Читать онлайн Жажда золота, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жажда золота - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.5 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жажда золота - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жажда золота - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Жажда золота

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

13

Спрыгнув с мула, Руэл принялся развязывать лямки рюкзака.
— До захода солнца еще не меньше часа. Пока вы с Ли Сунгом осмотритесь, я разобью лагерь и приготовлю еду.
— Кажется, здесь не многое увидишь. — Джейн обвела взглядом прогалину. Все пространство на добрых полмили было лишено какой бы то ни было растительности, если не считать нескольких гниющих деревьев, что валялись на земле. — А почему это место называется Слоновьей тропой?
— Дилам объясняет это так: слоны большую часть времени проводят в восточной оконечности острова. Но время от времени несколько слонов или все стадо совершают переход на запад. И всегда они идут только по этой тропе.
— Тогда почему ты наметил дорогу именно в этом месте?
— Этим я сэкономил примерно полмили на расчистку леса, — пожал плечами Руэл. — И я ни разу за все время, что водил караваны с гор, не видел слонов ни здесь, ни где-нибудь поблизости. А если когда-нибудь и столкнусь с ними, то посторонюсь и пропущу их вперед.
Джейн нахмурилась.
— Я не стану прокладывать колею там, где есть опасность столкнуться со слонами или возможность того, что они повредят колею. Придется обойти этот участок стороной.
Руэл улыбнулся.
— На это уйдет лишнее время.
Джейн подумала, что Руэл заранее догадывался о том, что она не захочет прокладывать колею здесь.
— Я постараюсь сэкономить время где-нибудь в другом месте.
— Почему?
Джейн и Руэл одновременно повернулись к Ли Сунгу.
— Почему они совершают переход по этой тропе? Ты сказал, что иной раз они отправляются в путь с одного конца острова на другой… Что их толкает?
— Не знаю. Как я понял, циннидарцы стараются не причинять слонам беспокойства, и слоны не трогают их.
— Если они заметили, что слоны перемещаются на другую часть острова, неужели они не поинтересовались, почему это происходит? — Ли Сунг медленно, морщась от боли, сполз с мула и принялся расседлывать его. — Как приятно сойти с этого создания на землю. Мне казалось, что нет ничего мучительнее езды на лошади, пока я не оказался верхом на этом монстре.
— Мулы более уверенно чувствуют себя на узких горных тропах, именно поэтому я остановил свой выбор на них.
— Когда начнутся работы, тропу все равно придется расширять, — заметила мимоходом Джейн.
Ли Сунг озабоченно хмурился.
— И все-таки мне не дают покоя эти слоны. — Он с трудом двинулся вперед по прогалине. — Пойду взгляну, нельзя ли выбрать другой маршрут.
Руэл посмотрел ему вслед.
— Ли Сунг — деловой человек. Не то, что твой Патрик. — Он насмешливо посмотрел на Джейн. — Меня удивляет, что ты не прихватила и его сюда.
— Он стал бы мешать нам.
— Он давно начал мешать вам. Но ты терпеливо сносила все его выходки.
Джейн расседлала своего мула и бросила седло на землю.
— А что же мне оставалось делать? Когда ты постоянно заботишься о ком-нибудь, ты же не можешь бросить его на произвол судьбы ни с того, ни с сего. — И, не желая продолжать этот разговор, торопливо бросила:
— Пойду догоню Ли Сунга.
— А почему ты не попросила его подождать тебя?
— Человеку иногда нужно побыть одному. Поездка далась ему нелегко. А он не любит, когда кто-нибудь замечает, как ему больно.
— И ты не исключение?
— Я на его месте чувствовала бы то же самое. — Джейн коротко взглянула на Руэла. — И ты тоже.
Быстрыми шагами она двинулась в ту сторону, куда ушел Ли Сунг.


Когда они вернулись в лагерь, уже сгустились сумерки. Их встретил аромат жареного мяса и свет пылающего костра. Руэл сидел у огня, поворачивая вертелы. Услышав их шаги, он поднял голову:
— Ну как? Нашли что-нибудь подходящее?
— Да. Есть один вариант. Но стемнело раньше, чем мы смогли все как следует разглядеть. — Ли Сунг вытер лицо и руки мягкой тканью.
— Это не суть важно, — заметила Джейн. — Потом у нас будет достаточно времени.
Руэл разложил в легкие бамбуковые походные тарелки бобы, галеты и куски жареного мяса.
— Думаешь, обойдешься без задержек? — спросил Руэл.
Они встретились глазами.
— Думаю, да.
Он улыбнулся.
— Иной раз случается что-то непредвиденное…
— Что это? — Ли Сунг поднял голову и насторожился.
Джейн тоже услышала отдаленный странный звук.
— Это трубят слоны, — объяснил Руэл.
— Я всегда думала, что они трубят более яростно, — сказала Джейн. — А оказалось, что в их зове… печаль и потерянность.
Ли Сунг строго посмотрел на нее:
— В нем нет ни печали, ни потерянности. И тебе не придется спасать их.
Руэл улыбнулся.
