, то можешь занять мое место.
— Нет, спасибо за доверие. Я буду счастлив поработать под твоим началом.
— Странно. — Ли Сунг слабо улыбнулся. — Я чувствую себя на седьмом небе от счастья. Мы, китайцы, не привыкли к тому, что кто-то готов признать наше превосходство хоть в чем-то, даже в самой малости.
— Пора трогаться, — напомнила Джейн и, обращаясь к Руэлу, предложила: — Ты можешь работать за кочегара. Становись к топке. А я буду следить за дорогой. — Она подала знак Ли Сунгу, и паровоз, пыхнув еще раз, дрогнул, лязгнул и покатил вперед. — Патрик уверял меня, что вчера проехал на лошади вдоль всей колеи — все было в полном порядке. Тем не менее надо смотреть внимательно.
Два раза они вынуждены были остановиться, прежде чем достигли ущелья Сикор. Один раз для того, чтобы убрать с колеи дерево, корни которого подмыло дождем, и оно рухнуло на пути. Другой раз — чтобы прогнать буйвола, который, стоя на рельсах, жевал траву на обочине дороги.
Ли Сунг слегка притормозил, когда поезд подошел к мосту через ущелье Сикор, но потом прибавил пару, и паровоз вместе с составом без сучка и задоринки прокатил на другую сторону.
— За поворотом — ущелье Ланпур, — сказала Джейн. — Я буду смотреть, когда появится Картаук.
— При таком дожде он скорее увидит фонари поезда, чем мы заметим его. — Руэл подошел и встал рядом с нею, глядя в окно.
Сквозь пелену дождя и в самом деле почти ничего нельзя было разглядеть, кроме смутных очертаний моста через второе ущелье. — Ты уверена, что Картаук рискнет вылезти в такой дождь? Я почему-то сомневаюсь… Что это?
Джейн услышала странный скрежет, и сердце ее дрогнуло.
— Ли Сунг!
— Слышу! — Голос Ли Сунга неожиданно осел. — У нас три вагона. Может быть, удастся по инерции проскочить, прежде чем..
Паровоз качнулся, скрежет усилился, и они почувствовали, как их бросило в сторону.
— Что случилось? — закричал Руэл.
— Один из задних вагонов сошел с рельсов, — холодея от ужаса, прошептала Джейн.
— Абдар! — выругался Руэл.
Поезд дернулся снова и закачался.
— Прыгайте! — крикнул Ли Сунг. — Руэл, помоги Джейн! — и нажал на тормоз.
Руэл, не медля ни секунды, подхватил Джейн и прыгнул вместе с нею. Они больно ударились о перила моста и, не удержавшись на ногах, упали. Но все же им удалось отделаться всего лишь ушибами.
— Ли Сунг! — пронзительно закричала Джейн.
В дверях паровоза появился Ли Сунг и, оттолкнувшись, прыгнул чуть-чуть вперед.
И все же он приземлился на больную ногу. Она подогнулась, и Ли Сунг, упав на спину, скользнул к краю моста.
Руэл, невнятно выругавшись, перекатился и вцепился в левую руку Ли Сунга, удержав его в последнеюю минуту на краю пропасти.
— Помоги мне! — сквозь зубы проговорил Руэл. Мускулы его напряглись. — Дай и вторую руку.
— Нет, давай я. — Джейн вскочила и, встав рядом с Руэлом, схватилась двумя руками за правую руку Ли Сунга. Вместе им удалось втащить его обратно.
Деревянный мост под ними дрожал и скрипел от напряжения, как будто был сложен из легких прутьев. Внизу ревел бурный поток.
«Этого не могло случиться, — подумала Джейн. — Боже, почему?»
— Идите вперед! — Руэл подтолкнул их в сторону насыпи. — А я сейчас посмотрю, как… — Его голос оборвался, когда на их глазах последний вагон — вагон махараджи — закачался и стал медленно клониться в пропасть. — Йен! — закричал он не своим голосом.
«Почему он не выпрыгнул сразу?» — растерянно подумала Джейн. С тех пор, как она услышала скрежет, прошло всего лишь несколько минут, но ей казалось, что миновала вечность. Неужто Йен заснул под убаюкивающий стук колес?
— Уходите отсюда, с моста! — крикнул Руэл и толкнул Джейн к насыпи, а сам бросился к вагону.
Дверь его распахнулась. И они увидели растерянное лицо Йена.
— Руэл!
— Йен! Прыгай! — Руэл побежал по мосту к вагону. Мост дрожал. Шпалы вздыбились, как зубья в пасти крокодила.
Раздался еще более зловещий скрежет металла о металл. Мост содрогнулся от невероятного напряжения, и Джейн упала, не сумев устоять на ногах. Но взгляд ее не отрывался от вагона махараджи. Руэла тоже швырнуло на колени в нескольких ярдах от вагона. Самое скверное, что из-за толчка Йен потерял равновесие и его отбросило внутрь вагона, который стал падать с моста и завис над бездной, удерживаемый только тяжестью двух оставшихся на колее вагонов и паровоза.
