Читать онлайн Жажда золота, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жажда золота - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.5 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жажда золота - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жажда золота - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Жажда золота

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

17

Тучи серой тяжелой массой нависли над вершиной горы. Только один вид их вызывал у Джейн приступ слабости и вялости. Нет, погода была ни при чем. Погода только начала портиться, в то время как тяжесть она ощутила сразу же, как только открыла рано утром глаза.
— Мне хотелось бы уехать, чтобы встретиться с Джеймсом Медфордом во второй половине дня, — сказала она, повернувшись к Руэлу. — Мне нужно договориться с ним о том времени, когда мы будем соединять две колеи.
— Ты по-прежнему не можешь угомониться? — Руэл сжал губы. — Прошло только два дня. Придется мне получше занять тебя.
Он рассердился. Джейн видела, как в течение дня в нем нарастало раздражение. В последние несколько часов он метался вокруг домика, как тигр, запертый в клетке.
— Ты беспокойна от того, что не привыкла сидеть без работы.
Она отвернулась от окна и завернулась поплотнее в простыню.
— Мы не можем через каждый час вступать в связь. От этого у тебя портится настроение.
— Напрасно ты так считаешь. Я вполне доволен всем, что происходило между нами. Жаль, что ты не хочешь признать этого.
Джейн покачала головой.
— То удовольствие, которое я получала, каждый раз задевало мою гордость, заставляло чувствовать себя униженной и беспомощной, как ты этого и хотел.
— Так я добился своего?
— Я не собиралась говорить тебе это. — Джейн пожала плечами. — Сейчас многое изменилось. И мне не страшно признать твои жалкие победы надо мной. Ты нуждаешься в них больше, чем я. Должно быть, это очень страшно — жить, будучи одержимым только чувством мести.
— Какой покровительственный тон! — Его губы растянулись в неестественной улыбке. — А теперь представь, что все пережитое Йеном выпало бы на долю Ли Сунга? Какие бы чувства ты переживала?
Джейн устало покачала головой.
— Не знаю. Это трудно вообразить. — Она встретилась с ним глазами. — Я никогда не упрекала тебя. Не упрекаю и сейчас. Я только рада, что все это закончилось.
— О нет! Я не сказал, что все закончилось. — Руэл с вызовом улыбнулся. — Тебе придется подарить мне еще одну победу. Если тебе так хочется прикрыть свою наготу, то оставь эту простыню. Надень то золотое платье, что висит в шкафу.
Джейн сначала не поняла, о чем он говорит. А потом вспомнила слова, сказанные им в тот первый вечер после ее прибытия в Циннидар.
— Ты все-таки сделал заказ мастерице?
— Конечно. Я всегда доделываю до конца то, что наметил. Надень его.
Джейн хотела что-то возразить, но увидела яростный блеск его глаз и пожала плечами:
— Если тебе так хочется. Это не повод для споров.
Спустя несколько минут она увидела свое отражение в тройном зеркале и невольно отшатнулась. На ней было прозрачное, вызывающе-вульгарное платье. Одно плечо и грудь оставались открытыми. Разрез, начинающийся от самой талии, обнажал ее ноги при каждом шаге. Лицо Джейн вспыхнуло. В этом платье она чувствовала себя более раздетой, чем если бы на ней вообще ничего не было.
— Замечательно. — Руэл подошел сзади, и рука его легла на обнаженную грудь. — Именно такой я тебя и представлял.
Джейн встретилась с ним глазами в зеркале:
— Шлюхой?
— А кем же еще? — насмешливо спросил он. Большим и указательным пальцем он сжал сосок.
Джейн тут же бросило в жар, дрожь прошла по телу. Мышцы живота сжались.
— Это платье делает меня шлюхой не больше, чем твое обращение со мной.
— Но это беспокоит тебя.
— Да. Беспокоит. Тебе это приятно?
— Конечно же. — Он не договорил. Снова на лице его отразилась смесь досады и нетерпения. — Становись коленями на ковер, черт тебя побери.
Она пожала плечами и опустилась на колени.
Руэл поднял платье выше талии, и в следующий миг она ощутила, как его теплые ладони гладят ее ягодицы.
Картина в вагоне махараджи.
Это начиналось снова: возбуждение, с которым она ничего не могла поделать.
Когда Руэл рывком вошел вглубь, у нее перехватило дыхание, и ей не удалось подавить стона от блаженного ощущения полноты. Замерев на месте, Руэл начал ласкать ее груди.
— Мы точно воспроизвели позу на картине, не правда ли? — Теперь Руэл начал двигаться медленно и сладострастно, чтобы она не могла пропустить ничего. Короткая судорога заставила Джейн сжать его мужскую плоть в себе.
— Ах! — простонал он. — Это то, чего я желал. А теперь оглянись на меня. Я хочу видеть твое лицо.
Джейн повернула голову в его сторону. Она знала, что он видит: томительное наслаждение и гнев на себя за то, что она не в силах противиться страсти, которая вспыхивала в ней, как лесной пожар, стоило ему только прикоснуться.
Лицо Руэла тоже пылало. Губы покраснели. Но они кривились, словно его терзала какая-то мука.
— Я же говорила тебе, что картина обманчива. Мужчины не бывают нежными. Никогда…
Он замер.
— Проклятье! — прохрипел он. — Проклятье!
А затем на Джейн обрушился шквал.
Ее пальцы впились в ковер. Шквал яростных движений нарастал. Их обоих словно охватило безумие. Джейн не осознавала, сколько все это продолжалось, пока порыв необузданных ощущений не закончился взрывом, который принес им облегчение.
Она повалилась на пол полностью обессиленная, не в состоянии шевельнуть даже кончиком пальца. Подняв ее на руки, Руэл отнес на постель.
— С тобой все в порядке? — спросил он неестественным голосом.
Тяжесть, которую она чувствовала с утра, казалось, выдавила весь воздух из легких.
— Устала…
Руэл укрыл ее покрывалом и лег рядом. Глядя прямо перед собой, он тихо проговорил:
— Я потерял контроль над собой.
Джейн молчала.
— Хорошо. Ты больше не будешь надевать это платье. — В голосе Руэла послышались виноватые нотки.
— Это не имеет значения для меня.
— Сними его.
— Я устала.
Он шепотом пробормотал очередное проклятие и сам помог снять ей платье, небрежно скомкав и бросив его на пол. А потом снова укрыл ее покрывалом.
— Ты довольна?
«Как он странно ведет себя», — подумала Джейн сквозь охватившую ее дремоту. Впрочем, весь сегодняшний день он был не таким, каким она привыкла видеть его.
— Это не имеет никакого значения, — пробормотала она ту же самую фразу и закрыла глаза.


