Читать онлайн Терпкий вкус страсти, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Терпкий вкус страсти - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Терпкий вкус страсти - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Терпкий вкус страсти - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Терпкий вкус страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

16

В полдень Пьеро исчез.
Санчия, Катерина и Бьянка вернулись в замок уже в сумерках. Роза ждала их во дворе.
– Это не моя вина, – сразу же начала она, увидев Санчию. – Это конюх должен был присматривать за мальчиком. Я ведь не могла бежать за ними рысью.
У Санчии упало сердце.
– Пьеро! – Она соскочила с лошади и подбежала к Розе. – О чем ты говоришь? Что случилось с Пьеро?
– Это не моя вина. Я всегда следила за ним, как ястреб. Вы знаете это, мадонна Санчия. – Слезы бежали по щекам служанки. – Этот глупый Донато, который…
Санчия схватила Розу за плечи и встряхнула ее.
– Перестань причитать и скажи толком, что случилось с Пьеро?
– Не знаю, – пытаясь сдержать рыдания, проговорила Роза. – Он уехал кататься с Донато, и этот нерасторопный увалень потерял его. Ему надо было получше присматривать за мальчиком. Если бы я была с ними, я бы…
– Как он потерял его? – Санчия снова встряхнула ее. – Пьеро не дурачок. Он не мог заблудиться. Как давно это случилось?
– С самого обеда, – ответила Роза. – Донато сказал мне, что они катались в винограднике, и вдруг Пьеро пропал.
– С самого обеда? Почему же никто не послал за мной?
– Конечно, это следовало сделать с самого начала, – поддержала ее Катерина. – И почему никто не сообщил господину Андреасу, что мальчик пропал?
Испуганная Роза покачала головой.
– Донато въехал во двор всего лишь минут за пять до вашего возвращения. Он обыскал весь город в поисках мальчика, надеясь найти его до ночи и вернуться в замок вместе с ним. Как только он появился, я отправила его разыскивать господина Андреаса и сообщить ему, что Пьеро потерялся.
– Конечно же, с Пьеро ничего не случится, – успокаивающе произнесла Бьянка. – В конце концов, он всего лишь ребенок. Может быть, он заблудился. Или что-нибудь привлекло его внимание, и он ушел дальше, чем следовало. Со мной так часто бывало.
– Пьеро никогда не сделал бы ничего подобного. – Санчия бессильно опустила руки. – Он никогда…
– Мы найдем его, Санчия. – Лион спускался по ступенькам, надевая кожаные перчатки. Он отдал короткую команду Донато и своему отряду, и те в два ряда двинулись со двора. Лион повернулся к Бьянке:
– Найди Марко, скажи ему, пусть идет в конюшню. Я видел его в последний раз в саду, он рисовал.
Бьянка кивнула и побежала в сад.
– Санчия права – Пьеро очень чуткий мальчик, – заметила Катерина. – Почему же этот болван конюх не нашел его?
– Скоро мы все выясним, – сказал Лоренцо, присоединяясь к Лиону. – Люди в городе знают, что Пьеро находится под покровительством семьи Андреасов, и не захотят причинить ему вреда.
– Как ты можешь быть в этом уверен? С маленьким ребенком на улицах столько всякого может произойти! – сердито воскликнула Санчия. – Ты знаешь это, Лоренцо.
– Да, – ответил Лоренцо мягко. – Всякие гнусные вещи могут случиться. Но улицы Мандары безопаснее, чем улицы Неаполя или Флоренции. Поверь мне, Санчия.
Санчия повернулась к Лиону:
– Я хочу поехать с вами. Возможно, что-то испугало Пьеро, и он боится ответить на зов. Он знает мой голос и выйдет ко мне.
Лион кивнул.
– Едем. – Он поднял Санчию, подсаживая на лошадь, и вручил ей поводья. А потом пристально посмотрел ей в глаза:
– Мы найдем его, Санчия. Обещаю. Мы будем искать его, пока не отыщем.
– Он такой маленький. – Санчия моргнула, смахивая слезы. – Его надо непременно найти. Он такой маленький, и я так люблю его.
– Я знаю. – Лион быстрым, коротким движением накрыл ее руку, потом повернулся и пошел в сторону конюшни.


* * *


Они не нашли никаких следов Пьеро, хотя искали всю ночь. Утром они вернулись в город и обыскали дома и лавки от подвалов до чердаков.
Пьеро нигде не было.
После обеда Лион поскакал во главе отряда за город, чтобы осмотреть окрестности Мандары. Все было напрасно.
Пьеро не нашли и там.
Прошло четыре дня, и Лион добрался уже до соседних деревень и затем до монастыря францисканских монахов, который располагался в восьми часах езды от города.


* * *


– Тебе надо поспать хоть немного, – настойчиво повторила Катерина, когда они с Санчией стояли возле каменного парапета, глядя на расстилавшийся передними город. – Ты не отдыхала с того самого момента, как исчез мальчик. Заболев, ты не вернешь Пьеро.
Взгляд Санчии не отрывался от виноградников, расположенных к северу от города. Она поднесла руку к вискам.
– Я не помню, обыскивали ли они виноградники?
– На второй же день, – ответила Катерина. – Даже в чанах искали.
Санчия вздрогнула.
– Он умер, да? Он умер, иначе его уже нашли бы.
– Чепуха. Если бы он в самом деле умер, вот тогда его наверняка бы уже нашли. И то, что мы пока не можем отыскать его, ничего не доказывает, – спокойно добавила Катерина.
– Верно. Они бы нашли его те… – Санчия не могла выговорить этого слова. Ее руки вцепились в каменную ограду в тщетной попытке справиться с охватившим ее отчаянием. – Бьянка сказала мне, что все время молится о нем. Я тоже попыталась молиться, но я не уверена, что бог послушает меня. Я нарушала столько его заповедей. Я воровала и лгала, – ее голос понизился до шепота, – и я прелюбодействовала.
– И у меня никогда не было уверенности, что бог услышит меня. Кажется, он предоставил людям самим решать свои проблемы и сосредоточился только на тех, кого уже нет с нами. Это, может быть, выглядит не очень справедливо, но не нам спорить с ним. – Катерина поплотнее завернулась в свой алый плащ. – Становится холодно, и солнце уже садится. Пойдем и поужинаем вместе. Тебе не стоит здесь оставаться. Лион вернется тогда, когда вернется, и не раньше.
– Я вскоре присоединюсь к вам. – Санчия повернулась и снова принялась вглядываться в виноградники. Вдруг она вздрогнула:
– Кто-то едет?
Катерина посмотрела туда, куда указывала Санчия. Далеко впереди на дороге клубилась пыль, вылетая из-под копыт скачущей во весь опор лошади.
– Да, кажется, какой-то всадник.
– Лион! – Санчия повернулась и побежала к двери, ведущей на лестницу.
– Он еще очень далеко, – попыталась остановить ее Катерина. – Успокойся. Ты не успеешь ничего узнать, если упадешь с лестницы и сломаешь себе шею.
– Я буду осторожна. – Слова Санчии растаяли в отдалении. Не держась за перила, она побежала вниз по крутой лестнице.


