Читать онлайн После полуночи, автора - Джоансен Айрис, Раздел - 7. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - После полуночи - Джоансен Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.83 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

После полуночи - Джоансен Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
После полуночи - Джоансен Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоансен Айрис

После полуночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7.

Чистый свежий воздух пахнул в лицо Кейт, когда она, уложив сына в постель, вышла на веранду.
Ной повернулся к ней:
– Он заснул?
– Еще нет, – Кейт задумчиво посмотрела на Ноя. – Его слишком заворожили рассказы про вашего друга Сета.
– И все, что я ему говорил, – чистейшая правда, – ответил Ной и прибавил тоном сожаления:
– Больше вы никогда не услышите от меня ни единого слова лжи.
– Филис считает, что, когда дело касается самого дорогого – любой человек способен пойти на обман. Но это все равно не оправдывает вас. – Она пристально посмотрела на него. – А если я сейчас соберусь и уеду, что вы станете делать?
– Постараюсь удержать всеми возможными способами. Но я не Огден. И никогда не причиню вреда ни вам, ни вашей семье. А если мои попытки кончатся ничем, тогда попробую завершить работу сам. – И закончил:
– Надеюсь, что вы останетесь живы и здоровы до того времени, как я смогу официально заявить о результатах.
И сами слова, и то, как они были произнесены, показались Кейт убедительными. Она поверила Ною.
– А еще Филис сказала, что RU-2 для вас значит то же самое, что для матери ее ребенок.
– Может быть. Сначала меня вел чисто научный интерес, а затем охватила почти миссионерская жажда спасения человечества. Чем это обернулось – сами видите. Если это мое детище, то из-за него погибло почти сто человек. Я готовился к сражению и принимал меры предосторожности. Но и представить не мог, что они способны пойти на такое. – Он помолчал. – И если уж заплачена такая высокая цена, то я просто не имею права останавливаться на полпути. Нельзя, чтобы эти люди умерли просто так. Мой долг – завершить исследования. Хотя бы попытаться сделать все возможное. Вы присоединяетесь ко мне?
Кейт пока еще была не в состоянии прямо ответить на его вопрос.
– Кто этот человек – Сет Дрейкин?
– Мой друг. Мы вместе с ним служили в армии.
– Друг, который может попасть в мишень с расстояния в тысячу ярдов?
– Как видите, я не пытаюсь ничего скрыть от вас. Детство его прошло в бесчеловечных условиях. После армии где его только не носило. Он работал наемником, сотрудничал с контрабандистами. Одним словом, зарабатывал на жизнь, ничем не гнушаясь.
– И вы не могли найти никого лучше, чтобы приглядывать за моим сыном?
– Будь у меня свой сын, я бы решился оставить его только у такого надежного человека, как Сет. С ним Джошуа будет в большей безопасности, чем с кем-либо другим. Он совсем не тот, за кого вы его принимаете. Не удивлюсь, если по интеллектуальной шкале его показатели окажутся выше моих. Читал он намного больше меня – это точно. Сет – человек незаурядный и неординарный. Я неоднократно убеждался, насколько он лучше меня понимает и разбирается в людях…
– Если не успевает застрелить их перед тем. Ной поморщился.
– Знаете что, давайте сделаем так: поедем завтра все вместе в домик лесника, и вы получите возможность самой убедиться, кто он такой. Поговорите с ним наедине, расспросите о чем вам захочется.
Она кивнула:
– Но хочу сразу заручиться вашим согласием: если я сочту, что это неподходящая компания для Джошуа, то вы не станете ни спорить со мной, ни отговаривать, ни убеждать…
– Так не пойдет. И отговаривать, и убеждать вас я все равно буду. Каждый человек имеет право отстаивать свои убеждения. Только постараюсь, чтобы мои доводы не были слишком… – Ной улыбнулся, – навязчивыми, – закончил он.
Кейт вдруг почувствовала, что ответила ему точно такой же улыбкой, прежде чем успела о чем-либо подумать.
– И еще хочу вас предупредить: не смейте называть меня «пугливой», «робкой» или еще чем-то в этом роде. Я это воспринимаю как оскорбление.
Ной кивнул.
– В ту самую минуту, как слово сорвалось с языка, я уже понял, что совершил непоправимую ошибку.
– Это значит, что вы не совсем неисправимы. А теперь я должна осмотреть лабораторию.
Ной снова кивнул.
– И вы мне покажете ваши отчеты и результаты проверок RU-2.
– Сейчас? Может, было бы лучше просмотреть дискету на компьютере?
– Нет. Я заберу бумаги с собой и прогляжу их перед сном. – Кейт пошла к дверям. – Мне надо понять: действительно ли вы гений или просто возомнили себя таковым.
– Черт возьми! Ну конечно же, я гений! – весело возразил он. – Какие тут могут быть сомнения.
* * *
Он и в самом деле был гений.
Никаких сомнении на этот счет у нее уже не оставалось..
Кейт перевернула последний лист в папке, которую он вручил ей, и положила ее в «дипломат» возле кровати. Погасив свет на ночном столике, она обнаружила, что в комнату уже заглянули рассветные лучи. А ведь она собиралась всего лишь взглянуть одним глазом на исследования Ноя. Размах и глубина работы настолько поразили и увлекли ее, что она не заметила, как прошла ночь. Возможности, которые открывались…
Нет, не возможности.
Это скорее можно было назвать чудом.
Если бы RU-2 существовал три года назад…
Ной уже открыл свой RU-2 и провел целый ряд экспериментов, увенчавшихся успехом, когда отец вынудил ее согласиться с таким диким решением.
Кейт с трудом удалось проглотить застрявший в горле комок. Глупо оглядываться назад. Что сделано, то сделано.
Лучше смотреть вперед. И если она поработает как следует, то ей удастся добиться того, о чем она недавно еще и мечтать не смела.
Она своими руками поможет свершиться чуду!
* * *
Филис, Джошуа и Ной уже завтракали, когда к ним вышла Кейт.
– Доброе утро, – она протянула Ною «дипломат». – Благодарю вас. Чтение было захватывающим.
– Доброе утро, мама. Ной сказал, что нам не стоит будить тебя и дать выспаться. Положить оладьи?
– Нет, только апельсиновый сок. – Она сама налила себе сока в стакан и села. – Ты уже поел?
Джошуа кивнул:
– Мы сейчас поедем в домик лесника.
Ной, нахмурившись, смотрел на Кейт.
– Что вы имели в виду, когда сказали, что это было «захватывающее чтение»?
Выражение его лица походило на выражение лица мальчишки, который ждет похвалы за свою победу. Но от нее он этого не дождется. После ночи, которую она провела над его бумагами, все ее сомнения насчет значимости работы Ноя отпали. Осталось только восхищение и даже… преклонение перед грандиозностью замысла. Теперь ей будет очень трудно сохранить самоуважение к собственному профессиональному уровню.
