Читать онлайн Тупик, автора - Джоансен Айрис, Раздел - ГЛАВА 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тупик - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 0 (Голосов: 0)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тупик - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тупик - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Тупик

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 9

Цира.
Умерла две с лишним тысячи лет назад.
Геркуланум.
— Иди ложись. — Ева с тревогой смотрела на Джейн. — Ты белая, как простыня. Наверное, Тревор был прав, когда говорил, что тебя нужно отвести домой.
— Перестань суетиться. Со мной все нормально. — Она попыталась улыбнуться. — Вот Джо не считает, что он прав. — Джейн посмотрела на Куинна. Едва они вошли в коттедж, как Джо стал звонить в управление. Сейчас он сообщал Кристи сведения о Гвидо Манца, полученные от Тревора. — Джо ненавидит задержки. Не любит, когда его дразнят, а потом выдергивают ковер из-под ног. Он любит, чтобы все было кристально ясно и разложено по полочкам. — Ева поморщилась. — А то, что рассказал нам Тревор, кристально ясным не назовешь.
— Ясно одно: этого было достаточно, чтобы расстроить тебя. — Ева помолчала. — Ты чуть не упала в обморок, когда Тревор упомянул это имя. — Она медленно повторила: — Цира. И тоннель. Едва ли это можно считать простым совпаде…
— Я не хочу говорить об этом. — Джейн торопливо отвернулась. Нужно было уйти отсюда. Ее поддерживала только сила воли. — Похоже, я немного устала. Пойду отдохну, пока не придет время готовить обед.
— От меня не убежишь, Джейн. Я дам тебе отсрочку, но не смогу забыть о том, что тебя гнетет.
— Я знаю. — Джейн пошла по коридору. — Сначала это нужно выяснить мне самой. Пока что у меня голова идет кругом.
— Не только у тебя. Тревор бросил бомбу и ушел. Ничего удивительного, что Джо разозлился.
— Геркуланум. — Джейн наморщила лоб. — Что-то знакомое… Дьявольщина, какой еще Геркуланум?
— Италия, — сказала Ева. — Он был уничтожен при извержении Везувия. Одновременно с Помпеями.
— Странно. — Джейн вошла в спальню. — Я уверена, что Тревор недолго будет держать нас в подвешенном состоянии. Поговорим позже. — Девушка закрыла за собой дверь и привалилась к ней спиной. О боже, ее не держали ноги. Черт бы побрал эту слабость!
Почему она так раскисла? Это может быть простым совпадением.
Ага, как же! Ведь имя Цира встречается в Америке на каждом шагу!
Значит, должно быть другое объяснение. Ей приснилась женщина, которая умерла две тысячи лет назад? Джейн тут же отвергла это предположение. Мышление той Циры, которую она знала, было вполне современным. Ей и в голову не могло прийти, что Цира — не ее современница. Она хорошо понимала не только ее мысли, но и инстинкты.
Может быть, слишком хорошо?
Правильно, проверь каждое воспоминание, каждый импульс. Только так можно добраться до истины. Она понятия не имела об истории женщины, которую Тревор назвал Цирой. Кто знает, может быть, она уловила какие-то странные флюиды Альдо, и те проникли в ее сны. Но Альдо появился в поле ее зрения лишь через несколько недель после того, как начались сны.
Может быть, она все же медиум? Джейн приходилось слышать о телепатии на расстоянии.
Все, пора санитаров вызывать, с отвращением подумала Джейн. В следующий раз ей почудятся инопланетяне или зеленые черти. Какое-то объяснение должно быть. Мистическое или реальное, не имеет значения. Его нужно найти, и тогда все встанет на свои места.
Именно так поступила бы Цира.
Нет, именно так поступила бы она сама, Джейн. Цира — это сон, не имеющий никакого отношения к реальности. Джейн почувствовала облегчение. Все, что ей нужно, это время, чтобы оправиться от шока. Потом она поймет, что здесь нет ничего такого, с чем нельзя справиться.
