Читать онлайн Терпкий вкус страсти, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Терпкий вкус страсти - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Терпкий вкус страсти - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Терпкий вкус страсти - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Терпкий вкус страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

20

– Почему ты выбрала для встречи именно это место? – Дамари испытующе смотрел на Джулию. – Почему не в собственном доме?
– Это довольно приятная гостиница, и она находится на достаточно безопасном расстоянии от Флоренции. – Джулия отвернулась от окна, через которое она осматривала двор и конюшню. – Вижу, что ты привел людей из своего отряда. Я надеялась, что так оно и будет.
– Теперь уж я не выпущу Андреаса и его женщину из рук.
– Ты не можешь выпустить того, чего у тебя нет. – Джулия помедлила. – Пока еще нет.
– Я схвачу их.
– Если заплатишь достаточно высокую цену. – Она проследила взглядом за идущим по двору мужчиной. – Ты не сможешь удержать их такими силами. У меня хватит денег на то, чтобы собрать отряд в три раза больший, чем твой.
– У тебя? Обычной проститутки?
– Разве ты не узнал Сантини? Это только один из тех, кого я получила в наследство от Каприно. Вскоре я стану одной из самых могущественных женщин во Флоренции.
Каприно был не глуп, и я многому научилась у него за последние годы.
– Я не заключаю договоров с женщинами.
– Знаю. Ты предпочитаешь издеваться над ними. – Она усмехнулась. – Я никогда не прощу тебе Лоретту. И это только вынуждает меня повысить цену.
Дамари помедлил.
– Они уже у тебя? Это правда?
– Они в моих руках. Лион пришел попросить меня о помощи, чтобы завлечь тебя в свои сети. Они предложили мне пять сотен дукатов. Я попыталась объяснить ему, что эта сумма меня не удовлетворит. Но Лион оказался настолько глуп, что поверил мне, когда я в конце концов согласилась.
– А какая сумма тебя удовлетворит?
– Пятнадцать сотен дукатов.
– Ерунда! Тебе хватит и половины.
Она покачала головой.
– Если ты хочешь заполучить Андреаса и его шлюху, ты заплатишь столько, сколько я требую.
Дамари начал закипать от нарастающего в нем гнева. Жадная сука!
– Где они?
– Далеко от тебя. – Она улыбнулась. – Но не от меня.
Дамари сжал кулаки.
– Я заплачу тысячу дукатов? Грязная тварь!
– Не переношу оскорблений. Теперь цена поднимается еще выше. Шестнадцать сотен дукатов.
– Ты, сука, не можешь… – Дамари, угадав по выражению ее лица, чем это кончится, попытался обуздать свой гнев. – Я заплачу столько, сколько ты просишь.
– Прекрасно.
– Но я не захватил такой большой суммы с собой. Тебе придется подождать. Когда я вернусь в Солинари, я вышлю тебе долг.
Она засмеялась, удивляясь тому, что он считает ее такой наивной.
– И ты думаешь, я тебе поверю?! Можешь возвращаться к себе в Солинари, но без того, за чем приехал.
– Говорю тебе, что у меня нет такой суммы с собой.
– Тогда мы что-нибудь придумаем. – Она помолчала немного. – Я привезу их к тебе в Солинари и поменяю на дукаты.
– А как ты захватишь их? Андреас не дурак.
– Но верит мне. – И добавила:
– С некоторыми оговорками, конечно. Просто мужчине трудно поверить, что женщина, которая дарила ему удовольствие, способна предать его.
– Мне нужна и его женщина тоже. Не хочу, чтобы меня надували, если уж я плачу такую цену.
– И женщину тоже, – согласилась Джулия. – Господь знает, насколько она мне не нравится.
– Каким образом ты сумеешь схватить их?
– Я хозяйка особого заведения и знакома со многими снадобьями и порошками, которые делают женщин в моем доме более уступчивыми. Чуть побольше доза – и Лион с его маленькой рабыней проспят всю дорогу до Солинари. – Она вскинула брови. – В конце концов я могу сама убить их. Мне все равно.
– Нет, – ответил Дамари. – Они мне нужны живые.
– Я так и подумала. Хорошо, вскоре я доставлю обоих в Солинари, как ты хотел.
Дамари почувствовал острый приступ радости, который вытеснил его гнев и недовольство, вызванные поведением высокомерной проститутки. Возможно, потаскушка будет весьма удивлена тем, что ее ждет, когда она въедет в ворота Солинари. У нее железный стержень внутри, и нетрудно представить, какое наслаждение можно получить, сломав его.
– Когда?
– Дай мне день или два, чтобы притупить их бдительность, и затем я подсыплю снотворный порошок им в вино. – Она двинулась к двери. – Это произойдет быстро, поскольку они ждут меня с известием о твоем приезде.
– Через неделю?
Она кивнула, открывая дверь.
– Если все пойдет, как задумано, можешь ожидать, что тебе вручат их в первый же день следующей недели.
* * *
– А почему бы не сложить ветки в их спальне, – спросил Луиджи, – если ты говоришь, что дым может убить их?
– Это не слишком надежный способ, – ответил Лоренцо. – Сейчас август. Огонь в камине зажигают не так часто. Может оказаться, что придется ждать несколько недель. К тому же дымоход может быть чистым и хорошо вытягивать дым. Может оказаться, что они не подойдут слишком близко к камину. И получится, что в результате они всего лишь заболеют. Нет, лучше всего использовать ветки для обжаривания мяса на вертеле. Яд пропитает еду во время приготовления.
Луиджи наклонился, поднял одну из веточек и поглядел на нее с изумлением.
– А что же это за куст такой, что несет смерть и в то же время цветет такими красивыми цветами?
– Олеандр, – улыбнулся ему в ответ Лоренцо. – Очень полезное растение. У него нет ничего, что бы не несло смерть. Один лист способен убить мужчину. Даже пыльца этого «красивого» цветка может отправить человека в могилу.
– Ты уверен, что они получат достаточную порцию яда в мясе и в то же время на вкус не почувствуют его?
– Нет, не уверен, но это самый лучший шанс. – Лоренцо поднес кружку к губам и посмотрел поверх нее на Луиджи:
– Ты хорошо запомнил, что надо делать?
– Я не глупец. Мы достаточно говорили об этом. – Луиджи спокойно кивнул. – Я принесу ветви на кухню завтра утром.
– Но сегодня ты должен проследить, чтобы дымоход на кухне был хорошо прочищен, – угрюмо добавил Лоренцо, – иначе мы с тобой оба умрем раньше, чем его святейшество, пока будем готовить жаркое.
– Ты же знаешь, что обычно посудомойка насаживает мясо на вертел и крутит его,
– Завтра этим займусь я. Придумай новый соус, которым ты будешь поливать мясо, и убеди Симонедо, что ты не можешь поручить девушке-посудомойке такое важное задание. Это даст тебе возможность держать всех остальных в отдалении от плиты. Нельзя допустить, чтобы кто-нибудь надышался дымом и заболел, пока мы будем жарить мясо. Тотчас же, как только блюдо будет готово, сошлись на плохое самочувствие и уходи из кухни. Я ускользну сразу после того, как жаркое унесут, и присоединюсь к тебе. Будь готов немедленно покинуть Рим.
– Новый соус нельзя подготовить за ночь, – хмуро ответил Луиджи, из всей длинной речи Лоренцо выделяя то, что было наиболее важным для него. – Это требует времени и много усилий, прежде чем правильная смесь будет составлена в правильных пропорциях. Любой, кто хоть чуть-чуть разбирается в поварском деле, знает, что невозможно приготовить соус…
– Может быть, для обычного повара – да. Но ты утверждал, что у тебя талант, что у тебя особый дар.
– Ты и сам знаешь, что я превосходный повар.
– Тогда докажи это. Новый соус к завтрашнему утру.
Луиджи нахмурился:
– Ты считаешь себя очень умным. Но я отказываюсь осквернять себя таким грехом и профанировать свое искусство. Мы убьем их на следующей неделе.
Лоренцо покачал головой.
– Все знают, что Чезаре пытается вытянуть из отца средства для новой военной кампании. На следующей неделе его может не оказаться в Риме.
– Но я не могу составить… – Луиджи нахмурился. – Мед. Возможно, надо использовать мед, положив в него немного корицы…
Лоренцо удовлетворенно улыбнулся, вытянул ноги и откинулся на спинку кресла.