— Забери меня с собой, Патрик! — вскрикнула Джейн. — Забери меня отсюда!
— Ты что? — спросил Руэл, проснувшись.
Джейн лежала рядом с ним. Глаза ее были закрыты. Он с облегчением понял, что она еще спит.
— Я не хочу быть такой, как она! — Тело Джейн под его рукой было горячим. Дыхание тяжелым. — Патрик, возьми меня с собой.
— Что случилось? Проснись! — Руэл сел и зажег лампу на столике. Склонившись над Джейн он потряс ее за плечо. — Открой глаза, черт тебя побери!
Джейн послушно открыла глаза. Но по их выражению он понял, что она не узнает ничего вокруг.
— Поезд. Он уже трогается… — Страх прозвучал в ее голосе. — Патрик, не оставляй меня! Пожалуйста! Я буду помогать тебе во всем. Вот увидишь…
Руэл обнял ее.
— Он не уедет. Ты поедешь с ним! — Господи! Она пылала, словно охваченная огнем.
Сердце Руэла гулко забилось в груди.
— Патрик! Не оставляй меня здесь!
Что же делать? Он не может оставить ее одну надолго, чтобы съездить за врачом. Тамар не вернется, пока не придет время завтрака.
— Пожалуйста! Я не хочу стать такой же, как моя мать, — шептала Джейн.
Роул еще крепче обнял ее. Он знал, о ком она говорит и какие воспоминания вернулись к ней. Когда она была в сознании, ей хватало сил бороться с демонами прошлого. Но сейчас она снова вернулась туда. И ее терзали те же страхи и сомнения, которые терзали в детстве.
И это он сделал все, чтобы вызвать их из темных подвалов памяти.


Маргарет изо всех сил старалась стряхнуть с себя сон. Кто бы это мог колотить в дверь в такое время?
Окончательно проснувшись, она быстро взглянула на Йена. Слава Богу, он продолжал спать. Накинув халат и сунув ноги в тапочки, Маргарет подошла к двери. Руэл. Ну, конечно, кто же еще мог быть таким бесцеремонным!
— Неужели нельзя было подождать до утра… — начала она, но запнулась, увидев его лицо. — Что случилось?
— Ты нужна мне. Пойдем, — сказал он нетерпеливо.
— Куда? — Маргарет обернулась, глядя на Йена, который продолжал похрапывать. Прошлой ночью у него были сильные боли, и она дала ему чуть большую дозу успокоительных лекарств.
Выйдя в коридор, она тихо затворила за собой дверь.
Руэл, схватив ее за руку, увлек за собой. Скорее потащил.
— Что случилось? — повторила Маргарет, уже не пытаясь приглушить голос.
— Ты ухаживала не за одним больным и разбираешься в болезнях, — сказал Руэл.
— Ты заболел? — удивилась она, глядя на него.
— Джейн.
— Джейн здесь? — еще больше удивилась Маргарет.
— Перестань спрашивать. Идем быстрее.
— Но…
— У нее жар. Она никого не узнает. Лежит без сознания.
— Ты послал за врачом?
— Мне надо кого-то оставить с ней.
— Как она оказалась здесь?
— Это тебя не касается.
— Что ты сделал, Руэл?
Он молчал.
Маргарет поняла, что он не намерен посвящать ее в свои дьявольские затеи.
— Я не знаю, смогу ли ей помочь.
— Попытайся! — Он отворил стеклянную дверь, что вела на террасу, и, запинаясь, проговорил: — Пожалуйста.
Боже, должно быть, Руэл в полном отчаянии, если готов умолять о помощи.
— Хорошо, я попробую сделать все, что в моих силах.