* * *


Примерно через час Лион въехал во двор. Санчия выбежала ему навстречу, пытаясь по его лицу угадать, какие новости он привез.
– Пьеро?
Лион улыбнулся.
– Мы нашли его. С ним все в порядке, Санчия.
Санчия покачнулась и вцепилась в седло Таброна.
– Где?
– Он вскоре будет здесь. Я прискакал пораньше, чтобы сказать тебе. – Лион спрыгнул с жеребца и обнял Санчию за плечи, привлекая к себе. – Марко везет его. Пьеро больше не хотел ехать в повозке, на которой мы нашли его. Поэтому Марко посадил его к себе.
– Вы нашли его в монастыре?
Лион покачал головой.
– В трех милях отсюда. Мы возвращались из монастыря, когда увидели повозку, которая тащилась по обочине дороги. Пьеро лежал в ней на груде одеял. У него были связаны руки и ноги и завязаны глаза.
– Связаны руки и ноги? – Она запнулась. – Но кто мог это сделать?
– Бог его знает. – Взгляд Лиона стал жестким. – Но я постараюсь все выяснить.
Только сейчас Санчия заметила, как осунулось лицо Лиона и какие темные круги залегли у него под глазами. Все эти пять дней он почти не спал, так же как и она. Санчия шагнула к нему и нерешительно провела по его щеке.
– Тебе надо отдохнуть. Ты так устал.
– Теперь я могу отдохнуть. Малыш…
– Санчия!
Она подняла глаза и увидела въезжающих во двор всадников. Из-за спины Марко, крепко вцепившись руками в седло, выглядывала маленькая хрупкая фигурка.
– Пьеро! – Она пронеслась по двору навстречу им.
Пьеро отпустил Марко и мягко соскользнул с лошади в объятия Санчии.
– Я вернулся. – Его руки так крепко обняли ее, что у нее перехватило дыхание. – Они хотели увезти меня, но я вернулся, Санчия!
– Где ты был? – Ее руки беспокойно пробежали по нему. – С тобой все в порядке? – спросила она, смеясь и плача. – Ой, до чего же ты ужасно пахнешь. И откуда взялось это отвратительное тряпье?
– Не знаю. – Руки Пьеро с любовью гладили ее волосы. – Я ничего не знаю. Я ходил по винограднику, и кто-то ударил меня по голове… – Он отступил на шаг и серьезно посмотрел на нее. – Я ничего не видел, когда проснулся. Я подумал, что ослеп. Но затем услышал, как они говорят о повязке, и понял…
– Великий боже! Да ты посмотри, на кого он похож. – Катерина спустилась по ступенькам во двор. – Сначала его надо выкупать и накормить, а уж потом задавайте ему вопросы.
– Хорошая мысль, – поддержал Марко. – Искупайте и меня тоже. Я весь пропитался запахом Пьеро, пока он прижимался ко мне. А где Бьянка?
– Молится в часовне. – Санчия взяла руку Пьеро и нежно прижала к себе. – Почему же ты не идешь сказать ей, что Пьеро нашелся?
– Как раз это я и собирался сделать. – Он спешился и передал поводья подоспевшему конюху. – Пусть она узнает, что ее молитвы принесли плоды.
– Какое похвальное усердие! – хмыкнул Лоренцо.
Марко молча улыбнулся и двинулся к часовне.
И в этот момент во двор въехала небольшая повозка, которую тащила за собой косматая лошадь, за ней следовали восемь всадников из отряда Лиона. Санчия смотрела на повозку, в то время как рука ее сжимала руку Пьеро. Зачем его связали и оставили в повозке? И еще более непонятно, зачем его вообще схватили?
– Купаться, – твердо приказала Катерина и, встав на колени, крепко прижала к себе Пьеро, а затем чуть-чуть отодвинула его от себя. – Роза будет очень рада увидеть тебя. Она плакала и причитала с той самой минуты, как ты исчез, молодой мессер Пьеро. Пойдем же скорее!
Санчия помедлила, глядя на утомленное, уставшее лицо Лиона.
– Спасибо, – прошептала она. – Я всегда буду помнить… – Ее голос дрогнул, она повернулась и заспешила следом за Пьеро и Катериной. Позже будет время сказать Лиону, как много для нее значит возвращение Пьеро.


