Читать онлайн Жажда золота, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жажда золота - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.5 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жажда золота - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жажда золота - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Жажда золота

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

— Я решил, что самое правильное, если игрушка будет состоять как бы из двух половинок, — сказал Руэл, обращаясь к брату. — Завтра я последний день позирую для Картаука. Не съездишь ли ты к Намиру, посмотреть, на какой стадии его новая работа? Картаук считает, что он должен уже закончить ее. Я подарю игрушку так, чтобы без второй части она оставляла впечатление незавершенности. Они должны дополнять друг друга.
— Сколько у тебя времени?
— Три дня. Обе колеи соединятся через шесть дней. Я не хочу, чтобы большая игрушка отвлекала внимание махараджи от моей.
— Не слишком ли опасно оставлять у себя вторую половину игрушки?
— Риск есть. Но мне кажется, его желание заполучить вторую половину одержит верх над искушением скормить меня крокодилам. Кроме того, он любит британцев. Уговори полковника Пикеринга, чтобы он принял участие в завершении сделки.
Йен кивнул.
— Хорошо. Завтра же с утра я поеду к Намиру. Но судя по всему, ему придется немало заплатить.
— Дай любую цену, которую он запросит. Может быть, благодаря этой игрушке Циннидар обойдется мне значительно дешевле. Во всяком случае, если Картаук окажется прав.
— Он тебе нравится?
— Джон хорошо разбирается в людях. Я не могу не ценить его проницательность.
— Но ты так и не ответил, нравится ли он тебе, — заметил Йен. — А что ты скажешь про Ли Сунга?
— Неплохой парень. — Руэл вдруг рассердился. — Ну хорошо, хорошо. Я полон к нему самых возвышенных чувств. Теперь ты удовлетворен?
— Вполне. Кажется, все идет самым наилучшим образом.
— Вот бы не подумал, что тебя может радовать то, как развиваются события. Если я уговорю махараджу продать мне Циннидар, то, как ты сам понимешь, в Гленкларен я не вернусь.
— Если Циннидар — то самое место, о котором ты мечтаешь, то я буду доволен, что ты добился своего, — мягко улыбнулся Йен. — В последнее время мне стало казаться, что не только золото привлекает тебя в Циннидаре. Тебе нужны корни… свой собственный дом, который ты полюбишь так же сильно, как я люблю Гленкларен. А это единственное, что я желал, Руэл. И мое желание, кажется, начинает сбываться.
Руэл почувствовал, как что-то странное начинает твориться с ним, когда он смотрит на брата. Ему хотелось протянуть руку, похлопать его по плечу, как это бывало во времена их детства… Черт возьми! С того момента, как он прибыл в Казанпур, все развивается так стремительно, словно раскручивается некая невидимая пружина.
Или же прав Йен, который считает, что меняться в первую очередь начал он сам?!
Нет. Свобода, независимость и богатство — вот то, к чему он стремится. И если чувства, о существовании которых он забыл много лет назад, будут мешать ему добиться цели — теперь, когда она так близка, — он сумеет отринуть эти чувства.
— Я рад, что ты не огорчился, — сдержанно ответил Руэл, наконец оторвав взгляд от брата. — Спокойной ночи, Йен.
Йен улыбнулся:
— Спокойной ночи, Руэл.


— Через четыре дня нам удастся соединить оба отрезка пути, — торжественно объявил Патрик. — Наконец-то! И мы покинем эту отвратительную страну. Последняя неделя доконала меня.
— Я могу завтра поехать с тобой, — предложила Джейн.
— Не стоит, — покачал головой Патрик. — Мне хочется самому довести дело до конца. — Он встал и потянулся. — Пойду спать. Я уже забыл, как устает человек, занимаясь укладкой рельсов.
— Но мне и в самом деле хочется немного помочь тебе, Патрик, — снова начала Джейн. — Вспомни, как было в Солсбери, когда мы только начинали?
— Ты свою долю уже отработала. Теперь дай мне.
Джейн решила, что не стоит больше настаивать. С тех пор, как Патрик начал выходить на линию, он урезал потребление спиртного до минимума. Если ощущение ответственности подвигло его на это, с ее стороны было бы в высшей степени глупо мешать ему.
— Хорошо. Если ты передумаешь, то… — Она помолчала и небрежным тоном спросила: — Ты не будешь возражать, если я сама проведу пробный поезд до На-ринта?
— А почему я буду возражать? — зевнул Патрик. — Я только буду рад, что смогу отдохнуть и со свежими силами отправлюсь в Наринт вместе с махараджей и его напыщенными набобами. Это будет не менее хлопотная поездка: махараджа начнет придираться ко всему, требовать переделок и доделок, ему придется объяснять… да что там говорить, ты и сама все знаешь не хуже меня.
Джейн не ожидала другого ответа, однако все равно почувствовала большое облегчение.
— Значит, решено. Я забираю Ли Сунга из Наринта. И мы вместе поведем паровоз.
— Как хочешь. — Патрик направился в спальню. — Ли Сунгу уже давно пора вернуться сюда. Он счастливо избежал необходимости работать под дождем. Я говорил нашему другу Макларену, что мало найдется специалистов, которые способны класть шпалы и рельсы при такой погоде.
— Когда ты его видел? — спросила Джейн как можно более равнодушным тоном.
— Он появляется на строительстве почти каждый день. И мы с ним перекидываемся парой слов.
Джейн почувствовала невольную признательность к Руэлу, который выполнил свое обещание приглядывать за Патриком и за тем, как идет стройка, вместо нее. Руэл делает все, чтобы железная дорога была сдана вовремя и чтобы она смогла вывезти Картаука из Казанпура.
Руэл. Она снова ощутила его взгляд, который постоянно ловила на себе в храме: обжигающий, требовательный и притягательный…
— Как ты покраснела! — заметил Патрик. — Ты случайно не заболела?
Джейн раздраженно одернула себя: ее волнение уже становится настолько явным, что даже ни на что не обращающий внимание Патрик замечает его. С этим надо бороться.
— Нет. Просто очень душно. С тех пор, как начались дожди, духота стала еще более невыносимой. — И, стремительно вскочив со стула, Джейн пожелала Патрику спокойной ночи и торопливо ушла к себе.
Почему ей никак не удается забыть о Руэле? Подавить свою страсть? Неужели животное чувство способно победить доводы рассудка, с отчаянием думала Джейн.
Однако так оно и происходило всякий раз, когда она не только видела Руэла, но даже когда просто думала о нем. Тело вопреки ее желанию отзывалось по-своему. Не было ни единого момента, когда бы он находился рядом и Джейн не ощущала его присутствия. И не было никаких сил сопротивляться желанию приблизиться к нему, раствориться в нем целиком и полностью, без остатка. Это чувство вызывало в ней страх и протест.
Единственное, что ей остается, — стараться по-прежнему не обращать на него внимания, не придавать значения всем этим непонятным вспышкам. Рано или поздно, но это пройдет.
Должно пройти, иначе она не сможет справиться с искушением!


