Читать онлайн Тупик, автора - Джоансен Айрис, Раздел - ГЛАВА 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тупик - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 0 (Голосов: 0)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тупик - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тупик - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Тупик

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 12

— Джейн, ты ошибаешься, — коротко сказал Джо. — Играешь ему на руку.
— Нет, я бы сыграла ему на руку, если бы спрятала или выбросила кольцо. — Джейн встретила его взгляд. — И ты сам это знаешь. Просто не хочешь, чтобы я воспользовалась этой возможностью. А возможность эта есть. Будь на моем месте кто-то другой, ты бы признал это. — Она вытянула руку. — Думаешь, мне хочется носить это кольцо? Да меня от него тошнит. Но так нужно. — Она бросила на кофейный столик конверт с фотографиями. — Тут достаточно копий, чтобы начать поиски продавца. Тревор сказал, что Альдо мог купить кольцо в Италии несколько лет назад.
— Посмотрим. — Куинн сжал губы. — Насколько нам известно, до сих пор он другим жертвам украшений не дарил. Если Альдо долго возил его с собой, это значит, что к тебе он относится по-особому.
Джейн надулась:
— Если во мне и есть что-то особенное, так это то, что я не жертва. И не стану ею.
— Мы на это надеемся, — ответила Ева.
— Будем оптимистами. — Джейн пошла к спальне. — Я хочу лечь. Если останусь здесь, вы начнете отговаривать меня, убеждать, что из этого ничего не выйдет, и мы поссоримся. Спокойной ночи, Джо.
— Твое бегство ничего не изменит… — Когда дверь спальни негромко, но решительно захлопнулась, Джо пробормотал ругательство. — Ева, отговори ее. Тебя она слушается.
— Уже пробовала, — покачала головой Ева. — Теперь она не слушается никого. Считает, что права, и стоит насмерть.
— Черт побери, она еще ребенок!
— Серьезно? Кажется, мы обсуждали эту тему несколько недель назад. Ты сам сказал, что она никогда не была ребенком. И я с тобой согласилась.
— Это было еще до появления Альдо. Теперь я думаю по-другому.
— Слишком поздно, — печально улыбнулась Ева. — У нас была возможность немного продлить ее детство, но теперь она исчезла. Джейн изменилась.
— Стала более упрямой.
Ева покачала головой:
— Она окончательно сформировалась. Я следила за тем, как это происходило. Джейн напоминает мои реконструкции. Я работаю, работаю и чувствую, что под моими пальцами что-то есть, но оно еще не готово выйти наружу. А потом внезапно все появляется.
Увидев хмурый взгляд Джо, она сделала еще одну попытку:
— То же самое происходит, когда в печи обжигаешь фарфор. Ставишь туда что-то мягкое и податливое. А вынимаешь твердое и закаленное. И таким оно останется навсегда. Это работа Альдо. — У нее сжались губы. — Чтоб ему гореть в аду.
— Я заберу их. — Джо посмотрел на фотографии. — Может быть, он не так уж близко и не увидит, как она хвастается этой вещью.
Ева подняла брови.
— Ладно, все это пустые мечты. — Он взял снимки. — Отправлю их по факсу в управление, а потом попробую выяснить, как на посылке мог появиться штамп почтового отделения в Кармеле.
— Она права, верно? Что бы мы ни говорили, а шанс есть.
Куинн кивнул и направился к факсу.
— Да, черт побери, она права.
Свет лампы заставлял бледно-зеленый везувианит искриться и блестеть, как лезвие ножа. «Альдо нравились ножи, — подумала она. — Не смотри на камень. Не думай о том, что он делал этими ножами».
Она выключила свет и спрятала руку под одеяло. Но это не помогло. Камень продолжал стоять у нее перед глазами, сверкать и дразнить.
«Тогда смирись с этим. Ты сама приняла решение, так что придется терпеть». Джейн вынула руку и положила ее на покрывало. Это кольцо держал в руках Альдо. Прикасался к нему, смотрел на сверкающий камень и думал, что она наделает в штаны со страху. Она представила себе, как этот ублюдок поглаживал кольцо и блаженно улыбался.
«Что ж, теперь оно мое. И будет лишь тем, чем я сама позволю ему. Пошел ты, Альдо…»
Она закрыла глаза и велела себе уснуть. Ей не приснятся ни Цира, ни Альдо. Она выкинет их из головы, отдохнет и вновь наберется сил и решимости.
