Читать онлайн Жажда золота, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жажда золота - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.5 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жажда золота - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жажда золота - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Жажда золота

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

Рыжеватые волосы Джейн вспыхнули темным золотом, несмотря на тусклый свет лампы.
Руэл весь напрягся, словно его ударили хлыстом. Он попытался успокоиться, внушая себе, что перед ним — всего лишь ниточка, которая в конечном итоге должна привести его в Циннидар, но у него ничего не получилось. Сердце гулко забилось в груди при мысли о том, что Джейн наконец-то оказалась рядом с ним.
Что он сможет коснуться ее.


Джейн услышала, как повернулся ключ в двери у нее за спиной. А потом такой же негромкий скрежет раздался с другой стороны комнаты, где она увидела вторую дверь.
Дыхание у нее перехватило от страха.
Это было так похоже на ловушку…
Комнату, в которой она так неожиданно оказалась, освещала небольшая керосиновая лампа. Глубокие тени залегли по углам. Тяжелый запах мускуса и фимиама вызывал отвращение и дурноту.
— Наконец-то! Подойди поближе. Дай мне взглянуть на тебя.
Джейн вздрогнула и замерла. Только сейчас она заметила, что в комнате, кроме нее, находился мужчина. Он лежал на кровати, что стояла у стены, в противоположном конце комнаты.
Несмотря на полумрак, Джейн поняла, что он лежит совершенно обнаженный. Опершись на ладонь, он, не отрываясь, смотрел на нее жадным взглядом.
— Странно, но, кажется, Цабри приняла мои слова всерьез.
Джейн уловила в его речи легкий шотландский акцент и вспомнила разговор Цабри с Аенар.
— Цабри сейчас придет к вам.
— Но она отправила тебя занять меня? — Мужчина поманил ее к себе. — Я ничего не имею против. И даже просил прислать мне английскую леди.
В другой раз Джейн только рассмеялась бы в ответ на такие слова. Но ее испугало то, что Цабри заперла дверь. Она никак не могла прийти в себя, собраться с мыслями, понять, что надо предпринять: стучать и требовать, чтобы кто-нибудь открыл дверь, нельзя. Пачтал здесь. Значит, надо объяснить этому шотландцу, что произошла ошибка.
— К сожалению, должна вас огорчить. Я не английская леди. Во всяком случае…
— Подойди ближе, — перебил он ее, садясь на кровати.
Золотистая кожа, каштановые волосы, стянутые сзади лентой, придавали незнакомцу какой-то экзотический вид. А ярко-синие глаза смотрели на нее с таким выражением, от которого Джейн сначала похолодела, а потом вспыхнула, будто ее опалило пламя. Никогда она не видела мужчины красивее этого незнакомца. И ни один мужчина не вызывал у нее такого странного чувства смятения.
— Подождите, когда придет Цабри, и вы получите то, за чем пришли сюда…
— Подождать? — усмехнулся мужчина и выпрямился во весь рост. — Разве ты не видишь, насколько неуместно звучит сейчас это слово?
Джейн, вспыхнув, отвела глаза от его обнаженной фигуры.
— Я же вам сказала: сейчас сюда придет Цабри.
— Но это не Цабри вызвала во мне желание, а ты.
Джейн растерянно и недоверчиво посмотрела в его пылающие синим огнем глаза.
— Да, ты вошла, и я захотел именно тебя. Меня это тоже удивляет. Не думал, что женщина в мужской одежде вообще способна возбудить какие-то чувства. — Он встал и подошел к ней. — Сними это с себя, — приказал он мягко.
Джейн почувствовала странный жар и трепет, который пробежал по телу, — то, чего она никогда в жизни еще не испытывала. Дыхание у нее снова перехватило:
— Нет.
— Ты хочешь, чтобы я сам раздел тебя? — Его синие глаза, не отрываясь, смотрели на нее. — Видеть, как мальчик превращается в женщину, — в этом и в самом деле что-то есть…
И он потянулся к ней, чтобы расстегнуть пуговицы на рубашке.
Джейн отпрянула назад. Он взял оба ее запястья одной рукой, а другой коснулся груди сквозь ткань.
— Какая у тебя волшебная грудь. Невероятно! Ни за что бы не сказал, глядя на эту мешковатую рубашку. — И он нежным движением провел по ее соскам ладонью.
Почему она не может оттолкнуть его, растерянно думала Джейн, чувствуя, как слабеет от непонятного тепла ее тело. У нее хватит сил, чтобы вырваться, как она вырвалась из рук Пачтала. Пачтал! Мысль об этом страшном человеке показалась ей почти спасительной. Наверное, все дело в одуряющем, тошнотворном запахе, который лишил ее способности сопротивляться.
— Перестаньте! Я не хочу!..
— Ты не хочешь, чтобы я раздевал тебя? — спросил он, переставая расстегивать пуговицы. — Видишь, я выполнил твою просьбу. — Большим пальцем он медленно провел по ее ладони. — Мозоли… Ты заработала их не на садовой грядке.
Джейн попыталась выдернуть руки, но шотландец только еще крепче сжал их:
— Мне не хотелось обидеть тебя. Мне они нравятся. У нас с тобой много общего. Точно такие же мозоли есть и на моих руках. — Он взял ее указательный палец и провел по своей ладони. — Чувствуешь? Я хорошо знаю, что такое работа, когда в конце дня шатаешься от изнеможения. Мне лучше кого-либо другого известно, что такое усталость. И никто не в состоянии понять, как я, что такое биться каждый день, не видя результатов. — Его слова плели вокруг Джейн шелковую паутину, которая лишала ее воли. — Вот почему мы должны вознаградить себя за все, когда предоставляется такая возможность.