Руэл аккуратно положил игрушку в большую коробку, обернул сверток ярко-красным бархатом и завязал пышной белой атласной лентой.
Час спустя он вручил сверток дворецкому вместе с солидной взяткой и обещанием увеличить ее, если махараджа получит подарок немедленно.
Затем он вернулся в отель ждать результата.


Известие пришло на следующее утро. Его срочно вызывали во дворец для встречи с махараджей Дулаи Сави-заром.
Следом за дворецким он прошел в приемную комнату, где на полу сидел махараджа. На ковре перед ним стояла распакованная игрушка, отдаленно напоминавшая шахматную доску.
Дулаи Савизар был одет в ярко-красную парчовую свободную рубаху и белые штаны. Традиционный индийский наряд придавал по-детски пухлой фигуре махараджи еще большее сходство с ребенком-переростком. Лишь густые темные усы правителя и лоснящиеся черные волосы напоминали о его возрасте. В его манере двигаться не было той неги и вялости, которые так отличали его сына Абдара. Дулаи Савизар хмуро посмотрел на Руэла:
— Ты и есть Руэл Макларен? — И, не дожидаясь ответа, раздраженно продолжал: — Я сердит на тебя. Этой игрушке чего-то не хватает….
Четырехфутовая доска, на которую он посмотрел, представляла собой заросли искусно вырезанных деревьев, кустов, цветов и разнообразных животных, населявших джунгли. В центре находилась маленькая фигурка махараджи, чем-то отдаленно напоминающая самого Дулаи Сави-зара, но одетого в золотую рубашку и такие же штаны. Белую чалму украшали крошечные драгоценные камни.
Йен рассказал Руэлу, как долго трудился над своей игрушкой мастер и о том, какую цену он запросил за свое изделие. Но оно того стоило. Самое удивительное, что мастер сумел искусно отделить одну половину своего изделия от другого.
— Видишь? — Махараджа нажал кнопку, включавшую механизм.
На крошечную фигурку махараджи из зарослей выпрыгнул лев, и казалось, он не может промахнуться, но в это время включался другой механизм, и фигурка махараджи, исчезнув в одном месте, появлялась в другом. Словно могучая сила переносила его с одного конца доски на противоположный. На самом деле первая фигурка уходила в углубление, а вторая тотчас появлялась в другом месте. После этого на махараджу бросался носорог. И снова фигурка появлялась уже в другом месте. Нападение очередного дикого зверя продолжалось до тех пор, пока последняя фигурка не застывала на высоком утесе.
— Он стоит на самом краю пропасти! — недовольным голосом заметил Дулаи Савизар. — А махараджа должен всегда выходить победителем. Почему твоя игрушка такая несовершенная! Ты должен переделать ее!
— Эта игрушка только выглядит несовершенной, потому что у нее нет второй половины.
Махараджа вскинул на него глаза.
Руэл указал на пазы в доске.
— Вторая половина вставляется вот сюда. После того, как махараджа спрыгивает с утеса, он оказывается перед тигром. Следующий прыжок — и мы видим его уже на спине огромного белого слона, где он наконец оказывается в безопасности.
Глаза махараджи заблестели от радости.
— Белого слона?
— А какое другое животное достойно нести великого владыку?
Махараджа капризно надул губы, глядя на застывшую у края пропасти фигуру.
— Мне нужна вторая половина игрушки. Разве можно дарить неполные подарки?
— Я счел, что должен купить эту игрушку вам, несмотря на то, что у нее не хватало второй половины. Я подумал, что, если она вас заинтересует, я смогу приложить усилия и отыскать оставшуюся половину. Не так ли?
— Мне понравилась игрушка. И я хочу, чтобы ты принес вторую половину.
— Я попытаюсь найти ее.
Взгляд махараджи впился в лицо Руэла.
— А что может ускорить ее поиски? — Он вздохнул. — Каждому от меня что-то нужно. И тебе, наверное, тоже. Что я должен подарить тебе?
— Мне не нужно никакого подарка. Я хочу кое-что купить у вас. Небольшой остров в Индийском океане под названием Циннидар. И могу предложить за него сорок тысяч фунтов.
— Циннидар? Что-то не припомню… — Савизар нетерпеливо махнул пухлой рукой. — Должно быть, он совсем маленький, если я не помню его. Спрошу у своего советника и узнаю, правильную ли ты цену предлагаешь за него. А ты в это время займешься поисками второй половины?
— Конечно. Могу ли я обратиться к вам завтра и узнать, как решился мой вопрос?
— Да, да. — Махараджа вновь повернулся к доске, нажал на кнопку, запускающую механизм и вскрикнул от удовольствия, когда игрушечная фигурка появилась в густой листве дерева, скрывшись от льва.