— Тем более что они находятся достаточно далеко от нас.
— На мой взгляд — слишком близко, — сухо сказал Ли Сунг. — Я бы предпочел, чтобы они были на таком расстоянии, откуда я не мог бы слышать и уж тем более видеть.
— Ли Сунг не питает любви к слонам, — сказала Джейн, обращаясь к Руэлу.
— По доброте своей она пытается скрыть мои истинные чувства. «Не питает любви» — слишком мягкое выражение. Я боюсь их. — Ли Сунг помолчал. — И завидую им.
— Завидуешь? — удивился Руэл. — Чему?
— Их силе. Это самые могучие создания на земле. А слабые всегда завидуют чужой мощи. — Он взглянул на Руэла. — Я и тебе завидую, Руэл. Тому, что ты наделен такой внутренней силой, которая дала тебе возможность добиться власти.
— Власть легко утратить, если не бороться за то, чтобы ее сохранить.
— И все же ты вкусил ее. Ты знаешь, каково это — обладать ею. То, чего мне никогда не доведется пережить.
— Доведется, — нахмурилась Джейн. — Вот увидишь, Ли Сунг. Наступит день, когда у нас будет собственная железнодорожная компания. Тебя станут уважать…
— Этого положения я добьюсь благодаря тебе, а не собственными силами. — Он отодвинулся от костра. — Сейчас я отправляюсь спать. А почетную обязанность вымыть посуду предоставляю тебе, Руэл.
Руэл покачал головой.
— Вот и вся моя хваленая власть!
— Тот, кто наделен властью, обязан заботиться обо всех находящихся в его подчинении. — Ли Сунг лег на приготовленные Руэлом одеяла и повернулся к ним спиной.
Джейн встретила взгляд Руэла. В его глазах играло пламя. Пока Ли Сунг сидел вместе с ними у костра, ей было намного легче. Как только они остались один на один, напряжение снова стало сгущаться. У нее было такое впечатление, будто между ними вспыхивают искры.
Отложив галеты, Джейн проговорила:
— Я согласна с Ли Сунгом, надо получше выспаться.
Устроившись неподалеку от своего товарища, она легла и закрыла глаза.
Ей было слышно, как Руэл хмыкнул и выругался про себя. Она отметила, что он не стал тратить время на споры. Наверное, берег силы для более серьезных схваток.
Через некоторое время она услышала, как Руэл прошел к стопке своих одеял и устроился по другую сторону костра. Наступила тишина, которую нарушал лишь шелест листьев, потрескивание горящих поленьев… и отдаленный трубный рев слонов. И этот звук по-прежнему оставлял впечатление печали и одиночества.
Еще один слон протрубил где-то в темноте.
Джейн надеялась, что Ли Сунг уже успел заснуть. Но ошиблась.
Он пробормотал про себя, почти неслышно:
— Власть…


Лагерь золотодобытчиков представлял собой палаточный город, и это воскресило в памяти Джейн картины прошлого, от которого ей хотелось избавиться навсегда. При воспоминании о тех местах, где она провела все свое детство, Джейн невольно стиснула поводья.
— Что случилось? — Руэл внимательно посмотрел на нее, угадав перемену в настроении. — Это, конечно, не дворец, но здесь по-своему уютно.
Джейн с трудом выдавила из себя улыбку.
— Все в порядке. Просто я вспомнила…
— Но между ними нет ничего общего, — сказал Ли Сунг, угадавший, о чем она подумала. — Посмотри, как здесь чисто и какой повсюду порядок.
Джейн почувствовала, как напряжение медленно оставляет ее. Как хорошо иметь рядом друга, который понимает тебя с полуслова и которому можно довериться во всем.
— Да, он совсем не похож на те городки, — согласилась она. И голос ее прозвучал почти спокойно.
— На какие городки? — не понял Роэул.
— Мы с Ли Сунгом в детстве навидались таких палаточных городков, — ответила она и быстро добавила, предупреждая его вопрос: — Но ни один не выглядел таким благоустроенным и чистым. Это твоя заслуга…
Он покачал головой.
— Островитяне невероятные чистюли и большие привереды. Первое, что они потребовали, когда я оговаривал условия работы, чтобы здесь была выстроена баня, палатка для белима и чтобы время, которое они будут затрачивать на уборку жилищ и всей территории, я оплачивал, как и все остальные работы.
— Потребовали?
— А ты что, считаешь их моими безропотными рабами?
— Когда ты обсуждал со мной условия договора, то я не заметила в тебе особой уступчивости.
— С циннидарцами нельзя по-другому. — Он усмехнулся. — Они соглашались работать на моем прииске только в том случае, если я выполню все их условия. Если бы я не согласился, они бы остались в своих поселках, независимо от того, сколько бы денег я им ни предлагал.
Но он не держал на них зла. Напротив, в его словах слышалась гордость. Джейн заметила, с какой любовью и с каким чувством собственника он говорил о циннидарцах. Точно так же, как и в тот момент, когда он смотрел на гору.
— Неужто деньги не имеют для них никакого значения?