— К чему эти…
— Молчи… — Он наклонился и коснулся губами ее груди. — Мне очень хочется увидеть тебя раздетой. Но когда я вижу, как твердеют твои соски под тканью, — это действует не менее возбуждающе. Ты поэтому надеваешь мужскую рубашку, когда приходишь сюда?
Его теплый язык касался сосков через рубашку. Странное ощущение легкости охватило Джейн, кожу будто покалывало иголочками, голова слегка кружилась.
Она слабо вскрикнула, и спина ее выгнулась.
— Вот так, хорошо! — прошептал Руэл. — Ты уже хочешь меня не меньше, чем я тебя.
И Джейн с изумлением поняла, что он говорит правду. Она всегда думала, что только мужчина способен желать женщину. Нежные с подвыванием вскрики покорности и наслаждения, которые она слышала от своей матери и других проституток, всегда были притворными. А сейчас ей с трудом удавалось подавить крик, рвущийся из груди, когда его губы коснулись сосков. Так вот оно что! Это не опиумная трубка превратила ее мать в рабыню, а именно это желание!
Нет! Она не позволит, чтобы ее поймали на такой грубый крючок, она не станет шлюхой. Не станет рабыней.
— Пустите меня! — Джейн вырвалась и отпрянула в сторону. Трясущимися пальцами она застегнула пуговицы на рубашке. — Не смейте трогать меня. Я не шлюха, ради которой вы пришли сюда!
Он не пытался остановить ее и только смотрел, не мигая. В свете лампы он напоминал тигра с ярко-синими глазами.
— А зачем же ты пришла сюда?
— Произошла… ошибка… Я испугалась и…
— Кого, меня? — спросил он, собираясь шагнуть вперед.
— Не подходите ко мне! — отпрянула Джейн. — У меня есть нож.
— В самом деле? — Он, улыбаясь, смотрел на нее. — Почему же ты не пустишь его в ход? Или не убежишь отсюда?
— Потому что Цабри заперла обе двери.
— Вот как? Как ты думаешь, для чего? Чтобы нас никто не беспокоил.
— Вовсе нет. Просто сюда пришел один человек, с которым я не хочу встречаться.
Он выжидающе смотрел на нее.
— И кто же это?
Джейн молчала.
— Впрочем, это не имеет значения. — Он подошел к столику возле двери, где свет керосиновой лампы высветил его целиком.
Джейн старалась не смотреть в его сторону, но не могла отвести взгляда. Шотландец был красив, как зверь из джунглей. И так же лишен стыдливости. Лампа высвечивала мускулы на его спине, крутые ягодицы, сильные ноги. Повязка на левом плече, вероятно, скрывала недавнюю рану.
Он налил вина в бокал из стоявшей на столе бутылки:
— Хочешь?
— Нет.
Он поднес стакан к губам:
— Это твой бывший любовник? Ты боишься, что он застанет тебя здесь с другим?
Лежавший на столе предмет отвлек его внимание от Джейн, и она с облегчением вздохнула. Она вовсе не собиралась рассказывать незнакомцу, что привело ее в дом Цабри.
Слабая улыбка промелькнула у него на губах:
— Это твоя маска? Прелестная вещица. — Руэл поднял лежавшую на столе маску, сделанную из разноцветных павлиньих перьев и перьев золотого фазана, и приложил ее к себе. Более длинные перья золотого фазана торчали вверх. Маска закрыла всю верхнюю часть лица. В прорезях светились синие глаза. В этой маске он выглядел диким, свирепым и неукротимым, как самец, явившийся из джунглей.
— Надень, я хочу посмотреть, идет ли она тебе, — предложил он Джейн.
— Ни за что!
— Какая жалость. — Он бросил маску на прежнее место и, слегка опершись на стол, продолжил расспросы: — Так кто же преследует тебя? Престарелый пьяница-муж, который не в состоянии принести удовлетворение?..
— Ерунда! У меня нет никакого мужа, — нахмурилась Джейн. — И если бы я была замужем, то не стала бы изменять ему. Обещание надо выполнять.
— Согласен. — Он пригубил вино. — Значит, любовник? Признайся! Все равно нам придется какое-то время провести здесь вместе, пока Цабри не отопрет дверь. Почему бы не попытаться как-то скрасить его?
— Я не обязана развлекать вас, — резко ответила Джейн, опустив глаза к своим ботинкам.
— Ах, да! Нож. — Руэл улыбнулся. — Но я силен и ловок. У меня есть навык сражаться с вооруженным противником, а у тебя нет. Зачем же рисковать, если мы можем спокойно побеседовать? — Он указал на стул, стоявший у стола, а сам снова подошел к кровати и лег на спину. — Садись. Меня зовут Руэл Макларен.
— Руэл… Странное имя.
— Но не в Шотландии. Оно бытует там издавна. Садись же, — повторил он. — А как зовут тебя?
Джейн прошла к столу и присела на краешек кресла.
— Джейн.
— Джейн… а дальше?
Она снова промолчала.
— Ты, конечно, права. Это не то место, где следует называть свою фамилию. — Он наморщил лоб, как бы припоминая что-то. — Джейн?.. — Тут он прищелкнул пальцами. — Джейн Барнаби! Патрик Рейли… Железная дорога… Хотя Рейли никогда не приводил тебя в офицерский клуб, ты удивишься, узнав, как много сплетен ходит о тебе в городе.
Джейн передернула плечами.
— Меня это нисколько не удивляет. Я уже привыкла.
— Так ты прячешься от Рейли?
— Нет, конечно.
— Тогда кто же…
— А могу я спросить, мистер Макларен, по какой причине вы оказались в Казанпуре?