«Нет, лучше не спи. Думай. Перебери в уме все, что ты знаешь об Альдо, и найди способ справиться с ним. Ты устала прятаться. Пусть он не думает, что может запугать тебя. Нужно изменить ситуацию. Сделать первый шаг. Извини, Ева…»
На следующее утро Бартлет приветствовал Джейн добродушной улыбкой:
— Доброе утро! Я слышал, что вчера вечером был маленький переполох из-за почты.
— Да, был. А где Тревор?
— Проверяет посты с Мэттом Сингером. Должен скоро вернуться. Но если у вас к нему дело, можете позвонить ему по сотовому.
Она покачала головой:
— Я должна поговорить с ним лично.
— Ясно… Что ж, если так, ждите. С удовольствием составлю вам компанию. — Бартлет посмотрел на ее руку и перестал улыбаться. — Тревор прав, вам и в самом деле не следует носить его.
— Тревор? Он и не пытался остановить меня.
— Я знаю. Он сказал, что решать вам. Это меня не удивило. Но я был разочарован.
— Почему?
— Тревор мне нравится. Но он нравился бы мне гораздо больше, если бы признался, что не такой бесчувственный, каким хочет казаться.
— Сомневаюсь, что ему приходится притворяться.
— Приходится. Просто он очень ловко это делает.
— Как тогда, когда притворялся инспектором Скотланд-Ярда, расследующим убийство вашей жены? Но вас ему одурачить не удалось.
Бартлет пожал плечами:
— Почти удалось. Но я окончательно убедился в том, что Тревор не из полиции, когда проследил его до «Клариджа». У полицейских нет денег на дорогие гостиницы.
— Зато они есть у контрабандистов и мошенников.
— Вот именно. После знакомства с Тревором я понял, что смогу отомстить за убийство Эллен только в том случае, если буду работать вместе с ним. Он одержим этим делом. А одержимость — вещь серьезная, — добавил Бартлет уверенно.
— Но не настолько важная, как честность. Сколько раз он лгал вам?
— Только однажды. Он по-своему честен.
Джейн с сомнением покачала головой:
— Я такой честности не понимаю. Есть либо честность, либо нечестность.
— Вы признаете только черное и белое? Боюсь, Тревор у нас полностью серый. Но это лучше, чем быть черным, правда? Человек с его способностями мог бы стать величайшим злодеем. Это для него самое большое искушение.
— Он говорил мне, что любит деньги.
Бартлет кивнул:
— Он говорит это всем.
— Вы ему не верите?
— Я верю, что они ему небезразличны. Он вырос в бедности и должен был сам пробиваться в жизни. Но такой умный человек, как Тревор, мог бы приобрести богатство более легким путем. От него не требовалось ходить по канату. Догадываюсь, что стремление к риску возникло у него в детстве, а с годами превратилось в стойкую привычку.
— Именно поэтому он гонится за Альдо? Не из-за денег, а из-за любви к погоне?
— Нет. Я думаю, это что-то личное. Он говорил вам, что Пьетро Татлиньо тоже был наемником и служил в Колумбии?
Джейн широко открыла глаза.
— Нет. Он только сказал, что Пьетро был ученым. Специалистом по античности.
— Причем замечательным, но он изрядно погулял перед тем, как бросил военную жизнь и вернулся к науке. Постепенно они с Тревором стали близкими друзьями, и именно Тревор привел его к Гвидо Манца.
— Хотите сказать, что он преследует Альдо из-за чувства вины?
— Тревор ни за что в этом не признался бы. Он говорит, что чувство вины непродуктивно. — Бартлет улыбнулся. — Скорее всего, он скажет, что гонится за Альдо, потому что тот обманул его.
— Он говорил, что Пьетро не заслуживал смерти.
— Возможно, в тот момент Тревор был готов признать правду. — Бартлет снова взглянул на ее кольцо. — Красивое, правда? Ужасно, когда красоту используют для того, чтобы вызвать страх.
— Красота может вызвать страх только у того, кто позволяет себе поддаваться страху. Это всего лишь кольцо.
— А она этого не позволит, — раздался за ее спиной голос Тревора. — Похоже, Куинн тоже не сумел убедить вас избавиться от этой штуковины.
— Не сумел. — Джейн повернулась к нему. Тревор выглядел бодрым и оживленным, и она снова ощутила едва сдерживаемую энергию, которую излучал этот человек. — Кольцо мое. И выбор тоже за мной.
