Читать онлайн Терпкий вкус страсти, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Терпкий вкус страсти - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Терпкий вкус страсти - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Терпкий вкус страсти - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Терпкий вкус страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

– Куда мы идем? – спросила Санчия, пытаясь не отставать от широко шагавшего Лоренцо.
– В дом к Джулии Марцо, – ответил он, – Мы останавливаемся у нее, когда бываем во Флоренции.
– Я слышала об этой женщине. Она известная куртизанка, и у нее много богатых любовников. Значит, мой новый господин очень богат. Должно быть, так, иначе он был бы не в состоянии столько заплатить за меня. Он упоминал о каком-то месте, которое называется Мандара. Мы поедем именно туда, когда оставим Флоренцию? Я никогда не бывала за пределами Флоренции с тех пор, как мы приехали сюда. Когда мне исполнилось три года, нас с матерью продали Джованни, и мы…
– Хватит, – перебил ее Лоренцо. – Ты можешь хоть немного помолчать? Ты говоришь без умолку с той самой минуты, как мы вышли из булочной.
– Я всегда разговариваю, когда мне страшно. – Санчия тревожно улыбнулась. – А мне очень страшно сейчас. Меня ждет что-то неизвестное, пугающее…
– Ты ничего не боялась, когда торговалась с булочником о приданом для своей хорошенькой Элизабет.
– Это совсем другое. Мессер Бенедетто хорошо знает, какого рода сделку он заключает, принимая Элизабет в свой дом. Товар у него пользуется спросом, дела идут хорошо, и он хочет найти для Алессандро подходящую пару. Я беспокоилась, что, если он не будет удовлетворен приданым Элизабет, он откажется взять Пьеро. – Она повернулась и взглянула на него:
– Хорошо, что ты был там. Ты помог уладить все быстрее, чем я надеялась.
– Я? – Он вскинул брови. – Но я не произнес ни слова.
– Да, конечно. Но это не имело значения. Он чувствовал себя неловко в твоем присутствии, и ему хотелось, чтобы ты поскорее ушел. Думаю, что многие люди испытывают смущение и страх, когда ты рядом.
– Тем не менее тебе, по-видимому, я не кажусь таким уж страшным, – произнес Лоренцо сухо. – Скажи, а тебе никто не говорил о том, что в твоем возрасте пора уже научиться скрывать свои мысли и быть сдержаннее? К примеру, многим мужчинам не понравилось бы, если бы им так прямо сообщили о том пугающем впечатлении, которое они производят.
Она с удивлением посмотрела на него:
– Но ведь тебя это не волнует? Мнение окружающих не имеет для тебя никакого значения.
– Ты довольно проницательна, – он глянул ей в лицо, – и хорошо разбираешься в людях. Я заметил это, еще когда ты беседовала с мессером Арколо, а затем с Бенедетто. Ты угадываешь их желания и намерения и используешь так, как тебе нужно.
– Это необходимо, – просто ответила она. – Иногда ум – единственное оружие, которое мы имеем. Разве ты так не считаешь, мессер Лоренцо?
– Да. – Он немного помолчал. – Но я бы тебе не советовал пытаться управлять Лионом так, как ты это делала с булочником. Это опасно.
– И не собираюсь. Я дала ему обещание, – она попыталась улыбнуться. – Но я бы почувствовала себя чуть лучше, если бы ты мне рассказал немного о господине Андреасе. Я никогда никому не принадлежала, кроме Джованни, а это совсем другое, чем чувствовать себя настоящим рабом.
– В самом деле? Потому что он был так добр к тебе?
Она покачала головой:
– О нет! Джованни слишком эгоистичен, чтобы быть добрым к кому-нибудь. Он любит только себя, а до остальных ему нет дела. Когда я была ребенком, я негодовала, но потом поняла, что он просто глупый человек, и мне стало легче. – Она пожала плечами. – Все, к чему он стремился, – это чтобы ему самому было хорошо. Я избавила его от всех забот и дома, и в лавке, и этого было достаточно, чтобы он оставил меня в покое.
– Что-то мне с трудом верится, что он таков, каким ты его описываешь, – пробормотал Лоренцо. – Согласись, что подобрать с улицы трех ребятишек было не так уж эгоистично с его стороны.
– Я убедила его, что ему это очень выгодно, – ответила Санчия. – Бартоломео и Элизабет – брат и сестра, и жили дверь в дверь с лавкой Джованни. Когда их родители умерли три года назад от лихорадки, у них не оказалось родных, которые могли бы помочь им, и я не позволила, чтобы их выбросили на улицу. Мне удалось внушить Джованни, насколько он выиграет, взяв их к себе. Он получит сразу трех рабов вместо одного и при этом не заплатит за них ни единого дуката. Я обещала, что они не доставят ему никакого беспокойства и что я буду делить с ними свою еду.
– Вижу, что ты сдержала слово. От тебя остались только кожа да кости.
Она поморщилась:
– Еды и в самом деле было слишком мало, а когда у нас появился еще и Пьеро, я поняла: надо что-то делать. Я принадлежала Джованни, поэтому не имела права работать ни на кого другого, кроме него. А всякий раз, когда я просила у него денег, он грозился выбросить детишек на улицу.
– И ты начала воровать, – без всякого выражения сказал Лоренцо. – Твое милосердие могло стоить тебе жизни.