Маргарет вышла из домика-пагоды и затворила за собой дверь.
— Ей уже лучше.
На щеке Руэла дернулся мускул.
— Слава Богу!
— Жар немного спал. Она пришла в сознание. По крайней мере настолько, что способна отвечать на вопросы врача. Он считает, что жар пройдет через несколько часов.
— Что с ней?
— Приступ малярии. Она подхватила ее в Казанпуре. Болезнь периодически возвращается.
— Она никогда не говорила мне о ней.
— И мне тоже, — сказала Маргарет. — А я знаю ее уже три года. Она не из тех женщин, которые сознаются в своих слабостях. — Маргарет размяла затекшие плечи. — Мне пора возвращаться к Йену. Скоро он проснется. Днем я снова навещу ее.
— Нет. Теперь я сам буду заботиться о ней.
— По Джейн видно, что ты весьма преуспеваешь в этом.
Его передернуло.
— Джейн будет неловко встречаться с тобой.
— Она знает меня достаточно хорошо и понимает, что я не буду стыдить ее за твои грехи. — Она встретилась с ним взглядом. — Может быть, ей будет лучше, если она переберется во дворец?
— Она не захочет.
— Думаю, что захочет. Джейн никогда не признавалась, но она всегда боялась тебя.
— Больше не боится, — криво усмехнулся Руэл. — Это у нее прошло.
Маргарет пристально взглянула на него.
— Почему она оказалась здесь?
— Тебя это не касается.
— Может быть, ты и прав. — Маргарет поняла, что не хочет взваливать на себя еще одну тяжесть. Кто она такая, чтобы отчитывать Руэла, если сама в последнее время испытала то же самое искушение? — Но я прошу тебя только об одном…
— О, Господи! Неужели ты думаешь, что я залезу к ней в постель, когда она не в состоянии пошевелить рукой? — взорвался Руэл.
Что бы ни произошло между ними, болезнь Джейн потрясла Руэла. Неизвестно, будет ли это продолжаться долго, но в настоящую минуту Джейн была в безопасности.
— Если я тебе понадоблюсь, дай мне знать. — И Маргарет зашагала по тропинке, что вела к дворцу.