– Только то, что я читала с огромным интересом. – Она пригубила сок. – Как ты спала, Филис?
– Как бревно, – усмехнувшись, ответила свекровь. – А ты?
– Неплохо. Должно быть, подействовал чистый свежий воздух. Мы так давно никуда не выезжали из города. – Она посмотрела на Ноя. – Сначала, как мы и собирались, я поговорю с Сетом. Но, похоже, все-таки приму решение остаться здесь на какое-то время.
* * *
– Здорово! – крикнул Джошуа, успевший добраться до четвертой площадки, – тут высота, наверное, с трехэтажный дом. Быстрее, мам!
– Куда уж быстрее, – отозвалась Кейт, – я и так задыхаюсь. – Она обернулась и посмотрела на Ноя. – Вы не предупредили, что нам придется взбираться на такую высотищу.
– Я немного позабыл об этих лестницах. Дом расположен на таком возвышении на случай пожара. Лесник должен обозревать всю округу, – отозвался Ной.
– Даже если я и заберусь, – вздохнула Филис, – то спуститься уж наверняка не смогу. Не думала, что мне придется как циркачке лазить по таким лестницам.
– Вы уже здесь? Здравствуйте. – На самой верхней площадке появился Сет. И лицо его сияло не меньше, чем лицо Джошуа. – Сегодня довольно прохладно, вам не кажется?
– Привет, – отозвался Джошуа, взбегая наверх. – Вот это да! Как далеко отсюда видно?
– Приблизительно мили на три, – Сет протянул мальчику свой бинокль. – Отсюда хорошо видно озеро, что находится на севере.
Джошуа нахмурился.
– Где? Я не вижу…
– Сейчас увидишь, надо только поправить фокус, – встав за его спиной, Сет покрутил окуляры. – А теперь?
Джошуа кивнул.
– Ничего себе! Мне даже видно, как птицы на берегу чистят перья. – Он прошел к краю дощатого настила и, навалившись на перила, прижал к глазам бинокль. – А с этой стороны видно, как…
Кейт уже готова была попросить сына отойти от края площадки, когда Сет быстро заметил, обращаясь к мальчику:
– Не стоит так наваливаться на перила. Лил терпеть не может плотничьи работы, и я пообещал ему, что буду обращаться с ними так, словно они сплетены из соломы.
– Прости, пожалуйста, – Джошуа отошел чуть подальше. – А кто этот Лил? Лесничий?
– Ага, – Сет показал на север. – Хочешь посмотреть на дом, в котором ты ночевал? Его отсюда видно как на ладони. – Он улыбнулся Кейт, которая наконец добралась до вершины. – Вы вчера заснули очень поздно.
– Вам была видна моя спальня? – удивленно спросила она.
– Ммм… – иронически протянул он. – Можно сказать, да.
Кейт пыталась вспомнить, не раздевалась ли она перед окном, когда шла в ванную комнату или ложилась в постель.
– Но я не любопытный. Видя, что у вас горит свет, я больше не смотрел в ту сторону.
Может быть. Но уж слишком безмятежно он улыбается и слишком невинное выражение пытается придать своему лицу.
– А мою комнату тебе тоже видно отсюда? – вмешался Джошуа.
– Нет. Наверное, твоя комната на другой стороне дома.
– Тогда мы с мамой поменяемся, и будем подавать друг другу сигналы.
– Подумаем на этот счет. Мне кажется, у меня есть не менее интересная идея. – Сет повернулся к Филис, которая преодолела наконец последнюю ступеньку. – Меня зовут Сет. А вас, должно быть, Филис Денби.
– В чем я уже не совсем уверена, – ответила она, с трудом переводя дыхание. – Когда я начала подниматься по этой лестнице, то я была Филис. Но, похоже, это было где-то в моей прошлой жизни. – Обернувшись, она оглядела огромный лесной массив и холмы, что расстилались перед ними. – Но, может быть, это того стоило.
– Бивачный костер? – спросил Ной, глядя куда-то перед собой.
– Парочка, которая справляет свой медовый месяц, – ответил ему Сет. – Я наведался к ним сегодня в пять утра, но они даже не предложили мне позавтракать с ними. – Он перевел печальный взгляд на Филис. – И в результате мне пришлось ограничиться всего лишь сухарем и чашкой кофе.
– Звучит как намек на то, что я должна исправить эту оплошность, – отозвалась Филис. – Хотя, на мой взгляд, лучше завтрака и придумать нельзя.
– Какая же вы тогда бабушка? – возмутился Сет. – После моего признания другая на вашем месте кинулась бы печь имбирные пряники.
– А где вы провели последние тридцать лет? Не в пещере же? – возразила таким же шутливым тоном Филис.
– Не все время, но довольно много, – улыбнулся ей Сет. – Ну хорошо, будем готовить по очереди.
– Или подменять друг друга, – ответила ему улыбкой на улыбку Филис. – Если, конечно, Кейт решит, что мы остаемся.
Сет повернулся к Кейт:
– Вы же не захотите оставить меня тут в полном одиночестве? Даю вам честное слово, что я не стану подглядывать за вами.
– Мы остаемся? – радостно спросил Джошуа, глядя на мать сияющими глазами.
– Вы втроем: бабушка, мистер Дрейкин и ты – остаетесь здесь. Ты не против?
– Это было бы классно, – все с тем же довольный видом ответил Джошуа. Но вдруг нахмурился. – А ты разве не останешься?
– Твоей маме надо поработать в лаборатории, а она находится в коттедже. Ну и к тому же, здесь всего лишь одна спальная комната, – проговорил Сет. – В ней поселитесь вы с бабушкой. А я переберусь на кушетку в гостиной.
– Нет, так не пойдет, – растягивая слова, сказал Джошуа, – я должен остаться с мамой.
– Ты будешь вести наблюдение за домом из бинокля, – предложил Ной. – А я буду там приглядывать за ней. Я знаю, что допустил промашку. Но теперь это уже не повторится.
– Ммм, – промычал задумчиво Джошуа. – Может быть. Ты, в общем, неплохо обращаешься с винтовкой.
– Не торопитесь обговаривать все, – сказала Кейт. – Мне еще нужно побеседовать с мистером Дрейкином. Но если ты, Джошуа, согласишься, то мы будем видеться каждый день. Либо я буду приезжать к тебе, либо ты ко мне. Там посмотрим.
– Боюсь, что у него будет слишком мало времени, – взглянув на Кейт, произнес Сет, – поскольку я пообещал следить за лесом как за зеницей ока. Ни одна веточка не должна сгореть здесь. Джошуа будет объезжать лес вместе со мной. Но вы можете приходить сюда и помогать нам.