– Знаю, – кивнула она, – но это нельзя назвать милосердием. Это было нужно мне самой.
Они вышли на Понте Веккис, вдоль которого тянулись лавки преуспевающих купцов, торгующих шелками и драгоценностями. Но Санчия не замечала их. Она смотрела в мутные воды Арно.
– Они стали моей семьей. Мне было так одиноко до того, как они появились. И поэтому я снова и снова шла воровать, хотя так и не сумела преодолеть свой страх.
– И вот теперь ты опять осталась одна.
– Нет ничего вечного, – заметила она философски. – Мне все равно надо было пристроить любым способом Элизабет. Она стала слишком хорошенькой – это опасно для женщины. Джованни пил все больше и больше, его дела шли все хуже, а это означало, что и Бартоломео тоже надо было найти другое место.
– А Пьеро?
– Пьеро… – печально повторила она. – Надеюсь, что мне все-таки удастся взять Пьеро через некоторое время. – Она покачала головой и замолчала, пытаясь удержать набегавшие на глаза слезы. Как это глупо – плакать сейчас, когда ей удавалось сдерживаться так долго. Элизабет – та плакала по любому поводу, но Санчия видела, что и на глазах Бартоломео показались слезы, когда они уходили, оставив его в лавке мессера Арколо. А вот Пьеро не плакал. Он только смотрел на нее своими пронзительно синими глазами и сжимал ее руку так крепко, что у Санчии защемило сердце.
– Элизабет позаботится о Пьеро. Она очень нежная и любящая. – Голос Санчии дрогнул, и она сделала глубокий вдох. – Всем им теперь будет намного лучше, чем было у Джованни.
– А как ты? – Лоренцо следил за выражением ее лица. – Тебе тоже будет лучше, как ты думаешь?
– Не знаю. – Она прямо посмотрела на него. – Тебе это лучше знать.
– Я затрудняюсь ответить. – Едва уловимая улыбка тронула его губы. – У Лиона до сих пор не было рабов. И это очень интересно – наблюдать, как он поведет себя в новой для него роли.
От Санчии не укрылись нотки оживления, прозвучавшие в обычно бесстрастном голосе Лоренцо.
– Тебе доставляет удовольствие наблюдать за людьми со стороны, не так ли? Словно они лишь пешки в твоей игре. – Она помолчала немного и затем спросила:
– Если у него до сих пор не было рабов, зачем он купил меня?
– Думаю, будет лучше, если об этом ты поговоришь с ним самим.
– А разве тебе не интересно было бы увидеть мою реакцию на свои слова? – лукаво улыбнулась Санчия. – Могу поспорить, что она тебя не разочарует.
Лоренцо с изумлением уставился на девушку.
– Ты, кажется, пытаешься нащупать мое слабое место и сыграть на этом? Учти, это примерно также безопасно, как прогуливаться по краю пропасти…
– Извини. – Живое выражение ее лица изменилось, стало видно, что она осунулась и побледнела и вдруг сразу напомнила усталого ребенка. – Боюсь, что это моя вторая натура. Но я хотела только… – После некоторого молчания она призналась:
– Я боюсь. Он пугает меня.
– Ты боишься Лиона? А где же был твой страх, когда ты так решительно убеждала его помочь своим маленьким друзьям.
– У меня не было другого выхода. – Она облизнула пересохшие губы. – При нем у меня возникает такое чувство… – Она замолчала, подбирая нужные слова. – Как в последний момент, когда я протягиваю руку за кошельком. Страх, трепет, но в то же время и возбуждение.
– Хм. Интересно.
– Помоги мне! – Ее пальцы вцепились в шерстяную шаль на груди. – Я никогда не чувствовала сбоя беспомощной с Джованни, но испытываю это в присутствии господина Андреаса.
– Почему я должен помогать тебе? Лион мне друг, а ты для меня никто, – произнес он без всякого выражения.
Но Санчия упорно не хотела отступать – она привыкла бороться до конца.
– Не вижу причины, почему бы тебе не помочь мне. Разве только тебе будет забавно наблюдать, как я, точно пугливая мышка, буду бегать взад и вперед, выполняя приказания господина Андреаса.
Внезапно он усмехнулся.
– Тебя можно назвать кем угодно, но только не пугливой мышкой. – Он помолчал. – Лион великодушен. Служи ему хорошо, и у него не будет повода плохо с тобой обращаться.
Санчия почувствовала облегчение, обнаружив маленькую трещину в стене, которой Лоренцо Вазаро окружал себя, чтобы держаться в отдалении от всех.
– Он ведет себя как очень важный господин. Он очень богат?
Лоренцо помолчал некоторое время, и она уже решила, что он не хочет отвечать.
– Он – правитель города-республики Мандары. И, конечно, довольно богат. Но у него только один город. Его отец был кондотьером, и Андреас вырос, следуя за ним. Лоренцо Медичи <Медичи Лоренцо (по прозвищу Великолепный) – правитель Флоренции с 1469 г.> отдал его отцу Мандару как плату за то, что он вел войну с одним из его противников.
– Где находится Мандара?
– На юге. Между Флоренцией и Пизой.
– И теперь господин Андреас – правитель города?
Лоренцо кивнул:
– С тех пор как отец умер, около тринадцати лет назад. Лион продолжал дело отца и возглавлял армию до тех пор, пока не надумал распустить всех и не вернулся в Мандару. – Вазаро вопросительно взглянул на нее:
– Ну что? Этих сведений хватит для того, чтобы уменьшить твои опасения?