Руэл был бледен, как мертвец. Сквозь пелену тумана, застилавшую глаза, Джейн видела, какое у него изнуренное, измученное лицо. Нужно что-то делать. Надо сказать ему, что сегодня ночью она сама будет присматривать за Йеном. Хотя надежды на то, что уступит свое место у постели брата, почти нет. Руэл говорит, что Йен все время ускользает от него. И если он не будет прикладывать постоянных усилий, чтобы вытащить его из мрака, Йен умрет.
— Ты должен отдохнуть.
Руэл склонился над ней:
— Что?
— Тебе нужно как следует отдохнуть. Ты выглядишь таким бледным… — нежно сказала Джейн и запнулась, полностью придя в себя. Ничто здесь не напоминало комнату в Казанпуре, где они боролись за жизнь Йена…
— Это тебе надо отдохнуть. — Руэл взял стакан и поднес к ее губам.
Джейн послушно сделала глоток.
— Я больна?
— У тебя был приступ малярии. Врач сказал, что это сравнительно слабый приступ. — Он сжал губы. — Но мне он не показался таковым.
Джейн вспомнила, будто это происходило во сне, как на нее смотрел врач, задавал какие-то вопросы и разговаривал с кем-то, кто находился по другую сторону кровати.
— Маргарет тоже была здесь?
— Да. Почему ты мне не сказала, что больна малярией?
— Зачем? — нахмурилась она. — Мне пора возвращаться в лагерь.
— Я послал Ли Сунгу записку о том, что ты задержишься.
— Это моя вина. Я забыла принять квингбао после того, как приехала сюда.
— Квингбао?
— Старинное китайское средство. Ли Сунг лечил меня этой травой, когда я впервые заболела в Казанпуре.
— И ты постоянно принимаешь ее?
— Нет, не все время. Только когда чувствую приближение приступа.
— А сколько ты принимала его в Циннидаре? — спросил он.
— Четыре недели.
— Бог мой!
— Приступы мучили меня только ночью.
— Подрывая силы. — Он вцепился в подлокотник. — Ты приехала сюда уже совсем больной. В нормальном состоянии ты ни за что бы не решилась пойти на это.
Оглядываясь назад, на тот непонятный, видимый, как в тумане, отрезок времени, Джейн уже не могла бы сказать, так оно или нет.
— Не знаю. Впрочем, какое это имеет значение. В прошлом году, в Гленкларене, у меня тоже был приступ. Через день я вернулась на мельницу.
— Такой же серьезный приступ, как и сейчас?
Она покачала головой.
— Но это не означает, что я буду отлынивать от работы. — Она замолчала и вяло спросила: — А почему тебя это так занимает?
— Потому что мне нужна… — Он отвел глаза в сторону, к тому месту, где стоял стакан. — Потому что мне нужна железная дорога.
Руэл собирался сказать что-то совсем другое. Джейн задумчиво свела брови.
— Мы всего на несколько дней отстаем от графика. Эта болезнь не надолго задержит нас. Ли Сунг справится сам с заданием, которое он получил. А я завтра вернусь в лагерь.
— Что ты несешь! — Его голубые глаза сверкнули гневом. — Чтобы свалиться на следующий день? Ты задержишься здесь на неделю.
— Мне нужна эта железная дорога не меньше, чем тебе. Поболею в другое время.
— Тебе надо сейчас как следует отлежаться… — Он не договорил, увидев выражение ее лица. — Хорошо, четыре дня.
Джейн покачала головой.
Но Руэл твердо повторил:
— Четыре дня. Завтра утром я привезу сюда Медфорда для того, чтобы ты могла обсудить с ним все нужные вам вопросы. У тебя не будет ощущения, что ты тратишь время понапрасну.
Джейн действительно надо было увидеться с Медфордом. Внимательно поглядев на Руэла, она поняла, что спорить с ним сейчас бесполезно.
— Три дня.
— Уговорились, — улыбнулся Руэл.
Она изумленно смотрела на него: это была та самая улыбка, которая некогда освещала его лицо теплом и юмором. Та улыбка, которую она редко видела даже в те дни, что предшествовали крушению поезда.
— Что… с тобой? Ты изменился.
Он прикрыл глаза.
— Изменился?
Теплота в выражении его лица пропала. И снова Руэл отдалился от нее.
— Поспи еще. — Он поднялся. — Я сейчас пойду во дворец и отправлю Тамара за Медфордом. Ты довольна?
Она была слишком слаба, чтобы реагировать на происходящее.
— Думаю, что да.
Он задержал на ней взгляд своих пронзительно-синих глаз.
— Все будет хорошо, — сказал, запинаясь, Руэл. — Я не… — Он замолчал и нетерпеливо взмахнул рукой. — О черт! — И, быстро повернувшись, широким шагом вышел из домика.
Джейн задумчиво смотрела ему вслед.
Нет, что-то с ним произошло. Руэл определенно изменился.


Поток холодного воздуха, скользнувший под одеяло, пробудил ее от сна. Теплое тело, запах кожи, пряностей. Рядом с ней был он.
— Руэл…
— Шшш… — Он притянул ее поближе к себе так, что она прижалась к нему спиной. — Спи.
— Медфорд?
— Он приедет завтра в четыре часа. Как ты себя чувствуешь?
Джейн ощутила страшную слабость, которая всегда охватывала ее после приступа. Это было неестественно. Но вот что удивительно: она вдруг почувствовала, что исчез страх, появилась уверенность в том, что все будет хорошо, и, как ни странно, источником этих чувств был он, Руэл.
— Лучше.
С не свойственной ему неуклюжестью Руэл проговорил:
— Я сначала хотел дать тебе поспать одной. Но боялся, что ты снова начнешь бредить. Мне хотелось быть рядом в эту минуту.
— Я бредила?
— Да. Ты кричала и рвалась.
— А что я кричала? — осторожно спросила Джейн, боясь, не выдала ли она себя.
Он ответил не сразу:
— Я не различил слов.
Она облегченно вздохнула.
— Спи. Сегодня температура спала. И ты должна выспаться.
Ее глаза закрылись, и она позволила пелене сна окутать ее. Не нужно ни о чем волноваться. Руэл прогонит ночных демонов…