Джейн выпрямилась и пошла в ванную. Она вовсе не собиралась ложиться в постель и «отдыхать». Нужно умыться, затем включить компьютер и попытаться найти какие-нибудь исторические сведения о Цире из Геркуланума. Вполне возможно, что она просматривала какую-то информацию, и пара строк случайно застряла в памяти. Она об этом забыла, но потом воспроизвела во сне. Если это не поможет, нужно будет позвонить в городскую библиотеку. Если и они ничего не найдут, то по крайней мере подскажут, куда обратиться. Пока Тревор не взорвал свою бомбу, сны о Цире вызывали ее любопытство и даже зачаровывали, но теперь продолжение было невозможно. Если Цира действительно существовала, нужно выяснить это и понять, какое отношение эта женщина имеет к ней самой.
Через два часа она откинулась на спинку стула и с досадой посмотрела на экран монитора. Ничего! В справочно-библиографическом отделе тоже не смогли найти о Цире ни слова. Ладно, не будем рвать на себе волосы. Ответ должен быть. Она обязана его найти.
Если так, то единственным доступным источником сведений о Цире является Тревор, черт бы его побрал!
Цира и Альдо.
Попытайся справиться с нетерпением. Найди себе дело. Иди готовить обед. Джейн всегда думала, что концентрация внимания на мелочах позволяет осмыслить происшедшее и все разложить по полочкам.
«Ладно, Тревор. Можешь звонить. Я готова».
Жарко.
Дым начинал просачиваться сквозь камень.
Антоний находился впереди и двигался быстро.
Идти скорее. Не кашлять. Он не должен знать, что она идет следом.
Он исчез!
Нет, должно быть, просто скрылся за поворотом тоннеля.
Нельзя терять его из виду. Теперь они связаны одной веревочкой, пути назад нет.
Она перешла на бег.
Не потерять его. Только не потерять!
Она добежала до поворота.
— Почему бы нам не пройти остаток пути вместе? — Силуэт Антония четко вырисовывался на светившихся камнях.
Она резко остановилась:
— Ты знал, что я иду за тобой?!
— Я знал, что, скорее всего, так и будет. Ты неглупа и не хочешь погибнуть. — Он протянул руку. — Цира, это вторая попытка. Для меня и для тебя. Мы оба знаем, что она предоставляется не так уж часто. Мы сумеем договориться. — Он скривил губы. — Если вовремя выберемся отсюда.
— Я не собираюсь снова иметь с тобой дело.
— Когда-то ты любила меня. Я могу сделать так, что ты полюбишь меня снова.
— Ты не можешь ничего. Я выбираю сама. Всегда.
— Раньше и я говорил то же самое. Но теперь готов уступить… немного. Ради тебя. — Он закашлялся. — Дым становится все удушливее… Умолять тебя я не собираюсь. Ни одна женщина не стоит того, чтобы из-за нее умирали. Но ради тебя стоит жить.
— Тебе нужно золото. Но ты не сможешь вынести его отсюда. Юлий не даст.
— Не дал бы, если бы все было как обычно. Но сегодня ночью будет конец света. Вполне возможно, что погибнет и Юлий. Или что мы отыщем способ сбежать, туда, где он никогда нас не найдет.
— Где ты сможешь стать императором, — саркастически сказала она.
— А почему нет ? Я был бы нехудшим правителем.
— В какой-то жалкой деревушке, где ты будешь скрываться от Юлия?
— Она недолго будет оставаться жалкой, если мы будем там вместе.
Он и сейчас был обольстителен. Его обаяние было непреодолимым. Но она больше не позволит себе поддаться его чарам. Он был слишком опасен. Теперь она это знала.
Но он был прекрасен как бог, он завораживал и пленял.
— Не доверяйся мне сразу, — продолжал он. — Доверие придет постепенно. А пока позволь мне вывести тебя отсюда.
Она посмотрела на его протянутую руку. Можно было взять ее так же, как когда-то она взяла его тело. Нет, она не повторит эту ошибку.
— Постепенно, — негромко повторил он.
— Если ты хотел вывести меня отсюда, то почему не согласился, чтобы я шла следом?
— Потому что мы понадобимся друг другу еще до того, как достигнем конца. — Он напрягся, когда раздался грохот, от которого сотряслись камни. — Решай, Цира.
— Я уже сказала, что…
Земля под ее ногами разверзлась, и она заглянула в кромешный ад!
Она падает туда, она гибнет…
— Антоний!
Джейн рывком села. Сердце колотилось так, словно хотело вырваться из груди.
Огонь.
Жидкий, расплавленный огонь.
Она падала…
Нет, не падала. Джейн сделала глубокий вдох, за ним последовал второй. Она задышала шумно и жадно. Она опустила ноги на пол и встала.