– Нет, – ответила Санчия. – Но ведь ты не передумаешь и не станешь рассказывать, зачем господин Андреас купил меня?
Лоренцо ничего не ответил.
– А может, все-таки расскажешь?
– Ты напрасно теряешь… – он оборвал себя на полуслове и резко остановился. – Санта Мария, что это?
Они пересекали Меркато Нуово, где банкиры с книгами счетов и толстыми кошельками сидели за столами, покрытыми зеленым сукном. Однако внимание Вазаро привлекли не банкиры, а толстый мужчина, которого окружила толпа смеющихся зрителей.
– Или я ошибаюсь, или с этого жирного борова собираются содрать кожу.
– Да это всего лишь банкрот, – ответила Санчия равнодушно. – В порядке компенсации его бьют по заду.
– Как это унизительно, – пробормотал Лоренцо. Но вот губы его внезапно раздвинулись в улыбке:
– Надо предупредить Лиона, какое наказание ждет его в вашем великолепном городе, если, как он опасается, ты окажешься слишком разорительной для его кошелька.
Но Санчия не оставляла попыток раздобыть интересующие ее сведения.
– Я спрашиваю не о чем-то значительном. Мне необходимо только знать…
– Тихо! – Лоренцо скрестил на груди руки и ускорил шаг. – Меня не интересуют твои возражения и объяснения. Позволь мне немного побыть в благословенном молчании.
Некоторое время они шли молча, пока Лоренцо не произнес:
– Дом Джулии за углом. – Он бросил на Санчию взгляд. – Но боюсь, что она не разрешит тебе пройти через парадный вход. Мне известно, насколько донна Джулия заботится о том, какое впечатление производит ее дом.
Санчия нахмурилась:
– Я не собираюсь воровать в ее доме.
– В данном случае речь не об этом. – Он сморщил нос. – Просто тебе нужно как следует выкупаться.
– Я чистая. Я мылась только сегодня утром. Это… – Она замолчала, так как они повернули за угол, и ее глаза широко распахнулись от удивления при виде двухэтажного дома. – Действительно, какой великолепный дом. Он выглядит таким же прекрасным и большим, как дворец. Его владелица, наверное, купается в роскоши. Скажи, тебе не кажется странным, что мужчины готовы столь дорого платить за такое короткое удовольствие – обладать женщиной? По-моему, это просто глупо.
Его губы изогнула улыбка:
– Я не нахожу в этом ничего удивительного. Хотя, впрочем, я тоже отношусь к таким глупым мужчинам.
Она повернулась и испытующе посмотрела на него. Его манеры были так холодны, что ей было почти невозможно представить его развлекающимся с одной из девиц в этом роскошном доме.
– Ты действительно…
– Думаю, ты задала достаточно вопросов, – перебил он ее и, взяв за локоть, повел к украшенной двери главного входа. Посмотрев, как Санчия открывает дверь, он все-таки пробормотал ответ:
– При случае я тоже делаю это.
* * *
– Если ты хочешь, чтобы твоя маленькая рабыня получила разрешение провести здесь ночь, тебе нужно пойти к Джулии и объясниться с ней. – Лоренцо стоял на пороге комнаты Лиона. Тот вежливо прикрыл зевок своей большой крепкой ладонью. – Я рассадил весь выводок Санчии по новым гнездышкам, но я отказываюсь вставать между спорящими женщинами.
– Где она? – Лион поднялся и быстро двинулся к двери. События этого дня не изменили его планов относительно Санчии.
– В комнате Джулии, – Лоренцо спустился следом за ним в зал. – Мы не успели даже миновать вестибюль, как появилась оскорбленная Джулия и налетела на твою маленькую Санчию… – он помолчал, прежде чем подобрал подходящее выражение, – …из-за необычного аромата. Она позвала прислугу, и те потащили девчонку в ее комнату, чтобы выкупать.
– В чем Санчия и в самом деле весьма нуждается.
– Но что она решительно отказывается сделать. Когда я оставил их, Санчию с трудом удерживали две служанки, а Джулия в это время раздевала ее. – Лоренцо открыл дверь комнаты. – О! Я вижу, они уже затолкали ее в бочку. Какое достижение!
– Почему вы не хотите выслушать, глупые женщины! Меня не нужно мыть! – послышался голос Санчии. В нем звучала сила и решительность, как в те минуты, когда она разговаривала с Джованни.
Лион шагнул в комнату и резко остановился:
– Господи! Что здесь творится?
Одежда лежала разбросанной по комнате так, словно ее разнесло порывом ветра. Волосы Джулии растрепались и падали на плечи, жемчужная повязка разорвалась и жемчужины раскатились по полу. Корсаж ее сине-голубого платья был разорван в трех местах и залит водой, выплеснувшейся и на пол, и на Джулию, и на двух служанок, державших отбивающуюся Санчию в кадке, пока Джулия пыталась отмыть ее.
Вдруг взгляд Санчии упал на Лиона, и она тотчас перестала отбиваться:
– Они не слушают меня. Я пыталась объяснить им, что этого не надо делать.
– Она воняет, – процедила Джулия сквозь стиснутые зубы. – Лоренцо сообщил мне, что этот дьяволенок принадлежит тебе, но я не позволю держать ее в моем доме, пока от нее исходит такое зловоние. – Джулия погрузила мочалку в воду и принялась тереть шею Санчии.