— Циннидарцы не считают их единственным залогом счастливой жизни, как они выразились.
— А что им представляется значимым? — спросил Ли Сунг.
— Дети, хорошее настроение, время для разговоров, занятий и, конечно, белим.
— Белим?
— Это слово обозначает игры вообще. Циннидарцы большие любители игр. Одни игры похожи на шахматы, другие — на нарды, третьи представляют собой нечто вроде игры в кости и одновременно гадание. Есть и своеобразные карты. Циннидарцы считают, что игры помогают человеку совершенствовать свой ум и характер. Одним словом, игры — их любимое времяпрепровождение.
— А мы собираемся заставить их работать? — холодно уточнила Джейн.
— Они не лентяи. Я не сразу раскусил их. И первое время мне непросто было найти с ними общий язык. Но когда я получше узнал их, то превратил работу в игру, устроил соревнования, делил их на команды и вручал команде победителей всякого рода призы. И каждый раз разные и неожиданные. Когда ими движет интерес, а не алчность, они горы могут свернуть.
— И что это за призы?
— Ты будешь смеяться, но это тоже решаю не я. Каждую неделю собирается совет и определяет, какими будут призы, в зависимости от того, что требуется тому или иному племени.
— И ты — глава совета?
Руэл покачал головой:
— В циннидарском совете не позволяется присутствовать посторонним. За три года я ни разу не удостоился чести быть приглашенным на этот совет. — Он улыбнулся. — Правда, со слов Дилам я понял, что через год или два мне, может быть, позволят это.
— Дилам состоит в совете?
— Дилам — глава совета. Это в высшей степени неординарная личность. — Он бросил взгляд на заходящее солнце. — Я проведу вас в палатку для белима. Там собираются по вечерам все обитатели лагеря. Там мы и отыщем нашего переводчика.


Смех и возбужденные крики доносились из-под огромного тента, расположенного посередине лагеря, в сотне ярдов от них.
Когда они вошли, шум немного поутих. Под тентом лежали расстеленные цветные коврики, устилавшие земляной пол почти сплошным ковром. То там, то здесь стояли замысловато изогнутые филигранной работы светильники, которые освещали возбужденные лица циннидарцев, разбившихся на несколько групп. И мужчины, и женщины заплетали свои темно-каштановые густые волосы в толстую косу, похожую на ту, что носил Ли Сунг.
Их появление не привлекло особенного внимания. Несколько мужчин приветствовали Руэла, но скорее дружески, чем почтительно. Он ответил им так же, продолжая оглядываться вокруг:
— Кости!.. Я так и думал. Дилам предпочитает кости всем другим играм. — Он начал проталкиваться к сидящим кружком мужчинам и женщинам в самой дальней части площадки.
— Дилам! Можно с тобой поговорить? — позвал Руэл.
— Сейчас, самир Руэл.
Джейн, услышав женский голос, застыла в немом изумлении. Она никак не ожидала такого поворота.
Молодая темноволосая женщина перевела свой взгляд на Джейн.
— А! И ты уже здесь. Хорошо.
— Думаю, ты довольна, — проговорил негромко Руэл. — Теперь ты не единственная женщина, способная возглавить работу на строительстве дороги.
Дилам бросила кости. Среди игроков раздались насмешливые возгласы. Дилам усмехнулась и ответила что-то на своем языке, прежде чем обратилась к Руэлу.
— Я почти всегда выигрываю. Их сердит, что я такая везучая А я им ответила, что боги помогают тем, кого они сначала одарили умом. Сейчас я удвоила ставку и, когда закончу, выйду к вам. Подождите меня снаружи, если хотите поговорить. Здесь слишком шумно.
Руэл кивнул, и они втроем вышли из палатки.
— Не может быть, чтобы женщина… — заговорил Ли Сунг.
— Медфорд попросил совет циннидарцев выделить кого-нибудь из местных жителей для наблюдения за рабочими. Они выбрали Дилам. Отказаться от нее значило оскорбить наиболее уважаемых жителей Циннидара.
— Она очень хорошо говорит по-английски.
— Я же говорил, что Дилам — в высшей степени неординарная личность.
Вскоре и сама Дилам вышла к ним. Среднего роста, с чуть широковатыми плечами, но сильным, гибким телом, она двигалась легко и непринужденно. На ней была темно-зеленая блуза, просторные черные штаны и кожаные сандалии.
— Ты Джейн Барнаби? — Она приветливо протянула руку. — А меня зовут Дилам Канкула. Ты можешь называть меня просто Дилам.
— Благодарю. — В густой тени деревьев Джейн могла различить только сверкающие живым блеском темные глаза и ослепительную улыбку. Женщине было около тридцати. Ум и мягкий юмор, светившиеся в ее глазах, делали ее красивое лицо еще более привлекательным.
— Руэл не предупредил меня, что я буду работать с женщиной, — призналась Джейн.
— Но ты довольна? Мы сможем лучше понять друг друга. Мне не придется доказывать, на что я способна, как это приходилось делать с самиром Медфордом.