Руэл спускался по ступеням дворца, не веря своей удаче. Первый шаг сделан. Кажется, ему удалось добиться своего. Даже дождь, который лил, когда он входил во дворец, временно прекратился. Сумрачное небо, без сомнения, скоро прорвется, опрокинув новый ушат теплой воды, но и эту короткую передышку можно было рассматривать как хороший знак.
— В отель, сахиб? — спросил рикша, когда Руэл устроился на сиденье.
— Да, — ответил Макларен, а затем, вдруг поддавшись внезапному порыву, воскликнул: — Нет, нет! — Брату он успеет все рассказать позже. Первый человек, с которым ему хотелось поделиться своей радостью, была Джейн. — Отвези меня в бунгало сахиба Рейли.


Кобра, раздув капюшон, медленно покачивалась, готовясь к броску. Ее ониксовые глаза не мигая смотрели на собаку, которая возбужденно бегала перед нею.
Джейн осторожно поставила миску с едой, которую она принесла для Сэма, и потянулась за ножом, который всегда носила в ботинке.
Змея, свернувшись кольцом и вытянув вверх голову, лежала как раз перед стойлом Бедилии. Если она не кинется на лающую и прыгающую перед ней собаку, то может повернуться и поползти к лошади.
— Тише, Сэм, ради Бога, успокойся! — негромко проговорила Джейн.
Глупый пес, конечно же, не обратил на ее слова ни малейшего внимания. Напротив, он стал лаять еще истошнее, чтобы показать хозяйке свою смелость.
Джейн поразили размеры кобры — она была по меньшей мере десяти футов в длину. Если она бросится на Сэма, пес не успеет увернуться. Джейн посмотрела на нож, который сжимала в руке, и отбросила его за ненадобностью. Это было не самое лучшее оружие против змеи. Чтобы пустить его в ход, надо подойти к ней как можно ближе. Джейн обвела торопливым взглядом конюшню и наткнулась на вилы, прислоненные к стене. Вот что может ей пригодиться!
Кобра повернула голову в сторону Джейн, словно угадала, откуда ей грозит реальная опасность. И Джейн замерла, как статуя, под ее немигающим взглядом. Сердце ее колотилось так гулко, что, казалось, заглушало лай Сэма. И хотя Джейн находилась пока довольно далеко от кобры, при виде ее горящих злобой маленьких глаз все тело ее заледенело от страха.
Сэм подпрыгнул и с оттяжкой поскреб задними лапами землю. Кобра снова перевела взгляд на собаку.
— Назад, Сэм! — закричала Джейн испуганно. — Перестань дразнить ее. — И она медленно двинулась по кругу так, чтобы подойти к гадине сзади.
— Что ты делаешь? — услышала она. И, обернувшись, увидела Руэла, стоявшего в дверях конюшни.
Он был бледен как полотно.
— Стой спокойно. Не двигайся! — приказала Джейн отрывисто, не отводя взгляда от кобры. — Если ты спугнешь ее, она может напасть на Сэма.
— Какой, к дьяволу, Сэм! — хриплым голосом сказал Руэл. — Не смей подходить к ней.
Но Джейн, не обращая внимания на его слова, сделала шаг вперед. Четыре ярда отделяли ее от кобры. Три.
Руэл непристойно выругался и шагнул вперед к собаке.
— Сэм, сюда! Ко мне!
Кобра уловила его приближение и еще шире раздула капюшон.
— Не двигайся! — прошептала Джейн.
Руэл замер.
Змея тоже застыла, пытаясь понять, откуда ей ждать нападения — от Руэла или собаки.
Джейн оказалась вне ее поля зрения. Если успеть преодолеть разделявшее их расстояние, то, возможно, ей удастся…
Джейн бросилась вперед, держа перед собой вилы. Зажав змею между зубьями, она бросила ее через всю конюшню. С тяжелым стуком кобра ударилась о стену, но поскольку второй выход оказался совсем рядом, быстро поползла прочь.
Руэл, ругаясь, схватил Сэма, который собирался броситься вслед за коброй, и прижал его к земле.
Джейн с вилами в руках осторожно осмотрела пустое пространство перед конюшней. Кобры не было. Она, конечно, снова скрылась в зарослях кустарника, откуда, наверно, и приползла.
— Теперь можно отпустить Сэма, — осевшим голосом сказала Джейн, повернувшись к Руэлу. — Какая она была огромная! Не помню, чтобы мне доводилось видеть хоть что-то подобное…
Руэл, отпустив собаку, схватил Джейн за плечи и встряхнул изо всех сил.
— Черт тебя подери! — На его лице только глаза сохранили прежний нестерпимо-синий цвет. Золотисто-смуглая кожа была белой как мел. — Ты совсем с ума сошла! — процедил он сквозь зубы, а потом вдруг резко повернулся и направился к главному выходу.
— Ты куда? — растерянно спросила Джейн.
— Блевать, — коротко ответил он, даже не оглянувшись.
Джейн дернулась было, чтобы пойти следом за ним, но вовремя спохватилась. Сейчас ему не требовалась ее помощь. Ли Сунг терпеть не мог, когда кто-либо становился свидетелем его минутной слабости. А Руэл, возможно, еще более ранимый человек в этом отношении.
Повернувшись к Сэму, который все еще возбужденно повизгивал и пытался лизнуть ее в губы, Джейн сказала дрожащим от страха голосом:
— Ну и забияка же ты! А с виду такой тихоня! Придется мне забрать тебя в дом, чтобы такого больше не повторилось. Идем!
Когда через несколько минут она вышла вместе с Сэмом из конюшни, Руэл, зачерпывая ладонями воду из бочки, приготовленную для питья лошади, плескал ее себе в лицо. Плащ лежал рядом с ним на земле. Мокрая рубашка прилипла к телу. Когда он поднял на нее глаза, лицо его все еще оставалось серым.
— Ненавижу змей, — сказал Руэл виноватым голосом.
— Я тоже. — Джейн пожала плечами. — Но я привыкла к ним. Они довольно часто забирались в палатки, в которых мы жили.
— Почему ты не послушалась, когда я позвал тебя?