– Ты делаешь мне больно! – Янтарные глаза Санчии устремились на Джулию. – И это совершенно ни к чему. Я чистая!
– Она и в самом деле кажется чистой, – с удивлением ответил Лион.
Золотистая кожа Санчии мерцала из-под воды. Раздетая, она не производила впечатления такой уж тощей, какой представлялась в платье.
– Прикажите ей, чтобы она выслушала меня. – Санчия замолчала, встретив взгляд Лиона. Ее глаза широко распахнулись, и она уже не могла отвести от него взгляда, пока стыдливый румянец не выступил на скулах. Наконец она судорожно сглотнула и перевела дыхание. – Пожалуйста, мой господин, скажите ей, чтобы она остановилась.
Лион смотрел на нее, не произнося ни слова.
– Пожалуйста, мой господин! – Янтарные глаза Санчии умоляюще смотрели на него.
– Мне нравятся женщины, которые говорят «пожалуйста».
В его мягком голосе слышалось скрытое напряжение, и это заставило Джулию обернуться и взглянуть на него через плечо:
– Лион, не мешай. Это необходимо.
– Ее тело выглядит достаточно чистым для меня.
Он уселся в мягкое кресло, расположенное в нескольких ярдах от кадки, и скрестил перед собой ноги. Его напряженный взгляд вернулся к бледно-розовым соскам, которые проглядывали из-под воды, доходящей как раз до грудей.
Даже бог любви – Эрос – не в состоянии был сотворить соски более возбуждающей формы и столь поразительно чувственные.
– Не стоит царапать и скрести эту изумительную кожу, если нет необходимости, Джулия.
– Но вонь…
– Это мои волосы, – бросила Санчия раздраженно. – Если бы меня выслушали, я бы все объяснила. Каждое утро после купания я втираю в них смесь. Это пахнут волосы, и мыть нужно именно их.
Джулия присела и посмотрела с недоумением на Санчию:
– Ты втираешь в волосы мазь с таким ужасным запахом?
Санчия кивнула:
– С двенадцати лет. Чеснок, рыбий жир и…
Джулия вскинула руки:
– Можешь не продолжать. И знать не хочу.
– А я хочу, – сказал Лоренцо с порога. – По-моему, это просто очаровательно!
Взгляд Лиона остановился на лице девушки:
– Меня не столько интересует смесь сама по себе, сколько причина, по которой ее использовали.
– У Джованни было очень острое обоняние, – ответила Санчия просто. – Когда мама была жива, она ежедневно принимала ванну и душилась. И тогда он хватал ее обнаженную, ставил на колени на пол лавки и брал ее так, как кобели берут сук на улицах. После того как мама умерла, я знала, что как только стану постарше, Джованни попытается точно так же пользоваться и мною.
– И ты выбрала исключительно мощное средство защиты! – довольно посмеиваясь, сказал Лоренцо.
Но Лиону это вовсе не показалось забавным.
Его внезапно захлестнули самые противоречивые чувства, и он не в силах был совладать с ними. Гнев и жалость боролись в нем с чувством вины, вызванным тем видением, что предстало перед его глазами. Это был образ Санчии, стоявшей на коленях на полу: она глядела через плечо огромными янтарными глазами, и ее розовый язычок в волнении пробегал по губам.
Вожделение вспыхнуло в нем, горячая волна поднялась снизу, и в этот момент он осознал, что мужчина в его воображении, мужчина, которого она готовилась принять в свое лоно, – не был Джованни Баллано. Это был он сам.
Лион резко поднялся:
– Вымойте ей волосы, – пробормотал он и уже на выходе добавил:
– А затем приведите ее ко мне в комнату.
Лоренцо прошел следом за Лионом через зал, вошел к нему в комнату, проследовал к столу и налил красного вина из серебряного кувшина в два кубка.
– Выпей немного. – Он протянул кубок, и взгляд его насмешливо скользнул по возбужденному лицу Лиона. – Думаю, тебе надо остудиться.
– И для этого ты заманил меня в комнату Джулии? – Лион сел в большое кресло у окна. – В какую игру ты играешь сейчас, Лоренцо?
– Не понимаю, что ты имеешь в виду? – Взгляд Лоренцо выглядел таким невинным. – Твой маленький найденыш весьма интересовался тем, кто ты и что ты есть, и я подумал, что будет весьма любезно с моей стороны, если я сведу вас двоих в такой ситуации, где обнаружатся естественные чувства, – он улыбнулся, – которые и в самом деле имели место. Я и не думал, что Санчия так соблазнительна. У нее действительно изысканная грудь.
– Да! – Рука Лиона вздрогнула под тяжестью бокала, когда ему вспомнилось тело Санчии, проглядывающее из клубов пара в мутной воде. – Но я купил ее не для того, чтобы она заняла место в моей постели.
– Знаю. И это делает ситуацию еще более интригующей. – Лоренцо опустился на вышитую подушку кресла перед столом и поднес кубок к губам. – Мне кажется, вашим отношениям суждено развиваться, и скоро я стану свидетелем интереснейших событий.