– А телефон здесь есть? – спросил Джошуа. Сет кивнул.
– И я уже ввел в него номер коттеджа.
– Филис, что ты думаешь по этому поводу? – обратилась к свекрови Кейт.
– Я за ними присмотрю, – ответила та. Кейт помедлила, не зная, что еще добавить.
– Посмотрите, как все устроено внутри. Это отнюдь не дыра, – угадал ее сомнения Сет. – Джошуа, пригляди за лесом, пока я отведу твою маму в дом и покажу, как он выглядит, хорошо?
– Ну конечно, – ответил Джошуа и, поднося к глазам бинокль, серьезно уточнил:
– Мне надо смотреть, не появится ли где дым?
– Все, что может показаться подозрительным, – Сет открыл дверь, пропуская вперед Кейт. – И не спускай глаз с этих молодоженов. Сегодня утром они оставили свой костер, не загасив его.
– Что-то мне не очень хочется, чтобы Джошуа присматривал за молодоженами, – пробормотала Кейт, входя в дом лесника. Ее приятно удивило, насколько он уютно выглядел внутри – с дорожками на полу, легкими креслами. Тут же располагались кухня и стол, за которым можно было обедать.
– За то время, что он будет здесь, Джошуа получит много наглядных уроков по биологии. А что касается этой влюбленной пары, то в последний раз, когда я их видел, они были в палатке. – Когда Сет повернулся к ней, мальчишеское выражение мгновенно слетело с его лица. – Итак, вас кое-что смущает во мне. Из-за этого вы и пришли сюда. Спрашивайте.
– А вы ответите на все мои вопросы?
– На большую их часть.
– Почему Ной уверен, что Джошуа будет в безопасности, находясь вместе с вами?
– Я наблюдателен, я никому и ничему не доверяю, хорошо стреляю. И я дал обещание Ною.
– Но не все обещания можно выполнить.
– Пока мне это удавалось, – пожал плечами Сет.
– А что еще?
– Я люблю детей.
Это она и сама заметила по тому, как он обращался с Джошуа. Кейт подумала, что в нем самом слишком много мальчишеского. В ту ночь, когда он прибежал ей на помощь, Сет показался ей совсем другим.
– Пятьдесят на пятьдесят, – проговорил он, словно читал ее мысли. – Мне надо, чтобы Джошуа включился в игру, и соответственно вести себя. Но это не помешает мне держать ситуацию под контролем.
– Вы первый предупредили Ноя о том, кто такой Ишмару?
– Но это не значит, что мы с ним люди одного плана. Я знаком с тысячей людей. А что Джошуа знает насчет Ишмару?
– Правду.
– Вы сказали ему, что он должен был приехать сюда ради его безопасности?
– Нет. Мне не хотелось запугивать его до смерти.
– Мне кажется, мальчика больше пугает мысль – что с вами может что-то случиться. – Сет улыбнулся. – Заботливый и хороший паренек. И сообразительный.
– Вот почему я не хочу, чтобы он жил с ощущением постоянного страха в душе.
– Не думаю, что это правильно. Чаще всего к беде приводит непонимание и незнание ситуации. Стоит ли так рисковать? – Он прямо посмотрел ей в глаза. – Если вы передадите Джошуа в мои руки, я отвечаю за него. Он не должен ездить к вам, потому что это сведет на нет все мои усилия. Вы можете приезжать сами, но предварительно предупредив меня по телефону, чтобы я мог встретить вас и убедиться, что за вами никто не следит. Если я пойму, что он может без всякой опаски поехать к вам, то привезу его туда. Тогда я дам шить. Но если хоть что-то покажется мне подозрительным, то мы не сдвинемся с места. Надеюсь, вы меня понимаете?
– Вполне. – Кейт полагалось бы рассердиться на него за тот безапелляционный тон, каким он говорил о Джошуа. Это ее сын, и она отвечала за него. И в то же время она не могла сердиться на Сета. Чувство уверенности и покоя охватило ее, когда она поняла, насколько прочна стена, которой он готов окружить ее мальчика. – Но он не ваш, а мой. И если я сочту, что вы не выполняете своего обещания, то скину вас с этой башни. Надеюсь, вы меня понимаете?
Он улыбнулся:
– Ничего другого от вас я не ждал. – И, указывая подбородком в сторону площадки, предложил:
– А сейчас, мне кажется, самое время сообщить Джошуа, что вы вполне доверяете мне.
– Похоже, вы не особенно нуждаетесь в том, чтобы я давала свое согласие, если тут же вручили ему бинокль и предложили подсматривать за влюбленными, – сухо отозвалась Кейт.
* * *
За полдня они разобрали вещи Филис и Джошуа, помогая им устроиться в домике лесничего. К себе в коттедж Ной и Кейт вернулись, когда солнце уже почти село.
Она чувствовала непривычную вялость, когда начала подниматься по ступенькам.
– Похоже, что вы успокоились, – сказал Ной, отпирая дверь. – Джошуа будет хорошо с Сетом. Вы ведь и сами уже догадались.
– Да.
– Сет прекрасно умеет обращаться с детьми. И он не будет спускать с него глаз.
– Иначе я спущу с него шкуру.
– Если у вас остались какие-то сомнения, тогда не следовало бы оставлять там Джошуа, – он внимательно посмотрел на нее, пытаясь понять, что означает выражение ее лица. – Что-то не так? Мне бы не хотелось, чтобы вас что-то тревожило или смущало. Я чем-то могу помочь?
– Просто я уже соскучилась по нему, – отозвалась Кейт.
– Но мы уехали от них совсем недавно, наверное, и часа не прошло. Когда вы каждый день ходили на работу, то расставались на большее время.
– Как видите, я не очень логична. Сейчас у меня такое ощущение, словно он уехал от меня на все лето в какой-то лагерь. Вам этого не понять.
– Нет, конечно. – Он подошел к телефону, что висел на стене кухни. – Но попробую, – и нажал на кнопку телефонного аппарата. – Вам достаточно набрать только цифру 2, чтобы вызвать домик лесничего. – И, услышав, что на том конце провода подняли трубку, попросил:
– Сет, позови Джошуа, – и передал трубку Кейт. – Поговорите с ним.
Кейт взяла трубку:
– А что мне ему сказать?
– Все что хотите. Расспросите, как прошел его первый день в лагере. – Он повернулся к буфету, стоявшему на кухне. – Как насчет того, чтобы поужинать?
– С удовольствием, – отозвалась Кейт машинально. – Привет, Джошуа, – и торопливо проговорила:
– Я по дороге подумала, что если тебе захочется иметь свой бинокль…
Минут через десять она повесила трубку, попрощавшись с сыном и пожелав ему спокойной ночи.