— Ого! Мы переходим в наступление? — пробормотал Руэл и отпил еще немного вина. — Ну что ж, в отличие от тебя, я не стану упорствовать и отмалчиваться. Я хочу добиться встречи с махараджей этого штата. Пока что мне не удалось приблизиться ни на шаг к этой цели.
— А зачем он вам?
— У него есть то, что нужно мне. — Руэл помолчал. — Может быть, ты могла бы помочь мне. Я слышал, он часто приезжает посмотреть, как идет строительство железной дороги.
— И всегда остается недоволен. — Джейн сцепила пальцы на коленях. — И уж кто менее всего способен оказать на него влияние, так это я.
— Жаль. — Руэл вдруг решительным жестом отставил бокал. — Что ж, придется искать другой способ. — Он снял со стула белую льняную рубашку. — И вообще, я чувствую, пора отсюда уходить. Все это выглядит как-то подозрительно.
— Но мы не можем выйти, пока Цабри не откроет дверь.
— Я не люблю ждать. И не люблю зависеть от других. — Руэл продолжал быстро одеваться. — И как ни странно, меня не привлекает мысль о том, что сюда ворвется мстительный любовник и начнет размахивать кинжалом. — Он натянул левый ботинок. — Так что лучше всего уйти, не дожидаясь развязки, хотя я и не выполнил того, что наметил. — Руэл подошел к окну и выглянул наружу. — Насколько я понимаю, эта комната выходит окнами во двор. Слева — проулок. — Он поморщился. — Ну да! Этот восхитительный запах невозможно спутать ни с каким другим.
Джейн подошла ближе и посмотрела через его плечо. При лунном свете она увидела внизу узкий проулок, заваленный кучами мусора и нечистот.
— Тут довольно высоко… — начала она нерешительно.
Но Руэл уже перекинул ноги через подоконник и спрыгнул вниз. Удачно приземлившись, он легко вскочил и вернулся ближе к окну.
— Прыгай, если не хочешь сидеть взаперти непонятно зачем.
Она смотрела на него с недоумением.
— Прыгай, я поймаю тебя. Ты не ушибешься. Когда я был мальчиком, то зарабатывал в Лондоне на жизнь, выступая с акробатами.
Джейн боялась прыгать: если она сломает себе ногу, некому будет заканчивать строительство. Но оставаться в комнате и ждать, не учинит ли Пачтал в доме обыск, — тоже рискованно. Второй раз ей лучше не попадать к нему в руки. Из двух зол она решила выбрать меньшее. Тем более что уверенный тон и та ловкость, с которой Руэл приземлился, внушили ей доверие. Она села на подоконник и боязливо глянула вниз.
— Отлично, — подбодрил ее Руэл, протягивая руки. — А теперь прыгай. Только обязательно оттолкнись от подоконника.
Джейн глубоко вздохнула, закрыла глаза и оттолкнулась.
Мгновение, пока она падала, казалось ей бесконечным. А потом она почувствовала, как руки Руэла крепко обхватили ее за талию… и они вместе рухнули на землю. Но Руэл упал так, что Джейн оказалась сверху.
— Черт возьми! — сказал он, поморщившись из-за того, что она задела локтем его незажившую рану.
Джейн наконец-то перевела дыхание и, скатившись с него на землю, встала на колени.
— Ты ведь сказал, что был акробатом, — сказала она, не заметив, что перешла на «ты».
— Но я не сказал, что был хорошим акробатом, — уточнил Руэл, и в глазах его блеснули озорные искорки. — И поскольку мне не удавалось никогда зарабатывать больше двух пенсов, — он поднялся и тоже встал на колени рядом с Джейн, — я вскоре бросил это занятие и стал рассказчиком.
Она с возмущением посмотрела на него.
— А я-то поверила и прыгнула… И могла переломать себе ноги!
— Но ведь не переломала. — Он снова поморщился. — А я вот, кажется, уселся в какую-то гадость.
— И ты еще… — Джейн посмотрела на него, не выдержала и рассмеялась, настолько забавным выглядел он в куче мусора и навоза.
Казалось, огромная тяжесть свалилась у нее с плеч. В первый раз ей было легко с мужчиной, которых она всегда старательно избегала. А он был такой простой и веселый.
Руэл наклонил голову. Улыбка осветила его лицо:
— Оказывается, ты все же умеешь смеяться. — Он встал и помог ей подняться. — Но, видимо, это случается не так уж часто. — Руэл повернулся и осмотрел проулок. — Давай уйдем отсюда, пока не появился твой любовник.
Его слова вернули Джейн к суровой действительности. Боже мой! Как это она могла забыть о той опасности, которая грозила из-за неожиданного появления Пачтала? И все же она смогла забыть обо всем, на миг почувствовав себя такой беспечной и по-детски счастливой. С чего бы это?
— Сколько можно повторять, что… — Они быстро прошли по проулку и свернули за угол. — … Осторожно!
Сверкающее лезвие ножа, направленное в спину Руэла, мелькнуло в ночи.
Времени на раздумье уже не оставалось. Джейн совершенно инстинктивно бросилась вперед, оттолкнув Руэла в сторону. Но при этом она оказалась между ним и кинжалом. И когда лезвие рассекло ей плечо, Джейн сначала восприняла острый приступ боли как ожог. Ее взгляд успел выхватить из темноты высокую, худую фигуру нападавшего, белые складки тюрбана. Но это был не Пачтал, как ожидала она, а кто-то другой.
А потом, словно во сне, она услышала, как выругался Руэл, который развернулся, как кошка, услышав какое-то движение за собой, и тут же бросился на мужчину с кинжалом. Одной рукой он схватил его за запястье. Другая рука сомкнулась на горле.