– Вот как? Ты хочешь бесстрастно наблюдать, как извиваются два червяка, наколотые тобой на булавку? – сухо бросил Лион. – Боюсь, что мы не сможем доставить тебе того удовольствия, на которое ты рассчитываешь. Не понимаю, почему ты так уверен, что Санчия окажется в постели иной, чем те женщины, с которыми я имел дело раньше и которым, признаться, потерял счет.
– Да, но тут есть большая разница. Санчия – твоя собственность. Она принадлежит тебе. – Лоренцо с удовольствием следил за лицом Лиона. – А я не знаю большего собственника в мире, чем ты. Посмотри, ведь ты готов перевернуть небо и землю, лишь бы заполучить назад Танцующий Ветер. А это всего лишь статуэтка.
Пальцы Лиона, сжимающие кубок, дрогнули:
– Это больше, чем статуэтка
– Для твоей семьи – может быть, – кивнул Лоренцо. – И ты считаешь ее чем-то вроде священной реликвии, которая охраняет и помогает тебе. А для меня это не более чем красивая безделушка, обладание которой к тому же может грозить бедой.
– Санчия не Танцующий Ветер…
– Нет, но она стала твоей собственностью и возбуждает те же самые инстинкты. – Лоренцо отпил вина, улыбаясь Лиону поверх кубка. – Как ты думаешь, что случится, когда ты возьмешь ее в Мандару?
– Я не собираюсь брать ее в Мандару. Лоренцо вскинул брови:
– Она сказала, что ты обещал взять ее с собой.
– Это было до того, как я… – Лион помедлил, его темные брови грозно нахмурились, и он глотнул вина.
– До того, как ты решил взять ее к себе в постель?
Лион встретил его взгляд:
– Да. – Чувство, которое охватило его при виде обнаженной Санчии, снова вернулось к нему. – А почему нет? Как ты сам сказал – она принадлежит мне.
– В самом деле, нет никаких причин для того, чтобы ты отказал себе в этом. – Лоренцо глянул в рубиновую сердцевину кубка. – Вполне одобряю твое решение.
– Что немедленно вызывает во мне чувство настороженности. Почему тебе так хочется, чтобы Санчия стала моей наложницей?
– Я восхищаюсь ею.
Лион посмотрел на него с удивлением.
Странно было слышать от обычно скептически настроенного Лоренцо слово «восхищаюсь», тем более применительно к женщине.
Лоренцо заметил его реакцию:
– Нет, я неточно выразился. Просто она напомнила мне меня самого в те времена, когда я рос на улицах Неаполя. Она сражается любым оружием, чтобы защититься, и хватается за новое, когда старое отказывается служить. – Он усмехнулся:
– Жаль, что у нее такое мягкое сердце. Это слабость, которая погубит ее.
– И по той причине, что ты восхищаешься ею, ты хочешь уложить ее ко мне в постель?
– Это дает ей оружие. У нее сейчас нет ничего против тебя. Этот ребенок наивно верит в то, что данное обещание необходимо сдержать. Ты, наверное, считаешь, что она познала в жизни больше, чем это есть на самом деле.
– Ей ни к чему оружие, – нетерпеливо прервал его Лион. – Я не собираюсь быть с ней жестоким.
– Нет, она будет вынуждена вооружиться, – Лоренцо задумчиво водил пальцем по краю кубка, – когда ты возьмешь ее в Мандару.
Лион фыркнул:
– Я не собираюсь брать ее с собой в Мандару.
– Ты возьмешь Санчию. Потому что она принадлежит тебе.
– Но, боже, ты же знаешь, что я никогда…
– В этот раз ты захочешь, – оборвал его Лоренцо, отрывая взгляд от кубка. – Я заглядываю вперед, чтобы угадать, что из этого получится.
– Потому что ты получаешь удовольствие, наблюдая за поворотами нашей жизни, за тем, как беспорядочно переплетаются нити наших судеб?
Лицо Лоренцо на миг стало серьезным.
– Нет, потому что это глупость покидать Мандару так надолго. Это время, когда меняется ход событий.
– Не вмешивайся, Лоренцо, это мой собственный выбор.
Насмешливое выражение вновь вернулось на лицо Лоренцо:
– Я просто уже не могу этого выносить. Все это тошнотворное рыцарство и благородная сдержанность… Я чуть не заболел во время нашего последнего пребывания в Мандаре.
– Какая жалость. Но, боюсь, тебе придется смириться. Я не беру наложниц в свой дом.
– Посмотрим. – Лоренцо допил последний глоток, поставил кубок на стол и встал:
– А теперь я желаю тебе доброй ночи. Расскажешь мне утром, какое удовольствие тебе доставила Санчия. – Он двинулся к двери. – Как ты считаешь, она девственница? Эта мысль не приходила мне в голову до тех пор, пока она не поведала о своих необыкновенных духах. – Его серые глаза отразили блеск серебряных подсвечников, когда он обернулся к Лиону. – Как это великолепно, если так оно и окажется. Целовать ее губы, не знавшие прикосновения мужчины, войти в ее лоно, услышав первый вскрик пробуждающейся страсти. И это сделает ее твоей собственностью более чем что-либо другое, не так ли?
Лоренцо остановился возле открытой двери и на мгновение умолк.
– Ах, Санчия, как ты прекрасно выглядишь! И запах! Входи, Лион ждет тебя. – Он пошире распахнул дверь и отступил в сторону.
Санчия и Джулия вошли в комнату и остановились у двери. Резким движением Джулия указала на Санчию:
– Ну что, так она тебе нравится больше?