* * *


– Почему Джулия стала так добра ко мне? – спросила Санчия, покружившись перед Лионом. – Посмотри на это платье. Должно быть, это самое лучшее из ее гардероба. А она не просто отдала его мне, но и попросила служанку переделать его по моей фигуре. Тебе не кажется это странным?
– Очень хорошее платье. И мне нравится отделка из голубых лент. Наверное, белое ей идет не так, как тебе.
– Она хороша в любом наряде. – Санчия скорчила гримасу. – И не уверяй меня, что ты этого не замечал.
– Я обращаю внимание только на красоту моей собственной жены, как и полагается настоящему женатому мужчине. – Озорная усмешка сверкнула в его темных глазах. – Хотя я предпочитаю видеть тебя без платья. И в таком случае Джулия не столько добра к тебе, как жестока ко мне. – Он наклонил голову в одну сторону, затем в другую, оценивающе глядя на новый наряд. – Нет, пожалуй, оно слишком свободное. Отошли платье назад, и мы…
Раздался стук в дверь, они оба повернулись и увидели на пороге Джулию. Она внесла серебряный поднос, на котором стояло три дорогих кубка, и улыбнулась, грациозно двинувшись к ним.
– Это платье очень к лицу тебе, а мне оно не так уж нравилось. – Она поставила поднос на стол и протянула два кубка Лиону и Санчии. – Это вино из Мандары, которое ты в прошлый раз привез мне, Лион. Тебе эти вина всегда нравились больше, чем все другие. – Она подняла свой кубок. – Выпей, – мягко сказала она, и обворожительная улыбка еще более подчеркнула ее красоту. – А затем я перескажу тебе приятные известия, которые я получила от нашего друга Дамари.


* * *


Проклятый трубочист не прочистил дымоход как следует!
Боже, только минуту назад пламя так хорошо занялось, а теперь кухня заполнена едва уловимым запахом дыма.
Лоренцо отвернул лицо от вертела, на котором жарилось обмазанное медом и корицей мясо, и сделал глубокий вдох. А затем, удерживая в легких этот воздух, снова повернулся к очагу и наклонился пониже, чтобы взглянуть, чем забит дымоход.
– Как жаркое?
Лоренцо повернулся лицом к главному повару Симонедо, который, нахмурившись, нетерпеливо смотрел на него. Лоренцо поспешно отвел глаза и пробормотал:
– Уже почти готово, осталось несколько минут, но дымоход…
– Что? Говори разборчивее, болван.
– Дымоход не вычищен.
– Наверное, еще один голубь. – Симонедо отвернулся от Лоренцо. – Здесь, на трубе, гнездо, и сегодня тоже, как и в прошлый раз, видимо, свалился голубь. Завтра пошлем трубочиста. Залей пламя водой, когда жаркое будет готово.
– Голубь! Матерь божия, голубь!
Лоренцо мрачно усмехнулся и сел перед очагом, заботливо прикрывая кухню от дыма и стараясь пореже дышать.
Боже, если дым так и будет тянуться из очага, то не только ягненок сегодня к вечеру будет готов.


