Читать онлайн Терпкий вкус страсти, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Терпкий вкус страсти - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Терпкий вкус страсти - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Терпкий вкус страсти - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Терпкий вкус страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

– Так ты уверяешь, что Танцующий Ветер существует на самом деле.
Чезаре Борджиа поднял к губам украшенный великолепной резьбой кубок. Его взгляд рассеянно остановился на изысканном гобелене приглушенных тонов с изображением сцены охоты богини Венеры, рядом с дверью, которая вела в лоджию.
– Я слышал, каким образом Танцующий Ветер оказался в Италии, но думал, что это всего лишь досужие россказни. Ты ведь не пытаешься пересказывать этот вздор, мой друг?
Легкомысленный, даже игривый тон Борджиа не мог обмануть его собеседника, Дамари слишком хорошо знал коварный характер герцога, его внезапные переходы от смеха к приступам, гнева, от улыбки к жестокости.
– Он существует на самом деле, и он находится у меня.
На лице Борджиа промелькнуло некоторое подобие интереса:
– Здесь, в Пизе?
Дамари покачал головой:
– В надежном месте. Так что его никому не удастся выкрасть, мой господин.
– Правильно. – Борджиа отпил вино. Его взгляд все еще оставался прикованным к гобелену. – А как ты докажешь подлинность этой вещицы?
– Второго такого шедевра в мире не существует. И. вы поймете это, когда взглянете на нее. Ей нет равных. – Дамари выпрямился в своем кресле и быстро заговорил:
– Подумайте, мой господин. Вы же знаете легенды о Танцующем Ветре. Подумайте о той власти, которую он может дать вам.
– Да, да, конечно, я слышал, что Святой Грааль, на поиски которого отправлялись рыцари Круглого стола, на самом деле не чаша, а статуэтка золотокрылого Пегаса, которую Александр Великий привез из Персии. – Чезаре перевел взгляд на лицо Дамари. – О Танцующем Ветре сложены сотни легенд, но ни одной из них я не верю. – Он улыбнулся. – И ты, безусловно, тоже. Никакой талисман не в силах дать нам то, что мы хотим. Меч в этом случае более убедителен.
– Но ваш отец верит в талисманы, – настаивал Дамари. – И французский король Людовик тоже. А вам даже и не надо верить, потому что власть придет к вам сама по себе.
Борджиа рассмеялся, и на какой-то миг на его обезображенном язвами лице промелькнуло выражение, напоминавшее о том, каким был этот человек много лет назад, до того как сифилис оставил на нем свою страшную печать.
– Не думаешь ли ты провести меня?
– Никто не посмеет обмануть вас, мой господин. Ваш ум так быстр, что его не проведешь.
– Красивыми словами меня не подкупишь. Мы с тобой в этом слишком похожи. – Борджиа поставил кубок рядом со своими перчатками на стол венецианской работы. – Если Андреасы владели Танцующим Ветром, почему никто ничего не знал об этом? Ведь это должно было быть предметом особой гордости.
Дамари пожал плечами:
– Андреас глупец. Танцующий Ветер появился в их семье около ста лет назад, они считали себя хранителями статуэтки и скрывали ее в башне замка. Даже самых близких друзей никогда не приглашали посмотреть на это чудо.
– Тогда каким образом ты узнал о нем?
– Я родился в Мандаре и служил офицером под началом Лионелло, а перед этим – у его отца. Я слушал, наблюдал, выведывал, поскольку не собирался всегда оставаться наемником. И решил, что когда покину Мандару, то непременно завладею Танцующим Ветром.
– Весьма похвальное желание. – Чезаре улыбнулся:
– Судя по всему, служба под началом Андреаса тебя не очень привлекала?
От Борджиа не укрылась та затаенная злоба в голосе Дамари, с которой он упоминал имя своего бывшего хозяина. Прославленный полководец был к тому же хитрым дипломатом: обладая острым взглядом, он ловко умел обращать полученные сведения себе на пользу.
– Лионелло не понравились мои методы, когда я начал служить у него после смерти его отца. Он собирался держать меня простым солдатом до конца моих дней. Но он ошибался. С самого детства я знал, что меня ждут великие дела.
– Он, несомненно, ошибся в тебе. Ты не похож на обычного солдата, – сказал Чезаре и добавил как бы между прочим:
– Хотя ты, кажется, не из знатного рода?
«Привычный прием Борджиа, – подумал Дамари, – пряник, а потом резкий удар хлыста». Он постарался подавить вспыхнувший в нем гнев и сказал:
– Человек таков, каким он создает себя сам, ваша светлость. Вам ведь тоже не сразу удалось добиться шапки кардинала. А с Танцующим Ветром в руках вы получите все, к чему стремитесь. Если его святейшество откажется дать вам войско, отвезите статуэтку во Францию. Король Людовик, без сомнения, захочет стать счастливым обладателем этого талисмана, в благодарность он поддержит вас, и объединенными усилиями вы сумеете поставить на колени Испанию, или Флоренцию, или даже Рим.
– Рим? – Взгляд Борджиа остановился на лице Дамари. – Что ты несешь? Ты считаешь, что я способен напасть на город, где правит мой отец?
– Отчего же нет, если это позволит вам создать столь же обширную империю, какой владел некогда Карл Великий.
Борджиа нахмурился:
– Ты слишком далеко заходишь, Дамари.
– Люди нашего типа никогда не заходят слишком далеко, мой господин. Они просто ставят себе цель и идут к ней.
Борджиа взглянул на него и затем снова рассмеялся:
– Ты прав, Дамари. Нет ограничений для человека с таким желудком, который в состоянии переварить все, что проглотил. – Он поднялся и бережно поправил на груди украшенный драгоценными камнями орден Святого Михаила, выгодно оттенявший темный бархат его костюма. – Я обдумаю твое предложение относительно Танцующего Ветра.
Дамари встал.
– Не затягивайте с этим.
– О, как ты нетерпелив. – Улыбка сошла с лица Борджиа. – Только не вздумай совершить ошибку и предложить Танцующий Ветер другому покупателю, Дамари. Это будет не очень умно с твоей стороны.
Дамари поклонился:
– Когда я могу ожидать ответа?
– Вскоре. Мне надо написать отцу и спросить, что он думает об этом. Кто знает! Может быть, его вовсе не заинтересует твоя статуэтка.
– Возможно. – Дамари переменил тему:
– Не желаете ли отужинать со мной, а затем отведать мою маленькую турецкую девочку, которую недавно приобрел? Она очень красива и весьма искусна.
– Думаю, что нет, – Борджиа начал надевать черную бархатную маску, без которой редко показывался на людях в последнее время. Он помолчал, улыбка скривила его губы, когда он посмотрел на маску в своих руках. – Возможно, мы не так уж и похожи, как я подумал, Дамари. Например, ты не так тщеславен, как я. У тебя лицо изрыто шрамами и весьма непривлекательно, но ты не пытаешься спрятать его от других.
– Я привык к моим рубцам, поскольку переболел сифилисом еще в детстве, когда был маленьким ребенком.
– А я все еще болею. Французская болезнь. – Борджиа внезапно откинул голову и расхохотался. – Я подхватил ее от маленькой сицилийской девочки, еще более пленительной, чем твоя турчаночка, которую ты так любезно предлагаешь мне. Все эти суки заслуживают проклятья.
– Что ж, значит, мы с вами братья по несчастью, – заметил Дамари. – Вы уверены, что вам не хочется остаться и испробовать Зарину? Ей всего четырнадцать, и она созрела, как персик на ветке.
– Твои маленькие красотки лишены души и к тому же часто носят отпечатки на теле. Я найду где-нибудь в другом месте более подходящую для меня женщину. – Борджиа поправил маску на лице и двинулся к двери. Его движения были полны грации и изящества. – Тебе следует поучиться искусству обуздывать себя.
– Зачем? – улыбнулся Дамари. – Разве мы не пришли к согласию в том, что люди нашего типа не должны ни в чем отказывать себе? Это весьма возбуждает.
– Ты во всяком случае так считаешь. – Борджиа помолчал, стоя в дверях. – Запомни, тебе не следует ничего предпринимать, пока не получишь ответа от меня. Доброй ночи, Дамари.
Вежливость требовала, чтобы Дамари проводил гостя до главного выхода, но он уже решил про себя, что поступит вопреки этикету. Борджиа должен уже сейчас принимать его как равного, а не как лакея, ползающего на коленях.
– Доброй ночи, мой господин.
Борджиа помедлил, а затем громко захлопнул за собой дверь.