«Боже! Помоги Йену выбраться, помоги Йену выбраться!» — взмолилась Джейн.
Но под тяжестью падающего вагона два оставшихся тоже начали скользить назад.
— Нет! — Руэл, едва удерживая равновесие на качающемся мосту, спешил на помощь брату. — Йен!
Джейн была уверена, что, доведись ей прожить еще сто лет, она никогда не сможет забыть пронзительный крик Руэла, полный ужаса и гнева.
Раздался страшный грохот. От удара о камни, что лежали вдоль берега бурной реки, вагон махараджи и пассажирский вагон смяло, как игрушки. Деревянные части развалились, словно это был спичечный коробок. Паровоз тоже тяжело рухнул вниз и наполовину ушел под воду.
— Боже! — в ужасе прошептала Джейн, не веря своим глазам.
— Смотри за ней! — Руэл пробежал мимо них и заскользил вниз по насыпи к смятому вагону, лежавшему на камнях.
Джейн представила, что Руэл может поскользнуться, упасть… Она не выживет, если с ним что-нибудь случится. Ей удалось сделать всего лишь несколько шагов, когда Ли Сунг нагнал ее и, повалив на землю, сел сверху.
Она изо всех сил пыталась сбросить его, колотила его в грудь, извивалась, но все было бесполезно.
— Я должна!..
— Не пущу! — сказал Ли Сунг. — Руэл сошел с ума, если считает, что может спасти брата. Такого удара никто не выдержит.
— Дай мне встать!
— Он прав, Джейн. — Внезапно рядом с ними выросла фигура Картаука. Он нес в руке фонарь. Мокрые волосы подчеркивали бледность его лица.
Джейн почувствовала, как горячие слезы струятся по ее лицу. Если Йен мертв, то…
— Ты все видел, Картаук? — прошептала она.
— Да, — кивнул мастер. — И мне бы не хотелось снова увидеть такое же.
— Картаук! Неси сюда веревку. Мы должны помочь ему.
Обломки вагона махараджи постелено затягивало течение, поток проникал сквозь щели, и то одна доска, то другая стремительно уносилась прочь. Руэл скользнул сквозь пролом внутрь.
Роскошное убранство вагона представляло теперь собой бесформенное переплетение досок. Фарфоровая печь опрокинулась. Вырвавшееся пламя жадно лизало поломанную мебель, пытаясь уничтожить то немногое, что оставалось в вагоне. Но Руэла не беспокоил огонь. С ним успешно справлялся не прекращающийся ни на минуту дождь.
Йен лежал на полу. Его придавило рухнувшее сверху перекрытие.
Руэл прополз вперед и принялся лихорадочно расшвыривать доски.
Дрожь, сотрясающая вагон, становилась все ощутимее.
Еще немного — и стремительное течение увлечет его за собой.
Руэл откинул последнюю балку и чертыхнулся. Огромный громоздкий диван махараджи рухнул на Йена всей тяжестью, пригвоздив его к полу.
— Оставь меня, — услышал Руэл слабый голос.
Слава Богу! Он жив!
Глаза Йена были открыты. Лицо искажено от боли.
— Как бы не так! — Руэл одним рывком откинул диван в сторону.
Вагон погрузился в воду еще глубже.
— Ты не сможешь ничего… — Йен едва перевел дух. — Спасайся сам.
— Молчи, — Руэл проверил руки и ноги Йена. — Кажется, ничего не сломано. Ты можешь встать?
Йен попробовал приподняться и застонал от боли.
— Нет? Тогда мне придется тащить тебя. — Руэл огляделся. Изящные драпировки, украшавшие вагон махараджи, валялись на полу, но шнуры в них оставались целы. — Сейчас я сделаю петлю. — Руки его двигались с невероятной скоростью. Затянув узел, он пропустил веревки под мышками Йена. — Готов? Тогда держись…
Йен снова вскрикнул. Руэл вздрогнул, как от удара.
— Прости, — пробормотал он, но упорно продолжал тащить его вперед. — Вагону не удержаться здесь. Нас унесет течением.
— Это мое малодушие…
— Не говори глупостей. — Руэл протащил брата еще на фут вперед. — Осталось немного.
— Подожди! — взмолился Йен. — Я больше не выдержу этой боли.
— Хорошо, — сказал Руэл. И, остановившись, опустился на колени рядом с братом, свирепо глядя на него. — Тогда мы оба останемся здесь и будем ждать верной гибели. Ты этого хочешь? Я не оставлю тебя в любом случае.
