Читать онлайн Пьянящий вкус жизни, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пьянящий вкус жизни - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.83 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пьянящий вкус жизни - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пьянящий вкус жизни - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

Пьянящий вкус жизни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

– Мне казалось, этот таможенный досмотр никогда не кончится. – Кэтлин забралась в такси и со вздохом облегчения откинулась на сиденье. – Все служащие были такие взвинченные. Ты обратил внимание на то, что в конце зала стояли солдаты с автоматами?
Алекс кивнул:
– У них есть все основания для беспокойства. Террористы из «Черной Медины» убили вчера в Вене двух человек на музыкальном фестивале, посвященном Баху.
Кэтлин нервно повела плечами:
– Как это ужасно. Что им дают эти бессмысленные убийства? Чего они добиваются? – Кэтлин смотрела в окно невидящим взглядом. – Они выдвинули какие-то требования?
– Нет. Но я уверен, у них есть определенная цель.
Через сорок минут они остановились на площади Вогез перед двухэтажным домом, что выходил в сквер. Все в облике этого дома – начиная от кирпичной кладки и кончая черепичной крышей – дышало стариной.
– Мы будем жить в нем? – Кэтлин стиснула руку Алекса. – Но это же городской дом семьи Андреас! Я приходила сюда взглянуть на него, когда училась в университете. Его занимала какая-то семья, и я, конечно, не могла зайти внутрь. Он уже давным-давно не принадлежит Андреасам.
Алекс расплатился с водителем такси.
– Я знаю. Его конфисковал Конвент после того, как Жан Марк и Жюльетта уехали из Франции. – Он подхватил чемоданы и поднялся по каменным ступенькам. – С тех пор Андреасы ни разу не переступали порога этого дома, – Он вынул ключи и открыл дверь. – Так же, как и члены семьи Вазаро. Он принадлежит одному банкиру, который вот уже почти два года живет в Кении.
– И ты все устроил ради меня? Тебе пришлось столько хлопотать, чтобы доставить мне удовольствие?
– У меня были свои причины. Сколько раз я твердил тебе, что миром правит корысть. – В голосе Алекса звучала горькая насмешка.
– Алекс! Ну почему ты не хочешь сознаться? – Кэтлин гневно посмотрела на него. – Черт возьми! Скажи хоть один раз, что ты сделал это ради меня!
Он улыбнулся:
– Ну хорошо. Я сделал это только ради твоего удовольствия. – И, шагнув в холл, добавил: – Отчасти…
Кэтлин рассмеялась и поспешила следом за ним.
– Ну до чего же ты упрям! – Перепрыгивая через две ступеньки, она обогнала его и побежала по второму этажу, поочередно открывая двери и заглядывая в каждую комнату. – Я хочу отыскать комнату Катрин. Как жаль, что я не слишком внимательно читала описание дома в ее дневнике.
– В самом деле? Невероятно. А я-то считал, что ты знаешь наизусть каждую страничку.
– А без того, чтобы не поддеть меня, ты не можешь обойтись? Есть ли у тебя хоть капля уважения к прошлому, к предкам, к нашим корням? Посмотри, какая чудесная комната! – Кэтлин на мгновение замерла в дверном проеме, чтобы тут же поспешить к окну. – Здесь вполне могла быть ее комната. Окна как раз выходят в сад. – Створки окна бесшумно распахнулись. – Мы можем занять эту комнату, Алекс? Отсюда открывается чудесный вид на черепичные крыши – типичная картина для Парижа.
– Понятия не имею, что можно назвать типичной картиной. – Алекс поставил чемоданы и, подойдя к ней, встал рядом у окна. – Я ни разу до этого не бывал в Париже.
– Ты… никогда… не был… в Париже? – с расстановкой произнесла она, не в силах поверить в услышанное. – Ты жил в Европе и не удосужился побывать здесь?
– Признаю, что это непростительный грех, – ответил Алекс торжественным тоном. – Мне, конечно же, следовало исколесить его вдоль и поперек.
– Никаких колес! Тебе следовало обойти его пешком, как это делали пилигримы. – Кэтлин улыбнулась. – Но, с другой стороны, я страшно рада, что могу показать его тебе. Посмотришь на то маленькое кафе, в которое я забегала после занятий. Затем мы пройдемся вдоль моста Сюлли. – Ее глаза вспыхнули воодушевлением. – А к моему любимому собору Сен-Антуан…
– Как ты считаешь, мы сумеем выкроить часок на то чтобы встретиться с месье Ле Клерком?