Лион медленно обвел взглядом маленькую фигурку Санчии. Ему было ясно, что Джулия недовольна вторжением незнакомки и тем, что сама она теряет права на Лиона. Может быть, именно поэтому она дала Санчии самое скромное платье из всех, что имелись у нее в доме. Простое бархатное платье, которое надели на Санчию, было богатого коричневого оттенка, но без всяких отделок и украшений. Тесные рукава доходили до запястий, от низкого выреза каре до самого пола падали прямые складки. Но скромное по цвету платье еще более подчеркивало оливковый цвет кожи Санчии, придавая ему золотистый оттенок, а вырез открывал изящные линии шеи и соблазнительные маленькие холмики ее грудей.
И Лион, глядя на золотистое тело и на эту грудь, вдруг почувствовал такое напряжение мужской плоти, которое перешло почти в боль.
– Да, нравится.
– Мне пришлось трижды менять воду, чтобы уничтожить наконец-то этот запах в волосах. – Губы Джулии сжались, когда она заметила, каким взглядом Лион смотрит на Санчию. – Судя по всему, ты не захочешь прийти ко мне этой ночью?
– Нет.
Джулия повернулась так резко, что ее бархатная голубая накидка вихрем взлетела за спиной:
– Ты сумасшедший. Уж если тебе захотелось чего-то другого, я могла бы предложить тебе десяток женщин на выбор, куда более привлекательных, чем эта… этот ребенок! – И дверь за ней захлопнулась.
– Мне она не понравилась, – произнесла Санчия прямо.
– Тогда уверен, тебя не огорчит, если я скажу, что она питает к тебе те же самые чувства. – Взгляд Лиона скользнул по нежному изгибу шеи. – У тебя волосы еще не высохли.
– Не понимаю, зачем им все это понадобилось. Она и эти две женщины чуть не задушили меня, досуха вытирая полотенцами.
Цвет ее волос вовсе не был тускло-каштановым, как ему сначала показалось. Смесь, которую она втирала в волосы, не только гасила похоть в мужчинах, но и приглушала яркий блеск ее волос. Теперь, несмотря на остатки влаги, они сверкали золотисто-рыжеватыми бликами, отражая пламя свечи.
– Подойди поближе и позволь мне получше рассмотреть тебя.
Она помедлила и осторожно шагнула к нему. Она двигалась с природной грацией, плечи откинуты назад, спина прямая. «Но в ее позе и в том, как она шагнула вперед, что-то напоминающее солдат, идущих в сражение», – подумал он вдруг.
Она остановилась перед ним.
– Ты знаешь, что она права. – Ее голос звучал безжизненно. – Я не очень привлекательная. Слишком худая, и у меня не такая белая и приятная кожа, как у Элизабет или Джулии Марцо. Я не доставлю тебе удовольствия.
Лион откинулся на спинку кресла:
– Ошибаешься. Как я уже сказал Джулии – ты мне очень нравишься. – Его взгляд опять прошелся по смуглым плечам. – И мне нравится цвет твоей кожи. Он напоминает золото… – Лион остановился, догадавшись, что хочет сравнить ее с Танцующим Ветром. И, осознав это, он испытал потрясение. Должно быть, именно замечание Лоренцо и вызвало это сравнение. Танцующий Ветер. Санчия.
Он поднес кубок к губам:
– Ты знаешь, почему ты здесь?
– Да, – она облизнула губы. – Я догадалась, когда увидела твой взгляд во время купания. Точно так же Джованни смотрел на мою мать. Ты пожелал мое тело.
Сравнение вызвало в нем гнев.
– Я не Баллано, – резко произнес он.
– Ты приказал выкупать меня, надушить… – Она судорожно вздохнула:
– Ты хочешь, чтобы я сняла платье и встала на колени?
– Нет! – Ответная реакция удивила его самого. – Есть более приятные способы взять женщину.
– Но мысль об этом все же вызывает у тебя возбуждение, – сказала Санчия. – Я видела, что ты…
– Ты слишком много замечаешь… – Какая-то мысль задела его:
– Похоже, ты нарочно упомянула имя Баллано, зная, что сравнение с ним мне неприятно. Лоренцо был прав, говоря, что ты используешь любое оружие, какое попадется под руку.
– Я не пытаюсь бороться с тобой. Я же сказала, что сделаю так, как ты пожелаешь.
– Но я бы предпочел, чтобы ты желала этого не меньше, чем я. Обещаю, что сделаю все, чтобы так было, ну а до тех пор не стану принуждать тебя к близости.
– Разве для мужчины желание женщины имеет какое-нибудь значение? – удивленно спросила Санчия.
– Для меня имеет значение… – в его тоне послышалось раздражение. – Бог знает почему, но это так. – Он взял ее за руку и заставил опуститься на колени перед своим креслом. – Возможно, я тысячу раз пожалею о своем опрометчивом обещании, прежде чем оно исполнится. А теперь посмотри на меня.
У нее перехватило дыхание, когда она покорно вскинула глаза и увидела, как он смотрит на нее. Его глаза потемнели, стали глубокими и выразительными, линия губ приобрела необыкновенную чувственность.
– Что ты видишь?
– Ты желаешь меня.
– Да. – Его большие руки легли на ее тоненькие плечики. – И когда бы я ни посмотрел на тебя таким образом, это будет означать, что я мысленно представляю, как я беру тебя. – Твердая ладонь прошла по вырезу ее платья.