* * *


Дамари удовлетворенно улыбнулся и прошел в лоджию, чтобы посмотреть оттуда на ночное небо. Все складывалось необыкновенно удачно. Ясно было, что Чезаре уже сейчас хотел заполучить статуэтку, не дожидаясь, пока папа Александр благословит его на это. Возможно, Дамари удастся даже выпросить у папы нечто большее, чем просто титул герцога. Какой триумвират они образуют тогда! Ни одна страна и ни одна армия не смогут противостоять им. Разумеется, триумвират не вечен, один человек неизбежно забирает власть в свои руки. И почему бы этим человеком не стать ему? Как он уже говорил Борджиа, с самого детства он знал, что его ждут великие дела. Как далеко он уже успел продвинуться! Он владеет прекрасным дворцом, маленьким, но элегантным домиком в Пизе, и его сокровищница набита богатствами, которые он держит в тайне от жадного папы.
И теперь он завладел Танцующим Ветром.
– Мой господин, гонец из Флоренции желает видеть вас.
Дамари, нахмурившись, повернулся к стоявшему перед ним слуге:
– Как его зовут?
– Томмазо Сантини.
– Я не знаю никакого Сантини.
– Он сказал, что у него послание от Гвидо Каприно.
– Каприно! – пробормотал Дамари. И вдруг в его памяти возникло воспоминание о мягкой белой коже и испуганных голубых глазах. Лоретта! Мысль о проститутке вызвала острый укол наслаждения. Может быть, Каприно отыскал подходящий товар, чтобы предложить ему?
– Присылай сюда Сантини. Я хочу узнать, с чем он прибыл.