— Потому что кобра того и гляди могла броситься на Сэма. А он такой глупый и неуклюжий, что не сумел бы увернуться.
— Ты готова была из-за него рисковать собственной жизнью?
— Он мой, — ответила она просто. — И кто позаботится о нем, как не я?
Руэл не сводил с нее глаз.
— Я не мог поверить своим глазам, когда увидел, как ты идешь на кобру с вилами. Боже! Как я перепугался!
Джейн не ожидала, что он признается в своей слабости.
— А я еще больше, — сказала она и улыбнулась. Легкая дрожь постепенно начала проходить. — И все же ты тоже бросился на помощь Сэму…
— А что мне еще оставалось делать?
Никогда еще Руэл не выглядел таким смущенным и растерянным, и Джейн захотелось его как-то поддержать, успокоить, вселить в него привычную уверенность.
— А почему ты так боишься змей? У тебя связаны с ними неприятные воспоминания?
— Все мы боимся чего-то, — уклончиво ответил Руэл, поднимая с земли плащ и накидывая его на себя. Видя, что она продолжает выжидательно смотреть, Руэл пожал плечами и признался: — Меня как-то раз, в детстве, ужалила змея.
— Кобра? — испуганно спросила Джейн.
— Нет, что ты! Гадюка. В тех местах не водятся кобры. Я забрался в горы переночевать… я довольно часто уходил из дома куда-нибудь один. — Он говорил неохотно и отрывисто, словно ему хотелось как можно скорее закончить рассказ. — Я говорил тебе о своей любимице. Обычно я брал лису с собой. С ней я не чувствовал себя таким одиноким. Однажды ночью я проснулся от острой боли в ноге, откинул одеяло и увидел гадюку. А неподалеку от меня лежала лиса, неестественно вытянув шею и лапы. Я понял, что гадюка ужалила ее первой. Схватив камень, я что есть силы бросил его в змею и размозжил ей голову. Но, как ты понимаешь, это все равно не могло вернуть мою лису к жизни. — Он крепко сжал губы. — Потом я разорвал рубашку, затянул ногу и пошел домой. — Он пожал плечами. — Но, к сожалению, я не из везучих. Мать как раз ушла в деревню. По счастью, Йен начал беспокоиться и отправился на поиски. Он-то и наткнулся на меня. Если бы не он, не знаю, чем бы все кончилось. Ему удалось отвезти меня к местному доктору. Вот и вся нехитрая история. Я довольно быстро выздоровел, отделавшись местным воспалением и страшной рвотой. И всякий раз при виде змеи у меня снова начинаются эти же самые приступы неукротимой рвоты.
На лице Руэла появилось обычное выражение, и со свойственной ему небрежностью он закончил:
— Теперь ты видишь, почему мне так понравилось, что Картаук изобразил Абдара в виде змеи. — Руэл посмотрел на дорогу, где его ожидал рикша. — А теперь мне пора возращаться в отель. Йен ждет меня. Не стану больше докучать тебе своими воспоминаниями.
— Ты и не докучаешь, — сказала она медленно. — Мне просто стало грустно.
— Правда? Не понимаю, почему? — Руэл прищелкнул пальцами. — Ах, да! Должно быть, из-за лисицы. Твое сердце обливается кровью из-за моего маленького пушистого друга?
Она молча смотрела на него.
— Или это из-за меня? — насмешливо спросил Руэл — Скажи, не собираешься ли ты спрятать и меня под свое крылышко, как сделала это с Картауком?
Джейн растерянно молчала. Неужели он прав, и достаточно одной трогательной истории, чтобы преграды, которые она тщательно выстраивала, защищаясь от Руэла, начали рушиться, как картонные коробки под порывом ветра? Она изо всех сил пыталась снова убедить себя в том, что Руэл беззащитен не более, чем кобра, с которой ей только что пришлось столкнуться в конюшне, но ей это не удавалось. Тогда она попробовала переменить тему, чтобы отвлечься от этих мыслей:
— Ты приехал сюда, чтобы сказать что-то важное? Ты виделся с махараджей? Как прошел разговор с ним?
На лице Руэла промелькнуло неопределенное выражение.
— Хорошо, — сказал он сдержанно, а потом не выдержал. Сияющая улыбка заиграла на его губах: — Даже более чем.
— Он пообещал продать тебе Циннидар?
Руэл кивнул.
— Похоже на то. — Взглянув на Сэма, который крутился возле ног Джейн, он заметил: — Советую тебе держать этого глупого пса в доме. Конюшня стоит рядом с зарослями, там столько щелей в полу, что в любую минуту может заползти еще одна змея. А если ты окажешься где-нибудь далеко?
— Да, я уже решила забрать Сэма в дом.
— Правильно. И мой совет, как всегда, оказался ни к чему. В таком случае, — он склонился в преувеличенно вежливом поклоне, — мне остается только попрощаться.
Руэл уже стоял возле рикши, когда Джейн пришла в голову внезапная мысль.
— Сколько тебе было лет, когда ты встретился с гадюкой?
Он оглянулся и посмотрел на нее через плечо.
— Не помню. Что-то около девяти.
Джейн проводила взглядом легкий экипаж, который удалился под мелодичный звон колокольчика.
«С ней я не чувствовал себя таким одиноким…»
Девять лет! Совсем еще мальчик. Что делал такой малыш ночью, в горах? Почему никто, кроме Йена, не пытался искать его? Возможно, ей уже никогда не узнать ответы на эти вопросы. Руэла нелегко вызвать на откровенность, и хотя сегодня ей удалось на миг приоткрыть дверцу в его прошлое, вряд ли он позволит сделать это еще раз.
Впрочем, успокоила себя Джейн, это и к лучшему. Недавний разговор и так внес сумятицу в ее мысли. Сегодня она увидела другого Руэла: ранимость, беззащитность — вместо привычной уверенности в себе, искренность вместо иронии, слабость вместо силы.
Это оказалось гораздо более грозным оружием, чем все его прежние хитроумные уловки.