* * *


– Мне надо поговорить с тобой. – Лион стоял в дверях комнаты Пьеро. Он был полностью одет, на нем были даже плащ и перчатки.
Санчия поспешно встала с кресла, придвинутого к кровати мальчика, и быстро подошла к нему.
– Что случилось? – прошептала она.
– Я отправляюсь в Пизу с отрядом. – Он поманил ее в коридор и плотно притворил дверь. – Минуту назад прибыл гонец от Базала, моего управляющего на верфи.
– И что за вести он привез?
– Дамари сжег мои корабли.
– Нет! – Она схватила его за руки, глаза ее наполнились слезами. Ничего удивительного, что лицо Лиона пересекали страдальческие складки. Дамари знал, что делал, когда наносил такой удар.
– Все?
– Все четыре, – ответил он хрипло.
– А Базал точно знает, кто виновник пожара?
– Дамари сделал все необходимое, чтобы у Базала не осталось никаких сомнений на этот счет. Он хвастался, что вернется и подожжет уже всю верфь. – Лицо Лиона исказила гримаса ненависти. – Может быть, в этот момент он уже осуществляет свою угрозу.
– А если да?
– Я догоню его и уничтожу этого ублюдка. – Он помолчал. – Ты побудешь здесь до моего возвращения?
Санчия помедлила, понимая, что это не вопрос, а просьба. Ее сердце рванулось навстречу к нему. Он пять дней без устали разыскивал Пьеро, а теперь на него обрушилась еще одна беда. В этот момент она готова была пообещать ему все что угодно.
– Я буду здесь.
– Хорошо. – Он повернулся, но задержался еще немного и спросил:
– Как малыш?
– Он сильно устал. Однако дети быстро восстанавливают свои силы, и я уверена, что, выспавшись, он к утру будет чувствовать себя хорошо. – Она нахмурилась. – Но я не понимаю одного, Лион. Кто украл Пьеро? В этом нет никакого смысла.
– Что он рассказал тебе?
– Только то, что у него были все время завязаны глаза. Он не слышал ничего, что могло бы подсказать ему, где он находится или кто с ним рядом. Судя по всему, большую часть времени его держали в комнате и выводили наружу только раз или два.
– Это все, что он знает?
– Он сказал, что слышал тяжелое дыхание, стоны… – Она развела руками:
– Может быть, утром ему удастся припомнить побольше…
– Возможно. А теперь иди сама поспи немного. От того, что ты будешь сидеть и смотреть, как он спит, лучше не станет.
– Ты прав, но мне не хочется оставлять его даже на время сна – ведь он только что вернулся.
– Марко и весь отряд остаются в Мандаре. Им отдан приказ присматривать за вами. Они не позволят, чтобы что-нибудь случилось с Пьеро. – Его рука нежно коснулась ее. – Я вернусь ровно через две недели, даже если мне придется гнаться за Дамари вплоть до самого его логова.
– Сначала Танцующий Ветер. Теперь корабли. Почему Дамари так ненавидит тебя?
Его губы сжались.
– Потому, что я есть я – сын своего отца и правитель Мандары. И потому, что он есть он. Его мать одно время жила в хорошеньком домике на площади, который тебе известен.
Санчия вскинула голову, широко раскрыв в изумлении глаза.
– Так он твой брат?
– Боже, нет, конечно. Его мать была замужем за владельцем лавки, потом овдовела, а когда Дамари исполнилось два года, она стала любовницей моего отца. Это была грубая и вульгарная женщина, но она сумела удержать отца подле себя дольше, чем другие. – Он помрачнел. – Она везде хвасталась их связью, и эти годы были очень трудными для матери. Дамари исполнилось семь лет, когда отец в конце концов ушел от нее, к радости моей матери, и выслал их обоих из Мандары. Но Дамари вернулся, когда ему исполнилось двенадцать, и попросился на службу к отцу.
– И ему хочется завладеть всем, что принадлежит тебе.
– Но он не получит ничего. – Лион повернулся. – До свидания, Санчия.
– Лион! – Ей не хотелось расставаться с ним. Почему в памяти возникло лицо Дамари, когда он стоял над ней в темнице? Насилие. Зло. Смерть.
Он вопросительно посмотрел на нее. Что бы она сейчас ни сказала, Лион все равно будет преследовать Дамари, поняла Санчия.
– Храни тебя бог, – прошептала она. Ясная улыбка озарила лицо Лиона, и он пошел по коридору к выходу из замка.


* * *


– Как Пьеро? – спросила Катерина у Санчии, входя в зал на следующее утро.
– Все еще спит. Я подумала, что, наверное, стоит похлопать его по щекам и разбудить, чтобы он позавтракал в постели.
– Да, пусть проснется. – Катерина помедлила. – Ты знаешь, что Лион уехал ночью в Пизу?
– Дамари, – кивнула головой Санчия.
– Я не хотела, чтобы это произошло. – Катерина нахмурилась. – Конечно, я была против строительства кораблей, но чтобы они были уничтожены рукой этого ублюдка?
– Разумеется. И Лион, конечно же, понимает это, – ответила Санчия. – Он знает, что в трудную минуту вы поддержите его.
Брови Катерины расправились.
– Ты права, Лион не так глуп, чтобы поверить в то, что я могу желать ему вреда. – Она взяла яблоко с блюда и положила на поднос вместе с ломтями дыни. – Отнеси малышу. Я навещу его чуть позже, посмотрю, как он, и задам ему несколько вопросов. Нам надо распутать этот узел.
Она и в самом деле выполнила обещание, заглянула вскоре в комнату Пьеро.
– Все еще спит? – Она с улыбкой вошла в комнату и направилась к постели.
– Нет! – Санчия преградила ей дорогу. – Не подходите близко.
Катерина резко остановилась.
– Что случилось? – Взгляд ее пробежал по потному лицу и блестящим глазам мальчика. – Малыш болен?
Санчия коротко кивнула:
– Одеяла из повозки, в которой Лион нашел его, что вы сделали с ними?
Катерина нахмурилась:
– Я отправила вечером слугу распределить их по семьям бедняков. Они все из хорошей шерсти и… Но почему ты спрашиваешь?
– Пьеро пожаловался, что его левая рука нарывает. – Голос Санчии стал глухим, но каждое слою звучало отчетливо. Она приподняла руку мальчика чуть повыше.
– Матерь божия!
Красный гнойный нарыв размером с куриное яйцо вспух под мышкой Пьеро.
– Пить. – Пьеро выдернул руку и перевернулся на бок. – Санчия, пить.
– Уходите, дорогая. – Санчия повернулась к двери. – Я приду через минуту.
Катерина прошла в зал, а следом за ней появилась Санчия и спросила, глядя ей прямо в лицо:
– Это то, о чем я думаю?
– Не уверена, – медленно произнесла Катерина. – Я не видела никого, кто бы болел этим. Я была ребенком, когда чума пришла во Флоренцию в 1470 году, но она, благодарение богу, не дошла до Мандары.
– А я слышала рассказы о ней. – Голос Санчии дрогнул. – Именно так она и начинается.
– Иногда. Иногда бывает и без нарыва. – Катерина медленно повернулась… Слишком медленно для человека, чьи движения были обычно столь стремительны и уверенны. – Мне надо… кое-что сделать.
– Что? – спросила Санчия. – Что вы можете сделать?
– Надо отправить кого-нибудь собрать одеяла. Нет, я сделаю это сама. Возможно, еще не поздно.
– Я слышала о том, что ее разносит ветер… прикосновение к одежде… – Глаза Санчии раскрылись от ужаса. – Лохмотья, которые мы сняли с Пьеро. Я отправила Розу сжечь их. Она тоже в опасности.
– Роза, Марко, Бьянка, а также ты и я, – пробормотала Катерина. – Мы все прикасались к Пьеро. Может быть, и Лион. Разве можно угадать, кто избежит этого?
Санчия закрыла глаза и прислонилась спиной к двери.
– Надо молить бога, чтобы мы ошибались.
– Скоро мы узнаем это. Чума не замедлит показать себя.