— Руэл, пожалуйста… — Йен закрыл глаза. — Тяни…
Руэл старался продвигаться так быстро, как только мог. Но он видел, какая гримаса боли исказила лицо брата, и поэтому избегал резких рывков.
Наконец им удалось добраться до выхода. Руэл замер на секунду. Йен был почти в полуобморочном состоянии. Как вытащить его из вагона и пронести по камням?
Решимость пришла к Руэлу, когда вагон снова качнулся, течение подхватило его и понесло вниз.
Поскольку руки Руэла были заняты, он не смог удержаться, и его швырнуло о камень. На какое-то мгновение он погрузился во мрак.
Натяжение шнура привело его в чувство. Усилием воли он заставил себя подняться на ноги. Йен находился в нескольких футах от него. Подтянувшись, Руэл взобрался на камень, а затем начал осторожно подтягивать шнур. Но течение было сильнее, и то, что ему удавалось сделать, река одним ударом волны сводила на нет.
Казалось, прошла вечность, прежде чем Йен оказался настолько близко, что Руэл сумел дотянуться до него и втащить на камни.
Потерявший сознание Йен лежал неподвижно. Казалось, не только сознание, но и жизнь покинула его.
— Держись, черт тебя подери! Ты не умрешь! Ты не должен умереть! — Руэл прижался ухом к груди Йена. Тихо. Он передвинул голову выше и только тут наконец-то расслышал слабые редкие удары сердца. Жив! Пока жив! Но долго ли он сможет продержаться?
Перекинув шнур через плечо, Руэл ползком начал взбираться на камни, подтаскивая за собой Йена.
Один ярд. Два ярда. Что-то горячее заструилось по его груди. Это была кровь от порезанного шнуром плеча.
Руэл подобрался к насыпи и полез наверх. Ботинки увязали в грязи.
Ему удалось протащить Йена пять ярдов, а потом они снова соскользнули вниз.
Он выругался и снова начал подниматься по склону.
— Подожди, мы поможем тебе. Оставь шнур.
До Руэла с трудом дошло, что это голос Картаука. Он поднял голову. Перед ним стояли Джейн и Картаук.
— Боже! Тебя разрезало напополам! — воскликнула Джейн, развязывая шнур.
— Йен!… — не слушая ее, пробормотал Руэл.
— Мы дотащим его. — Джейн обвязала Йена веревкой, которую они захватили с собой.
Ли Сунг привязал второй конец веревки к дереву, стоявшему наверху.
— Сейчас мы поднимемся и втащим его. — Джейн еще раз проверила узел, после чего Картаук поднялся наверх и вместе с Ли Сунгом принялся тянуть, а Руэл и Джейн помогали им, придерживая Йена. Вчетвером им удалось справиться с этим делом за несколько минут.
— Он жив? — спросил Ли Сунг, когда они уложили бесчувственное тело.
— Да, — ответил Руэл. — Но его надо спрятать под навес от дождя.
И они снова подняли Йена. Как только они уложили его под брезентовым навесом, Руэл повернулся и зашагал прочь в сторону моста.
— Куда ты? — крикнула Джейн.
— В Казанпур. За врачом. Сделай все, чтобы Йен остался в живых до его прихода.
Когда Руэл ступил на мост, Джейн затаила дыхание. Наполовину разрушенные опоры моста могли не выдержать даже такой нагрузки.
Она с облегчением перевела дух, только когда Руэл наконец достиг противоположного берега. В следующий момент он исчез из виду за поворотом.
«Сделай все, чтобы Йен остался в живых до прихода врача…»
Как она сможет это сделать? Джейн посмотрела на Йена. Он выглядел так, будто жизнь постепенно вытекала из него. Но прежде чем Руэл вернется, пройдет два часа.
И когда он вернется с людьми, они обнаружат с ними Картаука.
Спасая одного, они бросят другого в лапы Абдара.
Джейн повернулась к Ли Сунгу:
— Тебе придется уйти с Картауком в Наринт.
— Я не оставлю тебя здесь, — сказал Ли Сунг.
— Делай, что я говорю! — Она помолчала, пытаясь овладеть собой. — Если сейчас Картаук попадет в лапы Абдару, все наши жертвы напрасны. Мы должны спасти хотя бы его. Я скажу всем, что ты погиб при крушении. Если Адбар заподозрит нас, то решит, что ты был вместе с Картауком, что он тоже погиб. Когда доберетесь до На-ринта, дай мне знать, все ли в порядке и где вам удалось устроиться.
Каратук нахмурился.
— Я не думаю…
— Мне безопаснее оставаться здесь, чем кому-то другому. Вам понадобится много времени, чтобы добраться до города пешком.
Ли Сунг взял Картаука за руку.
— Она права. Мы ничем не сможем помочь ей. А если тебя обнаружат, это только повредит ей. Не волнуйся, Джейн, я найду место поукромнее.