Кэтлин виновато посмотрела на него.
– Я так обрадовалась, что забыла обо всем на свете. Вряд ли у нас будет возможность гулять. А жаль! – Она вздохнула. – Мне так хотелось, чтобы ты полюбил мой Париж.
– Я полюблю твой Париж, – перебил ее Алекс. – Как только мы договоримся с Ле Клерком, все остальное время только и будем делать, что гулять.
Лицо Кэтлин прояснилось.
– Но мы ведь можем выйти прямо сейчас? А вещи разберем потом. Я хочу только показать тебе вид с моста Сюлли на закате солнца. Ты лучше будешь понимать меня, когда сам увидишь все, что мне так нравилось.
– Никаких сомнений в этом у меня нет. – Он улыбнулся и, наклонившись, поцеловал ее в кончик носа. – Только я все-таки сначала свяжусь с Ле Клерком и получу у него подтверждение, что наша договоренность о встрече с ним завтра остается в силе.
Кэтлин кивнула:
– А я пока пойду переобуюсь. Он обернулся через плечо:
– Угадай, куда бы мне хотелось пойти прежде всего? Кэтлин вопросительно приподняла брови.
– В Лувр. Посмотреть картину Жюльетты «Мальчик в поле».
Кэтлин радостно кивнула в знак согласия.
– Сначала пойдем в музей, а потом постоим на мосту, посмотрим на закат. Это чудесно!
– Уверен!
Кэтлин снова отвернулась к окну, когда Алекс вышел из комнаты позвонить Ле Клерку. Прошло совсем немного времени после полудня. Светило яркое солнце. Воздух был живителен и чист. И Кэтлин внезапно вновь почувствовала себя так, как чувствовала себя девочкой, когда бежала через поля жасмина. Мир снова казался окутанным золотистой дымкой, сквозь которую просвечивали, поддразнивая ее, новые возможности и новые желания.
– Мне кажется, что тот мужчина уже давно идет за нами, – шепнула Кэтлин, когда они проходили мимо стеклянной пирамиды во дворе Лувра. – Ручаюсь, я видела его в сквере, когда мы выходили из дома.
– Какой мужчина?
– Вон тот, в темных очках и красной рубашке.
Алекс как бы случайно оглянулся через плечо.
– Этот толстячок с путеводителем в руках?
– Ну да.
– Гмм… Думаешь, он собирается украсть тебя и продать как белую рабыню?
– Алекс, я серьезно.
– Я тоже, так как знаю, что на Ближнем Востоке высокие блондинки пользуются бешеным успехом. А твоя замечательная грудь перевешивает все остальные достоинства…
Кэтлин засмеялась:
– Перестань дразнить меня. Надо же что-то предпринять?
– Перекрасим волосы или позовем полицию? Неужели тебя ни разу не пытались украсть?
– Может быть, это просто карманник.
– Какая жалость. Идея белой рабыни пришлась мне больше по вкусу. Она навевает всякие приятные картинки: драгоценные браслеты, обнаженные гурии, покачивающиеся бедра – все это действует на меня так возбуждающе.
– Тебе незачем подстегивать свое воображение, – ответила так же шутливо Кэтлин. – Ты и без того возбуждаешься в одну секунду. Просто я действительно видела его в сквере.
– Площадь Вогез – одна из достопримечательностей Парижа. Она указана во всех путеводителях. И потом, неужели ты считаешь, что карманник станет надевать красную рубашку и черные очки?
– Пожалуй, что и в самом деле нет.
– Если мы встретим его после того, как уйдем из музея, то немедленно кликнем жандармов, идет?
Она кивнула.
– Ну вот, а теперь веди меня прямо к картине Жюльетты. Надо же чем-то охладить мое разыгравшееся воображение. Никак не могу отогнать страшное видение: тебя в объятиях какого-нибудь богатого шейха…
Алекс слышал, как зашумела вода в ванной. Он снял трубку и резкими рывками набрал номер телефона в штаб-квартире Квантико.
Через несколько секунд МакМиллан взял трубку.
– Да?