* * *


– Я отправил других женщин в сад, – прошептал Марко, когда Лион и Санчия подошли к воротам. – А это Мария. Она говорит, что Родриго уже наведывался к ней в деревню. Думаю, что его легче будет вывести из игры, если он увидит знакомое лицо.
Темноволосая женщина стояла у ворот и заговорщически улыбалась:
– За такую сумму я готова вывести из игры самого сатану, а уж Родриго всегда оставался мною довольным. – И она показала кувшин с вином, который прихватила с собой. – Так что не беспокойтесь.
– Постарайся убедить его в том, что ты богиня любви. Твое задание – отвлекать его от Санчии и занять его так, чтобы он уже ни на что не обращал внимания. – Лион повернулся к Санчии. – Ты знаешь, куда идти?
– Южная часть лабиринта. – Санчия облизнула губы кончиком языка, вглядываясь в высокие железные ворота. Она ясно различила сквозь живую изгородь остролиста высокие зубцы крепости. Лабиринт был очень большим и тянулся по крайней мере на три сотни футов в длину и двадцать футов в ширину. Одни только зубцы вздымались на высоту более девяти футов.
– Кажется, мне надо идти сию минуту. – Она взглянула на Лиона, но выражение его лица нельзя было разглядеть в лунном свете. Санчия открыла ворота. – Вы будете здесь? Вы не оставите меня?
– Мы будем здесь. – Руки Лиона вцепились в один из железных засовов. – Мы не двинемся с места, пока ты не вернешься.
Она глубоко вздохнула, повернулась и пошла за Марией ко входу в лабиринт.


* * *


Лион смотрел ей вслед, пока она не исчезла за кустарником.
– Она отважна и решительна, – сказал Марко, переводя взгляд на Лиона.
– Да.
Марко постоял в задумчивости:
– Мне все это не очень нравится, Лион. Посылать женщину в опасное место, пока мы спокойно стоим здесь…
– Я думаю о том же самом, – жестким тоном отозвался Лион, – но ведь только она сможет добыть ключ, который даст нам возможность пройти в лабиринт и забрать Танцующий Ветер.
Марко замолчал, и минуты потекли в напряженном ожидании.
– Она окажет нам огромную услугу. Как ты отблагодаришь ее, если она принесет ключ?
– Что ты имеешь в виду?
– Ты сказал мне, что она рабыня. Ты дашь ей свободу? Мне кажется…
– Нет!
Удивленный непреклонностью, прозвучавшей в голосе Лиона, Марко спросил:
– Почему? Тебе ведь не по душе рабство. И ты всегда отказывался покупать рабов, когда жил в Мандаре. Естественно, что… – промелькнувшая догадка заставила его оборвать фразу. – Ты делил с ней ложе?
– Что, это так удивительно?
– Нет, – Марко с нарастающим беспокойством изучал выражение лица своего брата. Для него не было тайной, что Лион вел отнюдь не монашеский образ жизни за пределами Мандары, и он знал многих женщин, с которыми Лион проводил ночи. Все они без исключения были хорошо осведомлены о способах, которыми могли доставить чувственное удовольствие. Куртизанки, изучившие способы соблазнения, перезрелые вдовы и те женщины, для которых постельные удовольствия становились основной целью… Среди них не было ни одной столь же уязвимой и юной, как Санчия. И никогда еще мысль о разлуке с любой из них не вызывала у Лиона столь яростного сопротивления.
– А ты не… – Марко замолчал. Нет, об этом он не имеет права спрашивать. Вопрос прозвучал иначе:
– Ты не собираешься взять ее в Мандару?
– Нет.
Марко вздохнул с облегчением, но его тут же начали терзать угрызения совести:
– Это совсем не потому, что я не хочу, Лион. Просто…
– Знаю. – Беспокойный взгляд Лиона скользнул по лицу брата. – Не беспокойся, ничего не изменится, Марко.
Но Марко чувствовал, что уже очень многое изменилось с того момента, как Лион уехал во Флоренцию искать нужного им человека. Тем не менее он предпочел принять слова Лиона как должное:
– Можно купить Санчии хороший дом в Пизе. Как только ты закончишь переговоры о судоверфи, ты сможешь больше времени проводить в Пизе, чем в Мандаре. Это станет и решением…
– Вполне может так получиться, что, когда нам удастся вернуть Танцующий Ветер, у нас появятся новые проблемы. – Взгляд Лиона снова обратился к крепости:
– Как бы то ни было, Танцующий Ветер сейчас – самое главное.