– Теперь лучше? – спросил Ной.
Ей и в самом деле стало намного спокойнее на душе. Конечно, она и без того знала, что может в любую минуту позвонить сыну. Что он в пределах досягаемости. Но все равно короткий разговор разрушил ощущение отделенности.
– Да. А как вы догадались?
– Это потому, что я не только умный, но и чувствительный, – Ной приподнял крышку и попробовал, готов ли томатный соус. – Считайте, что на этот раз я попал в яблочко.
Кейт улыбнулась ему в ответ. С этим полотенцем, которое он обвязал вокруг пояса, с перепачканным томатным соусом подбородком, Ной так мало походил на научного гения.
– Я так и подумала, – и, обойдя вокруг обеденного стола, спросила:
– Чем я могу помочь?
– Не мешать мне. Когда я священнодействую на кухне, никто не должен здесь присутствовать.
– Хотите сохранить ваши рецепты в тайне от других?
– Естественно. – Он поморщился. – Разве вы еще не заметили этого? У меня самые лучшие в мире рецепты. Но обещаю, что на этот раз это не будет ни RU-2, ни «Уловка-22». Вас ждет блюдо – пальчики оближешь!
Она почувствовала горечь, проскользнувшую в его тоне.
– RU-2, быть может, первая уникальная попытка в истории человечества вырваться за пределы, которые до сих пор ставила медицина. Он может спасти миллионы людей, – сказала Кейт, пытаясь утешить его.
– Пока что он отобрал жизнь у сотни, – он помолчал. – Нет. Это я отобрал их жизнь. Тем, что создал RU-2. Зная, какая последует реакция, мне следовало заранее предвидеть и такого рода диверсию. Все, что произошло, – целиком моя вина. – Он снял сковороду с огня. – Но если вы начнете работать вместе со мной, то ответственность ляжет и на ваши плечи.
Кейт недоуменно посмотрела на него:
– С чего это вы вдруг надумали предупреждать меня? И это после того, когда вы готовы были буквально похитить меня, чтобы заставить работать над препаратом?
– Просто хотел, чтобы вы полностью понимали… А, черт возьми! Я и сам не знаю, с чего вдруг заговорил об этом, – он пожал плечами. – Наверное, меня грызет чувство вины, и хотелось переложить на кого-то хоть часть ответственности. А может, мне вдруг захотелось, чтобы вы махнули на все рукой и ушли.
– После чего вы бросились бы следом за мной и принялись убеждать вернуться…
– Наверное.
– Не наверное, а точно, – отрывисто сказала Кейт. – Так что давайте закончим на этом. Решение остаться приняла я сама. Хотя могла бы отказаться. Но, как видите, осталась. Меня никто не гипнотизировал. – Она шатнула к столу. – А ваша боязнь за тайну рецептов не помешает мне накрыть на стол?
– Нет, – едва заметная улыбка разлилась по лицу Ноя, когда он увидел, как споро Кейт принялась за дело. – А вы не верите в то, что я способен гипнотизировать людей?
– Что, что?
– Нет, ничего, это я так, – он снял сварившиеся макароны с огня, вывалил их в дуршлаг, чтобы промыть и подсушить. – Что-то я замешкался.
Садясь к столу, Кейт почувствовала, что улыбается. Рядом с Ноем у нее вдруг возникло чувство покоя и уверенности. Он оказался не просто замечательным ученым, работы которого всегда вызывали ее восхищение. И не тем неумолимым и несговорчивым типом, который прострелил колесо автомобиля. Сейчас он был тем Ноем, который, сидя за столиком, улыбнулся официантке и посмотрел на нее так, словно она была самым значимым человеком в его жизни.
Но Кейт не такая доверчивая простушка, как Дороти. И ей предстояло прожить вместе с этим мужчиной несколько недель в одном доме. И они будут работать бок о бок.
– Смотрите, а то остынет, – предостерег ее Ной, заливая макароны на ее тарелке томатным соусом. – И если хотите, можете достать чесночный хлеб из духовки.
– Ну вот, вы уже готовы погнать меня на подсобную работу.
– Ага.
К черту эти барьеры и защитные стены. Она не сможет нормально работать, если постоянно будет заботиться о том, чтобы держать его на расстоянии от себя. И ответственность им тоже придется делить пополам. А это значит, что они должны стать друзьями.
– Нет уж, доставайте сами. У каждого из нас – свое занятие. – И, сев за стол, Кейт разложила салфетку на коленях. – Жду, когда меня обслужат по первому разряду.
Когда она вошла в комнату, то первое, что ей бросилось в глаза, – фонарь «летучая мышь», что стоял на подоконнике. Свеча в нем была зажжена и бросала тени на стены. Рядом с фонарем висела записка от Ноя:
«Вы сами убедились, насколько хорошо видна эта комната из домика лесничего. Сет решил, что будет неплохо, если вы каждую ночь станете зажигать фонарь. Он сказал Джошуа, что таким образом вы желаете ему спокойной ночи».
Улыбнувшись, она нежно прикоснулась ладонью к стеклу лампы. Сет хорошо придумал это. Сначала он не показался ей таким уж добрым и внимательным человеком, придававшим значение пустякам и мелочам. Сейчас она почувствовала еще большее спокойствие от того, что Джошуа находится под его опекой.
Глядя в темноту за окном, она прошептала:
– Будем надеяться, что все это затеяно не зря. Спокойной ночи, Джошуа!
* * *
Дождавшись, когда дверь за Кейт закроется, Ной набрал номер телефона Энтони Лински.
– Наконец-то, – угрюмым тоном отозвался Тони. – Я уж начал думать, не на Марс ли тебя занесло?
– Ты включил цифровой телефон?
– Да, на следующий день после того, как мы с тобой поговорили.
– Кто еще умер?
– Больше никто. – Он помолчал. – А что такое стряслось в Дандридже?
– Ничего хорошего.
– Все это в уме не укладывается. Неужели она убила полицейского?
Ной какое-то время потрясение молчал.
– Что? – наконец переспросил он.
– Прокурор выписал ордер на ее арест за убийство Калеба Брунвика. Ты разве не знал об этом?
Ной выругался:
– Разумеется, понятия не имел. Они что, с ума там посходили? – Нет, не с ума, тут же оборвал он себя. Это был самый простой способ заставить Кейт выбыть из игры. – А какие мотивы?
– Они уверяют, что Кейт после смерти бывшего мужа тронулась и обвинила в его гибели управление полицией. И даже отправила послание, где прямо заявила: смерть за смерть.
– Фальшивка.
– Кое-кто из ее коллег признал, что она впала в депрессию и отчаяние после гибели Майкла.
Огден набросил петлю и все туже стягивает ее. Он действует гораздо смелее и решительнее, чем ожидал Ной.