* * *


Неуверенный, слабый стук был едва слышен. Луиджи открыл дверь и увидел на ступеньках Лоренцо.
– Санта Мария, ты чего стучишься? С той самой ночи, когда ты ворвался в мою жизнь, это первое проявление вежливости с твоей стороны. Что случилось, ты должен был вернуться еще час назад. Все прошло хорошо? – Он мрачно усмехнулся. – Мой соус просто великолепен. Жаль, что герцог и его святейшество не смогут оценить его в полной мере. – Он помолчал. – Хотелось бы мне остаться и послушать, как они будут кричать. Ну что же ты стоишь? Входи, я приготовил стаканчик вина для тебя, выпей и расскажи мне, как Чезаре захлебывался в собственной желчи. Ты не позволил мне остаться, а сам задержался, так ведь? Это очень похоже на тебя – отказать мне в удовольствии и все получить самому.
– Я не оставался.
– Где же ты был.
– Я… заблудился.
– Заблудился? Как ты мог… – Луиджи замолчал, протянул руки и втащил Лоренцо в комнату, поближе к свету. Слабый огонек свечи отразился в огромных расширенных зрачках Лоренцо. – Что с тобой?
– Голубь. Ну разве не забавно? Голубь застрял в дымоходе. Я предусмотрел все, но…
– Почему ты не отошел и не придумал какой-нибудь причины, чтобы залить пламя?
– Мы так близко подошли к цели…
– Идиот, глупец! – Темные глаза Луиджи сверкнули в пламени свечи. – Ты приказал мне все закончить и уйти из кухни на тот случай, если что-нибудь пойдет не так, а сам остался. У тебя мозги, как у осла, а чувств не больше, чем у безголового цыпленка.
– Мне в самом деле хочется, чтобы ты прекратил… оскорблять меня. – Лоренцо качнулся, его глаза закрылись. – Я не уверен, что это самые подходящие выражения, которые хотел бы слышать, – его колени подогнулись, – умирающий человек.