— А где игрушка? — нетерпеливо спросил махараджа, едва Руэл на следующий день переступил порог в приемной.
— Вы сможете получить ее в самое ближайшее время, — последовал вежливый ответ.
Махараджа нахмурился.
— Я знаю, что ты мог принести ее прямо сейчас…
Гость чуть заметно улыбнулся, продолжая хранить молчание.
— Хорошо. Можешь забирать свой остров. Но не за сорок тысяч фунтов. Мой советник сказал, что его цена составляет по крайней мере пятьдесят тысяч.
Стараясь скрыть волнение, Руэл как можно равнодушнее проговорил:
— Я не богач. И могу себе позволить только пять тысяч.
— Хорошо. — Махараджа улыбнулся. — Мы оформим документы, как только…
Руэл быстро перебил его:
— Мой брат и полковник Пикеринг находятся внизу с соответствующими бумагами. Мы могли бы оформить купчую прямо сейчас. Тогда ничто не помешает мне полностью посвятить себя поискам второй половины игрушки. — Он выдержал паузу. — Она будет доставлена вам в самое ближайшее время.
— Тогда давай покончим с этим прямо сейчас, — нетерпеливо сказал махараджа.
Через сорок пять минут Руэл, взяв один экземпляр договора себе, вручил второй полковнику Пикерингу, который, в свою очередь, отдал банковский чек главному советнику.
— Теперь все улажено, — сказал махараджа. — Ты можешь выполнить обещание…
— Я как раз собирался заняться этим. — Руэл щелкнул пальцами. — Экипаж! Я только что вспомнил, что оставил другой сверток в экипаже, когда покидал магазин игрушек. — Он повернулся к Йену. — Не окажешь ли ты мне такую любезность, не спустишься за ним?
— С удовольствием. — Йен направился к дверям в сопровождении полковника Пикеринга. — Я передам его дворецкому и буду ждать тебя у главного входа.
Махараджа взглядом проводил их до выхода и затем, хитро улыбаясь, повернулся к Руэлу.
— Радуешься, что ловко провел меня, не так ли?
— Почему вы так решили?
— А ведь на самом деле Циннидар ничего не стоит. Мой советник сказал, что там только первозданные джунгли, горы и дикие животные. Даже летний дворец, который там построил мой прадед, заброшен и, возможно, весь зарос лианами. Остров не стоит и четверти той суммы, которую я получил за него.
— Тогда, несомненно, вы меня одурачили.
Махараджа надул губы.
— Ты не выглядишь расстроенным. Я хочу, чтобы ты был расстроен.
Руэл попытался прикинуться огорченным, в то время как ему хотелось подпрыгнуть и закричать от радости. Боже! Теперь остров принадлежит ему!
— Не сомневаюсь, что когда я увижу, что получил, то приду в полное отчаяние.
Махараджа засиял.
— Я очень умно повел себя, правда?
— В высшей степени. — Руэл поклонился и покинул приемную.


— Тебе пришлось потратить больше, чем ты планировал, — сказал Йен, как только сияющий Руэл вышел из ворот дворца.
— У меня еще осталось три тысячи фунтов. Для начала хватит.
— Жаль, что я не могу помочь тебе, — Йен нахмурился. — Ты сам знаешь, что в Гленкларене никогда не водилось денег.
— Мне не нужны твои деньги, — перебил его Руэл.
— Но это и твои деньги тоже. Я всегда считал, что мы должны разделить их пополам, как бы мало их ни было. Забудь старые обиды и возьми причитающуюся тебе долю.
— Я не обижаюсь. — К своему удивлению, Руэл понял, что говорит правду. В первый раз, сколько он себя помнил, чувства негодования, горечи и обиды оставили его. Как будто покупка Циннидара чудесным образом полностью излечила его, освободила от груза, который он нес на своих плечах с самого детства. И Руэл сразу почувствовал себя счастливым, свободным и полным надежд. — Побереги свои деньги, Йен, для более полезного дела. Гленкла-рен нуждается в них больше, чем я. Я найду возможность добыть себе столько денег, что мне их некуда будет девать. Об этом можешь не беспокоиться.
Йен внимательно посмотрел на него и кивнул.
— Я верю тебе. Думаю, что мне пришло время возвращаться домой. — Он откашлялся и добавил: — Может быть, мы убьем сразу двух зайцев? Я закажу билеты на корабль, который отправляется из Наринта, для себя и своего слуги. Шотландия могла бы стать для Картаука более безопасным местом, чем любое другое.
— Вопрос в другом: не причинит ли он вреда Гленкла-рену? — проворчал Руэл. — Вдруг ему вздумается разобрать зубчатые стены нашего замка, чтобы сделать печь для обжига?
— А он на это способен?
— Я шучу. Не обращай внимания. Уверен, что Мэгги в состоянии остановить любого, кто вздумает покуситься на твою собственность.
— Маргарет, — автоматически поправил Йен и добавил более нежным тоном: — Маргарет…
Глядя на задумчивое лицо Йена, Руэл почувствовал, как в груди вспыхивает теплое чувство нежности и привязанности к брату. Теперь, когда Йен решил покинуть его, Руэл почувствовал, что может поднять забрало и отбросить в сторону щит, которым он много лет пытался отгородиться от брата. В этот миг мир казался ему светлым и добрым. И не было нужды возводить баррикады.
— Да, конечно, — сказал он ласково. — Маргарет.