– Наглая ложь.
– Тогда, может, лучше, если она вернется и объяснит все, как оно было на самом деле?
Именно этого и добивается Огден, подумал Ной. Факты подтасованы настолько хорошо, что они сразу же упекут ее за решетку. А если же она и избежит тюрьмы, то ее достанет Ишмару.
– Что делает Огден?
– Барлоу сообщил, что вчера у него была приватная встреча сразу с тремя «шишками».
– С кем именно?
– Ему удалось определить только одного из них. Это был Кен Брадтон.
– М-да. Ничего хорошего.
– А сегодня он отправился в одну загородную гостиницу, в номер, который заказал по телефону сенатор Лонгуорт.
– Ты уверен, что это был именно Лонгуорт?
– Да, вполне. И у этого сенатора руки нечисты. Любит быть на виду. Провел в сенат намного больше предложений, чем кто-либо другой. – Тони помолчал какое-то время. – Огден подготавливает один бросок за другим. И эта его встреча с Лонгуортом не сулит нам ничего хорошего. Что ты собираешься предпринять?
Почти ничего, подавленно подумал он про себя. Работа еще не завершена. Это значит, что он связан по рукам и ногам.
– Ждать. И наблюдать. Отправляйся завтра в Вашингтон. Остановись где-нибудь за пределами города. Держись в тени. Мне не хочется, чтобы Огден засек тебя.
– Ты хочешь сказать, что я наконец-то могу спуститься с вершин на землю? – иронически переспросил Тони. – А я уж решил, что мне так и придется загорать до конца дней.
Ему не оставалось другого выбора, как вытащить Тони на свет Божий. Все пошло вверх ногами, совсем не так, как он задумывал.
– Завтра вечером я позвоню по цифровому телефону, ты мне скажешь твой номер в отеле.
– А как насчет Барлоу?
– До поры до времени пусть остается в Сиэтле и не спускает глаз с Огдена, – посоветовал Ной. – И вот еще что, Тони. Будь предельно осторожен.
– Разумеется. Как всегда, – и Тони повесил трубку.
Что же теперь? – задумался Ной. Стоит ли говорить Кейт про ордер на арест? Можно уговорить ее не ехать, объяснить, какая там ждет опасность. Но чувство доверия к Алану и потребность восстановить свое доброе имя скорее всего толкнут ее к решению уехать. В результате – срок завершения RU-2 отодвинется на неопределенное время – это в лучшем случае. В худшем – погибнет Kefir. Ни с тем, ни с другим он не мог смириться.
Оставалось третье: ничего не говорить ей.
Это значит, он сам, своими руками рыл себе яму.
* * *
Глубоко вдохнув в себя чистый, напоенный запахом сосен воздух. Сет внимательно всмотрелся в темноту.
До чего же здесь хорошо! Ничего особенно примечательного, никаких ярких красок, как в Колумбии. Но он бы отдал все краски тропиков за скромную красоту этого уединенного уголка.
Отсюда ему было слышно, как на кухне Филис звенела посудой. Милая женщина. И внук у нее славный. И место замечательное. Может быть, ему даже удастся побыть здесь какое-то время после того, как осядет взбаламученная Ноем вода. Его друг всегда был наделен способностью выносить любые неудобства, в которые его загоняли обстоятельства. Чего о себе Сет не мог сказать. Терпением и терпимостью он не отличался. Если события, на его взгляд, развивались слишком медленно, он знал, в каком месте и в какой момент надо вытащить тормозной башмак, чтобы придать им ускорение.
И сразу начинал действовать.
Неужто кому-то и в самом деле нравится все время торчать на одном месте? Эта работа мало чем отличалась от тех, которыми ему приходилось заниматься, с одной разницей: он выполнял ее по просьбе Ноя. А когда он ее закончит, то беспокойство или скука снова начнут грызть его или опять случится что-нибудь такое, где потребуется его вмешательство.
Скрипнула входная дверь, и, обернувшись, он увидел, что к нему идет Джошуа.
– Какая чудесная ночь, да?
Джошуа остановился рядом с ним.
– Очень тихо, – пальцы его сжали перила. – Я не думал, что здесь будет так спокойно.
– На самом деле здесь не так тихо, как кажется. Прислушайся, сколько звуков.
Пальцы Джошуа то сжимались, то разжимались.
– Да… но такое ощущение одиночества. Из-за этого возникает… – Он замолчал и тут же перевел разговор на другое. – Я пойду на ту сторону, где видно коттедж. – И, свернув за угол, исчез.
Слишком быстро.
Казалось, что он пытается убежать от чего-то, что томило его.
Так же, как и каждого из нас, подумал Сет. Добро пожаловать в наш мир, малыш!
Но он отвечал за этого мальчика. А бегство от самого себя чаще всего приводит к беде. Когда наступает наконец минута внешнего покоя, вроде нынешней, шок от случившего, пережитого и переезда вызывают особенную тоску по дому, по всему, что окружало прежде.
Сет шагнул следом за Джошуа, но, сделав несколько шагов, замер.
Джошуа сидел на настиле, плечи его вздрагивали от беззвучных рыданий, слезы лились из глаз. Он убежал сюда, скрылся от посторонних глаз, чтобы выплакать свое горе. Ему не хотелось, чтобы кто-то был свидетелем его слабости. Сет прекрасно понимал мальчика. Ему бы тоже не хотелось, чтобы кто-нибудь увидел его в слезах.
Может быть, стоит оставить Джошуа в покое и зайти в дом?
Возможно, так оно было бы вернее. Надо пощадить гордость мальчика. Если сейчас вмешаться и начать объяснять, что Кейт в надежных руках, – это только испортит дело.
Убедив себя, Сет повернулся, чтобы уйти, но не выдержал и снова резко развернулся. К чертям собачьим все эти доводы! Ребенку очень плохо. И надо поступать, как подсказывает сердце. Как ему самому кажется правильным и верным.
* * *
– Я собираюсь приехать, – сообщила Кейт по телефону, во время разговора со свекровью, спустя два дня после того, как они расстались. – Предупреди Сета. Он говорил мне, чтобы я дала ему знать, когда захочу к вам.
– Его здесь нет. Он и Джошуа отправились на военные учения.
– Что?
– То, что я сказала. Я предупреждала Сета, что тебе это придется не по душе.
– Где они?
– Неподалеку от озера. В десяти милях к югу. Он взял с собой пейджер. Мне связаться с ним?
– Нет, уже выезжаю, – Кейт повесила трубку.
– Что-то произошло? – спросил Ной, глядя на ее встревоженное лицо.
– А как вы считаете? – В ее тоне проскользнули саркастические нотки. – Если ваш друг берет девятилетнего мальчика на военные учения? Дайте мне ключи от джипа.