— А в группе рабочих есть еще женщины?
— Да. Но их немного. Там, где нужна сила, сподручнее работать мужчинам. Женщины нужнее там, где требуется терпение и рассудительность.
— Что-то я не понял… — вступил в разговор Ли Сунг.
Дилам перевела взгляд на него.
— Ли Сунг? Я не заметила тебя.
— Похоже, что ты не считаешь нужным замечать мужчин, поскольку их удел — грубая физическая работа. На большее они, судя по твоим словам, не годятся.
— Я не хотела никого обидеть, — проговорила Дилам, глядя в лицо Ли Сунгу. — Разве то, что я сказала, — неверно?
— Но я бы не стал утверждать…
— На острове царит матриархат, — перебил его Руэл, — неужели я забыл упомянуть об этом в разговоре с вами?
Джейн с раздражением отметила, что он прекрасно обо всем помнил. И не предупредил их ни о чем. Глаза Руэла сверкали озорным блеском, когда Руэл переводил взгляд с Дилам на ощетинившегося Ли Сунга.
— Я уверена, что мы с тобой поладим, — миролюбивым тоном продолжала Дилам.
— Если ты не собираешься обращаться со мной, как с вьючным животным, — едко ответил Ли Сунг.
— И не собиралась. — Дилам посерьезнела. — Ты не совсем правильно понял мои слова. На самом деле мужчины замечательные создания.
— Создания?! — еще больше возмутился Ли Сунг. — Как мулы или слоны?
— Нельзя ставить в один ряд мулов и слонов. Слоны намного умнее.
— А какое место в этом ряду ты отводишь мужчинам?
— Далеко не последнее, — усмехнулась вдруг Дилам. — Такое впечатление, что ты нарочно хочешь поссориться со мной? Я не ошиблась?
— Нет, не ошиблась. Объясни, какими достоинствами, на твой взгляд, обладают эти «замечательные создания»?
— Мужчины — хорошие охотники и воины. Еще они неплохие ремесленники.
— Но на то, чтобы управлять, у них не хватает мозгов?
Дилам покачала головой.
— Скорее терпения У мужчин слишком горячий, слишком вспыльчивый нрав. До того, как женщины начали править в совете, на острове постоянно вспыхивали войны между племенами.
— А сейчас воцарились мир и благодать?
— Не во всем, — бодро улыбнулась Дилам. — Но все же прежде, чем ребенок появится на свет, проходит девять месяцев, и мы, решая тот или иной вопрос, подходим к нему более взвешенно. Особенно в том, что касается нашей будущей жизни и жизни наших детей.
— А разве мужчины не любят своих детей, не думают об их будущем? — упорствовал Ли Сунг.
— Тогда почему мужчины постоянно воюют? — Дилам подняла руку, желая прекратить бессмысленный спор. — Надеюсь, мы остановимся на этом? Продолжим наш разговор позже.
Джейн видела, что слова Дилам с каждой минутой усиливают раздражение Ли Сунга, и тоже поспешила вмешаться:
— Не покажешь ли ты, где находится моя палатка? Мы могли бы сесть там и обсудить.
Дилам покачала головой:
— Самир Руэл покажет, а я, — она улыбнулась и повернулась к Ли Сунгу, — провожу его.
— В этом нет необходимости, — холодно возразил Ли Сунг.
— А мне это было бы приятно, — непринужденно отозвалась Дилам, не обращая внимания на его раздраженный тон. — Ты рассердился на меня, и мне хочется, чтобы у тебя исправилось настроение. Нам нужен неслинг до ужина.
Джейн услышала, что Руэл не то фыркнул, не то глотнул воздух.
— Неслинг? — Ли Сунг, нахмурившись, вопросительно посмотрел на Руэла.
— Переспать вместе, — пробормотал Руэл, — если искать более или менее подходящее выражение.
— В этом мужчины тоже незаменимы, — сказала Дилам, лучезарно улыбнувшись.
— Я смотрю, ты ценишь плотские удовольствия, — Ли Сунг оскорбленно взглянул на Дилам. — Но я не собираюсь заниматься этим… как его… неслингом.
— О! — разочарованно вздохнула Дилам. — Я не понравилась тебе?
— Нет, не понравилась, — сердито ответил Ли Сунг.
— А ты мне очень понравился. Я нахожу тебя… — Она помрачнела, увидев выражение его лица. — Хорошо. Может быть, со временем я все же понравлюсь тебе.
— Сомневаюсь.
— Я очень хорошо занимаюсь неслингом, — задумчиво глядя на него, проговорила Дилам.
Ли Сунг круто повернулся к Руэлу.
— Где моя палатка?
— Сейчас я провожу тебя. — Руэл изо всех сил пытался сдержать улыбку, когда он обратился к Дилам: — Боюсь, тебе придется ограничиться беседой с Джейн. Приведи ее через час в кандмар.
Дилам посмотрела им вслед.
— Не очень хорошее начало, — заговорила она и вдруг замолчала. — Он что? Хромает?