– Послушай, убери «хвост» или найми кого поспособнее.
– Алекс? – Голос МакМиллана был шелковисто-мягким. – Ты же знаешь, не так часто найдешь аса для такой рутинной работы, как слежка. К тому же тебя занесло в такую даль, что нам пришлось брать человека со стороны.
– Избавь меня от этого дурака, или ему не поздоровится.
– Я не успел предупредить тебя, – голос МакМиллана сохранял все те же любезные нотки. – Но тебе самому следовало бы извещать нас о своих кульбитах. Учитывая, каких усилий нам стоило замять эту историю с Рубански и швейцарской полицией. – Он помолчал. – Ты же знаешь, что он заботится о твоей безопасности.
– Если он завтра опять попадется мне на глаза, я его сброшу в Сену. – Опуская трубку, Алекс крепко сжал губы.
Кэтлин не заметила цэрэушника, который тащился за ними, после того как они вышли из Лувра. Но Алексу хотелось убедиться, что она ничего не заподозрила. Чем меньше она будет знать о его прошлой жизни, тем лучше будет для них обоих.
Кэтлин приподняла лицо навстречу мягким, ласкающим струям и удовлетворенно вздохнула, чувствуя, как расслабляюще действует их тепло.
– Привет! – Алекс, на секунду отдернув занавес, проскользнул в душное влажное тепло и встал рядом с нею, сильный, обнаженный… – Тебя и не разглядишь в этом пару. – Он заглянул ей прямо в глаза.
Его загорелое лицо покрылось капельками влаги, а светло-голубые глаза были полны настойчивого желания. Она никак не могла понять, почему раньше они казались ей холодными и даже ледяными.
Он придвинулся к ней вплотную и обхватил ладонями ее бедра.
– Развернись и облокотись о край ванны.
– Может быть, лучше пойдем в кровать?
– Какое скудное воображение! – пробормотал Алекс, беря в руки кусок душистого мягкого мыла. – Теперь не смотри на меня и делай то, что я скажу.
Кэтлин повернулась к нему спиной, как он сказал, и уперлась ладонями в фаянсовые плитки.
Медленными круговыми движениями Алекс стал водить мылом по ее телу. По груди, потом по животу.
– Раздвинь ноги, Кэтлин.
Таким же медленным плавным движением он стал водить душистым мылом меж ее ног. Мускулы живота сжались, когда его руки прикоснулись к самой интимной части тела. Она услышала, как мыло скользнуло в воду.
– Ты уронил… – У нее перехватило дыхание, когда его пальцы вошли в нее. Грудь судорожно вздымалась и опускалась, ей стало трудно дышать.
Коснувшись губами мочки ее уха, он начал гладить и сжимать ее ягодицы.
– Сегодня мы с тобой заговорили о гаремах и белых рабынях. И мне захотелось иметь собственный…
– Гарем?..
– Я не жадный. Мне хватит и одной наложницы. – Его теплый влажный язык коснулся ее левого уха. – Тебе нравится такая игра в гарем?
– Пожалуй, я… уже наигралась.
– Нет, ты еще не успела даже войти во вкус… Тебе будет так хорошо, как никогда, – сказал он и вдруг одним резким движением вошел в нее.
Кэтлин издала низкий сладострастный вопль.
– Не мешай мне. Почувствуй себя рабыней, а меня – шейхом, который только что купил тебя. Дай мне поиграть с тобой… – Его губы ласкали ее ухо. – Мы в сердце Сахары. Ты хотела убежать от меня, но я тебя поймал. Никто не услышит и не поможет тебе.
– Какой дикарь!
– Большинство мужчин не прочь побыть некоторое время дикарями.
Он снова резко вошел в нее и замер, тесно прижимая к себе, стиснув бедра:
– Теперь ты моя. Ты предназначена одному мне. Чувствуешь?
Кэтлин прикусила зубами нижнюю губу, чтобы не закричать.
– Да.
– Будешь сопротивляться?
– Нет.
– Хочешь, чтобы тебе на помощь прискакал спаситель на белом коне?
– Нет.
– Хорошо. На твое несчастье, по Сахаре трудно передвигаться на коне. – Его руки обхватили ее спереди, и пальцы скользнули по волнистым завиткам. – А так тебе нравится?