— Это верно. — Тревор остановился перед ней. — Но поскольку я не такая высокоморальная личность, как Куинн, то могу попытаться использовать сложившиеся обстоятельства так, чтобы ваш выбор стал и моим.
— Джо — человек честный, однако он решил поступить так же. Вы с ним похожи больше, чем кажется на первый взгляд.
Тревор поморщился:
— Только не говорите этого Куинну. Он не обрадуется. Он прямой, как палка, а во мне нет ничего прямого. Я предпочитаю нехоженые тропы, а большинство этих троп извилисто, как хребет змеи.
Джейн вскинула голову:
— Извилисто? Именно поэтому я и хотела поговорить с вами.
— Я говорил Джейн, что она может позвонить тебе и позвать, — сказал Бартлет.
— В любое время. — Тревор посмотрел ей в глаза. — Где бы я ни был.
Джейн почувствовала себя… странно. У нее словно перехватило дыхание. Девушка быстро отвернулась.
— Все это одни слова. Вы не могли быть дальше, чем в миле отсюда.
Он улыбнулся.
— Но вы не позвонили. Потому что предпочли сплетничать обо мне с моим другом Бартлетом?
— Я тронут, — широко улыбнулся Бартлет. — Ты знаешь, что впервые назвал меня другом? Это вдохновляет.
Тревор сокрушенно покачал головой:
— Знаете, он не кривит душой. Разве такому милому и доброму человеку можно сопротивляться? — Он взял Джейн за руку. — Пойдемте. Мне нужно выйти из его тени. По сравнению с ним я выгляжу просто злодеем.
— Неправда, — возразил Бартлет. — Я сделал все, чтобы подчеркнуть твои лучшие качества. Это оказалось довольно трудно.
— Еще бы! — Они шли по тропинке, и Тревор не отрываясь смотрел на Джейн. — Вы рассмеялись ему в лицо?
— Нет. Мне не хотелось его обижать.
— Выкиньте это из головы. Неужели вы собираетесь стать женой номер четыре?
— Я пришла сюда не для разговоров о Бартлете. — Джейн остановилась. — И вы сами это знаете. Тогда почему вы не даете мне открыть рот?
— Может быть, я получаю от этого удовольствие. С того момента, как я увидел вас, вы ершились, дичились и подозревали меня во всех смертных грехах. Такой вы нравитесь мне больше.
— Какой?
— Более чуткой или, вернее, чувствительной. Едва ли следует ожидать, что ваше отношение ко мне изменится, но я всегда использую возможности, которые мне предоставляются.
— Я не чувствительная. И не собираюсь быть такой.
— У большинства людей есть уязвимые места. И у вас тоже. Вы уже продемонстрировали свою любовь к Еве, Джо и Тоби. — Он сморщил нос. — А теперь и к Бартлету.
— Это совсем другое дело.
— О том и речь. Новизна притягивает. — Когда она открыла рот, Тревор поднял руку. — Ладно, я вижу, вы сгораете от нетерпения. Выкладывайте.
— Вы сказали, что Альдо — компьютерный гений. Когда вы водили дружбу в Геркулануме, какими были особенности его работы в Интернете?
— Во-первых, я с ним дружбу не водил. А во-вторых, какое вам дело до его компьютерных привычек?
— Сама не знаю. Что-то брезжит у меня в мозгу, но пока не созрело. Я знаю, вы не были закадычными друзьями, но в компьютерах разбирались оба. Увлечение у вас было общее, а в тоннеле вы были изолированы от мира. Вы должны были как-то общаться.
— Что вы хотите раскопать?
Она пожала плечами:
— У каждого есть в Интернете любимые сайты, куда они заходят каждый день. И у меня тоже.
— И у меня. — Тревор нахмурился. — Вы хотите знать, какие сайты были самыми любимыми у Альдо?
— А вам они известны?
— Возможно. Вы правы, увлечение у нас было одно, и я восхищался его мастерством. Мы не делились информацией, но иногда я следил за ним.
— Сможете вспомнить?
— На это понадобится время.
— Но все-таки сможете?
Он задумчиво кивнул:
— Весь этот период врезался мне в память. Что вы от меня хотите?
— Чтобы вы составили перечень его любимых сайтов.
— Джейн, я могу вспомнить не все.
— Вспомните хоть что-то. Хотя бы несколько.
— Зачем?