— Счастливого пути, — сказала Джейн устало и снова повернулась к Йену. Глядя на его бледное лицо и запавшие глаза, она думала о том, что счастья в этом мире нет и не может быть. Бедный Йен! Ей не верилось, что он сможет когда-нибудь увидеть свой любимый Гленкларен и свою дорогую Маргарет. Пошатываясь, она поднялась и посмотрела в ту сторону, куда ушли Ли Сунг и золотых дел мастер, но не смогла различить их фигур. Преодолевая слабость, она добрела до края моста и взглянула вниз, в воду, откуда выглядывала тупая морда паровоза. К горлу подступила дурнота. Она повернулась и пошла обратно к навесу.
«Сделай все, чтобы Йен остался в живых…»
Одеяло, которым они сразу же укрыли Йена, было уже влажным от сырости. От него раненому не было никакого толку…
Джейн легла рядом с Йеном на землю, обняла его, согревая теплом своего тела, и впала в забытье.


Она пришла в себя от того, что кто-то пытался оторвать ее руки от Йена.
— Нет! — Неужели они не понимают, что ему нужно тепло!
— Тсс, не волнуйся! Все в порядке.
Это был голос Руэла.
— Мы положим его на носилки.
От голосов, фонарей, движущихся вокруг нее, Джейн окончательно пришла в себя и с трудом села.
— Он жив?
— Да. — Голос Руэла звенел, как струна. Он помог ей подняться. — Патрик ожидает по ту сторону ущелья Сикор. Для нас главное — добраться до того места. — Он изучающе посмотрел на ее лицо. — Ты такая же бледная, как и Йен. Ты сможешь перейти через мост? Там не хватает нескольких шпал, если хочешь, я пронесу тебя…
— Я дойду сама. — Джейн, спотыкаясь, пошла за носилками, которые подхватили четыре человека. — Он должен жить… Это моя вина.
— Не говори чушь! — резко оборвал ее Руэл. — Никто не виноват в том, что случилось. Сначала я решил, что это подстроил Абдар. Но в таком случае он уже появился бы здесь. И, кроме того, зачем ему ломать дорогу? Скорее всего это несчастный случай.
Они довольно быстро оказались на другой стороне ущелья.
— Боже, как ты дрожишь! — Теплая рука Руэла легла на ее плечи.
— Это моя вина!..


Джейн очнулась в своей спальне и увидела Руэла, сидевшего возле ее кровати. На нем была уже сухая одежда, но выглядел он ужасно. Под глазами темные круги. Щеки ввалились.
— Йен! — прошептала она.
— Он здесь. Мы побоялись везти его дальше. Патрик уступил свою комнату и привел из форта доктора Кендри-ка. Думаю, доктор сделает все, что в его силах.
— Да, конечно.
Запинаясь, Руэл проговорил:
— Мне так и не удалось поблагодарить тебя за помощь брату… — Он замолчал, как бы с удивлением прислушиваясь к тому, что только что сказал. — Ты знаешь, я никогда не называл Йена братом. Я думал, что если мне удастся сохранить между нами дистанцию… — Он закрыл глаза. — Я люблю его… понимаешь?
— Да. Это нетрудно было заметить всякий раз, как вы оказывались вместе.
— Значит, и он тоже замечал? Бог свидетель, я старался быть жестким, чтобы не выдать себя. Я не хотел любить никого, но так получилось… — Руэл открыл глаза. — Он никогда не поправится. Доктор сказал, что нет ни малейшей надежды. Йен не сможет ходить.
— Я так виновата, Руэл, — сказала она тихо.
Его глаза сверкнули.
— Тебе не в чем винить себя. Потому что врач ошибается! Я не позволю Йену умереть. И я не позволю ему остаться калекой.
— Но как ты можешь…
— Всегда можно что-то сделать… — Он встал и широким шагом направился к двери. — И я добьюсь своего.
Дверь за ним закрылась.
Боже! Как она любила его. Осознание этого пронзило Джейн, когда она увидела Руэла бегущего вниз, к реке, и поняла, что, если потеряет его, умрет. Принесет ли эта любовь радость? Навряд ли. В глубине души она знала это с самого начала и пыталась бороться с собой. Она не хотела влюбляться в Руэла Макларена. Он был безжалостным, насмешливым, эгоистичным и самым неуживчивым человеком, какого она когда-либо встречала на белом свете.
«Руэл — герой. Только сам он не знает об этом».
Так сказал когда-то Йен. И вчера вечером Руэл доказал правдивость этих слов. От его эгоизма не осталось и следа, когда зашла речь о спасении брата. Он кинулся ему на помощь, забыв обо всем. А что касается насмешливости, то и она напрочь исчезла в том человеке, который предстал перед ней несколько минут назад. Глубокое горе светилось в его глазах. И Джейн ощущала боль Руэла, как свою. И все же Руэл не хотел смиряться. Он собирался действовать, бороться, сделать все возможное, что в его силах.