— Циннидар, — пробормотал Абдар. — Ты уверен, что именно Циннидар?
Пачтал кивнул.
— Так сказал твой отец. Он хвастался тем, что обвел шотландца вокруг пальца и тот заплатил вчетверо больше, чем на самом деле стоит остров.
— Макларен не похож на дурака. Если он решился выложить такую сумму, значит, остров представляет какую-то ценность. После того, как мы заполучим назад Картаука, надо будет выяснить, зачем он его купил. — Абдар пожал плечами. — Теперь, когда Макларен добился, чего хотел, он не станет помогать нам. Жаль. Я очень надеялся на его помощь.
— А что теперь?
— Придется самим взяться за поиски Картаука… Я имею в виду Джейн Барнаби. Иди к Цабри и выведай, когда у нее последний раз был китаец и что он ей говорил.
— Я мог бы снова заняться девчонкой. Попытаться привести ее сюда.
— Ты сам убедился, насколько она упряма и неподатлива. Чтобы добиться от нее нужных сведений, нам придется потратить много сил и времени. — Абдар вытянул палец и коснулся кинжала, который сжимала в руках богиня Кали. — Железная дорога почти закончена. И они с Рейли скоро покинут Казанпур.
Пачтал улыбнулся.
— Это значит, что она постарается перевезти Картаука в более безопасное место.
— Скорее всего. Поэтому сейчас надо не спускать с них глаз и как только представится удобный случай…
— Схватить Картаука и доставить его во дворец.
— Поскорее бы! — Абдар потер каплю крови, падающую с кинжала. — Бенарес так бестолков, что я уже не могу его больше выносить. Его изделия вызывают только улыбку. — Абдар нахмурился. — Поскольку отец больше не нуждается в этой девчонке, думаю, после окончания строительства мы сможем забрать ее. Новое произведение, которое выполнит Картаук, получится очень красивым.


— Шотландия? — Картаук недоуменно посмотрел на Руэла. — Моя мать говорила мне, что это бесплодная, холодная страна. Художнику нужны тепло, цветы, птицы — все, что питает его душу. Я люблю солнечный свет.
— Бьюсь об заклад, что свои руки ты любишь больше, — сказал Руэл.
— Это правда. — Картаук философски пожал плечами. — Быть может, я привыкну к холоду. Твой брат будет моим покровителем?
— Йен не может предложить тебе ничего, кроме крыши над головой.
— Неважно. Я найду покровителя сам. Быть может, королева Виктория оценит мою работу. Я слышал, у нее много золота.
— Уверен, что она была бы рада узнать о твоих планах на ее счет.
— Один раз ей довелось видеть изделие моих рук. Не сомневаюсь, что она захочет заказать мне что-нибудь еще. Возможно, я даже соглашусь вылепить ее бюст. — Тут выражение его лица стало насмешливым. — Хотя вряд ли. Ее лицо мне кажется неприятным. Ненавижу двойные подбородки. — Он повернулся к Джейн. — Куда вы с Патриком собираетесь поехать после того, как закончите здесь работу?
— У Патрика еще нет заказов. Все зависит от того, сколько нам заплатит махараджа. — Джейн повернулась к Ли Сунгу. — Обещай, что не покинешь храма до нашего отъезда в Наринт.
Он взглянул на нее без всякого выражения:
— Нет.
— Почему?
— Зачем ты спрашиваешь, если знаешь ответ?
— Ли Сунг! Ты забыл о том, что случилось со мной у Цабри?
— Неизвестно, кто предал тебя. А уйти от нее, не попрощавшись, я не могу. Так настоящие мужчины не поступают.
Джейн стиснула руки в кулаки.
— Ли Сунг — очень осторожный и внимательный парень. Не бойся за него, — успокоил ее Руэл, следуя за ней к выходу.
— Но Пачтал и Абдар хитрее. Они могут нанять убийц, которые только и ждут, когда он там появится. И зачем только я давала этой Цабри деньги!
— А зачем ты давала ей деньги? — вкрадчиво спросил Руэл.
— Потому что полная дура. Потому что не думала о будущем… Потому что видела, как страдает Ли Сунг, и хотела помочь ему. Даже продажные женщины в доме Цабри избегают иметь дело с калекой. Они требуют двойной платы.
— Поэтому ты и ходила к Цабри и платила ей за те услуги, которые она оказывала ему? Чтобы он почувствовал себя настоящим мужчиной? — уточнил Руэл.
— Только не вздумай сказать ему об этом, — яростно вскинулась Джейн.
— Я уважаю Ли Сунга. И не скажу ничего такого, что уязвит его гордость.
Она молча кивнула и зашагала вперед:
— Мы отъезжаем от станции через двое суток. Карта-ук должен ждать нас в условленном месте. Я приду за ним после полудня и проведу к ущелью.
Руэл догнал ее и пошел рядом.
— Будет лучше, если я проведу его туда. Думаю, Аб-дар и Пачтал не спускают с тебя глаз после того, как узнали, что я встретился с махараджей без их помощи и добился, чего хотел. Теперь они не ждут, что я выполню их просьбу, и сами займутся Картауком.
— Но как ты доберешься один? Ты заблудишься.
— Не заблужусь, — улыбнулся Руэл. — Последние три раза я сам мог бы привести тебя к храму. По сравнению с лондонскими трущобами твои тропинки — ничто. Я ведь предупреждал тебя, что одно время зарабатывал на жизнь, отлавливая крыс.
Джейн сжала губы.
— И ты столько времени дурачил меня?
Его улыбка исчезла.
— Никогда бы я не стал дурачить тебя, Джейн. В тебе слишком много достоинства и силы. Но мне не хотелось, чтобы ты волновалась из-за того, что я могу добраться до места без посторонней помощи. Теперь ты видишь, что можешь доверять мне?
В первый раз за сегодняшний день она прямо посмотрела ему в глаза. И тотчас же осознала, что жесткость, которая так часто проскальзывала в его взгляде, исчезла. Нет, возможно, она исчезла не совсем, а опустилась куда-то на самое дно. И теперь в его глазах светилась та же мягкость и нежность, которые напомнили ей Йена. Не может быть! Это, наверное, его очередная уловка. Он ни в чем не похож на своего брата.
— Если это не новая хитрость…
— Нет. Это правда. — Он шагал рядом, не глядя на нее. — Я… хочу попросить у тебя прощения.
Джейн чуть не запнулась от неожиданности.
— Две вещи мне хотелось заполучить больше всего на свете: тебя и Циннидар.
— Что ж! Ты получил и то, и другое. — Она решительно прибавила шаг. — И тебе не стоит оправдываться. Что случилось? Почему ты так переменился?
— И ты туда же. Почему все твердят, что я переменился? Я только хотел… — Секунду он помолчал, собираясь с мыслями, а потом закончил просто: — Может быть, потому что почувствовал себя счастливым? Мне случалось быть довольным, удовлетворенным собой и жизнью, которую я веду. Но я до сих пор никогда не был счастлив. И это очень странное состояние.
— Ты счастлив, что купил остров?
— Это больше, чем остров. Это дает…
— Что?
— Надежду на то, что я смогу начать жизнь сначала. — Он усмехнулся. — Как если бы я сошел с поезда на случайной остановке и вдруг почувствовал, что это то самое место, где мне всегда хотелось жить. Ты понимаешь, о чем я говорю?
— Да. — Руэл описывал то самое состояние, которое было у Джейн, когда двенадцатилетней девочкой она покинула Француженку и отправилась с Патриком в далекие края. — Да. Теперь я понимаю тебя.
— Во всяком случае, мне бы хотелось, чтобы ты знала. — Руэл не стал продолжать и сменил тему: — Ты считаешь, что Ли Сунг пойдет к Цабри?
Джейн горестно кивнула.
— Он не послушает меня. Мне бы хотелось, чтобы он был счастлив, но… — Ее голос дрогнул. — Он всегда помогал мне, поддерживал в трудные минуты. И мне тоже очень хотелось помочь ему. Но, наверное, мне не следовало вмешиваться.
— А в чем он помогал тебе?
— Во всем.
— Расскажи.
— Книги. Он научил меня читать, писать и считать. Его отец верил, что знания помогут Ли Сунгу выбраться наверх. Он заставлял его читать с самого раннего детства. А потом мы сами занимались с ним. Для того, чтобы стать хорошим строителем, надо было много знать.
— Вы давно вместе?
— Он попал к Француженке, где я выросла, когда ему было двенадцать. Его отец погиб, а Ли Сунг остался искалеченным. Ему исполнилось семнадцать, когда мы уехали вместе с Патриком.
— Каким образом его покалечило?
— Отец Ли Сунга работал тормозным кондуктором и обучал его своему делу. — Джейн горько улыбнулась. — Ли Сунг очень гордился своим отцом. Китайцы считаются мастерами в изготовлении рельсов, но до работы машинистом, даже кочегаром их, как правило, не допускают. А его отец умел все это делать и обучил Ли Сунга. Но выше тормозного кондуктора он так и не поднялся. Однажды во время работы он и Ли Сунг оказались между двумя вагонами. Один погиб. А другой остался калекой.
Руэл слегка присвистнул.
— Вот как!
— Это не единственный случай. Сейчас даже трудно сказать, сколько тормозных кондукторов погибло во время работы, пока Вестингауз не изобрел пневматические тормоза, рычаги управления которыми находятся в кабине машиниста. До того вагоны сцеплялись вручную. И кондукторы должны были вставать между вагонами, подгоняя муфты друг к другу. Наверное, поэтому китайца приняли на эту опасную должность. Но, конечно, машинистом, несмотря на все свои знания, он никогда бы не стал.
— А в поезде махараджи тормоза пневматические?
Джейн кивнула:
— На многих других вещах пришлось экономить. Но насчет тормозов я уверена. — Она посмотрела на него искоса. — А почему ты спрашиваешь?
— Так просто, — ответил Руэл. — Из любопытства.