— Нужно с чего-то начать. Ничто другое мне в голову не приходит. Вчера вечером я лежала в постели и пыталась придумать, как выйти на Альдо раньше, чем он выйдет на меня. Но я ничего о нем не знаю. Абсолютно ничего. — Она беспомощно махнула рукой. — Точнее, очень мало… Что он чокнутый. Что считает меня новым воплощением Циры и пользуется компьютером. Я бы предпочла более конкретные факты.
— А если я напрягу память и выдам нужную вам информацию, как вы ею распорядитесь?
— Я уже сказала. Пока сама не знаю.
Тревор следил за выражением ее лица.
— Нет, знаете. У вас уже есть идея, иначе вы бы не пришли ко мне. Я мог бы поторговаться и заставить вас поделиться этой идеей со мной.
— Заставить меня?! Вы? Черта с два! Вам понадобилась бы уйма времени, чтобы уговорить меня сотрудничать с вами. В ближайшем будущем этого точно не случилось бы.
— Вы правы. — Он улыбнулся. — Я просто подумал, что мог бы слегка сблефовать. Мне не нравится бродить в потемках, но я терпелив. И буду первым, кому вы сообщите, что концы сошлись с концами.
— С чего вы это взяли?
— Вы знаете, что я помогу вам. Не буду спорить. Не буду отговаривать от того, на чем вы можете сломать шею. Если у вас появится возможность добраться до него, я позволю вам рискнуть. — Он сделал паузу. — Даже если для этого потребуется сдернуть одеяло, в которое вас укутали заботливые Ева и Куинн.
Джейн с удивлением поняла, что она разочарована. Почему? Именно этого она ждала, на это и надеялась.
— Договорились. Когда вы сможете набросать список?
— Вечером. Устроит?
— Только не позже. — Джейн на секунду задумалась. — Впрочем, во второй половине дня я буду занята.
Тревор насторожился:
— Чем это?
— Поеду в гипермаркет, а потом съем пиццу в «СиСи».
— Что за черт? Вы думаете, Куинн позволит это?
— Не без борьбы, но в конце концов позволит. Он не упустит возможность выманить Альдо из его логова. Я попрошу Еву поехать со мной, а Джо пустит за нами кого-нибудь из людей Сингера.
— Наверное, не стоит спрашивать, почему вы решили отправиться за покупками, не обращая внимания на нашего загадочного почтальона?
— Альдо подумает, что в переполненном гипермаркете ему ничто не грозит, а ресторан даст мне возможность продемонстрировать его маленький подарок. — Она подняла руку, и камень засверкал на свету. — Он должен увидеть меня. А я должна вывести его из себя и вызвать у него ярость и нетерпение. Он убил двенадцать женщин и ни разу не был схвачен. Это должно было добавить ему веры в себя. Сейчас он считает себя богом. Наверняка думает, что от него требуется лишь терпеливо дождаться возможности, а потом он пополнит список номером тринадцатым. — Джейн мстительно усмехнулась. — Но мы должны сделать этот номер несчастливым для него. Должны вывести его из равновесия и выдернуть ковер из-под ног, чтобы он полетел вверх тормашками!
— И вы полагаете, что блеска кольца будет достаточно?
— Это только начало. Если он и не выйдет из себя, то здорово разозлится.
— Тут вы правы. — Тревор помолчал. — Мне доставляет наслаждение следить за вашими действиями. С удовольствием пошел бы за вами и сам полюбовался на эту картину.
Она покачала головой:
— У вас есть работа. Кроме того, Альдо не должен догадаться, что я нахожусь под наблюдением. Лучше, чтобы рядом со мной была только Ева. Тогда он поймет, что его в грош не ставят.
— Меня он бы не увидел.
— Я думала, вы готовы дать мне шанс, чтобы рискнуть.
Тревор пожал плечами:
— Это не так легко, как мне казалось. Я стараюсь, но…
— Плохо стараетесь. — Она пошла к коттеджу. — Вы останетесь здесь.


Она была веселой, жизнерадостной, красивой.
И ликующей.
Альдо следил за тем, как они с Евой Дункан, смеясь, шли от автостоянки к ресторану, и разрывался от злости. Эта сука размахивала руками, и при каждом жесте кольцо разбрасывало в стороны лучи света.
В гипермаркете было то же самое. Она сияла, была полна жизни, и Альдо чувствовал себя так, словно получил оплеуху.
Она дразнила его не столько подарком, сколько тем, что была жива и здорова.
Она не боялась. Кольцо ничего для нее не значило; угроза не изменила ее настроения — она смеялась.