Глаза закрывались сами собой от чувства острого удовольствия, охватившего ее. Руки от слабости соскальзывали с фаянсовых плит. Едва шевеля губами, она прошептала:
– Да.
– Замри! Не шевелись! Если двинешь хотя бы пальцем, я перестану двигаться.
Он медленно вышел из нее, и Кэтлин ощутила болезненную пустоту внутри. Ей так хотелось, чтобы он вернулся, что мышцы заболели от напряжения.
– Алекс, ради бога! – жалобно простонала она.
– Ты хочешь?
– Да.
И, сжав зубы, она полностью подчинилась даже не ему, а своему собственному подсознательному желанию. Она и не подозревала, что в ней может проснуться такое. Сладостно-болезненная пытка продолжалась. Минуты текли как часы. Она слышала тяжелое дыхание Алекса. Чувствовала его горячие руки, сжимавшие ее талию, потом плечи, потом снова талию. Еще немного, и она больше не выдержит этой сладостной муки.
– Хорошо? – спросил Алекс на ухо.
Кэтлин проглотила комок, застрявший в горле.
– Что-то невозможное.
– Скажи мне, что ты чувствуешь?
– Я вся как в огне.
– Тебе станет лучше, если я разрешу тебе двигаться?
– Да.
– Тогда начинай! – И он слегка шлепнул ее по ягодицам.
Кэтлин подалась назад, прижимаясь к нему как можно сильнее и принимая его в глубь себя так, как ей хотелось.
Алекс держал ее за бедра. Теперь он сам замер в полной неподвижности, давая ей сбросить накопившееся напряжение, когда она стояла, не смея шевельнуться.
Слезы текли у Кэтлин по щекам, когда она наконец в изнеможении уперлась в стенку из плиток.
– Ш-ш-ш! – усмехнулся Алекс, не выпуская ее из рук. Его щека прижималась к ее щеке, он лежал грудью на ее спине. – Тебе ведь понравилось?
Она поняла: ей бы понравилось все, что бы он ни вытворял с ней.
– Понравилось… Словно я оседлала ураган.
Алекс усмехнулся:
– Меня еще ни разу не сравнивали с могущественными силами природы. – Он выключил душ, отдернул занавеску, взял полотенце, закутал ее и помог выйти из ванной. Растирая ее насухо, он заметил: – Кажется, мне и в самом деле удалась сцена из гаремной жизни!
– Но роль рабыни в обыденной жизни – не по мне.
– Какая жалость! А я уж было размечтался. Даже собирался нанять этого типа в красной рубашке, чтобы он и в самом деле похитил тебя и отвез ко мне в шатер. И тогда…
– Красной рубашке? – рассеянно переспросила она, смутно припоминая толстяка-туриста, который дал случайный повод для этой необузданной эротической игры. – Думаю, бедняга был бы просто потрясен, если бы знал, какие последствия имел его поход в Лувр. Но если ты начнешь обвинять, что это из-за меня…
– Неужели я стану обвинять тебя в чем бы то ни было после того, как ты позволила мне поиграть с тобой, подобно шейху со своей наложницей. – Он закутал ее в полотенце и повел к двери. – А теперь скорей в постель, пока ты не простудилась.
Генри Ле Клерк смотрел на них с откровенно скучающим выражением на лице. Кэтлин видела, как его длинные тонкие пальцы рассеянно поигрывают ножом для разрезания бумаги из слоновой кости. С момента их встречи его лицо последовательно меняло выражение – от обычной вежливости к легкому нетерпению и наконец к откровенному желанию поскорее распрощаться с ними.
Алекс замолчал, закончив свою тираду, в которой коротко и ясно изложил программу.
– Ваше предложение чрезвычайно заманчиво, месье Каразов. Только поэтому я и выслушал его до конца, несмотря на занятость. – Ле Клерк пожал плечами. – К сожалению, я всего лишь бедный художник, который должен думать о хлебе насущном.
«Бедный художник» носил часы марки «Ролекс», а на его столе красовалось пресс-папье с огромным рубином в виде голубя, заметила про себя Кэтлин. Она успела за время разговора оглядеть его кабинет. Ковер винного цвета и бежевые занавески создавали идеальный фон для простой сосновой мебели. На той стене, что находилась напротив Кэтлин, все пространство от пола до потолка занимали полки с коллекцией старинных, редкой красоты флаконов, выстроившихся рядами.