Тоби поднял голову и вопросительно посмотрел на нее.
— Да, опять. Ничего странного, правда? — прошептала Джейн. Она посмотрела на часы. Три тридцать семь, разгар ночи, но о сне не может быть и речи. Об этом позаботилась Цира. Или ее собственный необычный дар. Впрочем, какая разница? — Давай выйдем на воздух. Мне нужно прийти в себя.
Ночь. Воздуха нет. Жарко. Земля горит под ногами.
Джейн схватила халат и сотовый телефон, который положила на тумбочку перед тем как лечь.
— Не шуми. Сейчас ночь. Ты же не хочешь разбудить Еву или Джо?
Счастливый Тоби громко застучал хвостом по полу.
— Вставай, балбес.
Пес тут же вскочил. Стук прекратился, но хвост продолжал мелькать в воздухе. Тоби пулей вылетел в коридор и оказался у двери раньше Джейн.
Джейн села на верхнюю ступеньку лестницы. Ее лица коснулся прохладный ветерок. Она увидела тусклый свет в патрульной машине и помахала рукой Маку и Брайану. Передние фары мигнули в ответ, а потом погасли.
Господи, как хорошо! Она глубоко вдохнула и чуть не запела от радости.
Ночь. Воздуха нет…
Тоби заскулил и прижался к ней.
— Все хорошо, — пробормотала Джейн и погладила его по голове. — Это только сон. Ничего страшного…
Но тогда почему она сама так испугалась?
Сегодня ночью будет конец света.
Не ее света. Нужно забыть об этом. Возможно, сон вызвали слова Тревора, и никаких других объяснений этому нет?
Телефон зазвонил.
Джейн посмотрела на крошечный аппарат без удивления. Иначе зачем она его взяла? Голос Тревора тоже ничуть не удивил ее.
— Вы одна? — спросил он.
— Если не считать Тоби, то да.
— Попробовал бы я его не считать… — Тревор сделал паузу. — Как вы себя чувствуете?
— Нормально. Так же, как во время вашего ухода. Вы не должны были использовать меня как причину для бегства.
— Джейн…
Оба знали, что это ложь.
— Ладно. Вы действительно выбили меня из колеи.
— Я понял это и удивился. Ожидал другой реакции.
— Какой именно?
— Любопытства. Интереса. Легкого возбуждения.
Все верно. Именно эти чувства она должна была испытать при упоминании имени Циры. Тревор хорошо изучил ее.
— Значит, вы знаете меня не так хорошо, как вам кажется. Единственное, что вам удалось вчера днем, когда вы бросили нас, — это разозлить Джо, заставить его броситься к телефону и попытаться проверить то, что вы рассказали о Гвидо Манца.
— Ну и как, проверил?
— Нет еще. Он вообще не должен был никому звонить. Ладно, проехали. Дело сделано.
— Вы были не готовы. А это для меня главное.
— Зато теперь готова.
Он немного помолчал:
— Думаю, да. Жаль, что я не вижу вашего лица и не могу убедиться, так ли это.
— Будьте уверены. Кто такая Цира?
— Она была актрисой геркуланумского театра перед извержением Везувия, которое уничтожило Геркуланум и Помпеи в…
— Но тогда почему Альдо считает, что она убила его отца?
— Тоннель, который взорвал Гвидо, вел в библиотеку, помещавшуюся в вилле некоего Юлия Пресепия недалеко от Геркуланума. Там имелось несколько бронзовых цилиндрических футляров со свитками, а также драгоценные камни и статуи, сохранившиеся благодаря тому, что в ночь гибели Геркуланума их залил поток лавы. Видимо, этот Юлий был богатым и знатным горожанином, совершенно очарованным Цирой. Большинство свитков было посвящено воспеванию ее талантов.
— Актерских?
— Не только и не столько. Похоже, быть любовником Циры считалось у знатных мужчин Геркуланума большой честью. Она сама выбирала того, кто займет место в ее постели. Цира родилась рабыней, однако ее красота, талант и хитрость помогли ей стать вольноотпущенницей. А потом она начала подниматься все выше… Кое-кто называл ее проституткой, но она…
— Ее не имели права называть проституткой! — гневно перебила его Джейн. — Ей нужно было как-то выжить, а в ее жизни были мужчины, которые понимали, чем они владеют. Вы сказали, что она была рабыней. Разве от нее можно было ожидать, что… Вы знаете, как трудно ей было выжить?