В этот миг глаза Джейн заволокла пелена, и она начала падать, скользя по стене. Нет, она должна оставаться на ногах и помочь Руэлу. Кинжал… Пачтал…
Кто-то поднял ее на руки.
Она открыла глаза и увидела перед собой встревоженное лицо Руэла.
— Как ты? — спросила с трудом Джейн.
— Я в полном порядке, — мрачно ответил он. — Это ведь не я бросился под нож, а ты.
— Я думала, это Пачтал. А где?.. — Джейн замолчала, увидев неподалеку на земле распростертое тело. — Он мертв? — дрогнувшим голосом спросила она, глядя на неподвижную фигуру.
— Надеюсь. — Руэл поднял ее на руки и быстро пересек улицу.
Что-то теплое струилось у нее по руке. И Джейн с удивлением подумала, что это, должно быть, кровь.
— Боже? Что ты с ней сделал? — услышала она второй мужской голос с таким же, как и у Руэла, акцентом.
Джейн снова открыла глаза. Лицо склонившегося над ней человека почему-то показалось ей странно знакомым. Крупные, резкие черты, решительный подбородок. Он напоминал ей Авраама Линкольна.
— Это не я, — коротко ответил ему Руэл. — Это она бросилась на кинжал, который был направлен в меня.
— Кажется, все женщины, как одна, готовы защитить тебя своей грудью.
— Йен, она ранена.
Улыбка мгновенно сошла с лица человека, которого Руэл назвал Йеном.
— Джейн говорит, что ее кто-то преследует. Нам надо поскорее убираться отсюда. Помоги мне быстрее завязать рану чем-нибудь. Хотя бы носовым платком. Только чтобы на время остановить кровотечение.
— Сейчас, — сказал Йен, доставая чистый платок. Склонившись над Джейн, он сказал: — Вам, наверное, немного больно, милая?
«Немного» — это не то слово, которое следовало употребить. Джейн стиснула зубы, когда он осторожно затянул повязку у нее на предплечье.
— Сильнее, — попросил Руэл, по-прежнему держа Джейн на руках. — Сейчас не время для нежностей. Ты же видишь, кровь еще сочится!
Йен затянул повязку потуже. Джейн закусила нижнюю губу, чтобы сдержать крик, но Руэл услышал резкий вздох и взглянул ей в лицо.
— Я знаю, — хрипло сказал он, — это больно. Но надо остановить кровь. — Повернувшись к своему спутнику, он коротко бросил: — Идем, Йен.
— Давай я понесу, — предложил тот, протягивая руки.
— Нет, — Руэл прижал Джейн к себе. — Смотри внимательнее, нет ли еще кого поблизости.


Открыв глаза, Джейн увидела склонившегося над ней человека, который показался ей похожим на Авраама Линкольна.
«Кто это?» — подумала она, не в состоянии понять, почему он сидит рядом с нею.
— Все в порядке, милая. Рука лишь слегка задета, и потеря крови небольшая. — Мужчина улыбнулся. — Я вижу, что вы никак не можете вспомнить, кто я. Меня зовут Йен Макларен, граф Гленкларенский. Руэл — мой брат.
И тут Джейн начала припоминать случившееся. Она подняла левую руку перед собой. Рукав ее рубашки был оторван, и на предплечье лежала тугая чистая повязка. Она обвела взглядом комнату.
— Где…
— Отель «Найала». Когда вы упали в обморок, мы решили перенести вас сюда: это намного ближе, чем до вашего бунгало.
— Я никогда не падаю в обморок! — сердито возразила Джейн.
— Конечно, нет, — серьезно кивнул Йен в ответ. — Скажем так: вы очень крепко заснули.
— Где Руэл?
— Это его комната. Но он испачкался в крови, пока нес вас на руках. И я отправил его в мою комнату переодеться. Я боялся, что вас может встревожить вид крови, когда вы… проснетесь.
Йен говорил о том, что он отослал Руэла, таким тоном, как если бы речь шла о непослушном мальчишке. Представить себе человека, с которым она познакомилась у Цабри, выполняющим чьи-либо приказания Джейн была не в состоянии. Взгляд ее обратился к темному окну.
— Который час?
— Почти час ночи. Как я уже сказал, вы немного вздремнули.
Джейн с трудом приподняла голову, пытаясь сесть.
— Мне надо вернуться к себе.
— Ты спокойно можешь остаться в моей комнате. А я переночую у Йена. — В дверях стоял Руэл. Он успел переодеться. На нем были бежевые брюки, свежая белая льняная рубашка и коричневые ботинки.
Он подошел к ней, и Джейн снова отметила ту грацию, с которой он двигался.
— Я пошлю записку Рейли и сообщу, где ты, чтобы он не беспокоился.
— Нет! — быстро ответила она. — То есть я хотела сказать, что очень благодарна вам, но я не хочу, чтобы он…
— …узнал, где ты провела вечер? — мягко уточнил Руэл. — А кто такой Пачтал, Джейн?
Она молчала.
— Думаю, что мне следует напомнить тебе о том, что я убил человека, который, по всей вероятности, следил за тобой. — Он пожал плечами. — И не раскаиваюсь. Презираю тех, кто нападает сзади. Но я имею право знать, чем это грозит мне.
Джейн вцепилась в одеяло.
— Ничем. Скорее всего, это один из подручных Пачтала.
— А кто такой Пачтал?
— Он служит принцу Абдару, — ответила Джейн и торопливо добавила: — Махараджа не рассердится: Абдар сам позаботится, чтобы до отца не дошли слухи о происшедшем.