— Да, — кивнула Джейн. — Но это не мешает ему в работе. Вот увидишь, он справляется со своими обязанностями лучше, чем кто-либо другой.
— Наверное. — Дилам покачала головой. — Но хромота многое объясняет. Я думала, что у меня будет более простая задача.
— Что ты имеешь в виду?
Дилам ничего не ответила, следя за удалявшимися фигурами.
— А что такое кандмар? — настороженно спросила Джейн.
— Что? — Взгляд Дилам вернулся к Джейн. — Кандмар — это место, где мы собираемся вместе возле костра в центре лагеря, чтобы поесть. — Пойдем, я покажу твою палатку. А потом вернемся в белим и сыграем в кости. До ужина еще есть время.
Джейн покачала головой.
— Мне надо поработать с картой и определить, какие сложности нам предстоят…
— Мы сыграем в кости, — непреклонно проговорила Дилам. — Игра помогает, когда ты устал или пал духом. Голова будет работать лучше, когда душа спокойна. — Она изучающе посмотрела на Джейн. — Тебе надо научиться наслаждаться жизнью. Ты слишком серьезна.
— Нам нужно успеть выстроить дорогу за шесть месяцев. Это трудная работа.
— Ли Сунг тоже слишком серьезен, — задумчиво произнесла Дилам и вдруг спросила: — У тебя с ним был неслинг?
— У меня? — фыркнула Джейн. — Мы с ним друзья.
— У друзей тоже бывает неслинг. Иногда это делает дружбу еще более крепкой.
Джейн поняла, что обычаи и культура циннидарцев намного терпимее относятся к тому, что представляется совершенно невозможным среди ее соотечественников.
— Мы как брат и сестра, — уточнила Джейн.
— Это очень хорошо. Тогда и мы с тобой станем друзьями. А с самиром Руэлом у тебя был неслинг?
Улыбка увяла на губах Джейн.
— Нет. — Она вдруг почувствовала, как напряглось ее тело. — А у тебя?
Дилам отрицательно покачала головой и с любопытством посмотрела на нее.
— А почему это так важно для тебя?
— Меня это нисколько не трогает, — быстро ответила Джейн. — Просто интересно.
— Лжешь, — коротко возразила Дилам.
Она была права. Джейн резанула острая боль при мысли, что Дилам и Руэл были вместе. Это поразило и напугало Джейн. И она снова попыталась перевести тему разговора:
— Руэл сказал, что твой народ не поладил с махараджей Савизаром?
— Он пытался превратить нас в рабов. У нас не было оружия, чтобы воевать с ними. И мы вынуждены были отступить в глубь острова, спрятаться в джунглях. — Дилам сжала губы. — Это не должно больше повториться. Вот одна из причин, почему наш совет решил помогать самиру Руэлу.
— Чем один хозяин лучше другого?
— Первое время он действительно вел себя как хозяин. Но это было только в самом начале.
— А теперь?
— Самир Руэл справедлив. Он сам работает столько же, сколько и другие. И он умеет смеяться над своими ошибками.
— Но вы все еще не допускаете его к решению важных вопросов на совете?
— Всему свое время. Он стал циннидарцем. Но ему еще многому надо научиться, прежде чем его пригласят на совет.
Мысль о том, что кто-то может приручить Руэла, вызвала у Джейн улыбку.
— Хотелось бы посмотреть, как это у вас получится.
— Посмотришь. — Дилам остановилась возле небольшой палатки. — Вот твое место. Моя палатка через две от этой. Если хочешь, можешь переодеться. Я приду за тобой. Мне еще кое-что надо сделать.
Джейн продолжала улыбаться, глядя вслед удаляющейся пружинистым шагом Дилам.
Ей понравилась эта необычная женщина. Ее прямота, может быть, доставляла некоторые неудобства, но ее чувство юмора и энергия действовали ободряюще.
Вспомнив возмущенное выражение лица Ли Сунга перед тем, как они с Руэлом ушли, Джейн тихонько засмеялась. Да, присутствие Дилам, несомненно, скрасит трудную работу, сделает ее живей и не такой утомительно однообразной, как это было в Казанпуре.


Ли Сунг сидел на земле и быстро поглощал кусок жареного кролика, когда Руэл после полуторачасового отсутствия прибыл в лагерь.
— А где Джейн? — спросил Руэл.
— Не знаю. Я еще так и не видел ее.
Поскольку Дилам тоже не было, Руэл догадался, где их можно найти.
Шум под тентом все еще не утихал. И Руэл по-прежнему с трудом смог протолкаться сквозь толпу играющих. Ему почти сразу же удалось найти Дилам. На этот раз она играла в парзак — циннидарская карточная игра. Но Джейн рядом с ней не было.
— Я так и думал, что ты здесь, — сказал Руэл, оглядываясь вокруг. — А где Джейн?
— Там. — Дилам кивком головы указала в ту сторону, где собрались игроки в кости. — Не мешай ей.
— Но вам давно пора было идти ужинать. Еда нужнее игры.