* * *


– Мадонна Джулия Марцо у ворот с повозкой, мой господин.
Дамари почувствовал прилив возбуждения.
– Я жду! – Он поднялся и жестом указал на дверь. – Приведи ее.
– Она в сопровождении мужчин.
– Что?
– Она сказала, что не войдет в твои ворота без своих защитников.
– Сколько с ней человек?
– Пятнадцать.
Эта тварь оказалась хитрее, чем он рассчитывал. Пятнадцать человек не представляют угрозы дворцу, но это означало, что ему придется отпустить ее в целости и сохранности назад во Флоренцию.
Идя по саду к воротам, Дамари злобно ругался сквозь стиснутые зубы. Взгляд его невольно отметил количество факелов, которые держали солдаты за воротами.
Он остановился у входа и крикнул:
– Ты привезла то, что обещала?
Джулия Марцо направила свою лошадь вперед и улыбнулась. Ее лицо освещал свет факелов.
– В повозке. Посмотри сам.
– Посмотрю. Отведи своих солдат в сторону. – Он повернулся к начальнику своего отряда:
– Открой ворота. Четверо из вас будут сопровождать меня.
Через минуту он уже стоял на коленях на сене, которое устилало дно повозки, и смотрел на Лионелло Андреаса и на Санчию. Казалось, они все еще находятся в глубоком сне, но он решил убедиться.
Он размахнулся и со всей силы ударил Санчию по левой щеке.
Она не издала ни звука.
– Доволен? – Джулия подъехала ближе. – Эти порошки не подвели меня. А теперь – мои деньги.
– Входи и получи их. – Он улыбнулся. – Но, естественно, я не позволю тебе вводить с собою солдат.
– Тогда я не позволю тебе забрать товар. – Она поджала губы. – Я и так достаточно намучилась, доставляя их сюда. Не зли меня, пожалуйста. Наверное, самое лучшее, если я расторгну наш договор и вернусь вместе с ними во Флоренцию. Мне кажется, Лион был прав, оценивая твою жизнь в пять сотен дукатов.
– Нет! – Дамари спрыгнул с повозки. – Открывайте ворота, – приказал он солдатам. – В один прекрасный день, мадонна Джулия, я получу большое удовольствие, познакомив тебя с моим другом фра Луисом. Кстати, он сейчас во дворце и ожидает приезда Андреаса и Санчии. Как жаль, что ты не можешь присоединиться к нашей компании.
Повозка и всадники въехали в ворота.
Дамари подошел поближе и стал рассматривать лицо Андреаса.
– Они лежат уж слишком спокойно. Ты ведь не убила их? Я хотел получить их живы…
Кончик меча уткнулся в его шею.
Темные, горящие глаза Андреаса смотрели, как кровь хлынула из раны. Как мог этот сукин сын так молниеносно выхватить меч из сена и ударить его? Рука Дамари инстинктивно потянулась к ножнам.
– Оставь его, – холодно сказал Андреас. – Иначе я с огромным удовольствием перережу тебе глотку.
– Ко мне! – вскрикнул Дамари. – Вы, идиоты! Ко мне!
– Их сейчас связывают, – ответил Лион. – Это был мой первый приказ людям Джулии. Как только мы миновали ворота, твои охранники были обезоружены.
Дамари прохрипел:
– Глупец! Во дворце много солдат. Ты не сможешь справиться с ними со всеми. Нас больше, чем вас.
– Ты скоро убедишься, что ошибаешься. – Андреас сделал знак – и один из солдат немедленно подъехал к открытым воротам с факелом в руках. Три раза огненная дуга осветила небо.
– Там, среди деревьев, семьдесят семь солдат ждут нашего сигнала. Они сейчас прибудут сюда. Ненависть их настолько сильна, что они с удовольствием проткнут тебя мечами и получат свою долю, разграбив дворец. И никто из них не будет терять время понапрасну.
Санчия выпрыгнула из повозки и встала за Лионом. Выражение ее глаз было жестоким и холодным, кровоподтек разлился по всей левой стороне лица.
– Добрый вечер, Дамари. Ты говорил, что хотел бы провести побольше времени в моем обществе. И я решила, что лучше места для этого, чем Солинари, не найдешь.
– Ты выглядишь весьма довольной собой, – проворчал Дамари. – Должен отметить твою стойкость. Ты даже глазом не моргнула, когда я ударил тебя.
– Я ожидала этого. – Санчия спокойно посмотрела на него. – И должна поблагодарить тебя. Это ты научил меня стойкости.
– И буду учить дальше. Фра Луис ждет тебя в темнице. Ты помнишь фра Луиса?
– Помню. – Санчия удивленно покачала головой. – Неужели ты еще не понял, что все закончилось? Ты должен умереть, Дамари.
Он высокомерно усмехнулся:
– Мне не суждено умереть от руки таких ничтожных людишек, как вы. У меня великое предназначение. Я последую за Борджиа и достигну вершин власти – предела своих мечтаний. Мои солдаты вскоре вырвутся из дворца и освободят меня.
– Похоже, что они не очень спешат.
– Давайте заканчивать со всем этим. – Джулия подъехала к ним. – Мне не по вкусу насилие.
– Сука, ты предала меня. – Лицо Дамари исказилось от гнева. – Мы заключили договор, а ты предала меня.
– Точно так же, как и ты намеревался предать меня, – сказала Джулия. – По правде говоря, я уже собиралась поладить с тобой, но потом вдруг подумала, а почему я должна получить всего шестнадцать сотен дукатов, когда твой дворец стоит гораздо больше? – Она подала знак, полдюжины солдат спешились. – В лабиринт! Будьте осторожны, там стража!
Она наблюдала, как ее люди вытащили мечи и бегом направились к южному входу в лабиринт.
Джулия снова повернулась к Дамари:
– Санчия нарисовала им подробный чертеж, а у Лиона все еще оставался ключ от сокровищницы. У нас даже есть повозка, на которой можно увезти все твои сокровища. Вопрос был только в том, откуда взять солдат для этой операции. К счастью, четыре дня назад я узнала, что мессер Гондольфо больше не нуждается в услугах своих наемников. – Она насмешливо улыбнулась:
– Мой господин Дамари.
– Ты надеешься получить мои дукаты. Но ты не добьешься ничего – только погостишь у меня в темнице.
– Я получу половину сокровищницы. – Джулия помолчала и добавила:
– Но не только желание заполучить твои богатства заставило меня присоединиться к ним. Была еще одна причина.
– Просто ты дура, как и положено проституткам. Она покачала головой.
– Лоретта. Каприно как-то сказал мне, что нельзя оставлять безнаказанным того, кто плохо ведет дела. – Она подняла голову и улыбнулась опять, увидев остальных солдат, идущих по дороге к открытым воротам. – Ты оскорблял меня, но после того, как эти люди расскажут о том, что здесь произошло, никто уже не осмелится оскорбить меня подобным образом.
– Хватит болтовни, – нетерпеливо сказал Лион. Он подозвал капитана подошедшего отряда. – Свяжите всех наемников Дамари и обыщите дворец. – Он повернулся к Дамари:
– А ты пойдешь вместе с нами в лабиринт и подождешь, пока твои богатства вытащат из сокровищницы.