* * *


Роза заболела ночью и умерла на следующий день.
Никто в замке, кроме нее, больше не заболел, и ни о каких признаках эпидемии в городе тоже не было слышно.
Катерина вошла в комнату Пьеро, чтобы сообщить Санчии об этом. Она постояла около кровати, глядя на мальчика:
– Как он?
– Не знаю. – Санчия устало покачала головой. – Он очень мучается. Просыпается и засыпает, снова просыпается.
– Он борется. В народе говорят, что чума имеет две головы. Та, которая сопровождается нарывами, может быть и не смертельна.
Две головы. Санчия вспомнила виденный когда-то в книге рисунок страшного двухголового чудовища – Медузы, скрывающейся в засаде и поджидающей неосторожных путников.
– Я приготовлю новую припарку для нарывов. – Катерина собралась уходить. – А потом вернусь и посижу, чтобы ты могла отдохнуть.
– Нет, – Санчия села в кресло у кровати, – он чувствует, когда меня здесь нет, и становится более беспокойным.
– Тебе надо… – Катерина замолчала. – Если передумаешь, дай мне знать.
Когда она вышла из комнаты, Санчия откинулась головой на высокую спинку кресла. Если она даже и передумает, то ей просто некого будет послать к Катерине. Никто из слуг и близко не подходит к комнате.
– Санчия.
Она взглянула на Пьеро. Его губы приоткрылись, и он посмотрел на нее горящими голубым огнем глазами.
– Еще попить, мой любимый?
Он покачал головой.
– Я болен, да? – спросил он хрипло. – Сильно болен?
Она кивнула.
Он упрямо вздернул подбородок:
– Я не умру. Ты увидишь, я не умру.
– Конечно, нет. – Она улыбнулась. – Ты очень сильный и не позволишь болезни справиться с тобой.
– Ты поможешь мне? Ляг рядом и обними меня, тогда мне будет легче.
– Конечно, мой хороший. – Она встала с кресла и легла около него на кровати. Горло ее сжалось, когда она почувствовала, как его руки обвились вокруг нее с той же любовью и желанием защитить ее, как в ту ночь, когда она приходила к нему накануне его исчезновения.
– Я не хочу оставлять тебя, – пробормотал он с закрытыми глазами. – Я знаю, что нужен тебе.
– Ты всегда будешь рядом со мной. – Ее голос прервался. – Ты мне очень-очень нужен.
– Я не умру…


* * *


Пьеро умер шесть часов спустя, после таких мучений, что Санчия почувствовала почти облегчение, ибо смерть избавила его от них.
Катерина была рядом до конца, и именно она закрыла синие глаза и вывела оцепеневшую от горя Санчию из комнаты.
– Поплачь, если можешь. Иногда это помогает. Санчия покачала головой.
– Тогда займись делом. Обмой его, подготовь к похоронам и отнеси в часовню. Несколько часов назад я попросила плотников сколотить гробы. Я подумала, что они могут нам понадобиться. – Она помолчала. – Когда закончишь, приходи в комнату Марко. Это то, о чем я боялась тебе сказать.
– Марко? – немеющим языком повторила Санчия.
Катерина кивнула:
– Марко заболел. Ты ему нужна. Мы ему обе нужны.
– Чума?
– Да! Мы не такие счастливые, как я надеялась. И скорее всего, в самое ближайшее время она свалит кого-нибудь еще. – Катерина повернулась, и ее голос упал:
– Мне надо идти к сыну. Приходи, когда сможешь. Ты сейчас очень нужна нам и, возможно, будешь нужна еще долго.
Когда Санчия отнесла тело Пьеро в часовню и вошла в комнату Марко, там уже находилась Бьянка. В своем желтом шелковом платье она напоминала яркий весенний цветок. Бьянка настояла на том, что останется в кресле у постели Марко, несмотря на все их возражения.
В какой-то момент Марко, придя в себя, попросил Катерину увести Бьянку.
– Она не понимает, – прошептал он. – Она не знает, насколько это… – и, не договорив, потерял сознание.
– Бьянка, пойди в сад, – мягко предложила Катерина. – Санчия и я сделаем все необходимое для Марко.
Бьянка покачала головой и крепче сжала руки юноши.
– Мы будем очень заботливо ухаживать за ним. – Санчия взяла Бьянку за плечи. – Я обещаю тебе, дорогая.
– Но почему я должна идти в сад? – Бьянка с удивлением посмотрела на Санчию. – Там же нет Марко. Я не хочу идти без него.
И Санчия вдруг вспомнила, как Бьянка и Марко смеялись, раскачиваясь на увитых цветами качелях.
– Марко болен, – твердо произнесла Бьянка. – Я останусь с ним, пока ему не станет лучше.
– Но он может не… – По необычно серьезному лицу Бьянки, по тому, как она смотрела на Марко, Санчия поняла: Бьянка знает. Они все ошиблись, считая ее наивной девочкой, ничего не ведающей о правде жизни. Она не только понимала все, что происходит, но и готова была принять свою судьбу.
И как раз в эту секунду Марко открыл глаза. Бьянка наклонилась к нему.
– Они хотят, чтобы я ушла в сад. Разве это не глупо? – она улыбнулась ему. – Мы сможем пойти в сад в следующий раз, когда ты поправишься и сможешь снова рисовать меня. Ты говорил, что мечтаешь нарисовать меня на качелях, помнишь?
– Да. – Они встретились взглядом. – И это будет так прекрасно.
– А сейчас мы будем сидеть здесь и думать о цветах и о твоем любимом фонтане, так ведь? – Ее ладонь нежно легла на его горячий лоб. – Как сегодня жарко. Попытайся думать о воде, которая течет в фонтане, и о запахе роз.
– Попытаюсь.
– И мы будем сидеть там на скамье у фонтана и смотреть на серебряные струи, и ты опять будешь дразнить меня.
– Вместе…
– О да. Мы навсегда останемся вместе. Господь добр. Он никогда не разлучит нас.
Марк закрыл глаза.
– Вместе.