— Ты бы никогда так не сказал, если бы играл сам. — Дилам, закончив игру, выложила свои карты и поднялась. — Я пойду с тобой в кандмар. Пусть Джейн побудет здесь. У нее тяжело на душе. — Взяв Руэла за руку, Дилам повела его к выходу. — Мы пошлем за ней Ли Сунга.
— Сомневаюсь, что Ли Сунг позволит тебе посылать его с поручениями, пусть даже это касается Джейн.
— Знаю, — хмуро отозвалась Дилам. — Он скажет, что я пользуюсь случаем показать свою власть.
Смех… Руэл мог дать руку на отсечение, что он услышал смех Джейн. Громкий и непринужденный.
Он остановился и, несмотря на то, что Дилам тянула его в обратном направлении, продолжал смотреть в ту сторону, откуда послышался смех Джейн. За все время их знакомства ему никогда не доводилось слышать, чтобы Джейн смеялась. Ни в Казанпуре, ни в Гленкларене.
Джейн никогда не была радостной.
— Тебе придется самому об этом сказать, — заметила Дилам.
— Что?
Снова смех Джейн. Проклятье! До чего Руэлу хотелось, чтобы толпа вдруг рассеялась, исчезла и он смог увидеть ее лицо.
— Ли Сунгу, — нетерпеливо проговорила Дилам. — Тебе придется самому отправить Ли Сунга за Джейн.
Толпа игроков в кости, словно подчинившись его желанию, слегка расступилась, и он наконец увидел девушку.
Она сидела на коленях, держа кости в руке. И, откинув голову, смеялась. В эту минуту Джейн выглядела такой юной, такой радостной, полной жизни: на щеках горел легкий румянец, лицо светилось.
— Видишь? Я же сказала тебе, — тихо проговорила Дилам, — ей это необходимо.
И в душе Руэл согласился с ней. Как хорошо, если бы Джейн всегда была такой радостной и раскрепощенной.
Джейн подняла глаза и увидела, что он наблюдает за ней. И тотчас же, как цветок недотроги, вся поникла и сжалась. Смех оборвался, огонек в глазах погас.
Руэл почувствовал себя так, словно его обокрали.
— Пора ужинать, — сказал он резко, пытаясь подавить то чувство, которое вспыхнуло в его душе.
— Сейчас, — сдержанно отозвалась она.
Роул кивнул и двинулся следом за Дилам. В эти короткие секунды в душе вновь проснулась щемящая нежность — чувство, которое он считал давно похороненным. Только раз в жизни он испытывал нечто подобное — три года назад, в Казанпуре. Он считал, что то время прошло безвозвратно. И Джейн здесь вовсе не для того, чтобы наслаждаться жизнью и переживать ту непосредственную радость, которой она была лишена в детстве. Она уже далеко не ребенок, а человек, по вине которого жизнь его брата превратилась в ад.
— Ты не слушаешь меня, — заметила Дилам. — Почему ты не дал ей…
— Когда ты, наконец, поймешь: если я не слушаю, значит, я не желаю слышать?
— Я думала, ты… — Дилам остановилась, увидев выражение его лица. — Мне не стоит продолжать?
— Нет, не стоит, — решительно отрезал он.


Джейн не составляло никакого труда заметить, что настроение Ли Сунга нисколько не улучшилось. Во время ужина он либо молчал, либо односложно отвечал на вопросы, с которыми к нему обращались. Она решила, что будет лучше, если он даст выход накопившемуся в нем гневу.
— Какое впечатление на тебя произвела Дилам?
Одного этого слова оказалось достаточно, чтобы он вскипел.
— Отвратительная женщина, — сквозь зубы процедил он, глядя сквозь язычки пламени в ту сторону, где она сидела — Неужели нельзя взять в помощники кого-нибудь другого?
— Сомневаюсь. Островитяне могут оскорбиться. И кроме того, мне Дилам очень понравилась. — Джейн не без лукавства улыбнулась. — И ты ей, несомненно, тоже.
— Она относится ко мне, как к какому-то домашнему животному… Ты знаешь, что она таки пришла ко мне в палатку после того, как отвела тебя?
— Нет. — Вот что, оказывается, имела в виду Дилам, когда заявила, что у нее есть «кое-какие дела».
— Она пришла, чтобы сказать мне, что прощает мою слепоту, которая не позволяет увидеть, какие радости ждут нас. Но обещала проявить терпение.
Джейн опять с большим трудом удержала улыбку.
— Как благородно с ее стороны.
— Весьма. Относиться к мужчинам как к трутням, рабам пчелиной матки. Ничего лучше не придумаешь!
— Мне кажется, что ты не совсем правильно понимаешь ее слова. — Джейн проследила за его взглядом. Лицо Дилам озарила улыбка. Она жестикулировала, разговаривая с Руэлом. — Какое красивое у нее лицо! И сама она…
— Безобразна, как смертный грех, — сердито ответил он.
— Я не нахожу этого.
Джейн видела, что Ли Сунг раздосадован не на шутку и не собирается отступаться от своего, а она слишком устала, чтобы пытаться переубедить его. Она поднялась.