— Нет. — Он немного помолчал. — А вы?
— Могу себе представить. Побои, голод и… — Джейн споткнулась, поняв, что слишком горячится. — Извините. Я всегда терпеть не могла тех, кто сначала осуждает человека, а уже потом пытается понять его. Или не пытается вообще.
— Вы принимаете это слишком близко к сердцу.
— Есть причина. Я думаю, что у Циры было мое лицо. По-моему, этого вполне достаточно, чтобы принимать близко к сердцу все, что имеет к ней отношение.
— Туше, — отозвался Тревор. — Да, она действительно была похожа на вас. Честно говоря, сходство поразительное.
— Откуда вы знаете?
— В библиотеке было несколько скульптурных бюстов Циры. Видимо, Юлий нанимал лучших художников своего времени, чтобы создавать ее подобия.
— И вы их видели? Вы только намекнули, что Альдо и его отец были в тоннеле. Вы были в библиотеке?
—Да.
— Весьма лаконично. Не выйдет, Тревор. Мне не нужны отдельные кусочки. Я хочу знать всю историю.
Он хмыкнул.
— Все или ничего? Вы с Цирой похожи не только внешне. Ей тоже нужно было все.
— Откуда вы знаете?
— Я прочитал некоторые свитки, пока торчал там целую вечность, дожидаясь, когда они найдут горшок с золотом, в который упирается конец радуги.
— Горшок с золотом?
— Юлий упоминал о сундуке, полном золота, который он дал Цире, чтобы та осталась с ним еще на несколько недель. Предполагалось, что он спрятан в одном из тоннелей, но только он и Цира знали, где именно. Она нашла себе другого любовника, хотела бросить Юлия, и он впал в отчаяние.
Тебе нужно золото.
Не вспоминай слова Циры, сказанные Антонию. Сосредоточься на настоящем. Тревор. Альдо.
— Эти свитки были на древней латыни. Как вы их перевели?
— У меня был мотив. Кроме того, я пользовался помощью ученого, которого Гвидо нанял после того, как нашел библиотеку. Честно говоря, именно я порекомендовал ему Пьетро Татлиньо. Пьетро был умен, как бес, и обладал детским энтузиазмом. Его интересовали не столько деньги, которые пообещал ему Гвидо, сколько сама находка. Свитки хранились в бронзовых тубусах. Но Пьетро, который переводил их, приходилось соблюдать чрезвычайную осторожность, чтобы не повредить. Он заставил Гвидо заплатить целое состояние за оборудование, позволявшее их хранить.
— А вам до находки, имеющей колоссальное научное значение, не было никакого дела.
— Я люблю деньги. Всегда ценил древние памятники, но в конце концов выяснил, что даже музеи пользуются ими как товаром для обмена. Кроме того, Цира едва ли хотела бы, чтобы на ее собственность глазели незнакомые люди.
— Ба, какой удобный предлог!
— Это не предлог, это правда. Я обнаружил, что за эти недели в моем отношении к Цире появилось что-то личное. Как и у всех нас. Вполне возможно, что когда Манца привел меня туда, у него не было задних мыслей. Но потом Гвидо и его сына обуяла жадность, и они не захотели делиться.
— Золотом?
— Нет. Я нашел то, что оказалось для них важнее всего. Гвидо сходил с ума от желания найти останки Циры. В молодости он обнаружил в руинах театра статую Циры и с тех пор пытался отыскать их.
— Неужели об этом никогда не писали газеты?
— Нет. Я уже сказал, у него была мания. Он говорил о Цире как о живой женщине еще до того, как мы нашли свитки. Можете мне поверить, Гвидо не допустил бы, чтобы кто-то добрался до Циры раньше, чем он.
Джейн охватило разочарование. На мгновение девушка решила, что нашла способ узнать о Цире из других источников.
— А Альдо тоже был обуян ею?
— Да, но по-другому. Когда отец говорил о Цире, Альдо предпочитал помалкивать, но у него все было на лбу написано. Для него она тоже была живой. Только он не хотел, чтобы Цира была живой. Хотел, чтобы она оставалась мертвой и чтобы ее останки не нашли никогда.
— Почему?
— Тогда его мучения могли бы рано или поздно кончиться.