Он чувствовал, что гнев рвется наружу и просачивается сквозь поры. Как она смеет? Неужели не понимает, что ее время пришло, а он — карающий меч, который готов вонзиться в ее черное сердце?
«Сохраняй спокойствие. Она получит урок. Скоро ты отомстишь ей за каждое проявление пренебрежения. Срежешь эту улыбку с ее лица».
Сука!
Но вынести насмешку он не мог. Почему она смеет обращаться с ним как с ничтожеством?! Терпеть это было невыносимо. Ну ничего, он ей покажет. Заставит понять, с кем она имеет дело.


— Довольна? — спросила Ева, свернув на дорогу, которая вела к их дому на озере. — Ты выглядишь так, словно попала под грузовик.
— И чувствую себя так же. — Джейн откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза. — Никогда не думала, что быть жизнерадостной так утомительно. Я просто выбилась из сил.
— Я тоже, — иронически ответила Ева. — Но еще больше я устала от необходимости незаметно оглядываться через плечо.
— Очень незаметно. — Джейн открыла глаза и улыбнулась. — Спасибо тебе. Если бы ты выглядела встревоженной, я ни за что не сумела бы показать, что мне плевать на Альдо с высокого дерева.
— Знаю. — Ева припарковала машину перед коттеджем. — Иначе ради чего было подвергать себя такому стрессу? — Ева повернулась и посмотрела на Джейн. — По-твоему, было ради чего? Думаешь, он следил за нами?
— Не знаю. Несколько раз я чувствовала себя так, словно… Может быть. Во всяком случае, попробовать стоило, мы сделали все правильно.
— Один раз, — ответила Ева. — Мы с Джо пошли у тебя на поводу, но если ты решишь ездить куда-то каждый день, то готовься к битве.
Джейн кивнула и вылезла из машины.
— Нет, не каждый.
— Звучит не слишком обнадеживающе, — сказала Ева. — Я имела в виду, что это кончится раз и навсегда… — Она остановилась. — Ладно, давай поговорим серьезно. Если ты будешь и дальше продолжать в том же духе, у тебя выработается стереотип поведения, а тебе меньше всего на свете хочется быть предсказуемой. Это может иметь роковые последствия.
Джейн улыбнулась.
— Согласна. Мы не будем предсказуемыми.
Ева немного расслабилась.
— Я рада, что ты сказала «мы». Нам с Джо кажется, что ты стала чересчур независимой. Это пугает нас. Время для проявления независимости ты выбрала неподходящее.
Джейн покачала головой:
— Я пришла к тебе и попросила поехать со мной, верно? Я не хочу быть независимой, если это отдалит меня от тебя. В детстве я была слишком одинока. Наверное, это сказывается.
Ева хмыкнула:
— Да уж! — Она взяла Джейн за руку и поднялась по ступенькам в дом. — Это слабо сказано. Еще как сказывается! — Ева оглянулась и посмотрела на озеро. — Красивый закат. Никогда не устаю любоваться им. Это утешает душу.
— Только не мою, — замотала головой Джейн. — Для моего утешения одного заката мало. А вот ты справляешься с этим вполне прилично.
— Да? — Еве бросила на нее неуверенный взгляд. — Ты никогда не показывала виду, что нуждаешься в утешении.
— Потому что ты и так это делала. Ничего другого мне не требовалось. Помочь тебе с обедом?
— Нет. Когда придет Джо, я сделаю салат и сандвичи.
— Тогда я возьму компьютер, сяду на веранде, буду делать домашнее задание. — Джейн направилась по коридору в свою комнату. — Меня можешь не кормить. Я по горло сыта пиццей. Хоть какой-то прок от поездки…
Едва Джейн успела открыть компьютер, как зазвонил ее сотовый телефон.
— Шлюха. Сука. Гарцуешь и виляешь бедрами как проститутка. Гордишься собой? Думаешь, что-то доказала, надев кольцо? Я на это плевать хотел!
Она окаменела.
Альдо. Его слова сочились ядом, были полны ярости, злости, угроз.
Только не раскисать! Она должна была предвидеть, что Альдо сумеет раздобыть номер ее сотового телефона. Не показывай ему своего потрясения и страха.
— И я тоже. Подумаешь, какое-то колечко! Почему я не должна была его надевать? Мне очень жаль, что я тебя разочаровала.
— Оно из твоей горы. Той самой, которая тебя убила. Разве оно не пробудило воспоминания? Чтоб они тебя задушили!