* * *


Час спустя весь дворец обыскали и повозку загрузили живописными холстами, большими мешочками с дукатами, украшениями, золотой посудой.
Дамари с беспомощной злобой наблюдал, как сокровище за сокровищем проносили мимо него.
– То, что вы делаете, – ошибка. Я получу все это назад, как я получил Танцующий Ветер. – Он ехидно улыбнулся. – Твой талисман ушел от тебя навсегда, Андреас. Он покоится в частной сокровищнице папы и останется там.
– Я бы на твоем месте не был так уверен. Скоро Танцующий Ветер вернется в мою семью.
– Ба! Он ушел навсегда. Вот увидишь.
– Возможно, но ты-то этого точно не увидишь, – вступила в разговор Санчия. – Сними-ка одежду.
Дамари уставился на нее:
– Что?
Она направила факел в его сторону.
– Одежду. Сними ее. Всю до последней нитки.
– Ни за что!
Она шагнула ближе.
– Если ты откажешься, солдаты поджарят тебя! – Она поднесла горящий факел прямо к его лицу.
Он отступил на шаг, но тут же почувствовал, как ему в спину уткнулся меч Андреаса.
– Ублюдок. – Меч Андреаса прошел сквозь куртку, рубашку, и боль пронзила Дамари.
Он начал раздеваться, срывая с себя то одно, то другое, сопровождая свои движения проклятиями. Наконец он встал совершенно обнаженный.
– Осветите северный вход лабиринта, – приказал Лион через плечо.
Дамари увидел, как один из солдат, который сопровождал повозку, взял факел у своего напарника и побежал к указанному ему входу в лабиринт.
– Теперь, – сказал Лион спокойно, – ступай в лабиринт, Дамари. Ты вряд ли будешь возражать против того, чтобы умереть там. Насколько я помню, это то место, где ты получал наибольшее удовлетворение.
– Ты собираешься дать мне шанс и прогнать по лабиринту?
– О, нет. – Лион покачал головой. – Тебя прогонит по лабиринту огонь. В последний месяц было так мало дождей. Изгородь сразу схватится пламенем… И оно очень быстро распространится, Дамари. Я уже приказал поджечь северный вход. А этот мы подожжем сразу же, как только ты войдешь в него. – Он кивнул на открытые ворота южного входа.
– Если только я войду.
– Выбирай. Меч или лабиринт. Не правда ли, тебе это очень знакомо? Я предпочел бы, чтобы ты выбрал лабиринт. Это, разумеется, будет справедливо. – Выражение лица Лиона стало жестким. – Я получу удовольствие, наблюдая за тем, как ты сгоришь, точно так же, как ты наслаждался пожаром в Мандаре.
– Может быть, пламя пощадит тебя – для твоего великого предназначения, – с горькой усмешкой сказала Санчия. – Как ты пощадил людей Мандары, как ты пощадил бедную Лоретту.
– Оно не коснется меня. Ты думаешь, что взяла верх? – Дамари покачал головой и, повернувшись, пошел к входу. – Вскоре я увижу всех вас мертвыми.
Войдя в лабиринт, он почувствовал запах дыма и услышал, как за спиной трещат сучья кустарника, охваченные пламенем. Он увидел языки огня, взвившиеся к ночному небу. Северный вход уже пылал. Дамари инстинктивно бросился бежать. Острые шипы вонзились в его обнаженную плоть, когда он наткнулся на изгородь. Он спасется. Он должен спастись. Ему предназначено великое будущее.
Эти дураки забыли, что существует еще один выход, кроме того, который они подожгли. Та перегородка, через которую сбежали Андреас и его брат, все еще оставалась незаделанной. Он проберется через нее и нырнет в кустарник.
Дыхание обжигало легкие, пока он мчался по лабиринту. Проклятый дым становился все гуще, заставлял слезиться глаза и кашлять.
Но совсем рядом, впереди, должна быть та самая дыра в изгороди!
Он рванулся вперед и начал протискиваться сквозь колючки, которые вонзались ему в ноги, в ягодицы, в самые сокровенные части тела. Он убьет их за то, что они причинили ему такую боль. Он убьет их всех!
– Нет, Дамари!
Он поднял глаза и замер, не чувствуя боли от вонзившихся в тело шипов.
Санчия стояла у входа с факелом в руке. Выражение лица ее было строгим и неумолимым, когда она медленно покачала головой.
– В мире должна быть справедливость. – Она подожгла ветви сверху. – Пьеро. – Она поднесла факел слева. – Бьян-ка. – Она коснулась колючек с правой стороны. – Марко. – И наконец она опустила факел вниз. – Катерина.
– Нет! – Дамари услышал собственный крик, когда отскочил от лизнувших его языков огня.
Эта женщина стояла за огненным кругом, трепещущая и смутная в своем белом платье, как фигура на камее.
– И еще, – сказала она спокойно. Она ткнула факелом в центр огненного круга. – Мандара.
Ветви вспыхнули, высоко вверх взметнув языки пламени.
И вдруг Дамари понял, что он умрет. Нет, этого не может быть! Он бросился бежать от пылающей изгороди по коридору, пытаясь разглядеть что-нибудь сквозь густой дым.
Здесь должен быть выход. И тут Дамари услышал собственный крик.
Горящие кусты окружали его все теснее, огонь подбирался все ближе, еще ближе. Он повернул за угол.
Другая стена пламени.
Не имеет значения, как быстро он будет бежать. Он не сможет вырваться отсюда. Огонь жег ему спину, он закинул от боли голову и завыл. Теперь остальные части его тела загорелись с такой же легкостью, как и деревянная изгородь.
Нет, не может быть. Ему предназначен великий удел…