— Мучения?
— Представьте себе Альдо пятилетним мальчиком. Именно тогда его отец нашел скульптурный бюст Циры. Отец был для него всем на свете, но затем Гвидо так увлекся мертвой женщиной, что полностью забыл о существовании сына. Этого иногда достаточно, чтобы свести ребенка с ума.
— Тогда почему он помогал отцу искать ее?
— Альдо был у него под каблуком. А может быть, он тоже хотел найти золото?
— Вы нашли его?
— Нет, однако это не значит, что его там не было. Когда Гвидо решил, что не хочет делиться, он только-только начал проделывать проход в скалах. Ему следовало соблюдать величайшую осторожность. Стены тоннелей были ослаблены извержениями вулкана, так что продвигаться можно было всего на несколько футов в день, иначе они обрушились бы.
— А вы тем временем сидели и читали свитки?
— Физический труд — не по моей части.
— А что по вашей части?
— Когда Манца связался со мной, я был в Милане и работал над другим проектом.
— Контрабанда?
— Ну да. Но Манца сказал, что знает место захоронения древнего клада, который принесет нам всем миллионы. Он откапывал кое-какие старинные вещицы, а я тайком вывозил их из страны и находил покупателей. Гвидо был на археологических раскопках в Геркулануме и наткнулся на старинные письма, которые привели его к поместью Юлия, расположенному на некотором удалении от города. Про статую, вернее бюст, Циры он не обмолвился ни словом. Я отнесся к этому крайне скептически. Раскопки в Геркулануме ведутся с 1750 года. Я был уверен, что там давно отрыли все, что можно.
— Но тем не менее поехали туда…
— Мне было интересно, я увлекся. Манца трудился на этих раскопках несколько лет. Альдо половину своего детства бегал по тоннелям, ведущим к старому городу; за несколько веков их набралось немало. Была вероятность, что Манца наткнулся на богатую жилу. В общем, я решил, что вреда от этого не будет. Но я ошибся. Когда все кончилось, мне пришлось проваляться в больнице два месяца.
—Как?
— Гвидо надумал не только взорвать тоннель, но и покончить со всеми, кто участвовал в этом деле. Он решил замуровать вход и вернуться позже. Тогда и делиться добычей было бы не с кем, и не осталось бы никого из тех, кто знал, что он нашел останки Циры.
— Кто остался в тоннеле?
— Я, Пьетро и шесть землекопов, которых он нанял на Корсике. Я был единственным, кто сумел пролезть в ту дыру. И лишь потому, что в момент взрыва хотел выбраться наружу. Я сломал ногу и потратил три дня на то, чтобы пробраться через эти скалы к солнечному свету. И нашел Гвидо мертвым у входа в пещеру.
— Больше никто не выжил?
— Они находились дальше. Взрыв разнес их на куски в буквальном смысле этого слова, а затем и похоронил. Гвидо не хотел уничтожать библиотеку, так что заряд был не таким большим.
Джейн вздрогнула:
— Сколько смертей…
— Возможно, страсть к убийствам передалась Альдо по наследству. Правда, до того случая я ни разу не слышал, что в Гвидо есть что-то роковое. До того как начать торговать памятниками материальной культуры, он был профессором археологии во Флоренции.
— А где был Альдо, когда вы выбрались из этого тоннеля?
— Ушел. Видимо, он сделал попытку вытащить отца из-под обломков, а когда не смог, просто накрыл его покрывалом и удрал оттуда.
— Не слишком теплое прощание с отцом.
— Он любил Гвидо. Правда, на свой, извращенный манер. То, что Альдо чокнутый, стало ясно сразу же, как только он появился на месте раскопок. Он полностью углубился в свой компьютер и постоянно что-то бормотал о судьбе, реинкарнации и прочей чуши. Он был невыносим, заносчив, имел склонность к садизму и при всякой возможности задирал землекопов. Но затихал, стоило только отцу бросить на него суровый взгляд.
— Вы уверены, что он винил Циру в смерти отца?
— Важнее другое. Альдо винил Циру в той жизни, которую ему пришлось вести из-за нее. Они с отцом вынесли из библиотеки статую Циры и положили ее в свою машину. Статуя исчезла. Но я нашел рядом с телом Гвидо другую статую, которую он нашел, когда Альдо был еще мальчиком. Она стояла на скале над его головой и была разрублена топором пополам.