– Мы поедем вместе.
– Довольно будет и одного человека. Дайте ключи. Ной пожал плечами и протянул ей ключи от машины. Десять минут спустя джип, расшвыривая комки грязи из-под колес, мчался в сторону озера.
* * *
Ни одной живой души… Где же они?
Кейт остановила джип и спрыгнула на землю.
– Джошуа!
Молчание было ей ответом.
Куда же они запропастились, черт бы их побрал!
– Сет!
По-прежнему ни звука в ответ.
На смену гневу пришла тревога, которая захлестнула ее, как штормовая волна. Она снова повернулась в сторону зарослей.
– Джошуа!
– Пора держать ответ! Она беспокоится, Джошуа. Нельзя прятаться от тех, кто волнуется из-за тебя.
– Привет, мам! – Джошуа появился следом за Сетом. – Я уже и сам догадался, до того, как ты сказал об этом. – Он посмотрел на Сета. – Ну и нюх у тебя! Ты был прав. Очень сильный запах…
– Не поняла, – холодно уточнила Кейт. Сет слегка поморщился:
– Это так… замечание вообще. Оно относится не к вам лично. А вообще ко всем людям.
Джошуа весело усмехнулся:
– А нас нельзя было учуять, да? Вчера мы не стали принимать душ, а сегодня утром вывалялись в пыли.
– Нет, немного мы еще пахнем, – покачал головой Сет. – Только после двух-трех дней пребывания в поле или лесу выветривается запах цивилизации.
– О чем вы говорите, не пойму? – возмутилась Кейт. – Это и есть ваши военные учения? Ничего умнее нельзя было придумать?
Улыбка сошла с лица Джошуа:
– Мама, ты что, рассердилась?
– Сразу это трудно понять, – быстро вмешался Сет. – Ты пока пройди по тропинке вперед, а я объясню твоей маме, в чем суть наших занятий.
– Мы ничего плохого не делали. Наши занятия…
– Ваши занятия связаны с войной. И ты знаешь, насколько я не люблю все, что касается…
– Мы подойдем к тебе через десять минут. К этому времени ты должен определить, чем будет пахнуть там, и перечислить все. Постарайся назвать не меньше десяти, – Сет слегка подтолкнул мальчика. – Вперед, Джошуа!
Тот улыбнулся и бросился вперед по тропинке.
Кейт почувствовала острую боль при виде убегающего от нее сына. Он так легко… забыл о ее присутствии.
– Какая жалость, что вы не застали нас на месте, – проговорил Сет. – Но вы не предупредили, что собираетесь сегодня приехать.
– До последней минуты я и сама не знала, что поеду, – ответила Кейт и тут же перешла в атаку. – А теперь объясните, что это за учения? Он еще совсем маленький мальчик. И мне не нравятся военные забавы.
– Это не военные забавы, – Сет поднял руку, не давая ей продолжить начатую было фразу. – Я не собираюсь давать ему в руки винтовку или мачете. Хотя ничуть не сомневаюсь в том, что его отец постарался бы непременно выучить сына стрелять.
– Только по мишени. И все равно мне его сильно не нравилось.
– Меня удивляет ваш жаркий протест против такого рода вещей, – улыбнулся Сет. – Ведь вы по натуре тоже боец. Это видно с первого взгляда.
– Сражаться – еще не означает пользоваться ружьями.
– Но они пока существуют в мире. Для этого достаточно просмотреть вечерние сообщения.
– Да, но мой сын живет не в гетто, где с такими вещами приходится сталкиваться каждый день. Где невозможно избежать столкновений.
– Вы правы. Он живет в замкнутом пространстве, где ничего дурного не случается. Хотя его отца убили. И он был свидетелем того, как его мать была, на волосок от гибели.
Кейт почувствовала себя так, словно ее ударили.
– Я делаю все, чтобы он был в безопасности.
Сет пожал плечами.
– Его нельзя обложить ватой и держать в уютной скорлупке. Реальный мир в любую секунду может коснуться era. He только в гетто случаются трагедии. – Выражение его лица смягчилось. – Вы же сами видели, что я учу мальчика не тем военным штучкам, которые вы знаете по телевизионным передачам. Я учу его верить тому, что он сумеет справиться с тем, что может обрушиться на него. Сейчас он испуган и встревожен. Его беспокоит мысль о том, что, если вы окажетесь в беде, он ничем не сможет помочь вам.
– Но он еще ребенок.
– С необыкновенно развитым чувством ответственности за близких и за то, что происходит с ним. Должно быть, это у него наследственное. – Сет снова немного помолчал. – Вчера вечером он плакал от горя.
Кейт насторожилась:
– И что вы сделали?
– Сделал вид, что не заметил. Ему не хотелось, чтобы я догадался об этом. Поэтому я подошел и заговорил так, словно ничего и не происходило с ним только что. – Сет покачал головой. – Я не его мать. И единственное, чем я могу ему помочь: научить, как избавиться от чувства беспомощности.
– Значит, мы должны быть вместе с ним.
– Нет, если вы хотите, чтобы он был в безопасности. Я не собираюсь возлагать вину на вас. Просто объясняю, что думаю по этому поводу. Джошуа необходимо поверить в свои силы, в способность справиться с тем, что на него обрушилось.
– Но не таким же способом. Я не могу… – Кейт замолчала, понимая, что говорит не то, что хочет. После того ночного кошмара она, похоже, действовала, следуя инстинкту. И в том, что касалось Джошуа, она не могла повести себя иначе. – Подождите. – Она некоторое время стояла молча, пытаясь собраться с мыслями. – Тогда чему же вы учите его?
– Ни о каком насилии речи нет. Я объясняю, как двигаться бесшумно, как ориентироваться в незнакомой местности, как видеть все и в то же время оставаться незамеченным.
– Тогда зачем же вы называете это военными учениями?
– Так хочется ему. Он ощущает себя, как человек, который оказался на войне.
– В самом деле? – прошептала она растерянно и испуганно.
– Что вполне естественно. И это ощущение нельзя изменить. Он умный мальчик. А потом, вы должны и сами понять, что он действительно оказался на войне. И сколько бы вы ни пытались внушить, что заботитесь о его безопасности, это не вернет ему спокойствия души. Потому что он беспокоится за вас.
– Но я должна заботиться о его безопасности. Это мое дело.
– Вы передали эти полномочия мне, – он пристально посмотрел на Кейт. – А я выполняю их в силу своих знаний, способностей и возможностей.
Кейт вдруг тяжело вздохнула:
– Быть может, вы и правы. И эти игры заставят его почувствовать себя более защищенным…
Сет улыбнулся:
– Тогда скажите Джошуа, что вы больше не сердитесь на нас. – Он протянул руку. – И если вы не против, то можете сыграть вместе с нами.