* * *


Поддельный ключ занял место настоящего. Теперь Санчии оставалось только вернуть кольцо с ключами назад, на пояс Родриго.
Только? Страх охватил ее при мысли, что ей придется покинуть сравнительно безопасное место в кустарнике и снова вернуться ко входу в подземелье. Она была необыкновенно счастлива, что ей удалось так быстро и тихо забрать кольцо с ключами и унести его в кусты, чтобы совершить подмену. Родриго тогда слишком занялся Марией, которая, поддразнивая, тащила его в подземелье, что облегчило Санчии задачу. Но было бы безумием верить в то, что так же легко удастся вернуть ключи на место.
Короткий смешок за кустами проститутки прервал ее колебания, и она шагнула к подземелью, где увидела второго охранника, навалившегося на подругу Марии – женщину с крашеными рыжими волосами. Бессмысленно ждать неизвестно чего в кустах. Родриго все еще в подземелье. Ей не остается ничего другого, как последовать туда. Она обернула складками платья кольцо с ключами, закрепив его у пояса, потуже завернулась в плащ и шагнула из тени кустарника в полосу лунного света…
– Хо, вот ты где! – Родриго Эстебан вывалился из лабиринта с кувшином вина, который вручила ему Мария.
Санчия замерла. Успел ли он обнаружить, что ключи пропали?
Родриго поднес кувшин к губам, сделал большой глоток, прежде чем отбросить его, и сказал:
– Не убегай. Меня хватит на вас обеих. Я испанец, и мужчины у нас крепкие и сильные, как быки. – Он сделал приглашающий жест в сторону подземелья. – Я оставил твою подружку такой усталой, что она не может сдвинуть ноги.
Санчия быстро опустила ресницы, чтобы скрыть выражение глаз.
– Я ждала. – И шагнула к нему. – Я не хотела отвлекать тебя.
– А я как раз не против, чтобы ты немножко отвлекла меня. Мне всегда нравились рыжеволосые. – И он шагнул к ней навстречу:
– Покажи мне свои груди. Я хочу сравнить тебя с Марией. – Он не стал дожидаться, когда она послушается его, а схватил за ворот платья и грубо рванул, обнажая грудь.
– Красивая, небольшая, но красивая… – Его темная голова склонилась, и мокрый рот впился в левую грудь.
Какое насилие! Какое унижение! От него воняло чесноком, вином, и его зубы причиняли ей боль. Отвращение подкатило к горлу Санчии, так что руки сами собой сжались в кулаки, чтобы оттолкнуть его.
Но она подавила все мысли и чувства, сосредоточившись на главном. Кольцо с ключами. Ей надо вернуть ключи на место. Руки двигались сами собой, умело закрепляя кольцо на поясе Родриго, а он так и не заметил ничего. Самозабвенно причмокивая, он издавал какие-то животные звуки и шептал гнусные обещания. «Надо благодарить судьбу, что он так пьян и так увлекся мной», – уговаривала себя Санчия.
Но она не испытывала благодарности, одно лишь отвращение.
Кольцо с ключами заняло свое место на поясе. Она сделала все, что требовалось. Теперь можно вернуться к Лиону. Боже, ну где же Мария?
Оторвавшись от ее груди, Родриго поднял голову.
– Идем. – Он схватил ее за руку и потащил в подземелье.
– Ты ляжешь рядом с той шлюхой, чтобы я мог брать то одну, то другую…
– Родриго, куда ты делся? – Мария выглянула из подземелья, ее лиф все еще оставался расшнурованным, большие белые груди возбуждающе сияли в лунном свете. Губы ее были капризно надуты. – Я только на секунду прикрыла глаза, а ты уже взгромоздился на другую. Выгони ее.
Родриго огрызнулся:
– Две лучше, чем одна.
Мария двинулась к ним. Ее груди соблазнительно вздрагивали. Остановившись перед ним, она сказала:
– Ты не прав. Меня более чем достаточно. – Она улыбалась, рука ее уже шарила в штанах Родриго. Он коротко выдохнул и выпустил запястье Санчии.
– Ты уверял меня, что ты – настоящий бык. Теперь покажи мне свои… – поддразнивая его, Мария отступила.
– Жди здесь, – бросил Родриго через плечо и быстро двинулся за Марией. – Чуть позже я… – конец фразы затерялся в подземелье, куда его быстро увлекала Мария.
Санчия побежала.
Холодный ветер бил ей в лицо, когда она неслась по траве, ее губы шептали благодарственную молитву. Оставалось каких-то несколько ярдов.