— Ты сегодня превзошел сам себя, — пробормотала Цабри, целуя Ли Сунга. — С каждым разом ты становишься все искуснее и искуснее. — Она встала с кровати и набросила тонкую накидку, которая скорее подчеркивала, чем скрывала, ее наготу. — Вина?
Ли Сунг покачал головой и сел.
— Мне пора идти.
— Не спеши. Побудь еще немного. Мне так не хочется с тобой расставаться. — Цабри подошла к столу и налила себе вина. — Сегодня у меня больше не будет посетителей. Но даже если бы и были, я попросила бы кого-нибудь заменить меня. — Она с улыбкой повернулась к нему. — Я предпочитаю провести время с тобой, чем с любым другим мужчиной.
И Цабри была сегодня красивее, чем когда-либо прежде. Или у него возникло такое впечатление, поскольку он знал, что расстанется с ней навсегда, и она казалась ему еще более желанной, чем раньше.
— Вообще-то мне следовало наказать тебя, — сказала Цабри, улыбаясь, — если бы у меня хватило сил отказаться от встречи с тобой. — И, присев рядом с ним, она провела средним пальцем линию на его груди. — Почему ты вдруг пропал? Ты забыл про меня? Нашел другую? Не мучай, не заставляй меня ревновать, скажи, где ты был?
— Я был… — Ли Сунг замолчал, когда ее красновато-коричневый ноготок добрался до его соска. — Я не могу думать, когда ты это делаешь…
— А я и не хочу, чтобы ты думал.
Его ладонь легла на руку Цабри.
— Я хочу попрощаться с тобой.
Она подняла голову.
— Ты уезжаешь из Казанпура? Когда?
— Скоро.
— Это не ответ. — Секунду она хранила молчание, глядя на него. — Возьми меня с собой.
Его брови взметнулись вверх.
— Что?
— Я хочу уехать с тобой. — Она поставила бокал на пол, рядом с кроватью, и склонилась над ним. — Ты знаешь, что нравишься мне. Я могу сделать тебя счастливым. Мне надоели эти похотливые кобели, которые приходят ко мне, чтобы утолить свою жажду, а потом готовы облить меня грязью. Ты обращаешься со мной не так, как они.
— Нет. — Он нежно погладил блестящие черные волосы Цабри. До него донесся запах жасмина. Ему нравился запах, который стоял в ее комнате: запах цветов и пряностей. — Мне это очень знакомо. Ты и вправду хочешь ехать со мной?
— Дай мне неделю, чтобы я уладила свои дела в Казанпуре, и я… — Уловив выражение его лица, она вопросительно посмотрела на него.
— Два дня.
— Это трудно, но я постараюсь успеть. — Цабри отбросила накидку и придвинулась к нему. — Я опять хочу тебя. Давай обсудим все подробности нашей поездки потом. Хорошо?
— Цабри… — Ли Сунг закрыл глаза, когда мягкие, нежные, искусные руки скользнули по его телу, пробуждая в нем желание. Любил ли он Цабри? Временами ему казалось, что да. Во всяком случае, ей удалось поработить его тело. Он в ее руках становился послушным, как инструмент в руках мастера.