* * *


Они и были вместе, когда спустя четыре часа Марко умер. Катерина подошла и мягко разжала руки Бьянки, все еще не выпускавшей холодные пальцы Марко.
– Уведи ее к себе, Санчия. – Катерина только на миг закрыла глаза и тотчас же открыла их, уже твердым голосом закончив:
– Я останусь здесь и подготовлю моего сына.
Бьянка согласно кивнула:
– Да, теперь я могу уйти. – Она поднялась и посмотрела в лицо умершего. – До свидания, Марко.
Она не прощалась с ним. Так говорят, когда собираются встретиться снова. Санчия с трудом сдерлвала слезы, когда, обняв Бьянку, она помогла ей дойти до дверей. Она ожидала увидеть на лице молодой женщины печаль и горечь, но Бьянка оставалась спокойной.
– Санчия, нужно послать за священником.
– Мы послали за ним несколько часов назад. Но он не пришел, – ответила Санчия и мягко добавила:
– Марко был хорошим человеком. Бог примет его и без последнего причастия.
– Бог уже принял его, – сказала Бьянка. – Но священник нужен мне. Я хочу исповедаться перед смертью. Санчия в ужасе посмотрела на нее:
– Бьянка, что ты…
– Мне не по себе. Я сказала Марко правду. Бог добр. – И Бьянка улыбнулась своей светлой улыбкой. – Мы будем вместе.
Санчия обвила плечи Бьянки.
– Если ты сляжешь, то я обязательно сама схожу за священником.


* * *


Бьянка потеряла сознание, как только дошла до своей комнаты, и пролежала два дня, пока и ее не унес монстр, напавший на Мандару, – страшная двухголовая Медуза.
Это и в самом деле было чудовище – злобное, безжалостное, несущее смерть. Она хватала всех подряд – женщин и детей, слуг и солдат. За три дня почти половину обитателей замка унесла чума. Болезнь вышла и за пределы замка, и отчаяние охватило жителей города.
Когда наступил час смерти Бьянки, Санчия послала за Катериной.
– Господи милосердный, – сказала Катерина, когда она открыла дверь и ужасное зловоние обрушилось на нее. – Смилуйся над нами, господи!
– Мне нужна вода. Слуги приносили мне кувшин с водой через каждые несколько часов и ставили его у дверей. Но с прошлой ночи они уже не приходят. – Санчия слегка прикоснулась влажным полотенцем к темным пятнам на теле Бьянки. – Мне хочется, чтобы она опять стала красивой, но как это можно сделать без воды?
– Ее гнойники прорвались, – медленно произнесла Катерина. – Большинство умирало до того, как это происходило.
– Мне нужна вода.
– Здесь нет воды. Колодец в городе засорился, и я разрешила всем приходить в замок и брать воду из наших бочек. Теперь и они опустели тоже. – Катерина осторожно закрыла рот Бьянки, который оставался широко открытым в безмолвном крике. – Нам надо взять повозку и съездить на виноградники – там тоже есть колодец.
– Я хочу умыть ее. Она всегда была такой красивой.
– Тсс. Я помогу тебе. – Катерина забрала полотенце у Санчии. – Это слишком маленькое. Я принесу простыню и посмотрю, не осталась ли в какой-нибудь спальной комнате вода. – Она повернулась и вышла, чтобы вскоре вернуться назад.
– Она просила священника, – сказала Санчия задумчиво, когда они вымыли Бьянку, покрытую ужасными нарывами. – Я не стала говорить, что священник либо сбежал, либо спрятался. Я обманула ее. Когда ей стало так плохо, что она уже не могла ничего различать, я сделала вид, что пришел священник, и приняла у нее исповедь сама. Я поступила не правильно, госпожа Катерина?
– Просто Катерина. – Мать Лиона покачала головой. – Я бы сделала то же самое. Бог слишком занят, принимая нас к себе, так что ему уже не до таких мелочей. – Она повернулась к Санчии. – Помоги мне сделать для нее гроб. Плотник, что делал гробы, сбежал, и здесь нет никого, кто бы мог мне помочь. Ты понимаешь хоть что-нибудь в плотницком деле?
Санчия отрицательно покачала головой.
– Я тоже никогда не пробовала, но, наверно, это не так уж трудно, если даже неграмотные мастеровые могли справиться с таким делом. – Катерина упрямо вздернула подбородок. – Смерть все равно должна быть достойной. Мы не имеем права сваливать умерших в кучу или бросать их где попало: на ступеньках или даже в сточных канавах, как это делают обезумевшие горожане.
– Такое творится в городе?
Катерина кивнула.
– Люди потеряли рассудок. Одни воют и рыдают, другие напиваются и грабят. – Она выпрямилась. – Мне нужны нитки и иголки. Я хочу сшить ей саван из простыни. Потом мы попробуем сколотить фоб. А где Анна? Она могла бы нам помочь.
Санчия попыталась восстановить в памяти те последние часы, что она провела у постели Бьянки, но вспомнила только, что служанка ни разу не появлялась с тех пор, как Бьянка потеряла сознание.
– Думаю, что она тоже сбежала. Она испугалась.
– Мы все боимся. – Катерина направилась к двери. – Наверное, нам надо отнести Бьянку в часовню, и, может быть, лучше сколотить гроб прямо там. – Она открыла дверь и вышла.
Санчия села в кресло за кроватью и закрыла глаза. Пожалуйста, боже, ты уже забрал невинность, свет и красоту. Пожалуйста, остановись!
– Ты заболела? – услышала она резкий голос Катерины.
– Нет. – Санчия открыла глаза и увидела Катерину с корзиной для шитья в руках. – Я только хотела немного отдохнуть.
– Потом у нас будет сколько угодно времени для отдыха. – Катерина прошла вперед и поставила корзину на кровать. – Помоги мне обернуть ее простыней.