* * *


Лион открыл ворота, пристально глядя ей в лицо. Она торопливо вышла и только тогда вручила ему ключ.
– Вот то, что ты хотел.
– Все прошло хорошо? – спросил Марко. Санчия натянула плащ, потуже запахивая его на груди, пряча порванное платье:
– Все хорошо.
Безжалостный изучающий взгляд Лиона впился в ее лицо, и ей показалось, что он видит отпечаток насилия, который она сама ощущала на своем теле. Затем, к ее облегчению, он повернулся и направился к месту, где Лоренцо сторожил лошадей.
– Возвращаемся назад, – коротко скомандовал он.
Всю обратную дорогу Марко ликовал. Лоренцо оставался по-прежнему насмешливо-сдержанным.
Только Лион хранил мрачное молчание.
«Он догадался, – с испугом думала Санчия. – Как бы там ни было, но он догадался, что я нарушила обещание и позволила, чтобы другой мужчина коснулся меня». Она могла понять это по тому, как он смотрел на нее, по тому, с какой силой его руки сжимали поводья, и по тому, как крепко были сжаты его губы.
Когда они въехали во двор, Лион спешился, подошел к Санчии и снял ее с лошади. Его взгляд следил за ней с исступленным напряжением:
– Кто? – спросил он.
Она почувствовала, как волна страха поднимается в ней:
– Родриго. Я не могла…
Он отвернулся, его рука с такой силой сжала ее запястье, что на нем должны были остаться синяки. Он повел ее в сторону амбара.
– Отведите лошадей в конюшню, – хрипло бросил он через плечо Лоренцо и Марко. – Я потом позабочусь о них.
В амбаре было темно и страшно, слышались какие-то странные шорохи и звуки. Ее сердце билось так громко, что Лион должен был слышать удары.
Его черный силуэт возник в проеме, заслоняя бледное ночное небо. Он закрыл за собой дверь, и наступила полная тьма.
– Родриго? – Его грубый голос прерывался. – А кто еще?
– Никто, – проговорила она. – Я никак не могла помешать этому. Мне надо было повесить кольцо с ключом на место, а Мария исчезла куда-то, и не оставалось ничего другого…
– И ты раздвинула ноги и приняла его в себя. – Его рука тяжело легла на ее плечо и встряхнула. – Ты позволила ему лечь и…
– Нет. Он только дотронулся до меня ртом и руками и больше ничего. Пришла Мария и увела его.
Лион немного успокоился.
– Ты говоришь правду?
Санчия торопливо кивнула, но потом поняла, что он не видит в темноте.
– Клянусь, мой господин.
– Боже! Тогда какого дьявола ты выглядишь такой виноватой?
– Но ведь я и в самом деле виновата. Ты приказал, чтобы никто не смел прикоснуться ко мне. А он трогал меня. – Ее передернуло. – Это было так мерзко! Такая гадость!
Лион помолчал. Его тяжелая рука продолжала с силой давить ей на плечо. Наконец он убрал ее, и Санчия услышала его удаляющиеся шаги.
– Мой господин?
– Я зажгу фонарь.
Свеча вспыхнула, озарив его жесткие грубые черты. Он поставил фонарь на земляной пол:
– Где он дотронулся до тебя?
Она показала на грудь.
Он подошел к ней, распахнул плащ и увидел разорванный лиф платья. Его лицо окаменело.
– Он причинил тебе боль?
– Совсем немного. Я прошу прощения, мой господин.
– Боже, почему ты просишь прощения? Это я виноват, я сам отправил тебя к этим подонкам. – Его голос смягчился. Губы чуть тронула улыбка. – Ты удивляешься, что я так смотрю на тебя? Я пользуюсь теми редкими сказочными минутами, что выпадают нам. К сожалению, с того момента, как я узнал тебя, мои понятия о справедливости вытеснило желание. – Его ладонь мягко легла ей на грудь. – Бедная Санчия, с тех пор как ты покинула Джованни, у тебя не выдалось ни одного легкого дня!
Его голос зазвучал так ласково, что у нее перехватило дыхание.
Но более ничего не последовало. Он убрал руку и отступил.
– Ты не запачкана, – сказал он спокойно. – Ты как чистая прозрачная река, которая несла свои воды мимо грязных берегов. Теперь ты достигла моря, и грязь больше не коснется тебя. – Он посмотрел ей в глаза. – И опасность больше не коснется тебя. Ты исполнила то, что могла сделать для нас, и сделала хорошо. Больше я тебя ни о чем не попрошу.
– Ты не сердишься на меня?
– Нет. – Он посмотрел на нее без улыбки, перед тем как повернуться и уйти. – Я не сержусь на тебя. Но мне надо вернуться в дом. Теперь, имея ключ, мы исполним задуманное завтрашней ночью. – Он нахмурился. – Мне необходимо снова посмотреть карту, чтобы разобраться в ней получше. Чертеж Витторио не очень хороший, он не дает возможности представить, где расположены ходы лабиринта. Из-за этого могут возникнуть сложности. – Он задержался в дверях. – Приведи себя в порядок и приходи. Мне не хочется, чтобы Марко и Лоренцо глазели на твою прекрасную грудь.
– Лоренцо уже видел меня раздетой.
– Больше этого не повторится. Теперь все будет иначе.
– Иначе?
Но Лион уже вышел и быстро зашагал к дому.
Санчия попыталась как могла привести в порядок платье, но ей очень не хватало иголки с ниткой. Возможно, то и другое есть в доме. Она только поплотнее закуталась в плащ и задумчиво посмотрела на мерцающие окна. «Иначе». Что имел в виду Лион, говоря это? Ничто не могло столь резко отличаться от ее прежней жизни, чем эти последние дни, проведенные вместе с ним. И все же он собирается еще что-то изменить.
Раньше она не боялась перемен, но теперь при мысли о чем-то новом, что может войти в ее жизнь, она испытала странное чувство. Что это было – страх? А может быть, первый проблеск надежды?