Войдя в кабинет, Кэтлин хотела сразу подойти к этим полкам, но Ле Клерк предложил им сесть.
Алекс улыбнулся и слегка подался вперед:
– Мы здесь как раз для того, чтобы убедить вас в том, насколько выгодно наше предложение. Думаю, что сумма привлечет вас, заставит отложить некоторые из заказов и взяться за наш. Если же деньги не самое для вас главное…
– Деньги решают все, – ответил Ле Клерк. – Но у меня, к сожалению, нет времени и возможности взяться за работу над новым проектом. Я постоянно занимаюсь разработкой упаковок для фирмы «Коти» и уже пообещал рассмотреть предложение Герлена.
Алекс сделал вид, что не замечает вежливого отказа. И все равно Кэтлин видела, что разговор вот-вот закончится, и не в их пользу. Она принялась разглядывать стоящие на полках флаконы.
– Я не предлагаю вам бросить «Коти», а только…
– Месье Ле Клерк, – прервала Алекса Кэтлин и, указывая на флаконы, спросила: – Вы позволите мне взглянуть на них поближе?
Мужчины одновременно обернулись в ее сторону.
– Простите. – Она стремительно подошла к полке и застыла, рассматривая один из старинных флаконов.
Алекс развел руками.
– Страсть к древностям способна пересилить деловой интерес, – попытался извиниться он перед Ле Клерком.
У Кэтлин не было возможности объяснить Алексу, что они неправильно повели разговор. Она поняла, в чем их ошибка: Ле Клерка не соблазнишь большими деньгами, потому что он не делец, а настоящий художник. И она придумала, как сыграть на этой струнке.
– Наоборот, мне очень приятно, что мадемуазель заинтересовалась моей коллекцией. Это моя гордость. – Ле Клерк поднялся, тоже прошел к полкам и встал рядом с Кэтлин. – Я начал собирать ее чуть ли не с самого детства. Мало кто может понять и представить, сколь искусным должен быть мастер, который придумывает вместилище для ароматических веществ. – Он показал на небольшую глиняную вазу. – Вот это, например, сосуд для хранения ароматических масел, который нашли в гробнице жены фараона.
– Вы не могли бы сказать, откуда вот этот? – Кэтлин указала на флакон из серебра, у которого пробкой служил грушевидной формы сапфир.
Ле Клерк улыбнулся:
– У вас хороший вкус. Я приобрел эту вещицу пару лет назад на одном из аукционов. – Он покачал головой. – Вот когда мне очень пригодились бы ваши деньги. На него ушел весь мой годовой заработок. Он принадлежал…
– Марии-Антуанетте, – закончила за него Кэтлин, разглядывая флакон. – Был еще один, точно такой же, но с пробкой из рубина.
– Он исчез, скорее всего был украден, когда солдаты национальной гвардии ворвались в Версаль. Но откуда вам известно о втором флаконе? Вы коллекционер?
Кэтлин покачала головой:
– К этому флакону у меня особый интерес.
Алекс догадался, куда направляет разговор Кэтлин, и подхватил:
– Жан Марк Андреас? Я угадал?
Кэтлин в который раз подивилась, с какой фотографической точностью отпечатываются в его памяти сведения, о которых он читает. Он сразу вспомнил страницу из дневника Катрин, где упоминалось об этом флаконе.
– Считается, – с интересом глядя на Кэтлин, сказал Ле Клерк, – что эти духи подарил Марии-Антуанетте ее брат Жозеф.
Кэтлин отрицательно покачала головой:
– Имена двух королевских особ, причастных к истории этого флакона, несомненно, увеличивают его ценность. Но его появление связано совсем с другим человеком.
– Вы так уверенно говорите. Значит, вам известна эта тайна, – проговорил еще более заинтригованный Ле Клерк. – Надеюсь, вы понимаете мои чувства коллекционера. Мне очень хочется знать, каково происхождение этого флакона.
– Конечно, я не смею утверждать со всей определенностью, но все же описание именно такого флакона приводится в дневнике, который хранится в архиве нашей семьи, – спокойно сказала Кэтлин.
– И вы говорите, что их было два? – Ле Клерк казался чрезвычайно заинтересованным. – И вы знаете доподлинную историю?