Ее кожа была на ощупь такой же бархатно-мягкой и теплой, какой казалась. Он почувствовал, как в нем вновь вспыхнул огонь желания.
– Но я могу прикасаться к тебе так, как мне захочется. – Он спустил платье на плече. – И я буду обнажать тебя, как только захочу увидеть раздетой. И буду ласкать твое тело, как только захочу. Независимо от того, где мы будем находиться и кто будет рядом.
Она смотрела на него как завороженная, и лишь тоненькая пульсирующая жилка на шее показывала, как отчаянно бьется ее сердце.
– Ты девственница?
Она облизнула пересохшие губы:
– Да.
– Хорошо. – Он почувствовал какое-то примитивное чувство удовлетворения оттого, что Лоренцо оказался прав. – Какое счастье, что твоя смесь, из чего бы ты там ее ни делала, была такой противной.
– Это рыбий жир, чеснок и цыплячьи… – Она оборвала фразу, потому что он скользнул по лифу ее платья, тяжелая ладонь легла на ее грудь, а пальцы коснулись соска. Теперь он мог слышать тяжелые удары ее сердца. Она закрыла глаза:
– Тебе это не интересно. Ты думаешь о другом.
– Мне гораздо больше хочется узнать, почему так сладко дрожит твоя грудь.
– Разве? Не знаю. Может быть, я заболела. Мне что-то не по себе.
– Ты не больна. – Его пальцы осторожно и бережно поглаживали маленькие холмики ее грудей, как будто ласкали нежного пушистого зверька. – Ты всегда будешь испытывать то же самое, когда я буду прикасаться к тебе.
Глаза Санчии широко раскрылись, краска прилила к лицу. Она опустила глаза к его руке, гладившей грудь:
– Это доставляет тебе удовольствие?
– Да. Такое же большое, как и тебе.
– Это не доставляет мне удовольствия. Мне просто стало жарко, и я…
Лион нежно сжал ее грудь, а его большой палец прошелся по розовому соску.
– И мне тоже. С этого начинается удовольствие. – Его большой и указательный пальцы обхватили розовый бутон соска. «Как он набухнет, когда я возьму его в рот и коснусь языком и зубами», – промелькнуло у него в голове. И эта мысль заставила его пальцы невольно сжаться сильнее.
Дрожь прошла по ее телу, и она прямо посмотрела ему в глаза.
Его пальцы тотчас же разжались.
– Прости, я нечаянно. Мне не хотелось причинять тебе боль.
– Мне не больно. Только это очень странно.
Лион смотрел на нее сверху вниз. Он понимал, что зашел достаточно далеко. «Не так далеко, как мне бы хотелось, – подумал он с сожалением, – но если сейчас я не оставлю ее, то все мои обещания разлетятся прахом».
Боже, почему он должен отпустить ее, когда его сжигает желание оказаться внутри ее сладостного напряженного тела. Ну и что из того, что она пока не готова принять его, он будет нежен и… Его губы сжались, когда он понял, что лжет сам себе. Он слишком возбужден и не сможет контролировать себя, когда окажется между ее бедер. Он ворвется и будет двигаться и вонзаться в нее с диким безумным вожделением, и тогда она решит, что он ничем не отличается от грязного пса Баллано.
Невольно сравнение с Баллано заставило его немедленно опустить руку.
– Поднимись, – сказал он хриплым голосом. Розовые пятна вспыхнули на ее щеках. Она в замешательстве посмотрела на него. – Поднимись. Хватит, – его губы изогнула улыбка. – На сегодня.
Она поднялась и отступила на шаг:
– Ты не собираешься больше трогать меня?
Он встал и направился к двери:
– Раздевайся и ложись спать.
– Где?
Он жестом указал на постель.
– Ты что же, думаешь, что я уложу тебя на подстилку на полу, как это делал Баллано?
– Но ведь это твоя постель, – в замешательстве проговорила она.
– Тем более у тебя есть причины занять ее. Моя кровать, моя рабыня. Лоренцо сказал, что я очень заботливый. Если это так, значит, я должен получить удовольствие, видя тебя в своей постели, когда я вернусь.
– А куда ты уходишь?
– В комнату Джулии. – Улыбка Лиона приобрела жесткость. – Мне сейчас очень нужна женщина, и Джулия подходит мне больше всего. В отличие от тебя, она знает, как получать и доставлять удовольствие. Ее не беспокоит, чем вызвано мое возбуждение, коли оно способно доставить ей удовольствие. Она должна быть весьма благодарна тебе.
– Я так не думаю, – Санчия нахмурилась. – И возможно, она всего лишь притворяется, что получает удовольствие. Я слышала, что все проститутки так делают.
Он внимательно посмотрел на нее. Ему никогда не приходило в голову, что такое возможно. Может быть, и в самом деле Джулия только…
И тут Санчия рассмеялась.
«Боже, этот маленький дьяволенок подначивает меня», – вдруг осознал он с удивлением. И если сначала в выражении ее лица все еще оставались следы угодливой готовности, то теперь оно светилось озорством. Смех ее был так заразителен, что невольная улыбка заиграла и на его губах.
– Я спрошу ее, – он встретил взгляд Санчии. – Если ты, в свою очередь, спросишь себя, не притворяешься ли и ты?