– С тобой все в порядке?
Санчия повернулась и увидела Марко, стоявшего в нескольких шагах от двери, ведущей в амбар.
– Это господин Андреас послал тебя за мной? В этом не было необходимости, я уже иду.
Марко покачал головой:
– Лион изучает карту лабиринта. Я воспользовался удобным случаем. – Он помолчал и прибавил:
– Мне показалось, что он сердит на тебя.
– Теперь уже нет.
Марко облегченно вздохнул:
– Я не был уверен. Мне не всегда удается понять Лиона.
«Поэтому он и пришел к амбару, чтобы убедиться, не обидел ли меня Лион», – поняла Санчия, чувствуя прилив благодарности.
– Хотя сразу видно, что вы очень привязаны друг к другу, – сказала она.
– Мы братья, – просто ответил он. – Мы по-разному думаем и действуем по-разному, но связь остается.
– Но если даже ты не всегда его понимаешь, то представь, как же трудно мне, – пожаловалась Санчия. – У него такой изменчивый нрав. И объясни, почему вы оба готовы рисковать жизнью ради статуэтки? Лион сказал, что Танцующий Ветер – член вашей семьи. Но я не могу понять, как о куске металла можно думать и говорить, будто о живом существе?
– Это только потому, что ты никогда не видела Танцующий Ветер, – мягко ответил Марко. – В первый раз, когда я увидел его в детстве, я решил, что он живой. Я был так поражен, что не мог отвести взгляд, не мог перевести дыхание. – Он подошел и поднял фонарь с пола. – Пойдем в дом, я могу понадобиться Лиону.
– А как выглядит Танцующий Ветер?
Марко взял Санчию под руку:
– Слова бессильны передать его волшебную красоту. Можно, конечно, сказать, что это украшенная драгоценными камнями золотая статуэтка Пегаса, крылатого коня богов. Высотой он достигает всего восемнадцати дюймов и не больше четырнадцати в ширину. И крылья. – Он взмахнул рукой в воздухе, как бы пытаясь передать летящее движение коня. Облака, по которым скачет Пегас…
– Скачет, а не летит?
Марко кивнул:
– Конь несется, как ветер. Его крылья скрещены за спиной. Ветер играет гривой. Губы слегка приоткрыты. В огромных миндалевидных глазах сияют изумруды. Только его левое заднее копыто касается облаков, которые служат подставкой для статуэтки, так что создается впечатление, будто Танцующий Ветер и в самом деле несется по воздуху.
– По описанию очень красиво.
– Он и в самом деле прекрасен. На него больно смотреть.
Голос Марко звучал задумчиво, и Санчию поразило печальное выражение его лица.
– Лион сказал, что статуэтка очень древняя и что о ней сложено много легенд. Сколько ей лет?
Юноша пожал плечами:
– Кто знает!
– А сколько лет она хранится у вас?
Лицо Марко прояснилось. Карие глаза взглянули на нее с лукавством:
– Ты не поверишь. Мы – очень древний род.
Санчия усмехнулась:
– Вы происходили от Адама и Евы?
– Как и все мы…
– Расскажи. Ты о чем-то думал, когда я…
– О Древней Греции. О начале всего. Слышала ли ты когда-нибудь о Трое?
Она нахмурилась:
– Да, от рассказчиков, которые выступают на площади, и еще… как-то Джованни принес один манускрипт… – Она замолчала. Вряд ли его могло заинтересовать что-либо из ее прошлого. – Троя?
Марко улыбнулся:
– Согласно преданиям, которые передавались из поколения в поколение в нашей семье, Андрос впервые получил Танцующий Ветер в Трое.
– Андрос? – повторила Санчия задумчиво. – Ты хотел сказать – Андреас.
– Имена меняются в течение столетий. Мы не совсем уверены, действительно ли его имя было Андрос. Говорится также, что он был родом из Шарданы и очень мало рассказывал о себе.
– Я никогда не слышала о людях родом из Шарданы. – Она недоверчиво посмотрела на него. – Ты подшучиваешь надо мной, не так ли? И выдумал эту историю для того, чтобы наказать меня за любопытство?
Он покачал головой:
– Я рассказываю тебе то, что слышал сам.
– Троя никогда не существовала. Я слышала «Илиаду», но всегда думала, что это миф, легенда.
– Александр Великий считал, что Троя существовала, и Юлий Цезарь тоже. Многие ученые мужи верят, что Гомер просто пересказал то, что слышал от других рассказчиков, и таким образом это все дошло и до наших дней.
– И ты сам тоже считаешь, что «Илиада» – правда?
– Не имею представления. История, как и имена, со временем искажается. И те рассказы, которые услышал я, во многом не совпадают с тем, что утверждает Гомер.
– А какие рассказы ты слышал?
– Ты все равно ничему не поверишь. – Он повернулся, вглядываясь в зеркальную гладь озера. – Но я расскажу тебе, если хочешь. Андрос был из Шарданы и как все они – моряком. Они много плавали и много воевали, тщательно скрывая свое местонахождение. И у них были основания для этого. Они нападали и грабили города в Персии, Греции, Египте, и там возникли легенды о великолепном городе, где хранится много похищенных сокровищ со всего мира. Все города рано или поздно подвергались нападению и ограблению, а Шардана оставалась нетронутой.
– Они были морскими разбойниками?
Марко кивнул и продолжал:
– Однажды корабль Андроса во время бури разбило о камни, ч его выбросило на берег неподалеку от Трои. Андроса и его спутников схватили. Его товарищей принесли в жертву богу Посейдону, а вот Андроса троянцы решили оставить в живых, чтобы под пытками выведать, где находится его родина. – В голосе Марко звучало осуждение. – Должно быть, троянцы тоже были не прочь поживиться сокровищами Шарданы. Андрос отказался сообщить, где искать его город, и должен был умереть под ударами кнута, если бы Агамемнон не выбрал именно этот момент, чтобы напасть на Трою. И Троя была разрушена.