– Конечно. Ведь эти флаконы были наполнены духами, созданными в нашем Вазаро. – Она улыбнулась. – Вы увидите, что истинные события намного интереснее и ярче тех, что были выдуманы потом.
– Аукционер уверял, что это были любимые духи королевы. Духи из розовых лепестков.
– Хотя прежде она предпочитала духи из фиалок.
Ле Клерк улыбнулся:
– Кажется, нам есть о чем поговорить. Не согласитесь ли вы и месье Каразов пообедать вместе со мной?
Глядя на его оживленное лицо и сияющие глаза, Кэтлин воспряла духом. Счастливый случай, подаренный судьбой, вывел их из тупика.
«Дай им то, что они хотят, и взамен получишь то, что нужно тебе».
Кэтлин посмотрела на Алекса, который не сводил с нее задумчивого взгляда, и обернулась к Ле Клерку:
– Думаю, наша беседа за столом будет более непринужденной, если мы сначала закончим обсуждение того вопроса, с которым мы к вам пришли.
И когда они через три часа выходили из кабинета, то у них не оставалось сомнений в том, что Ле Клерк сделает все мыслимое и немыслимое, чтобы через месяц образец флакона и коробки появился у них на столе.
Кэтлин снова не было рядом с ним в постели.
Алекс знал, где она.
Укоризненно покачав головой, он посмотрел на пустую подушку, откинул покрывало и, сидя на постели, потянулся, расправляя плечи.
Вскоре он не спеша спускался по ступенькам в холл. Было уже около четырех часов утра. Мало того, что Кэтлин до изнеможения работала с рассвета до заката, продумывая до последней мелочи план презентации в Версале, которая должна была состояться уже на следующей недели, – среди ночи она еще ухитрялась тихонько пробираться в кабинет, чтобы любоваться на эти дурацкие снимки. Он распахнул дверь кабинета.
Кэтлин, склонившаяся над столом в своей длинной ночной рубашке, подняла на него глаза с виноватым видом нашалившего ребенка.
– Немедленно в постель! – приказал он непререкаемым тоном. – Сию минуту! – Подойдя к столу, он отобрал у нее увеличительное стекло. – Ты же сама говорила, что на десять утра у тебя назначена встреча с представителем фирмы, который будет обслуживать презентацию.
– Я не могла уснуть. Должно быть, сказывается то, что я перестала работать физически. – Нервное напряжение и в самом деле словно наэлектризовывало ее. – После долгих лет работы на полях у меня набралось столько сил, что я, наверное, могла бы, взявшись за дело, вычистить весь Париж.
– Именно поэтому ты тайком прокрадываешься в кабинет и таращишься на эти снимки? В третий раз за эту неделю!
– Не думала, что ты заметил.
– Я замечаю все. – Он посмотрел на дюжину снимков, разбросанных по столу, и на блокнот с пометками, написанными быстрым почерком Кэтлин. – Ты ведь жаловалась, что снимки оказались плохого качества.
– Но лучше, чем ничего. И, кажется, они помогают прояснить одну вещь…
– … что ты измотана до предела, – закончил он вместо нее.
– Повторяю тебе, что я не устала.
– Ты просто не чувствуешь, потому что у тебя нервы натянуты как струны.
– Может быть. – Она потерла глаза тыльной стороной ладоней. – Скорее всего я устала от ожидания. Мне так, нужны дневники. Мне необходимы, как воздух, дополнительные материалы. Я задыхаюсь без них.
Алекс думал, что она, как случалось прежде, попытается перевести разговор с Танцующего Ветра на что-нибудь другое, но после короткой паузы Кэтлин продолжила:
– Семье Андреас всегда удавалось сохранить в секрете то, что им было известно о Танцующем Ветре. Образцом их скрытности может служить книга Лили Андреас. Она ухитрилась рассказать обо всем и ни о чем.
– Ну а как насчет твоей курсовой работы «Танцующий Ветер в истории»?
– Это все описание слухов, легенд, но у меня нет никаких сведений об истории его происхождения. Первое упоминание о Танцующем Ветре восходит к Трое, когда Андрос бежал из гибнущего города со статуэткой и с женщиной, имя которой переводится как «прекрасная».
– Андрос?