И она тоже должна что-то предпринять.
Откинув покрывало, Джейн села на постели. Каждая мышца тела болезненно ныла. Но стоит ли обращать внимание на такие мелочи сейчас?!
Десять минут спустя она нетвердыми шагами вышла из комнаты и отправилась искать Патрика. Он оказался на веранде, в своем любимом мягком кресле, как обычно, со стаканом виски в руке. Дай Бог, чтобы он был еще достаточно трезв для серьезного разговора.
Он не изменил своей позы, когда Джейн появилась на веранде.
— Почему ты встала? Тебе нужно как следует отдохнуть. — Взгляд его был устремлен в пустоту. — Иди, ложись.
— Мне надо поговорить с тобой, Патрик.
— Как жаль, что с Йеном произошел такой случай. Не думаю, что…
— Как это могло произойти?
— Чертова река! Это из-за нее. — Патрик отхлебнул виски. — Ты же знаешь, на железной дороге постоянно случаются… — Его пальцы стиснули стакан.
— Дело не в реке.
— Махараджа выходит из себя и грозится, что не заплатит ни копейки. И ты тоже упрекаешь меня…
— Мне нет дела до махараджи и его капризов. — Джейн старалась говорить ровным, спокойным голосом. — В этом доме умирает человек. Очень хороший человек.
— Река раскачала опоры… — начал оправдываться Патрик.
— Я видела рельсы. И поняла, что с ними произошло.
— О чем ты? Я не понимаю.
— Рельсы хрустнули, когда мы начали переезжать через мост. Эта не высококачественная сталь. Это железные рельсы. Железные, Патрик! А железо не в состоянии выдержать такой нагрузки, какую выдерживает сталь. Постоянно вибрация и плюс нагрузка — вот что стало причиной аварии. — Она замолчала, удивленно глядя на него.
По щекам Патрика бежали слезы.
— Я не думал, что такое может случиться. Мне казалось, что все обойдется. Состав поезда небольшой, махараджа не собирался перевозить на нем грузы. Это были бы поездки для удовольствия. И этот отрезок пути такой короткий. У меня слишком много денег ушло на латунную отделку паровоза, а дополнительной ссуды мне не дали. Кто же знал, что все так кончится?
— Патрик! — прошептала она. Джейн так хотелось, чтобы случившееся было оплошностью, о которой Патрик не подозревал. Но на самом деле все оказалось значительно хуже.
— Ошибка, которую я совершил, обернется против меня. Теперь я не получу приглашения ни от одной компании.
«Даже в такой момент он думает только о себе!» — горько подумала Джейн.
— Ты хочешь, чтобы я посочувствовала тебе?
Патрик жалобно скривился.
— Я никогда не прощу себе, если Йен умрет.
Джейн не была уверена, что сможет простить ему случившееся, даже если Йен выживет.
— Я надеюсь, Джейн, что ты никому ничего не скажешь про эти рельсы. Я объяснил махарадже, что авария произошла из-за вибрации, что во всем виновата река… — Он поторопился добавить: — В каком-то смысле так оно и есть. Если бы эти рельсы оказались на другом участке, ничего не произошло бы.
— Я никому не скажу, — устало проговорила Джейн. — В этом есть и моя вина. Мне показалось странным, почему ты вдруг включился в работу именно тогда, когда надо было укладывать эти рельсы, но я гнала от себя подозрения… — Теперь ей было нестерпимо стыдно из-за своей глупой, наивной веры в доброту и заботу Патрика. Если бы она прислушалась к тем сомнениям, которые постоянно возникали у нее, то Йен не лежал бы в соседней комнате на грани смерти. Ей надо было самой проверить рельсы, догадаться, почему Патрик решил укладывать их один, без ее помощи.
— Хорошо, моя девочка, — облегченно вздохнул он. — А мы со своей стороны сделаем все, чтобы помочь ему.
— Я не хочу, чтобы ты оставался здесь, — прошептала Джейн.
— Что?
— У меня нет сил смотреть на тебя. — Теперь в ее голосе появились стальные нотки. — Уложи свои вещи и перебирайся в клуб.
Патрик вспыхнул, удивленно глядя на нее.
— Но я…
Встретив ее взгляд, он запнулся, а потом продолжил уже совсем другим тоном:
— Если ты считаешь, что так будет лучше, то я согласен. — Он повернулся и вышел с веранды.
Темнота рассеялась, и Йен увидел чистый ясный свет, который манил его к себе.
— Я знаю, что ты очнулся, Йен. Открой же, наконец, глаза, черт тебя побери!
Это снова был голос Руэла. Он требовал, умолял, упрашивал, не давал сосредоточиться на сиянии, которое звало к себе. Голос брата вынуждал его отступить назад.