Она нахмурилась:
– Но я слышала, что Троянская война длилась многие годы, разве не так?
– Так повествует Гомер. По нашей версии, прошло меньше года, и Троя пала. Когда началась война, Андроса отдали Парадигнесу – брату правителя города, чтобы дать ему возможность прийти в себя, а затем, дождавшись более благоприятного момента, снова подвергнуть пыткам и вытянуть из него все, что их интересовало. Но эти два человека за месяцы осады подружились, и после того, как Траянор открыл ворота, они…
– Подожди! – Санчия схватила его за руку. – Кто такой Траянор и почему он открыл ворота города?
– Траянор – один из воинов-защитников города. И открыл он ворота по самой простой и древней из причин. Его подкупили. Когда отряд троянцев вышел, чтобы отбить атаку, Траянора взяли в плен. Он пробыл в лагере греков около недели, а потом сбежал и вернулся в Трою. Однажды ночью, через несколько дней после возвращения, он открыл западные ворота, и греки ворвались в город. В конце концов их удалось снова оттеснить, но троянцы потеряли очень много своих воинов, и к тому же грекам удалось поджечь ворота при отступлении. Изменника Траянора правитель города приказал разрубить на куски, а затем сжечь на площади. – Марко помолчал. – В доме Траянора и был найден Танцующий Ветер.
– Плата за предательство!
Марко кивнул:
– Правитель города отдал скульптуру Парадигнесу и приказал расплавить ее так, чтобы от нее остался только слиток золота.
– Но он не сделал этого.
– Он любил все прекрасное и не смог заставить себя уничтожить такой шедевр. Но ему не хотелось, чтобы это сокровище вернулось назад к грекам, ведь он понимал, что рано или поздно они захватят город, это лишь вопрос времени. – Он улыбнулся Санчии:
– Как ты думаешь, что он сделал? Он отдал статуэтку Андросу. И показал ему путь из города. Говорят, что когда Троя была снова восстановлена, там обнаружили подземный ход, ведущий из города к холмам. Парадигнес показал Андросу вход в туннель и пожелал ему и Ясинте…
– Ясинге?
– В некоторых версиях говорится о том, что Андрос вышел из Трои не один, а вместе с женщиной. Парадигнес не хотел, чтобы она стала добычей греков.
– Это была жена Парадигнеса?
– У него не было жены.
Глаза Санчии широко раскрылись.
– Елена… – прошептала она.
– Нигде не упоминается о том, что эту женщину звали Еленой. Только Ясинтой. – Марко улыбнулся. – Но я нашел перевод этого слова. Ясинта означает «Прекраснейшая».
– И они оба покинули Трою, унося с собой Танцующий Ветер? Куда же они направились?
– На юг. По направлению к Египту. Легенды повествуют о том, что они вдвоем стояли на холме, когда запылала Троя.
– Значит, они ушли в ту ночь, когда троянцы затащили в город деревянного коня?
Марко усмехнулся и покачал головой.
– Это опять же по словам Гомера. Но если верить преданиям, никакого деревянного коня не существовало. Был только Танцующий Ветер. Танцующий Ветер – скульптура столь прекрасная, что некто согласился предать свой дом, свой народ, чтобы только завладеть ею. Ее волшебное очарование породило легенды, дошедшие до нас сквозь тысячелетия.
– И ты веришь, что все это было на самом деле?
– Иногда. То, что ворота Трои оказались открытыми в результате подкупа и предательства, не менее убедительно, чем то, что Троя пала из-за какой-то глупой выдумки с деревянным конем.
– Да, похоже на правду, – медленно произнесла Санчия. – А как, по-твоему, Танцующий Ветер оказался в руках у греков?
– Перед смертью Траянор сообщил, что, как рассказывали греки, два пастуха нашли скульптуру в горах, недалеко от Микен, во время страшной бури и принесли ее Агамемнону. Они уверяли, что она появилась при ударе молний.
– Чепуха.
– Легенда. И такая же невероятная, как и множество других легенд, связанных с Танцующим Ветром.
Но Санчия слишком устала, чтобы слушать дальше. Танцующий Ветер и без того раздразнил ее воображение и своей историей, и сам по себе. Она ясно представляла себе сияющую золотом скульптуру в темноте сокровищницы, терпеливо ждущую, когда придет Лион и освободит ее. И он, забыв о подстерегающей его опасности, готов спешить на ее молчаливый призыв.
Глупости! Что за мысли приходят ей в голову! Ведь она и в глаза не видела эту статуэтку. Просто она слишком возбуждена и еще не отошла от того ужаса, который пережила сегодня вечером.
Санчия заставила себя улыбнуться.
– Очень интересные истории, хотя и совершенно невероятные. Ты гораздо более искусный рассказчик, чем Пико Фаллоне, который выступает на площади во Флоренции. – Она обернулась к своему собеседнику. – Но не думаешь же ты, что я поверю всем этим небылицам?
Марко понимающе посмотрел на нее:
– Конечно, нет. Ты умная и весьма тонко чувствующая женщина. Почему ты должна верить сказкам? Я рассказал тебе это просто потому, что ты сама попросила меня.
– Я очень любопытная, – Санчия быстро открыла дверь и шагнула через порог. – Но я, конечно, понимаю, что ничего такого на самом деле случиться не могло.