— Пойду спать. Мне еще надо поработать с картой, хочу посмотреть, как идет тропа. Завтра рано утром мы уже должны приступить к работе.
Ли Сунг хмуро кивнул.
Едва только Джейн отошла от костра, как услышала, что ее догоняет Руэл.
— Хорошо повеселилась сегодня вечером?
— Да, — односложно ответила она, испытывая привычную настороженность в его присутствии.
— Много смогла выиграть?
— Не знаю. Я еще не разбираюсь в циннидарских деньгах. Думаю, что немного.
— Тебе понравился здешний народ?
— А как иначе! Они добродушны, умны, жизнерадостны. Я никогда не видела, чтобы люди умели получать такое удовольствие от самых простых вещей. — Джейн посмотрела на него. — Они и тебе самому нравятся по той же самой причине. Дилам сказала, что ты становишься истинным циннидарцем.
— Да, — уверенно кивнул Руэл.
Джейн удивилась.
— Из-за золота?
Руэл покачал головой.
— Циннидар захватил меня с первой минуты моего пребывания здесь. Я занимался разработкой месторождения, руководил циннидарцами и думал, что гну спину только для того, чтобы стать богатым. Но однажды я приостановил работу, поднял голову, огляделся и понял, что оказался в западне.
— Западне?
— Йен назвал бы это «чувством дома». Мне нелегко подобрать слово, которое могло бы выразить внутреннее ощущение. Пусть останется это.
— Для чего ты все это мне рассказываешь?
— А почему бы и нет? — насмешливо спросил он. — Может, для того, чтобы мы попробовали заново узнать друг друга.
Джейн остановилась у входа в свою палатку.
— Не стоит.
— Как нелюбезно. А мне хочется. — Руэл встретился с ней глазами. — И я буду добиваться этого.
Руэл не сделал ни единого движения, чтобы прикоснуться к ней. Но сердце Джейн застучало, дыхание участилось, и она испугалась, осознав непроизвольность ответной реакции.
Он смотрел, как забилась жилка у нее на шее.
— Видишь? — спросил он мягко. — На самом деле тебе хочется того же.
Самое страшное, что Руэл был прав. Ее тело действительно хотело его. Боже праведный, как будто они и не разлучались!
Джейн резко повернулась, зашла в палатку и поспешно задернула полог.
— До завтра, — сказал Руэл.
— Завтра я приступлю к работе, — срывающимся голосом ответила она. — А ты будешь занят на прииске.
— Но я же должен буду убедиться, что все идет, как полагается. Не забывай: ты строишь железную дорогу именно для меня.


В течение месяца Руэл приезжал на строительство чуть ли не каждый день. Иной раз он задерживался минут на пять-десять. Другой раз — на час, а то и больше.
Он шутил с Ли Сунгом, Дилам, с рабочими. Или просто сидел на лошади, наблюдая, как Джейн занимается своими делами.
Она просыпалась утром с мыслью, что сегодня снова сможет увидеть его. Джейн страшилась этого и до боли остро ощущала его присутствие каждую секунду, пока он снова не уезжал. Это было похоже на те страшные дни в Казанпуре, пока она не приняла решение уступить ему. Нет, теперь было еще хуже. Она знала, что ждет ее, жаждала этого, как мотылек, устремившийся к пламени, и осознавала, насколько губительно ее влечение.
И с каждым днем она подлетала все ближе и ближе к опаляющему ее крылья огню.


Джейн стояла на коленях, измеряя ширину уже проложенной колеи, когда на нее упала тень. Ей не пришлось даже поднимать глаз, чтобы угадать, кто это.
— Почему ты все еще здесь? — спросил Руэл. — Рабочие давным-давно в лагере.
Джейн, все еще не поднимая глаз, продолжала вести контрольные измерения.
— Уверена, что ты не станешь возражать, если я задержусь для пользы дела еще ненадолго.
— Разумеется, нет. Просто я приехал узнать, не случилось ли чего непредвиденного.
— Мы немного выбились из графика, — сказала она и быстро добавила: — Завтра все наверстаем. Эти последние четверть мили по горной тропе оказались очень трудными. На рассвете бригады начнут вести дорогу по дну ущелья.
— Я знаю. Ли Сунг сказал мне.
— В таком случае он должен был объяснить, что ничего особенного не произошло.
— Но ты ведь рассказываешь Ли Сунгу не обо всем? Не так ли?
— Почему же? Я держу его в курсе всех дел.
— И ты рассказала ему о том, что произошло в вагоне махараджи?
Джейн почувствовала, как вспыхнуло ее лицо, но не стала отвечать на этот коварный вопрос.
— Вижу, что нет, — негромко сказал Руэл. — Он мог только подозревать, что между нами что-то было.
— Ему нет до этого никакого дела. — Джейн резко выпрямилась, прошла по колее на несколько ярдов вперед, опустилась на колени и снова принялась за измерение. — Это все, что ты хотел спросить? Ты же видишь, что я занята.