* * *


Лоренцо открыл глаза и увидел над собой хмурое лицо Луиджи. Он попытался облизнуть сухие губы.
– Судя по всему, я еще не распрощался с этой грешной землей, поскольку ты не очень-то напоминаешь ангела.
– А почему ты убежден, что заслужил райские кущи?
– Разве убийство двух дьявольских созданий не заслуживает такой награды?
Луиджи покачал головой. Лоренцо изменился в лице:
– Они не умерли?
– Ну, нельзя сказать, что тебе совсем не повезло. Папа, возможно, в эту минуту уже умер. Говорят, что он заказал отслужить пышную вечернюю службу сегодня. – Луиджи поднес кружку с вином к губам Лоренцо и дал ему отпить глоток. – И Чезаре, наверное, скоро сдохнет. Слуги уверяли, что он съел не так много жаркого, как его отец, но все равно лежит больной в своих покоях.
– Как давно это произошло?
– Ты проболел пять дней.
– И мы все это время оставались в доме? – Глаза Лоренцо не отрывались от лица Луиджи. – Я ведь велел тебе немедленно покинуть Рим.
– А что прикажешь делать с человеком, который был настолько глуп, что отравился сам?
– Ты остался, чтобы ухаживать за мной?
– Я остался потому, что не было никакой нужды убегать из города. Это дурачье убеждено, что его святейшество и Чезаре заболели той же самой лихорадкой, которая подкосила половину жителей Рима. – Он ухмыльнулся:
– Я же тебе говорил при нашей первой встрече, что Рим летом – не самое лучшее место.
Лоренцо слабо рассмеялся.
– И никто не обратил внимания на то, что оба заболели одновременно?
Луиджи пожал плечами:
– Там было еще несколько человек, которые отведали яд, но они упоминали о званом обеде, состоявшемся пятого августа, на котором Александр и его сын угощали вином кардинала Адриано Корнето. Говорят, что Борджиа хотел отравить Корнето, но перепутал кубки. Корнето тоже заболел.
– Даже я не умею смешивать яды, которые способны замедлить или оттянуть свое действие хотя бы на две недели. – Лоренцо помедлил. – Хотя, поскольку Чезаре все еще жив, может быть, мне придется подумать о таком зелье.
– Лучше подумай о том, как бы поспать и проснуться здоровым.
– Такое впечатление, что ты беспокоишься обо мне.
– Меня совершенно не волнует, умрешь ты или останешься жить, – Луиджи дал ему глотнуть еще вина, а затем вытер ему губы на удивление чистой тряпицей. – Зачем мне это нужно? Я и так устал выносить за тобой нечистоты и слушать твои стоны. Кто это Катерина?
Лоренцо молчал.
– Ну и не отвечай. Словно мне и в самом деле хочется узнать что-нибудь о тебе. – Луиджи поставил кружку на пол и встал. – Спи, а если захочешь пить, можешь достать ее сам.
– Луиджи…
Луиджи повернулся к нему.
– Я… благодарен тебе.
Луиджи быстро отвел взгляд.
– Мне гораздо проще и легче избавиться от тебя, если ты встанешь на ноги, чем вытаскивать твой негнущийся труп за дверь.
– Я тебе когда-нибудь говорил, насколько ты красноречив? – Лоренцо закрыл глаза и повернулся на бок. – Я немного посплю. Но ты разбуди меня через несколько часов. Мне еще кое-что необходимо сделать.
– Ты не сможешь ничего сделать. Ты слаб, как умирающий от голода котенок.
– Какое точное сравнение. – Лоренцо не открывал глаз. – Если я сам буду не в состоянии выполнить это дело, ты должен помочь мне. Разбуди меня…