* * *


– Нам потребуется гораздо больше, чем тридцать минут, чтобы пройти по лабиринту до сокровищницы, найти Танцующий Ветер, а затем вернуться назад к выходу. – Лион провел пальцем по чертежу. – И в таком случае смена караула обнаружит, что мы проникли внутрь, и нас будут поджидать с двух сторон.
Марко придвинулся ближе к столу:
– Святая Мария, ты прав. Нам придется останавливаться каждую минуту и сверяться с картой, правильно ли мы идем. – Он поморщился:
– Как странно. Этот лабиринт выглядит как проход сквозь ад.
– Поэтому-то Дамари так спокоен, – заметил Лион.
– Я пойду с вами и буду ждать в кустарнике, недалеко от лабиринта. Когда появится смена, я уберу ее, – предложил Лоренцо.
Лион взвесил его слова:
– Мне не нравится, что лошади останутся без присмотра. И к тому же это даст нам всего дополнительные пять или десять минут. Ведь все равно кто-то спохватится, что сменные не пришли, и захочет посмотреть, что случилось с ними. Не думаю, что это поможет нам.
Лоренцо пожал плечами:
– А есть другое решение?
«Мне незачем вступать в разговор», – подумала Санчия. Она сидела у огня, в волнении стиснув руки и напряженно прислушиваясь. Они и не спрашивают ее ни о чем. Лион сказал, что она не должна больше беспокоиться из-за Танцующего Ветра. Она поступит очень глупо, если снова вернется во дворец, ведь Лион сам сказал, что ей уже не надо помогать им.
– Выхода нет, – мрачно проговорил Лион.
Она продолжала хранить молчание. Лион сказал, что больше не будет подвергать ее опасности.
Но она обещала ему быть верной, а не только послушной. А о какой же верности может идти речь, если она промолчит в эту минуту?
– Итак, ты с Марко идешь в лабиринт, а я остаюсь и беру на себя караульных, – подвел итог Лоренцо. – Марко будет нести фонарь, а ты будешь сверяться с картой.
– И будем надеяться, что не заблудимся в этом проклятом лабиринте, – печально проговорил Марко. – Иначе нам придется прокладывать себе путь мечом, прорубаясь сквозь плетеные перегородки.
– Эти перегородки четырех футов толщины. А в некоторых местах, по краям, они такие толстые, – что тебе придется рубить их полдня, пока ты продерешься к выходу, – усмехнулся Лион. – Если, конечно, мы угадаем, в каком направлении рубить. Мы ведь…
– Я могу провести вас по лабиринту.
Все трое повернулись в сторону Санчии.
«Святой Иисусе, что она такое говорит?!» – удивилась Санчия, медленно разжимая сцепленные руки и разглаживая ладонями платье на коленях. Она встала.
– Я могу провести вас в сокровищницу и вернуться к выходу меньше чем за тридцать минут.
Марко покачал головой:
– Я знаю, ты хочешь нам помочь, Санчия, но этот лабиринт как преисподняя. Ни один…
– Я могу. – Она подошла к ним и взглянула на чертеж. – Я могу идти, не останавливаясь, не сверяясь ежеминутно с картой, и не потеряю дорогу. Я буду совершенно точно знать каждую минуту, в каком месте мы находимся.
– Удивительно, – произнес Лоренцо, – и просто невероятно.
– Нет, это правда. – Она закрыла глаза, и чертеж предстал перед ней во всех деталях. – Когда вы входите в лабиринт, надо повернуть направо, пройти два прохода и повернуть налево, пройти дальше мимо трех переходов и повернуть снова налево, затем…
– Достаточно, – произнес Лион.
Она открыла глаза и увидела, как он смотрит на нее с нежной улыбкой на губах.
– Похоже, Джованни даже не представлял твоей истинной стоимости.
Она покачала головой:
– Я помню все. С самого детства мне достаточно было одного взгляда, чтобы запомнить увиденное навсегда.
– Это и в самом деле великолепное качество и, кажется, весьма удачное для нас. – Он помолчал. – Если, конечно, ты решишь идти с нами.
– Решу? Ты не приказываешь мне?
– Я уже говорил, что тебе не придется больше идти во дворец. Я не могу нарушить обещание.
Лоренцо насмешливо приложил руку к уху:
– Ого, что я слышу? Я не предполагал, что моя победа окажется такой быстрой, но я уже слышу звуки фанфар!
– Успокойся, Лоренцо. – Лион не отводил взгляда от лица Санчии. – Я не хочу настаивать на том, чтобы ты пошла снами.
– Но я нужна вам.
– Конечно, ты нужна нам. – Он улыбнулся той своей редкой улыбкой, которая согревала и успокаивала ее душу, обещая что-то прекрасное и неизведанное в будущем. Это всего лишь улыбка, подумала она в замешательстве, и не надо обманывать себя и давать разгореться в сердце огоньку надежды. Она не поддастся обаянию его улыбки и скажет, что ни за что не совершит это безумие – никогда не вернется вновь в тот страшный дворец.
– Я пойду, – прошептала она. – И я проведу вас через лабиринт.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Терпкий вкус страсти - Джоансен Айрис

Разделы:
123456789101112131415161718192021

Ваши комментарии
к роману Терпкий вкус страсти - Джоансен Айрис



давно искала эту книгу, рада что нашла и перечитала.
Терпкий вкус страсти - Джоансен АйрисНаталья
31.05.2011, 11.17





интересный роман. очень насыщенный событиями.
Терпкий вкус страсти - Джоансен Айрислёлища
9.04.2016, 21.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100