— На этом мы и закончим. — Медфорд скатал карту и встал. — Когда вы собираетесь добраться до ущелья?
— По графику. — Джейн поморщилась. — Обезумевший слон задержал нас на несколько дней. Но мы найдем способ ускорить прохождение трассы.
Он улыбнулся.
— Нисколько не сомневаюсь. Вы прекрасно справились со своим участком работы.
Джейн удивленно вскинула брови.
— Правда?
— Еще рано говорить об этом, — чуть более сдержанным тоном сказал Медфорд. — Но то, что уже сделано, произвело на меня большое впечатление. Я не ожидал от вас такого.
— Я догадывалась, — холодно отозвалась Джейн.
— Вам удалось сделать все, чтобы отношения с Руэ-лом не отозвались на вашей работе. Признаться, после того… — Он замолчал. — Впрочем, я не хотел говорить об этом. Руэл сказал, что вырвет у меня язык, если я не ограничусь разговором только о делах. — Он пожал плечами. — Но я не отношусь к числу тех людей, которые скрывают свои мысли.
— Я заметила, — кивнула Джейн, раздумывая, с чего это Руэл так начал заботиться о ней.
— Вам пора, Медфорд, — послышался голос Руэла.
— Мы уже закончили. — Медфорд кивнул Джейн и направился к дверям. — Надеюсь, вы скоро поправитесь, мисс Барнаби.
— Всего хорошего, мистер Медфорд.
— Я дал ему час. Он не слишком утомил тебя? — спросил Руэл.
— Нет, — медленно отозвалась Джейн. — Но я…
— Опять начинается приступ? А доктор обещал, что температура не будет подниматься. — Он подошел к ней и приложил ладонь ко лбу. — Я не чувствую жара.
— Дело не в лихорадке. — Она отвела его ладонь со лба. — Объясни, что случилось? Отчего ты вдруг подобрел?
— Что тут странного? Ты нужна мне, чтобы довести до конца железную дорогу, — насмешливо улыбнулся Руэл.
— Мне кажется… что ты обманываешь меня.
Он сел в кресло, стоявшее у окна.
— А какие еще могут быть причины?
Джейн жалела о том, что не может видеть выражения его лица. Он сидел, вытянув перед собой ноги. Солнечные лучи образовывали золотистый ореол вокруг его головы, а лицо его находилось против света.
— Я не уверена, но мне кажется, что тут какую-то роль сыграла моя болезнь.
— Ты хочешь сказать, что я пожалел тебя?
— Нет. — Она молчала, стараясь собраться с мыслями. — Я думаю, это из-за того, что ты начал заботиться обо мне. Картаук как-то сказал, что некоторые люди по природе своей являются защитниками. И когда они начинают кого-то опекать, то уже не могут освободиться от этого.
— Мы с ним тоже говорили на эту тему. И он сказал, что как раз ты относишься к такому типу людей. Ты готова взять на себя опеку над всеми нуждающимися в помощи. Но меня природа обделила этими свойствами.
— Но так, как ты заботился о Йене, мало кто мог заботиться.
— Йен — это исключение… Впрочем, мне уже наскучил этот бесполезный разговор. Ты умеешь играть в покер?
Джейн кивнула.
— Но не так хорошо, как Ли Сунг.
— Я и не рассчитывал. Обман и блеф — не в твоем духе. — Он выдвинул ближайший к нему ящик стола. — Зато я поднаторел в этом деле.
— Тогда зачем нам играть?
— Чтобы скоротать время. — Он сел за стол и принялся тасовать колоду. — И чтобы я мог пережить еще одну победу.
— А что это даст мне?
Он улыбнулся.
— Ты забыла, что я подрабатывал одно время тем, что рассказывал всевозможные истории. Садись, я расскажу тебе, как нашел свой первый золотоносный участок.
— Тебе, наверно, было страшно интересно?
— Скорее мучительно. Тогда мне исполнилось только девятнадцать лет. Многому еще предстояло научиться. — Руэл начал сдавать карты. — Но я постараюсь рассказать так, чтобы тебе было интересно.
Джейн знала, что у него это получится. Он будет скрывать жестокие стороны жизни, с которыми соприкасался, высвечивая только яркое и блестящее, но она сумеет выудить из этого повествования те черты юного Руэла, который еще был так уязвим.
— Ну? — Руэл поднял карты.
Джейн никогда не ощущала такого уверенного спокойствия, какое появилось у нее в эти последние дни. Он больше не сможет причинить ей никакого вреда. Почему бы ей не удовлетворить своего любопытства в том, что относится к нему…
— Что ж… — Она подошла к нему. — По крайней мере, мы скоротаем время.