* * *


Было уже темно, когда они уложили Бьянку в плохо сколоченный гроб в часовне.
– Идем, нам незачем здесь оставаться. Их больше нет с нами. Разве ты не чувствуешь этого? – Катерина подтолкнула Санчию к выходу из часовни и дальше – вниз, во двор. Ни одного горящего факела во мраке.
Вокруг было пусто и тихо. Ни звука шагов на вымощенном булыжником дворе.
Санчия провела рукой по волосам.
– Может быть, я слишком устала, чтобы что-нибудь чувствовать.
Катерина кивнула:
– Нам надо отдохнуть. – Ее рука легла на плечо Санчии. – Но сначала пойдем со мной.
Санчия двинулась следом за Катериной к замку, поднялась по ступенькам и собиралась уже пройти к себе в спальню, но Катерина вдруг остановила ее перед дверью, ведущей на башню.
– Катерина!
– Идем.
Санчия прошла за ней по винтовой лестнице, миновала комнату, куда Лион принес ее на руках в тот вечер. Теперь ей показалось, что это случилось так давно. Они остановились у двери в самой верхней части башни.
Катерина отперла дверь и пропустила Санчию вперед.
Это была комната, где хранился Танцующий Ветер.
Статуэтка теперь стояла на пьедестале. В лунном свете глаза Пегаса казались живыми, наполненными таинственным сиянием. Он словно притягивал их своим загадочным взглядом.
Санчия невольно отпрянула назад.
– Я не хочу оставаться здесь.
– Пожалуйста, будь добра. Мне нужен кто-нибудь. Я постараюсь не очень долго. – Голос Катерины дрогнул. – Я хочу сказать «прости» моему сыну. У меня не было до этого времени. Марко любил эту комнату.
Санчия почувствовала, как откликнулась ее душа на слова Катерины. Им обеим пришлось на время забыть о печали, чтобы помочь тем, кто еще оставался в живых. А теперь настало время сказать последнее «прости» мертвым.
– Конечно. – Она закрыла дверь. – Мы останемся здесь так долго, как ты захочешь.
– Сядь и отдохни. – Катерина указала на кресло, стоявшее в комнате. А сама она опустилась на ковер и прислонилась к стене, – Мне хочется посидеть здесь. Ты обращала внимание на то, что дети никогда не садятся в кресло и всегда стараются сесть на пол? Я принесла Марко сюда, когда он был совсем маленьким ребенком, чтобы он посмотрел на Танцующий Ветер. И мы сидели здесь, на полу, с ним вдвоем около часа, болтая и играя.
Санчия села возле Катерины.
– Знаю. Пьеро всегда садился на пол рядом с моим стулом, когда я переписывала что-нибудь. И я могла опускать руку и ерошить его волосы. – Она замолчала, чтобы успокоиться. – Его легкие волосы у меня под пальцами были как весенний ветерок.
– А у Марко кожа напоминала лепестки роз, когда я прижималась к нему щекой.
– Я дразнила Пьеро лягушонком – у него был такой смешной резкий голосок.
– Пальцы Марко вечно были перепачканы красками, когда он шел обедать.
– Пьеро был ужасно упрямый.
– Марко был такой мягкий.
В комнате на какое-то время повисло молчание.
Катерина прервала его:
– Помню, как Марко долго смотрел на статуэтку, а затем заставлял меня рассказывать ему разные истории про Танцующий Ветер, которые я слышала от его отца Карло. Столько всяких историй. Боясь, что позабуду все, я записала их на пергаменте и переплела в книгу.
– И дала ее Марко.
Катерина покачала головой:
– Она находится вместе с другими бумагами у Лиона на верфи. А Марко больше не возвращался в эту комнату. Он увлекся живописью, и Танцующий Ветер уже приносил ему не радость, а боль.
– Почему?
– Однажды я спросила его об этом. Он сказал, что прекрасно знает, что никогда не сможет создать ничего столь же совершенного по красоте и силе. И понимание своей беспомощности наполняло его печалью. – Катерина помолчала, глядя на статуэтку. – Это вызывало печаль и у меня. Я знала, что потеряю его, как и Лиона, когда он подрастет. Больше никогда Марко не был моим, таким, как в те годы, когда мы проводили долгие часы в этой комнате.
Катерина замолчала, печально глядя в темноту. В комнате стало тихо. Санчии хотелось хоть немного облегчить скорбь Катерины, но она понимала, что слова утешения бесполезны.
– Мне кажется, Марко очень любил тебя. У него было такое нежное сердце.
– Да, но больше всех на свете он любил Бьянку. Мне не следовало пытаться разлучить их. Но я думала, что так будет лучше для всех. – Катерина закрыла глаза. – Теперь я не знаю, права ли была. Все так перепуталось.
– Да, все перепуталось.
Санчия вышла из состояния оцепенения и накрыла руку Катерины своей. Катерина вздохнула. И на какой-то миг Санчии показалось, что она поступила слишком опрометчиво – лучше ей убрать руку. Но Катерина снова откинулась на каменную стену, и ее пальцы сжали в ответ пальцы Санчии.
– Это такой эгоизм оплакивать сына, когда столько людей умерло. Но страдание невыносимо… – Она помолчала, и ее голос задрожал от боли:
– Марко!
Санчия почувствовала слезы на своих щеках, ее собственная боль слилась с болью Катерины. Ее плечи задрожали, и она зарыдала, сотрясаясь всем телом, оплакивая сразу всех – Пьеро, Бьянку, Марко… и всех тех людей в городе, чьих имен она даже не знала.