Руэл, обзывая себя последними словами, продолжал стоять в нише, глядя сквозь пелену дождя на двери заведения Цабри.
Наконец Ли Сунг — здоровый и невредимый — появился в дверях дома.
Руэл не двинулся с места, даже не шевельнулся. Но Ли Сунг направился к той самой нише, в которой он прятался.
Руэл ничего не мог понять. Неужели юноша его каким-то образом заметил? Невероятно!
Он вышел ему навстречу. Ли Сунг на секунду замедлил шаг, а потом остановился с Руэлом.
— Судя по тому, что на тебе нет ни единой сухой нитки, ты стоишь здесь Бог знает сколько!
— Меня чуть не унесло в Индийский океан, — поморщился Руэл. — Как ты узнал, что я здесь?
— Ты не первый день следуешь за мной по пятам. Наверное, у тебя есть на то свои причины.
— Люблю гулять по этой улице. Она вызывает приятные воспоминания.
Ли Сунг иронически улыбнулся.
— Не думал, что ты такой любитель прогулок под дождем.
— Я уже и забыл о том, что в Казанпуре была другая погода.
— Но ты не ответил на мой вопрос.
Руэл пожал плечами.
— Мне хотелось убедиться, что ты в безопасности.
— Ты считал, что мне следует опасаться Цабри?
— Во всяком случае, не стоит полностью доверяться кому-то.
— Благодарю за совет.
— Но у тебя нет ни малейшего желания следовать ему? — Руэл кивнул. — Я тоже не люблю следовать чужим советам. Цабри ни о чем тебя не спрашивала?
Ли Сунг обернулся к Руэлу.
— Она хочет уехать со мной.
Руэл замер:
— Вот это ход! И ты, конечно, рассказал ей, что мы собираемся уехать через два дня.
— Рассказал.
Руэл осторожно заметил:
— Было бы разумнее…
— Тише! — прошептал Ли Сунг. Его рука коснулась руки Руэла. Они оба спрятались еще глубже в тень.
Цабри торопливым шагом шла вниз по улице.
— Странное время для прогулок, — повторил Руэл слова Ли Сунга.
— Да. — В голосе юноши послышались железные нотки. — Идем. — Он рванулся следом за Цабри.
Руэл поспешил за ним.
Куда держит путь Цабри, они выяснили пятнадцать минут спустя, когда женская фигура исчезла за воротами дворца Савизара.
— Абдар… — проговорил Руэл.
Ли Сунг неотрывно смотрел на ворота, за которыми исчезла Цабри.
— Ничего страшного, — попытался успокоить его Руэл. — Мы изменим наш план. Назначим другой день для отъезда…
— Ничего страшного, — повторил Ли Сунг без всякого выражения, медленно повернулся и захромал по улице. — Нам нет нужды менять наши планы. Я сказал Цабри, что мы отправимся в Наринт по реке, на пароходе. Пачтал и Абдар будут ждать нас на пристани в Наринте через двое суток.
Руэл искоса бросил взгляд на Ли Сунга:
— Так ты подозревал ее с самого начала?
— Я же не идиот. Конечно, временами она заставляла меня поверить в то, что я представляю собой нечто особенное как мужчина. Но на самом деле… — Его губы изогнула горькая усмешка. — Самое обидное, что она считала меня таким простачком…
— Ты решил подождать и проверить, не пошлет ли она кого-нибудь к Абдару с новостью?
— Можно догадываться, что творится у другого на уме, но пока не убедишься сам, нельзя… — Он повернулся к Руэлу. — Теперь все кончено. Тебе незачем сторожить меня. Ни тебе, ни Джейн больше не придется беспокоиться.
— Джейн не имеет к этому никакого отношения. Ты возвращаешься в храм?
Ли Сунг кивнул.
— Это довольно далеко. — Руэл отвел глаза в сторону и сказал: — А до отеля рукой подать. У Йена в номере стоит бутылка виски.
— Я не пью. Спиртное превращает умного человека в беспомощного придурка.
Руэл улыбнулся.
— Иной раз глоток виски помогает прогнать печаль. Если надумаешь — будем рады видеть тебя у себя. Спокойной ночи. — Руэл повернул за угол и двинулся в сторону отеля.
— Подожди, — услышал он.
Оглянувшись, Руэл увидел, что Ли Сунг, прихрамывая, спешит следом за ним:
— Может быть, и в самом деле один глоток мне сейчас не помешает.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жажда золота - Джоансен Айрис

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819202122

Ваши комментарии
к роману Жажда золота - Джоансен Айрис



Конца нету
Жажда золота - Джоансен АйрисЛале
22.02.2013, 14.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100