Она перестала смеяться, длинные ресницы опустились, скрывая глаза:
– Я же сказала вам…
– Что это не доставляет тебе удовольствия, – закончил он за нее. – Сегодня ночью, когда ты будешь лежать в этой постели одна, вспоминая мои прикосновения, спроси себя – а так ли это? – Его голос стал низким и чувственно мягким. – И лежа здесь, знай, что я мог бы тебе доставить большее удовольствие, чем то, которое я доставлю Джулии. Спокойной ночи, Санчия. – И дверь с тяжелым стуком захлопнулась за ним.
* * *
Некоторое время Санчия с удивлением, не веря себе, смотрела на дверь. Что за странный человек этот Лион. Он хотел взять ее тем же самым диким способом, каким Джованни брал ее мать. Его взгляд яснее ясного выдавал его желание, когда он смотрел на нее во время купания. Почему же он тогда не сделал этого? Женщина – всегда добыча для мужчины, независимо от того, является ли она свободной или рабыней. Иногда ей даже казалось, что участь рабыни немного лучше. Рабыня, о которой заботятся, как о собственности, хоть получает еду и кусок одеяла, чтобы покрывать свое тело. Свободная женщина, если она хорошенькая, вынуждена идти в один из борделей Каприно. А безобразная умирает от голода на улице.
Когда сегодня днем она открыла глаза в своей каморке и увидела синьора Андреаса, стоящего в дверях, она испытала такой ужас, какого еще не знала до сих пор. И не только потому, что испугалась заслуженного наказания, но еще и потому, что этот человек был для нее загадкой. Она почувствовала лишь невероятную силу, исходившую от него, но не могла понять, на что эта сила направлена. Его намерения и его поступки оставались для нее непонятны – это и вызывало страх. Она всегда была убеждена в том, что понять – значит победить, а порой – просто выжить. Непонимание рождало чувство беспомощности.
Очень медленно она принялась стягивать платье, которое так недавно на нее надели. Ее взгляд все еще оставался прикованным к двери. «Что он будет делать, когда вернется?» – подумала она. Сказанные им слова можно трактовать и так и эдак. Она не собиралась бросать ему вызов, как, судя по его поведению, он, видимо, подумал. Было ли это связано с тем, что она девственница? Как странно, ведь для нее самой это значило так мало.
Она знала, что неминуемо потеряет девственность, – это мог сделать и Джованни, и любой другой мужчина, схвативший ее где-нибудь на улице. Это могло случиться несколько месяцев назад, когда в нее вцепился какой-то моряк, столь распалившийся, что ему уже было не до запахов, которые исходят от женщины. Она поняла, что напрасно тратит силы на бессмысленные вопли. Насилие творилось так часто в этих переулках, что крики вызвали бы только недоуменно приподнятые брови и желание поскорее убраться с места происшествия. Только короткий и жесткий удар в сокровенное место дал ей возможность вырваться из его лап.
Сама потеря девственности представлялась ей не столь важной, но ее возмущала несправедливость того, что это могло случиться без ее согласия. А вообще-то ей казалось, что значение девственности всегда несколько преувеличивается. Она еще могла понять, когда речь шла о невинности девушки, вступающей в брак, или о верности в супружеской жизни. Муж должен быть уверен, что родившийся ребенок – от него.
Когда же мужчине нужно было лишь удовлетворить свое желание, какая разница – будет ли он у нее первым или нет.
Поэтому ее удивило такое явное удовольствие на лице Андреаса, когда он услышал о ее девственности. Горячая волна захлестнула ее при этом воспоминании.
Прикосновения его рук вызывали очень странное ощущение, что-то среднее между болью и потребностью испытывать эту боль.
Потребность? Она покачала головой и, сняв платье, стянула с себя рубашку, заботливо сложив их на кресле у стола. Почему именно это слово пришло на ум? Потребность – это то, что связано с едой, с отдыхом, со словами любви, о которых писали в книгах, но какое это имеет отношение к его рукам на ее теле? Должно быть, усталость – причина ее полной неспособности рассуждать разумно.
Она приподняла бархатное покрывало и скользнула под него. Как жаль, что она так устала и не может полностью насладиться мягкостью матраса и чистым смолистым ароматом, запахом душистого лавра, который исходил от постельного белья. Она никогда до сих пор не спала в настоящей кровати и жалела, что не в состоянии как следует насладиться этим. Она была убеждена, что надо получать как можно больше удовольствия от того, что тебе выпало в данную минуту, потому что следующая уже может и не наступить вовсе. Даже в самые трудные минуты жизни она старалась вызвать в памяти воспоминания о чем-то хорошем и красивом, и тогда вдруг оказывалось, что ситуация не так безнадежна и что она в состоянии справиться с трудностями.
Сон стремительно овладевал ею. Уже засыпая, она подумала, что надо встать и задуть свечу, чтобы синьор Андреас не подумал, что она невнимательна и беззаботна…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Терпкий вкус страсти - Джоансен Айрис

Разделы:
123456789101112131415161718192021

Ваши комментарии
к роману Терпкий вкус страсти - Джоансен Айрис



давно искала эту книгу, рада что нашла и перечитала.
Терпкий вкус страсти - Джоансен АйрисНаталья
31.05.2011, 11.17





интересный роман. очень насыщенный событиями.
Терпкий вкус страсти - Джоансен Айрислёлища
9.04.2016, 21.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100