* * *


На следующее утро, когда измученные Катерина и Санчия покинули комнату в башне, где хранился Танцующий Ветер, они снова встретились лицом к лицу с чудовищем, несущим смерть.
Сначала они решили съездить за водой на виноградники, запрягли лошадь в повозку, и Катерина повела ее через город.
Мандара замерла. Копыта лошади гулко стучали по мостовой, а повозка скрипела, двигаясь по узким пустынным улочкам, ведущим к воротам.
Всюду сновали крысы и метались хищные птицы. Санчия увидела трупы людей, сваленные в кучу в сточных канавах или лежащие на ступеньках, как это описывала Катерина.
Ворота города уже не охранялись и стояли широко распахнутыми. Они прошли по мосту и повернули к северу, на дорогу, ведущую к виноградникам, когда до них донесся стук копыт одинокого всадника.
– И этот сбежал, – сказала Санчия, когда они приблизились к винодельне. – Сколько мужчин работало на винном дворе?
– Один или два в это время года. Конечно, во время сбора винограда их бывало намного больше. – Катерина направила лошадь с повозкой к стойлу у стены и громко окликнула:
– Эй, есть кто? Леонардо!
Ни звука в ответ. Катерина усмехнулась:
– Похоже, нам никто не поможет. – Она спрыгнула с повозки. – Я надеялась, что нам повезет больше. Сами мы сможем заполнить только маленькие бочонки. – Она прошла к виноградникам. – Я буду подкатывать бочонки, а ты тяни воду из колодца и наполняй их.
Поднимать бадью с водой оказалось не так уж трудно после того, как Санчия вошла в нужный ритм. Трудности начинались тогда, когда бадья оказывалась наверху и ее надо было вытягивать через край. Но тяжелее всего было закатывать бочонок на повозку – это оказалось почти непосильным делом для Санчии и Катерины. Пот струился у них по лицам, и темные круги обозначились под мышками, когда они загрузили последний бочонок.
Катерина вытянулась на повозке, дыхание ее было прерывистым.
– Боже, как я рада, что это кончилось. Я никогда не думала, что вода может быть такой… А что с твоей рукой? Она кровоточит!
Санчия опустила глаза: из небольшого пореза на правой ладони капала кровь.
– Не знаю. Должно быть, порезалась об один из ободов на бочонке. А может быть, это просто заноза. Пустяки. Катерина нахмурилась.
– Что ты имеешь в виду, когда говоришь, что это пустяки? – Она наклонилась, подняла юбку и начала отрывать кусок от нижней рубашки. – Я видела, как от такой же занозы слег здоровый, сильный мужчина. Ты что – хочешь лечь на смертное ложе, глупая?.. – Она взглянула на Санчию в изумлении.
Санчия смеялась. Она так смеялась, что у нее едва хватало сил держаться за повозку, чтобы не упасть на землю.
– Катерина, ты не можешь… – Смех продолжал рваться из ее груди.
– Не вижу ничего забавного.
– Катерина, во имя господа бога, если я и лягу на свое смертное ложе, то уж, конечно, не от занозы! Ведь вокруг чума!
Катерина усмехнулась.
– Что ж, я рада, что ты отнеслась к этому с юмором, – сдержанно сказала она, но уже в следующую секунду неудержимо рассмеялась вместе с Санчией, и слезы побежали по ее щекам. – Я не подумала. – Она покачала головой. – Заноза, Святая Мария, маленькая заноза…
– Мы не должны смеяться, – остановила себя Санчия. – В этом нет ничего смешного. Но почему-то меня душит смех.
– Однажды Лоренцо говорил о том, как природа умеет сопротивляться. – Катерина вытерла щеки тыльной стороной ладони. – Возможно, смех – это тот способ, которым наша природа пытается сохранить в нас здоровое начало, когда вокруг так много ужасного. – Она покачала головой. – Как бы там ни было, мне от этого стало значительно легче. А теперь дай мне все-таки твою руку и позволь завязать ее. Уж если тебя не убила чума, то было бы большой глупостью позволить, чтобы это сделала маленькая заноза.
Санчия протянула руку и терпеливо ждала, когда Катерина вытащит занозу и перевяжет рану.
– Я подумала, Санчия, что тебе лучше не возвращаться в город, – сказала вдруг Катерина, низко наклонившись, чтобы завязать узелок на повязке. – Ты можешь спастись здесь, вдали от города. Это ведь не твой дом. У тебя нет никакой ответственности перед Мандарой.
– Но я нужна тебе.
– Да, ты нужна мне, – сказала Катерина тихо. – И бог знает, как я не хочу, чтобы ты ушла. Мне легче с тобой.
Санчия кивнула, взволнованная. Женщина, стоявшая перед ней, была уже не той элегантно одетой, с королевской осанкой правительницей Мандары. Янтарного цвета шелковое платье Катерины перепачкалось, лицо покрыли глубокие морщины усталости и печали. Но еще никогда Катерина не выглядела столь величественной, как в эту минуту.
– И мне легче с тобой. Это означает, что мы должны оставаться вместе. – Она мягко обняла Катерину за плечи. – А сейчас нам пора идти.
– Да, пора идти. Тем, кто остался в городе, нужна вода.
– А где мы поставим ее?
– На ступеньках собора. Мы возьмем в замок только два бочонка, а остальные оставим им.
– Может быть, ее надо поделить?
– А кто будет делить? Священник сбежал, а нам надо ухаживать за больными. – Катерина подошла к повозке. – Мы будем ездить каждый день и привозить свежую воду. – Она устроилась на место кучера. – До тех пор, пока колодец не пересохнет или не загрязнится. Но меня не удивит, если это произойдет очень скоро. Кажется, божья благодать оставила Мандару.