— А почему Абдар послал убийцу к дому Цабри?
Джейн понимала, что у Руэла есть все основания задавать подобного рода вопросы. Но, с другой стороны, чем меньше ему будет известно, тем лучше. Она отбросила одеяло.
— Мне надо идти. Рано утром я должна быть на работе.
— День, а то и два рабочие вполне обойдутся без тебя.
— День или два? — Она посмотрела на Руэла, как на сумасшедшего. — Через две недели начинается сезон дождей. Я не могу позволить себе потерять даже час.
— Рейли поработает немного один, пока ты не придешь в себя. Ведь это он заключил договор на строительство, не так ли?
Джейн ничего не ответила. С трудом заставив себя спустить ноги с кровати, она попробовала встать.
В глазах у нее тотчас потемнело. Комната качнулась сначала вправо, потом влево.
— Что ты делаешь? — Вовремя подоспевший Руэл успел поддержать ее. — Ложись немедленно!
— Нет. Мне уже лучше. — Джейн говорила правду. Хотя она все еще чувствовала слабость, комната больше не качалась. — Я должна…
— Идти на работу? Заниматься этой дерьмовой дорогой? — вскипел Руэл.
— Не выражайся так грубо в присутствии леди, — осуждающе заметил Йен. — Но я согласен с ним в том, что вам необходимо отдохнуть, милая.
— Спасибо за участие, — ответила Джейн.
— Хорошенькое выражение, — раздраженно заметил Руэл. — Она прыгает на кинжал, предназначенный мне, а я живо принимаю участие, предлагая ей отдохнуть в своей комнате? Каково?
— Ты здесь ни при чем, — ответила Джейн. — Произошла какая-то ошибка.
— А мне кажется, что очень даже при чем, — мрачно проговорил Руэл. — И во всяком случае, я твой должник. А я привык оплачивать свои долги.
— Ты ничего мне не должен.
Его лицо вдруг озарилось улыбкой, и гнев растаял, как тонкий ледок под ярким весенним солнцем.
— А я слышал одно китайские изречение, где говорилось: если ты спас человека — его жизнь принадлежит тебе. — Синие глаза весело смотрели на нее. — Теперь тебе не удастся отделаться от меня.
Странное чувство охватило Джейн: его голос как будто звал за собой, обещая впереди что-то волнующее, тревожное и прекрасное. Как будто вновь она услышала печально-призывный гудок паровоза в ночи, как будто дальняя дорога поманила ее.
— Ты согласна? — спросил Руэл, вглядываясь в ее глаза.
Еще ни одному человеку не удавалось коснуться этих невидимых струн в ее душе, как это удалось Руэлу, которого она знала всего несколько часов. Должно быть, он хорошо освоил науку обольщения женщин в такого рода заведениях, как то, где они встретились.
Мысль об этом сразу отрезвила Джейн.
— Нет, — ответила она решительно и на одно мгновение почувствовала удовлетворение, увидев удивленное лицо Руэла. Но Джейн поняла и то, что ей не удастся выстоять против такого умелого и опытного противника. Значит, самое главное для нее — как можно скорее закончить этот тягостный разговор. — Но я очень благодарна вам обоим, что вы были так внимательны…
— Нет, нет. — Руэл встал перед ней, загораживая дорогу к двери. Он снова помрачнел. — Ступай в постель. С первыми лучами солнца, черт тебя подери, мы отправимся на эту дорогу, без которой ты не можешь жить.
— Мы?
— Да, мы. На ее строительстве занято столько людей. Почему бы и мне не попробовать? Надо, чтобы кто-то приглядывал за тобой. Иначе ты просто надорвешься.
«Кто-то приглядывал за тобой…»
Эта фраза оказала на Джейн странное магическое действие, будто открылись какие-то заржавевшие дверцы и свежая, чистая струя воздуха ворвалась в тайные закоулки ее души.
— Это работа не для тебя.
— Несколько дней пойдут только на пользу. Она оглядела со вкусом обставленный гостиничный номер.
Руэл угадал, о чем подумала Джейн.
— Спроси у Йена, где он нашел меня в Крюгенвилле. Чтобы добиться приема у махараджи, приходится соблюдать правила приличия. Но я не брезгую никакой работой.
Джейн вспомнила про мозоли, которые она почувствовала, когда провела пальцем по его ладони.
— Ложись, — снова повторил Руэл. — А на рассвете я разбужу тебя.
Джейн почувствовала, что у нее нет сил спорить и сопротивляться. Она послушно легла и натянула на себя одеяло. Пусть попробует один день позабивать костыли — это сразу отрезвит его.
— Мне нужна чистая рубашка, чтобы никто не заметил повязку на руке.
— Думаю, мне без труда удастся найти лишнюю.
— Нет. — Джейн кивнула на Йена. — Лучше, если он даст свою. Он больше. Мне нужна рубашка попросторнее.
Йен улыбнулся:
— С удовольствием уступлю вам свою.
— И обязательно разбудите меня на рассвете. — Джейн закрыла глаза.
— Может, все-таки сообщить Рейли, где ты? — спросил Руэл.
— Он никогда не интересуется, где я была. И к тому же он все равно встает намного позже и не заметит, что я не ночевала дома.
— Вот как, — едко заметил Руэл. — Значит…
— Идите, — сказала Джейн, не открывая глаз — Вы не даете мне заснуть.
Она слышала, как Йен одобрительно засмеялся.
— Наконец-то тебя поставили на место. Идем ко мне и выпьем по стаканчику виски. Ну и духотища! С каким удовольствием я бы оказался сейчас в Гленкларене.
— Ты не устаешь повторять это каждый день.