— Джейн сейчас в летнем домике, — сказала Маргарет, наблюдая, как Картаук уминает песок вокруг формы, на которой уже был нанесен рисунок печатки для Йена.
— Да? — Он вскинул густые брови. — И это оскорбляет твои пуританские чувства?
— Нет. Хотя я считала, что должно оскорблять. Я боюсь, что он обидит ее.
— Оставь их в покое, Маргарет. Ты не можешь защитить весь мир.
— Только язычники не пытаются изменить плохое на хорошее. — Она покачала головой. — Но иногда грань становится расплывчатой, не так ли?
— Джейн умеет постоять за себя. Они с Руэлом найдут общий язык. Ни один из них не станет благодарить тебя за вмешательство в их дела.
— Но Руэл так…
— … многолик, — перебил ее Картаук. — И еще сыграет немало новых ролей, которые удивят тебя. Его характер еще продолжает меняться. И за этим чрезвычайно интересно наблюдать.
— Ты не считаешь его злодеем?
— Руэла? — Картаук покачал головой. — Он пытается изобразить злодея. Но ему это не удается, сколько бы он ни старался.
— А тебе удалось бы?
— Да. Я учился этому у настоящего мастера.
— У Абдара?
Он кивнул.
— Вот это настоящее чудовище.
Первый раз он сам заговорил о сыне махараджи. И Маргарет с любопытством спросила:
— Тогда почему ты так долго оставался с ним?
— Я работал на его отца. И почти не имел дел с Абда-ром. Но строительство железной дороги увлекло махараджу. И Абдар получил возможность пользоваться моими услугами. — Он пожал плечами. — Через полгода я понял, что не смогу выносить его ни минуты.
— А что ты делал для него?
— Статую его любимой богини Кали. На это ушло довольно много времени.
— Кали?
— Богиня разрушения и уничтожения всего живого. Абдар считает, что послан сюда, чтобы исполнить ее предначертания. — Он сжал губы. — Но он также считал, что его сила нуждается в постоянном притоке энергии. Вот почему ему потребовались мои услуги.
— Для того, чтобы создавать статуи богини?
— Нет. — Он помолчал. — Чтобы делать маски.
— Маски?
— Золотые маски. — Он повернулся и посмотрел на нее. — Ты уверена, что хочешь услышать этот рассказ? Он не из приятных.
— Я слушаю тебя. Продолжай.
— Абдар убедил себя, что его мощь усиливается, если ее поддерживать эмоциями других людей. Чем сильнее душа человека, тем сильнее эмоции, которые будут передаваться ему. И если этой подпитки долго не было, Абдар становился все более и более раздражительным. Он придумал способ, как «закрепить» эти эмоции. И в ту минуту, когда в них появляется нужда, пользоваться ими. — Кар-таук вскинул брови. — А какой метод годится для закрепления эмоций больше, чем смерть?
Маргарет смотрела на него широко раскрытыми от ужаса глазами.
— Ты сама хотела услышать этот рассказ. Абдар поверил, что если он сумеет запечатлеть последний страшный взрыв эмоций, то он сможет впитывать его в себя в нужный момент.
— Маски мертвецов? — прошептала Маргарет. — Он заставлял тебя делать маски мертвецов?
— Я сделал три такие маски. Первая принадлежала одной из его наложниц, молодой женщине по имени Мирад. Ее тело однажды ранним утром принес в мою мастерскую Пачтал. Он сказал, что женщина умерла ночью от апоплексического удара. И что это одна из любимых наложниц Абдара, поэтому он хочет оставить себе на память золотую маску. Я сделал маску. Она получилась очень хорошо. Женщина была красива. И выражение ее лица было печальным, но спокойным.
Через неделю Пачтал принес мне другую мертвую наложницу. Ее смерть он объяснил теми же самыми словами. Эту маску делать было гораздо труднее. Мышцы лица ее были перекошены, на лице застыло выражение боли и ужаса. Мне показалось странным, что две женщины умерли одна за другой. Но я не мог задавать никаких вопросов. Абдар находился на своей половине, куда мне не было доступа. Третье тело, которое мне принесли, принадлежало мальчику одиннадцати или двенадцати лет. И его лицо было… — Картаук сжал губы. — Больше я не мог лгать самому себе. Ни один нормальный человек не захотел бы сохранить то лицо себе на память. Я отказался делать маску.
Через час появился Абдар. Он сказал, что я должен буду делать для него маски, не задавая никаких вопросов. В противном случае он прикажет отрубить мне руки. Я должен стать священным орудием богини Кали. Маски, которые я сделаю, он развесит по стенам дворца и будет впитывать в себя их силу.
— Он убивал их? — прошептала она.
— С помощью Пачтала. Тот большой знаток разных ядов. И умел добиваться такого действия, которое вызывало бы наибольшие мучения. Чем мучительнее смерть жертвы, тем больше энергии запечатлеется в маске.
Маргарет почувствовала приступ дурноты.
— Ты прав. Это настоящие монстры, а не люди. И Руэл считает, что Абдар попытается захватить остров?
Картаук кивнул.
— Поэтому он работает не покладая рук, чтобы подготовиться к нападению. Он хочет положить конец злодеяниям Абдара.
Маргарет изучающе посмотрела на Картаука.
— И ты приехал в Циннидар с этой же целью? Чтобы избавить мир от этого монстра?
— Должен признаться, что мир станет чище без него. — Он встретился с ней взглядом. — Но я приехал сюда не из-за него.
— Тогда почему… — Она глубоко вздохнула. Еще одна бездна разверзлась прямо у ее ног. В эти дни каждое слово, каждый жест таили в себе опасность. Прошло еще несколько томительных мгновений, прежде чем она снова смогла взглянуть на форму, лежавшую в коробке. — Когда мы начнем заливать золото?
— Скоро. — Картаук говорил медленно и негромко. — Нельзя терять терпение, даже если ожидание дается с большим трудом.