— Я устал…
— Нет, ты не устал. У тебя еще черт знает сколько сил! Собери их в кулак! Тебе надо всего лишь открыть глаза. Ну же, Йен! Посмотри на меня. Это я — твой брат!
Веки Йена дрогнули и медленно приоткрылись.
И он увидел склонившееся над ним лицо Руэла: похудевшее, утомленное, но с сияющими голубыми глазами.
«Тигр ступает мягко, глаза его светятся ярко…»
— Молодец! Вот видишь. Первый шаг ты уже сделал. А теперь открой рот.
Горячий мясной бульон…
— Нет, нет, не отворачивай голову. Ты сейчас доешь это все до конца. Надо набраться побольше сил.
— Боль… Такая боль…
— Ты ее сможешь преодолеть.
Руэл не представляет, как сильна боль, которая терзает его тело, иначе он бы не просил его открывать глаза.
— Я все знаю, Йен. И все понимаю. Я видел выражение твоего лица… — Он положил ладонь на руку Йена, лежащую поверх покрывала. — Но я не дам тебе сдаться. Ты поправишься и поедешь домой в Гленкларен.
Гленкларен. Башни, холмы, покрытые туманами.
— До него слишком далеко …
— Но я-то здесь. — Руэл сжал руку брата. — Ты мне нужен, черт побери.
Но Руэлу никто никогда не был нужен.
— Нет.
— Ты мне в самом деле нужен. Неужели ты не видишь этого?
Руэл смотрел на брата сверкающими глазами, крепко сжимая его руку. Йен хотел попросить, чтобы его оставили в покое, не мешали двигаться к свету, но его удивило то, что он услышал. Никогда и ни при каких обстоятельствах Руэл не желал признаваться в том, что ему кто-то нужен. И если уж он решился вымолвить такое, значит, ему действительно было не по себе. А если брату плохо, нехорошо оставлять его одного в беде. Придется вернуться к нему…
— Я попробую… — слабо отозвался Йен. — Я попробую..
— Это единственное, о чем я тебя сейчас прошу, — напряженно-хриплым голосом сказал Руэл. Но Йен уловил в его голосе тот же самый звук, какой издает натянутая до предела струна. Это означало, что Руэл готов пойти на все, чтобы вытащить его из объятий уютного, обволакивающего забытья. — Остальное сделаю я, Йен.


«Все в порядке. Постоялый двор „Кедейна“.
Джейн почувствовала огромное облегчение, когда, сложив записку, разорвала ее на мелкие кусочки. Ли Сунг и Картаук в безопасности. По крайней мере, хоть с этим все складывается благополучно.
Она бросила клочки записки в мусорную корзину и повернулась к Руэлу, который вышел из спальни.
— Я только что получила весточку от Ли Сунга. Они сумели добраться до Наринта.
— Отлично. — Руэл осторожно прикрыл за собой дверь спальни. — Йен заснул. Утренний осмотр причинил ему такую боль, что чуть не довел до сумасшествия.
Джейн слышала страшные крики из спальни и страдала не меньше, чем Руэл.
— По крайней мере, он жив, и, кажется, с каждым днем ему становится все лучше. Думаю, за эту неделю он поправился на фунт или два.
В то время, как Йен набирал вес, Руэл худел на глазах. Его кровать стояла в комнате больного, и за последние три недели он почти не выходил оттуда. Но, несмотря на такую резкую потерю в весе, он не казался ни изможденным, ни ослабевшим. Иной раз Джейн почти физически ощущала, какая огромная жизненная сила исходит от него. И эта сила поддерживала жизнь в Йене, как пламя костра сохраняет тепло в доме, когда хозяин ложится спать.
— Что сказал доктор?
— Йен уже вне опасности.
— Слава Богу.
— У Йена иное мнение на этот счет. — Руэл горько улыбнулся. — Может статься, что он никогда не встанет с постели.
— Нет!
— У него поврежден позвоночник, — резко сказал Руэл. — Он совершенно не чувствует своих ног. И неизвестно, будет ли он в состоянии даже сесть.
— Я надеюсь, что это временно. Доктор тоже может ошибаться.
— Всем нам остается только надеяться. — Руэл повернулся и тяжелыми шагами прошел по комнате. — Мне пора к нему. Я не хочу, чтобы он проснулся и не увидел никого рядом.
Джейн смотрела ему вслед, и слезы жгли ей глаза. Последние недели, когда они пытались вырвать Йена из лап смерти, она поняла, насколько не соответствовал образ Руэла, созданный в ее воображении, тому, что она увидела на самом деле. Оказалось, что это не капризный, чувственный, избалованный мужчина, а человек, способный испытывать боль потери, растерянность. Нежный и сильный одновременно. Ей захотелось пойти за ним следом, успокоить, попытаться облегчить ему душу.
— Джейн.
Она повернулась и увидела Патрика, стоявшего в дверях. Он неловко помялся.