— Не повредит, если я напомню еще раз. Мне показалось, что с каждым днем ты все спокойнее воспринимаешь эту мысль.
Дверь за ними закрылась. И Джейн, по-прежнему не открывая глаз, подумала, какой странный контраст являли собой эти два человека. Руэл — подвижный и блестящий, как ртуть. Его брат — уравновешенный и твердый в своих нравственных принципах, как гранитная скала. Однако, несмотря на всю разницу, она чувствовала, какие крепкие узы связывают их.
Но ей надо перестать думать о Руэле и его брате. Шотландские лорды не имеют ничего общего с тем, что занимает такое важное место в ее жизни.
Ей необходимо заснуть, чтобы набраться сил к завтрашнему дню.
— Мне она понравилась. — Йен передал брату стакан, который он только что наполнил. — Джейн сильная натура.
— Она тебе понравилась, потому что такая же упрямая, как и ты.
— Признаться, мне доставило удовольствие увидеть девушку, которая смогла сказать тебе «нет». Уверен, что холодный душ отрезвит тебя. — Йен взял свой стакан и подошел к окну. — Из того, что я услышал, у меня создалось впечатление: неудовольствие махараджи — не самая страшная угроза, которая нависла над этой девушкой.
— Согласен.
— И ты с самого начала почувствовал это.
— Я же ведь тебе сказал, что хорошо знаю повадки крокодилов.
Йен помолчал.
— Тебя не было довольно долго. Ты… — Он заколебался.
— Ты хочешь спросить, не предавался ли я плотским удовольствиям с нашей гостьей? Нет. — Руэл сделал глоток. — Пока…
— Ты все еще считаешь, что Картаук ее любовник?
Руэл быстро отвел глаза, чтобы брат не заметил промелькнувшего в них выражения.
— А какие у меня основания считать иначе? Если она готова идти на такой риск…
— Ты думаешь, тот, кто напал на вас, охотился за Джейн?
— Возможно. И, увидев меня вместе с ней, убийца решил сначала избавиться от меня.
— Но ты не совсем уверен…
— Ты быстро научился читать мои мысли. В самом деле, пока что я не уверен ни в чем. У этого крокодила, кроме острых зубов, есть еще кое-что в запасе. Его коварство и хитрость, пожалуй, заслуживают большего внимания, чем я подумал сначала. — Руэл пожал плечами. — Тем более интересно иметь с ним дело.
— Но девушка могла погибнуть. — Йен обеспокоенно нахмурился. — И все теперь изменилось. Ты должен отказаться от этой затеи: выйти через нее на Картаука.
— Ничего не изменилось, за исключением того, что я нахожусь в более выгодном положении. — Руэл едко улыбнулся. — Не смотри на меня с таким ужасом. Как видишь, я не пытаюсь скрывать, каков я на самом деле.
— Тебе просто нравится дразнить меня, — спокойно ответил Йен. — Девушка спасла тебе жизнь. И ты не имеешь права обманывать ее доверия.
— Но Джейн не собирается доверяться мне. Быть может, она вообще не доверяет ни единой душе, кроме этого пресловутого Картаука.
— И тебя это задевает…
— Почему меня это должно задевать, черт побери! — Руэл поставил свой стакан на стол. — Единственное, что меня задевает, — так это твои бесконечные расспросы. Я сыт ими по горло. — Он широким шагом двинулся к двери.
— Куда это ты держишь путь?
— Пойду, подышу свежим воздухом. Здесь и в самом деле душно. — Он обернулся к Йену. — Мне нет дела ни до тебя, ни до Гленкларена, ни до этой девчонки. Все, что мне нужно, — это Циннидар.
Дверь за ним захлопнулась.
Йен слегка улыбнулся и поднес стакан к губам.
«Тигр ступает мягко, глаза его светятся ярко…»
Ступал Руэл не так мягко, как обычно. Но глаза его определенно пылали. Почти так же, как в тот момент, когда он вступал в драку с Бараком. Однако на этот раз это было хорошим признаком. Такого рода пламя — очищает. И Йен все больше начинал верить, что брат его вскоре откажется от бредовой затеи с Циннидаром и они вместе вернутся домой.
Домой.
Хотя он постоянно пытался воскресить в памяти Руэла картины отчего края, оставаясь один, Йен избегал думать о Гленкларене. Чтобы тоска о доме не терзала его душу.
Вместо этого лучше думать о Маргарет. Она не принадлежала ему, в отличие от Гленкларена. И он ждал ее так долго, что ожидание уже потеряло свою горечь, а стало тихим и светлым. Сдержанная и быстрая в движениях Маргарет… Маргарет с сердцем горячим, как костер зимой…
Да, он будет думать о Маргарет…


— Он мертв! — Потрясенная Цабри смотрела на Пачтала.
— И, судя по синякам на горле, его задушили.
— Это… нарушило ваши планы?
— Нет, — ответил Пачтал холодно. — Разве может иметь какое-то значение смерть Резарда, если он выполнил свою задачу.
— На ноже видна кровь. Вы приказали ему ранить шотландца?
Пачтал кивнул.
— Его высочество считает, что события развивались слишком медленно. Их надо было ускорить. Шотландец должен переспать с этой девчонкой. — Слабая улыбка коснулась его губ, когда он посмотрел на окровавленный нож, лежавший на земле. — Думаю, что я могу сообщить Абдару, что его желание исполнено.
Цабри, сдерживая дрожь, посмотрела на мертвеца. Ее не должно было удивлять, что для Пачтала ничего не значит жизнь человека, если речь идет об исполнении желания Абдара. Она с самого начала почувствовала, насколько это опасный человек. И как это важно — поладить с ним.