Руэл сосредоточенно смотрел на Джейн.
— Ты блефуешь. — Он погрозил ей пальцем. — Два короля.
Джейн недовольно бросила карты на столик.
— Как ты догадался? Я думала, что у меня получится.
Руэл смешал карты.
— На этот раз выражение лица оставалось неизменным. Если бы я не знал тебя, то вполне мог бы обмануться.
— Так как же ты догадался, черт возьми?!
— Интуиция. У некоторых людей можно уловить напряженность. Ничего определенного, но это ощущается в уголках глаз, губ…
Руэл читал ее как открытую книгу. Джейн подумала об этом не без уныния. Она выиграла всего четыре игры из множества сыгранных ими за последние полтора дня.
— Вероятно, я сдвинула брови. В следующий раз послежу за собой еще более внимательно. Сдавай снова.
Руэл не притронулся к колоде.
— Попозже. Тебе нужно немного вздремнуть.
— Я не устала. Сдавай.
— Позже, — повторил он. — Как только ты отдохнешь.
— Я хорошо отдохнула за эти дни, — запротестовала она. — А завтра я собираюсь начать работать.
— Потерпи еще немного.
— Нет. Завтра, — повторила она решительно. — И я не собираюсь отдыхать…
Джейн замолчала, услышав стук в дверь. Кроме Тамара, приносившего им еду, никто не приходил в этот домик. Но Тамар уже был.
Руэл распахнул дверь. На пороге стояла Дилам.
Сердце Джейн дрогнуло. Она вскочила на ноги.
— Что случилось? С Ли Сунгом все в порядке?
— С ним все хорошо, — сказала Дилам. — Это слон.
— Сколько он успел разрушить? — нетерпеливо повторила Джейн.
— Все шло хорошо. Мы восстановили все, что было испорчено, и продвинулись вперед на одну милю за Слоновью тропу. И Данор все это время не появлялся.
— Сколько он разрушил?
— Мы думали, что он оставил нас в покое. Но прошлой ночью… — Дилам недоуменно развела руками. — Разрушено три мили колеи. Ли Сунг в ярости.
— Еще бы, — мрачно кивнула Джейн.
— Он не стал меня слушать и отправился по его следам.
Вот этого она и боялась.
— Один?
— Один, — сказала Дилам. — Я отправила его на прииск, чтобы он нашел себе проводника. Хотя заранее знала, что ни один циннидарец не согласится пойти с ним.
— Тогда зачем ты послала его туда?
— Чтобы успеть добраться до тебя и сказать о том, что он задумал. — Дилам беспомощно сдвинула брови. — Не думаю, что Данор причинит ему вред, но… ты пойдешь за ним?
— Конечно. Сколько у меня времени?
— Он ненамного сможет опередить тебя, если ты выедешь сразу же.
— А как он собирается найти его? — спросил Руэл.
Дилам удивленно посмотрела на него.
— Выследить слона совсем нетрудно. Он не может незаметно пройти сквозь джунгли.
Джейн мысленно согласилась с ней, вспомнив поломанные ветви, поваленные деревья и растоптанные кустарники, которые остались там, где прошел Данор.
— Иди, седлай мою лошадь, Дилам. Я подойду к конюшне через пятнадцать минут. — Джейн пошла к шкафу, где лежала ее рабочая одежда. — Не беспокойся. Мы войдем в график, — сказала она, обращаясь к Руэлу. — Дилам будет руководить рабочими, она уже знает, что от них требуется. А мы с Ли Сунгом пойдем искать слона. Больше он не сможет портить то, что мы делаем.
— Если тебя не уложит новый приступ, — раздраженно проговорил Руэл. — Я тоже сейчас пойду на конюшню.
— Ты поедешь на прииск?
— Нет. Я собираюсь охотиться на слона. — Дверь за ним захлопнулась.