— Я слышал, как в клубе говорили о том, что Йену стало получше. И пришел узнать, не нужно ли вам чего?
Джейн пожала плечами.
— Продукты? Лекарства? Ведь у нас на счету еще осталось немного денег…
— Руэл сам следит за тем, чтобы ни в чем не было недостатка.
Патрик продолжал вертеть в руках шляпу.
— Но если что-нибудь… Дай мне, пожалуйста, знать..
— Боюсь, ты вряд ли сможешь помочь. — Джейн не собиралась этого говорить, но вдруг не выдержала и со слезами на глазах выпалила: — Доктор сказал, что Йен никогда не сможет ходить.
Потрясенный Патрик покачал головой, словно хотел отогнать эту страшную новость от себя, не желая верить в услышанное.
— Это такой благородный, такой хороший, самоотверженный человек. Почему он должен страдать? Это несправедливо! — Ее голос дрогнул.
Патрик быстро прошел по комнате и крепко обнял Джейн.
— Не плачь. — Его тяжелая ладонь гладила ее по волосам. — Все будет хорошо.
Все было ужасно. И Джейн не очень надеялась на то, что когда-нибудь станет лучше. Но руки Патрика были такими сильными и движения его были полны любви к ней. Сколько раз в жизни ей хотелось, чтобы Патрик подошел и вот так с любовью обнял ее, как он это сделал сейчас.
— Моя девочка, — сказал он ласково. — Моя Джейн.
Она неровно вздохнула и отстранилась.
— Мне жаль, что я была груба с тобой.
— Это я один во всем виноват. Я вел себя по-дурацки. — Патрик с усилием улыбнулся. — Ты простишь меня?
Джейн промолчала, не зная, что сказать ему в ответ.
Приободрившийся Патрик вдруг решительно проговорил:
— Не люблю приносить дурные вести, но, боюсь, тебе придется покинуть наш дом до конца месяца. Махараджа аннулировал договор об аренде.
Джейн отрицательно покачала головой.
— Мы не уедем отсюда, пока Йен не поправится настолько, что сможет передвигаться или, по крайней мере, его можно будет перевозить с места на место, не причиняя вреда.
— Махараджа решил избавиться от нас, Джейн.
— Мне нет дела до того, что хочет этот самодур, — ответила она яростно. — И я не уеду отсюда до тех пор, пока нужна Руэлу и Йену. Если уж ты так хочешь помочь, ищи способ, как убедить махараджу, чтобы он не торопил нас с отъездом.
— Сделаю все, что будет в моих силах. — Он поколебался еще немного. — Я думал о том, что делать, когда мы уедем отсюда, Джейн. Быть может, нам стоит вернуться в Америку и начать все с самого начала? Может быть, там никто не будет знать о…
— Сейчас мне не хочется ничего загадывать. Я не могу думать ни о чем, кроме Йена…
Патрик кивнул.
— Ты ведь не покинешь меня? Ты мне нужна, Джейн. Мы с тобой как одна семья…
Он так близко подошел к тому, чтобы сказать заветные слова, которых Джейн ждала так долго. Почему он решился произнести их именно сейчас?
Патрик смотрел на нее с каким-то странным выражением, по которому нетрудно было угадать, что он еще не договорил до конца. Наконец он решился.
— Я еще хотел тебе сказать… Ты должна знать. Махараджа попросил полковника Пикеринга выделить одного из инженеров, чтобы тот провел расследование причин крушения поезда… Не думаю, что Пикеринг будет особенно докучать тебе вопросами. Я позаботился обо всем.
— И что ты сказал ему?
Патрик отвел глаза в сторону.
— Было бы лучше для нас двоих, чтобы все сочли, что…
— Говори, говори!
— Я сказал ему, что рельсы заказывала ты сама. — Боясь, что она прервет его раньше, чем он успеет договорить, Патрик торопливой скороговоркой произнес: — Я был вынужден пойти на это, потому что махараджа сначала принялся во всем обвинять меня. Ну, ты сама понимаешь… будет лучше, если все сочтут, что я по глупости доверил решение таких сложных вопросов женщине. Зато они не обвинят меня ни в халатности, ни в мошенничестве. Тебе это ничем не повредит. А я бы мог даже выручить кое-что…
— Ты обвинил меня? Не побоялся солгать?
— Не смотри на меня так. Я же тебе сказал: инженер, которого пригласит полковник Пикеринг, осмотрит рельсы и…
Джейн не могла поверить в услышанное. Патрик перекладывает всю вину за случившееся на ее плечи?!
— Это несправедливо! — Голос у нее задрожал от переполнявшего ее гнева. — Ты не имел права сваливать все на меня.
— Через несколько недель мы будем далеко отсюда и вычеркнем из жизни то время, что мы провели здесь.
— Ты должен сказать им правду.