Цабри выпрямилась и взяла в руки фонарь.
— В таком случае, напомните его высочеству, что я очень вовремя послала за вами, когда девчонка вошла в мое заведение. И нам удалось загнать ее в ловушку.
— Хорошо, что я на всякий случай поставил своего человека здесь. Ты ведь считала, что он попробует открыть вторую дверь…
— Шотландец непредсказуем. — Цабри вспомнила, каким изобретательным был он во время их встреч, и почувствовала легкий приступ раскаяния. Но будет лучше не давать волю своим чувствам. — Какое это имеет значение, если вы все равно добились, чего хотели.
— Да. Это так. И ты получишь соответствующее вознаграждение. Она ничего не говорила о Картауке?
— Я же сказала, что нет. Она пришла из-за Ли Сунга. — Цабри давно поняла, что ложь выглядит намного убедительнее, когда она приправлена полуправдой. А ей не хотелось сообщать Абдару все, что она знала. — Девчонка беспокоилась, что он слишком часто наведывается в мое заведение и Рейли может рассердиться, что китаец пренебрегает своими обязанностями в Наринте.
Губы Пачтала брезгливо искривились.
— Как ты терпишь эту грязную, нечистую собаку?
Цабри подавила приступ злости: для него все люди, кроме тех, кто относится к их касте, — нечистые.
— Я живу за счет тех, кто посещает мое заведение.
— Его высочество говорил, что находит тебя весьма искусной, и, если нам удастся найти Картаука, он закажет золотую маску твоего лица.
— Это большая честь.
— Еще большей честью было бы, если бы он решил сделать тебя наложницей. Ты переселилась бы в его дворец, — добавил Пачтал. — Все его женщины носят красивые нарядные платья и богатые украшения, каких ты и во сне не видела.
Сердце Цабри сжалось от радости:
— Неужели?.
— А поскольку его высочество прислушивается к моим советам, я могу напомнить ему, какие изысканные удовольствия ждут мужчину рядом с тобой.
— И вы напомните ему?
— Возможно, — ответил Пачтал. — А сейчас я хочу, чтобы ты продемонстрировала мне свое искусство.
Цабри ожидала этого.
— С удовольствием. Пойдемте ко мне…
Пачтал покачал головой.
— Нет. Здесь.
Цабри оглядела проулок и распростертое тело, что лежало неподалеку.
— Вы шутите. Ваш слуга…
— Именно это особенно возбуждает меня, — пробормотал Пачтал. — Повернись и обопрись руками о стену. — Он взял из ее рук фонарь и поставил его на землю возле головы мертвеца. — Я хочу, чтобы он смотрел на нас и видел, как хорошо быть живым. — Ноздри Пачтала раздувались. В глазах появился дикий блеск.
Ледяной комок страха застыл в груди Цабри, но она послушно повернулась лицом к стене и оперлась ладонями о ее грубую поверхность. С трудом она заставила себя успокоиться — в конце концов ей приходилось терпеть еще и не такое и с гораздо меньшей выгодой для себя.
Пачтал рывком задрал ее платье. Дыхание его было тяжелым, быстрым, полным грубой животной ярости.
Он покрыл ее, как покрывают кобели суку во время течки. От запаха нечистот тошнота подкатывала к горлу, присутствие мертвеца вызывало ужас.
Но наступит день, когда она станет богатой, когда Абдар осыплет ее золотом и драгоценностями. Тогда она только во сне будет вспоминать о прежних унижениях.


Выйдя на следующий день из гостиницы вместе с Руэ-лом, Джейн в изумлении остановилась.
Ее кобыла Бедилия стояла привязанной рядом с гнедым жеребцом.
— Как здесь оказалась Бедилия?
— Я не мог заснуть и съездил за нею на своем Нагге-те. Между прочим, собака, которую ты держишь в конюшне, — никудышный сторож. Единственное, что угрожает тому, кто заберется к вам в конюшню, — это то, что она может зализать его до смерти.
— Я знаю. Мой Сэм слишком дружелюбный. Я держу его в конюшне не для того, чтобы он защитил нас от конокрадов. Патрик не желает пускать его в дом. — Джейн погладила Бедилию. — Но как ты узнал, которая из двух лошадей моя?
На мгновение Руэл растерялся.
— Но в конюшне всего две лошади. Одна крупнее, но сразу видно, что слишком застоявшаяся. Я подумал, что твоя лошадь работает не меньше тебя. И рад, что не ошибся. — Он подошел к кобыле. — Пора в путь… Разреши, я помогу тебе.
Джейн растерянно промолчала, не зная, что сказать в ответ. Она не могла припомнить, когда в последний раз с нею были так учтивы. Но оказалось, что это очень приятно — ощущать внимание со стороны другого человека. Сидя на Бедилии, Джейн смотрела, как Руэл ловко вспрыгнул в седло своего Наггета.
— В отличие от тебя я сразу уснула и хорошо выспалась. Мне намного лучше сегодня. И нет никакой необходимости меня сопровождать.
— Как далеко нам ехать? — спросил он, словно не слыша ее последних слов.
— Около пяти миль. Мы начали с того, что проложили большой отрезок пути из Наринта в сторону Казанпура. Теперь, чтобы соединить два готовых отрезка, нужно возвести мосты. Их разделяют два глубоких ущелья в десяти милях друг от друга.
— И все?
— Мост через ущелье Сикор уже готов. Осталось проложить еще семь миль до моста через ущелье Ланпур.
Пока они не выехали за город и не двинулись вдоль полотна, оба молчали. Первой заговорила Джейн:
— А чем занимается рассказчик?