— Я устрою место для ночлега. — Руэл снял Джейн с лошади. — Посиди, пока я буду заниматься делами.
— Но я могу помочь тебе.
— Ты бледна, как простыня. И две последние мили едва держалась в седле, — ответил он еще более раздраженным тоном.
Джейн слишком устала, чтобы спорить с ним. Она была угрюма и не могла прийти в себя с того момента, как они выехали из дворца. Присев на ствол, что лежал на просеке, она смотрела, как Руэл расседлывает лошадей и собирает дрова для костра.
Ни он, ни она не проронили ни слова, пока не закончился ужин. Руэл бросил остатки еды в огонь.
— Ты почти ничего не съела, — сказал он отрывисто. — Так ты не скоро наберешься сил.
— Мне хватит этого, — ответила Джейн и добавила: — Я надеялась, что мы сегодня догоним его.
— Я тоже надеялся. Мы идем быстрым шагом. Он где-то близко. Утром мы обязательно найдем его. — Руэл развернул одеяла и расстелил их возле костра.
— Тебе не следовало ехать за мной. Я уже пришла в себя.
— Я делаю это не ради тебя, — резко сказал он. — Я хочу, чтобы эта линия была закончена до того, как здесь появится Абдар.
— Мы закончим ее.
— И первый груз, который привезут в порт, будет твой труп.
— И ты будешь свободен от своих обязательств, — ответила Джейн.
Руэл повернулся и схватил Джейн за плечи. Глаза его сверкали при свете костра:
— Ты можешь понять, что я не хочу быть свободным? Я хочу, чтобы ты была жива. И я хочу, чтобы ты… Боже! Я хочу, чтобы ты была со мной всю оставшуюся жизнь.
Джейн смотрела на него, не в силах отвести глаз.
— Не смотри на меня так. Неужели ты думаешь, что это решение мне так легко далось? Но я ничего не могу поделать с собой.
— Подожди немного. И это пройдет, — посоветовала Джейн.
— Это не проходит уже три года. Еще в Казанпуре я понимал, что мне не избавиться от наваждения. Теперь мы прошли полный круг. — Он еще сильнее сжал ее плечи. — Иной раз я могу быть… нежным.
— Ты хочешь сказать, что тебе стало жаль меня? — спросила она, чуть-чуть отодвигаясь.
— Я боюсь потерять тебя, Джейн.
Она почувствовала, как страх захлестывает ее. До его объяснения все казалось таким простым и ясным. А теперь ее охватили нерешительность и неуверенность. Она не должна позволять ему сеять в ее душе сомнение.
— Потерять меня? Но я никогда не была твоей. Ты никогда не хотел, чтобы я была с тобой. И я не настолько глупа, чтобы поверить в то, что ты говоришь, после случившегося между нами.
— Мы пережили с тобой близость. Мы настолько близки, что являемся половинками единого целого. Даже разделенные расстоянием и временем, мы никогда не расставались друг с другом.
Его слова обволакивали Джейн, заставляли забыть об опасности.
— Нет, — с трудом прошептала она.
— Да. — Его палец с нежностью прикоснулся к щеке Джейн. — Мы никогда не расстанемся. И всегда будем принадлежать друг другу.
— Но Йен…
Он замер.
— Простить? Забыть? — печально улыбнулась Джейн. — Ты не сможешь сделать это, Руэл.
— У меня нет выбора, — признался он.
— Но у меня есть выбор. — Она отвернулась от него и легла на сложенные для нее одеяла. — Я не разрешу себе снова страдать из-за тебя. С первого же дня нашей встречи ты пытался заставить меня испытывать самые разные чувства, в зависимости от того, что тебе было нужно. С этим покончено. Я начну жить свободной жизнью. Так, как мне хочется самой. И тебе не будет места в этой жизни! — Она с усилием подняла голову и взглянула ему в глаза. — И я не верю, что ты ждал от меня иного ответа, чем этот..
Уголки губ Руэла приподнялись.
— Придется тебе переменить свое представление и обо мне, и о себе. Я понимаю, это будет непросто после того, что произошло между нами. Но я сделаю все, чтобы мы миновали эти преграды.
Джейн видела, как решительно настроен Руэл. А уж если он что-то задумал, никакая сила не заставит его свернуть в сторону. Господи, неужели он никогда не оставит ее в покое?
Джейн легла у костра спиной к Руэлу, стараясь отгородиться и от него самого, и от того, что она услышала.
— Можно лечь вместе, — мягко проговорил он. — Так было бы теплее. За эти дни мы успели привыкнуть друг к другу.
Справедливость того, что сказал Руэл, заставила ее испугаться еще больше. Их тела и в самом деле привыкли друг к другу. Привыкли к запахам, к очертаниям, к ритму проявления чувств. Они переживали бурные страсти. Но бывали и моменты тихой нежности и дружеских разговоров. Он больше не пугал ее своей таинственностью, загадочностью. Он был противником, с которым она сражалась, которому проигрывала… и над которым одерживала победы.
— Не думай, что я буду требовать чего-то большего. Я же знаю, что ты только пришла в себя. Мне просто нужно прикоснуться к тебе… — Он запнулся. — И это будет началом наших новых отношений.
Именно этого и не могла допустить Джейн.
— Нет, — отрезала она, ощущая на себе его взгляд. И с большим облегчением подумала, что смогла ответить ему отказом. Значит, она и в самом деле способна быть независимой. Главное только, чтобы он больше ничего не говорил. И не прикасался к ней.
Она услышала, как Руэл прошел к себе, к тому месту, где лежала другая стопка одеял. На некоторое время установилась тишина. А потом он тихо проговорил:
— Подумай о том, что я сказал, Джейн. Если ты будешь честна перед самой собой, ты поймешь, что я прав.
Ее глаза обожгли невыплаканные слезы. Руэл говорил о страсти. О том, что они необходимы друг другу. Но только не о любви. Джейн сердито оборвала себя: ей не нужна его любовь. Руэл не способен полюбить ее, так же, как она не в состоянии полюбить его. Вот пройдет слабость, которая наваливалась на нее после приступа, и станет легче. Она уже не будет чувствовать себя такой покинутой и одинокой. Она сумеет преодолеть желание быть с ним рядом. Главное — не подпускать его слишком близко. Руэл ошибается. Она сумеет прожить без него.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жажда золота - Джоансен Айрис

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819202122

Ваши комментарии
к роману Жажда золота - Джоансен Айрис



Конца нету
Жажда золота - Джоансен АйрисЛале
22.02.2013, 14.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100