– Да, первый из рода Андреасов. Принято считать, что он был морским разбойником и его захватили в плен троянцы. Когда разразилась война, он находился у них в плену.
– Он был греком?
– Не знаю. Его должны были приговорить к смерти во время осады. Но брат царя – Парадигн – вручил Андросу статуэтку и показал подземный ход, по которому тот выбрался за пределы города.
– Почему он отпустил его?
– Тоже не знаю. – В голосе ее прозвучала досада. – Здесь столько вопросов, на которые нет ответов!
– Возможно, нет ответа и в дневниках, которые ты так ждешь, Кэтлин. Почему ты так стремишься разгадать эту тайну, словно речь идет о жизни и смерти? И еще говоришь, что я страдаю от чрезмерного любопытства.
Она, не принимая шутливого тона, серьезно посмотрела ему в глаза:
– Это не любопытство, это… – Она замолчала и потупила глаза. – Он пытается мне что-то сказать.
– Не понял?
– Ну вот, ты смотришь на меня так, словно боишься, не повредилась ли я в уме.
– Но вообще-то это и в самом деле попахивает…
– Вот поэтому я и не хотела тебе ничего рассказывать. – Теперь она снова смотрела на фотографии. – Впервые мне на глаза попался снимок Танцующего Ветра, когда мне было восемь лет. Я наткнулась на него в книге Лили Андреас. И с тех пор я не расставалась с ней ни на минуту. Повсюду носила ее с собой… Мне не хочется лишаться того, что так много значит в моей жизни.
– Пегас – сказочной красоты статуэтка. Она вполне могла заворожить любого впечатлительного ребенка. Крылатый конь, который может унести тебя к звездам.
– Не совсем так. В нем была… Кажется, что ему известна некая тайна… – Кэтлин беспомощно пожала плечами и подняла на него глаза. – И он ждет, когда я разгадаю ее.
– И?
– Ты не понимаешь? Большинство самых влиятельных людей, которых знает история, стремились завладеть им, потому что считали, что он является не просто символом власти, но помогает добиться и удержать ее в руках. Очевидно, у них были какие-то основания так считать.
– Чем больше слухов и легенд, тем сильнее распалялось воображение каждого следующего правителя. И, заполучив статуэтку, он тем самым как бы подтверждал и свое могущество, и право на власть.
– Нет. Это слишком простое объяснение. Я не хочу сказать, что его занесли пришельцы из космоса или что он появился как чудесное знамение. Но он существует. Кто-то создал его. И должна быть причина, почему он оказывает такое сильное воздействие. Ответ скрывается в надписи.
– Да. Рецепт, как достичь величия… – Алекс оборвал себя на полуслове, заметив, как изменилось выражение ее лица. После стольких месяцев упорного молчания, нежелания заговаривать с ним на тему, которая так много значила для нее, она наконец доверилась ему, а он…
– Пора спать, – он привлек ее к себе. – У тебя еще много времени впереди. Танцующий Ветер странствует по свету уже тысячи лет. Будем надеяться, что до завтра он никуда не денется.
Она вздохнула:
– Ты не веришь, что такое возможно? Но тогда почему Александр Македонский с маниакальным упорством стремился завладеть Танцующим Ветром?
– Видишь ли, я рос в иных условиях, чем ты. Я не засыпал среди цветущих роз, убаюканный сказками о крылатом коне, способном творить чудеса. Вот почему все мои суждения всегда основываются только на строгих логических умозаключениях, а не на чувствах, не на ощущениях. – Он остановился у поворота лестницы и нежно провел по ее шее пальцем. – Но мне очень бы хотелось поверить в то, во что веришь ты. Докажи мне это, Кэтлин.
Она напряженно смотрела на него, пытаясь понять, говорит ли он всерьез или опять смеется над ней, и вдруг ее лицо озарилось сияющей улыбкой.
– Хорошо. Вот увидишь, что я права. – Она стала подниматься по ступенькам. Потом остановилась и посмотрела на него: – А ты почему не идешь спать?
– Сейчас. Только сложу фотографии и выключу свет. – Он усмехнулся. – Многолетняя привычка держать фрагменты мозаики так, чтобы они случайно не перемешались.
– Я больше не стану заниматься снимками, пока Питер не пришлет дневники. – Улыбка пробежала по ее губам. – И почему, сколько я ни звоню, мне отвечает автоответчик?