— Понятия не имею, о чем ты говоришь. Неужели ты думал, что сумеешь запереть меня в четырех стенах? Нет, я буду ездить куда хочу. Знаешь, как хвалила мое кольцо официантка в «СиСи»? Я сказала ей, что это подарок мужчины, который ходит за мной по пятам, как потерявшийся щенок. Мы обе ужасно смеялись. А ведь это так и есть!
— Потерявшийся щенок? Это я? — Голос Альдо дрожал от злобы. — Ты понимаешь, как я могуществен? Знаешь, сколько женщин с твоим лицом пало от моей руки?
— Не знаю и не хочу знать. — Она сделала паузу. — Альдо, почему ты позвонил мне именно сейчас? До сих пор ты этого не делал. Думаю, ты солгал. Я сумела всадить в тебя колючку.
— Я плевал на это, — повторил он. — Просто решил, что не стоит отдаляться от тебя. Может быть, пройдет много времени, прежде чем я отниму у тебя жизнь. Месяцы. Годы. Теперь, когда я нашел тебя, мне все равно, сколько это протянется. Пока я слежу за тобой, пока сторожу тебя, ты никуда не денешься. Но я заслуживаю вознаграждения за свое терпение, заслуживаю того, чтобы слышать твой голос, в котором все отчетливее звучит страх. Это мое право.
— А мое право — дать отбой.
— Но ты этого не сделаешь. Будешь продолжать говорить со мной, поскольку надеешься выудить то, что наведет Тревора и Куинна на мой след. Но каждое сказанное тобой слово будет доставлять мне наслаждение.
Джейн чуть не затошнило от отвращения. Он добился своего. В его голосе слышалось лихорадочное возбуждение и одновременно гнев. Но Альдо прав, она должна была воспользоваться своим преимуществом.
— Как ты думаешь, кто я такая?
— Я не думаю, а знаю. Ты — Цира. Я считал, что похоронил тебя в тоннеле, но после убийства той женщины в Риме понял, что ты была слишком сильна и родилась снова. И что я должен искать тебя, пока не найду.
— Ты — полный псих. Я не Цира. Меня зовут Джейн Макгуайр.
— С душой Циры. И ты сама знаешь это. Иначе зачем ты связалась с судебным скульптором Евой Дункан? Ты знала, что я приду и уничтожу это отвратительное лицо, а тебе хотелось, чтобы оно оставалось. Но его больше не существует. Знаешь, сколько раз я просыпался по ночам и следил за тем, как мой отец смотрел на тебя? Он ни разу не прикоснулся ко мне с любовью, но гладил эту чертову скульптуру, как любимую женщину. Когда мне было десять лет, я попытался уничтожить тебя, но отец избил меня так, что я неделю не мог ходить.
— Выходит, я должна жалеть тебя? Он должен был утопить тебя при рождении.
— Наверное, он тоже так думал. После того как ты вошла в его жизнь, я стал для отца обузой. Но теперь я все верну с лихвой. Так что наслаждайся своим триумфом. Сиди в коттедже, окруженная всеми этими людишками, которых ты надула и заставила выполнять свои желания. Ты сгниешь там, сука. — Он дал отбой.
Но она не смогла выключить телефон. Джейн чувствовала себя так, словно ее исхлестали кнутом. О боже, он был переполнен злобой и ненавистью. Его яд разъедал и парализовывал.
«Не обращай внимания. Альдо хочет, чтобы ты почувствовала себя слабой и беспомощной. Думай о том, что он сказал, и пытайся найти в этом уродстве что-то положительное…» Джейн заставила себя выключить мобильник и привалилась к столбу.
Положительное?
О боже.
— Почта, — сказал Тревор, поднявшись на крыльцо через час. — Для вас ничего, кроме письма из… Черт побери, что с вами?
— Я в порядке. — В порядке Джейн не была, но ей стало легче. Она не удивилась тому, что Тревор заметил ее состояние. Джейн чувствовала, что оно написано у нее на лбу. Именно поэтому она не хотела возвращаться в дом и показываться на глаза Еве. — Просто день был нелегкий, — неохотно добавила она.
— Вы сами решили помахать этим кольцом перед носом Альдо. — Тревор продолжал изучать ее лицо. — Но такой реакции я не ожидал.
— Я тоже. — Она попыталась улыбнуться. — И думаю, что жаловаться не на что. Моя увеселительная поездка имела потрясающий успех. Я пыталась заставить его сделать какой-то шаг и, кажется, добилась своего.
— Что вы имеете в виду?