Кейт помедлила и протянула ему руку. После чего он повел ее по тропинке в ту сторону, где был Джошуа.
И она почувствовала себя точно так же, как это было давным-давно. Когда она была еще маленькой девочкой. Рука Сета была крепкой, надежной… и она почувствовала себя в полной безопасности рядом с ним. Странно, что это чувство пришло к ней рядом с тем человеком, который зарабатывает себе на жизнь… Его ремесло – смерть. Наверное, поэтому Джошуа сразу доверился ему. Но она-то уже давно не маленькая девочка. И не нуждается в ком-то, кто будет охранять ее.
Сет избавил ее от внутреннего замешательства тем, что отпустил руку.
– А вот и Джошуа, – сказал он, хотя на тропинке никого не было.
– Почему вы так решили? – спросила Кейт.
– Почувствовал его запах. Шампунь. Мыло. Они сразу выдают его. – Сет усмехнулся. – Не мыться всего лишь один день – это маловато.
– Еще чего не хватало. Я скажу Филис, чтобы второго дня не было.
– И помешаете нам.
– А вы в самом деле можете определить людей по запаху?
– Конечно. Джошуа ведь похвалил мой нюх. Чутье у меня действительно хорошо развито. Когда городской человек оказывается в лесу, от него разит ничуть не меньше, чем от паленого кустарника. Отправляясь куда-нибудь, я обычно зарываю походную одежду в землю на сутки, чтобы она как следует пропиталась ее запахом.
– Как приятно, – сказала она, поморщившись.
– Это лучше, чем быть убитым, – беспечно ответил Сет.
Интересно, на что похожа жизнь такого человека, как он? – подумала Кейт. – Смерть и отчаяние сопутствовали ему точно так же, как ее будни незаметно сменяли друг друга, не оставляя особого следа. Однако теперь ее жизнь уже не выглядела таковой, жестко поправила себя Кейт.
– Думаю, что да, – согласилась она с Сетом.
– Не сомневался, что ваш ответ будет именно такой, – опять улыбнулся ей Сет. – Постоянное ощущение того, что ты ходишь по лезвию, придает всему особенный вкус. Сознание, насколько хрупка жизнь, заставляет ценить ее еще больше. Думаю, что я умею наслаждаться каждым мгновением намного больше, чем вы или Ной.
– Когда перестаешь колотить молотком по пальцу, конечно, наступает большое облегчение и чувство радости от того что боль прекратилась. Наверное, и у вас точно так же, – сказала Кейт с иронически ласковым выражением на лице. – А еще это можно назвать мазохизмом или чем-то в этом же роде.
– Эгей! – прочистив горло, позвал Сет. – Джошуа, на помощь! Твоя мама нападает на меня!
Джошуа тотчас вынырнул из-за дуба.
– Ты все еще сердишься?
– Нет, не сержусь, – ответила Кейт. – Но я чувствую, что проголодалась. Вы захватили с собой что-нибудь поесть? Или собираетесь питаться дарами природы?
– На этот раз нет, – сказал Сет. – Рюкзак с едой я оставил неподалеку от озера. Но Джошуа еще должен отработать свой завтрак. Идет? Так чем здесь пахнет?
– Листьями. Дождевыми червями. Немножко мятой. Говном. – Он посмотрел на Кейт. – Я не ругаюсь, мама. Здесь на самом деле проходили животные. И наследили.
– А мне казалось, что я научила тебя и другим словам, которые обозначают то же самое.
Мальчик насмешливо улыбнулся:
– Сет сказал, что ты можешь очень быстро научиться ориентироваться в лесу и стать настоящим следопытом, – он живо обернулся к Сету. – Я все назвал?
– Нет, – ответил Сет. – Но для начала неплохо. А теперь сбегай к озеру и принеси рюкзак, чтобы мы могли накормить твою маму. А потом мы попробуем определить по этим кучкам, кому из животных они принадлежат.
– Здорово, – обрадовался Джошуа и стрелой понесся по тропинке к озеру.
– Присядьте, – предложил Сет, указывая на траву, что росла возле дуба. – Вы, кажется, немного устали?
– Я еще не успела устать. Мы прошли всего ничего. Не такая уж я дряхлая старушка, чтобы выбиться из сил после такой короткой прогулки.
– Ну хорошо. Тогда выразимся иначе: вы не устали, но напряженно ищете выхода. Вам надо привести в порядок свои мысли. – И он сел, вытянув ноги. – Советую вам последовать моему примеру. – Прислонившись спиной к стволу дуба, он закрыл глаза. – Никогда не надо думать, если есть возможность чувствовать.
– Благодаря чему вы и преуспели в жизни?
– Ага, – он открыл глаза. – Или это вы оскорбляете меня?
– Да, – Кейт опустилась рядом с ним. – Хотя это не имеет ни малейшего значения для вас.
Сет зевнул:
– Нет, имеет. Но я прощаю вас.
– Благодарю. – Она помолчала. – А разве это безопасно отпускать Джошуа одного?
– Да.
– Будь здесь кто-то посторонний, вы бы унюхали его?
– Или услышал.
– Даже Ишмару? – передернула плечами Кейт. – Ведь он воображает себя воином, какими были индейцы древности.
– И не настолько уж преуспел в этом. Он декоративный индеец. И вылепил сам себя по одному из образцов, что выставляются в витринах дешевых магазинчиков для заезжих туристов. От него за версту разит наивностью, пошлым лосьоном для бритья, кунжутовыми зернами и прочими прелестями.
– Вы так серьезно говорите о столь незначительных деталях?
– Когда вы имеете дело с таким опасным противником, как Ишмару, надо помнить про каждую мелочь, – иначе можно поплатиться головой.
– Как я погляжу, вы постарались ничего не упустить, – кивнула Кейт. – А что вы скажете обо мне? Чем я «воняю», – как хотел выразиться мой сын, – но из вежливости выбрал другое слово?
– В первый раз, когда мы встретились, от вас пахло травяным шампунем. Кажется, он называется «Кассис». Наверное, вы забыли его дома и не смогли купить по дороге, потому что сегодня утром вымыли голову «Преллем». Духами вы не пользуетесь, но зато слегка припудриваетесь пудрой «Опиум». – Он улыбнулся. – Очень приятный запах: чистоты и свежести.
– Спасибо, – растерянно отозвалась Кейт. – Не сомневаюсь, что вы даже знаете, какой пастой я чищу зубы.
– «Колгейт».
Она засмеялась:
– Мне кажется, что я бы не вынесла, будь у меня такой же острый нюх. Не все запахи приятны и доставляют удовольствие.
Его улыбка тоже сошла с лица.