* * *


– Держи фонарь повыше. В переулке темно, как в аду. Ты что, собираешься привести меня к Тибру и столкнуть? – Луиджи покрепче прижал к себе худое тело Лоренцо. – Я знаю, что ты за себя не боишься. Ты-то, может, и выплывешь. Говорят, дьявол своих охраняет.
– Мой дорогой Луиджи! И без того унизительно, когда тебя тащат, как ребенка, а ты не можешь шевельнуть ни рукой, ни ногой. Как далеко нам еще идти до Ватикана?
– Еще чуть-чуть, – пропыхтел Луиджи. – И ты тяжелее, чем ребенок. Ты весишь примерно столько же, сколько весит ливрея слуги или кусок мяса перед тем, как его должны отбить и…
– Стоп. – Лоренцо поморщился. – Ты, конечно, получаешь удовольствие от моего несчастного положения, но, пожалуйста, избавь меня от сравнений с твоими блюдами. – Он внимательно вглядывался в темноту, но не видел ничего за светлым кругом, который отбрасывал фонарь, кроме клубов тумана, поднимавшегося от реки. – Если ты собираешься продолжать в том же духе, то я, пожалуй, лишу тебя удовольствия наблюдать за мной с чувством превосходства и пойду сам.
– И тут же свалишься, как куча тряпья, что и произошло, когда ты попытался выбраться из постели.
– Я могу переставлять ноги. – Он остановился и, когда Луиджи фыркнул, добавил:
– Немного. Я все еще не в состоянии избавиться от ощущения, что мое тело состоит из какой-то мягкой пасты. Уверен, что ты найдешь подходящее сравнение для… О! Вот он.
Луиджи остановился.
– Это глупая затея. Нам нечего делать здесь в такое время ночи. И охрана, не раздумывая, разобьет наши головы, как арбузы, своими алебардами. Позволь мне отвести тебя назад домой.
– После того, как я так терпеливо сносил все оскорбления, которые ты обрушил на мою голову? Нет, мы обязательно пойдем туда. – Лоренцо помолчал. – Или я пойду сам. Не думаю, что ситуация сейчас так опасна, как тебе это представляется, но если хочешь, оставь меня, и я пойду один.
Луиджи, двигаясь к воротам, бормотал проклятья:
– У тебя мозгов, как у павлина. Папа может лежать при смерти, но он все еще остается папой. Ватикан охраняется лучше, чем все дворцы Италии, а караульные Чезаре стеной стоят вокруг него, пока он лежит больной и беспомощный. Убить его все равно не представится никакой возможности.
– А я не собираюсь убивать его. Мне надо совсем другое.
– Тогда, ради всех святых, объясни, зачем мы здесь?
– У папы есть то, что мне нужно, и сейчас самое лучшее время проникнуть в его сокровищницу.
– Теперь ты собрался ограбить папскую сокровищницу? – Луиджи покачал головой:
– Боже, ты хоть представляешь, насколько это трудно?
– Ничего трудного, если только мы правильно рассчитаем время. – Лоренцо обвел взглядом темный двор. – Я верю, что это получится. Где караульные, Луиджи? Где те силы, что охраняют его святейшество?
Луиджи нахмурился, оглядывая пустой двор.
– Не знаю.
– Все, как я и предполагал: смятение, беспорядок и суматоха. Когда рушатся великие дома – это влечет за собой хаос. и ужас. Веди меня в дом Борджиа, Луиджи.
– В его личные апартаменты?
– Нам надо убедиться, действительно ли папа умер. Чезаре не начнет действовать, пока остается хоть один шанс на то, что отец выживет.
– Чезаре лежит больной в кровати и так же слаб, как и ты.
– Но я здесь. Думаешь, Чезаре менее упорен, чем я? Если его самого не будет, то его охранники окружат комнату папы, как стервятники.
Луиджи продолжал бормотать проклятия, пока они не оказались у парадных ворот дворца Борджиа.
И как только они вошли, сразу же стали слышны и грохот, и смех, и чьи-то громкие голоса.
– Судя по тому, что происходит, можно сказать, что Александр умер, – отметил Лоренцо. – Посади меня в это кресло, пойди к спальной комнате и постарайся что-нибудь разузнать у этих бедняг, ухаживающих за его святейшеством. Без сомнения, они обезумели от горя – мне не приходилось еще видеть такого веселья при таких печальных обстоятельствах.
Луиджи усадил его в кресло с высокой спинкой, на которое указал Лоренцо.
– С тобой все будет хорошо?
– Конечно. Я буду сидеть здесь и наслаждаться фресками Пинтуриккьо <Пинтуриккьо (ок. 1454-1513) – итальянский живописец, расписывал апартаменты Борджиа в Ватикане.>. Я слышал, что это и в самом деле лучшее из всего, что он сделал.
– Фрески? Ты собираешься рассматривать картинки, когда личная гвардия папы может войти сюда в любую минуту и отрубить нам головы?
– А что же здесь еще делать? – Лоренцо вытянулся в кресле. – Мне кажется, что можно найти кого-нибудь из гвардейцев в комнате папы, но я весьма сомневаюсь, что они охраняют его. – Он поставил фонарь на стол около себя и наклонил голову, критическим взглядом пробегая по фрескам на стене. – Я слышал, что Александр позировал для этой вот фигуры Воскресения. Как ты думаешь, Пинтуриккьо ухватил сходство?
Лоренцо улыбнулся, глядя, как Луиджи, воздев руки, развернулся и большими шагами направился вон из комнаты.
Он вернулся минут пять спустя.
– Папа мертв, и его лакеи обыскивают комнату. Церемониймейстер – единственный представитель власти – не может остановить их. Он говорит, что все, кто находится сегодня в Ватикане, словно сошли с ума. Они пытаются ухватить все самое ценное, что только могут, пока известие о смерти Александра еще не распространилось. – Он покачал головой. – Микелотто Корелла тридцать минут назад потребовал ключи от папской сокровищницы в пользу Чезаре.
– Тогда мы пришли вовремя. – Лоренцо выпрямился в кресле. – В любом случае, нам пора возобновить наше продвижение к заветному месту.
– Больше всего я боялся, что ты именно это и скажешь. Ты нездоров, так ведь? Корелла – наемный убийца Борджиа, его защитник, и он выполнит приказ Чезаре без всяких размышлений! Молва утверждает, что он задушил гарротой <Гаррота – обруч, стягиваемый винтом, – орудие пытки.> второго мужа мадонны Лукреции, когда тот лежал беспомощный в постели.
– Мне всегда не нравились душители. Они лишены воображения и полета фантазии и способны только применять грубую физическую силу. Я уверен, что мы перехитрим этого тупицу. – Лоренцо встал и покачнулся. – Идем!
– Ты собираешься победить Кореллу, когда стоишь и качаешься, как лакей, нализавшийся хозяйским вином? – Луиджи вздохнул и обнял Лоренцо за плечи. – Сумасшедший.
Двери сокровищницы были широко распахнуты. К ней тянулся поток людей в одеждах алого и желтого цветов – цветов дома Борджиа. Они выносили оттуда серебряные и золотые блюда, большие мешки.