— Альдо звонил мне. — Она посмотрела на телефон, который продолжала держать в руке. — Примерно час назад.
— О черт… Что он сказал?
— Разозлился. Альдо не понравилось, что его подарок не напугал меня. Это было… мерзко. — Она облизала губы. — Он что-то бормотал о том, что мне досталась душа Циры, и о том, как он ненавидел… О боже, он ненавидит мое лицо. Думает, что на него возложена миссия избавить мир от моего присутствия. Вы были правы: каждое убийство было для него символической казнью, когда вместо человека казнят его изображение.
— Но другим жертвам он не звонил и не болтал с ними, — мрачно сказал Тревор. — И не дарил им подарков.
— Никто из них не злил его так, как я. Я сидела здесь и пыталась придумать, как это можно использовать, но пока ничего не придумала. Во-первых, он собирается звонить мне еще. Считает, что это своего рода компенсация за его терпение. И что хуже всего — сказал, что не будет торопиться убивать меня, потому что теперь он может ждать сколько угодно. Ему хочется сломать меня, заставить бояться. — Она стиснула кулаки. — А вот я тороплюсь. Сыта им по горло.
— Сегодня мы сделали большой шаг вперед. Он позвонил вам.
— Этого недостаточно. Альдо верил в свои слова. Он будет ждать, пока ситуация доставляет ему удовольствие. — Она стиснула губы. — Он был… отвратителен. Я никогда не прикасалась к большей мерзости. Ему удалось напугать меня. Я не могу позволить, чтобы это случилось еще раз.
— Можно попросить Куинна проверить учет телефонных разговоров и попытаться засечь его.
Она кивнула:
— Я думала об этом. Но сомневаюсь, что он стал бы звонить, если бы не знал, что это для него безопасно.
— Мы все равно попробуем.
— Конечно. — Она выпрямилась. — Сделаем все, что можем. Вечером я поговорю с Евой и Джо.
— А почему не сейчас?
— Не хочу, чтобы они видели меня в таком состоянии. Поговорю позже. — Беседа с Тревором позволила Джейн справиться со страхом, но ей требовалось отстраниться от случившегося и на время забыть о разговоре с Альдо. Ее взгляд упал на конверт, который держал Тревор. — Вы сказали, что мне пришло письмо?
Он немного помолчал, а потом еле заметно улыбнулся.
— Да. Из Гарварда. Вы посылали туда документы?
Джейн с облегчением поняла, что он нарочно сменил тему.
— Да, подавала. На предварительное зачисление. — Она взяла письмо, но не стала вскрывать. — Может быть, уже приняли. — Джейн бросила конверт на ступеньку. — Было бы неплохо.
— Поразительный энтузиазм.
— Я не уверена, что хочу вступать в Лигу Плюща. Но Джо там учился, и ему нравилось… Вы составили перечень?
Тревор полез в карман и протянул ей листок бумаги.
— Это все, что я сумел вспомнить. Вполне возможно, что он больше ими не пользуется.
— Но может. — Она заглянула в список. — Два из них — итальянские веб-сайты. Один — английской газеты.
— Он два года проучился в Оксфорде. И любил поддерживать связь с Англией.
— А это во Флоренции. «Национе». Тоже газета?
Тревор кивнул:
— Он рос там. Большинство людей продолжает интересоваться своей малой родиной. Кроме того, он часто заходил на сайт римской газеты «Коррьере делла сера».
— А это что?
— «Археологический журнал». Выходит еженедельно. Настоящая библия современного археолога-профессионала.
— Но он учился в театральной школе. Археологом был его отец. Наверное, теперь Альдо к нему не обращается.
— Нет, там часто печатают статьи о Помпеях и Геркулануме. Он этим очень интересуется.
Но Джейн уже перешла к следующему сайту.
— Это опять Рим. Еще одна газета?
Тревор улыбнулся:
— Нет. Один из самых известных итальянских порносайтов. Фотографии чрезвычайно откровенные и эксцентричные. Можно держать пари, что на этот сайт он время от времени заходит до сих пор.
— Эксцентричные? В каком смысле?
— Мне тоже было интересно, куда он залезает. Однажды я взял и проверил. Они специализируются на садомазохизме и некрофилии.
— Изнасиловании мертвых? — Ее передернуло. — Мерзость какая!
— Это только подтвердило мое мнение об Альдо.
— Вы сказали, что он не насиловал свои жертвы после тех первых женщин, убитых в Италии.