– Да, некоторые вызывают отвращение. – Он снова закрыл глаза. – Поэтому, когда заканчиваешь дело, стараешься выбросить их навсегда из памяти.
Кейт поняла, что он говорил о чем-то своем. Видимо, Сет противостоял тому, что привносит в жизнь «дурной запах».
– У Джошуа есть собака? – вдруг спросил он. Неожиданный переход сбил Кейт с толку:
– Нет.
– А хотите завести? Я собирался отдать своего щенка Ною, но тот слишком занят, чтобы заботиться о нем.
– Ваш щенок?
– Я подобрал его в Колумбии. И сейчас он проходит карантин.
Воспоминание о неприятном запахе вывели Сета на разговор о щенке. Кейт почувствовала прилив любопытства, но подавила в себе желание расспросить его обо всем подробнее. Это не ее дело. Хоть Сет и вел себя очень просто, она нисколько не сомневалась, что это только видимость. Он из тех, кто никогда не открывает душу нараспашку, и не похоже, чтобы он любил откровенничать.
– Может, вернемся к этому разговору спустя какое-то время?
– Хорошо. Я нисколько не сомневался, что вы сразу не станете соглашаться. Вы очень осторожны.
– Осторожность – не самое худшее качество в мире.
– Нет. Я вполне согласен с вами. Точно так же, как я «чувство ответственности», «долг» и «обязанность». – Он опять зевнул. – На чем совершенно свихнулся Ной. Ему не помешало бы толики легкомыслия.
– Если вы ждете, что я начну спорить с вами, то будете разочарованы. На сегодня я наметила отдохнуть как следует, успокоиться и привести свои мысли в порядок. Для того и приехала сюда.
– Тогда прислонитесь к дубу и насладитесь отдыхом, вместо того, чтобы сидеть как игрок в покер.
Кейт поколебалась немного, но затем последовала его совету. Сквозь легкую куртку она чувствовала грубую кору дерева. Расслабиться ей удавалось почти так же, как если бы ее тело связали проволокой. Краем глаза она посмотрела на Сета. Лучи солнца, прорвавшиеся сквозь крону деревьев, солнечными зайчиками играли в его темно-каштановых волосах. Он закрыл глаза, и чувствовалось, что мускулистое тело полностью отдыхало от напряжения. Не хватало только рыбачьей шляпы, которая завершила бы сходство с одной из картин Рокуэлла Кента, которую Кейт видела девочкой.
Но она давно уже не ребенок. А Сет – настоящий мужчина. И ее скованность и напряженность объясняются очень просто. Это нормальная реакция на такого яркого представителя мужского пола, вдруг с удивлением осознала она. Сексуальная волна, окатившая ее – горячая, сильная острая, оказалась столь же откровенной, как у животных. С чего бы его? Ну конечно! Вот что значит оказаться в лесу и услышать зов природы.
– Джошуа говорил мне, что вы отлично подаете мяч, – пробормотал Сет.
– Да.
– Вы играли с детства?
– Девочек не принимали тогда в команду. Но мой отец играл со мной. А вы играли в мяч?
– Немного. Я жил в городе Сандлот, штат Нью-Йорк. А потом в Нью-Джерси. Но в отличие от вас я лучше принимаю. Мне почему-то всегда казалось, что вратари напоминают чем-то гладиаторов. Эта мысль меня воодушевляла.
И тут Кейт поняла, что начала успокаиваться. Теплые солнечные лучи падали ей на лицо. Она чувствовала запах,. травы и земли, запах, исходивший от Сета. И нельзя сказать, что он был ей неприятен. Он сливался с теми запахами, что нахлынули на нее со всех сторон.
– Вот так, – удовлетворенно проговорил Сет. – Вам ведь нравится лес, не так ли?
– Вы чуете и это тоже? За домом, где я жила, рос лес. И мы с отцом каждую субботу надолго отправлялись туда. Но тот лес был другой. Там не было холмов.
– Так вы выросли в Оклахоме?
Она кивнула:
– В пятидесяти милях от Дандриджа. Он был врачом-терапевтом.
– А чем занималась ваша мать?
– Она умерла, когда мне было четыре года. Так что я выросла с отцом.
– Вы с ними хорошо ладили?
– Более чем. – И просто добавила:
– Он был мне самым лучшим другом.
– Вы до сих пор тоскуете по нему?
– Вспоминаю каждый день.
Сет не стал продолжать расспросы. Слава Богу, он не относился к тому числу людей, которые считают, что проявляют внимание и симпатию, выпытывая нечто сокровенное о вас.
– Он был прекрасный врач и необыкновенный человек. Мне повезло с отцом.
– Он похож на Ноя.
Кейт удивилась и растерялась от неожиданности. До сих пор она и сама не догадывалась о том, насколько Ной напоминает ей отца. У него было такое же чувство ответственности и преданности своему делу.
«Сделай это ради Джошуа. Не надо распинать меня. Я не люблю жертвоприношения».
Надо оттеснить эту мысль куда-нибудь поглубже, тотчас спохватилась Кейт. Она была большим мастером подавлять ненужные мысли и эмоции. Собственно, это умение и позволяло ей выжить.
– Ной говорил вам о том, что он был на грани смерти?
– Да. Три года назад.
На тропинке показался Джошуа с рюкзаком за плечами. Он помахал ей рукой.
Кейт махнула ему в ответ, с удовлетворением глядя на сына. Болезненные воспоминания об отце отошли в сторону. И самое главное, сексуальная притягательность Сета тоже исчезла. Слава Богу, что Сет ничего не заметил. Хотя он не из тех, кто упускает что-то из внимания. Но на этот раз, кажется, волноваться не о чем. Сейчас она чувствовала себя намного лучше. Светило солнце. И бояться, что сегодня может что-то произойти, было бы глупо.
– Надо ловить момент, – проговорил Сет.
Кейт повернулась и посмотрела на его расслабленную фигуру. Он продолжал лежать, как лежал. Но взгляд его был проницательным и понимающим.
– Вам с Ноем надо научиться этому. Нельзя позволять, чтобы жизнь придавливала своей тяжестью. – Он улыбнулся веселой, по-настоящему красивой улыбкой. – Никогда не бывает так, чтобы все шло плохо, если умеете ловить момент. Наслаждайтесь им, Кейт.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - После полуночи - Джоансен Айрис

Разделы:
Пролог1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.

Ваши комментарии
к роману После полуночи - Джоансен Айрис



Сильная героиня, только сомнительно, что она была бы с героем, если бы его друг не погиб. Тот подходил ей больше. Поэтому очень сомневаюсь в ее любви. А так и сюжет захватывает, и персонажи все понравились, хотя насилия многовато: 6/10.
После полуночи - Джоансен Айрисязвочка
17.10.2012, 10.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100