— А это не мог сделать взрыв?
— Нет. Лицо статуи было уничтожено полностью.
— Как у тех женщин, которых он убивал, — прошептала Джейн.
— Тогда я не ломал себе голову над тем, что это может значить. Я был зол, как черт, и думал только о мести. Рассчитаться с Гвидо я не успел, но добраться до Альдо было можно. Я не знал никого из землекопов, но Пьетро мне нравился. Он был хороший парень и не заслуживал смерти. Но когда я добрался до ближайшего городка, нога воспалилась, и я был слишком занят борьбой с врачами, хотевшими ее ампутировать, чтобы думать о чем-то другом.
— Вы говорили кому-нибудь в больнице, что случилось?
— Нет, черт побери. Я бы угодил в тюрьму, а у меня очень развит инстинкт самосохранения. Когда меня выписали, я вернулся, похоронил Гвидо, замаскировал проход, а потом погнался за Альдо.
— Но не нашли его.
— Я уже говорил вам, как он хитер. Превратился в невидимку и исчез. Стоило подобраться к нему вплотную, как он растворялся в воздухе. Это выводило меня из себя. А потом я увидел фотографию жертвы. Пегги Ноулз из Брайтона.
— Цира.
— Это имело смысл. И Альдо, и его отец были одержимы ею. И тут мне стало ясно, что означала разбитая статуя. Он винил Циру и в смерти отца, и в своем несчастливом детстве. Может быть, на Альдо подействовало потрясение, вызванное смертью отца, и он начал считать ее живой, по примеру Гвидо. Может быть, он совершил первое убийство в Риме, потому что случайно столкнулся с женщиной, похожей на Циру. А когда понял, что есть и другие, то начал искать ее.
— Вы думаете, он верит в… реинкарнацию?
— Кто знает? Он ведь сумасшедший. Скорее всего, у него в голове все перемешалось. Нам известно, что он рыщет по всему миру в поисках тех, кто похож на нее, и сделал это целью своей жизни. Он не выносит никого, кто имеет с Цирой хотя бы небольшое сходство. Так как она умерла две с лишним тысячи лет назад, очень вероятно, что он действительно верит в реинкарнацию. Что первично, курица или яйцо?
— Значит, он думает, что я — новое воплощение Циры? Результат реинкарнации? — Джейн насмешливо фыркнула. — Ни в коем случае. Меня делали не под копирку. Жаль, что я похожа на Циру внешне. Но внутри я совсем другая. Своя собственная.
— Вы не верите в возможность реинкарнации? А миллионы людей верят.
— Желаю им удачи. Я отвечаю только за свои поступки. Не собираюсь скулить, ныть и все сваливать на женщину, которая жила две тысячи лет назад.
— Вы очень горячитесь.
— И есть из-за чего. Меня тошнит, когда я слышу, что Альдо охотится на меня из-за моего лица. Я — не только лицо.
— Вы родились проповедником. Я понял это с первого взгляда. — Он ненадолго умолк. — Альдо охотится на вас не только потому, что вы выглядите, как Цира. Возможно, он верит, что вам передалась и ее душа.
— Тогда он скоро поймет свою ошибку. Я не такая. Ничуть. — Она стиснула аппарат. — Я не знаю, что будет дальше, но расхлебывать эту кашу придется мне, а не Цире.
— Нам придется, — поправил Тревор. — Теперь мы вместе.
Он ошибался. Слышать эти слова было приятно, но в глубине души Джейн знала, что этого не случится. Она всю жизнь была одна. С какой стати что-то должно измениться?
Нет, неверное. Как она могла такое подумать? Это Цира всю жизнь была одна. А у нее, Джейн, есть Ева и Джо. Мысль была мимолетной, но пугающей. Наверное, во всем виноваты эти дурацкие байки о Цире и реинкарнации.
— Не пользуйтесь тем, что я не могу громко говорить. Лучше расскажите об Альдо. Пока вы сообщили только то, что он заносчив, склонен к садизму и изучал актерское мастерство в Риме, а затем отец вызвал его в Геркуланум. Странный выбор профессии для такого чудовища.
— Не такой странный для человека, у которого в голове шариков не хватает. Раздвоение личности, паранойя… Когда человек оказывается на сцене, он может стать кем угодно.
— Вы говорили, что он самородок. В какой области?