— Это не значит, что его не интересовал секс. Может быть, он не считал остальных достойными этого. Или удовлетворялся самим убийством.
Джейн снова облизала губы:
— Женщины, которых он насиловал… Он делал это до или после их смерти?
— После.
— Какая мерзость!
— Согласен. Вы хотите знать что-нибудь еще?
— Если захочу, спрошу. — Она рассеянно просмотрела список до конца. — Остальное я могу себе представить. Вызову входной сайт и получу подстрочный перевод.
— Значит, аудиенция окончена?
— Пока да.
— Мне будет позволено узнать, какого черта вы собираетесь делать с этими сведениями?
Она подняла глаза:
— О да. Вы мне понадобитесь.
— Приятно слышать. — Он хотел уйти, но обернулся. — Ушам своим не верю. Наконец-то вы признали, что в ком-то нуждаетесь.
— Иногда нуждаюсь.
— И когда это случится? Вы можете назвать время?
Она покачала головой:
— Мне нужно подумать и провести несколько поисков.
— И прийти в себя после словесных выпадов Альдо.
— Я уже пришла в себя. — К счастью, это была правда. Она отвлеклась, и это ослабило действие яда Альдо. — Глупо было так расстраиваться. В конце концов, его звонок — настоящая победа. Теперь мы определили его позицию и намерения.
— Я вижу, что заодно определилась и ваша собственная позиция. Эта беседа укрепила вашу решимость двигаться со скоростью света.
— Укреплять мою решимость не требовалось.
— Да, вы и без того скакали галопом. — Он поднял брови. — Не терпится узнать, что из этого выйдет.
— Мне тоже, — сухо ответила Джейн. — Будем надеяться, что это не тупик.
— Если так, то нужно будет вернуться и продолжить поиски выхода.
Жара. Ночь. Нечем дышать. Бег. Рушащиеся стены. Боль.
— Я не хочу возвращаться. — Она стиснула зубы. — Поеду прямо вперед и задавлю ублюдка, если он встанет на моем пути.
Тревор негромко присвистнул.
— Я — за. Обеими руками. — Он начал спускаться по ступенькам. — И даже бульдозер предоставлю. Только скажите.
Она не ответила и еще раз заглянула в список.
Пес шел по тропинке, уныло мотая головой. Джейн была сосредоточена и забыла не только о звонке Альдо, но и о нем, Треворе. Это был сильный удар по мужскому самолюбию.
Что за чушь? Обычные правила игры между мужчиной и женщиной не имели никакого отношения к тому, что связывало его с Джейн.
А жаль.
— Она возбуждена. — Бартлет не сводил глаз с Джейн. — Выглядит так, словно ты сделал ей подарок.
— Можно сказать и так. Только это была не коробка конфет и не букет, а список любимых веб-сайтов Альдо.
— Ясно. — Бартлет серьезно кивнул. — Это куда ценнее конфет, а она не из тех, кто любит сладкое.
— У нее просто не было возможности их распробовать.
Джейн склонилась над списком, а потом потянулась за компьютером. Каждое ее движение было изящным и полным той неосознанной грации, которой можно любоваться всю жизнь. Это была юность, уже лишившаяся подростковой угловатости. Грация и огонь. Она горела, как свеча в…
— Нет, Тревор.
Он посмотрел на Бартлета.
— Что?
Тот тревожно качал головой.
— Она слишком молода.
— Думаешь, я этого не знаю? — Тревор попытался отвести взгляд от Джейн. Это оказалось трудно. — Мой взгляд не может ей повредить.
— Может. Она не статуя и не Цира.
— Нет? — Он скривил губы. — Скажи это Альдо.
— Я говорю тебе. — Бартлет насупился. — Хотя не должен был бы. Ты можешь сделать ей больно.
Тревор горько усмехнулся.
— Она бы с этим не согласилась. Наоборот, будет всячески доказывать, что скорее уделает меня.
— Но ты-то знаешь, что это неправда. Осторожность приходит с опытом, а ей всего семнадцать.
Тревор начинал злиться.
— О чем речь? Я уже сказал, что ничего не собираюсь делать. Только смотреть.
— Хочется верить!
— Можешь не сомневаться. — Тревор пошел по тропинке. — Я вернусь через час и сменю тебя. Она весь день дразнила Альдо, и тот зол как черт. Я хочу быть рядом, если он вдруг выпрыгнет из табакерки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тупик - Джоансен Айрис


Комментарии к роману "Тупик - Джоансен Айрис" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100