* * *


В эти дни жизнь Санчии происходила в каком-то водовороте однообразных тяжких дел – подвозка воды, обмывание мертвых, изготовление гробов.
И ей казалось, что все это будет продолжаться бесконечно.
Только один человек выздоровел на ее глазах после болезни, остальных косила беспощадная смерть. Она была всюду, и Санчия знала, что скоро ужасная Медуза доберется и до нее.
Если уж такие невинные дети, как Пьеро и Бьянка, ушли из жизни, нет сомнения, что такой грешнице, как она, пощады не будет.


* * *


– Я ходила на площадь, чтобы разыскать лекаря для юного Донато. Но все напрасно. – Катерина усталыми шагами вошла во двор и опустилась на колени рядом с Санчией перед телом конюха, умершего минуту назад. – Позволь мне помочь тебе с этим. – Она начала обмывать тело. – Как странно, что мы уже давно не чувствуем зловония, – безразлично произнесла она и подняла глаза. – Лекарь убежал из города.
– Он все равно бы не помог. – Санчия пожала плечами. – Но его это тоже вряд ли спасет. – Она взглянула на Катерину. – Мы ведь все обречены, не так ли?
– Возможно, но меня возмущает, что этот сукин сын даже не попытался оказать болезни сопротивления, а просто сбежал. – Она бросила мокрую тряпку обратно в таз с водой. Все, кто еще способен был двигаться, сбежали, – оставив своих мертвых и умирающих. Город пуст.
Санчия растянула чистую простыню над телом Донато. Она считала, что должна прочесть над ним молитву, но не могла вымолвить ни слова.
– Кое-кто из больных вскарабкался по ступенькам собора и лежит там, умоляя господа бога и всех святых о помощи. Сомневаюсь, что бог ответит на это. Может быть, ты сходишь, посмотришь их?
– Я одна?
Катерина кивнула:
– Вскоре я не смогу помогать тебе.
Санчия вздрогнула, ее взгляд пробежал по лицу Катерины. А она-то считала, что ее сердце уже окаменело после всех тех ужасов, что довелось пережить. Оказывается, она ошибалась.
– Когда?
– Когда я заметила маленький нарыв под мышкой? Прошлой ночью.
Но и эти два дня Катерина продолжала делать свое дело, поддерживаемая, возможно, лишь одной силой духа. Только сейчас, глядя ей в лицо, Санчия впервые заметила пот, струившийся по ее щекам. И болезненную складку вокруг губ.
– Я не пойду, я не хочу оставлять тебя.
– А я и не думала, что ты уйдешь. – Улыбка внезапно осветила лицо Катерины. – Сначала я хотела послать тебя к тем, кто больше нуждается в помощи, но потом я поняла, что заслужила право провести последние минуты рядом с близким мне человеком. У меня нет желания умирать одной в окружении четырех стен. – С той же ясной улыбкой она дотронулась до руки Санчии. – Не пройдешь ли ты со мной в мой сад… друг мой?
Санчия медленно поднялась и взяла Катерину под руку. Бережно и нежно поддерживала она ее, пока они шли сквозь залитый солнцем розовый сад Катерины.


* * *


– Почему он не приехал снова? – проговорил Лион, глядя на обугленный скелет «Танцора», стоящий в доке. – Он заявил, что вернется поджечь верфь. Почему же он не появился, как обещал?
Лоренцо пожал плечами:
– Возможно, Борджиа щелкнул пальцами, и он тотчас помчался к нему. Дамари достаточно умен, чтобы отложить в сторону свои личные антипатии, если того требует ситуация.
– А может быть, он хочет заманить меня в Солинари, где подготовил какую-то ловушку?
– Базала сказал, что, когда он напал на верфь, с ним была лишь небольшая группа людей. Не думаешь ли ты, что он собирает силы…
– Мне все это не нравится, – решительно произнес Лион. – Все вместе. Что-то тут не так.
Лоренцо вновь окинул взглядом черные остовы сгоревших кораблей и мрачное, суровое лицо друга.
– Дамари знал, куда нанести самый чувствительный удар. Он рассчитывает на то, что ты придешь в ярость и потеряешь способность здраво рассуждать.
Руки Лиона натянули поводья.
– Допустим, ты прав, и это сделано для того, чтобы побольше задеть меня, – сказал он хрипло. – Но я не понимаю одного…
Лоренцо вопросительно посмотрел на нега
– Почему он не поджег корабли и верфь в тот день, когда появился здесь и обнаружил, что я отплыл на «Танцоре» в Геную? Это был такой удобный случай. Почему он замахнулся тогда, а ударить решился только сейчас?
– Он хотел уничтожить и «Танцора»?
Лион покачал головой:
– Я так не думаю.
– Значит, нам имеет смысл ехать в Солинари и на месте разобраться, что к чему.
Лион молча смотрел на «Танцора».
– А что, если замысел Дамари заключался в том, чтобы увести нас прочь от Мандары? Лоренцо недоверчиво фыркнул:
– Думаешь, он мог получить разрешение и поддержку Борджиа и напасть на город?
– Не знаю, что он задумал, но дело представляется мне весьма странным. – И Лион вдруг резко повернулся к своему отряду:
– На коней! Мы возвращаемся в Мандару!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Терпкий вкус страсти - Джоансен Айрис

Разделы:
123456789101112131415161718192021

Ваши комментарии
к роману Терпкий вкус страсти - Джоансен Айрис



давно искала эту книгу, рада что нашла и перечитала.
Терпкий вкус страсти - Джоансен АйрисНаталья
31.05.2011, 11.17





интересный роман. очень насыщенный событиями.
Терпкий вкус страсти - Джоансен Айрислёлища
9.04.2016, 21.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100