— В области компьютеров. Альдо проводил для отца все предварительные исследования. Это одна из причин, заставившая Гвидо вызвать его. Манца велел Альдо изучить все карты, имеющиеся в Интернете, и выяснить, какой из раскопанных тоннелей ведет к вилле Юлия.
— И такой нашелся?
— Нет. Гвидо очень огорчился. Он надеялся, что это сможет облегчить раскопки. Но не повезло. И тогда он начал вымещать свое огорчение на Альдо. Обращался с ним как с тупым идиотом, заставлял проводить повторные поиски, обвинял в ошибках. Ясно было, что так он обращался с сыном всю жизнь. Если бы Альдо не был таким ублюдком, я бы пожалел его.
— А я бы нет. — Джейн лихорадочно что-то обдумывала. — Не понимаю, как Альдо может переезжать из страны в страну, его же могут задержать?! У него есть деньги?
— До отъезда из Геркуланума не было. Но зато была статуя Циры, взятая из библиотеки. Он продал эту скульптуру частному коллекционеру в Лондоне. Именно это привело меня в Англию. Я услышал о статуе от одного из своих информаторов. Статуя не имела цены. Даже если бы он продал ее на черном рынке, этого хватило бы на покупку множества фальшивых документов и безбедную жизнь в течение многих лет.
— Значит, он использовал Циру, чтобы убить всех этих женщин.
— Можно сказать и так. Хотите узнать что-нибудь еще?
— Только один вопрос. — Джейн на секунду задумалась. — Вы злитесь на Альдо за то, что он убил всех этих людей, или за то, что он пытался надуть вас с золотом?
Тревор помолчал.
— Интересный вопрос. — Но ответа на него не последовало.
— Предупреждаю, я сообщу Еве и Джо все, что вы мне рассказали. Возможно, затем об этом узнают люди, которые ведут раскопки в Геркулануме. И тогда ваш сундук с золотом найдет в тоннелях кто-то другой.
— Не найдет. Эти тоннели очень хорошо спрятаны. Их не обнаружили за двести пятьдесят лет. Взрыв замуровал вход в тоннель, а остальное сделал я. Уничтожил все следы раскопок. Когда все закончится, у меня еще будет возможность… если я захочу ею воспользоваться.
— Не сомневаюсь, что захотите.
— О боже, как цинично. Вы что же думаете, прошлое наемника определило всю мою дальнейшую жизнь? Может быть, вы правы. А может быть, и нет. А вдруг я заранее знал, что вы все расскажете Куинну, и решил воспользоваться шансом? Вам не приходило в голову, что я могу быть не столько жадным, сколько кровожадным? Можете позвонить мне завтра и сказать, есть ли у Куинна другие вопросы. Спокойной ночи, Джейн.
Он прервал связь, не дав ей возможности ответить.
«Спокойной ночи? Едва ли», — подумала Джейн, выключив телефон. У нее кружилась голова. Нужно было переварить сказанное Тревором. Ею владели страх, паника и дух противоречия. Раз так, не торопись. Делай все постепенно.
Это слова Антония, вспомнила она. Он протягивал руку и уговаривал Циру поверить ему. Но Цира не приняла его руку. Ей не хватило на это времени. Земля разверзлась, и она увидела расплавленный…
Забудь этот сон. Вспомни реальность. Вполне возможно, что Тревор не лжет. Он хочет завладеть золотом.
Нет, это Антоний хотел завладеть золотом. На мгновение сон и реальность переплелись и стали единым целым. Это не должно повториться.
Тоби вздохнул и потерся головой о ее колени.
— Ладно, пошли в дом. — Джейн поднялась. — Надо же, какой вредный… — Она подняла голову и посмотрела на лес. Неужели Тревор сидит там и наблюдает за ней? Странно, что он позвонил, как только она вышла из дома. Что это, совпадение или?.. Правда, Тревор спросил, одна ли она, но он мог не хотеть, чтобы Джейн догадалась, что он близко и наблюдает за ней. Она ощущала дискомфорт от постоянных ограничений и соблюдения заведенного порядка, а Тревор — человек очень проницательный.
Нет, он действительно там.
Джейн подняла руку, отдала ему насмешливый салют и ушла в дом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тупик - Джоансен Айрис


Комментарии к роману "Тупик - Джоансен Айрис" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100