– Говорю тебе, что это сумасшествие, – прошептал Луиджи, усадив Лоренцо в темном коридоре, за поворотом в большой зал. – Их слишком много.
– Мне нужен только один, – с отсутствующим видом произнес Лоренцо, внимательно глядя за угол. – Кажется, этот охранник вполне соответствует моему росту и сложению. И за ним никого нет. – Он кивнул на мужчину, идущего в их сторону. – Приготовься схватить мешок, который он тащит. В нем, может быть, полно дукатов, и нам не стоит ронять его, чтобы они не раскатились по полу.
– Почему мы…
Когда охранник поравнялся с ними, Лоренцо неслышно шагнул и, схватив его сзади за шею, быстро затащил за угол. Удар был смертельно точен. Жертва не издала ни единого звука, когда кинжал пронзил сердце.
Луиджи подхватил мешок, который выпал из рук умершего.
– Бесподобно. Вот ты какой мастер! Каким великолепным мясником ты мог бы стать.
– Оттащи его в комнату и раздень. – Лоренцо снова вытянулся, прислонившись к стене. – Быстрей!
Десять минут спустя с помощью Луиджи Лоренцо натянул форму охранника, а Луиджи спрятал голый труп в оконном проеме.
– Что теперь? – прошептал Луиджи.
– А теперь я пойду в сокровищницу и получу награду, за которой пришел. – Лоренцо улыбнулся. – А ты стой здесь, мой друг.
– Но ты не можешь идти, ты же еле держишься на ногах.
– Корелла очень спешит, он зажег всего несколько факелов. В зале полумрак, так что никто не заметит, качаюсь я или нет.
– Когда ты войдешь в помещение, Корелла увидит, что ты не из его людей, и прикончит тебя.
– В таком случае тебе не придется беспокоиться и тащить меня назад. – Лоренцо шагнул в зал. – Стой здесь. Если я не появлюсь через десять минут, уходи из Ватикана без меня.
– Так и сделаю. – Луиджи фыркнул. – Неужели же я буду подвергать свою жизнь опасности из-за сумасшедшего? Через минуту после того, как ты двинешься к сокровищнице, я уйду отсюда.
Сокровищница, казалось, была от них так же далеко, как ад от рая… Еще один караульный вышел из нее, покачиваясь под тяжестью огромных золотых блюд.
Лоренцо предусмотрительно отвернулся, но солдат прошел мимо, даже не глянув в его сторону.
Лоренцо с трудом двинулся вперед. Пол качался у него под ногами, каждый шаг отнимал тающие силы, и к тому моменту, когда он дошел до двери, его колени дрожали так, что он почти не мог передвигаться.
– Это должно быть где-то здесь. Его сиятельство просил, чтобы мы обязательно принесли это к нему. – Рослый могучий мужчина пересек комнату, отодвинув в сторону мешок, полный драгоценностей. – Ищите лучше – это всего лишь простой ящик из красного дерева.
«Корелла», – подумал Лоренцо, отметив беспощадное выражение на лице наемного убийцы.
Он встал поглубже в тень слева от двери и склонился над стопками блюд и мешками, как это делали другие охранники. Перед глазами у него все поплыло, и, чтобы не упасть, он в отчаянии ухватился за огромный сундук.
– Вот он! – Корелла указал на ящик из красного дерева, выглядывавший из-за пятифутовой золотой вазы, на которой был выдавлен рисунок Тайной Вечери. – Берите его!
Лоренцо выпрямился и быстро шагнул вперед, но невысокого роста коренастый солдат тоже направился к ящику с противоположной стороны комнаты.
«Матерь божия!» – подумал Лоренцо. Он едва мог идти, а теперь ему приходится пускаться бегом.
Лоренцо первым схватил ящик, повернулся и направился к двери.
– Подожди!
Лоренцо замер, оставаясь стоять спиной к Корелле.
– Будет лучше, если мы набьем его доверху дукатами. Нам уже пора заканчивать. Открой его и посмотри, есть ли там место.
Лоренцо поставил ящик на пол, откинул крючок и поднял крышку. Изумрудные глаза Танцующего Ветра сверкнули, словно недовольные этой задержкой.
– Тут нет места, – сказал он хрипло. Его пальцы дрожали. Он закрыл крышку, взял ящик и опять направился к двери.
– Что, он такой тяжелый? Если уронишь, я тебе уши обрежу, болван.
– Тяжелый, – пробормотал Лоренцо и выскользнул из комнаты. Испарина выступила у него на лбу, он почувствовал, как горечь подступила к горлу. Несколько шагов, остававшихся до поворота, показались ему целой милей.
Он не в состоянии пройти ее.
Он просто не может.
И все же он сделал это. Кто-то дернул его за угол коридора, и ящик выпал из рук.
– Санта Мария, какой ты упрямец! – Луиджи схватил ящик и потащил Лоренцо подальше от зала. – Почему ты не можешь оставить это? Или ты задался целью превратить мою жизнь в еще больший кошмар, чем она есть?
– Ты сказал, что уйдешь отсюда.
– Я решил, что мне можно и не спешить. Мне надо было как следует отдохнуть после того, как я протащил твое тощее тело через весь Рим.
– Вижу. – Лоренцо улыбнулся. – Какая удача для меня. Не мог бы ты обнять меня чуть пониже, а то ты сдавил мне ребра. Меня никогда не прижимали к себе так тесно мужчины с тех пор, как кончилось мое детство в Неаполе. Ты уверен, что у тебя нет никакой склонности к мужскому полу?
– За такое оскорбление я могу бросить тебя, и ты растянешься, как тряпка, у моих ног, – проворчал Луиджи и тут же быстро добавил:
– И я бы сделал это, но мне потом придется снова поднимать тебя, чтобы не оставлять здесь, потому что кто-нибудь вспомнит, что именно я рекомендовал тебя на кухню к папе, и тогда я обязательно закончу свою жизнь в тюрьме Святого Ангела. Ты думаешь, это то, чего мне больше всего хочется?
– Конечно, нет. – Влажный ночной воздух освежил лицо Лоренцо, и он глубоко вздохнул, когда они покинули пределы дворца. – Такой ошибки в своих рассуждениях я бы не допустил.
– Хорошо. – Могучие руки Луиджи обнимали Лоренцо, поддерживая его на весу. – Только тупица станет беспокоиться о том, что случится с сумасшедшим, который рисковал свернуть себе шею, лишь бы только стащить какую-то ерунду из папских сокровищ. Что такое в этом ящике, если ты готов был расплатиться за это жизнью?
Лоренцо прямо перед собой увидел темные, блестящие воды Тибра, и восторг охватил его, когда он наконец поверил, что никаких признаков погони позади нет.
Боже милостивый! Они сделали это.
– Это подарок. Особенный подарок для очень хорошего друга.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Терпкий вкус страсти - Джоансен Айрис

Разделы:
123456789101112131415161718192021

Ваши комментарии
к роману Терпкий вкус страсти - Джоансен Айрис



давно искала эту книгу, рада что нашла и перечитала.
Терпкий вкус страсти - Джоансен АйрисНаталья
31.05.2011, 11.17





интересный роман. очень насыщенный событиями.
Терпкий вкус страсти - Джоансен Айрислёлища
9.04.2016, 21.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100