— Нет, не все. — Он снова прошел следом за ней и остановился рядом так, чтр его тень упала на нее. — Я хотел сказать тебе, что твоя нынешняя поза меня особенно возбуждает.
Она вскинула на него глаза. Руэл стоял, слегка расставив ноги. Черные голенища кожаных сапог обхватывали его икры, мускулистые бедра облегали черные штаны. Черная рубашка тоже подчеркивала стройную, сильную фигуру. Только освещенные солнечными лучами волосы Руэла и золотистая загорелая кожа смягчали зловещую красоту. Он выглядел как принц тьмы.
— Вот так даже лучше, — улыбнулся Руэл. — Теперь я отчетливо могу представить, как ты стоишь передо мной на коленях и, полуобернувшись, смотришь именно с таким выражением. Только волосы при этом должны быть распущены, чтобы я мог погрузить в них руки. — Он помолчал. — И оба мы должны быть нагими.
Картина, нарисованная им, была варварски чувственной. Захватчик и пленница. Рабыня и хозяин. Джейн внезапно почувствовала себя беспомощной, а следом за этим удушающим чувством на нее нахлынула волна эротического волнения, как если бы она и в самом деле захотела пережить все это на самом деле.
Но она тут же опомнилась. Прочь это безумие, иначе будет поздно.
Джейн выпрямилась, вызывающе вздернув подбородок, посмотрела ему в глаза и выдавила сквозь зубы:
— Убирайся к дьяволу! Дай мне заниматься своим делом, чтобы я могла успеть все сделать в срок.
Какое-то мгновение ей казалось, что он не послушается ее. Но Руэл улыбнулся.
— Слушаю и повинуюсь! — И по-прежнему негромким голосом добавил: — Но на один миг ты это почувствовала. Признайся, Джейн.
Она, сжав зубы, промолчала.
— Да. Ты почувствовала это. — Он смотрел на нее и улыбался. — В эти дни я не смогу навещать тебя так часто, как мне того хотелось бы. Есть дела, которые я уже не могу откладывать. Поэтому мне хотелось оставить в твоей душе достаточно сильные воспоминания. Они будут будоражить тебя в мое отсутствие.
Джейн не могла поверить своим ушам. Неужели он оставит ее в покое на несколько дней?
— Давно пора было бы заняться своими делами и предоставить мне возможность закончить мои.
— Но мысленно я буду с тобой, и ты будешь помнить обо мне постоянно.
Его самонадеянность настолько возмутила Джейн, что она вспылила:
— Подожди! — Ее голос дрожал от негодования.
Он повернулся и недоуменно посмотрел на нее.
— Почему ты считаешь, что тебе дано право вершить правосудие? Ты жил таким праведником, что можешь позволить себе карать тех, кто совершил ошибку?
— Нет. Я совершал столько грехов, сколько тебе и в страшном сне не приснится. — Выражение его лица стало более жестким. — Но я никогда не причинял зла ни в чем не повинным людям, не расплатившись за это. Все мы должны расплачиваться за свои проступки, Джейн. С детских лет я усвоил, что если хочу добиться справедливости, то должен рассчитывать только на самого себя. — Его голос вдруг сорвался. — Этот мир несправедлив. И надеяться на судьбу или на Господа Бога, которые сами накажут тебя, не стоит. Я не отпущу тебя до тех пор, пока ты не выпьешь свою чашу искупления до дна.
Джейн стояла и смотрела, как Руэл садится на своего коня. Только когда он скрылся за поворотом, она смогла вздохнуть, опуститься на колени и вновь приняться за измерения.
Не видя ничего перед собой, Джейн нащупала рельс: крепкий, стальной и теплый от солнечных лучей. И ей сразу стало спокойнее на душе. Такие рельсы нелегко сломать. И точно так же она не позволит никому согнуть или сломить ее волю.


Принц тьмы!
Джейн проснулась от глухих ударов сердца.
Это всего лишь сон, попыталась она успокоить себя.
Один и тот же сон, который заставлял ее просыпаться среди ночи с того самого дня, как Руэл последний раз пришел к ней. Тот же самый сон и та же самая постыдная явь при пробуждении: соски ее были твердыми и набухшими. Они болезненно отзывались на прикосновение одеяла. И еще эта ноющая боль в лоне.
Нет, на этот раз было иначе.
Вечером перед сном ей пришлось завернуться поплотнее в одеяло, потому что ночи на острове были довольно прохладными. А сейчас она задыхалась от жары.
Джейн торопливо встала, подошла к умывальнику и ополоснула лицо холодной водой. Кожа была сухой и горела при прикосновении.
Лихорадка? Она уже переболела малярией в Казанпуре, и симптомы были хорошо знакомы.
Мысль о болезни показалась ей счастливым избавлением. Этим мучительным видениям, которые терзали ее, нашлось объяснение.
Все дело было в ее недомогании. А вовсе не в Руэле.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жажда золота - Джоансен Айрис

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819202122

Ваши комментарии
к роману Жажда золота - Джоансен Айрис



Конца нету
Жажда золота - Джоансен АйрисЛале
22.02.2013, 14.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100