— Это немыслимо. Только…
— Если ты не расскажешь полковнику Пикерингу, что произошло на самом деле, это сделаю я.
— Нет! — Он попытался смягчить тон. — Где же твоя верность, девочка моя?
— А где твоя честь, Патрик?
Он заговорил мягким, вкрадчивым тоном:
— Когда-то, очень давно, ты дала мне обещание. Теперь ты хочешь его нарушить?
Джейн непонимающе смотрела на него.
— О чем ты говоришь?
— Я увез тебя, дал тебе возможность вести приличную жизнь, занять в обществе более высокое положение. Ты пообещала, что всегда будешь делать то, о чем я попрошу.
— Мне казалось, что я уже выплатила свой долг сполна.
Патрик вспыхнул, но упрямо повторил:
— Ты дала мне обещание.
Джейн почувствовала, как горячие слезы наворачиваются на глаза. В эту минуту рухнули ее былые надежды, рухнула ее вера в Патрика. Если бы она вздумала сейчас потребовать, чтобы он признал ее своей дочерью, Патрик, без сомнения, сказал бы «да». Он согласился бы с чем угодно, лишь бы спасти свою шкуру.
Но она не станет просить его о таких вещах.
— Я сдержу свое обещание, Патрик.
На лице его появилось выражение облегчения.
— Ты обещаешь, что не расскажешь об этом никому? Ни одному человеку?
Его слова вонзались в нее, как шипы.
— Я же тебе сказала. И если кто-то спросит меня, то я отвечу, что сама заказывала рельсы.
— Ты бы очень меня выручила.
— Но после этого считай, что мы квиты. И у меня больше нет перед тобой долгов.
— Да, конечно. И мы начнем все сначала, свободные и полные сил.
— Начнем. Но не вместе. — Ей удалось выговорить эту фразу совершенно спокойным и даже будничным тоном. — Больше я не желаю видеть тебя.
Он стоял как громом пораженный.
— Я не это имел в виду…
Точно такая же решимость владела Джейн, когда она умоляла увезти ее от Француженки. Теперь у нее хватило сил повернуться к нему спиной и уйти в дом.
Она сдерживала слезы, пока не оказалась одна в своей комнате. Глупый сон оборвался сам собой. Ей не нужен отец. У нее есть Ли Сунг, который поможет ей пережить трудные времена.
Боже праведный, как тяжело, оказывается, принять такое решение!


— Заходи, — Абдар улыбнулся, кивком приглашая Цабри, — тебе нечего бояться.
Цабри заколебалась, настороженно глядя то на Абдара, то на Пачтала, прежде чем медленно пройти в холл для приема гостей.
— Вы не сердитесь на меня? — спросила она дрожащим голосом. После этого слова ее хлынули безудержным потоком. — Это не моя вина. Ли Сунг лгал мне. Хорошо, что эта грязная собака погибла во время аварии! Я и представить себе не могла, что он нарочно обманывает меня.
— Разумеется, я не сержусь на тебя. Ты бы не осмелилась пойти на обман. — Абдар взглянул на Пачтала. — Хотя мой друг пытался уверить, что так оно и есть. И предлагал строго наказать тебя.
— Ты была слишком доверчивой, — холодно отрезал Пачтал. — И слишком преувеличила свое мастерство, считая, что он без ума от тебя.
Цабри вспыхнула, но ей удалось сдержать себя. Если она хочет выпутаться из этого, надо следить за каждым словом. Аегкая улыбка заиграла у нее на лице.
— Если вы, ваше высочество, пожелаете, я бы сумела сделать все, чтобы загладить свою оплошность и заставить вас забыть о неприятностях…
— В самом деле? — улыбнулся Абдар. — Я надолго запомнил ту ночь, что мы провели вместе.
Цабри опустила ресницы, чтобы скрыть презрение и торжество. Что махараджа, что нищий — все одно. Главное для них — удовлетворить свою похоть.
— То, что вас ожидает, не пойдет ни в какое сравнение с тем, что…
Абдар подошел к ней и приложил ладони к ее щекам.
— В первый же момент, как только я увидел тебя, я понял, что ты будешь… Сколько в тебе жизни… Ты исключительное создание.
Цабри почувствовала, как страх окончательно покидает ее. Все получилось проще, чем она представляла.
— Я только и думаю о том, как бы доставить вам удовольствие, — прошептала она. — Я рада, что вы позволите мне сделать это.
— Как я могу возражать? — Его темные глаза сияли, а пальцы нежно поглаживали ее лицо. — Думаю, предстоящая ночь навсегда останется в моей памяти.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жажда золота - Джоансен Айрис

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819202122

Ваши комментарии
к роману Жажда золота - Джоансен Айрис



Конца нету
Жажда золота - Джоансен АйрисЛале
22.02.2013, 14.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100