– И он ни разу не перезвонил тебе?
– Нет. Только высылает кипы фотографий – одну пачку за другой.
– Может быть, он просто вежливо водит тебя за нос?
– Есть немного, – улыбнулась она. – И это очень нехорошо с его стороны. – Она дошла до верхней площадки и снова обернулась, чувствуя, что он продолжает смотреть на нее. – Алекс, я боюсь…
Он нахмурился:
– Это уже становится смешным…
– Я не о Танцующем Ветре. Сегодня днем ты должен получить от Ле Клерка образцы флакона и коробки. Что, если они окажутся недостаточно хороши?
– А что, если Танцующий Ветер родился от удара молнии? – улыбнулся Алекс. – Та же вероятность. Ле Клерк – блестящий мастер. Забудь о своих страхах и ложись спать.
Она робко улыбнулась и скрылась за дверью спальни. Он все еще стоял у лестницы, глядя ей вслед. При той сдержанности и замкнутости, которые отличали Кэтлин в том, что касалось Танцующего Ветра, ее нынешнее признание равносильно бесценному подарку.
Он повернулся и вошел в кабинет. Сложив фотографии аккуратной стопкой, он убрал их в средний ящик стола, потом вернулся к двери и выключил свет.
И в этот самый момент зазвонил телефон. Алекс стоял, глядя на аппарат и раздумывая, что это может значить. Только Гольдбаум и мать Кэтлин знали этот номер. И ни один из них не стал бы звонить среди ночи, если только не произошло что-то чрезвычайное.
Он поднял трубку.
– Алекс, мой мальчик! Слышал, что ты интересовался моей особой.
Он замер, словно в него ударила молния.
– Ледфорд?
– А кто же еще?
Алекс так сжал трубку, что костяшки пальцев побелели:
– Подонок! Не советую тебе попадаться мне в руки.
Ледфорд хохотнул:
– Чувствую, что тебе пришлась не по душе моя небольшая импровизация с Павлом. Я пошел на это только ради твоей собственной пользы. Ты не пожелал принимать меня всерьез, и я показал, с кем ты имеешь дело. Тебе пришлось рыскать по всему миру, чтобы найти хоть кончик моего хвоста. Я мог бы водить тебя за нос еще долго, но вот не смог удержаться от искушения. А все дурацкое нетерпение.
– Как ты узнал, где я?
– У меня есть свои источники, как и у тебя. Так что предупреждаю заранее, у тебя руки коротки, чтобы дотянуться до меня.
– Что ж, тогда подскажи, где тебя искать.
– О нет! Это все испортит. Я еще готовлюсь к поединку.
– Это не поединок.
– Нет, именно поединок. Как те шахматные баталии, что мы вели в Квантико. Только ставки иные. – Он помолчал. – Мне бы хотелось, чтобы ты знал: те времена, когда мы работали с тобой вместе, были самыми счастливыми для меня.
«Спокойно, – сказал себе Алекс, – этот ублюдок нарочно дразнит тебя. Впрочем, пусть говорит как можно больше: какая-нибудь мелочь выдаст его».
– И в какую же игру мы играем теперь?
– В прятки. Или в кошки-мышки. Назови как хочешь. Я мечтаю только о том, как бы отыграться. – Он помолчал. – Ты еще увидишь, какой милый подарок я приготовил для тебя сегодня… Ты спрашиваешь, откуда я звоню? Так вот – я говорю с тобой из Афин. Но к тому времени, как ты здесь окажешься, меня уже не будет в городе. Кстати, я приготовил маленький сюрприз. Обожаю делать подарки. Надеюсь, он тебе придется по душе. Он лежит под дверью.
– Подожди, скажи мне…
– Пока! – И Ледфорд положил трубку.
Алекс отшвырнул телефон и бросился к входной двери.
На ступеньках лежал изящный сверток, перевязанный красной атласной лентой: голубой кашемировый шарф – точно такой, что был затянут на шее Павла.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Пьянящий вкус жизни - Джоансен Айрис

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819202122Эпилог

Ваши комментарии
к роману Пьянящий вкус жизни - Джоансен Айрис



Классная книга. Мне очень понравилось ее читать)
Пьянящий вкус жизни - Джоансен АйрисВероника
10.07.2012, 22.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100