Увидев недоуменное выражение на лице Руэла, она пояснила:
— Вчера ты сказал, что из тебя не вышел акробат и ты стал рассказчиком.
— Ах, вот оно что! Я начал продавать газеты. И, как всякий продавец, пытался пересказать то, что написано в последнем номере, интереснее, чем это было на самом деле. Или хотя бы лучше, чем это делали другие продавцы.
— Тебе удалось преуспеть в этом?
— Как видишь, с голоду не умер. Когда в брюхе пусто, запоешь соловьем.
— Если твой брат — граф, почему ты голодал и выступал с акробатами на улицах?
Выражение его лица стало замкнутым.
— Потому что я не Йен.
Джейн поняла, что нечаянно затронула какое-то больное место, и перевела разговор на другое:
— А чем ты еще занимался в Лондоне?
— Ловил крыс. — Руэл озорно посмотрел на нее. — Рассказать, какие приключения я переживал в клоаках?
Джейн невольно скривилась, представив вонючие подвалы, полные нечистот.
— Я провела в Лондоне всего лишь несколько дней, прежде чем мы уехали в Солсбери. Но он мне сразу показался слишком беспокойным. И в нем так много людей.
— Это верно. Но если пожить, привыкнуть и освоиться, то в нем много хорошего и привлекательного. А тебе никогда не хотелось снова вернуться туда?
— Нет.
— Почему?
— Потому что мне надо строить железные дороги.
— Всегда?
— Всегда, — просто ответила Джейн.
— Но это не женское дело.
Джейн вспыхнула, как пучок соломы.
— Так считают только глупцы. Почему это не женское дело? Разве здесь нужны мускулы? При строительстве гораздо важнее правильные расчеты, чем физическая сила. Надо понять, когда лучше пробить туннель сквозь гору, а когда безопаснее идти в обход. Важно проследить, чтобы каждая шпала лежала на своем месте, чтобы ширина колеи не превышала нужных размеров ни на дюйм. Я умею это делать не хуже мужчины. И даже лучше.
— Не спорю. — Он помолчал. — А кто научил тебя всему этому?
— Никто. Я сама училась. Когда мы приехали в Солсбери, я везде ходила за Патриком, смотрела, что он делает, и училась.
— А где ты жила до того, как оказалась в Солсбери?
— В Америке. Штат Юта, — ответила Джейн и, осадив лошадь, указала на обрыв впереди. — Нам придется спешиться и пройти этот отрезок пешком.
— Будь осторожнее. Ты побледнела немного.
— Ничего страшного. Если не думать о трудностях, с ними легче справиться.
— Скажи, а Патрик ценит твою помощь? — спросил вдруг Руэл.
Интонация, прозвучавшая в его голосе, заставила Джейн насторожиться:
— Конечно.
— Но не настолько, чтобы позволить тебе впустить собаку в дом…
— Патрик считает, что животные нужны только тогда, когда приносят какую-то пользу. — И, стремясь оправдать его, добавила: — Многие люди думают точно так же. Держу пари, что ты тоже никогда не держал в доме животных.
— И проиграешь. Однажды я завел… лисицу.
— Лисицу? Как странно.
Он пожал плечами.
— Меня всегда считали странным.
— И как ты назвал ее?
— Никак. Она была моим другом, и я не перепутал бы ее ни с кем.
Расседлав коней, они привязали их к баньяновому дереву.
— Ты еще не передумал? — спросила Джейн, когда впереди показалась насыпь.
— Конечно, нет. С удовольствием разомнусь. Спина у меня крепкая.
Джейн вспомнила обнаженное тело Руэла, каким она увидела его вчера, в свете лампы.
— Не сомневаюсь. Но твоя рана…
— Плечо давно зажило. Я не снимаю повязку только потому, что на этом настаивает Йен.
— Зачем тебе это нужно? — спросила Джейн, глядя ему прямо в глаза.
— Ты не веришь, что мне хочется добиться твоей благосклонности ?
Она сдвинула брови, глядя на него.
— Ты не похож на своего брата. И ты исповедуешь другие принципы…
— Придется мне попросить Йена поговорить с тобой: он считает, что у меня благородная душа.
— Не знаю, что он имеет в виду. Но ты, несомненно, не тот, за кого пытаешься себя выдавать.
— Какая проницательность. А кто из нас таков, каким он пытается выглядеть? На самом деле я намного честнее, чем другие. И я плачу свои долги, Джейн, — добавил он.
— Но это не единственная причина, которая привела тебя сюда?
На секунду насмешливое выражение исчезло с его лица.
— Нет. Не единственная. Но я не собираюсь рассказывать тебе об остальных.
Тревожащая загадка так и осталась без ответа. Джейн колебалась. Следовало бы сразу отказать ему. Этот Руэл, беспокойный человек, и так внес смятение в ее мысли. Руэл будет мешать ей, отвлекать от дела. Но у Джейн язык не поворачивался сказать, что она не хочет брать его на работу. Каким-то странным, непостижимым образом его присутствие окрасило ее однообразную жизнь в яркие тона. Как будто голая пустошь в теплый весенний день вдруг покрылась пестрым ковром цветов. Ничего подобного она не переживала раньше Что страшного, если Руэл побудет сегодня рядом, пока не выбьется из сил и не откажется от своей затеи?
— К концу дня ты пожалеешь, что пришел сюда.
— О, нет, — улыбнулся Руэл. — Я никогда не отказываюсь от того, за что взялся, каким бы трудным ни казалось это дело.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жажда золота - Джоансен Айрис

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819202122

Ваши комментарии
к роману Жажда золота - Джоансен Айрис



Конца нету
Жажда золота - Джоансен АйрисЛале
22.02.2013, 14.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100